регистрация / вход

Индивидуальный предприниматель как субъект Гражданского права

Федеральное агентство по образованию Министерства образования и науки РФ Новосибирский государственный университет Юридический факультет ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ КАК

Федеральное агентство по образованию

Министерства образования и науки РФ

Новосибирский государственный университет

Юридический факультет

ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ КАК

СУБЪЕКТ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

(курсовая работа)

выполнил: студентка группы 5920

Вернадубова Е.И.

проверил:

профессор, д.ю.н.

Цихоцкий А.В.

Оценка__________________

г. Новосибирск – 2007г.

СОДЕРЖАНИЕ

стр.

Введение 3

1. Теоретико-методологические основы исследования субъекта права 5

1.1 Ретроспективный анализ литературы 5

1.2. Общие теоретические сведения о субъекте гражданского права 7

2. Индивидуальный предприниматель как субъект гражданского права 17

2.1. Понятие индивидуального предпринимателя 17

2.2. Возникновение и сущность правового статуса индивидуального

предпринимателя 19

2.3. Прекращение правового статуса индивидуального предпринимателя 27

3. Глава крестьянского (фермерского) хозяйства как субъект гражданского

права 32

4. Судебная практика по делам, связанным с участием индивидуальных

Предпринимателей 37

Заключение 45

Библиографический список 47

ВВЕДЕНИЕ

В настоящее время происходит широкое развитие рыночных отношений, все большее внедрение их в различные сферы жизнедеятельности общества. Рыночная экономика обусловила появление новых социальных связей, требующих правового регулирования. В качестве регулятора этих общественных связей выступает гражданское право.

Таким образом, данные социальные связи являются гражданско-правовыми отношениями. Как известно любые правовые отношения состоят из элементов, в качестве которых выступают субъекты и объекты правоотношений и содержание правоотношения как совокупность субъективных прав и юридических обязанностей, которые принадлежат данным субъектам. Соответственно качественно новые правоотношения могут создаваться между уже существующими в праве категориями субъектов, а равно могут обуславливать появление новых.

Иными словами, на наш взгляд, развитие рыночной экономики приводит к появлению таких гражданско-правовых отношений, которые создают новую категорию субъектов гражданского права - индивидуальных предпринимателей.

Проблемы формирования и развития правового статуса индивидуального предпринимателя достаточно широко обсуждаются в современной литературе, высказываются различные точки зрения по вопросу о возможности позиционировать его как самостоятельный субъект гражданского права. Таковы по содержанию работы С.Григоренко, Е. Никитина, В.В. Лаптева, С.И. Архипова, Д.В. Пяткова, С.Э. Жилинского и многих других. Однако доктрина не сформировала единую точку зрения на этот счет. В настоящее время вопрос правосубъектности индивидуального предпринимателя остается открытым и сохраняет свою актуальность.

Новизна предлагаемого нами исследования состоит в том, что на основе анализа существующих в доктрине взглядов, а также норм действующего законодательства мы попытаемся сформулировать ответ на открытый в науке вопрос о правовом статусе индивидуального предпринимателя как субъекта гражданского права.

В процессе изучения данного вопроса, применяя логические методы, такие как анализ, синтез, сравнение, а также путем изучения явления в рамках исторических условий его развития мы придем к решению поставленного перед нами вопроса.

Глава 1.

ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

СУБЪЕКТА ПРАВА

1.1. Ретроспективный анализ литературы

Вопросами, связанными с проблематикой субъекта права посвящено огромное количество работ цивилистов дореволюционного, советского, постсоветского и современного периода. Проблема существования субъекта и объекта находилась и продолжает находиться в центре внимания не только цивилистики, но и философии[1] .

Среди выдающихся работ дореволюционного периода, посвященных вопросам субъекта гражданского права, затрагивающих проблемы формирования субъекта торгового права выделяются работы классика российской цивилистики Шершеневича Г.Ф. В своих работах он закладывает основы рассмотрения проблемы физического лица как субъекта гражданского права, указывает на проблемные вопросы возникновения и прекращения правосубъектности физического лица[2] . Шершеневич вводит понятие «купец», которое, на наш взгляд, является прообразом понятия «индивидуальный предприниматель». Купцом признается тот, кто занимается производством торговых сделок в виде промысла от своего имени[3] . Можно также отметить работы Виндшейда, Р.Иеринга. В своих работах они рассматривали основания для классификации субъектов гражданского права. Виндшейд при этом выделял две категории субъектов: естественный (человек) и «искусственно создаваемое» (фиктивное лицо)[4] . Иеринг выделял большее количество субъектов, в качестве которых выступали: индивиды, государство, церковь, союзы, общество[5] . Таким образом, дискуссии велись относительно философских аспектов происхождения различных групп субъектов, их внутренней сущности.

Однако ни один исследователь не отмечает возможность физического лица выступать в гражданских правоотношениях в качестве различных самостоятельных субъектов. Однако предпосылки для этого, ввиду определения Шершеневичем понятия купец, существовали.

Среди выдающихся цивилистов советского периода можно выделить Иоффе О.С., Братуся С.Н. В своих работах данные исследователи провели огромную теоретическую работу по выявлению и закреплению основ изучения гражданско-правового статуса физических и юридических лиц, как субъектов гражданского права. Тем не менее в советской литературе, даже 70-х годов, мы не находим упоминания об индивидуальном предпринимателе, как о субъекте гражданского права, поскольку с гражданской правоспособностью советского гражданина несовместима деятельность, направленная на извлечения нетрудовых доходов (спекуляция, эксплуатация чужого труда и.т.д)[6] . В советской литературе четко выделялись две группы субъектов гражданского права: физические и юридические лица.

Проблемы гражданско-правового статуса индивидуального предпринимателя в современной литературе начали активно обсуждаться с середины 90-х годов, что было обусловлено переходом к рыночной экономике, появлением новых видов общественных отношений, что не могло не найти свое отражение в научной мысли. Принятие в 1994 году Гражданского Кодекса РФ существенно изменило правовой статус некоторых категорий субъектов, к примеру, крестьянского (фермерского) хозяйства.

Проблемы формирования и развития правового статуса индивидуального предпринимателя нашли отражение в работах С.Григоренко, Е. Никитина, В.В. Лаптева, С.И. Архипова, Д.В. Пяткова, С.Э. Жилинского и многих других. Среди них, однако, нет единого мнения о том, возможно ли выделение индивидуального предпринимателя в качестве отдельного субъекта гражданского права или нет. Одни считают, что это нецелесообразно, ввиду того, что право заниматься предпринимательской деятельности является составляющим элементом общей правоспособности физических лиц[7] . Другие рассматривают право заниматься предпринимательской деятельностью в рамках общей правоспособности как инородное тело, предлагая осуществлять исследования предпринимательской праводееспособности как отдельного явления в рамках самостоятельной отрасли предпринимательского права[8] .

Несмотря на существующие в доктрине оживленные дискуссии единой точки зрения ни в науке, ни в действующем законодательстве до сих пор нет.

1.2. Общие теоретические сведения о субъекте гражданского права.

Традиционно в юридической литературе при рассмотрении проблематики субъекта права рассуждения строятся следующим образом. Первоначально определяется понятие субъекта права, классификация, ввиду того, что каждый из видов имеет свой правовой режим, момент возникновения субъекта затем его признаки и момент окончания существования. Подходить к изучению данного вопроса с этих позиций представляется наиболее целесообразным.

Под субъектом права принято понимать участника правоотношений, наделенного комплексом прав и обязанностей. Приведенное определение представляет собой самое обычное обозначение субъекта в литературе. Шершеневич Г.Ф. указывает на то, что субъектом права может быть лицо, способное вступать в юридические отношения, т.е. иметь право собственности, приобретать право требования, обязываться к известным действиям. При этом он определяет понятия правоспособности и дееспособности лица. Под правоспособностью понимается способность иметь и приобретать права, способность же самостоятельно устанавливать отношения посредством юридических действий называется дееспособностью[9] .

Алексеев С.С. определяет субъект права как индивид или организацию, которые в соответствии с нормами права наделены комплексом прав и обязанностей[10] . В данном определении конкретизируется источник прав и обязанностей субъекта права, в качестве которого выступает норма права, и указываются в некотором роде виды субъектов: индивид и организация.

В литературе представлены различные классификации субъектов права. Наиболее часто используется деление субъектов права на физических лиц (индивидов, людей) и юридических лиц. В связи с данной классификацией важно обратить внимание на те основания, на которых она покоится. Данный вопрос достаточно широко изучен как в дореволюционной, советской, так и в современной литературе. Наиболее показательна в этом отношении позиция Виндшейда, который полагал, что «естественный и ближайший юридический субъект есть человек; ибо главнейшая задача юридического порядка состоит в проведении границ между сферами господства отдельных сталкивающихся человеческих индивидов»[11] . Второй субъект – это «искусственно создаваемое лицо», которое, на его взгляд, носит неудачное название юридического лица (лучшее название, по мнению Виндшейда, - фиктивное лицо, худшее – моральное лицо, а также мистическое лицо)[12] .

Для Виндшейда, как и для многих других правоведов, физическое лицо в праве – это не абстракция, а вполне конкретное материальное, «естественное» лицо, которому противостоит искусственное, вымышленное, воображаемое лицо – юридическое лицо. При этом он игнорирует то обстоятельство, что один субъект (физическое лицо) является воплощением, частью материального мира, другое лицо (юридическое) – продукт сознания, духа. Оба данных субъекта оказываются в одной конструкции и сосуществуют в ней. Таким образом, главным основанием классификации субъектов права на физических и юридических лиц, по Виндшейду, является их естественный или искусственный (рациональный) характер, их естественная или искусственная природа.

В российской же юриспруденции того же периода (XIX– начало XX в.) формируется и набирает значительное число сторонников позиция, согласно которой человек как субъект права и действительное «живое» лицо не одно и то же. Так, к примеру, Е.Н. Трубецкой, соглашаясь в принципе с делением субъектов права на физических и юридических лиц, отрицал, сформулированный Виндшейдом и другими авторами критерий естественной – искусственной природы субъектов права, предлагая взамен иной (который условно можно назвать «индивидуально-коллективный») критерий деления субъектов права[13] . В соответствии с этим критерием физические лица оказались в одной группе в силу того, что они признаются единичными (индивидуальными) субъектами, а юридические лица – в другой группе по причине того, что они признаются коллективными субъектами.

Помимо рассмотренных выше оснований для классификации субъектов права можно выделить основание, предложенное И. А. Покровским.

Важным моментом для установления оснований его классификации субъектов права представляется определение им юридического лица как производной личности. Он считает, что в юридических лицах индивидуальная личность находит себе естественное продолжение и восполнение: «… юридическое лицо есть ничто иное, как продолжение и произведение индивидуальных личностей, и уважение к этим последним требует признания того, что составляет их юридическую эманацию»[14] . Юридическое лицо имеет такую же природу, как и другой субъект права – физическое лицо; оно не является фикцией и не является физической реальностью. Оно, как и индивидуальный субъект права, является реальностью юридической, образует новый юридический центр, обособленный от отдельных правовых личностей, создавших его. Сам И.А. Покровский однозначно не определяет тех критериев, которыми он руководствовался при разграничении физических и юридических лиц в качестве субъектов права, но в любом случае, можно отметить, что одним из значимых для него моментов противоположения физического лица, человека как субъекта права – юридическому лицу – это момент производности, обусловленности юридического лица от человека.

Одним из весьма распространенных критериев, которым руководствуются представители многих направлений, течений в теории правосубъектности, является критерий деления физических и юридических лиц по количеству, числу, образующих правовую личность особей (по людскому субстрату)[15] . По существу это, тот же естественный критерий, предлагаемый авторами теории фикций, но представленный в количественном плане. Однако уже в российском дореволюционном праве признавалась возможность существования «коллективного субстрата» в рамках одного физического лица. Итак, с одной стороны мы имеем целую разновидность юридических лиц, состоящих из одного лица, а с другой стороны целую группу физических лиц, заключающих в себе «коллективный субстрат». Если строго руководствоваться вышеназванным критерием, то компании, корпорации одного лица следует считать физическими лицами, а малолетних вместе с их родителями, усыновителями, опекунами следует считать юридическими лицами.

Существуют и иные критерии классификации субъектов права, не связанные с выделением лишь физических и юридических лиц. Так, Р. Иеринг выделял пять субъектов права: индивиды, государство, церковь, союзы, общество. В качестве основания он определил для себя целевой критерий: «Они суть целевые центры всего права»[16] .

В советском земельном и колхозном праве в качестве особого субъекта права выделялся колхозный двор, создание которого рассматривалось, как создание юридического лица. В настоящее время Гражданским кодексом Российской Федерации закреплено положение, согласно которому крестьянское (фермерское) хозяйство может осуществлять деятельность без образования юридического лица, при этом глава хозяйства признается предпринимателем с момента государственной регистрации крестьянского (фермерского) хозяйства.

Существует точка зрения о том, что стремление расширить круг субъектов права за счет наделения статусом самостоятельного субъекта государственных служащих, депутатов, индивидуальных предпринимателей, глав крестьянских (фермерских) хозяйств, студентов, учащихся, членов трудовых коллективов, иностранцев, лиц без гражданства и.т.д. приводит к тому, что правовая личность оказывается разорванной отраслевыми науками и отраслевым законодательством на части. В этом смысле правовое отчуждение личности уже не только охватывает ее связи, отношения с государством, с властью, но и распространяется на саму личность, грозит ее целостности[17] . В дальнейшем мы вернемся к обсуждению данной точки зрения.

Возвращаясь к классификации субъектов права, резюмируя все вышеизложенное, следует привести утверждение Архипова о том, что правовые субъекты делятся на физических и юридических лиц не по плоти, не по коллективному или индивидуальному субстрату и тому подобным основаниям. Так называемым субстратом, который действительно делят юристы, является правовая личность человека. От этой личности отсекается все «частное», «индивидуальное», особое и упаковывается в форму так называемого физического лица и все общее, помещаемое в конструкцию юридического лица, включая его особые разновидности – государство, иные публично-правовые лица. Делятся разные стороны, аспекты одного общего правового целого[18] . Данная точка зрения является воплощением идеи «персоноцентризма», где главенствующую, центральную роль в общественных отношениях играет именно правовая личность человека.

Итак, в соответствии с определенным нами выше планом рассмотрения проблематики субъекта права, перейдем к моменту возникновения различных видов субъектов.

Исходным моментом, с которого начинается существование правового лица, традиционно признается момент рождения человека. Тем не менее следует признать, что правоспособность возникает не ранее, как с момента появления на свет живого существа. Рождение составляет настолько необходимое условие для правоспособности, что появление мертвого ребенка лишено юридического значения, и зародыш рассматривается как бы никогда не существовавшим[19] . В литературе данный вопрос обсуждался довольно активно. Считать ли началом физической личности момент рождения младенца или относить начало личности к моменту зачатия. Надо учитывать, что ребенок может родиться мертвым; если начало физической личности относить к моменту зачатия, то, например, порядок наследования может определиться совершенно иначе, нежели в том случае, когда началом физической личности признавать момент рождения. Актом рождения человек вступает в общество людей; этот акт и необходимо признавать началом правоспособности. Таким образом, мы определили, что правоспособность физического лица возникает в момент фактического рождения живого человека.

Момент возникновения юридического лица, как субъекта права прямо определен в законе. Правоспособность юридического лица возникает в момент его создания и прекращается в момент внесения записи о его исключении из единого государственного реестра юридических лиц[20] . При этом юридическое лицо считается созданным со дня внесения соответствующей записи в единый государственный реестр юридических лиц[21] . Следует отметить так же, что для юридического лица, в отличие от физического правоспособность и дееспособность возникают одновременно, с момента государственной регистрации юридического лица. Тогда как для физических лиц правоспособность и дееспособность возникают в различные периоды времени. В соответствие с законодательством, по общему правилу, полная дееспособность наступает в полном объеме по достижению восемнадцатилетнего возраста.

Субъект права наделяется определенными юридическими свойствами, среди которых принято выделять такие свойства как правоспособность и дееспособность. Следует сказать, что в литературе встречаются суждения о том, что к данным свойствам могут быть отнесены и такие свойства, как сделкоспособность и деликтоспособность. Однако на наш взгляд выделение этих свойств в отдельную группу не целесообразно, поскольку они вполне охватываются правоспособностью. Выше мы уже некоторым образом затрагивали определение данных свойств субъекта.

Важно отметить, что способность юридического лица иметь права и нести обязанности предусматривается двух видов: общая и специальная. В рамках общей правоспособности юридическое лицо может иметь права и нести обязанности, которые соответствуют целям юридического лица; коммерческие организации могут совершать любые действия, любые сделки за исключением тех, которые прямо запрещены законом. Специальная правоспособность характеризует ограниченность юридического лица для участия в гражданском обороте. В рамках специальной правоспособности юридическое лицо может совершать только те сделки, которые предусмотрены его учредительными документами. В свою очередь правоспособность физических лиц таких границ не имеет. Говоря иными словами, правоспособность физических лиц это своего рода юридическая потенция т.е. предусмотренная законом возможность иметь права и возможность нести обязанности. Дееспособность же гражданина предопределяется зрелостью его воли, которая напрямую поставлена в зависимость от возраста, по достижению которого лицо приобретает способность своими действиями приобретать и осуществлять для себя права, создавать и исполнять обязанности. Что же касается юридических лиц, то, как мы уже ранее отмечали, оба эти свойства возникают одновременно и поставлены в зависимость от целей осуществляемой ими деятельности.

Юридическая наука выработала собственные критерии определения субъекта права, к числу которых, во-первых, относится признак обособленности лица от других, его автономности, во-вторых, опознаваемость, индивидуализация, в-третьих, волеспособность. Четвертый признак субъекта права, проявление себя вовне в качестве участника правовых отношений, правовой коммуникации, предполагает признание лица стороной правовых отношений. Пятый признак предполагает выражение отношения к лицу как важнейшей социально правовой ценности[22] .

Если момент рождения человека знаменует собой появление правовой личности, то смерть человека, как обычно принято считать, прекращает существование правовой личности. При этом прекращение правовой личности человека и прекращение правоспособности обычно рассматриваются в качестве тождественных понятий. Архипов С.И. по этому поводу отмечает, что правоспособность как возможность лица быть субъектом права действительно прекращается со смертью человека, но лишь на будущее, как способность принимать правовые решения, совершать правовые поступки в будущем. Что касается выраженной до момента смерти человека правовой воли, то она сохраняет связь с системой правопорядка, поддерживается и обеспечивается ею[23] . Действительно с этим можно согласиться, поскольку об этом может свидетельствовать, к примеру, институт наследования по завещанию. Таким образом, выделяются различные взгляды на момент прекращения существования субъекта права физического лица. При этом законом установлено, что правоспособность гражданина прекращается смертью[24] . Вместе с тем защита чести и достоинства гражданина допускается по требованию заинтересованных лиц и после его смерти[25] . Соответственно такой гражданин продолжает обладать правом на защиту нематериальных благ: чести и достоинства.

Правоспособность юридического лица, как отмечалось ранее, прекращается с момента внесения записи о его исключении из единого государственного реестра юридических лиц.

Подведем некоторые итоги вышеизложенных рассуждений.

Субъектом права является индивид или организация, обладающие закрепленным в законе комплексом прав и обязанностей и способные вступать в правовые отношения.

Наиболее часто используется деление субъектов права на физических лиц (индивидов, людей) и юридических лиц. При этом выделяют следующие критерии деления:

- естественный или искусственный (рациональный) характер, их естественная или искусственная природа;

- «индивидуально-коллективный» критерий деления субъектов права;

- критерий первичности и производности;

- критерий деления физических и юридических лиц по количеству, числу, образующих правовую личность особей (по людскому субстрату).

При этом выделение иных субъектов права помимо юридического и физического лица отмечается как нецелесообразное, приводящее к тому, что правовая личность оказывается разорванной на части отраслевым законодательством.

При этом нам представляется наиболее целесообразным выделять физических и юридических лиц в зависимости от их естественного или искусственного характера. Граждане (физические лица) являются естественными субъектами права, они возникли и существуют независимо от принадлежности к определенным формам политических обществ. В противовес этой категории субъектов выступают юридические лица (организации), которые представляют собой искусственные субъекты и могут существовать только там, где существует право. Это подтверждается также и моментом возникновения этих двух категорий субъектов и моментом прекращения их правоспособности.

Субъект права имеет свои юридические свойства и признаки. Важнейшими свойствами субъекта права выступают правоспособность и дееспособность.

В подтверждение вышеуказанных аргументов следует еще раз отметить, что прекращение существования субъекта физического лица связано с естественными природными процессами, момент прекращения юридического лица регламентируется правом.

Таким образом, на данном этапе мы пришли к выводу, что в праве выделяются естественные и искусственные субъекты физические и юридические лица соответственно.

Глава 2.

ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ КАК СУБЪЕКТ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

2.1. Понятие индивидуального предпринимателя

Исходя из обозначенной выше системы изучения субъекта гражданского права, рассмотрение вопроса об индивидуальном предпринимателе как субъекте гражданского права следует начать с определения данного понятия.

Индивидуальными предпринимателями являются граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность и зарегистрированные в установленном порядке.

Данилина И.Е. дает более широкое определение индивидуального предпринимателя, под которым понимается дееспособный гражданин, самостоятельно на свой страх и риск и под свою личную имущественную ответственность осуществляющий предпринимательскую деятельность и зарегистрированный для этих целей в установленном порядке[26] . Данное определение тесным образом связано с определением предпринимательской деятельности, содержащимся в статье 2 Гражданского кодекса РФ[27] .

Обращаясь к более ранним источникам, можно заключить, что одним из наиболее широких определений было определение, содержащееся в Законе РСФСР о предприятиях и предпринимательской деятельности от 25 декабря 1990г. Индивидуальными предпринимателями были признаны ведущие такую деятельность граждане РФ, иностранные граждане, а также лица без гражданства. Они действуют, используя имущество, принадлежащее им на праве собственности или на праве хозяйственного ведения (в то время допускалось использование права хозяйственного ведения в отношении имущества не только предприятий, но и граждан). Директор предприятия трактовался в рассматриваемом законе не как предприниматель, а как должностное лицо, возглавляющее предприятие.

В современной литературе при определении понятия индивидуальный предприниматель указывается, что для его раскрытия необходимо уяснить суть понятия «субъект гражданского права». Данный вопрос был затронут нами в предыдущих рассуждениях. При этом индивидуальный предприниматель определяется как субъект предпринимательства. Изучение субъекта предпринимательской деятельности предполагает предварительное познание статуса субъекта гражданского права, правовой режим которого полностью распространяется и на субъекта предпринимательской деятельности. Другими словами прежде, чем стать субъектом предпринимательской деятельности, лицо является субъектом гражданского права. Жилинский С.Э. под субъектом предпринимательской деятельности, которым является индивидуальный предприниматель, понимает такой субъект гражданского права, который на свой риск осуществляет самостоятельную деятельность, направленную на систематическое извлечение прибыли от пользования имуществом, продажи товара, выполнения работ или оказания услуг, и который зарегистрирован в этом качестве в установленном законом порядке[28] .

ГК конкретного определения индивидуального предпринимателя не дает, ограничиваясь определением предпринимательской деятельности. Таким образом, существующие в доктрине определения, так или иначе, связаны с определением именно данного рода деятельности.

На наш взгляд целесообразно было бы ввести в ГК статью, содержащую если не определение индивидуального предпринимателя, то, по меньшей мере, его признаки, подобно статье 48 ГК РФ, в которой отражены признаки юридического лица.

Индивидуальный предприниматель – это физическое лицо, обладающее правовым статусом индивидуального предпринимателя в соответствии с государственной регистрацией в данном качестве, осуществляющее предпринимательскую деятельность и обладающее комплексом прав и обязанностей, обусловленных спецификой деятельности, способное быть истцом и ответчиком в суде.

2.2. Возникновение и сущность правового статуса индивидуального предпринимателя

Отправной точкой, с которой начинается деятельность индивидуального предпринимателя принято считать момент государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

Процедура государственной регистрации индивидуального предпринимателя как субъекта предпринимательской деятельности, который, как мы выше установили, прежде всего, является субъектом гражданского права, имеет конститутивное значение[29] . Иными словами статус индивидуального предпринимателя возникает лишь после регистрации. Однако конститутивность регистрации была несколько поколеблена с принятием первой части ГК, согласно п.4 ст.23 которого индивидуальный предприниматель не вправе ссылаться в отношении заключенных им сделок на то, что он не является предпринимателем, поскольку он не прошел государственной регистрации. Суд может применить к таким сделкам правила об обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности[30] .

В настоящее время федеральное законодательство о государственной регистрации состоит из Гражданского кодекса РФ, Федерального закона от 8 августа 2001 года № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» и издаваемых в соответствии с ними иных нормативных правовых актов РФ. Субъекты Федерации не вправе принимать правовые акты в целях регулирования отношений, связанных с государственной регистрацией.

В соответствии с вышеизложенным законодательством государственную регистрацию индивидуальных предпринимателей осуществляет Федеральная налоговая служба РФ и ее территориальные органы. Регистрация осуществляется в срок не более чем пять рабочих дней со дня предоставления документов в регистрирующий орган[31] . Государственная регистрация индивидуального предпринимателя осуществляется по месту его жительства. В настоящее время основным фактором, позволяющим установить место жительства гражданина в целях государственной регистрации, является формальный признак – регистрация гражданина по месту жительства (регистрация по месту пребывания в этом смысле значения не имеет). Обратим внимание, что закон не связывает акт государственной регистрации индивидуального предпринимателя с местом, где фактически будет осуществляться предпринимательская деятельность. Поэтому, если гражданин имеет место жительства в одном населенном пункте, а предпринимательскую деятельность предполагает вести в другом, он подлежит государственной регистрации по месту жительства, а не по месту возможного осуществления предпринимательской деятельности.

При государственной регистрации индивидуального предпринимателя заявителем может быть только физическое лицо, обращающееся за государственной регистрацией или зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя. Иными словами гражданин не вправе уполномочить иное лицо представить от своего имени в регистрирующий орган необходимые для государственной регистрации документы.

Перечень документов, предоставляемых в регистрирующий орган при государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя, предусмотрен частью 1 статьи 22.1 ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

После принятия регистрирующим органом решения о государственной регистрации и не позднее одного рабочего дня с момента внесения соответствующей записи в государственный реестр заявителю выдается свидетельство, подтверждающее факт внесения записи в государственный реестр.

Более подробно останавливаться на процедуре государственной регистрации индивидуального предпринимателя не представляется целесообразным при изучении его правового статуса, как субъекта гражданского права.

Достаточно заключить, что как таковая правоспособность индивидуального предпринимателя начинается с момента государственной регистрации физического лица в этом качестве. Выше мы уже рассматривали вопрос о моменте возникновения правоспособности юридического лица и заключили, что она возникает также с момента государственной регистрации, в то время как правоспособность физического лица, как субъекта гражданского права возникает с момента рождения живого человека. Однако исходя из смысла рассмотренного нами ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» индивидуальный предприниматель это, прежде всего, физическое лицо. В доктрине широко рассматривается вопрос, связанный с двойственностью правового статуса индивидуального предпринимателя, проблемой проведения ватерпасной линии. Такая двойственность правового статуса индивидуального предпринимателя создает сложности при его анализе. Это связано и с закреплением в ГК РФ нормы о том, что к предпринимательской деятельности граждан, осуществляемой без образования юридического лица, применяются правила, которые регулируют деятельность коммерческих организаций[32] . Указанная двойственность наблюдается практически во всех аспектах гражданско-правового статуса индивидуального предпринимателя. Таким образом, мы можем наблюдать некий «законодательный парадокс». По существу закон устанавливает, что индивидуальный предприниматель это, прежде всего, физическое лицо, что подтверждается и положениями Конституции РФ, которая закрепляет право каждого заниматься предпринимательской деятельностью[33] . Однако с другой стороны ГК закрепляет норму, что к деятельности индивидуальных предпринимателей применяются правила регулирующие деятельность юридических лиц. К тому же, по определенной нами выше классификации субъектов гражданского права, физические лица являются субъектами естественными, которые возникли и существуют независимо от их принадлежности к определенным формам политических обществ, а юридические лица это субъекты искусственные, которые создаются и функционируют только там, где есть право. Это обусловлено тем, что правоспособность юридического лица возникает с момента государственной регистрации, которая предусмотрена законом. Возникновение правоспособности индивидуального предпринимателя также связывается с процедурой государственной регистрации, прописанной в законе. Из чего можно сделать вывод, что индивидуального предпринимателя также следует отнести к категории искусственного субъекта. Однако такое отнесение противоречит выводу о том, что индивидуальный предприниматель это, прежде всего, физическое лицо. Таким образом, мы сталкиваемся с невозможностью отнесения индивидуального предпринимателя к какой либо из двух, определенных в предыдущих рассуждениях, групп: физических и юридических лиц. Закономерно встает вопрос о рассмотрении его как самостоятельного вида субъекта гражданского права, вобравшего в себя различные свойства и признаки двух основных групп.

В литературе по данному вопросу встречаются неоднозначные точки зрения. К примеру, Архипов С.И., рассматривая вопрос о правовой личности, считает не целесообразным выделять индивидуального предпринимателя в качестве самостоятельного субъекта. «Ни государственные служащие, ни индивидуальные предприниматели, главы крестьянского (фермерского) хозяйства, агенты государства или других лиц, ни граждане или иностранцы, лица без гражданства не являются, на наш взгляд, самостоятельными субъектами права»[34] . Факт юридической регистрации лица в качестве индивидуального предпринимателя или главы крестьянского (фермерского) хозяйства, хотя и является юридически значимым, но, по мнению Архипова не создает нового субъекта права. Главное значение регистрации сводится к установлению момента наступления дееспособности человека в плане возможности осуществления им предпринимательской деятельности, участия в предпринимательских отношениях. Само по себе наступление определенного возраста не является достаточным условием для занятия лицом предпринимательской деятельностью. Архипов призывает рассматривать индивидуального предпринимателя не как самостоятельный субъект, а лишь как новое качество гражданина, ссылаясь при этом на статьи 18 и 23 ГК РФ. Согласно статье 18 ГК РФ возможность заниматься предпринимательской деятельностью входит в общую правоспособность гражданина[35] . Однако, на наш взгляд, ссылка на статью 23 ГК РФ в обоснование данного тезиса представляется нецелесообразной. Поскольку данная статья указывает на то, что гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя[36] . Следует заметить, что возможность занятия предпринимательской деятельностью, безусловно, входит в содержание правоспособности граждан, однако, на наш взгляд она сводится лишь к возможности подачи заявки на государственную регистрацию физического лица в качестве индивидуального предпринимателя. Поскольку после осуществления данной процедуры физическое лицо приобретает специфические права и обязанности, которых не имеют граждане, не являющиеся индивидуальными предпринимателями. Правоспособность индивидуального предпринимателя, т.е. возможность иметь гражданские права и нести обязанности в соответствии с осуществляемой деятельностью не охватывается, на наш взгляд, рамками общей правоспособности. Дееспособность индивидуального предпринимателя, как способность своими действиями приобретать и осуществлять права и обязанности также является обособленной, по сравнению с дееспособностью физических лиц. По общему правилу дееспособность физических лиц в полном объеме возникает с наступлением совершеннолетия, т.е. по достижении восемнадцатилетнего возраста. Однако достижение указанного возраста не может свидетельствовать о том, что лицо способно с данного момента обладать дееспособностью индивидуального предпринимателя, поскольку последняя появляется лишь с момента государственной регистрации лица в соответствующем качестве.

Таким образом, проблема выделения индивидуального предпринимателя как отдельного субъекта гражданского права стоит в литературе очень остро и выявить единую точку зрения по данному вопросу не представляется возможным, ввиду неразрывной связи статуса индивидуального предпринимателя со статусом физического лица.

Если рассматривать возможность заниматься предпринимательской деятельностью лишь как существенное дополнение гражданской правосубъектности человека, то следует отметить, что влияние этой возможности на гражданскую правосубъектность физического лица столь велико, что заставляет пересмотреть некоторые, казалось бы, незыблемые правила. Теряются столь привычные и стабильные ориентиры в определении правового положения лица, его юридических возможностей. К примеру, начинает приобретать смысл утверждение о том, что дееспособность гражданина не возникает в полном объеме с момента совершеннолетия, т.е. наступления восемнадцатилетнего возраста. Действительно, если считать, что право заниматься предпринимательской деятельностью есть элемент общей правоспособности физического лица, то, соответственно своими действиями приобрести это право лицо должно с момента возникновения дееспособности в полном объеме. Однако закон устанавливает, что право заниматься предпринимательской деятельностью лицо приобретает не с момента наступления совершеннолетия, а с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя. Таким образом, если принять возможность заниматься предпринимательской деятельностью за элемент общей правоспособности лица, то полная дееспособность не наступает с момента совершеннолетия. Более того, в таком случае полная дееспособность может не возникнуть вообще, если лицо не проявит желания заниматься предпринимательской деятельностью в качестве индивидуального предпринимателя. Так, путем логических рассуждений, мы приходим к выводу, что право заниматься предпринимательской деятельностью в рамках общей правоспособности выглядит как своего рода инородное тело. Право заниматься предпринимательской деятельностью это не просто еще одна возможность, приобретенная гражданами. Содержание этого права, пожалуй, богаче содержания всех иных прав, известных из статьи 18 ГК РФ. Занятие предпринимательской деятельностью предполагает возможности гражданина быть собственником, заключать договоры, создавать юридические лица, быть субъектом исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и.т.д. Это право по своей структуре вполне сравнимо с правоспособностью в целом[37] .

Законодательство дважды позволяет гражданину по его инициативе досрочно приобрести полную дееспособность: вступление в брак и эмансипация[38] . При этом одним из оснований эмансипации является занятие лицом предпринимательской деятельностью. Таким образом, мы видим, что лицо способно осуществлять предпринимательскую деятельность на основании государственной регистрации до достижения восемнадцатилетнего возраста, с которого возникает полная дееспособность. Однако такие лица на пути реализации своего права встречаются с существенными препятствиями. Для государственной регистрации лица, не достигшего восемнадцатилетнего возраста требуется нотариально удостоверенное согласие родителей, усыновителей или попечителя на осуществление предпринимательской деятельности[39] . Препятствие в принципе преодолимое, но многое в данном случае зависит от законных представителей, а не только от воли самого несовершеннолетнего. Иными словами при несогласии законных представителей на то, чтобы лицо осуществляло предпринимательскую деятельность, реализовать данное право до достижения совершеннолетия не представится возможным.

Подведем некоторые итоги вышеизложенных рассуждений.

Правоспособность индивидуального предпринимателя связывается с моментом государственной регистрации физического лица в этом качестве, что позволяет ставить вопрос об отнесении его к категории искусственных субъектов гражданского права, коими являются юридические лица. Однако не следует забывать, что индивидуальный предприниматель это, прежде всего, физическое лицо, которое является естественным субъектом гражданского права. Таким образом, ни к одной из этих категорий индивидуальный предприниматель полностью отнесен быть не может. Встает вопрос о выделении его в качестве отдельного субъекта гражданского права. В литературе существует мнение о том, что это не возможно и не целесообразно ввиду того, что право заниматься предпринимательской деятельностью входит в общую правоспособность физического лица. Однако мы придерживаемся иной позиции, утверждая, что с возникновением полной дееспособности, как способности приобретать права и создавать обязанности, правоспособность и дееспособность индивидуального предпринимателя не возникает. Их возникновение законодатель связывает с дополнительными действиями. Поэтому в статье в 18 ГК РФ целесообразнее было бы слова «заниматься предпринимательской деятельностью» заменить словами «обращаться в регистрирующий орган с целью регистрации в качестве индивидуального предпринимателя». На наш взгляд именно право обращения в регистрирующий орган может рассматриваться как элемент общей правоспособности физических лиц, а не само право осуществления предпринимательской деятельности. Этим правом обладает уже исключительно индивидуальный предприниматель, оно, на наш взгляд, составляет содержание его правоспособности. Безусловно, зарегистрировавшись в качестве индивидуального предпринимателя, гражданин не перестает быть физическим лицом и не теряет своей правосубъектности. При этом в отдельных правоотношениях он выступает как самостоятельный субъект, обладающий иным правовым статусом. Здесь мы сталкиваемся с тем, что по существу в одном лице совмещаются два различных правовых статуса. Это своего рода фикция, когда одно лицо является по существу двумя различными субъектами гражданского права.

Таким образом, вышеизложенными рассуждениями мы дополняем исходную классификацию субъектов гражданского права. Выше мы приняли в качестве основания для классификации характер их происхождения. Характер происхождения такого субъекта, как индивидуальный предприниматель представляется смешанным, в силу чего такой субъект и выделяется в отдельную группу.

2.3. Прекращение правового статуса индивидуального предпринимателя.

В соответствии со структурой изучения проблематики субъекта гражданского права, которую мы определили выше, на данном этапе следует перейти к вопросу о прекращении существования индивидуального предпринимателя как субъекта гражданского права.

Существует шесть обстоятельств субъективного и объективного характера, при наличии которых регистрирующий орган принимает решение о государственной регистрации при прекращении физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя, а именно в связи:

· с принятием самим предпринимателем решения о прекращении данной деятельности;

· со смертью индивидуального предпринимателя;

· с принятием судом решения о признании предпринимателя несостоятельным (банкротом);

· с прекращением предпринимательской деятельности в принудительном порядке по решению суда;

· с вступлением в силу приговора суда, которым индивидуальному предпринимателю назначено наказание в виде лишения права заниматься предпринимательской деятельностью на определенный срок;

· с аннулированием документа, подтверждающего право предпринимателя (иностранного гражданина или лица без гражданства) временно или постоянно проживать в РФ, или окончанием срока действия указанного документа.

В рамках рассматриваемой нами проблематики индивидуального предпринимателя как отдельного субъекта гражданского права целесообразно проанализировать каждое из этих обстоятельств. При этом важно помнить с какими событиями законодатель связывает прекращение существования таких субъектов гражданского права, как юридические и физические лица. Мы касались этого вопроса выше. Правоспособность физического лица прекращается в силу одного лишь обстоятельства – смерти. Правоспособность юридического лица прекращается в момент внесения записи о его исключении из единого государственного реестра юридических лиц. Основаниями для внесения такой записи являются: ликвидация и несостоятельность (банкротство) юридического лица. Юридическое лицо может быть ликвидировано:

· по решению его учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами, в том числе в связи с истечением срока, на который было создано юридическое лицо, с достижением цели, ради которой оно было создано. Иными словами в порядке самоликвидации;

· по решению суда в случае допущенных при его создании грубых нарушений закона, если эти нарушения носят неустранимый характер, а также по иным основанием, связанным с нарушением закона[40] .

Сопоставляя перечисленные обстоятельства, влекущие прекращение статуса юридического и физического лица с аналогичными для индивидуального предпринимателя, мы можем вновь видеть подтверждение его двойственности, его смешанного характера происхождения. Показательно для нас то, что статус индивидуального предпринимателя прекращается ввиду смерти предпринимателя, подобно прекращению статуса физического лица. Остальные обстоятельства, так или иначе, демонстрируют связь индивидуального предпринимателя с юридическим лицом. Законом предусмотрена возможность, как для юридических лиц, так и для индивидуальных предпринимателей, добровольного прекращения статуса. Различия состоят лишь в процедуре такого прекращения.

Говоря о добровольном прекращении статуса индивидуального предпринимателя, важно отметить, что законом не предусмотрена возможность временного прекращения данного статуса, в силу того, что предприниматель по каким-либо причинам некоторое время не осуществляет предпринимательскую деятельность. Поскольку именно в результате государственной регистрации гражданин становится индивидуальным предпринимателем (это подтверждается выдачей соответствующего свидетельства), то физическое лицо не может даже временно «утратить» полученный статус без аннулирования самой государственной регистрации. Если предприниматель не подал в установленном законом порядке в регистрирующий орган заявление о прекращении своего статуса, то он сохраняет свой статус со всеми вытекающими правами и обязанностями. Как было сказано выше, в законодательстве не установлен порядок временного прекращения действия регистрационного свидетельства[41] .

Признак банкротства индивидуального предпринимателя содержаться в ГК РФ. В качестве такого признака выступает невозможность индивидуального предпринимателя удовлетворить требования кредиторов, связанные с осуществлением им предпринимательской деятельности[42] . К признаку банкротства юридического лица относится неспособность удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены[43] . Важно отметить, что и юридические лица, и индивидуальные предприниматели могут быть признаны банкротом только по решению суда. Процедура признания индивидуального предпринимателя банкротом, очередность удовлетворения требований кредиторов устанавливается в статье 25 ГК РФ. Аналогичная процедура, касающаяся юридических лиц предусмотрена ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 г. №127-ФЗ.

Помимо прекращения статуса индивидуального предпринимателя к последствиям признания индивидуального предпринимателя банкротом относится ограничение на последующую регистрацию в качестве индивидуального предпринимателя сроком на один год.

Физическое лицо (гражданин) по действующему законодательству также может быть признан банкротом по аналогичным основаниям. Процедура признания гражданина банкротом, основания такого признания, его последствия регулируются вышеупомянутым законом №127-ФЗ.

При этом для нас важно обратить внимание на то, что, несмотря на то, что нормы о банкротстве индивидуального предпринимателя и гражданина находятся в этом ФЗ в одной главе, они распределяются по различным параграфам, что, так или иначе, свидетельствует о различном правовом положении данных субъектов.

Перед нами не стоит задача подробного исследования процедуры банкротства, как обстоятельства, влекущего прекращение статуса индивидуального предпринимателя. В рамках вопроса, находящегося в поле нашего изучения, мы должны заключить, что и в вопросе прекращения статуса индивидуального предпринимателя проявляется двойственность его происхождения. И на данном этапе она связывается, прежде всего, с тем, что статус индивидуального предпринимателя прекращается со смертью гражданина, о чем при рассмотрении института юридического лица говорить совершенно не приходится.

Глава 3.

ГЛАВА КРЕСТЬЯНСКОГО (ФЕРМЕРСКОГО) ХОЗЯЙСТВА КАК СУБЪЕКТ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

Проанализируем правовой статус крестьянского (фермерского) хозяйства.

Закон РСФСР от 22 ноября 1990 года «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» определял крестьянское (фермерское) хозяйство как самостоятельный хозяйствующий субъект с правами юридического лица, представленный отдельным гражданином, семьей или группой других лиц, осуществляющих производство, переработку и реализацию сельскохозяйственной продукции на основе использования имущества и земельных участков, находящихся в их пользовании, в том числе в аренде, в пожизненном наследуемом владении или собственности[44] .

Ситуация несколько изменилась после вступления в силу части первой ГК РФ, который не только не рассматривает крестьянское (фермерское) хозяйство в качестве организационно-правовой формы юридических лиц – коммерческих организаций, но и прямо относит данные хозяйства, точнее их глав, по статусу к другой категории субъектов гражданского права к индивидуальным предпринимателям. Вместе с тем подобное изменение статуса крестьянского хозяйства не могло привести к каким-либо существенным гражданско-правовым последствиям, поскольку согласно части 3 статьи 23 к предпринимательской деятельности главы крестьянского (фермерского) хозяйства как индивидуального предпринимателя применяются правила, которые регулируют деятельность коммерческих организаций.

Правовой статус главы крестьянского (фермерского) хозяйства в настоящее время регулируется ГК РФ, а также специальным ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» от 11.06.2003 г. №73-ФЗ.

В соответствии с данным ФЗ крестьянское (фермерское) хозяйство представляет собой объединение граждан, связанных родством и (или) свойством, имеющих в общей собственности имущество и совместно осуществляющих производственную и иную хозяйственную деятельность (производство, переработку, хранение, транспортировку и реализацию сельскохозяйственной продукции), основанную на их личном участии[45] .

Для нас в рамках рассматриваемой темы будет представлять интерес глава крестьянского (фермерского) хозяйства как индивидуальный предприниматель, а соответственно как самостоятельный субъект гражданского права.

Традиционно рассмотрения интересующего нас вопроса начнем с момента возникновения правосубъектности главы крестьянского (фермерского) хозяйства. Крестьянское (фермерское) хозяйство считается созданным со дня его государственной регистрации в порядке, установленном законодательством. При этом важно отметить, что отдельной процедуры государственной регистрации главы такого хозяйства законом не предусмотрено. Статус индивидуального предпринимателя он приобретает с момента государственной регистрации крестьянского (фермерского) хозяйства. Отличие правового статуса главы крестьянского (фермерского) хозяйства от индивидуального предпринимателя, рассматриваемого нами в предыдущей главе, состоит в том, что глава хозяйства не ведет собственную, отдельную от других членов хозяйства, индивидуальную предпринимательскую деятельность.

Глава фермерского хозяйства должен действовать в интересах представляемого им фермерского хозяйства добросовестно и разумно и не вправе совершать действия, ущемляющие права и законные интересы фермерского хозяйства и его членов[46] .

Таким образом, несмотря на то, что глава крестьянского (фермерского) хозяйства является индивидуальным предпринимателем, правовая природа его происхождения весьма специфична. Это конечно связано и с развитием представлений о крестьянском (фермерском) хозяйстве, и со спецификой деятельности, осуществляемой главой данного хозяйства. Однако мы все же говорим о том, что глава крестьянского (фермерского) хозяйства выступает в роли индивидуального предпринимателя.

Резюмируем: основанием для возникновения правового статуса индивидуального предпринимателя для главы крестьянского (фермерского) хозяйства является государственная регистрация крестьянского (фермерского) хозяйства. Соответственно он уже не может считаться естественным субъектом права, как физическое лицо. Однако к искусственным субъектам (юридическим лицам) мы отнести его не можем в силу того, что глава хозяйства, прежде всего, физическое лицо. Таким образом, делаем вывод, что по своему происхождению, по своей природе глава крестьянского (фермерского) хозяйства относится к смешанным субъектам. Т.е. мы вслед за законодателем приходим к тому, что глава крестьянского (фермерского) является индивидуальным предпринимателем. Поскольку в наших предыдущих рассуждениях мы сказали, что индивидуальный предприниматель является самостоятельным субъектом права, а глава крестьянского (фермерского) хозяйства является индивидуальным предпринимателем, то сам по себе напрашивается вывод, что глава крестьянского (фермерского) хозяйства является самостоятельным субъектом гражданского права, который не может быть отнесен ни к физическим, ни к юридическим лицам. Однако важно понять, что глава крестьянского (фермерского) хозяйства выступает в качестве самостоятельного субъекта гражданского права постольку поскольку является индивидуальным предпринимателем.

Свои существенные особенность можно выделить и при рассмотрении вопроса прекращение статуса главы крестьянского (фермерского) хозяйства.

ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» предусмотрены следующие основания прекращения фермерского хозяйства, с которыми законодатель связывает прекращение статуса его главы как индивидуального предпринимателя:

1) единогласное решение членов фермерского хозяйства о прекращении фермерского хозяйства;

2) отсутствие членов фермерского хозяйства или их наследников, желающих продолжить деятельность фермерского хозяйства (своего рода «естественная ликвидация»);

3) несостоятельность (банкротство) фермерского хозяйства;

4) создания на базе имущества фермерского хозяйства производственного кооператива или хозяйственного товарищества (переорганизация);

5) решения суда о прекращении деятельности крестьянского (фермерского) хозяйства[47] .

Кроме того для данного вида индивидуального предпринимателя законом предусмотрена возможность его смены, что также влечет за собой прекращение статуса индивидуального предпринимателя. Основаниями для такой смены служат:

· невозможность исполнения главой фермерского хозяйства своих обязанностей более чем шесть месяцев;

· смерть главы крестьянского (фермерского) хозяйства;

· добровольный отказ главы фермерского хозяйства от своих полномочий[48] .

Таким образом мы можем заключить, что правовому статусу главы крестьянского (фермерского) хозяйства также присуща та двойственность, о которой мы говорили выше. Это видно и из момента определения начала действия в качестве главы хозяйства и из оснований прекращения его правосубъектности. Выше мы уже затрагивали данный вопрос, при рассмотрении проблематики индивидуального предпринимателя как субъекта гражданского права.

Представляется любопытной возможность смены главы крестьянского (фермерского) ввиду невозможности им исполнять свои обязанности более чем шесть месяцев. На наш взгляд это обусловлено, в первую очередь, в первую очередь особой ролью главы крестьянского (фермерского) хозяйства, поскольку он организует деятельность всего фермерского хозяйства и действует не только в своем интересе, но и в интересе представляемого им крестьянского (фермерского) хозяйства. В остальном основания прекращения правосубъектности главы крестьянского (фермерского) хозяйства в несколько модифицированном виде тождественны основаниям прекращения правосубъектности двух базовых групп субъектов: физических и юридических лиц. Но важно помнить, что главу крестьянского (фермерского) хозяйства как индивидуального предпринимателя мы выделяем в отдельную группы в связи с тем, что для него одновременно присущи основания прекращения правосубъектности, как физических, так и юридических лиц.

Глава 4.

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ДЕЛАМ С УЧАСТИЕМ ИНДИВИДУАЛЬНЫХ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ

1) В ходе проведенной выездной налоговой проверки по вопросу соблюдения индивидуальным предпринимателем Н. (далее - предприниматель) налогового законодательства, правильности исчисления и уплаты в бюджет налога на добавленную стоимость Инспекция Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по городу Биробиджану Еврейской автономной области (в настоящее время - Инспекция Федеральной налоговой службы по городу Биробиджану Еврейской автономной области, далее - инспекция) пришла к выводу о нарушении предпринимателем положений статьи 143, подпункта 1 пункта 1 статьи 146 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс), выразившемся в неправомерном неисчислении в 2001 году налога на добавленную стоимость с оборотов по реализации услуг.

Указанные нарушения послужили основанием для вынесения инспекцией решения о привлечении предпринимателя к налоговой ответственности в соответствии с пунктом 1 статьи 122 Кодекса в виде взыскания 44079 рублей штрафа за неуплату в 2001 году налога на добавленную стоимость. Кроме того, предпринимателю было предложено уплатить в бюджет 220396 рублей налога на добавленную стоимость и 119609 рублей пеней.

Поскольку требование об уплате суммы налоговой санкции предпринимателем в добровольном порядке исполнено не было, инспекция обратилась в Арбитражный суд Еврейской автономной области с заявлением о взыскании с него штрафа. В ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции инспекция увеличила размер заявленного требования до 384084 рублей, включив в его состав подлежащие взысканию согласно решению суммы налога на добавленную стоимость и пеней.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора решения суда первой и постановлений судов апелляционной и кассационной инстанций предприниматель просит их отменить, ссылаясь на неправильное применение судами положений Кодекса, повлекшее нарушение единообразия в толковании и применении норм права.

Президиум считает, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене с принятием нового решения об отказе инспекции в удовлетворении заявленного требования по следующим основаниям.

Согласно пункту 5 статьи 173 Кодекса, действовавшему в данной редакции до 01.01.2002, сумма налога на добавленную стоимость, подлежащая уплате в бюджет, исчисляется следующими налогоплательщиками в случае выставления ими покупателю счета-фактуры с выделением суммы этого налога:

налогоплательщиками, освобожденными от исполнения обязанностей налогоплательщика, связанных с исчислением и уплатой налога, в соответствии со статьей 145 Кодекса;

налогоплательщиками, применяющими освобождение от налогообложения операций, предусмотренное статьей 149 Кодекса.

Изменения в пункт 5 статьи 173 Кодекса, в результате которых обязанность по перечислению в бюджет налога на добавленную стоимость возложена на лиц, не являющихся его плательщиками, внесены Федеральным законом от 29.05.2002 N 57-ФЗ и распространяются на правоотношения, возникшие с 01.01.2002.

Предприниматель уплачивал в 2001 году единый налог на вмененный доход и не признавался плательщиком налога на добавленную стоимость в силу статьи 1 Федерального закона от 31.07.1998 N 148-ФЗ "О едином налоге на вмененный доход для определенных видов деятельности".

Таким образом, на предпринимателя не возлагалась обязанность по перечислению в бюджет налога на добавленную стоимость, полученного от покупателя в 2001 году. Следовательно, к нему не могла быть применена ответственность в соответствии со статьей 122 Кодекса, поскольку данный вид налоговой ответственности применим в рассматриваемом случае только к плательщику налога на добавленную стоимость, в то время как предприниматель плательщиком указанного налога в спорный период не являлся.

Пени как мера обеспечения исполнения обязанности по уплате налогов (сборов) применяется к налогоплательщикам (плательщикам сборов) и налоговым агентам и не подлежит применению к лицам, не признаваемым плательщиками налога на добавленную стоимость, в случае нарушения ими требований пункта 5 статьи 173 Кодекса.

Президиум считает ошибочной ссылку судов на положения статьи 145 Кодекса, поскольку данная норма устанавливала в 2001 году порядок освобождения организаций и индивидуальных предпринимателей от исполнения обязанностей плательщика налога на добавленную стоимость, связанных с исчислением и уплатой налога, если за три предшествующих последовательных календарных месяца сумма выручки от реализации товаров (работ, услуг) этих организаций или индивидуальных предпринимателей без учета налога на добавленную стоимость и налога с продаж не превысила в совокупности один миллион рублей (в редакции Федерального закона от 29.12.2000 N 166-ФЗ).

На предпринимателей, переведенных на специальный налоговый режим и не признаваемых плательщиками налога на добавленную стоимость, указанный заявительный порядок освобождения от налогообложения не распространяется[49] .

Данное судебное дело свидетельствует об особой правосубъектности индивидуального предпринимателя как самостоятельного субъекта гражданского права.

2) Предприниматель М обратился в Арбитражный суд Волгоградской области с иском к Комитету по здравоохранению администрации Волгоградской области о признании недействительным решения комиссии по лицензированию и сертификации медицинской деятельности, которым истец был лишен лицензии на занятие медицинской деятельностью, обязании ответчика опубликовать в газетах сообщение об отмене неправомерного решения, а также взыскании с него убытков в виде упущенной выгоды и компенсации морального вреда. Решением суда исковые требования удовлетворены частично. В части компенсации морального вреда в иске отказано.

Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, в удовлетворении иска отказано полностью.

Как следует из материалов дела, причиной, послужившей основанием для лишения лицензии на осуществление медицинской деятельности предпринимателя М, являющегося частнопрактикующим врачом, стало нарушение истцом условий ее действия, выразившееся в допуске к осуществлению стоматологической медицинской помощи другого физического лица.

Между тем согласно статье 56 «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан» право на занятие частной медицинской практикой имеют лица, получившие диплом о высшем или среднем медицинском образовании, сертификат специалиста и лицензию на избранный вид деятельности.

Пунктом 11 Положения о лицензировании медицинской деятельности запрещается передача лицензии другому юридическому или физическому лицу.

Исходя из смысла данных норм, право на занятие частной медицинской практикой является сугубо индивидуальным, и действие лицензии частнопрактикующего врача не может быть распространено на других лиц. Таким образом, одним из основанных условий действия лицензии частнопрактикующего врача является оказание им медицинской помощи лично и непосредственно, допуск же этим врачом к осуществлению медицинской деятельности другого лица является нарушением условий действия лицензии[50] .

В данном деле наглядно демонстрируются наши рассуждения о том, что право заниматься предпринимательской деятельностью нельзя рассматривать в рамках общей правоспособности физических лиц. Более того, для занятия определенными видами предпринимательской деятельностью необходимо наличие существенных условий, как то: специальное образование, наличие лицензии. Таким образом, возникновение правосубъектности лица как индивидуального предпринимателя не тождественна моменту возникновения полной дееспособности лица (наступления совершеннолетнего возраста). Ввиду специфики определенного вида предпринимательской деятельности, лицо по достижении восемнадцатилетнего возраста может не иметь право не только на занятие этой деятельностью, но и на подачу документов для регистрации, поскольку не будет иметь соответствующего образования.

3) Гражданин К. обратился в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании незаконным уклонения Межрайонной инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам N 46 по городу Москве (в настоящее время - Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N 46 по городу Москве; далее - регистрирующий орган) от внесения в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей (далее - государственный реестр) записи о нем и об обязании регистрирующего органа внести в государственный реестр соответствующую запись.

Решением Арбитражного суда города Москвы от заявленные требования удовлетворены.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением названные судебные акты отменил, в удовлетворении заявленных требований отказал.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора постановления суда кассационной инстанции К. просит его отменить, ссылаясь на нарушение судебным актом единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права.

В отзыве на заявление регистрирующий орган просит оставить оспариваемый судебный акт без изменения как соответствующий действующему законодательству.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзыве на него и выступлениях присутствующих в заседании представителей участвующих в деле лиц, Президиум считает, что оспариваемое постановление суда кассационной инстанции подлежит отмене, а решение суда первой и постановление суда апелляционной инстанций - оставлению без изменения по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 3 Федерального закона от 23.06.2003 N 76-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О государственной регистрации юридических лиц" (далее - Федеральный закон от 23.06.2003 N 76-ФЗ) физическое лицо, зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя до вступления в силу настоящего Федерального закона (до 01.01.2004), до 01.01.2005 обязано представить в регистрирующий орган по месту своего жительства документы и сведения для внесения о нем записи в государственный реестр. В перечне определенных этой статьей необходимых документов указан документ, подтверждающий государственную регистрацию данного лица в качестве индивидуального предпринимателя.

В соответствии с названными требованиями К. обратился в регистрирующий орган с заявлением о внесении о нем записи в государственный реестр, представив в качестве документа, подтверждающего его статус индивидуального предпринимателя, свидетельство Московской регистрационной палаты от 13.04.1999 N 77:7:01254, выданное на срок до 01.04.2004.

Регистрирующий орган отказал во внесении записи в государственный реестр, сославшись на утрату К. статуса индивидуального предпринимателя на день его обращения в регистрирующий орган в связи с истечением срока действия свидетельства о государственной регистрации.

Суды первой и апелляционной инстанций, признавая отказ регистрирующего органа неправомерным, исходили из того, что в соответствии с Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Федеральный закон от 08.08.2001 N 129-ФЗ) истечение срока действия свидетельства о государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя не является основанием для прекращения физическим лицом деятельности в таком качестве.

Суд кассационной инстанции отменил решение суда первой и постановление суда апелляционной инстанций и отказал в удовлетворении заявленных требований, сделав следующий вывод: к моменту обращения К. в регистрирующий орган срок действия его свидетельства о государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя истек, поэтому статус предпринимателя им утрачен и у регистрирующего органа не имелось оснований для внесения записи в государственный реестр в порядке, предусмотренном статьей 3 Федерального закона от 23.06.2003 N 76-ФЗ.

Этот вывод суда кассационной инстанции является ошибочным.

К. зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя, осуществляющего деятельность без образования юридического лица, на основании Закона РСФСР от 07.12.1991 N 2000-1 "О регистрационном сборе с физических лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью, и порядке их регистрации". Согласно выданному Московской регистрационной палатой свидетельству срок действия государственной регистрации установлен до 01.04.2004.

Указанный Закон, предусматривавший государственную регистрацию в качестве индивидуального предпринимателя на определенный срок, утратил силу с 01.01.2004 в связи с принятием Федерального закона от 08.12.2003 N 169-ФЗ "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу законодательных актов РСФСР".

Статьей 22.3 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ (в редакции, вступившей в силу с 01.01.2004) истечение срока действия регистрации в качестве индивидуального предпринимателя как одно из оснований для прекращения физическим лицом предпринимательской деятельности без образования юридического лица не предусмотрено.

В соответствии со статьей 3 Федерального закона от 23.06.2003 N 76-ФЗ в случае неисполнения физическим лицом, зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя до вступления в силу этого Закона, предусмотренной названной статьей обязанности по предоставлению в регистрирующий орган необходимых документов и сведений государственная регистрация данного лица в качестве индивидуального предпринимателя утрачивает силу с 01.01.2005.

Поскольку на день вступления в силу Федерального закона от 23.06.2003 N 76-ФЗ гражданин К. обладал статусом индивидуального предпринимателя и до 01.01.2005 представил необходимые документы и сведения, у регистрирующего органа не имелось законных оснований для отказа во внесении записи в государственный реестр по мотиву утраты им статуса индивидуального предпринимателя в связи с истечением срока его регистрации в этом качестве[51] .

Данное дело демонстрирует момент окончания правосубъектности индивидуального предпринимателя, а именно, тот факт, что истечение срока действия регистрации в качестве индивидуального предпринимателя как одно из оснований для прекращения физическим лицом предпринимательской деятельности без образования юридического лица не предусмотрено.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В начале данного исследования нами была поставлена цель ответить на вопрос о возможности выделения индивидуального предпринимателя как отдельного субъекта гражданского права. Для достижения поставленной цели нами было рассмотрено понятие индивидуального предпринимателя, возникновение и сущность его правового статуса, прекращение правового статуса предпринимателя, проблематика правового положения главы крестьянского (фермерского) хозяйства как индивидуального предпринимателя.

При изучении различных взглядов на основания классификации субъектов права мы приняли за исходное основание характер происхождения (естественные и искусственные субъекты). Рассматривая правовое положение индивидуального предпринимателя, мы пришли к выводу, что ввиду своего особого двойственного положения, он не может быть отнесен полностью ни к одной из выделенных нами групп, следовательно по нашей классификации он стоит особняком, как некий смешанный субъект.

Рассмотрение права заниматься предпринимательской деятельностью в рамках общей правоспособности физических лиц нецелесообразно, поскольку полная дееспособность физического лица, т.е. способность своими действиями приобретать и осуществлять права и нести обязанности наступает, по общему правилу, с момента достижения лицом восемнадцатилетнего возраста. Возникновение дееспособности обуславливает возможность лица в полной мере осуществлять права, входящие в состав правоспособности физического лица. Однако само по себе достижение возраста не создает для лица прав и обязанностей индивидуального предпринимателя. По достижению совершеннолетнего возраста лицо лишь приобретает право обратиться в регистрирующий орган с соответствующей заявкой о государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя. Таким образом, нам представляется целесообразным внести в ст. 18 ГК РФ изменения, а именно слова «заниматься предпринимательской деятельностью» словами «обращаться в регистрирующий орган для регистрации в качестве индивидуального предпринимателя». Поскольку, на наш взгляд, исходя из смысла законодательства, только это право возникает у лица с момента возникновения дееспособности в полном объеме. Не сама субъективные права и обязанности, связанные с осуществлением предпринимательской деятельности, а только право на получение статуса индивидуального предпринимателя. Здесь не стоит путать право на получения статуса и право действия в данном статусе.

Кроме того в законе отсутствует легальное определение термина индивидуального предпринимателя. Целесообразно в отдельной статье ГК закрепить если не определение, то, хотя бы признаки индивидуального предпринимателя.

Индивидуальный предприниматель – это физическое лицо, обладающее правовым статусом индивидуального предпринимателя в соответствии с государственной регистрацией в данном качестве, осуществляющее предпринимательскую деятельность и обладающее комплексом прав и обязанностей, обусловленных спецификой деятельности, способное быть истцом и ответчиком в суде.

Рассматривая проблематику правового положения главы крестьянского (фермерского) хозяйства, путем простых логических рассуждений мы пришли к выводу о том, что он является индивидуальным предпринимателем, хотя и в его правовом статусе в качестве субъекта гражданского права есть существенные особенности.

Двойственность самой сущности индивидуального предпринимателя проявляется на всех этапах изучения его правосубъектности, что делает невозможным отнесение его к какой либо из существующих в настоящее время групп субъектов гражданского права. Таким образом они должны быть выделены в самостоятельную группу субъектов гражданского права.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Нормативно-правовые и судебные акты

1. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993г. ст.34// Российская

газета №237, 25.12.1993г.;

2. Гражданский кодекс РФ. Часть первая. Принят Государственной Думой.

Федерального Собрания РФ 21 октября 1994 г. // Собрание

законодательства Российской Федерации. – 1994. № 32.;

3. ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и

индивидуальных предпринимателей» от 08.08.2001г. // СЗ РФ,

13.08.2001, N 33 (часть I), с. 3431.;

4. ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 №127-ФЗ

//СЗ РФ 28.10.2002 №43 с.4190.;

5. ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» от 11. 06.2003г. №73-

ФЗ //СЗ РФ, 16.06.2003г.№24 с.2249;

6. Постановление Президиума ВАС РФ от 14.02.2006 N 11670/05 по делу

№ А16-1432/2004-1;

7. Постановление Президиума ВАС от 31.09. 1999г. №422/99//Судебная

практика по хозяйственным делам, М,: Юриспруденция, 2001г. 624с.

8. Постановление Президиума ВАС РФ N 5523/05 от

13.09.2005г.//Вестник ВАС РФ", 2006, N 1;

9. Закон РСФСР от 22.11.1990г. №348-I«О крестьянском (фермерском)

хозяйстве» //Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и

Верховного Совета РСФСР, 1990, №26, с.324.

2. Научная и специальная литература

1. Алексеев С.С. Теория государства и права, М., 1998г.;

2. Архипов С.И. Субъект права, СПб,: Юридический центр Пресс, 2004г. 466с.

3. Братусь С.Н., Иоффе О.С. Гражданское право, М,: Знание 1967г. 159с.;

4. Губин Е.П., Лахно П.Г. Предпринимателское право, М,: ЮРИСТЪ, 2002г. 416с.

5. Виндшейд. Учебник пандектного права. Т.1. Общая часть. СПб., 1874.;

6. Выголовский Д.С. Российское предпринимательское право, Шахты,: ЮРГУЭС, 2004г. 131с.;

7. Данилина И.Е. Индивидуальный предприниматель 2006, М., 2006г., 552с;

8. Жилинский С.Э. Предпринимательское право, М.: Норма, 2007г., 944с.

9. Иеринг Р. Цель в праве. СПб., Т. 1. 1881., 437с.;

10. Лаптев В.В. Предпринимательское право: понятие и субъекты, М.: ЮРИСТЪ, 1997г. 140с.;

11. Парнюк М.А. Субъект и объект как философская проблема, Киев,: Наумова думка 1979г. 301с.

12. Трубецкой Е.Н. Лекции по энциклопедии права. М., 1917г.;

13. Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права, Тула: Автограф, 2001г. 720с.

14. Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т.1: Введение. Торговые деятели. М,: Статут, 2005г. 480с.

3. Статьи

1. Григоренко С. Проблемы гражданско-правового статуса индивидуального

предпринимателя.// Хозяйство и право, 1999г. №5 С.18-20;

2. Григоренко С. Проблемы гражданско-правового статуса индивидуального

предпринимателя.// Хозяйство и право, 1999г. №6 С.19-26;

3. Никитин Е. Правовой статус гражданина-предпринимателя без

образования юридического лица.// Российская юстиция, 1997г. №12;

4. Пятков Д.В. Формирование правосубъектности предпринимателя//Журнал

российского права, №1 2006г.;

5. Рекец И.Г. Как грамотно расстаться со статусом ПБОЮЛ//

Предприниматель без образования юридического лица (ПБОЮЛ) №9

2006г. С. 10-13.


[1] Парнюк М.А. Субъект и объект как философская проблема, Киев,: Наумова думка 1979г. 301с.

[2] Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права, Тула: Автограф, 2001г. 720с.

[3] Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т.1: Введение. Торговые деятели. М,: Статут, 2005г. с.148

[4] Виндшейд. Учебник пандектного права. Т.1. Общая часть. СПб., 1874. С.108.

[5] Иеринг Р. Цель в праве. СПб., Т. 1. 1881 С. 337.

[6] Братусь С.Н., Иоффе О.С. Гражданское право, М,: Знание 1967г. 159с.

[7] Архипов С.И. Субъект права, СПб,: Юридический центр Пресс, 2004г. 466с.

[8] Пятков Д.В. Формирование правосубъектности предпринимателя//Журнал российского права, №1 2006г.

[9] Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула: Автограф, 2001г. 720с.

[10] Алексеев С.С. Теория государства и права, М., 1998г. С. 292.

[11] Виндшейд. Учебник пандектного права. Т.1. Общая часть. СПб., 1874. С.108.

[12] Виндшейд. Учебник пандектного права. Т.1. Общая часть. СПб., 1874. С. 111-112.

[13] Трубецкой Е.Н. Лекции по энциклопедии права. М., 1917. С.166

[14] Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. С 151.

[15] Архипов С.И. Субъект права. СПб., 2004г. С 233.

[16] Иеринг Р. Цель в праве. СПб., Т. 1. 1881 С. 337.

[17] Архипов С.И. Субъект права. СПб., 2004г. 466с.

[18] Архипов С.И. Указ.соч.

[19] Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула: Автограф, 2001г. 720с.

[20] Гражданский кодекс РФ от 21.10.1994г №51-ФЗч.3 ст.49//Собрание законодательства РФ, 5.12.1994г.№32 с. 3301

[21] Там же. ч.2 ст.51

[22] Архипов С.И. Указ.соч. с. 263-264.

[23] Архипов С.И. Указ.соч

[24] ГК РФ от 25.10.1994г. №51-ФЗ, ч.2 ст.17

[25] Там же. ч.1 ст.152

[26] Данилина И.Е. Индивидуальный предприниматель 2006, М., 2006г. с.3

[27] ГК РФ от 25.10.1994г. №51-ФЗ ч.1 ст.2.

[28] Жилинский С.Э. Предпринимательское право, М.: Норма, 2007г. с. 131

[29] Лаптев В.В. Предпринимательское право: понятие и субъекты, М.: ЮРИСТЪ, 1997г. 140с.

[30] ГК РФ от 25.10.1994г. №51-ФЗ ч.4 ст.23

[31] ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» от 08.08.2001г. ч.1 ст.8 // СЗ РФ, 13.08.2001, N 33 (часть I), с. 3431.

[32] ГК РФ от 25.10.1994г. №51-ФЗ ч.3 ст.23

[33] Конституция Российской Федерации от 12.12.1993г. ст.34// Российская газета №237, 25.12.1993г.

[34] Архипов С.И. Субъект права, СПб,: Юридический центр Пресс, 2004г. с.243

[35] ГК РФ от 25.10.1994г. №51-ФЗ ст.18

[36] ГК РФ от 25.10.1994г. №51-ФЗ ст. 23

[37] Пятков Д.В. Формирование правосубъектности предпринимателя//Журнал российского права №1 2006г.

[38] ГК РФ от 25.10.1994г. №51-ФЗ ст. 27

[39] ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» от 08.08.2001г. ст. 22.1 // СЗ РФ, 13.08.2001, N 33 (часть I), с. 3431.

[40] ГК РФ от 25.10.1994г. №51-ФЗ ст.61

[41] Рекец И.Г. Как грамотно расстаться со статусом ПБОЮЛ// Предприниматель без образования юридического лица (ПБОЮЛ) №9 2006г. с.12

[42] ГК РФ от 25.10.1994г. №51-ФЗ ч.1 ст.25

[43] ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 №127-ФЗ ст.3 //СЗ РФ 28.10.2002 №43 с.4190

[44] Закон РСФСР от 22.11.1990г. №348-I «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» //Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР, 1990, №26, с.324.

[45] ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» от 11. 06.2003г. №73-ФЗ ст.1//СЗ РФ, 16.06.2003г.№24 с.2249

[46] Там же, ч. 2 ст.15

[47] ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» от 11. 06.2003г. №73-ФЗ ст.21//СЗ РФ, 16.06.2003г.№24 с.2249

[48] Там же, ст.18

[49] Постановление Президиума ВАС РФ от 14.02.2006 N 11670/05 по делу N А16-1432/2004-1

[50] Постановление Президиума ВАС от 31.09. 1999г. №422/99//Судебная практика по хозяйственным делам, М,: Юриспруденция, 2001г. 624с.

[51] Постановление Президиума ВАС РФ N 5523/05 от 13.09.2005г.//Вестник ВАС РФ", 2006, N 1

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий