регистрация / вход

Эффективное взаимодействие государства и бизнеса в процессе модернизации

Содержание Введение Глава 1. Основные аспекты развития политических взаимоотношений государства и бизнеса Развитие политических отношений государства и бизнеса

Содержание

Введение

Глава 1. Основные аспекты развития политических взаимоотношений государства и бизнеса

1.1 Развитие политических отношений государства и бизнеса

1.2 Формирование системы представительства интересов бизнеса во взаимоотношениях с государством в России.

Глава 2. Политические формы и модели взаимодействия бизнеса и власти в современной России и бизнеса в современной России

2.1 Бизнес и власть как взаимодействующие субъекты социальной ответственности.

2.2 Основные модели взаимоотношения государства и бизнеса и проблемы их развития.

2.3 Взаимодействие государства и бизнеса в условиях мирового кризиса.

Глава 3. Эффективное взаимодействие государства и бизнеса в процессе модернизации.

Заключение

Список литературы

Введение.

Актуальность темы исследования.

Историческое развитие сформировало относительно устойчивые и довольно разнообразные типы отношений между государством и бизнесом. В настоящее время проблемы взаимоотношений государства и бизнеса выдвинулись на одно из ведущих мест в политических процессах, бизнес по праву превратился в самостоятельный субъект не только экономической и социальной, но и политической жизни страны, что обусловило важную политическую проблему согласования интересов государства и бизнеса в современной России.

В свою очередь, успешное представительство интересов бизнеса во власти требует детального исследования процессов принятия решений на всех стадиях политического процесса в стране, происходящего в многоуровневой системе государственной власти при сильной конкуренции между различными представителями интересов. В настоящее время во взаимоотношениях бизнеса и власти отмечается усиление роли политических факторов, а государство во взаимоотношениях с бизнесом постепенно становится доминирующим. В тоже время механизмы государственного корпоративизма описывают отношения, когда власть не только сама выбирает те организации и группы, которые должны представлять интересы бизнеса во взаимодействии с ней, но и контролирует в определенной степени «артикуляцию их требований». [13; с.94]

Взаимоотношения бизнеса и власти в России за последний год резко изменились. Причиной этому довольно обширное поле причин, начиная от приближающихся президентских и парламентских выборов, заканчивая постепенным изменением правил игры на политическом поле со стороны государства. Эту тенденцию уже давно отмечают как учёные, так и аналитики. Однако единого понимания до сих пор нет. Частично предлагается рассматривать взаимоотношения бизнеса и власти в контексте динамики взаимоотношений правящих элит. Другой стороной этого подобных исследований выступает анализ взаимодействий конкретных сил и лидеров на уровне органов государственной власти. Часть исследований обращается к обзору особенностей понятия "российской олигархии". Все эти исследования лишь частично затрагивают проблему взаимоотношения бизнеса и власти, не показывая полной картины.

В этой связи проблема построения адекватной теоретической модели взаимоотношения бизнес-структур и органов государственной власти с учётом специфики российского политического дискурса могла бы заполнить пробелы в исследованиях российской олигархии. Попытаемся прочертить примерные теоретические контуры этого процесса. Таким образом, целью данной работы можно назвать выделение конъюнктурных особенностей формирования взаимоотношений бизнеса и власти в современной России. Соответственно задачей данного исследования можно назвать построение системной модели взаимоотношений бизнеса и власти.

Особенностью государственного корпоративизма в современной России можно считать значительное усиление политической роли государства во взаимоотношениях с бизнесом, поэтому в настоящее время предпринимательство наряду с государством рассматривается в качестве движущих сил развития национальной экономики, обеспечивающее экономические условия развития, повышающее благосостояние граждан и создающее новые рабочие места, что, в период мирового финансового кризиса, безусловно, является основополагающим условием для его преодоления. Опасения относительно того, что даже в промышленно-развитых странах существующие бизнес-структуры и органы государственного управления не смогут противостоять изменениям в глобальной экономике, заставляют нашу страну по-новому взглянуть на роль бизнеса и власти, а также на политические аспекты их взаимоотношений в условиях новой социально-экономической реальности. Поэтому сейчас динамику процесса взаимоотношений государства и бизнеса стало определять, прежде всего, общество, которое требует, чтобы бизнес изменился и перестал быть частью государственных проблем, а превратился в неотъемлемый элемент их решения. Таким образом, российский бизнес должен постепенно переходить к новой модели самоорганизации во взаимоотношениях с властью, обеспечивая наряду с государством, прежде всего, социальную опору населения. [13; с.96]

В тоже время следует отметить, что политика «агрессивной поддержки бизнеса государством» проводимая в настоящее время в России, заключающаяся, во-первых, в упрощении процедур предоставления государством кредитов бизнес-структурам, а во-вторых, в продвижении их на внешних рынках, пока не решает главной задачи – стабильности экономического развития страны и, как следствие, социальной защищенности граждан России перед новыми вызовами и угрозами.

Степень научной разработанности проблемы. В отечественной специальной литературе вопросы, связанные с теоретическими и практическими аспектами взаимоотношений власти и бизнеса, нашли отражение в работах С.П. Перегудова, Р.Ф. Туровского, В.Л. Тамбовцева, М.И. Либоракиной, А.Ю. Зудина, А.Н. Шохина, И.Н. Гавриловой.В зарубежной научной литературе вопросам взаимоотношений власти и бизнеса также уделено достаточно много внимания.

Обширен объем документов официального характера, государственных программных документов: Указов Президента Российской Федерации, федеральных законов, постановлений Правительства РФ и иных нормативно-правовых актов, посвященных исследуемым проблемам.

Объект исследования: аспекты взаимоотношений государства и бизнеса в современной России.

Предмет исследования: основные политические формы, механизмы и модели взаимоотношений государства и бизнеса.

Цель исследования: определить основные политические аспекты взаимоотношений государства и бизнеса.

Задачи исследования:

1. Определить основные политические аспекты взаимоотношений государства и бизнеса в современной России.

2. Проанализировать основные политические формы и модели взаимодействия государства и бизнеса в современной России.

3. Изучить формирование системы представительства интересов бизнеса во взаимоотношениях с государством в России.

Теоретические и методологические основания исследования. Важные теоретико-методологические ориентиры данного исследования находятся в направлениях, основными из которых являются теория и методологические принципы политического анализа, включая методы взаимодействия государственной политики и управления.

Методы исследования. В ходе исследования были использованы нормативный, институциональный и сравнительно-политологический методы. При разработке понятийно-категориальных аспектов были использованы принципы политического анализа, приемы и методы системно-функционального анализа, значимого в политологическом отношении.

Источниковой базой исследования являются законодательные акты, постановления Правительства Российской Федерации и другие программные документы, а также информация, содержащаяся в официальных документах, научной, справочной и периодической литературе по исследуемой теме, в материалах центральных, региональных и местных органов власти.

Научная новизна исследования. В данной работе изучены и оценены политические аспекты взаимоотношений государства и бизнеса в условиях современного политического развития.

Дипломная работа не только дополняет и развивает существующие научные представления о предмете исследования, но и предлагает ряд новых выводов. В работе впервые выделены наиболее эффективные направления решения проблем взаимодействия бизнеса и власти в современной России.

Практическая значимость исследования состоит в том, что его основные положения и выводы могут быть использованы в целях обеспечения проблем становления и развития отношений государства и бизнеса, в качестве методической основы выбора задач, а также в целях приращения политологических знаний.

Структура работы состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы.

Глава 1. Основные аспекты развития политических взаимоотношений государства и бизнеса.

1.1 Развитие политических отношений государства и бизнеса в России.

Из принципов российского Закона следует, что важное условие конструктивного взаимодействия государства и бизнеса – это их равенство и совместные инвестиции в человека. К примеру, такие нормы закреплены в Конституции нашей страны, в законодательстве о государственных заказах, нормативных актах о деятельности бизнеса. Ведь именно человек, согласно нашей Конституции, является высшей ценностью в государстве.

Государство является регулирующим и координирующим органом, определяющим стратегические ориентиры в социальном и экономическом развитии; создающим базовые условия для бизнеса и повышения эффективности экономики; разрабатывающим и внедряющим проекты государственной важности и национального масштаба. Очень важна способность государства служить локомотивом для инвестиций. Суть этой идеи заключается в том, что государство изыскивает достаточно большую сумму и вкладывает ее в экономику. На эти деньги строятся некие объекты, предприятия, нанимаются работники, которым платят зарплату. У работников появляются деньги, следовательно, увеличивается спрос на товары народного потребления. В результате соответствующая сфера производства получает дополнительный импульс к развитию. Но в этих сферах производства тоже есть работники, которые получают зарплату и также увеличивают спрос. [18; с.55]

Таким образом, выстраивается длинная бизнес-цепочка, которая «разгоняет» экономику. Причем первичный импульс задается именно государством, являющимся в этом случае локомотивом инвестиций. Государство также выступает гарантом инвестиций, вкладывая средства в экономику страны, чтобы убедить остальных, что вложения в российскую экономику являются надежным предприятием. Тогда капиталы будет вносить и отечественный, и зарубежный бизнес. Также государство берет на себя создание базы для крупных проектов. Социальные контакты интегрирует бизнес в общество. Конечным результатом этой интеграции является постепенное формирование гражданского общества. И только тогда можно будет реально говорить о процессах социального и экономического выздоровления российской нации. С другой стороны, и российский бизнес не готов консолидироваться и занять толерантную, но независимую позицию в отношении к власти. Одновременно он не готов и к конструктивным, долговременным отношениям с организованной общественностью, ограничивая их спонсорской поддержкой и благотворительностью, трактуемыми преимущественно как получение рекламных и PR-услуг.

Современные демократические отношения не могут декретироваться и насаждаться сверху. Они появляются и формируются по мере того, как народы, осознав общую взаимозависимость, учатся сами справляться с проблемами коллективной организации жизни.

В настоящий момент российский бизнес – самая активная, мобильная часть общества, наиболее четко и внятно представляющая не только собственные интересы, но и приоритеты развития страны, свою роль и возможности в этом развитии. Но его связи с институциями гражданского общества все еще очень слабы. [18; с.55-56]

Российскому бизнесу – по крайней мере, многим его группам – не хватает не желания выйти из "тени", а силы и независимости, чтобы такой выход осуществить. Ему не хватает общественной и политической поддержки – не эпизодической и избирательной, а постоянной и общей.

Он нуждается в том, чтобы общество воспринимало его как носителя не только частных и групповых, но и общенациональных интересов, чтобы общественность ясно представляла себе причины, которые мешают отечественному бизнесу состояться в таком качестве.

Российскому бизнесу трудно консолидироваться просто потому, что этому препятствует его конкурентная природа. Тем не менее, у предпринимателей и топ-менеджеров появилось общее понимание, что они смогут жить, работать и конкурировать только в демократической стране со свободной экономикой. Отстаивать эти интересы должны институты гражданского общества: политические партии и неполитические общественные организации. Однако в нынешних условиях даже политические партии боятся власти и активно ищут свое место в созданной ею "вертикали". Это дорого обходится российскому обществу.

Трудно упрекнуть нынешние российские либеральные партии в том, что они ничего не делают, чтобы изменить ситуацию. В их политико-идеологических документах и материалах, публичных выступлениях лидеров более чем достаточно слов о необходимости и важности развития правового государства и гражданского общества в России, равно как и о готовности содействовать их становлению и развитию. Однако за этими словами не просматриваются опора на конкретное понимание ситуации в регионах и стране в целом.

Либеральная идеология в России как идеология не новой бюрократии, а идеология законопослушного и ответственного предпринимательства еще не состоялась.[8; с.113] Российский бизнес - особенно и в первую очередь малый и средний - остро нуждается в реальных политиках и идеологах, способных публично выражать его интересы, не реализованные и не реализуемые при нынешних обстоятельства возможности.

В отношениях бизнеса и государства в современной России ключевая роль принадлежит государству. Именно оно является системообразующим фактором, оптимизирующим возможности и перспективы экономического, социального и культурного развития Российской Федерации. Более того, России и современному российскому государству предстоит осуществить труднейший, можно сказать – эпохальный исторический переход, сутью которого является движение от парадигмы служения государству к парадигме обслуживания государством общества.

О развитии взаимодействия с институтами гражданского общества, в числе которых неизменно стоит и бизнес, государство говорит давно и на всех уровнях. Помогают ему в этом и ученые, которые призывают бизнес быть социально ответственным, а государство, напротив, переложить часть своей ответственности на предпринимателей. Тем не менее, по взаимному признанию всех сторон процесса, до гармоничного сожительства двух этих сил в России еще далеко, но стремиться к этому нужно уже сегодня.

В политической системе российский бизнес имеет индивидуальный особенный путь развития.

1. Первый этап (с начала 90-х годов до 1996 года) характеризовался определяющей ролью государства. Именно оно в лице тогдашних руководителей исполнительной власти, решало, кто из бизнесменов будет лидером, а кто аутсайдером в ходе процесса приватизации. Лидером становился тот, кто смог выстроить оптимальные отношения с президентскими и (или) с правительственными структурами. Такая расстановка сил была легко объяснима. Бизнес имел определенные первоначальный капитал, но не контролировал ключевые отрасли экономики страны.

Более того, одной из главных задач складывавшегося крупного капитала было недопущение на российский рынок западных конкурентов. Перед российской властью в первой половине 90-х годов стоял политический выбор - либо ставка на "свой" бизнес, либо приход иностранных инвесторов. Активный лоббизм крупного капитала (который мы сейчас называем "олигархическим") привел к реализации первого сценария, но и в других бизнес-сферах. Отсюда и серьезные ограничения на деятельность западных финансовых институтов и страховых компаний в России, которые начали сниматься лишь в последние годы в ходе процесса подготовки к вступлению России в ВТО. [24; с.79]

Такая ситуация создала благоприятные возможности для роста не только экономического, но и политического влияния отечественного крупного капитала. Система залоговых аукционов с определенными заранее победителями заложила основу для формирования российской "олигархии". Однако такая выгодная для российского крупного бизнеса ситуация обернулась в последнее время существенной проблемой. Государство всегда рассматривало предоставленные бизнесу ресурсы как "свое", отданное в управление, а не в священную и неприкосновенную частную собственность. Другое дело, что пока государство было слабо, оно не могло активно воздействовать на новых собственников. Усиление государства в последние годы поставило этот вопрос весьма жестко - особенно, если учесть, что в этом отношении государственная власть может рассчитывать на поддержку населения: "борьба с олигархами" является важным общественным запросом, что наглядно проявилось на прошедших думских выборах.

Таким образом, новый собственник оказался с самого начала недостаточно легитимен (как с точки зрения государства, так и населения), что сделало его уязвимым. Впрочем, в период залоговых аукционов об этом мало кто задумывался. [24; с.79]

2. На втором этапе (1996-1998 годы) крупный бизнес, получивший прочную экономическую стал важным политическим фактором, чья роль превосходила даже ресурс публичных государственных институтов.

3. Третий этап (1998-2000 годы) ознаменовался кризисом "олигархической" модели экономики, который был связан с дефолтом 1998 года. На первый взгляд, олигархия отделалась легким испугом - произошел естественный отбор, погибли аутсайдеры, а крупнейшие структуры, по большей части избавившись от финансовых институтов (или сделав их менее приоритетными), сохранили свое положение в экономике.

4. Четвертый этап (2000-2003 годы) можно охарактеризовать как время компромисса между властью и "олигархией". Крупному бизнесу было предложено отказаться от глобальных политических амбиций и принять новые правила игры, установленные государством. Они подразумевали необходимость следовать общей политической линии в основных вопросах (реформа властной вертикали, чеченская проблема, информационная политика и т.д.). Новыми правилами категорически запрещались любые медийные кампании, направленные против президента. Государство предложило бизнесу схему диалога посредством Совета по предпринимательству при правительстве и периодических встреч президента с руководством РСПП, в состав которого вошли представители крупных бизнес-структур. Однако в экономической области мало что изменилось. Государство пошло лишь на направление некоторой части прибылей крупного бизнеса через систему фондов. Экономическое лоббирование было выведено за политические рамки, а, следовательно, было фактически легализовано государством - как и на предыдущих этапах. На данном этапе активность крупного бизнеса в политической сфере не уменьшилась, а, скорее, видоизменилась. Сохранилось существенное влияние ряда компаний в президентских и правительственных структурах. Но публичный центр тяжести был перенесен в Думу и в регионы. В Думе лоббизм выразился как в создании официальных структур (межфракционное объединение "Энергия России"), так и на неформальном уровне (лоббистская группа ряда нефтяных компаний).

Благодаря их деятельности законодательная активность депутатов направлялась в сторону, объективно выгодную крупным нефтяным компаниям. В регионах экспансия крупного бизнеса была связана с более активным продвижением кандидатов в губернаторы. [24; с.80]

5. Новый этап отношений государства и бизнеса. К 2003 году сложились условия для пересмотра правил игры, что стало основанием для определения нынешнего этапа отношений государства с бизнесом в качестве особого, пятого по счету в современной России.

Президентская власть негативно воспринимала ограниченность своих ресурсов в ряде ключевых экономических вопросов, связанных с деятельностью крупных компаний - от налогообложения сырьевых отраслей до приватизации. В условиях складывания моноцентрической системы подобная практика выглядела противоречащей общей политической тенденции, ясно выразившейся в последние годы. Владимир Путин поставил перед правительством ряд важных задач: такие как удвоение ВВП, борьба с бедностью и модернизация армии. Решить их в условиях, когда государство должно идти на постоянные компромиссы с бизнесом, с точки зрения Кремля не представляется возможным. Для удвоения ВВП необходима максимальная мобилизация финансовых ресурсов в рамках федерального бюджета. Для борьбы с бедностью, по мнению власти, следует возложить часть социальной ответственности на бизнес, причем не в рамках отдельных благотворительных программ (многие из которых успешно реализуются и сейчас, а придав этому процессу системный характер). Таким образом, государство заинтересовано в сотрудничестве с бизнесом - причем придав этому процессу системный, а не эпизодический характер. При этом государство не намерено довольствоваться "уступками" со стороны бизнеса (направлением средств на реализацию отдельных проектов по выборы предпринимательского сообщества или самих компаний).

Оно утверждает свое право самостоятельно определять приоритеты и намерено получить для их реализации адекватное финансирование с помощью повышения налогообложения успешных отраслей (в первую очередь, нефтяной) и улучшения налогового администрирования.

Таким образом, крупный бизнес фактически оттесняется от определяющего влияния на принятие тех решений, которые федеральная исполнительная власть относит к числу политических. [24; с.84]

1.2 Формирование системы представительства интересов бизнеса во взаимоотношениях с государством в России.

По мнению ряда исследователей, политический процесс в России можно охарактеризовать как взаимодействие трех главных авторов - президента, правительства и крупного бизнеса.

До 2000 года можно говорить, что система функционального представительства интересов бизнеса в России отсутствовала. Ее заменяла так называемая «олигархическая модель взаимодействия бизнеса и власти», при которой отношения предпринимателей и государства нередко выходили далеко за пределы официальной системы представительства интересов, выступая в виде неформальных связей бизнесменов на высшем уровне. В рамках этой модели произошло сращивание значительных частей политической и экономической элиты. Этот процесс положил начало образованию российской олигархии. Олигархам не нужны формализованные структуры согласования интересов, собственные политические партии и т.д. Для существования олигархии требуется политическая стабильность и поддержание «status quo». [41; с.30]

Однако к моменту избрания В. Путина президентом ряд крупных бизнесменов по причинам, которых мы не будем касаться в данной работе, утратили свой привилегированный статус. Президент объявил о намерении добиться построения вертикали власти и равноудаленности бизнеса от власти. Была предпринята попытка организации формализованного диалога предпринимателей и государства, включавшего следующие уровни:

1. Консультативно-экспертный уровень был представлен Советом по Предпринимательству при Правительстве РФ, образованным осенью 2000 года, а также аналогичными структурами в регионах.

2. Организованное представительство было оформлено в виде предпринимательских объединений, как общефедеральных, так и отраслевых.

Конечно, процесс образования объединений предпринимателей не был новым для России. К 2000 году в стране уже существовало более полутора тысяч различных предпринимательских организаций. Почти 300 из них претендовали на статус общефедеральных и Всероссийских. Однако несмотря на большое количество существующих организаций, все авторы отмечают их слабость. Причина этого кроется в неразвитости гражданского общества в России, отсутствии эффективных механизмов взаимодействия общества и государства. Все это ведет к политизации деятельности объединений бизнеса. В условиях отсутствия политических партий, способных проводить последовательную политику по поддержке бизнес сообщества, объединения предпринимателей сами «идут в политику». Кроме того, процесс дробления объединений на более мелкие показывает, что многие из созданных организаций оказались не способны отстаивать интересы соответствующих отраслей, занимались лишь внутренним обустройством в сочетании с пустыми декларациями, а деятельность некоторых из них изначально была направлена на <обслуживание> лишь нескольких крупных предприятий.Именно с 2000 года можно говорить об активизации деятельности организаций предпринимателей как представителей интересов бизнеса в диалоге с властью. [41; с.30]

Взаимодействие объединений предпринимателей с государством может осуществляться двумя способами: в процессе консультаций или с помощью делегирования полномочий. Консультации означают образование при той или иной государственной структуре постоянно действующего совещательного органа, в который входят государственные служащие и представители организаций бизнеса. Так, например, при Министерстве внешнеэкономических связей действовал Совет отраслевых объединений экспортеров и импортеров, участниками которого были более двадцати союзов и ассоциаций.

Делегирование полномочий не очень развито в России. Эта модель предполагает создание так называемых саморегулирующихся организаций. Положение об этих организациях включено в общий пакет экономических реформ и, в общем виде, предполагает делегирование негосударственным объединениям контрольных функции федеральных органов исполнительной власти. В настоящий момент в стране действуют две такие организации. Федеральная комиссия по рынку ценных бумаг (ФКЦБ) работает в постоянном диалоге с Национальной ассоциацией участников фондового рынка (НАУФОР). Кроме того организована Профессиональная ассоциация регистраторов, трансфер-агентов и депозитариев (ПАРТАД) [41; с.32]

Рассмотрим складывающуюся систему представительства подробнее.

Совет по предпринимательству был создан осенью 2000 года. Он был наделен консультативными функциями и призван был обсуждать проекты правительственных решений. Предпринимателям была отведена роль экспертов. Возможность обсуждения проблем распределения и перераспределения собственности, а также политических перспектив страны, была исключена. Именно с созданием Совета власть вновь обрела главенствующий статус в диалоге бизнеса и власти. В первую очередь это проявилось в том, что члены Совета подбирались вышестоящими органами.

Структура представительства интересов на уровне предпринимательских организаций весьма запутанна. Существуют три формальных лидера.

1. РСПП. В 2000-2002 году в РСПП вступают многие крупные российские предприниматели. В организационной структуре РСПП появляется новый элемент - Бюро Правления, большая часть членов которого входит в Совет по предпринимательству. Члены Бюро приглашаются на встречи с президентом и на заседания в Государственную Думу. С этого момента РСПП начинают называть не иначе, как <профсоюз олигархов>. И хотя членами РСПП являются отнюдь не только крупные бизнесмены, по своей сути РСПП превращается в организацию, отстаивающую в первую очередь интересы крупного бизнеса.

2. Деловая Россия. Это объединение претендует на роль выразителя интересов среднего бизнеса. Создано оно было по инициативе одноименного депутатского объединения, в которое входили некоторые члены РСПП. По сути дела, депутатская группа «Деловая Россия» была лоббистской структурой РСПП в Парламенте. Именно поэтому, по мнению А.Зудина, отделившись от РСПП, "Деловая Россия" заняла выигрышное место в системе корпоративного представительства бизнеса, захватив парламентское представительство. Однако за время своего существования <Деловая Россия> занималась более организационными вопросами, нежели решением объявленных задач. За 2 года было проведено несколько круглых столов и парламентских слушаний, а летом 2003 года несколько членов движения прияли участие в работе комиссии РСПП по деловой этике. Руководители организации разочарованно говорят, что планы были большие, но пока они практически не реализованы. [169]

3. ОПОРА России. Объединение предпринимательских организаций ОПОРА традиционно считается выразителем интересов малого бизнеса. Создано оно было почти одновременно с Деловой Россией. Однако его деятельность не была отмечена какими либо успехами.

Особенностью таких организаций, как «Деловая Россия» и «ОПОРА» является то, что они были созданы при прямом участии Администрации Президента, и были призваны не дать возможности РСПП стать выразителем интересов предпринимательского сообщества в целом. Ставка была сделана на создание нескольких специализированных корпоративных ниш и выстраивание отношений с каждым из союзов в отдельности. [170] Возможно именно этим во многом искусственным созданием объясняется слабость этих организаций как представителей предпринимательских интересов. [10; с.102]

Деятельность РСПП как представителя интересов предпринимателей более успешна. Взаимодействие РСПП с органами власти ведется на самом высоком, президентском уровне. Относительно регулярными являются встречи Президента с Бюро Правления РСПП. На этих встречах обсуждаются вопросы налоговой и административной реформы, валютного и таможенного регулирования и т.д. Тем не менее, диалог бизнеса и власти носит не равноправный характер. Власть ведет его с позиции обретенной силы. [171] Такие взаимоотношения носят характер «социального контракта». До лета 2003 года, этот суть этого «контракта» заключалась в следующем: в стране проводится ряд экономических реформ, при условии сохранения предпринимателями политической лояльности и непротиводействия правительственным и парламентским инициативам. После того, как летом 2003 года активизировались действия Прокуратуры по проверке предпринимателей, на заседании РСПП был предложен документ по социальной ответственности бизнеса и направлению части выручки на социальные проекты правительства. Взамен, бизнес сообщество предложило остановить действия прокуратуры.

Помимо указанных организаций, в Росси, так же как и в большинстве стран Запада, функционирует Торгово-промышленная палата. Это объединение ведет свою историю из доперестроичных времен, и является единственной предпринимательской организацией, деятельность которой регулируется Федеральным законом. ТПП выполняет ряд государственных функций и полномочий. В частности, Палата берет на себя некоторые государственные функции во внешнеэкономической деятельности. Так, ТПП занимается экспертизой товаров, поступающих в Россию, осуществляет защите прав российских разработчиков, предоставляет консалтинговые услуги, организует международные выставки, осуществляет усилия по привлечению иностранных инвесторов. Кроме этого, государство делегирует ТПП и его региональным структурам такие свои функции по развитию предпринимательства, как лицензионная деятельность, валютно-экспортный контроль, таможенные процедуры, организация выставок и ярмарок. [10; с.102]

Руководители ТПП претендуют на первенство в сфере представительства интересов предпринимателей. На собрании ТПП, посвященном определению приоритетных направлений работы на 2003 год, ее президент Е.Примаков заявил: «В настоящее время наблюдается недооценка палаты со стороны правительства, которую надо ликвидировать». [50; с.172]

Помимо указанных организаций федерального уровня, в России существует целый ряд отраслевых организаций, таких как Ассоциация Российских Банков, Национальная алкогольная ассоциация, Ассоциация малых и средних нефтедобывающих организаций, Ассоциация предприятий компьютерных и информационных технологий и т.д. Хотя по своим программным документам такие организации обязуются влиять на выработку представительными и исполнительными органами власти РФ политики, отвечающей профессиональным интересам их членов, на самом деле, они больше заняты предоставлением предпринимателям консультационных услуг, участием в различных выставках и форумах и т.д. Можно сказать, что пока такие организации являются в значительной мере декоративными.

Тем не менее, факт возникновения множество подобных организаций говорит о том, что «деловые люди стали преодолевать фрагментацию и создавать консолидированные системы представительства своих интересов, которые одновременно оказывают членам союзов различные услуги». [50; с.173]

Каким же образом можно охарактеризовать российскую модель взаимоотношений бизнеса и власти? Наличие большого ряда предпринимательских организаций, превалирование государства в процессе согласования интересов позволяют говорить о процессе корпоративизации отношений бизнеса и власти. Этот процесс является взаимовыгодным, т.к., по мнению А. Зудина, позволяет государству использовать союзы в качестве инструмента контроля за экономикой, а предпринимателям - использовать коллективное право для защиты своих интересов. Однако построение модели неокорпоративизма, как ее можно точнее обозначить, не является завершенным. В первую очередь потому, что диалог бизнеса и власти сохраняет черты олигархичности. Это проявляется в том, что главенствующую роль в диалоге с властью играет Бюро РСПП, точнее те его члены, которые постоянно присутствуют на встречах с Президентом и заседаниях Совета по предпринимательству. Этот круг включен в привилегированные отношения с государством. [50; с.174]

Тем не менее, предприниматели уже не могут диктовать государству свои требования (что наглядно показали события лета 2003).

Существенное затруднение для создания неокорпоративной модели в России представляет характер экономики. Доминирование крупных и сверхкрупных предприятий, наличие финансово-промышленных групп делает невозможным установление диалога бизнеса и власти исключительно в формате взаимодействия с союзами и ассоциациями. Крупные предприятия, как правило, представляют интересы не одной, а нескольких отраслей, и это затрудняет их представительно в рамках союзов.

Глава 2. Политические формы и модели взаимодействия бизнеса и власти в современной России и бизнеса в современной России.

2.1 Бизнес и власть как взаимодействующие субъекты социальной ответственности.

Взаимодействие бизнеса и власти отражающее интересы общества, является важнейшим фактором устойчивого развития страны. Современный этап социально-экономического развития России характеризуется недостаточной эффективностью системы связей бизнеса с власть, которая пока не позволяет эффективно реализовывать свои функции субъектам взаимодействия и негативно сказывается на решении экономических проблем общества.

Под бизнесом, как субъектом взаимодействия с властью, понимается совокупность предпринимательских структур (от индивидуальных предпринимателей до общенациональных интегрированных бизнес-групп), ведущих хозяйственную деятельность на рынке в целях извлечения «частных» коммерческих выгод.

Экономический словарь трактует бизнес как инициативную, экономическую деятельность, осуществляемую за счет собственных или заемных средств на свой риск и под свою ответст­венность, ставящую главными целями получение прибыли и развитие собственного дела [22; с. 33].

Не зависимо от того, рассматривается бизнес с позиции структуры или с позиции деятельности основной его целью является получение прибыли.

По экономическим показателям бизнес делится на малый, средний и крупный, по стадиям развития бизнес – организации - начинающий, развивающийся, сложившийся.

Роль бизнеса в общественном развитии.

В последнее время ведутся оживленные дискуссии об отношении государства и бизнеса в современной России. Действительность ставит острые и серьезные вопросы, от решения которых зависит будущее российского общества. Обессиленная экономика, разъединенность людей, неспособность нации выдвинуть ярких привлекательных лидеров. В этой ситуации особую актуальность приобретает определение места и роли в развитии общества бизнеса, организованной деловой активности.

Место и роль бизнеса в современном обществе обусловлены его весьма существенными функциями бизнеса в общественном развитии.

Прежде всего, это экономическая функция: вне зависимости от общественного уклада, политического режима, доминирующих религиозных взглядов, каждое общество способно существовать и успешно развиваться только при условии хозяйственной деятельности, обеспечивающей, как минимум, хотя бы воспроизводство потенциала общества. А это предполагает эффективную деловую активность, управление ею.

Не менее важна политическая функция бизнеса и менеджмента. Политическая жизнь любого общества, в конечном счете, выражает столкновение, борьбу конкретных интересов, прежде всего – экономических. Поэтому деловой мир (крупные предприниматели, топ-менеджеры, средний и мелкий бизнес, объединенный в отраслевые или региональные союзы и ассоциации) оказывает определяющее влияние на принятие политических решений, без их активного участия и поддержки не обходится ни одна избирательная кампания, формирование органов власти. Тем самым бизнес оказывается одним из решающих факторов формирования и развития гражданского общества. [34; с.62]

В определенной степени, деловой мир, мир бизнеса выполняет по отношению к обществу лидерскую функцию – в том плане, что его состояние, цели, характер и способы осуществления деловой активности определяют состояние общественной жизни: общие настроения, жизненные цели и т.д. Достаточно, в этой связи вспомнить социальные последствия финансового кризиса в России в августе 1998 года - как резко поменялась атмосфера в обществе, сколько людей пересмотрели свои ближайшие и перспективные жизненные планы, как изменились конкретные судьбы!? Не случайно бизнесмены и топ-менеджеры, наряду с политиками и известными деятелями культуры – главные «ньюсмейкеры», к которым приковано внимание общественности, средств массовой информации.

В этой связи можно говорить и о нравственной (этической) функции бизнеса и менеджмента. Этика деловых отношений играет исключительно важную, если не определяющую роль в динамике нравственной культуры общества. В отличие от национально-этнических традиций, религиозных ценностей и норм, аккумулирующих и сохраняющих общие духовные ориентиры нравственности, этика деловой активности оказывает решающее влияние на формирование реальной нравственной культуры, выступая при этом своеобразным практическим ориентиром-образцом (трендом) для нравственной культуры других сфер общественной жизни.

Культурально-духовные предпосылки и традиции, вне всякого сомнения, сказываются на национально-этнических особенностях деловой активности, но если они приходят в противоречие с нравственностью, реализующееся в практике деловых отношений, складывается шизофреническая ситуация, формируется двойная мораль, когда нормы, задаваемые семейным и школьным воспитанием оказываются просто «словом», а эффективное «дело» строится на совсем других нормах и ценностях. И всегда, в конечном счете, побеждает жизнь, а не слова, не подкрепленные практикой и реальными результатами.

В свете сказанного, становится очевидным, что в современном обществе бизнес выполняет важнейшую модернизационную, а еще точнее - инновационную функцию, обеспечивая не только экономические условия выживания и развития социума, но и реализацию новейших достижений мировой технической, научной и гуманитарной мысли. Нельзя не признать, что переход традиционных обществ и культур к современному производству, достижениям науки, техники, медицины, гражданскому обществу, демократическим свободам, международному сотрудничеству и интеграции осуществлен именно с помощью и не основе реальной практики деловой активности. [34; с.64]

Таким образом, можно признать, что деловой мир выступает главным связующим звеном, обеспечивающим полноценную интеграцию общества, существование и развитие социального партнерства. Не только политика, но и искусство, образование, наука, спорт в любой стране и в любом обществе не могут полноценно развиваться без поддержки со стороны делового мира. Спонсорство, патронаж, благотворительность, лоббистская деятельность… - перечень форм социального сотрудничества и партнерства можно продолжать, но все они, в конечном счете, замыкаются на сотрудничество с конкретными фирмами, корпорациями, финансовыми группами, отдельными предпринимателями, прочими бизнесменами.

Наука и искусство менеджмента, или корпоративного управления, – одно из важнейших достижений цивилизационного опыта. Это непрерывно совершенствующийся синтез теории и практики, анализа и интуиции, функциональных знаний и умения руководить подчиненными, способности плодотворно вести дела с партнерами и клиентами и поддерживать заинтересованность сотрудников в достижении целей компании.

Деловая активность (бизнес) - одна из наиболее динамичных и пластичных форм человеческой деятельности. Ее технология (менеджмент) менялась и радикально, особенно – за последнюю сотню лет. Это обстоятельство, к сожалению, не всегда учитывается в российском общественном мнении, живущем до сих пор преимущественно представлениями о бизнесе середины позапрошлого столетия, бывшего предметом марксова анализа. Но именно в последовавший за этим период бизнес проделал серьезную и радикальную эволюцию. А на наших глазах происходит эволюция культуры российского бизнеса.

В истории нет и не было ни одного народа, добившегося успеха, если он занимался самоуничижением и посыпанием головы пеплом, не искал позитивных начал в своих поражениях и катастрофах, не извлекал зерен подъема из собственных падений. Понимание этого открывает путь к ответственному диалогу с миром, к реализации вектора развития, ориентированного в будущее, а главное – диалогу внутри общества. Без социального согласия у России нет пути в будущее. В этой связи роль деловой активности, бизнеса – как мотора развития – выходит на первый план. [34; с.64]

Рассмотрим сущность российского бизнеса, как наиболее динамичной и эффективной силы, призванной стать одной из важнейших движущих сил качественных преобразований в экономике, через выполняемые им функции.

В научной литературе встречается разный набор функций, выполняемых современным российским бизнесом.

Справочная экономическая литература предлагает следующие функции:

- осуществление деятельности по производству и обменным операциям между предпринимателем и другими элементами хозяйственной сферы рынка (потребителей);

- управление процессом обмена между предприятием и его контрагентом;

поддержка предпринимательства - распространение предпринимательских идей, инициативы и опыта управления;

- деятельность по разработке и реализации новых технологических процессов и новой продукции;

- связи с общественностью - осуществление и управление отношениями между предприятием и общественностью или средствами массовой информации.

Современные исследователи выделяют инновационную, модернизирующую, развивающую и социальную функции бизнеса. В рамках проводимого исследования наиболее значима из них социальная функция, которая реализуется в первую очередь посредством:

- полной и своевременной выплаты налогов и обеспечение достойного уровня заработной платы сотрудникам;

- поддержки системы образования и подготовки кадров, системы здравоохранения, других сфер социальных услуг;

- поддержки инициатив по финансированию социальных проектов муниципальных властей и организаций гражданского общества. [38; с.87]

Социально ответственный бизнес характеризуется тем, что все этапы бизнес – цикла рассматриваются через социальную призму:

1) Разработка общей политики и стратегии: насколько политика и стратегия бизнеса служат задачам устойчивого развития и приносят выгоду всем стейкхолдерам (заинтересованным сторонам);

2) Организация труда и производственный процесс: соблюдаются ли нормы безопасности и экологические нормы при производственных процессах, обеспечиваются ли качество товаров и их безопасность для потребителя;

3) Закупки и управление поставками: приобретаются ли товары, запчасти и услуги у местных поставщиков, и если да, то помогает ли им компания соблюдать установленные стандарты;

4) Сбыт и продажа товаров: насколько безопасны технологии сбыта товаров, приносят ли отношения между предприятием и продавцом пользу конечному потребителю;

5) Продажи, маркетинг и отношения с клиентами: является ли информация в рекламе товара и на его упаковке точной и правдивой, какие механизмы используются для выстраивания отношений между компанией и ее клиентами;

6) Развитие человеческих ресурсов и трудовые отношения: условия трудоустройства сотрудников, охрана и гигиена труда, обучение сотрудников, стратегии преодоления негативных последствий реструктурирования, сокращения штатов и т. д.;

7) Финансовое управление и отношения с инвесторами: эффективность финансового контроля, открытость документации, качество работы совета директоров, отношение к взяткам и внутренним торговым операциям;

8) Проектно-конструкторские работы: объем вложений, учет социальных/экологических проблем, создание проектно-конструкторских бюро в местах освоения новых рынков;

9) Отношения с властью: обеспечивается ли открытость и прозрачность в отношениях с властями и в лоббистской деятельности; участвует ли компания в диалоге между частным и государственным секторами для улучшения политики и норм, регулирующих такие сферы, как трудоустройство, природоохранные нормы и т. д.;

10) Отношения с другими заинтересованными сторонами: как строятся отношения с местным населением, участвует ли компания в общественной жизни, насколько открыты компания и ее подразделения для местного населения;

11) Меры по охране окружающей среды: имеется ли у компании своя природоохранная политика, проводится ли экологическая экспертиза новых проектов и товаров, отчитывается ли компания перед общественностью о своем воздействии на окружающую среду. [38; с.90]

Таким образом, бизнес является важнейшей движущей силой развития, играющей ключевое место в жизни общества, что обусловлено его функциями. Основываясь на анализе научной литературы и экономической практики, представим обобщенный взгляд на функции современного российского бизнеса:

- Экономическая - развитие любого общества возможно только при ведении им хозяйственной деятельности;

- Инновационная – бизнес обеспечивает внедрение в практику новейших достижений в области науки и технологии.

- Политическая - бизнес, особенно крупный, оказывает значительное влияние на принятие политических решений и оказывается важнейшим фактором развития гражданского общества.

- Лидерская – в определенном смысле деловой мир является лидером в современном российском обществе, так как состояние бизнеса определяет состояние общества.

- Социальная – бизнес выступает связующим звеном, обеспечивающим интеграцию общества, развитие социального партнерства.

- Этическая (нравственная) - этика деловой активности выступает своеобразным ориентиром нравственной культуры других сфер общественной жизни.

Еще одним субъектом исследуемых отношений является власть. Под властью, в нашем исследовании, понимается структура, наделенная, во-первых, публичными функциями, что с экономической точки зрения означает выполнение обязанностей гаранта «правил игры» и производителя общественных благ; во-вторых, правом на принятие обязательных для других субъектов хозяйствования решений и легальными полномочиями по контролю за их исполнением.

Власть является регулирующим и координирующим органом, определяющим стратегические ориентиры в социальном и экономическом развитии; создающим базовые условия для бизнеса и повышения эффективности экономики; разрабатывающим и внедряющим проекты государственной важности и национального масштаба.

Рассмотрим сущность феномена власти и государства в контексте их взаимодействия с бизнесом в той же логике, то есть через функции. [6; с.17]

А. Бунич выделяет 8 функций государства в экономике:

1. Первая функция - дирижистская. Здесь автор проводит прямую аналогию с оркестром, где музыканты играют, а дирижёр задает темп и синхронизирует их действия. На первый взгляд, роль дирижера сводится к малопонятному размахиванию палочкой. Однако уберите его – и музыка тотчас превратится в какофонию.

2. Вторая функция связана со способностью государства служить локомотивом для инвестиций. Таковую способность обосновал Дж. Кейнс - самый выдающийся экономист XX века. Эти идеи легли в основу «Нового курса» американского президента Ф. Рузвельта. Кейнсианство около семидесяти лет являлось базовым трендом западной экономической теории. Однако в России были, оно не было востребовано. В фаворе были теории гораздо менее значительного Милтона Фридмана, отца-основателя монетаризма.

Подвид второй функции - государство как гарант инвестиций. Государство должно вкладывать средства в экономику страны, что бы убедить остальных, что вложения в российскую экономику являются надежным предприятием. Тогда капиталы будет вносить и российский и зарубежный бизнес.

Вторая функция также включает в себя создание базы для крупных проектов. Например, строительство делового центра «Москва-Сити» было бы неосуществимо лишь силами частного бизнеса. В режиме самоорганизации оно бы затянулось на десятки лет. В таких случаях, как реализация мега-проектов, рассчитанных на много лет, требуются определённые усилия со стороны государства по созданию инвестиционной привлекательности. Но эти усилия чаще всего оказываются оправданы, так как прибыль, в конечном счете, окупает затраты.

3. Третья функция – государство как катализатор экономических процессов. Если необратимо стагнирует какое-то предприятие, почему бы не завершить его деятельность досрочно, пустив освободившиеся денежные и человеческие ресурсы на другое, перспективное с экономической точки зрения дело? Если понятно, что этот промышленный район не имеет перспективы, надо продумать меры, чтобы расчистить там площадку, на которую придут инвесторы и построят жилой квартал. [44]

Современная экономика – это в первую очередь экономика времени. Успех в глобальной конкуренции зависит от того, как быстро вы реагируете на изменившуюся ситуацию. Надо понимать, что частный бизнес никогда не возьмет на себя функцию экономии времени, потому что он в принципе мыслит в других категориях.

4. Четвертая функция государства - социальная. Никто кроме государства не в состоянии осуществлять социальные проекты, обеспечивать перераспределение средств в экономике страны в интересах социально незащищенных. Очевидно, что частный бизнес не может этого обеспечить в полной мере даже при высоком уровне социальной ответственности.

5. Пятая функция – антимонопольная. В России она выражена очень слабо, в то время как в той же Америке соответствующие ведомства обладают огромными возможностями. Они способны, если нужно, даже расчленить «Майкрософт». Ясно, что в нашей стране с ее монополистической структурой рынков антимонопольные ведомства должны обладать серьезными полномочиями.

6. Шестая функция – планирование и прогнозирование. Никто, кроме государства, ее выполнить не может. У частного бизнеса, даже у крупной финансовой группы, совсем другие приоритеты. Только государство способно содержать соответствующие службы, заказывать научные исследования, принимать стратегические решения на 5-10 лет вперед.

Всегда останется за государством и реализация национальных проектов на основе программно-целевого метода управления, когда существует четкая задача, под которую вырабатывается соответствующая программа. У государства всегда будут возникать текущие и стратегические задачи. Они могут заключаться в решении проблемы занятости или, как у Рузвельта, в проведении общественных работ, в развитии конкретного региона или территории (программа развития долины реки Теннеси) - в любом случае их решение силами только частного бизнеса невозможно. [44]

7. Седьмая функция – стимулирование научно-технического прогресса, создание инновационной системы, которая позволила бы России быть конкурентоспособной в наукоемких, высокоприбыльных отраслях.

8. Восьмая функция заключается в создании устойчивой кредитно-финансовой системы. Сколько бы частный бизнес ни развивался, он не может обеспечить всех необходимых капиталовложений. Поддержание национальной валюты тоже не входит в его задачи. Этим способно заниматься только государство.

Гарантия экономических и социальных прав населения, охрана окружающей среды, устранение региональных диспропорций, дифференциация ставки налогов и др. являются прерогативами государства и власти.

Анализ функций бизнеса и власти приводит к выводу о их невыполнимости при отсутствии взаимно выгодных связей и взаимной зависимости между бизнесом и властью. Взаимодействия между бизнесом и государством обусловлено как невозможностью выполнения своих социально-экономических функций со стороны государства без бизнеса, так и невозможностью эффективного развития бизнеса без поддержки государства.

Таким образом, функции бизнеса являются более локальными и реализуются на уровне внутрикорпоративном и территории пребывания, а функции власти – более глобальными и реализуются на государственном, национальном уровне. Вместе с тем, реализация своих функций обоими субъектами и эффективное взаимодействие между ними, в конечном счете, ведут к стабильному развитию общества и повышению благосостояния населения. [31]

2.2 Основные модели взаимоотношения государства и бизнеса и проблемы их развития.

Важное теоретическое значение для практического развития социально ориентированных взаимоотношений бизнеса и власти имеет их моделирование [16]. Можно выделить несколько основных моделей взаимодействия государства и бизнеса:

1. Модели «подавления и принуждения» предусматривают административное давление. Государство требует от бизнеса определенных вложений в реализацию социальных программ и проектов, используя административный аппарат и структуры, призванные осуществлять контроль за деятельностью бизнеса.

2. Модель «патронажа» предполагает компенсации затрат бизнеса на реализацию социальных программ и проектов за счет определенного доступа для бизнеса к контролируемым властью ресурсам. Эта модель предполагает возможность торга вокруг условий поддержки бизнесом социальных программ и проектов власти.

3. Модель «невмешательства» власти. Государство не занимает активной позиции по отношению к социальной политике, проводимой бизнесом.

4. Модель «партнерства», в рамках которой представители власти и бизнеса могут достигнуть компромисса. В современных социально-экономических российских условиях именно эта модель является наиболее приемлемой, работающей по принципу «выгодно каждому – выгодно всем».[47; с.95]

В рамках модели партнерства между субъектами взаимодействия происходит взаимовыгодный обмен ресурсами. Как государство, так и бизнес обладают ресурсами, доступ к которым может быть полезен и выгоден другой стороне. Государство располагает экономическими, политическими, административными и информационными ресурсами, а бизнес – финансовыми, экспертными и инновационными. В рамках партнерской модели обмен этими ресурсами является основой взаимодействия власти и бизнеса. Наиболее зрелая модель, ориентированная на изучение, анализ и осмысление общественного мнения и социальной среды в целом, установление взаимно-ответственных партнерских отношений, как с рыночной, так и социальной средой фирмы: органами власти, СМИ, общественными организациями, неорганизованной общественностью, собственным персоналом.

Каждая из этих моделей не лучше и не хуже других – она может быть адекватной или неадекватной состоянию общества, в котором действует бизнес. Также как если на телегу поставить реактивный двигатель, такая телега далеко не уедет, так и в современном российском обществе партнерская модель вряд ли может оказаться полноценно эффективной. Пока еще сохраняется действенность откровенного манипулирования. Получается, что этапу "сильных личностей" соответствует манипулятивная модель PR, практика "черного пиара". На этапе "служения" востребованы информационная и разъяснительная модели. Этап социального партнерства соответствует экономической и политической стабилизации общества.

Эффективным инструментом взаимоотношений государства с бизнесом является государственно-частное партнерство.

Во взаимоотношениях государства и бизнеса в России есть элементы, не содействующие развитию государственно-частного партнерства. В частности, это проблема соотношения ролей каждой из сторон в таком партнерстве. [47; с.95]

Процесс перехода к рынку в нашей стране в 1990-е годы характеризовался ослаблением роли государства в экономике. В начале XXI в. на повестку дня встала задача "превращения государства в равноправного субъекта рыночных отношений", что касалось прежде всего не просто количественного вклада, а соотношения прав и обязанностей сторон.

Сегодня, напротив, все чаще звучат тревожные оценки, согласно которым государство в России стало доминирующим партнером, когда "заведомо неравные" позиции власти и бизнеса могут привести к "профанации идеи частно-государственного партнерства". Суть равноправного диалога заключается в том, что нельзя "командовать бизнесменом", ему надо помогать, постоянно создавая благоприятные условия для эффективной деятельности. Как подчеркивал еще в начале XX в. отечественный политэконом И. X. Озеров, "с осуществлением правового строя даровитое русское население... проявит свою энергию".

Повышение экономической роли государства в России сопровождается стремлением "построить" отечественный бизнес в режиме государственно-частного партнерства. Пока более плодотворным оказывается взаимодействие государства с зарубежным бизнесом. [47; с.96]

Привлечение частнопредпринимательского сектора к выполнению социальных и экономических программ, в том числе в сфере общественных услуг, включая реализацию инфраструктурных проектов, может сделать государство компактным, эффективным и гибким, тем самым, снижая уровень бюрократизации и коррумпированности экономики. По сути, речь идет о поддержании некоего оптимума между госрегулированием и рыночными силами; иными словами, нужен поиск "цивилизованного консенсуса" между государством, собственником и менеджментом. Решение этой задачи тормозят многие факторы, в частности отсутствие соответствующей законодательно-нормативной базы, долговременной промышленной политики. Исключение составляют энергетика и железнодорожный транспорт после принятия правительством стратегии его развития до 2030 г. (июль 2008 г.) на началах государственно-частного партнерства (75%-ная доля частных инвесторов и 25%-ная - государства в лице РФ и его субъектов). Конкретные механизмы реализации государственно-частного партнерства еще предстоит разработать.

В сфере общественных услуг у нас, в отличие от зарубежных стран, концессии пока не получили широкого распространения. Так, российское законодательство разрешает частной компании привести в порядок обветшалый водоканал, но не поставлять воду в квартиры. Между тем в мире негосударственным операторам частично или полностью передано около 10% услуг по водоснабжению. Власти призывают сотрудничать с частным сектором даже предприятия коммунально-бытовой сферы, которые не могут работать с прибылью. В 2006 г. правительство РФ сделало шаг в данном направлении: утверждено типовое концессионное соглашение в отношении объектов водо-, тепло-, газо - и энергоснабжения, водоотведения, очистки сточных вод, переработки и утилизации бытовых отходов.

На фоне сравнительно быстрого развития российской экономики в последние годы инфраструктурные отрасли остаются, пожалуй, наиболее узким местом отечественной хозяйственной системы, порождая опасность техногенных кризисов и катастроф. [47; с.98]

Государственно-частное партнерство здесь представляется весьма уместным, но при этом не следует забывать, что государственные капиталовложения не заменят опыта и знаний частных инвесторов. Контролируемые государством нефтяные и газовые компании могут достичь определенного роста производства, сотрудничая в отдельных проектах с крупными иностранными частными нефтяными корпорациями.

Государство призвано формировать и совершенствовать в альянсе институциональную среду. В российском законодательстве отсутствуют институты публичного права и публичной собственности, в рамках которых работает вся система государственно-частного партнерства на Западе. Кроме того, правовая база должна быть стабильной, а не меняться столь часто (сохраняя огромные пробелы). Для формирования благоприятного инвестиционного климата важно упорядочить налоговый режим в стране.

В России, как и в остальном мире, государственно-частное партнерство может и должно стать инструментом повышения эффективности и конкурентоспособности сетевых отраслей инфраструктуры, привлекая к их реформированию иностранные инвестиции, в том числе через концессии. Сотрудничество с "привлечением к нам иностранных капиталов" И. X. Озеров рассматривал как способ "привить ростки европейской и особенно американской энергии".

Создание разветвленной инфраструктуры, обеспечивающей бизнесу выгодные условия для работы, - одна из основных задач государства. Средства учрежденного в этих целях Инвестиционного фонда РФ на началах государственно-частного партнерства будут направляться через ОАО "Российский банк развития". Имеется в виду одновременное создание производств и транспортно-энергетической и социальной инфраструктуры в интересах территориального развития РФ. [53; с.119]

Для совершенствования механизмов государственно-частного партнерства необходимо формирование конкурентной среды, чему способствует включение российской экономики в процессы глобализации.

Для формирования конкурентной среды требуется также снять барьеры на пути сотрудничества отечественного бизнеса с зарубежным. Это важно не только для отдельных предприятий, но и для экономики РФ в целом. Страны ЕС настороженно относятся к стремлению российских компаний с госучастием инвестировать в их инфраструктурные сети. В ЕС усиливается отрицательное отношение к госсобственности. В определенной степени неблагожелательной реакцией в Евросоюзе объясняется поворот отечественных компаний на Восток. Повышение роли частного капитала с одновременной поддержкой его государством при налаживании коммерческих связей с зарубежными партнерами могло бы ослабить подобные опасения. Сегодня весьма уместно высказывание российского публициста начала XX в. (периода более ранней волны глобализации) М. Меньшикова о целесообразности борьбы народов "не за независимость... а за правильную зависимость друг от друга".

Анализ опыта российских рыночных преобразований конца XX – начала XXI вв. дает основания говорить о том, что первопричиной подавляющего большинства экономических неудач, как и проблемного характера реформы в целом, является установившаяся в России редистрибутивная модель взаимодействия бизнеса и государства, построенная на переплетении экономической и политической сфер жизни общества. Подобные деструктивные формы капитализма хорошо известны («капитализм для своих», «восточный капитализм» и т.д.), присущи многим странам третьего мира и справедливо считаются серьезнейшим тормозом социально-экономического развития переходных обществ [10; 11-14]. Источником формирования такой модели политико-экономических отношений в России стала специфика проведения рыночных реформ. Данные реформы, включая в себя стандартный для экономического транзита набор компонентов (либерализация, стабилизация, приватизация) и имея своей целью построение открытого капитализма, не смогли, тем не менее, полностью размыть советскую систему административных рынков и, благодаря своему номенклатурному характеру, определили правила взаимодействия государства и вновь возникшего бизнеса в соответствии с принципами бюрократического рынка, подразумевающего неразделенность экономической и политической власти, и перманентную конверсию власти в собственность и собственности во власть. Подобное положение привело к становлению экономической олигархии – класса политических предпринимателей, предпочитавших конкуренцию в политической, а не в экономической сфере, развивавших не рынок и новые изделия, а связи и отношения, находившихся в постоянном поиске политической ренты [8; с.28]. Первоначально выступая в качестве агентов власти «назначенные в миллиардеры» олигархи призваны были стать «главной опорой существующего режима» [1; с.77].

Однако по мере роста экономического могущества характер их отношений с государством постепенно менялся. Иерархический бюрократический патронаж был вытеснен сначала симбиотическими отношениями, где фигуры патрона и клиента потеряли свою определенность, а связи приобрели горизонтальный, взаимозависимый характер, а впоследствии и своеобразной формой плюрализма, в рамках которой крупный бизнес обрел автономию от государства и получил возможность оказывать эффективное давление на наиболее значимые политико-административные институты. Таким образом, гипертрофированность социально-политического влияния позволила указанным политическим предпринимателям занять доминирующее положение в экономике, сконцентрировать в своих руках значительную часть национального богатства и превратить государство в эффективный инструмент для реализации собственных интересов.

Важно подчеркнуть, что сущность вопроса заключается не столько в диспропорциональном и несправедливом распределении ресурсов в ходе реформ, сколько в заданной политической направленности развития экономической системы. Теорема Коуза обоснованно указывает на то, что первоначальное распределение прав собственности не имеет принципиального значения, так как в условиях, когда права четко определены и трансакционные издержки обмена минимальны (в идеале – равны нулю), будет достигнута одна и та же парето-эффективная аллокация ресурсов. Но достижение подобного парето-эффективного состояния возможно лишь при свободном, рыночном обмене ресурсами. Проблема же как раз состояла не в том, что олигархи (справедливо или нет) получили в результате приватизации большую и наиболее доходную часть государственной собственности, но в том, что они сориентировали свою деятельность не на конструктивное предпринимательство в рамках рыночной экономики, но на использование приобретенного в результате обладания крупными экономическими активами социально-экономического влияния для искажения рыночных механизмов в целях получения всевозможных преференций для своего бизнеса и извлечения ренты.

Следствием указанного положения стало воссоздание в России на новом этапе развития элементов редистрибутивной экономической системы с распределением ресурсов не столько на основе рыночного обмена, сколько в рамках административного торга, где группа ведущих олигархических бизнес-структур смогла, в силу контроля над большим объемом финансово-промышленных активов, осуществлять эффективное влияние на органы государственной власти и закрепить за собой привилегированное экономическое и политическое положение, способствуя трансформации зарождающейся в России рыночной экономики в модель олигархического капитализма.

Неэффективность подобной модели политико-экономических отношений, в рамках которой политические предприниматели, сориентированные на перераспределение, а не на производство ресурсов, интенсивно воздействовали на правительство и получали различные преференции по средством искажения рыночных механизмов, была продемонстрирована уже в конце 1990-х гг.

Столкнувшись с неблагоприятной внешнеэкономической конъектурой при недостаточно рациональной макроэкономической политики, российская экономика оказалась в глубочайшем кризисе.

Неразрешимое противоречие между катастрофически разраставшимся государственным долгом и неспособностью правительства эффективно наполнить бюджет привело к тому, что 17 августа 1998 г. было объявлено о «новом подходе» к финансовой политике, который означал дефолт и девальвацию одновременно. По существу, речь шла о полномасштабном банкротстве сложившейся политико-экономической системы. [47; с.100]

Реформы 2000-х гг. и трансформация модели взаимодействия власти и бизнеса в России.

Переход к иной модели взаимодействия бизнеса и государства был провозглашен в начале 2000-х гг. В. В. Путиным. Новая политика подразумевала устранение олигархов «как класса» [6], посредством ликвидации сращивания власти с капиталом и постановки всех экономических субъектов в равные условия при взаимодействии с государством. Данный политический курс получил широкую общественную поддержку, а его проведение в жизнь было подкреплено использованием силового потенциала государства (налоговой полиции, Генеральной прокуратуры, ФСБ и т.д.). В сложившейся ситуации большинство представителей крупного бизнеса предпочли подчиниться президенту, а те немногие, кто осмелился вступить в открытую конфронтацию с Кремлем были изолированы, подвергнуты многочисленным санкциям и вынуждены покинуть страну. Таким образом, президент смог подавить стремление олигархов к расширению собственной власти и навязать большому бизнесу новые правила отношений с политической властью.

В основе данных правил лежал базовый постулат: государство отказывалось от пересмотра результатов приватизации в обмен на отказ бизнеса от самостоятельного участия в политическом процессе [9; с.25]. Данное положение означало, что олигархи отстранялись от выработки важнейших политических и социально-экономических решений, однозначно принимая и активно воплощая в жизнь сформулированный Кремлем в автономном режиме политический курс. При этом бизнесу следовало быть лояльным по отношению к власти, всеми способами ее поддерживать, в том числе принимая на себя расширенные обязательства социальной ответственности и активно финансируя все предложенные властью проекты. Таким образом, установление новой модели взаимодействия государства и бизнеса привело к радикальному ослаблению влияния крупных предпринимателей, подчинению бизнеса государству и включению на корпоративистских основах олигархических группировок в единую президентскую властно-управленческую вертикаль. Однако усиление политико-административного потенциала правительства, подавление и подчинение олигархических структур не привели к искоренению рентоориентированного поведения и эффективному разграничению политической и экономической сфер жизни общества. Изначально масштабная антиолигархическая кампания имела ярко выраженный избирательный характер и была направлена скорее против отдельных наиболее политизированных, амбициозных и неблагонадежных олигархов, нежели против олигархов как социальной корпорации. В результате произошла смена «приближенных» олигархов, а не коренная трансформации характера взаимодействия крупного бизнеса и государства. Новая модель отношений не установила универсальных принципов взаимодействия и строгого разграничения политической и экономической власти: создание ассоциативных механизмов представительства интересов (учреждение Совета по предпринимательству при правительстве России, реорганизация Российского союза промышленников и предпринимателей и др.) не исключало индивидуальных контактов с отдельными предпринимателями, примат «диктатуры закона» не ограничивал возможности избирательного применения правовых норм, а тезис о «равноудалении олигархов» не препятствовал существованию особо привилегированных групп предпринимателей. Соответственно, ранее сложившиеся, основанные на системе административного торга принципы взаимодействия бизнеса и государства не претерпели сколь-либо серьезных изменений.

Более того, в некоторых аспектах положение в указанном вопросе даже ухудшилось. Власть, отстранив олигархов от процессов формирования политико-административных решений, стала все более активно вмешиваться в экономическую деятельность. Принужденные к сотрудничеству, поставленные перед необходимостью субсидировать различные правительственные начинания крупные бизнес-структуры пошли по пути сращивания с государством, превращаясь, по существу, в «уполномоченные» компании. Подобным же статусом, уже «по определению», обладают занимающие все более видное место в экономике госкорпорации и компании, со значительной долей государственного капитала, призванные исполнять не только профильные хозяйственные, но и иные предписанные государством функции (социальные вопросы, поддержка правительственных инициатив и пр.). [14; с.35]

Казалось бы, дополнительное, навязанное правительством обременение должно сокращать конкурентоспособность указанных бизнес-структур на рынке. Однако в сложившихся реалиях, при широком государственном управлении экономическими процессами статус уполномоченных компаний несет не только и не столько издержки, сколько дает многочисленные рентные преимущества в форме ускоренного и гарантированного получения всевозможных разрешений, лицензий, эксклюзивных прав и пр. В результате можно констатировать, что в России в отношениях между государством и бизнесом сложилась порочная система обменов, в рамках которой фирмы, уполномоченные государством, включенные в систему обменов, оказываются в несравненно более выигрышном положении, чем не входящие в систему обменов свободные агенты рынка.

В этих условиях роль дружественных отношений с правительством в качестве фактора успешной экономической деятельности многократно возрастает. Соответственно, увеличивается и конкуренция бизнес-структур за привилегированные отношения с государством, выражающаяся в приумножении как расходов на лоббирование (в том числе и теневое – коррупцию), так и отчислений на инициированные властью социальные программы. Таким образом, мы получили классическую, описанную М. Олсоном [38; с.4] ситуацию политико-экономической деволюции: все больше ресурсов отвлекается от производственной деятельности и направляется в борьбу за приобретение ренты, уменьшая производительный потенциал общества, прогрессирующее же расширение санкционированных государством рентных бенефиций (всевозможных привилегий, монополий и пр.), сокращая рыночную конкуренцию, делает экономику еще менее эффективной.

Важнейшей проблемой взаимодействия бизнеса и власти является определение степени ответственности каждого из субъектов за решение социальных проблем и социальное развитие общества. Ни в науке, ни в практике нет единого подхода к решению этой проблемы. Одни считают, что ответственность за социально-экономическое развитие в максимальной степени лежит на бизнесе. Этот, так называемый европейский, подход поддерживают в основном представители некоммерческих организаций и государственных органов власти. Другие разделяют американский подход, в рамках которого сверхзадачей бизнеса является повышение прибыли и рост ценности компании для акционеров, а за решение социальных проблем несет ответственность государство.

2.3 Взаимодействие государства и бизнеса в условиях мирового кризиса.

Ситуация в российской экономике развивается на фоне общемировых экономических процессов и связана с ними. В этой связи особенно показательны события на российском фондовом рынке. «Подушка безопасности», благодаря которой граждане страны пока не почувствовали глубину кризиса, имеет ограниченный ресурс - порядка двух лет.

В этой связи главной задачей российского союза промышленников и предпринимателей является сохранение устойчивых темпов роста экономики России и достигнутого уровня жизни граждан.

В условиях мирового кризиса чрезвычайное значение приобретают государственные решения, которые должны быть хирургически точны и взвешенны и основываться на известном принципе «не навреди». Необходимо отказаться от принятия радикальных мер, противоречащих логике модернизационной политики.

Это позволяет сохранить накопленный потенциал и содействовать развитию отечественного бизнеса, который обеспечивает экономическую основу социальной стабильности.

Мировой финансово-экономический кризис оказал на российскую экономику серьезное влияние. Впервые за последние годы в стране начался значительный спад производства, а также рост безработицы. Государство принимало меры для выхода из кризиса, заключающиеся в изменении таможенно-тарифной и налоговой политики, условий рефинансирования, а также развития долгосрочной системы кредитования. По его мнению, российское государство должно было выйти из мирового финансово-экономического кризиса страной с иной экономикой. Этому способствовало создание предприятий малого и среднего бизнеса, широко применяющих инновационные технологии и использующих высокоинтеллектуальный потенциал работников, потерявших работу в результате кризиса. [36; с.40-41]

Среди отраслей наиболее тяжелая ситуация складывалась в черной металлургии, где спад производства составил более 40 процентов. Аналогичная ситуация наблюдалась в угольной и автомобильной промышленностях. Практически не было отрасли экономики, которую не затронуло снижение производства. В создавшихся условиях появилась необходимость повысить эффективность производства, применяя инновационные технологии с целью сохранения отраслей национальной экономики.

Государством уже предприняты и предпринимается целый ряд полезных шагов, смягчающих внешние удары. Необходимо, чтобы дальнейшие меры, стабилизируя ситуацию, одновременно являлись стимулом для экономического роста, что позволит использовать уникальные возможности России. Время для неэффективных решений государства закончилось.

Осенний экономический кризис поставил под угрозу реализацию многих масштабных государственно-частных проектов. С учетом развития этого кризиса стала невозможной реализация прежней схемы, при которой российские банки привлекали «сравнительно дешевые деньги и с прибылью раздавали их российским заемщикам».

В условиях, когда многие российские компании сокращали свои инвестиционные планы, а инвест-проекты замораживались, вопрос об активном развитии институтов и инструментов государственно-частного партнерства стоял остро.

С одной стороны, в условиях кризиса ни государство, ни частный сектор не заинтересованы были в крупных вложениях финансовых средств. Но с другой стороны, вложение средств в инфраструктуру в ситуации экономического кризиса куда более надежно, нежели, к примеру, их инвестирование в акции или хранение на банковских счетах. И с этой позиции государственно-частное партнерство могло иметь развитие даже в условиях кризиса. При этом очевидно, что часть инвесторов были вынуждены встать на путь переформатирования инвестиционных проектов, задействуя сочетания различных форм государственно-частного партнерства (например, Инвестиционный фонд РФ + Внешэкономбанк), или на путь полного переформатирования проектной заявки (т.е. реализовывать государственно-частные проекты в «антикризисном режиме»).

Учитывая текущую экономическую ситуацию в России и в мире, эксперты прогнозируют, что в ближайшее время предприятия будут в первую очередь заинтересованы в эффективной реструктуризации своих финансовых схем, структуры управления, а также отношений по уже стартовавшим инвестпроектам и в их успешном завершении, но не в инициировании новых проектов. [36; с.41]

Необходимо избежать кризиса доверия, который может серьезно удлинить сроки выхода из кризиса и привести к социальной нестабильности.

Для этого необходимо сконцентрировать социально-экономическую политику, направленную на выход из кризиса, на ряде направлений. Часть из них уже предлагалась российским союзом промышленников и предпринимателей, но из-за сложившейся экономической ситуации актуальность этих направлений работы существенно повысилась.

1. Ужесточить антикоррупционную и антирейдерскую составляющую в государственном управлении. Исключить возможности использования затруднительной для бизнеса ситуации для перехвата или отъема собственности.

2. Использовать ресурсы и активы, которые поступали в бюджетную систему последние годы благодаря усилению роли государства в экономике, для стимулирования развития частного бизнеса и поддержания предпринимательской активности, параллельно создавая необходимые условия для повышения его роли в экономической и социальной политике.

3. Ввести и сделать публичными прозрачные принципы предоставления государственной поддержки компаниям.

Обеспечить при принятии решений об оказании государственной поддержки баланс интересов всех секторов экономики. При этом целесообразнее идти не по пути поддержки отдельных компаний, а стимулирования спроса через госпроекты (инфраструктура, строительство и т.д.). Это более прозрачная, эффективная и при этом менее инфляционная мера, чем простая раздача денег из бюджета. [36; с.46]

4. Пересмотреть ряд политических решений, оказавших крайне негативное воздействие на бизнес-климат в стране.

5. Принять конкретные решения по роли компаний с госучастием / госкорпораций в экономике (определение жестких сроков существования для каждой из госкорпораций; фиксация порядка приватизации госкорпорации и поддержки за счет полученных от приватизации средств институциональных реформ, например пенсионной реформы).

6. Уже сейчас принять решения по стимулирующим мерам, которые будут реализованы для обеспечения выхода на устойчивые темпы роста экономики в среднесрочной перспективе. Важно не принимать решений, ухудшающих деловой климат и условия ведения бизнеса. Кризис - не время для усиления налогового бремени и ужесточения контроля.

7. Использовать ситуацию на финансовых рынках для завершения давно назревших реформ (центральный депозитарий, объединение торговых площадок и т.д.), которые позволят обеспечить и развитие финансовой инфраструктуры, и оперативную реакцию на любые проявления кризиса. Отдельный вопрос - повышение защищенности инвесторов, работающих через финансовые институты. Целесообразно обсудить возможность либо создания единого мегарегулятора для банковской и финансовой сферы, либо распространения на финансовые институты, нуждающиеся в господдержке, требований банковской системы.

Эти предложения - не окончательная позиция союза, а идеи по борьбе с кризисом для обсуждения с руководством страны. Сейчас такой диалог ведется лишь с ограниченным количеством компаний. Перечень участников обсуждения должен быть расширен и создана площадка для оперативного взаимодействия государства и бизнеса в кризисных ситуациях. [36; с.48]

Основными целями государственного регулирования экономики являются:

1) обеспечение экономического роста, развитие производства и наукоемких отраслей экономики, совершенствование структуры спроса и предложения;

2) формирование условий экономической стабильности, включая поддержание уровня цен, повышение занятости населения;

3) реализация принципа социальной ответственности бизнеса – прибыльной деятельности предприятий, добросовестной конкуренции в интересах общества.

Реализация эффективной фискальной политики в Украине способна стимулировать экономическое развитие страны. Необходимыми условиями такой политики могут быть:

- увеличение государственных расходов на социальную сферу и поддержку стратегических программ развития;

- разумная налоговая политика.

Одной их форм участия государства в поддержке субъектов хозяйствования может быть, например, льготное финансирование экспортной или импортной продукции и передача ее на реализацию частным структурам.

Содействие формированию совместных лизинговых компаний при участии или поддержке государства будет также способствовать развитию технологического обеспечения их сотрудничества и расширению экономических связей. Востребовано в настоящее время многостороннее проектное финансирование без регресса на заёмщика или с ограниченным регрессом на заёмщика, при котором место и роль государственных институтов, специализированных агентств, банков трудно переоценить.

Международный опыт располагает положительными примерами льготного государственного финансирования комплектующих для производства продукции частными структурами в рамках специальных программ развития. [36; с.48]

Гибкая межгосударственная и межбанковская поддержка наименее защищенных участников хозяйственных связей (малый и средний бизнес), разумное межгосударственное регулирование рыночных отношений, содействие реализации специальных программ с участием международных банков создает условия для формирования устойчивого и эффективного механизма сотрудничества в условиях восстановления мировой экономики.

Важным направлением международных связей является льготное (при поддержке государства) кредитование инновационных и наукоемких проектов и социально-экономических программ: защита окружающей среды, развитие инфраструктуры, медицинское обслуживание и пр.

Важную роль в формировании единого экономического пространства играет государственная поддержка модернизации производства, машиностроения, энергетики и пр. в рамках совместного использования межгосударственных синдицированных кредитных линий. Эффективное использование такого опыта направлено на многостороннее экономическое и финансовое сотрудничество различных стран.

Основой крепких и всесторонних связей стран являются их экономические интересы, реализация которых зависит от “политической воли”. Правительства стран в настоящее время располагают реальной возможностью повышения жизненного уровня населения на базе совместной поддержки субъектов, хозяйствующих в условиях выхода экономики из кризиса. [44; с.207]

Глава 3. Эффективное взаимодействие государства и бизнеса в процессе модернизации.

Российская экономика, преодолевая негативное влияние кризисного и посткризисного этапов развития, начинает активный поиск будущих стратегических преобразований государства, общества и бизнеса в направлении реализации цивилизованных мер, отвечающих как требованиям

мирового развития, так и особенностям обеспечения национальных интересов. И прежде всего это касается модернизационного преобразования страны на инновационной основе. И фундаментом данного процесса как в социально-политическом плане, так и в финансово-экономическом является выработка стратегически эффективных форм и механизмов взаимодействия всех ключевых сегментов страны, но прежде всего государства и бизнес-сообщества России. [44]

В современных условиях недооцениваются (или смешиваются) такие понятия, как “экономическая политика” и “экономическая идеология”. Превалирование “экономической политики” над идеологией является одной из проблем решения стратегических проблем развития России. В настоящее время практически отсутствует обоснованная экономическая идеология, поддерживаемая государством, бизнесом и обществом. В общем плане она представляет собой расплывчатую конструкцию, включающую в себя ряд несовместимых идей, с одной стороны, это радикально либеральные идеи (максимальная открытость экономики, сохранение статуса поставщика ресурсов, либерализация социального обеспечения, финансовая политика с оттенком монетаристских тенденций под влиянием международных финансовых институтов и др.), с другой - идея выстраивания национально ориентированной экономики, создание современной инновационной системы (сохранение активной роли государства в развитии экономики, поддержание реального сектора экономики, особенно обрабатывающей промышленности, реальное направление финансовых ресурсов на повышение социального уровня жизни населения путем справедливого распределения национального дохода, решение региональных социально-экономических проблем, повышение внутреннего спроса и др.).

Реальным механизмом обеспечения национальных интересов при решении данных проблем является активное использование методов стратегического планирования в развитии экономики.

Учитывая, что для поддержки инноваций в модернизационном процессе государство предполагает выделение значительных ресурсов, гарантий, льгот и т.д., неизбежно возникновение негативных процессов, связанных с личным обогащением отдельных слоев населения. Эта возможность должна быть в центре внимания, и уже на первых этапах модернизации необходимо выработать превентивные механизмы, способные нейтрализовать негативные тенденции. [62; с.111]

В противном случае сама идея инновационно-модернизационного преобразования экономики, общества и бизнеса остается только красивой идеей.

Для того чтобы этого не случилось, на настоящем этапе развития должны быть четко определены роли и возможности основных участников процесса. И прежде всего это касается государства. Достаточно обоснованной можно считать идею члена-корреспондента РАН Р.С. Гринберга: “Новую интерпретацию получает участие государства в современной экономике. Оно уже не вмешивается в экономическую жизнь социума, а действует в нем в качестве равноправного рыночного регулятора, стремясь реализовать особый общественный интерес. Отсюда вытекает более широкий взгляд на формирование рыночного равновесия, предполагающий включение в число самостоятельных субъектов рынка государства-регулятора, стремящегося максимизировать функцию социальной полезности”.

Российское государство эволюционирует в данном направлении, дополняя функции государства-регулятора активным развитием “государственного хозяйства”. Модернизация российской экономики не просто регулируемый процесс, связанный с поддержанием формирования институтов и механизмов, ориентированный на активизацию инновационных процессов. Государство должно усиливать свое влияние на регулирующие процессы также и путем развития своего хозяйственно-рыночного участия в коммерционализации инновационных процессов. При этом речь не идет о “разрастании государственного экспансионизма” и процесс преобразования страны с участием государств не должен свестись к “очередной модернизационной программе чиновников”. [69; с.70-72]

Это должна быть программа развития общества, государства и бизнеса, ориентированная на обеспечение национальных интересов, не ущемляющих интересы демократии.

Анализ предложений и рекомендаций по будущей модернизации экономики страны предполагает необходимость адаптации стратегии государственных и корпоративных структур к предстоящему трансформационному процессу базисного воспроизводственного контура. Нынешний воспроизводственный контур, базирующийся на экспорте энергосырьевых ресурсов, теряет свою работоспособность, растрачивая стратегический резерв финансовых ресурсов, накопленный в годы положительной сырьевой конъюнктуры на мировых рынках. Практически доказана тупиковость пути конъюнктурного приспособления к политическим и экономическим реалиям быстро меняющегося глобализирующегося мироустройства, в котором Россия не нашла еще своего “гарантированного” места.

Модернизация экономики страны на инновационной основе в данном случае должна базироваться не просто на усилении государства, а на формировании цивилизованного эффективного ядра государственно-частного партнерства

с бизнесом, которые способен обеспечить контроль развития социально-экономической и политической сфер в национальных стратегических интересах.

Проектируемое модернизационно-инновационное преобразование России может оказаться реальностью только при напряжении усилий всех народов страны, экономических субъектов и региональных образований. Преобразование должно произойти во всех сегментах и частях государства и общества, которые должны отвечать идеальному образу поставленной задачи. И очевидно, что из “слабых частиц” нельзя создать единое новое, обеспечить российской нации цивилизованный прорыв в будущее.

На сложных этапах реформирования, модернизации рельефнее и в концентрированном виде проявляются негативные мутации экономических отношений, в частности это касается планово-корпоративной модели координации. В этих условиях важно идеологически, политически и научно непредвзято применять критический анализ не только по отношению к частным хозяйственным решениям, институтам и экономическим механизмам, но прежде всего и к самим методологическим основаниям предполагаемой парадигмы экономического развития. От этого зависит уровень и масштабы вненормативного экономического поведения субъектов экономических отношений. С превалированием олигархического элемента в схеме реформирования, основанного на коррупционных принципах, эффект намечаемой модернизации будет минимальным (если не нулевым).

В данных условиях единственным выходом является модернизационный процесс, ориентированный на социальную и экономическую стабилизацию, преодоление корпоративно-криминальных тенденций, неэффективных сегментирования экономики, ее сбалансированного развития, разработки механизмов долгосрочного воспроизводства экономических и интеллектуальных ресурсов. [69; с.73]

При всей своей эклектичности и внешней нелогичности такого плана система обладает внутренней устойчивостью, она способна не только к самовоспроизводству, но и к определенному развитию.

Вместе с тем реальность такова, что в настоящее время происходит процесс повышения устойчивости системы, обладающей, однако, существенными негативными тенденциями, и с этой системой мы входим в модернизационный процесс, ориентированный на создание цивилизованной

инновационной системы. К ключевым характеристикам этой системы (несомненно, требующеймодернизации) можно отнести следующие:

1. Государство не выполняет (в полном объеме) роль эффективного регулятора и беспристрастного арбитра в решении спорных проблем отдельных субъектов экономики.

2. Существует значительный разрыв между действующим законодательством и экономической реальностью. Неформальные отношения занимают место, несовместимое с характеристиками цивилизованной экономики. Парадокс заключается в том, что официальные законные нормы реализуются в полной мере только при соответствии их (корреспонденции) традиционным нормам экономического поведения (“понятиям”).

Уклонения от официальной регистрации, недостоверная отчетность, уклонения от налогов, коррупция в системе госзаказов являются естественной обыденной нормой деятельности, в отличие от норм поведения в цивилизованном обществе, в котором все эти действия считаются непозволительными.

3. Чрезмерная роль административного ресурса, нелегитимный контроль над рынком, тенденции криминального принуждения являются одним из доминирующих факторов предпринимательской деятельности.

4. Отсутствуют эффективные механизмы организации партнерства власти и бизнеса, как организационных, так и финансовых. А используемые механизмы во многом являются новыми формами “увода” бюджетных средств и их использования для личного обогащения. [8; с.61]

5. Доверие между экономическими субъектами и властными структурами находится на чрезвычайно низком уровне. Практически можно с полным основанием говорить о создании ситуации системного дефицита доверия. Собственники и предприниматели не верят государству, государственные органы - бизнесу. Банки не доверяют клиентам, клиенты - банкам, предприятия своим кредиторам и партнерам. Население вообще никому не верит.

В конкретных условиях России в процессе структурной модернизации экономики и общества (на базе формирования новой роли государства и отработки схемы взаимодействия с корпоративным сектором) практически должна формироваться эффективная государственно-корпоративная модель развития. Перед лицом консолидированной силы ведущих экономических держав Запада, международных экономических институтов, мощных транснациональных корпораций в России стоит задача повышения не только

конкурентоспособности отдельных компаний, но и экономики в целом, ее финансового и промышленного капитала. В этом смысле российское государство и российский корпоративный бизнес должны стремиться стать такой же консолидированной в глобальных планах силой, способной противостоять любым конкурентам национального и наднационального уровня.

Корпоративная идеология и этика поведения это выражение (совокупность, комплекс) определенных идей, взглядов, этических норм. Данная идеология приобретает особое значение на этапе резких и глубоких преобразований в обществе и экономике.

Как нам представляется, наиболее приближенным к действительности является институциональная экономическая теория, в соответствии

с постулатами которой фирмы и рынок являются полюсами спектра организационных решений, между которыми располагаются всевозможные

гибридные образования, обладающие чертами и государственными, и рыночными. [8; с.63]

На практике зачастую важным становитсяотношение к различным инструментам финансового регулирования, особенно тем, которые использует государство: бюджет, стратегическое планирование, государственные и государственно-частные корпорации, банковские институты (со смешанным капиталом). На практике и в теории встречаются активные противники институтов и инструментов, используемых государством.

Проблема не в отношении к собственности определенных инструментов, а в эффективности и здравом их использовании в национальных интересах. А в настоящих условиях речь идет об использовании финансовых инструментов модернизации экономики страны на инновационной основе.

Практически существует двойная заинтересованность в эффективном управлении государственным сектором, особенно на этапах преобразований.

Во-первых, это выгодно для всей экономики в целом, таков здравый смысл и реальность.

Во-вторых, это позволяет, когда госсектор достаточно велик (70-80%), осуществить переход к частной экономике в условиях, которые представляются лучшими, чем те, когда предпринимаются попытки продать убыточные и объективно плохо управляемые предприятия.

Обращение к государственно-корпоративным компаниям не означает попытки своеобразной реставрации бывших механизмов. Речь идет о создании современной схемы участия государства в экономике в содружестве с бизнесом. Отечественным компаниям нужно перестать “ползать на брюхе” в финансовом пространстве мирового пространства (это относится к обрабатывающей промышленности) - необходимо “встать на ноги” и эффективно взаимодействовать с государством. [8; с.64]

При сохранении традиционных (сложившихся в 1990-е гг.) финансовых отношений и механизмов появился ряд новых тенденций, связанных как с изменением глобализирующихся финансовых взаимоотношений, так и с появлением современных российских особенностей в развитии бизнеса.

К основным из них можно отнести следующие:

а) усилилась концентрация олигархических капиталов, все более дифференцирующихся и охватывающих различные сегменты экономики (в которые смогли проникнуть представители определенных олигархических групп);

б) наблюдается устойчивый рост основных стоимостных параметров: собственного капитала, объема привлекаемых средств, портфельных инвестиций и др.;

в) снизилась зависимость банковского сектора от государственных финансов (не считая антикризисной поддержки банковской системы), при этом возрастающую роль в его операциях играет обслуживание финансовых потоков в рамках частного сектора;

г) изменяется (постепенно) имидж ведущих фирм, стремящихся уйти от однозначных форм отношений, характерных для олигархического капитализма. Проявляется стремление к формированию “образа нового русского капитала”, нацеленного на построение цивилизованной экономики;

д) лучшие компании начинают работать по правилам и нормам, принятым в нормальной рыночной экономике.

Общеизвестно, что бизнес основан на доверии и когда клиенты теряют доверие к способности отдельных субъектов или корпоративной системы в целом защищать свои интересы, возникают кризисные ситуации различного рода, вплоть до крупных системных кризисов. В этой связи для уменьшения уровня уязвимости корпоративного сектора целесообразно использовать ряд специальных механизмов надзорно-аналитического порядка. В частности (кроме использования традиционных схем наблюдения и надзора за корпоративной системой), к ним можно отнести:

- стресс-тестирование (для анализа финансовой устойчивости корпоративной системы), позволяющее дать оценку возможных потерь в результате стрессовых ситуаций, выявленных серьезных потенциальных угроз;

- текущий мониторинг устойчивости корпоративного сектора (для выявления негативных тенденций в развитии отдельных сегментов корпоративного сектора);

- обеспечение транспарентности корпоративного сектора (для расширения объема информации о деятельности корпоративного сектора).

На практике все больше возникает потребность в разработке доктрины обновления формальных институтов корпоративных отношений.

Учитывая новые модернизационные “влияния”, целесообразно нашему законодательству обратить внимание на область регулирования деятельности интегрированных корпоративных структур.

Очевидно, что для модернизационного преобразования страны, общества и экономики необходима адекватная новым условиям система управления, причем сформированная не из отдельных локально-лоскутных решений в области преобразования экономики, общественных институтов, органов государственной власти, а целенаправленная, эффективная система действия, национально ориентированный проект по созданию новой современной системы управления Россией (включая все уровни управления страной). [58; с.31]

Так, органы исполнительной власти на федеральном и региональном уровне целесообразно группировать по следующим однородным (близким по задачам) основным блокам:

- обеспечение государственного суверенитета и безопасности страны (оборона, внутренние и иностранные дела, юстиция, безопасность);

- социальная политика (социальная защита, культура, здравоохранение, образование, печать и информация);

- экономическое регулирование (финансы, экономика, труд и занятость, антимонопольная служба, контроль и т.д.);

- внешнеэкономические связи, управление государственным имуществом в компаниях и за рубежом, экспорт, импорт, таможенная служба, ввоз и вывоз капитала;

- структурная, инвестиционная и инновационная политика (промышленность, строительство, транспорт, топливо и энергетика, связь, сельское хозяйство, наука и техническая политика);

- управление ресурсами (природные ресурсы и экология, материальные ресурсы и торговля, государственные резервы, использование недр);

- управление обеспечением национальной безопасности (Совет безопасности, министерства обороны и внутренних дел).

Особую сложность представляет решение задачи формирования механизмов, объединяющих рыночные и государственные рычаги управления в условиях модернизации, причем государство не должно терять влияния в ключевых, определяющих конструкциях экономического комплекса регулирования, а встроенные в корпоративную схему инструменты государственного воздействия должны быть адекватными и эффективными.

Государственное регулирование корпоративно-предпринимательской деятельности в первую очередь должно касаться установления нормативных требований к ее содержанию и качеству и, соответственно, продукции, товаров и услуг.

Органы власти определяют процедуры хозяйствования путем выдачи лицензий, принятия документов о порядке осуществления хозяйственной деятельности. Не менее важным становится введение в разумных пределах запретов и санкций за отступление от норм законодательства, осуществление контроля и надзора за соблюдением законности в корпоративной деятельности, особенно пресечение коррупционного передела собственности, включая корпоративное управление внутри государственного сектора, которое можно рассматривать в качестве особого индикатора эффективности управления экономики в целом. [58; с.31]

Россия продолжает свой многотрудный путь преобразования, на котором есть успехи, однако существует и много негативных тенденций, затрудняющих движение к новой цивилизованной экономике страны. В этих условиях особенно важен анализ процесса преобразований и поиска путей выхода из кризиса на нормальную траекторию развития с использованием модернизационно-мобилизационных механизмов.

Заключение.

Подводя итоги, следует отметить, что взаимоотношения "государство-бизнес" в рамках политического процесса наиболее удобно было бы воспринимать в рамках "классической" модели прямого взаимодействия субъектов от бизнеса и арбитра от государства. Однако российская действительность вносит всё больше корректив в эту модель. Развитие же системной модели взаимодействия с органами власти идёт достаточно медленно. Причина этого не только в сопротивлении государства и противоборстве политических группировок, сколько в особенностях развития российского бизнеса. Первая особенность в том, что российская бизнес-элита постепенно эволюционирует, всё больше склоняясь к цивилизованным формам разрешения имущественных споров. Громкий политический PR вокруг этих процессов рождён скорее стремлением к дезинформированию заинтересованных кругов, нежели к интенсификации противоправных действий и скорее является следствием несовершенства законодательной базы, нежели усиливающимся давлением криминала на политическую сферу.

Системная модель, в этом смысле, может помочь бизнесу найти общие точки соприкосновения в совершенствовании законодательной базы. Среди российских топ-менеджеров западные установки в восприятии бизнеса постепенно начинают преобладать. В рамках этого процесса для власти важно не быть втянутой в "экономические игры" и подспудно не создать законодательных преференций для отдельных компаний. Однако это уже не специфически российская проблема, а общемировая. В России просто никак не могут вывести корпоративный лоббизм на легальный уровень, сознательно предпочитая прятать его в стенах коридоров власти. [20; с.11]

Вторым важным следствием построения новой модели взаимодействия бизнеса и власти можно назвать уменьшение "эффекта персонификации" развития бизнеса во взаимодействии с государственными органами. С лёгкой подачи российских СМИ, а также в силу традиционных особенностей построения государственного аппарата бизнес не только требует постоянного управления вложенными активами, но и персонифицируется с управляющим лицом. Российские олигархи, подобно отношениям в политической системе пытаются сконцентрировать максимальное число полномочий в рамках своей компетенции. В результате в глазах СМИ, политиков, государства, и инвесторов формируется персонифицированная ответственность конкретного менеджера за положение компании. Этим государство активно пользуется. Но это уже другой случай. Здесь как государство, так и менеджмент старательно играют на "эффекте персонификации". Попытки построения новой системы сулят сведение к минимуму персонифицированной ответственности. У бизнеса появляется новый, независимый посредник.

Однако даже в своём стремлении построить и институализировать новую модель взаимодействия власти и бизнеса российская олигархия пытается продлить жизнь своего "персонального имиджа". Создавая институт независимых арбитров РСПП пытается максимально концентрировать внимание именно на личностях элиты российского бизнеса, именно на их персональном авторитете. По мнению функционеров РСПП, распространяемым в публичном пространстве это поможет разрешению споров, не прибегая к силовым методам государственного воздействия. Однако, как же объяснить присутствие в списке арбитров представителей Администрации Президента? В результате, инициатива РСПП может обернутся очередной инициативой по концентрации влияния в руках конкретных представителей бизнес-элиты. [20; с.25]

В этом свете общий вывод грозит быть неутешительным. Если в рамках новой системы взаимоотношений будут сохранятся "генетические" методы работы, то российская экономика ещё долго будет восприниматься связанной с присутствием у власти конкретных политических лидеров и балансом сил среди конкретных представителей бизнес-сообщества, что значительным образом подталкивает к размышлениям о приближении России к развитию по "латиноамериканскому сценарию". Более того, подобная тенденция, подспудно, устраивает как представителей власти, так и бизнес-элиту, которой это в бизнесе существенно помогает. Если не переломить эту тенденцию, то доминирование "русской олигархии" в экономике России будет сохранятся в рамках уже существующих сегодня тенденций.

В дипломной работе мы раскрыли особенности развития взаимоотношения бизнеса и государства в России, показали основные проблемы взаимоотношений, а также предложили рекомендации для эффективного взаимодействия государства и бизнеса в процессе модернизации.

Список литературы.

1. Авдашева С., Дементьев В., Паппэ Я. Анализ роли интегрированных структур на российских товарных рынках. М., 2000.

2. Автономов A.C. Избирательная власть. М., 2002.

3. Алафинов C.B. Институциональные преобразования и корпоративная политика нефтяных компаний в конце 90-х гг. М., 2000.

4. АльперовичМ.С., Слезкин Л.Ю. История Латинской Америки с древнейших времен до начала XX века. М., 1991.

5. Ашин Г.К. Элитизм и демократия // Общественные науки и современность. 1996, №5.

6. Бандурин A.B. Деятельность корпораций. М., 2002.

7. Белаш В. Лоббизм с человеческим лицом//Коммерсантъ-Власть. 2003, 21 июля.

8. Берлин А.Д., Григор Г.Э. Корпоративный лоббизм. Теория и практика. М., 2005.

9. Бизнес и власть в России. Круглый стол. 08.06.2005 // http://www.open-forum.ru/meeting.php7meeting id=30

10. Блинов А.О., Федулин A.A., Мингалев B.C. Государство и бизнес: механизм реализации. М., 1998.

11. Богомолов О.Т. «Олигархизм» — специфический феномен постсоветской трансформации российской экономики // Российский экономический журнал. 2004, №2.

12. Варламова Н.В. Конституционный процесс в России (1990-1993 гг.). М., 1998.

13. Василенко А.Б. Пиар крупных российских корпораций. М., 2001.

14. Василенко А. Российские нефтяные компании и политика в переходный период. М., 1997.24. Ведомости. 2001, №27.

15. Восленский М. Номенклатура. М., 1991.

16. Всемирная торговая организация и Россия. Справочный материал. М., 2006 // http://www.rspp.ru/Default.aspx?CatalogId=299

17. Гайдар Е. Государство и эволюция. М., 1995.

18. Гаман-Голутвина O.B. Бюрократия или олигархия // Куда идет Россия? М., 2000.

19. Гаман-Голутвина О.В. Политические элиты России. Вехи исторической эволюции. М., 1998.

20. Гейвандов Я.А. Центральный банк Российской Федерации: юридический статус, организация, функции, полномочия. М., 1997.

22. Гельман В. Новая местная политика // Очерки российской политики. М., 1994.

23. Голикова JL, Гришин Т. Ходоки на гонораре // Коммерсант-Деньги. 2002, № 36.

24. Григор Г. Толкачи в госвласти // Ведомости. 2002,18 февраля, 4 и 11 марта.

25. Григорьев О., Малютин М. Региональная ситуация в России после декабрьских выборов: анализ новых тенденций и политических итогов местных выборов весной 1994 года. М., 1995.

26. Гуркина Е. Путин передал бизнесу привет // Независимая газета. 2006,19 апреля.

27. Джилас М. Лицо тоталитаризма. М., 1992.

28. Дмитриев A.B. Коррупция и власть в современной России // Технологии власти и управления в современном государстве. М., 1999.

29. Ефимова Л.Г. Особенности правового положения.Центрального банка Российской Федерации // Правовое регулирование банковской деятельности. М., 1997.

30. Жилинский С.Э. Наш Президент. Как он правит и как его выбирают. М., 2004.57. За рубежом. 1996, №48.

31. Загорский А.Л. К оценке конкурентоспособности интегрированных бизнес-групп // http://www.m-economv.ru/art.php3?artid=20409 )

32. Зудин А.Ю. Система представительства российского бизнеса: формы коллективного действия. М., 1997.

33. Ильичева JI.E. Лоббизм и корпоративизм. М., 2002.

34. Империя Ходорковского. Информационно-аналитический доклад. М., 2003.

35. Комаровский B.C. Бюрократия и ее роль в политической жизни // Политическое управление. Курс лекций: М., 1999.

36. Комаровский B.C., Тимофеева Л.Н. Конфликты граждан с чиновниками: почему и зачем? // Государство и право. 1997. № 10.

37. Коммерсантъ. 2005, №185. С. 1.

38. Косалс Л.Я., Рывкина P.B. Социология перехода к рынку в России. М., 1998.

39. Косопкин А. С, Нефедова Т.И. Психологические особенности парламентской деятельности на примере Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации. М., 2002.

40. Красикова Ю.В. Конституционный статус Центрального банка РФ. М„ 1999.

41. ЮО.Крыштановская О. Анатомия российской элиты. М., 2005.

42. Крыпггановская О. Трансформация старой номенклатуры в новую российскую элиту // Общественные науки и современность. 1995. №1.

43. Кудрявцев В.Н., Лунеев В .В., Наумов A.B. Организованная преступность и коррупция в России (1997-1999). М., 2000.

44. Кузнецова В. «Встройка века» // ttp://www.vremva.ni/2004/61/4/96002 .html

45. Куколев И.В. Российская бизнес-элита в центре экономических преобразований // Курс элитологии / Под ред. Г.К. Ашина, Е.В. Охотского М., 1999.

46. Ландер А. Международный уровень // Время новостей. 2006, 3 августа.

47. Лапина Н. Бизнес и политика в современной России. М., 1998.

48. Лапина Н.Ю. Модели взаимодействия бизнеса и власти в российских регионах и типы предпринимательского делового поведения // Российское предпринимательство: Стратегия, власть, менеджмент. М., 2000.

49. Мухин A.A. Бизнес-элита и государственная власть: Кто владеет Россией на рубеже веков? М., 2001.

50. Мухин A.A. Российская организованная преступность и власть. История взаимоотношений. М., 2004.

51. Найшуль В. Высшая и последняя стадия социализма II Погружение в трясину. М.,1991.

52. Не будет ни революций, ни контрреволюций. Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ // Российская газета. 2001. 4 апреля.

53. Нещадин,А.А. Бизнес и общество: выгодное партнерство. М., 2006.

54. Оболонский A.B. Бюрократия и государство. M., 1996.

55. Оболонский A.B. Современная российская государственная служба // Государственная служба (комплексный подход). М., 1999.

56. Овсепян Ж.И. Основы государства и права. М., 2003.

57. Паппэ Я., Галухина Я. Внешнеэкономические факторы трансформации крупного бизнеса в России // Вопросы экономики. 2005, №10.

58. Перегудов С. Крупная корпорация как субъект публичной политики. М., 2006.

59. Радаев В.В. Коррупция и формирование российских рынков: отношения чиновников и предпринимателей // Мир России. 1998. Т. 8. № 3.

60. Радаев В.В., Шкаратан О.И. Социальная стратификация. М., 1996.

61. Ротбард М. Власть и рынок: Государство и экономика. Челябинск,2003.

62. Современная политическая история России (1985-1998 годы). Т. 1. Хроника и аналитика. М., 1999.

63. Социально-экономические аспекты коррупции // Экономические и социальные проблемы России. 1998, №2.

64. Федоров Б. Пытаясь понять Россию. СПб., 2000.

65. Федоров Ю.Е. Парламент в трансформационном процессе в России // Россия политическая. М., 1998

66. Чиркин В.Е. Контрольная власть // Государство и право. 1993.

67. Чиркин В.Е. Основы сравнительного государствоведения. М.,1997.

68. Чиркова А.Е. Лидеры российского предпринимательства: менталитет, смыслы, ценности. М., 1997.

69. Язев, В.А. Государство и бизнес: Основы социально-рыночного партнерства в ТЭК. М., 2004.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий