регистрация / вход

Лекарственные вещества, угнетающие центральную нервную систему

Вещества, угнетающие центральную нервною систему. Лекарственные вещества для неингаляционного наркоза. Снотворные вещества.

ОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ ВЕТЕРИНАРНОЙ МЕДИЦИНЫ

Реферат по ветеринарной фармакологии

тема: «Лекарственые вещества, угнетающие центральную нервную систему»

Выполнил:

Студент заочного факультета

4-го курса , I группы, шифр-94111

********** . IV вариант

Омск 1998 г.

ВЕЩЕСТВА, УГНЕТАЮЩИЕ ЦЕНТРАЛЬНУЮ НЕРВНУЮ СИСТЕМУ 2

ЛЕКАРСТВЕННЫЕ СРЕДСТВА ДЛЯ ОБЩЕГО ОБЕЗБОЛИВАНИЯ, ИЛИ НАРКОТИЧЕСКИЕ ВЕЩЕСТВА_________________________ 2

ЛЕКАРСТВЕННЫЕ ВЕЩЕСТВА ДЛЯ НЕИНГАЛЯЦИОННОГО НАРКОЗА 5

ЛЕКАРСТВЕННЫЕ ВЕЩЕСТВА ДЛЯ ИНГАЛЯЦИОННОГО НАРКОЗА 6

СНОТВОРНЫЕ ВЕЩЕСТВА_____________________________ 8

НЕИРОЛЕПТИЧЕСКИЕ ВЕЩЕСТВА____________________ 11

СЕДАТИВНЫЕ СРЕДСТВА_____________________________ 13

ПРОТИВОСУДОРОЖНЫЕ ВЕЩЕСТВА__________________ 15

АНАЛЬГЕТИЧЕСКИЕ ВЕЩЕСТВА_____________________ 15

ЖАРОПОНИЖАЮЩИЕ И АНАЛЬГЕТИЧЕСКИЕ ВЕЩЕСТВА ИЗ ПРОИЗВОДНЫХ АНИЛИНА, ПИРАЗОЛОНА И САЛИЦИЛОВОЙ КИСЛОТЫ 21

АЛКОГОЛИ____________________________________________ 28

ЛЕКАРСТВЕННЫЕ ВЕЩЕСТВА, ДЕЙСТВУЮЩИЕ НА НЕРВНУЮ СИСТЕМУ

Нервная система очень сложная по строению и по функции, обес­печивает регуляцию всех видов деятельности целостного организма. Имеется много лекарственных веществ, направленно усиливающих или ослабляющих активность разных отделов ее. Наибольшее практиче­ское значение имеют вещества, действующие на разные отделы цент­ральной нервной системы, а также на периферические отделы (на хо-линергические, адренергические и афферентные нервы).

Основным элементом всей системы является нервная клетка. Из этих клеток, а также из их аксонов и дендритов, находящихся в опре­деленных взаимосвязях, и состоит вся нервная система. Клетка генери­рует возбуждение в ответ на раздражение и передает его другим нерв­ным клеткам или эффекторным органам. Фармакологическими вещест­вами можно очень дифференцированно влиять на разные части клетки.

Универсальным физиологическим процессом нервных клеток, лег­ко изменяющи мся под влиянием лекарственных веществ, является нервный импульс, т.е. волна возбуждения, распространяющаяся по нервному волокну. Нервный импульс является единственным носи­телем информации в пределах нервной системы, обеспечивающим сигнальную функцию ее. Он возникает только при изменении электриче­ского поля в поверхностной мембране клетки. В физиологических усло­виях импульсы возникают в рецепторах; там же они легко транс­формируются в электрический ток. Они образуются ив синаптиче-ских соединениях между нервными клетками благодаря изме­нению проницаемости мембран. Поступление нервного импульса в окон­чание пресинаптического конца вызывает образование соответствующе­го медиатора. А последний соединяется с родственными реактивными структурами. Одни медиаторы вызывают деполяризацию мембран, ко­торая в клетке стимулируется и, достигнув определенного критического уровня, сопровождается генерацией распространяющегося потенциала с выражением локального синаптического возбуждения. Медиатор дру­гого строения вызывает повышение мембранного потенциала постсинап-тических реактивных структур, а вследствие этого затрудняется возник­новение распространяющегося потенциала, и активность клетки снижа­ется, т. е. происходит синаптическое торможение. Взаимодействие этих возбуждающих и тормозящих факторов является основой интегратив-ной деятельности центральной нервной системы. В каждой клетке об­разуется только один тип медиатора, по этому принципу различают клетки возбуждающие и тормозящие.

Изучение нейрохимического действия психотропных средств нача­лось почти одновременно с их широким и успешным применением в клинической практике. В значительной мере этому способствовали сде­ланные приблизительно в то же время важные открытия в области фи-

зиологии и нейрохимии мозга, в част ности установление активирую­щей роли ретикулярной формации ствола мозга.

В основе современных представлений о механизме действия фар­макологических веществ, изменяющих функции центральной и перифе­рической нервной системы, так называемых нейротропных средств, лежит синаптическая теория (В. В. Закусов, 1973; С. В. Аничков, 1974). Согласно этой теории, местом действия или точкой приложения боль­шинства нейротропных веществ являются межнейронные контакты (си­напсы), где передача нервного возбуждения осуществляется с помощью химических передатчиков, или медиаторов. Хотя для большинства си­напсов центральной нервной системы природа химических передатчиков остается не установленной, многочисленные факты, полученные в фи­зиологических, биохимических и фармакологических исследованиях, свидетельствуют в пользу правильности медиаторной теории передачи нервного возбуждения. В свете этой теории получают объяснение мно­гие фармакологические эффекты психотропных средств (К. С. Раев­ский) .

Фармакологическими веществами можно влиять на разные звенья процессов нервной клетки. И это влияние бывает угнетающим или воз­буждающим.

ВЕЩЕСТВА, УГНЕТАЮЩИЕ ЦЕНТРАЛЬНУЮ НЕРВНУЮ С И СТЕМУ

Из большого количества веществ, угнетающих центральную нерв­ную систему, в ветеринарии используют: наркотические, снотворные, нейролептические, транквилизирующие, седативные, болеутоляющие и жаропонижающие.

ЛЕКАРСТВЕННЫЕ СРЕДСТВА ДЛЯ ОБЩЕГО ОБЕЗБОЛИВАНИЯ, ИЛИ НАРКОТИЧЕСКИЕ ВЕЩЕСТВА

- Наркоз (narcosis) — угнетение передачи возбуждений в межней­ронных синапсах центральной нервной системы, вызванное лекарствен­ными веществами специфического действия. В современной врачебной практике наркоз понимают как общую анестезию, сопровождающуюся полной потерей чувствительности, расслаблением скелетной мускула' туры. и отсутствием произвольных движений.

Наркоз в свое время был предложен главным образом для обезболивания при операциях человека. Это было таким крупным научным открытием, что в 1947 г. сто ­летие его отмечено как праздник во всех странах мира. . В числе лиц, внесших вы­дающийся вклад в это, значится много отечествен ных ученых во главе с Н. И. Пиро-говым. О значении научного открытия можно судить хотя бы по тому, что за 35 лет до этого наша страна потеряла знаменитого полководца П. И. Багратиона, за 10 лет до наркоза — гения человечества А. С. Пушкина, спасти жизнь которых в настоящее время мог бы любой врач. Большое значение наркоти че ские вещества приобрели не только в медицине, но и в ветеринарии. Первые средства для наркоза были весьма токсичны, к тому же токсичность их была высокой и за счет несоверше нства мето­дов наркотизирования и контроля за состоянием пациента. К настоящему времени и наркотические средства, и методы иаркотизирования настолько усовершенствованы, что наркоз даже длительного периода, при правильном использовании его, не остав­ляет никаких неблагоприятных последствий,

Центральная нервная система, воспринимая внутренние и внешние раздражения, регулирует всю сложную и многообразную деятельность организма. Поэтому угнетение ведет не только к потере чувствитель­ности и прекращению произвольных движений, но в той или иной сте­пени отражается и на всей деятельности организма. Функциональные изменения в организме при наркотизировании очень сложные, потому что угнетение центральной нервной системы наступает не сразу, а про­ход ит через различные стадии, при этом одни центры угнетаются рань-

ше, а другие—позже; кроме того, многие наркотики действуют не только на нервные клетки, но и на весь организм.

В начале действия наркотиков на центральную нервную систему -обычно отмечают состояние, напоминающее оцепенение и, ли оглуше-ние с явлениями ослабления болевых ощущений. В этой стадии умерен­но угнетена вся центральная нервная система, но доминирует угнете­ние болевых центров коры головного мозга и ясно проявляется аналь­гезия.

При увеличении дозы многих наркотиков оцепенение очень часто сменяется возбуждением, при котором бывает сильное беспокой­ство животных, манежные, а затем некоординированные движения, рас­ширение зрачков, повышение температуры. Такое состояние животных, как это доказал И. П. Павлов, не связано с наркотическими вещества­ми, а зависит от неравномерного угнетения разных отделов централь­ной нервной системы. В этот период наиболее сильно угнетаются задерживающие центры головного мозга; ниже расположенные отделы мозга функционируют без соответствующего тормозного и координи­рующего влияния высших центров. Поэтому возбуждения в истинном понимании не бывает, а наблюдаемое состояние правильнее охаракте­ризовать как возбуждение мнимое.

В дальнейшем изменения в организме проявляются главным об­разом в более или менее равномерном угнетении головного мозга и не­сколько слабее — спинного. Клинически это действие проявляется в форме сна со значительным расслаблением мускулатуры и уменьшени­ем болевой чувствительности. Действие все больше углубляется, вскоре болезненность совершенно исчезает, мускулатура расслабляется и реф­лекторная возбудимость прекращается, то есть наступает наркоз.

Наркоз может быть разной степени, в практике различают четыре уровня его. Первый уровень, называемый иногда базисным или поверхностным наркозом, характеризуется почти полным отсутствием восприятия боли, резким снижением тонуса поперечнополосатой муску­латуры; дыхание, пульс и кровяное давление остаются без существен­ных изменений. Второй уровень— выраженный наркоз с явлени­ем полной потери чувствительности и резким снижением тонуса муску­ латуры, дыха ние и сердечная деятельность почти без изменений. Т р е-тий уровень— глубокий наркоз — рефлексы отсутствуют, дыхание сильно ослаблено, кровяное давление понижено, пульс частый и слабо­го наполнения. Четвертый уровень—передозирование —сверх­глубокий наркоз — характеризуется существенным нарушением функ­ции жизненно важных центров: резкое падение кровяного давления, пульс слабый, дыхание прерывистое и неровное. При наличии патологи­ческих процессов в органах дыхания . и сердечно-сосудистой системе передозирование ведет к смерти животного.

При наркозе угнетены все отделы центральной нервной системы, но меньше всего продолговатый мозг, что обеспечивает дыхание и ра­боту сердца. Однако и продолговатый мозг угнетен уже настолько, что дыхание и сердечная деятельность значительно ослабевают, а кровяное давление понижается. Поэтому незначительное увеличение концентра­ции наркотического вещества в крови часто ведет к резкому угнетению и даже параличу дыхательного центра. Иногда параличу предшествует остановка сердца. Учитывая это, в ветеринарии чаще всего применяют легкий наркоз. Он совсем не опасен для жизни животного и обычно бывает достаточным для проведения многих операций.

Основные изменен ия в организме. В стадии наркоза понижаются функции всех органов и тканей, но при разных условиях в различной степени (рис. 16). Ослабевают секреторная и моторная функции пище­варительного тракта, замедляется выделительная функция почек, осла­бевают сокращения матки, уменьшается активность ферментов. Во вре­мя наркоза сердечные сокращения урежаются и становятся слабее, за-

медляется проведение импульсов; часто понижается возбудимость сердечных нервов и сокращения сердечной мышцы; иногда происходит понижение давления в коронарных сосудах. Кровяное давление понижа­ется из-за угнетения сосудодвигательного центра и сильного расшире­ния сосудов области, иннервируемой п. splanchnicum; частично падению кровяного давления способствует также снижение тонуса сосудистой стенки и ослабление сердечной Деятельности. В крови увеличивается количество эритроцитов, понижаются их резистентность, СОЭ и щелоч­ной резерв, повышается свертываемость. Дыхание ослабевает только при полном наркозе, а при передозировке наркотического средства па­ралич дыхательного центра становится причиной гибели животного.

Температура тела понижается даже от небольших доз обезболи­вающих и тем значительнее, чем глубже и длительнее наркоз. Обычно температура снижается на 12", а при длительном наркотизировании или глубоком наркозе—на 4—6°. Это объясняется уменьшением теп­лопродукции и ослаблением терморегуляции. Снижение температуры тела способствует возникновению различных простудных заболеваний.

Длительность наркоза зависит от стойкости наркотически х веществ в организме и скорости их выделения. Но пробуждение животных про­ходит через те же стадии, что и наркотизирование, только в областном порядке и медленнее. При пробуждении у крупного и мелкого рогатого скота часто бывает сильно выражена стадия возбуждения; чтобы избе­жать этого, внутривенно вводят хлорид кальция, аминазин и дрПосле наркоза, как правило, наступает сон, продолжающий ся 1—6 ч. Он оказывает весьма благоприятное влияние на восстановле­ние функции тканей и на течение послеоперационных процессов.

Теория действия. Одновременно с изучением изменений в организ­ме под влиянием наркотиков строились теории их действия.

До настоящего времени не установлена сущность физико-химиче­ских процессов действия наркотиков, не выяснены многие физиологиче­ские изменения в центральной нервной системе. И. П. Павлов и его ученики доказали, что наркотики в первую очередь нарушают самые сложные условные реакции, а потом уже более простые. При этом наи­более резко нарушается функция межнейронных синапсов, в то время как функция нервных клеток изменяется значительно меньше.

Эти данные, а также последующие исследования других ученых позволили прийти к заключению, что при наркозе нарушается передача возбуждения с афферентных путей на эфферентные. Нарушение пере­дачи в центральной нервной системе происходит вследствие того, что в рецепторной субстанции синаптических приборов затрудняется восприя­тие комплекса электрохимической передачи возбуждения с нейрона на нейрон; важное значение в проявлении наркоза имеет ослабление нар­котиками передачи импульсов от ретикулярной формации к другим структурам головного мозга. Основной причиной ослабления и даже полного нарушения передачи возбуждения в синапсах является замед­ление или полное прекращение синтеза медиатора (ацетилхолина) вследствие инактивации ферментов, участвующих в биосинтезе его.

Значение наркотиков очень большое. Только у наркотизированных животных можно спокойно проводить сложные и длительные операции. После наркоза идет значительно быстрее последующее заживление ран, чем у животных ненаркотизированных, 0бще, е состояние животных, опе­рированных под наркозом, обычно не ухудшае тся, в то время как у опе­рированных без наркоза на некоторое время значительно снижается продуктивность, уменьшается масса тела, появляются вегетативные неврозы. На фоне действия наркотиков значительно облегчается прове­дение разных болезненных манипуляций. Наркоз предупреждает появ­ление анафилактического шока, эпилептиформных судорог, спазмов мускулатуры и ряда других явлений при многих интоксикациях и инфек­циях. При наркозе повышается устойчивость животных ко многим вред­ным агентам (доказано снижение чувствительности киногруппной кро­ви, к цианидам, к мышьяку и др.). Под влиянием наркотиков легче происходит восстановление нервных клеток, поэтому их используют при различных заболеваниях центральной и вегетативной нервной системы.

Глубокий наркоз сопровождается изменениями в состоянии живот­ного, которые иногда бывают настолько существенными, что могут вы­звать тяжелые осложнения или смерть животного. Поэтому нар­котики противопоказаны животным истощенным, беременным, с заболе­ваниями сердечно-сосудистой системы, органов дыхания и печени, а препараты, имеющие специфический запах (хлороформ, эфир), не при­меняют убойным животным, так как мясо их приобретает на длитель­ный срок неприятный запах и становится непригодным в пищу.

Для уменьшения неблагоприятного влияния наркотиков, а также для изменения силы и продолжительности наркоза часто назначают не одно, а несколько веществ. Отсюда различают наркозы: простые, вызванные одним наркотиком; смешанные— наркозной смесью из не­скольких веще ств; комбинированные— различными способами введения наркотиков; сочетанные последовательным введением одного за дру­гим нескольких веществ и потенцированные— комбинированные с ве­ществами, усиливающими основное действие наркотиков и ослабляю­щими их побочное влияние.

В последние годы широко используют премедикацию общей ане­стезии. Она оказывает четко выраженное седативное и транквилизирую-

щее влияние, тормозит негативные рефлекторные влияния на серд еч сосудистую систему и дыхательный центр, потенцирует последующее влияние наркотиков и ослабляет побочное действие их.

Наиболее выражено влияние комбинации нейролептиков (ам ина зин, промазин, меназин), анальгетиков (промедол, лидол, анадол), ги стаминоблокаторов (дипразин, этизин, димедрол) и холинолитиков ( ди-незин, метиллиазин, скополамин, атропин, метацин).

ЛЕКАРСТВЕННЫЕ ВЕЩЕСТВА ДЛЯ НЕИНГАЛЯЦИОННОГО НАРКОЗА

Наиболее часто общеанестезирующие вещества назначают жив от ным неингаляционно (подкожно, внутримышечно, внутрибрюшин но внутривенно, орально, ректально). Эти способы удобны тем, что д ают возможность создать на длительное время желательную степень нарко за, быстро наркотизировать животных, не прибегая к их сложной ф ик сации; ценным в большинстве случаев является и длительный пос ле наркозный сон. Кроме того, при неингаляционном наркотизировании (кроме орального введения) стадия беспокойства бывает кратков ре менной и слабо выраженной. Опасность передозировки понижается, если первую половину дозы вводят быстро, а вторую — медленно и при точном контроле как глубины наркоза, так и состояния животного.

Неингаляционных наркотиков много и при внутривенном введении наиболее отличительной является продолжительность действия. Нап ри мер, пропандиол —3—10 мин, тиопентал и гексенал —20—45 мин, íà-трия оксибутират —100—120 мин. Наибольшее значение представля ют препараты бирбитуровой кислоты, хлорэтана и алкоголь; алкоголь ока-зывает разностороннее влияние на организм.

Сама барбитуровая кислота не оказывает наркотического илиc íî творного действия. Но при замещении в ней водородных атомов п ри углероде в 5 и 51 положении алкиловыми, ариловыми и некото рыми другими радикалами получаются соединения, многие из которых яв ля-ются весьма активными наркотиками.

Барбитуровые производные, полученные при замещении водоро да в 5 положении, очень плохо растворяются в воде и поэтому пригодны главным образом в качестве длительно действующих снотворных средств при оральном применении. Введение натрия во второе поло-жение повышает растворимость соединений и позволяет применять их парентерально.

Из большого количества препаратов барбитуровой кислоты наи большее распространение в ветеринарной практике получили тиопент ал и гексенал; значительно реже используются барбитал, гексобарбита ла фенобарбитал и, отчасти, барбитал-натрий.

Все барбитураты ценны тем, что не оказывают существенного мес т-ного действия, быстро всасываются и равномерно . распределяются в организме, легко проникают в центральную нервную систему. Основн ая масса барбитуратов разрушается в печени, остальное количество выд е-ляется почками, но разные препараты с раз личной интенсивностью ра з-рушаются в организме и поэтому имеют неодинаковую длительность действия.

Недостатками барбитуратов является то, что, во-первых, они не обладают специфическим анальгетическим действием; во-вторых, окон- чание их наркотического действия связано не с разрушением или вы де-лением, а с поглощением мышечной и соединительной тканями; в-тре-тьих, они мало расслабляют мышцы и нарушают гемодинамику. После поглощения тканями барбитураты распадаются, но очень медленн о (1—15% в час), что необходимо учитывать при повторном введении их

Тиопентал-натрий Thiopentalum-natrium. Смесь 5-этил-5-(2-амил)-2-тиобарбитурата натрия с безводным карбонатом натрия.

Желтовато-белый мелкокристаллический гигроскопический поро­шок со слабым запахом серы, растворим в воде; водные растворы име­ют щелочн ую реакцию, нестойки, поэтому их готовят асептически перед употреблением. При хранении на воздухе разрушается. Хранят с пре­досторожностью (список Б) при умеренной температуре.

Тиопентал —быстродействующий наркотик. При внутримышечном введении наркотическое действие его продолжается до 2' /г ч. Препарат малоядовит даже при частых многократных применениях. Тиопентало-вый наркоз у разных животных протекает с очень небольшими видовы­ми отличиями. У животных разного возраста, пола и упитанности нар­коз протекает также сходно. Лучше всего наркотик переносят плото­ядные и всеядные (собаки, свиньи, норки), несколько чувствительнее— травоядные (лошади, ослы, овцы, крупный рогатый скот). Поэтому пло­тоядным его с успехом можно назначать вплоть до глубокого наркоза, а у травоядных целесообразно ограничиться легким наркозом.

Тиопентал — одно из лучших наркотических средств при хирурги­ческих операциях и как противосудорожное средство при энтероспаз-мах. Дозы препарата для всех животных одинаковы. Из расчета на 1 кг массы тела они составляют при внутривенном и внутритрахеаль-ном введении 0,025—0,Q30г; при подкожном и внутриперитонеальном — 0,025—0,040 г; при внутримышечном — 0,03—0,05; при оральном — 0,04—0,06 г.

На фоне действия литической смеси наркотические дозы (мг/кг) внутривенно составляют крупному рогатому скоту 10,0 мг; лошадям 15,0 мг; собакам 20,0 мг.

Очень сходно с тиопенталом действуетгексенал (эвипан-натрий)Hexenaluin — 1,5-Диметил-5-(циклогексан-1-ил)-барбитурат натрия.

Белый или слегка желтоватый мелкокристаллический порошок сла­богорького вкуса. Выпускают в сухом виде в герметически закрытых флаконах. Хранят с предосторожностью (список Б).

Чтобы удлинить срок наркотического состояния, гексенал вводят повторно в половинных дозах, примерно через 15 мин (в медицинской практике применяют капельный метод наркотизирования). При быст­ром введении в кровь наблюдается резкое падение кровяного давления. Иногда гексенал вводят ректально, но при этом требуется в 5—8 раз больше препарата и труднее регулировать наркоз. Кроме того, гексе­нал (хотя и умеренно) раздражает слизистую и легко может быть выброшен при неизбежных потугах к дефекации.

Свиньям гексенал иногда вводят внутрибрюшинно, подогретым до 36—38°С.

Применяют гексенал для легкого наркоза при тех же показа­ниях, что и—-ч^опентал. Дозы внутривенно: коровам и лошадям 6,0—10,0 г; собакам 0,4—0,6 г; свиньям внутриперитонеально 0,05—0,1r на 1 кг массы тела.

Для легкого наркоза иногда применяют пропанидид и натрия окси-бутират.

ЛЕК А РСТВЕННЫЕ ВЕЩЕСТВА ДЛЯ ИНГАЛЯЦИОННОГО НАРКОЗА

Ингаляционные наркотики — легко испаряющиеся жидкости (хло­роформ, эфир, фторотан) или газы (циклопропан, закись азота). Луч­шим методом непрерывного введения таких наркотиков является инга­ляция(inhalare —вдыхать), откуда и происходит и^ название. Они очень быстро выделяются из организма, и для поддержания нужной концентрации в центральной нервной системе их необходимо вводить непрерывно.

Ингаляционный наркоз позволяет создать любую степень наркоза. В случае неблагоприятного влияния ' наркотика можно прекратить по­дачу его в организм. Недостатком этого наркоза является необходи­мость прочно фиксировать животное, а также особенно внимательно следить за состоянием его. Поэтому он пригоден преимущественно для мелких животных.

При быстром поступлении наркотики распределяются наиболее ин­тенсивно в органах и тканях, хорошо снабженных кровью и легче их адсорбирующих. В таких случаях больше всего наркотиков скаплива­ется в центральной нервной системе. При медленном же поступлении в кровь они более или менее равномерно распределяются во всех тка­нях, легко их адсорбирующих; но это нежелательно, так как способ­ствует более полному проявлению их ядовитого действия. Наркотизи­ровать надо, начиная со слабых концентраций наркотических веществ, затем, постепенно увеличивая, доходить до таких, которые обеспечива­ют глубокий наркоз.

Резорбтивное действие ингаляционных наркотиков развивается че­рез все стадии, типичные для наркотиков, причем стадия возбуждения выражается значительно сильнее, чем от неингаляционных наркотиков. Наркотик должен поступать в кровь в таких количествах, чтобы обе­спечить полную потерю чувствительности головного мозга и вместе с тем не вызывать остановки дыхания или паралича сердца. Необхо­димо следить за тем, чтобы не произошло рефлекторной остановки сердца или не прекратилось дыхание.

Летучие наркотики имеют неприятный запах, и ингаляция их па­ ров вызывает сильное беспокойство животных. Поэтому животных нуж­но предварительно хорошо фиксировать (голова должна быть на уров­не туловища или несколько выше, при низком положении головы нар­коз наступает медленнее и трудно регулируется). Необходимо следить, чтобы наркотик не заглатывался, иначе у животных, которым присущ акт рвоты, может наступить рвота. Рвота возможна и после пробуж­дения, если наркотик попал в желудок в период наркоза.

Иногда используют инсуффляционный метод наркотизирова-ния, то есть распыление или вдувание наркотика в трахею и бронхи. При этом методе наркоз наступает довольно быстро. Животные обычно не беспокоятся. Поступление наркотика, а следовательно, и глубина наркоза регулируются степенью подогревания сосуда и величиной диа­метра резиновой трубки и иглы.

Хлороформ —Chloroformium. В химическом отношении это три-хлорметан.

Бесцветная прозрачная подвижная летучая жидкость с характер­ным запахом, сладкого и жгучего вкуса. Плотность около 1,477—1,486. Кипит при 59,5—62°С. Пары его не воспламеняются. Плохо раство­рим в воде (1:200), хорошо—в маслах, смешивается со спиртом иэфиром во всех отношениях. Под влиянием света, воздуха и влаги частично разлагается.

Для наркоза применяют только очищенный препарат—хлороформ. для наркоза (Chloroformii pro narcosi), выпускаемый в желтых склян­ках или ампулах. Как яд, а также в силу легкой летучести хлороформ оказывает местное действие, проявляющееся вначале в форме раздра­жения чувствительных нервных окончаний, а затем в форме угнетения их и понижения чувствительности. Резорбтивное действие хлороформа типично для наркотиков. Очень неблагоприятно влияние хлороформа на сердечно-сосудистую систему. Остановка сердца может произойти в начале хлороформирова-ния рефлекторно при раздражении чувствительных окончаний нервов верхнего отдела дыхательных путей. Но наиболее неблагоприятно непо­средственное действие хлороформа на сердце. Он понижает амплитуду сердечных сокращений и тормозит проводимость в сердце. Хлороформ уже в ранних стадиях наркоза понижает кровяное давление. Неблаго­приятное влияние на сердечно-сосудистую систему при наркозе ослож­няется еще и тем, что обычные прессорные рефлекторные акты в извест­ной степени могут превращаться в депрессорные.

Хлороформ действует сходно на всех животных, в том числе и на птиц; крупному и мелкому рогатому скоту хлороформный наркоз не применяют.

Хлороформ применяют свиньям и собакам для полного наркоза при хирургических операциях и реже в терапевтической практике — при тех же показаниях, что и барбитураты. Наружно хлороформ на­значают как болеутоляющее и противоревматическое средство при вос­палении суставов и мышц.

Эфир (этиловый эфир)—Aether aethylicus, CgHsO—C^Hs. Бес­цветная, прозрачная жидкость своеобразного запаха и жгучего вкуса. Плотность 0,714—0,715. Кипит при 34—35°С, испаряется очень быстро, даже при комнатной температуре. Пары эфира тяжелее воздуха. Как эфир, так и пары его легко воспламеняются. Смешиваясь в известных соотношениях с кислородом или закисью азота, он дает взрыв. Раство­рим в 12 частях воды; со спиртом, жирными и эфирными маслами сме­шивается в любых соотношениях, под влиянием света, кислорода воз­духа и тепла разлагается с образованием ядовитых продуктов. Хранят по списку Б.

Для наркоза используют чистый препарат—эфир для наркоза (Aether purissimus pro narcosi), который выпускают в герметически за­крытых склянках темного цвета или в ампулах. Хранят его в таких же условиях, как и хлороформ.

Наркотическое действие эфира в основном такое же, как и хлоро­форма, но для получения одной и той же степени наркоза расходовать его приходится в 3—5 раз больше.

Фторотан Phtorothanum. 1,1,1-Трифтор-2-хлор-2-бромэтан.

Прозрачная бесцветная летучая жидкость со слабым запахом хло­роформа и трихлорэтилена; плотность 1,87, кипит при 49—51°С, плохо растворяется в воде (1 : 300). Фторотан влияет сходно с хлороформом. Легко всасывается легкими и быстро оказывает резорбтивное действие. Из организма выводится быстро, и пробуждение животных наступает через 4—1 5 мин после прекращения ингаляции наркотика. Для живот­ ных он малотоксичен, при вдыхании не раздражает слизистых оболо­чек, не изменяет функций почек.

Недостатком фторотанового наркоза является быстрая смена ста­дий наркоза, от больших концентраций ингалируемого вещества может быть паралич дыхательного центра, при наркозе развивается брадикар-дия благодаря высокому тонусу блуждающего нерва, скелетная муску­латура расслабляется меньше, чем при хлороформном наркозе.

Фторотан применяют для общего наркоза плотоядных и всеяд­ных животных. В практике его назначают в смеси с кислородом и за­кисью азота. При использовании наркозных аппаратов резко умень­шается опасность вызвать отравление животных. Для ослабления влияния вагуса на сердечную деятельность и дыхание целесообразно перед наркотизированием ввести животному одно из холитолитических средств (атропин и др.). Для более полного расслабления мускулатуры при­меняют релаксанты (дитилин, диплацин и др. ).

Для получения наркоза у собак и свиней концентрация фторотана в воздухе должна быть в пределах 2—3%, а для поддержания наркоза около 1%. При наркозе крупных животных (лошади, корове) концент­рация наркотика должна быть в 17 2—2 раза выше, но это очень опас­но для их жизни.

Иногда для наркоза используют циклопропан, закись азота, мето-ксифлуран, трихлорэтилен и др.

СНОТВОРНЫЕ ВЕЩЕСТВА

Сон— периодическое физиологическое состояние животных, харак­теризующееся значительной обездвиженностью и отключением от раз­дражителей внешнего мира. Снотворные лекарственные вещества благо­приятствуют проявлению естественного сна в средних дозах, а в боль­ших вызывают даже наркоз. В дозах снотворных и даже меньше их вещества этого типа умеряют боль, снижают реакцию на внешние раздражения.

К настоящему времени разработано несколько групп лекарствен­ных веществ, влияющих снотворно. Из них наибольшее значение име­ют соединения барбитуровой кислоты (барбитал, фенобарбитал, барба-мил, этаминал-натрий, циклобарбитал и гексобарбитал), производные пиридина и бензадиазепама (тетрадин, нитразепам, ноксирон), препа­раты алифатического ряда и других (хлоралгидрат и карбромал).

Снотворные препараты наиболее сильно активизируют первую фа­зу сна, а тем самым ускоряют засыпание и улучшают смену цик­лов сна.

Снотворные препараты показаны при любых болезненных состоя­ниях: в послеоперационный период, при отрицательных эмоциональных состояниях, для промедикации наркоза и др. Для быстрого действия их вводят внутривенно или внутримышечно, а для длительного—ораль­но. Для кратковременного влияния (2—3 ч) показаны циклобарбитал, тетрадин, для среднего (4—5 ч) — барбитал-натрий, фенобарбитал, но­ксирон и для длительного (8—10 ч)—хлоралгидрат, карбромал, эта­минал-натрий, барбитал, барбамил.

Все снотворные вещества в больших дозах вызывают наркоз жи­вотных. Наркоз неблагоприятный тем, что долго продолжается (у тра­воядных до 12—24 ч) с значительным нарушением дыхания и сердеч­ной деятельности, усилением образования большого количества газов в желудке, преджелудках и даже в кишечнике. Поэтому если и необ­ходимо прибегать к использованию их, то только плотоядным и всеядным животным для поверхностного наркоза.

К снотворным веществам неодинаково выражена чувствительность отдельных животных. Это затрудняет использование их большим груп­пам животных, когда допустимо травмирование спящих.

При слабом снотво рном влиянии у животных развивается алло-триофаггия, поэтому в окружении их не должно быть камней, тряпок и других несъедобных предметов.

БарбиталBarbitalum. 5,5-Диэтилбарбитуровая кислота, C 8H 12N 2O 3.

Белый кристаллический порошок слабогорького вкуса, без запаха, растворяется в 170 частях холодной и в 15 частях горячей воды, легко растворяется в спирте. Медленно всасывается из желудка и кишечника и медленно выделяется из организма. Действие его развивается мед­ленно и продолжается долго. Например, в дозе 0,03 г/кг он вызывает сон у собак, продолжающийся около 10 ч, а в больших дозах—наркоз, длящийся до 1—2 сут.

Применяют в качестве успокаивающего и снотворного средства. Ре­комендуют при нервной форме чумы и эклампсии собак, а также при других заболеваниях, когда показано лечение сном. При назначении барбитала следует учитывать большую индивидуальную чувствитель­ность к нему и возможную кумуляцию.

Дозы внутрь: успокаивающие—свиньям 0,5—1,0 г; собакам 0,3—0,5; максимальные снотворные—свиньям 2,0—3,0; собакам 0,6—1,0 г.

Барбитал-натрий Barbitalurn-natrium. 5,5-Диэтилбарбитурат на­трия. Натрий введен в молекулу во втором положении, что изменило только растворимость препарата. Легко растворяется в воде (1 :5), но в растворах быстро разрушается. Его снотворное действие продолжает­ся не дольше 1—4 ч. Показания для применения те же, что и барбита­ла. Дозы внутрь: собакам 0,3—0,5; свиньям 0,5—2,0 г.

Фенобарбитал Phenobarbitalum. 5-Этил-5-фенилбарбитуровая кислота.

Действует успокаивающе и снотворно, как и барбитал, но недли­тельно. Кроме того, вызывает незначительное расслабление гладкой мускулатуры кишечника, сосудов, матки. Назначают внутрь в дозах: собакам 0,3—0,8; свиньям 0,4—2,0 г.

Циклобарбитал Cyclobarbitalum. 5 тил-5-( циклогексен-1-ил)-барбитуровая кислота.

Белый кристаллический порошок, слабогорького вкуса, практиче­ски нерастворим в воде, легко растворим в спирте. Сохраняется с пре­ досторожностью (список Б). Выпускается в' таблетках по 0,2 и в по­рошке.

Наиболее характерным для действия циклобарбитала является гипнотическое влияние, примерно такое же, как и у барбитал-натрия, но несколько длительнее.

Дозы внутрь из расчета на 1 кг массы тела: свиньям, собакам 0,005—0,006, крупному рогатому скоту и овцам 0,003—0,004 г.

БарбамилBarbamylum. 5- Этил-5-изоамилбарбитурат натрия. Бе­лый кристаллический порошок, легкорастворимый в воде. Применяют для длительного снотворного влияния. Дозы внутрь: свиньям 0,5—1,0, собакам 0,3—0,4 г.

Сходно с барбиталом влияют этаминал-натрий (Aethami-nalumnat-rium, адалин(Adalinum), бромурал(Bromuralurn) и уретан (Uretha-num).

ТетридинTetridinum. 2,4-Ди оксо-диэ тил-1,2,3,4-тетрагидропири-дин. Белый кристаллический порошок, без запаха. Выпускают в по­рошке и в таблетках по 0,1 и 0,2 г. Малорастворим в воде (1:760), легко растворим в спирте. Действует снотворно и успокаивающе. Мало­токсичен, в снотворных дозах мало изменяет дыхание и сердечную дея­тельность. Сон у собак, кошек и свиней начинается через 15—20 мин и продолжается 4—6 ч. У жвачных сон наступает через 30—40 мин и продолжается до 8—9 ч . Применяют при тех же показаниях, что и ни-тразепам. Дозы внутрь 2—3 мг/кг.

Нитразепам Nitrazepamum. 7-Нитро-2,3-ди гидро-5-фенил-1 Н- 1,4-бензодиазепин-2-он. Мелкокристаллический порошок желтого цвета. Практически нерастворим в воде, растворим в спирте. Угнетает под- корковые структуры мозга, оказывает хорошо выраженное транквили-зирующее влияние, легко переходящее в сон, снижает напряжение ске­летной мускулатуры. Применяют при стрессовых состояниях (для ле­чения и профилактики), для ослабления до- и посленаркозного бес­покойства. Назначают внутрь в дозах 0,05—0,1 мг/кг. Препарат нельзя применять женским особям в первую половину беременности (А. Ф. Ко­зин).

Хлоралгидрат—Chlorali hydras. 2,2,2-Трихлорэтандиол-1,1.Бесцветные прозрачные кристаллы характерного острого запаха, слабогорького и «царапающего» вкуса. Плавится при 53°С, но улету­чивается сравнительно легко и при более низкой температуре. Хранят в плотно закрытой посуде в прохладном месте (список Б).

Хлоралгидрат очень легкорастворим в воде (3: 1) и спирте (1 : 1). Водные растворы нейтральны, но при стоянии разлагаются; при нагре­вании этот процесс ускоряется. Он несовместим с едкими и углекис­лыми щелочами (разлагается); при р аст ир ании с к амф ор ой, ментолом, антифебрином, фенацетином образует смеси, расплывающиеся при ком­натной температуре.

Местно хлоралгидрат действует раздражающе. Чтобы избе­жать раздражающего действия, хлоралгидрат назначают в слабых кон­центрациях (1% -ной) или вместе со слизистыми веществами.

Подкожно хлоралгидрат не вводят, так как даже в небольших раз­ведениях (3—5%- ны е растворы) вызывает воспаление и некроз тканей. Инъецированный в кровь (в 20—25%-ном растворе), разрушает эритро­циты, но при медленном поступлении раствора в вену или при уменьше­ нии концентрации (до 2—3%) изменений в крови не бывает.

После резорбции хлоралгидрат в значительных количествах задер­живается в печени, где восстанавливается до трихлорэ тилово'го алко­голя и в соединении с глюкуроновой кислотой образует урохлораловую кислоту; в этой форме и частично в неизменном виде выделяется поч­ками. Хлоралгидрат, задержанный печенью, восстанавливается полно­стью в течение 3—5 ч, а накопленный мышцами остается в них без из­менений несколько дней.

Свойства хлоралгидрата обусловливают и некоторые особенности его действия. Он легко растворяется в воде и поэтому в значительных количествах накапливается в мышцах, сердце, железах, где оказыва­ет побочное действие. Медленное выделение хлоралгидрата из организ­ма обусловливает его длительное влияние. Угнетение центральной нерв­ной системы сопровождается нарушением ряда жизненно важных функ­ций организма, и/дозы наркотические очень близки к токсическим.Jlo- этому применятьхлоралгидрат для глубокогонаркоза, так как легко может наступить сме рть от паралича дыхате льного центра , п аде- ния кровяного давления или от остановки с ердца. К тотиуже искусст-венное дыхание и сердечно-сосудистые аналептики в этих случаях поч­ти неэффективны. Хлоралгидрат можно ре коме ндовать только как си ль- ное снотворное или для легкого наркоза. Этого вполне остат очно, для того чтобы без труда ' положи ть животное и даже произвести некото­рые операции.

Глубокий сон так же, как и легкий наркоз, сопровождается значи­тельным понижением болевой чувствительности, ослаблением рефлек­торной деятельности и расслаблением мускулатуры. Он длится 30—60 мин; посленаркозный сон продолжается 1,5—6 ч. 73

Интенсивность и продолжительность действия различны в зависи­мости от многих условий, например, на молодых животных хлоралгид­рат действует сильнее, чем на старых; флегматичные животные реаги­руют быстрее, чем нервные, а последние гибнут чаще, чем первые; в жаркое время действие проявляется быстрее и раньше, чем в холодное.

Для сердца хлоралгидрат ядовит. Но это влияние развивается мед­ленно и, применяя хлоралгидрат для базисного наркоза, можно не опа­саться за работу сердца. Многочисленными наблюдениями установлено, что лучшими средствами, предотвращающими или ослабляющими ток­сическое влияние хлоралгидрата на сердце, является коразол. Более неблагоприятно влияние на дыхание и кровяное давление.

Чем глубже и продолжительнее сон, тем сильнее понижается тем­пература, через 1—1,5 ч—уменьшается на 3—5°С. Восстанавли­вается температура не раньш е чем через 10—24 ч. Животные с пони­женной температурой более подвержены инфекционным и простудным заболеваниям. Чтобы избежать этого, в течение суток после наркоза их нужно содержать в теплом помещении.

Токсичность хлоралгидрата очень высокая, но неодинаковая в зависимости от целого ряда особенностей животного.

Крупный рогатый скот реагирует на хлоралгидрат своеобразно. Наркоз у него обычно оканчивается смертью, а легкий наркоз или сон вызвать удается редко. Наиболее характерный симптом действия хлоралгидрата—парез задних конечностей и области таза, а затем— парез передних конечностей. Абсолютной смертельной до зой для лоша­дей считается 200,0 при энтеральном и 90,0—100,0 при внутривенном введении. В отдельных случаях животные гибнут от 120,0 при энтераль­ном введении и от 60,0 при внутривенном. У собак очень сильно выра­женное возбуждение длится 2—8 мин. В основном хлоралгидрат применяют: для наркоза первого уровня при различных операциях, в качестве успокаивающего и снотворного средства при сильных возбуждениях, воспалении мозга, судорожном кашле, выпадении матки, болезненных потугах, при различных заболеваниях, сопровождающихся явлениями спазматических колик. Хлоралгидрат рекомендуют также для облегче­ния повала и фиксации животных, для обследования строптивых жи­вотных и производства терапевтических манипуляций над ними; свино­маткам—при поедании ими поросят; собакам—при нервной форме чу­мы и др.;

как противойудорожное средство его назначают всем животным— при столбняке, при спазмах сфинктеров пищеварительного тракта и мочевого пузыря, при отравлении стрихнином и другими судорожными ядами (табл. 2).

Животны е, наркотизированные хлоралгидратом, переносят 3—5-кратные смертельные дозы судорожных ядов.

Противопоказания для применения снотворных доз: исто­щение, болезни, сопровождающиеся значительным нарушением работы сердца, отек легких. Опасно назначать его крупному рогатому скоту.

В хирургических клиниках хлоралгидрат часто дозируют из рас­чета 0,1 г/кг внутрь и внутривенно (вводить осторожно).

КарбрамалCarbramalum. N-( 1 -Бром-1 -этилбутирил) -мочевина. Белый кристаллический порошок, стойкий при хранении. Мало раство­ряется в воде.

Фармакология его изучена А. Ф. Козиным. Препарат в больших дозах действует снотворно, так же как хлоралгидрат. А в дозах средних и малых снотворно влияет слабо, но больше и длительнее, чем другие гипнотики; оказывает транквилизирующее действие. При стрессовой си­туации быстро успокаивает животных, восстанавливает аппетит, пище­варение и обмен веществ, повышает прирост массы тела. Дозы внутрь телятам 0,1—0,2 г/кг; свиньям—0,1—0,15 г/кг.

Свиньям для легкого наркоза иногда используют пропанидин, пре-дион, натрия оксибутират, барбамил, циклобарбитал, магния сульфат и др.

НЕИРОЛЕПТИЧЕСКИЕ ВЕЩЕСТВА

Нейролептики (neuroleptica) —лекарственные вещества, ослабляю­щие реакцию центральной нервной системы на экзогенные и эндогенные раздражители. Это влияние хорошо отражено при неврозах и отрица­тельных эмоциях у животных. По строению нейролептики относятся к разным химическим группам — фенотиазины, тиоксантеры, бутирофено-ны и др. Но для большинства их характерно общее строение из трех звеньев: 1—ароматическая часть, 2—углеводный мостик и 3—кон­цевая аминогруппа.

Наиболее типичным в их действии является успокаивающее влия­ние и одновременно ослабление реакции на все раздражители, вызы­вающие беспокойство, агрессивность и особенно страх; в более высо­ких дозах действуют снотворно и даже наркотически, однако влияние в этих направлениях своеобразное, и их используют только для потен­цирования и пролонгирования действия наркотиков и снотворных пре­паратов. Отдельные нейролептики подавляют активность адренергиче-ских или холинэргических нервов, а также активность серотонина, ги-стамина.

Первичный механизм действия нейролептиков точно не установлен. Критерием действия являются медленно изменяющиеся реакции живот­ных — поведенческие, электрофизиологические, нейрохимические и др. Весьма характерным является снижение активности ряда ферментов дыхательной цепи в клеточных мембранах вследствие подавления транспорта электронов или переноса энергии. Вполне возможно, что по­ляризованные мембраны и являются главной зоной действия нейролеп­тиков. Кроме того, отмечают биохимические и морфологические изме­нения в митохондриях ретикулярной формации мозга: последнюю мно­гие считают основной зоной первичных реакций нейролептиков. Действие разных препаратов может . касаться синтеза медиатора и его резер­вирования, высвобождения и взаимодействия с соответствующими ре­цепторами, инактивации или обратного захвата пресинаптической мем­браной. В этой схеме дейтвия всех нейролептиков нарушается превра­щение L-тирозина в L-ДОФА вследствие ослабления катализирующего влияния тирозингидроксилазы.

Нейролептики применяют с лечебной и профилактической целью при отрицательных эмоциональных состояниях животных, а также для усиления и пролонгирования действия наркотиков.

К нейролептикам широкого спектра действия относятся аминазин, пропазин, левомепромазин; метеразин, этаперазин, френоп он, .трифта-зин, фторфеназин, хлорпротиксен, галоперидол, трифлуперидол, мето-рин, дроперидол, флуспирилен, пимозид, карбидин. Большая группа препаратов влияет, преимущественно ослабляя (и предупрежд ая про­явление) отрицательные эмоциональные состояния у животных (транк вилизаторы) — производные бензодиазепина (хлордиазепам, хлозепид, диазепам, оксазепам, элениум), производные пропандиола (мепротан, изопротан), производные дифенилметана (амизил, метаамизил), а так­же препараты других групп (триоксазин, оксилидин, фрутицин, гинда-рин, фенибут). Некоторые препараты используют только лечебно успо­каивающе(sedatia) —бромиды, корвалол, корневище валерианы, тра­ва пустырника, магния сульфат и тиосульфат. Сильное нейролептиче-ское влияние оказывают неингаляционные наркотики, снотворные, анальгетики, некоторые жаропонижающие.

Производные фенотиазин а. Фенотиазин используется в ветеринарии как антигельминтик (см. стр. 405). Но оказалось, что вве­дение в его молекулу некоторых радикалов в пятом положении позво­ляет создать вещества, обладающие сильно выраженным нейролепти-ческим действием. Большинство соединений этого рода оказывает сильное нейролептическое и седативное влияние, усиливает действие нарко­тиков, болеутоляющих и местноанестезирующих средств, а также влия­ет противогистаминно, ослабляет действие адреналина, снижает темпе­ратуру.

Аминазин Arninazinum. 2-Хлор-10-( 3-диметиламин опропил)-фено-тиазина гидрохлорид.

Аминазин—белый или слегка желтоватый гигроскопический мел­кокристаллический порошок, хорошо растворимый в воде, спирте и хло­роформе. На свету темнеет; хранить его нужно в затемненном месте. Несовместим с барбитуратами и гидрокарбонатами. Относится к груп­пе Б. Растворы аминазина кислой реакции, устойчивы к нагреванию.

Аминазин—активный нейролептический препарат, оказывающий весьма сложное влияние как на центральную, так и на периферическую нервную систему. Он устраняет или ослабляет влияние ретикулярной формации на кору больших полушарий, блокируя импульсы от сенсор­ ных путей, поступающие в нее коллатерально. Аминазин оказывает специфическое влияние на животных и понижает их двигательную ак­тивность. С увеличением дозы это действие усиливается: животное спо­койно засыпает, скелетная мускулатура расслабляется, снижается реак­ция на раздражения. Он снимает двигательную активность животного, вызванную кокаином, морфином или фенамином; предупреждает появ­ление судорог, возникающих от введения камфоры и коразола. Инте­ресно отметить, что судорожное действие стрихнина на фоне аминази­на не снижается, а пикротоксина даже усиливается.

От аминазина ослабевает условнорефлекторная деятельность жи­вотных, снижается температура, увеличивается противогистаминная ак­т ивность тканей, уменьшается порозность сосудов, слабее проявляются рефлекторные реакции от раздражения интерорецепторов кишечника, мочевого пузыря, рефлексогенных зон сонных артерий и др.

Механизм действия аминазина заключается прежде всего в снижении активности многих ферментов (цитохромоксидазы, аденоз-интрифосфатазы и др.). Общеизвестно его адренолитическое влияние в синапсах центральной нервной системы и понижение обменных про­цессов в нервных клетках. В проявлении действия аминазина немало­важное значение имеет ослабление проведения нервного возбуждения и своеобразное нарушение связи между межуточным мозгом и корой головного мозга. Аминазин на животных разных видов действует неодинаково.

У крупного рогатого скота и овец при внутривенном введении мини­мально активных доз препарата (0,1 мг/кг) наблюдается угнетение центральной нервной системы с одновременным ослаблением чувстви­тельных анализаторов и замедлением движений. Это состояние продол­жается 2—3 ч и сопровождается, незначительным учащением пульса, урежением и углублением дыхания. С увеличением дозы препарата реакция центральной нервной системы резко понижается, часто даже наступает сон, тактильная и болевая чувствительность сильно ослабе­вают, температура снижается на 2—4°С, пульс урежается на 20—30%, уменьшается минутный объем дыхания, замедляется моторная функ­ция всех отделов пищеварительного тракта.

При увеличении дозы аминазина до 15 мг/кг внутривенно (или 20 мг/кг внутримышечно) проявляются элементы токсического дейст­вия: ярко выраженная тахикардия, а в ряде случаев и аритмия, дыха­ние поверхностное, синюшность слизистых оболочек. Неблагоприятное влияние на животных продолжается около 4 ч: его можно ослабить введением животному коразола или камфоры.

Очень своеобразная реакция на аминазин у коз. Седативное и ней-роплегическое действие у них обнаруживается примерно от тех же доз, что и у овец, а побочное влияние на пищеварительный тракт, сердечно-сосудистую систему и дыхание почти отсутствует. Токсические дозы аминазина при внутривенном его введении в 4—5 раз больше, чем для овец.

Свиньи по чувствительности к аминазину занимают среднее место между овцами и козами. У них ярче проявляется ослабление болевой и тактильной чувствительности, а моторная функция желудка и ки­шечника существенно не изменяется.

Собаки и серебристо-черные лисицы реагируют очень сходно. Чем больше доза аминазина, тем ярче проявляется угнетение центральной нервной системы. У этих животных можно легко вызвать аминазино-вый сон продолжительностью 3—4 ч.

У кошек отмечают четко выра женное угнетение, сон, атаксию, ослабление реакции на болевые раздражения, значительное расслаб­ление скелетной мускулатуры, резкое ослабление перистальтики, сни­жение температуры; дыхан ие и сердечная деятельность изменяются умеренно. При внутримышечном введении минимально активные дозы составляют 2 мг/кг;LDgo равна 30 мг/кг.

Применение. Детально изучавшие фармакологи ю аминази­на—Е. Л. Юденич, А. Г. Шитый, Б. С. Сопыев и др.— рекомендуют его при стрессовых состояниях животных (лечебное и профилактическое влияние). При продолжительных отрицательных эмоциях влияние ами­назина (а также и других транквилизаторов) бывает эффективнее при одновременном применении глюкозы, ретинола, тиамина, рибофлавина, пиридоксина и цианкобаламина. Его . используют также для усиления и удлинения действия анальгетиков, искусственного охлаждения организ­ма, уменьшения болезненности при родах, снятия токсического влияния камфоры, никотина и ряда других веществ. Его используют для удли­нения действия, ослабления токсичности наркотиков (хлоралгидрата, алкоголя, барбитуратов). Дозы внутримышечно и подкожно: траво­ядным 0,5—2 мг/кг; собакам 1—3 мг/кг; для потенцирования наркоза 0,5—1 мг/кг.

Трифтазин Triftazinum. 2-Трифто рметил-10- [3-(1-метилпиперази-нил-4) -пропил j-фенотиазина дигидрохлорид. Белый или с зеленоватым оттенком кристаллический порошок, легкорастворимый в воде и спирте. Выпускают в таблетках (по 0,001—0,005 и 0,01 г) и в порошке. Сохра­няется с предосторожностью (список Б).

Трифтазин оказывает сложное действие на животных разных ви­дов. В малых дозах он влияет как седативное средство, в больших — снотворно и даже наркотикоподобно. Уже от малых доз животные ста- новятся спокойнее, у них урежается и углубляется дыхание. Незначи­тельно понижается температура тела, ослабевает моторная функция желудочно-кишечного тракта, понижается тонус поперечнополосатой мускулатуры. Подобно аминазину трифтазин расширяет коронарные co-' суды, увеличивает доставку кислорода к миокарду, уменьшает потреб­ность сердца в кислороде. У животных понижается реакция на окру­жающую обстановку, на механические и болевые раздражители. Такое влияние продолжается в течение 3,5—10 ч как умеренное нейролептиче-ское средство. В средних дозах действие препарата в тех же направ­лениях проявляется сильнее и продолжается 6—18 ч. У животных зна­чительно изменяется дыхание, сильно расслабляется поперечнополоса-тая мускулатура.

Влияние трифтазина в больших дозах продолжается до 2—3 сут, поэтому практического значения не имеет.

На животных разных видов трифтазин действует сходно, однако у жвачных моторная функция пищеварительного тракта изменяется силь­нее, чем у других животных; у кур влияние трифтазина почти вдвое короче.

Дозы, минимально действующие: для коров, овец и кошек— 0,1 мг/кг; для свиней—0,5 мг/кг; для кур—1 мг/кг. Оптимальные до­зы трифтазина в 5—10 раз выше минимальных. ЛД 50 выше оптималь­ных в 15—20 раз.

Трифтазин не влияет на рост взрослых животных даже при двух­месячном применении. Молодые животные первые 15 дней растут сла­бее контрольных, но через 1—1,5 мес живая масса их выравнивается. При длительном использовании препарата в малых дозах к нему раз­вивается привыкание.

Триоксазин Trioxazinum. 4- (3,4,5-Триметоксибензоил) -тетрагид- ро-1,4-оксазин. Выпускают в таблетках по 0,3. Хранят с предосторож­ностью (список Б). Препарат относится к умеренно действующим транквилизаторам типа мепротана.

ГалоперидолHaloperidolum. Производное бутирофенона. Имеет строение 4- (пара-Хлорфенил) -1 -[ 3- (парафторбензоил) -пропил] -пипери-динол-4.

Галоперидол ускоряет синтез и распад дофамина; увеличивает со­держание таких метаболитов его, как диоксифенилуксусная и гомова-нилиновая кислоты. И вследствие этого, как полагают, он влияет весь­ма активно седативно, вызывает явления каталепсии, резко понижает условнорефлекторную деятельность, замедляет движения (М. В. Со­рокин).

Дозы: внутримышечно 0,045—0,08 мг/кг; орально 0,07—0,1 мг/кг. Иногда используют также этаперазин, френолон, пропазин, мепро-тан, амизил, оксилидин, фенибут и др.

СЕДАТИВНЫЕ СРЕДСТВА

Бромиды. Бром в чистом виде не имеет непосредственного ле­чебного значения в ветеринарной практи ке, хотя, несомненно, и обла­дает бактерицидными свойствами. С лечебной целью в медицине и ве­теринарии применяют соли брома—бромиды. По данным И. П. Павло­ва, бром в форме солей оказался «могущественным регулятором и вос­становителем нарушенной нервной деятельности, но при непременном и существеннейшем условии соответственной и точной дозировки его по типам и состояниям нервной системы» (И. П. Павлов. Избранные произведения.).

Калия бромид—Kalii bromidurn, KBr; натрия бромид—Natrii bro-niidlim, NaBr; аммония бромид—Ammonii bromidum NH 4Br. Все три препарата — белые кристаллы или белый кристаллический поро-щок, хо рош о раство римый в воде (1:5—7,5). Принятые внутрь местносоли раздражают слизистую, вызывая гиперемию, в больших концент­рациях — гастроэнтерит. Такое действие их кратковременное и не пред­ставляет большой опасности, так как все препараты быстро всасыва­ются.

Из организма бромиды выделяются почками, железами пищевари­тельного тракта и кожи. Причем этот процесс идет значительно мед­леннее, чем всасывание, поэтому при повторных введениях препаратов следует учитывать возможность кумуляции. Бромиды выделяются в ос­новном теми же путями, что и хлориды, и при желании усилить дей­ствие назначают диету, бедную поваренной солью; для ускорения же выведения бромидов дают поваренную соль.

Практический интерес при резорбтивном действии бромидов пред­ставляет их влияние на центральную нервную систему. Это действие раньше представлялось как обычное снотворное. И. П. Павлов пока­зал, что бромиды избирательно влияют на тормозные процессы, усили­вая и концентрируя их. При резко повышенной возбудимости централь­ной нервной системы их действие напоминает влияние отдыха от работы и действие разлитого торможения; оно быстро ведет к восстановле­нию работоспособности корковых клеток. Одновременно с этим броми­ды облегчают проявление всех видов внутреннего торможения, уточня­ют дифференцировку и укорачивают угасание условных рефлексов. Весь комплекс изменений состояния коры дал основание И. П. Павлову счи­тать, что бромиды действуют так благоприятно, потому что они усили­вают ассимиляционные процессы в клетках коры.

Действие бромидов различно в зависимости от типа нервной дея­тельности, состояния ее и дозы препарата. На животных с уравнове­шенной нервной системой бромиды в умеренных дозах существенного влияния не оказывают; они действуют тем активнее, чем больше нару­шены процессы регуляции. При слабой нервной системе сравнительно легко наступает отравление животных.

Применяемые соли брома действуют одинако во. Разница заклю­чается в том, что аммониевая соль быстрее всасывается и выделяется, а действует немного сильнее, чем другие соли. Несколько медленнее всасывается калия бромид. Наиболее медленно всасывается и выделя­ется натрия бромид, поэтому и действие его выражено умереннее, но длительнее. Местно слабее всех действует натриевая соль, а сильнее— аммониевая.

В силу этих небольших особенностей весьма благоприятно влияют соли, назначенные все одновременно в равных количествах. Однако и каждая из них в отдельности также весьма активна. Наиболее часто их назначают при эклампсии, столбняке, а также как седативное сред­ство при возбуждении головного мозга и при нимфомании; пушным зве­рям — при самопогрызании.

Бромиды прописывают в порошках, болюсах и кашках, но чаще всего в форме микстур. Дозы бромидов внутрь: коровам 15,0—60,0 г; овцам 5,0—15,0; свиньям 5,0—10,0; лошадям 10,0—50,0; собакам 0,5— 2,0; курам 0,1—1,0r.

Корневище с корнями валерианыRhizoma cum radicibus Valeri-anae. Получают от валерианы, или мауна лекарственного(Vaieriana of-ficinalis L.), много летне го травянистого растения семейства валериано-вых, произрастающего в средней полосе РФ.

В корневище и корнях содержатс я эфирное масло, терпинеол, сес-квитерпен, валериановая и изовалериановая кислоты, алкалоиды ва-лерьин и хитинин. Эфирное масло содержит пенен, камфен, левый бор-неол и его эфиры валериановой, уксусной, муравьиной и масляной кислот. Эфирное валериановое масл о в небольш их дозах умеренно воз­буждает центральную нервную систему, в частности, центры дыхания и сосудодвигательцый. В боль ших дозах оно угнетает центральную нервную систему, пони жая рефлекторную возбудимость и осла бляя чув- ствительность периферических нервных окончаний. Кроме того, эфирное масло понижает то нус гладкой мускулатуры к йш ечни. к. а и расширяет коронарные сосуды.

Валериану рекомендуют при вегетативных неврозах, нервном воз­буждении, при спазматических сокращениях кишечника, при нимфома­нии и т. д.

Дозы внутрь: коровам 50,0—100,0 г; овцам 5,0—15,0; лошадям 25,0—50,0; свиньям 5,0—10,0; собакам 1,0—5,0 г. Дозы настойки вале­рианы; коровам 15,0—40,0 г; лошадям 10,0—30,0; овцам 3,0—10,0; свиньям 2,0—5,0; собакам 0,5—2,0; курам 0,2—1,0 г. Хорошей лекарст­венной формой является настой. Часто назначают густой экстракт ва­лерианы(Extracturn Valerianae spissum), настойку валерианы(Tinctu-ra Valerianae) и настойку валерианы с камфорой (Tinctura Valerianae cun Camphora).

Корвалол Corvalolum. Препарат, состоящий из этилового эфира с-бромизовалериановой кислоты (2%), фенобарбитала (1,82%), натрия едкого (2—3%), масла перечной мяты (0,14%), воды и спирта (до 100%). По внешнему виду это бесцветная, прозрачная жидкость с за­пахом эфира бромизовалериановой кислоты. По составу и по действию препарат близок к валакордину. Действует умеренно седативно и спаз­молитически. Применяется при неврозах, при спазмах сосудов и ки­шечника. Дозы внутрь свиньям 0,8—1,0 мл; собакам 15—30 капель.

Девинкан Devinkanum. Препарат кристаллического алкалоида винкалина, выделенного из растения барвинок(Vincaminor L.) семей­ства кутровых. Выпускается в форме таблеток (по 0,005—0,01), порош­ ка и в ампулах (0,003). Сохраняется с предосторожностью (список Б). Девинкан влияет гипотензивно и успокаивающе. Применяется при тех показаниях, что и резерпин. Дозы внутримышечно свиньям 0,006—0,008 и внутрь 0,007—0,01.

ПРОТИВОСУДОРОЖНЫЕ ВЕЩЕСТВА

Судороги, наблюдающиеся у животных при некоторых заболевани­ях, тяжело отражаются на состоянии организма, поэтому снятию их уделяется много внимания. Значительно чаще у животных проявляется напряжение скелетной мускулатуры и фибриллярные сокращения ее. В патогенезе этой патологии много общего с судорогами и поэтому для ослабления напряжения используют те же противосудорожные препа-

раты. Из них наиболее эффективны дифенин, гексамедин и все веще­ства, угнетающие ЦНС.

Противосудорожные препараты увеличивают порог возбудимости моторных зон коры головного мозга, замедляют время двигательной реакции при раздражении этих зон и тем самым затрудняют передачу импульсов на двигательные узлы спинного мозга.

ДифединDipheninum. 5-5-Дифенилгидантонин и натрия гидро­карбонат (85:15);C 15N 2NaO 2H 11. Белый с желтоватым оттенком кри­сталлический порошок без запаха, очень трудно растворяется в воде. Сохраняется с предосторожностью (список Б). Затрудняя распростра­нение возбуждения в центральной нервной системе, он умеряет все виды судорог, ослабляет и предупреждает напряжение скелетной му-скулатуры при стрессовых состояниях. Назначают внутрь и внутримы-шечно. Ориентировочная доза собакам (внутримышечно) 0,03—0,05 г; коровам и лошадям 0,18—0,23, свиньям 0,06—0,09 г.

ГексамидинHexarnidinum. 5-Этил-5-фенилгексагидропиримидин -дион-4,6; C 12N 2O 2H 14 Белый кристаллический порошок, плохо рас­творимый в воде. Сохраняется с предосторожностью (список Б). Влия­ет так же, как и дифенил, но длительнее и поэтому используется с той же целью, но преимущественно профилактически. Дозы свиньям и со­бакам внутрь 0,06—0,08 г на 1 кг массы тела; профилактические до­зы 0,03—0,05 г/кг массы тела.

Сходно с этими противосудорожными веществами влияют хлора-кон, триметин, бензонал, метиндион, карбамазетин, этосиксимид, мор-фолеп, мидокалм, а также фенобарбитал, атропин, скополамин, ами-назин.

АНАЛЬГЕТИЧЕСКИЕ ВЕЩЕСТВА

Анальгезией (греч. an—отрицание иalgos— •-боль) называ­ют подавление болевой чувствительности, а фармакологические веще­ства, оказывающие такое влияние,— анальгетическими или анальге-тиками (Analgetica) (рис. 17). Сильная боль при заболеваниях значительно осложняет течение патологического процесса, нарушает координирующее влияние центральной, нервной системы, функцию сердечно-сосудистой системы, изнуряет животное, а в ряде случаев яв­ляется причиной увечий, шока и даже гибели животных. Поэтому изы­скание средств, подавляющих или хотя бы ос лабляющих боль, давно уже является предметом деятель­ности медицинских и ветеринар­ных врачей.

-

Рис. 17. Схема формиров ания болевого ощущения (проводящие пути и центры

боли) )

1 — спинной мозг; // — ретикулярная форма­ция ствола головно го мозга: ///таламус; IV кора больших полушарий мозга; V— лимбическая система; 1 — пути экстеро- и проприоцеппии; 2 спинномозговой узел; 3 зади ки рог спинного мозга: 4желати-нозная субстанция спинного мозга; 5— н е- спедифипеский путь передачи возбуждения; 6 — вентро-базальный комплекс ядер таламу-са: 7 — срединный центр: 8 — восход ящ ие ак-тивирувдщие влияния ретикулярной фор ма-ции: 9 — в осход ящие активи рующие влияния несдецифических ядер таламуса: 10 — про­зра чная перего родка; //гиппокамп; 12 ~ миндалевидное тело: 1 3 — гипоталамус; 1 4 — связи между лимбическими структурами; 15 — пути возбуждения из лимбической си­стемы: 16 пути интероцепции; 17 — сп еци­фический путь передачи возбуждения; 18 нисходящи е влияния ретикулярной формации Так как болевые ощущения формируются в центральной нерв,нои системе, а возникают при раздражении чувствительных нервных окончаний в органах и тканях, то и фармакологическое воздействие может быть на одно из этих звеньев.

Анальгетическим действием обладают все противовоспалительные средства, защищающие рецепторный аппарат или нейтрализующие раздражителей (вяжущие, слизистые, обволакивающие, адсорбирую­щие и др.). В этих же направлениях влияют местноанестезирующие вещества, выключающие отдельные звенья чувствительных нервов. Пода­вить боль можно, применяя вещества, угнетающие центральную нерв­ную систему. Все эти средства используют при соответствующих пока­заниях. Но при болевых синдромах, являющихся следствием воспали­тельных процессов в организме, исключительно высокую эффективность оказывают препараты опия, а также некоторые синтетические аналь-гетики, которые и рассматривают в этом разделе.

История изыскания анальгетиков указывает, что этим зани­мались еще в древние времена. И тогда уже было установлено, что наи­более активным анальгетиком является опий. В 1806 г. Сертюрнер (Serturner) выделил из опия основное действующее начало—морфин.

Изучение опия показало, что в нем содержится около 20 актив­ных алкалоидов, действующих анальгетически или влияющих на от­дельные стороны фармакодинамики морфина.

Морфин и многие другие алкалоиды опия имеют ряд недостатков, в том числе возможность развития пристрастия человека к ним. Это побудило синтезировать новые анальгетические средства, в значи­тельной мере свободные от недостатков морфина. Синтезу анальгети­ков предшествовало выяснение механизма перехода одних алкалоидов опия в другие. Если взять за основу структурную формулу морфи­на, то оказывается, что даже при незначительных изменениях его моле­кулы получаются новые препараты со специфическими особен ностя­ми — кодеин, дионин, героин и др.

Алкалоиды опия относятся к двум разным химическим группам: пиперидинфенантрена, (морфин и др.), бензилизохинолина (папаве­рин), причем болеутоляющее действие ярко выражено только у ве­ществ первой группы.

В молекуле анестетиков фенантренового ряда очень важную роль играет четвертичный атом углерода. Он обязательно должен быть со­единен с метильной группой и с третичным азотом, причем связь с азо­том осуществляется через два углеродных атома. Кроме того, одна из валентностей третичного азота должна быть замещена метальным или другим коротким алкильным радикалом. Гидроксильные группы, на­зываемые фенольной и алкогольной, существенно отражаются на воз­можности соединений угнетать центральную нервную систему—фе-нольный гидроксил усиливает это действие, а алкогольный — ослаб­ляет.

Образование сложных эфиров морфина сопровождается равномер­ной активизацией всех видов действия его. ^ Морфина гидрохлорид—Morphini hydrochloridum.

Алкалоид пиперидинфенантренового ряда. Белые шелковистые игольчатые кристаллы или белый кристаллический порошок; сохраня­ется под замком (список А). Медленно растворяется в воде (1:25),

растворы стерилизуют текучим паром, для стабилизации к ним при­бавляют 0,1 н. раствор хлористоводородной кислоты в количестве 1%.

Морфин легко всасывается слизистыми оболочками и под­кожной клетчаткой, поэтому быстро оказывает резорбтивное действие и при подкожном и при оральном введении. В организме он медленно разрушается (4—30% за 2 ч), превращаясь в окисные соединения, ко­торые выделяются почками. Основная масса неокисленного морфина выводится железами пищеварительного тракта (больше всего железа­ми желудка). Первые следы морфина можно обнаружить в желудке уже через 5—6 мин после подкожной его инъекции. Однако он продол­жает выделяться там еще 10—16 ч. Это объясняется тем, что морфин в организме изменяется медленно, а выделенный в желудок вновь всасывается в кишечнике. Замедление перистальтики, которое при этом наблюдается, способствует всасыванию.

Морфин не раздражает чувствительных нервных окончаний в тка­нях. Он даже несколько притупляет их восприимчивость. Поэтому его можно вводить в организм любыми способами (обычно вводят под ко­жу и внутримышечно). Наиболее ярко действует препарат на чувст­вительные нервные окончания в пищеварительном тракте при назна­чении внутрь малорастворимых препаратов, содержащих морфин (на­пример, опий).

Фармакодинамика морфина сложная. Он неодинаково влия­ет на животных разных видов. Более того, у одного и того же живот­ного он неодинаково действует на разные отделы центральной нервной системы: одни угнетает, другие возбуждает, а третьи возбуждает в ма­лых дозах и угнетает в больших. Морфин угнетает инспираторные ней­роны дыхательного центра и одновременно нарушает процессы корти­кальной регуляции дыхания. Он вызывает расслабление гладкой муску­латуры и спазмы сфинктеров.

В сложной фармакодинамике морфина наибольшее значение имеет анальгезирующее влияние. Это действие связано с понижением возбу­димости болевых центров (угнетение лобных долей головного мозга), а частично и с ослаблением чувствительности периферических нервов.

Экспериментально доказано, что при этом ослабевают эмоциональ­но-поведенческие реакции на боль, увеличивается порог восприятия и удлиняется период переносимости боли. Морфин ослабляет все виды боли, но значительно эффективнее продолжительные тупые, чем вне­запные острые. Изучение механизма действия показало, что он вызы­вает ослабление всех процессов формирования боли, но наиболее резко подавляет активность вставочных нейронов задних рогов спинного моз­га (участвующих в проведении болевых афферентных сигналов), лим-бикодиэнцефальных зон (и тем самым повышая переносимость боли). Эти и другие виды действия морфина обусловлены его взаимодействием с опиатными рецепторами, эндогенными лигандами (эндорфины, эн-кельфины) и моноаминергическими системами мозга.

Лиганды —эндогенные пептиды, молекулы или ионы, непосред­ственно связанные с центральным атомом в комплексных соедин ени­ях, способные конкурировать с морфином за связывание с опиатными рецепторами в организме животных. К лигандам относят энкофа-л и н ы (выполняют функцию нейротрансмиттеров и агентов с пара-кринной активностью), эндофины. (выполняют роль паракринных агентов и истинных гормонов), экзорфины (вещества пищевого происхождения).

Опиоиды синтезируются в ЦНС и в периферических нейронах, в эндокринных железах (гипофиз, надпочечники), в диффузной эндокрин­ной системе желудка и кишечника. Опиоподобные пептиды (опиоиды) активно участвуют в регуляции нервной и эндокринной систем жи­вотного, и это влияние проявляется в ощущении боли, голода, терморе­гуляции; их влияние распространяется на сердечно-сосудистую систему.почки, скелетную мускулатуру, на ряд метаболических процессов, на деятельность гастроинтенстинальной системы.

Существуют мю- и дельта-рецепторы, а также каппа-, сигма- и эпсилон-рецепторы. Вся система нейрорецепторов в организме имеет примерно такое же значение, как моноамины, ацетилхолин и др.

На собак морфин действует своеобразно. В малых дозах (0,003— 0,008 г) замедляет перистальтику и понижает болевую чувствитель­ность, часто бывает рвота. Доза 0,02—0,05 г ведет к полному прекра­щению перистальтики, резкому понижению болевой чувствительности, животное становится сонливым. В отдельных случаях сонливости пред­шествует незначительное беспокойство. В больших терапевтических до­зах (0,1) морфин, кроме всех перечисленных симптомов, вызывает сон, ослабление дыхания. Животные гибнут при явлениях наркоза. Смер­тельная доза морфина при подкожном введении 0,15—0,6 г. Щенки намного чувствительнее к морфину, чем взрослые собаки.

У лошадей морфин в малых дозах умеряет болевую чувствитель­ность. Вместе с тем замедляет пери стальтику, усиливает дыхание, животное становится пугливым. Уменьшение болевой чувствительности наступает через 10—15 мин; достигает максимума через 25—30 мин и восстанавливается только через 2—10 ч; перистальтика резко ослабе­вает, дыхание замедляется. Если у животных отмечалось беспокойство (колики), то после введения морфина лошадь быстро успокаивается.

У крупного рогатого скота доза около 0,2 г вызывает умеренное, а 1,0—сильное возбуждение. Свиньи также весьма восприимчивы к морфину. Явления возбуждения у овец сопровождаются аллотриофа-гией.

Возбуждающее действие морфина в токсических дозах ярче всего выражается у кошек. У них резко обостряется зрение, слух, осязание, появляется беспокойство, подвижность, проявляются инстинкты хищ­ного зверя, чувствительность понижается (как и у других животных), и замедляется перистальтика. Кошки гибнут при явлениях стрихнино-подобных судорог.

Морфинный сон (Morpheus—бог сна) в полной мере наблюдается у человека, собак и кроликов, у ослов и лошадей бывает только не­значительное сонливое состояние, а у рогатого скота и это состояние констатируют очень редко. Морфинный сон отличается от сна, вызван­ного наркотиками или снотворными. Он протекает при наличии обост­рения органов чувств и повышенной рефлекторной возбудимости. Если до введения морфина животное долгое время находилось в состоянии беспокойства, то морфинный сон бывает спокойным и глубоким; при обычных же условиях он чуткий, нервный, беспокойный. Животное все время поводит ушами, часто меняет положение. Незначительного звука или окрика, дотрагивания до шерсти достаточно, чтобы возбудить со­баку. Однако проснувшееся животное вновь быстро засыпает. Такое состояние продолжается 1—3 ч. При увеличении дозы морфина этот сон быстро становится глубоким и даже переходит в наркоз. Дыхание, ослабевая, часто бывает чейн-стоксовского типа. При таком состоянии животного возможна смерть от остановки дыхания. Смертельное отрав­ление собак морфином настолько реально, что его совсем не приме­няют для глубокого сна и тем более для наркоза. С другой стороны, его болеутоляющее и снотворное действие настолько благоприятно, что при наркотизировании собак морфин обычно используется для ком-.бинированных наркозов.

Особого внимания заслуживает действие морфина на пищева­рительный тракт. Чаще всего его как анальгетическое средство используют при заболеваниях пищеварительного тракта, но вместе с тем и гибель животных от морфина также больше всего обусловлена нарушением функции пищеварительного тракта. Это объясняется тем, что действие морфина сложное. При одних заболеваниях пищевари тельного тракта он показан, при других—противопоказан, и приме­нять его можно только после точно поставленного диагноза.

У всех животных под влиянием морфина замедляется перисталь­тика, а в отдельных случаях она совершенно прекращается. Следстви­ем этого являются запоры. От больших доз морфина перистальтика не только не замедляется, но и резко усиливается. У животных могут быть поносы, и даже с кровью. Одновременно с перистальтикой изме­няется и секреция пищеварительных желез. От малых и средних доз морфина секреция, так же как и перистальтика, замедляется, а от больших, наоборот, усиливается. Замедление перистальтики зависит от прекращения движений гладкой мускулатуры желудка и кишечни­ка, с одной стороны, и от резкого сокращения всех сфинктеров пище­варительного канала—с другой.

От больших доз морфина перистальтические сокращения усилива­ются, но сфинктеры остаются закрытыми. Такое состояние особенно опасно для лошадей и жвачных животных, имеющих объемистый пи­щеварительный тракт и сильные сфинктеры, изолирующие желудок, тонкий и толстый отделы кишечника. Растительная пища в желудочно-кишечном тракте подвергается брожению с выделением газов, разбу­хает и значительно увеличивается в объеме. У лошадей часто проис­ходит разрыв желудка, ободочной и слепой кишок. У рогатого скота может разорваться сычуг, слепая кишка, реже ободочная. У собак от­сутствует кардиальный сфинктер, у них возможно выделение газов из желудка. Кроме того, мясная пища плотоядных меньшего объема, чем растительная, и меньше бродит. Поэтому плотоядным не угрожает опасность разрыва кишечника и тем более желудка.

Полагают, что замедление секреций и перистальтика зависят от угнетающего действия морфина на рецепторы чувствительных нервов и частично от увеличения количества адреналина. Замедлению пери­стальтики кишечника способствует также закрытие желудка, вслед­ствие чего в кишечник не поступает пищевая кашица, являющаяся есте­ственным возбудителем движений кишечника. Вполне понятно, что на перистальтику влияет замедление секреторной деятельности желез же­лудка и кишечника, а также поджелудочной железы.

Морфин вызывает спазм сфинктеров мочевого пузыря. При переполнении мочевого пузыря возможен его разрыв.

Обмен веществ от применения морфина ухудшается вслед­ствие нарушения газообмена в легких. В крови и тканях накаплива­ются продукты неполного обмена. Особенно нарушается углеводный обмен, так как усиленно распадается гликоген печени и в моче появ­ляется сахар. У всех животных отмечено незначительное понижение возбудимости центра теплорегуляции. Температура тела изменяется незначительно, повышается при беспокойстве животного, понижается во время сна.

В отдельных случаях морфин вызывает явления идиосинкразии, сопровождающейся у лошадей, свиней и крупного рогатого скота кра­пивницей и зудом.

При длительном употреблении морфина организм привыкает к не­му и может переносить дозы в обычных условиях смертельные. Наи­более закономерно повышается выносливость к морфину у человека и собак; у лошадей и свиней она незначительная. Повышение вынос­ливости к морфину (привыкание) обусловлено, по-видимому, усилен­ным его окислением. Установлено, что у собак до 70% морфина вы­деляется с каловыми массами, а при частом применении, даже в воз­растающих дозах, количество его в каловых массах уменьш ается до 3—5%, а затем и совсем не обнаруживается.

Отравление животных морфином чаще всего проявляется в острой форме, и смерть происходит от паралича дыхательного центра. У травоядных животных она часто связана с разрывом стенок пищева рительного тракта. У лошадей, рогатого скота, свиней и кошек смерть наступает при сильных тетанических судорогах. Собаки иногда гибнут во время глубокого сна и наркоза, а часто и у них сон сменяется су­дорогами.

Лечение острых отравлений направлено на обезвреживание и уда­ление яда из организма, с одной стороны, и на поддержание функций жизненно важных органов и систем — с другой.

М орфин применяют только в крайних случаях для ослабления и прекращения болей при ранениях, ожогах, вывихах, плеврите, перито­ните, энтероспазмах, коликах (желчных и почечных) и др. При заболе­ваниях пищеварительного тракта травоядным лучше назначать омно-пон, а не морфин; лечебное действие будет сходное, а побочное—зна­чительно слабее. Дозы под кожу: лошадям 0,1—0,4 г; свиньям 0,04—0,06; собакам 0,02—0,08 г.

При комбинированных наркозах морфин вводят собакам подкож­но в дозах 0,04—0,08 за 15—20 мин до применения ингаляционных наркотиков. Морфин угнетает двигательную сферу коры, отсюда у нар­котизируемого фторатоном или хлороформом животного отсутствует пе­риод беспокойства.

При легочных кровотечениях морфин (в снотворных дозах) вызы­вает резкое ослабление дыхания и понижение давления в малом круге кровообращения. При уменьшении кровенаполнения легких и при пол­ном покое животного кровотечение быстрее.

Противопоказания к применению морфина: истощение, сильная слабость, старость, молочный возраст, переполнение желудоч­но-кишечного тракта объемистым труднопереваримым кормом, угнете­ние дыхательного центра, понижение легочной вентиляции на почве вос­паления легких, острые токсикозы. Кошкам и крупному рогатому ско­ту лучше совсем не назначать морфин, так как он сильно возбуждает их. Сходно с морфином влияет текодин (Thecodinum).

КодеинCodeinum. CisHaiNOa —это морфин, в котором водород фенольного гидроксила замещен группой СНз. Другими словами, ко­деин есть метиловый эфир морфина (метилморфин).

Применяют чистый кодеин и фосфат его. Чистый кодеин — бесцвет­ные кристаллы или белый кристаллический порошок без запаха, горь­кого вкуса, растворимый в 150 частях воды при 15°, в 17 частях воды при 100° и в 2,5 части спирта; легкорастворим в разведенных кислотах. Водные растворы щелочной реакции. Применяют в таблетках, пилюлях и порошках. Дозы внутрь: коровам и лошадям 0,5—3,0 г; овцам 0,05—0,2; свиньям 0,1—0,5; собакам 0,03—0,1 г.

Кодеина фосфатCodeini phosphas, CigHaiNOs-PO^ -1 '/ 2^ 0. Со­держит около 80% кодеина основания. Белый кристаллический поро­шок без запаха, горького вкуса, хорошо растворимый в воде (1: 3,5), плохо—в спирте. Применяют обычно в растворах и микстурах.

Оба препарата сохраняют с предосторожностью (список Б). Тот и другой препарат действует одинаково, разница только в том, что соль кодеина всасывается быстрее, чем основание, и менее токсична. В орга­низме кодеин не изменяется, выделяется почками. Так же, как и мор­фин, кодеин действует различно на разных животных, но рефлекторная деятельность от него повышается сильнее, чем от морфина. У лоша­дей, ослов, рогатого скота и свиней возбуждение значительно сильнее, чем от морфина; если им и назначают кодеин, то в очень малых дозах. Возбуждающее действие кодеина констатируют также у кроликов, и даже собаки спят более чутко, чем от морфина.

Уменьшение боли и ослабление дыхания от кодеина выражены слабее, чем от морфина. В противоположность этому под влиянием кодеина кашель разной степени и различного происхождения быстро умеряется, а затем и совершенно прекращается. Это (в сочетании с некоторым болеутоляющим действием} лежит в основе широк ого при менения препарата в качестве проти вокашлев ого средства. На пищеварительный тpaкт коде ин влияет подобноМорфину, за­медляя секрецию, ослабляя перистальтику и сокращая сфинктеры, - но действие во всех этих направлениях значительно слабее морфина, в результате чего его сравнительно мало используют при лечении заболеваний пищеварительного тракта. Кодеин раза в два менее ток­сичен, чем морфин.

Применяют кодеин как болеутоляющее средство при болезнен-^ ном кашле, плевритах, бронхитах у мелких животных. Благоприятно действует он также при энтероспазмах. Дозы такие же, как и кодеина (основания).

Иногда применяютгидрокодона фосфатHydrocodoni phosphas. В химическом отношении он является фосфатом дигидрокодеинона — это белый порошок, хорошо растворимый в воде. Сохраняется под зам­ком (список А). Как средство, успокаивающее кашель, он действует сильнее кодеина. Дозы в 3—4 раза меньше, чем кодеина.

Эстоцин Aesthocinum. р-Диэтиламиноэтилового эфира, а-дифе-нил-а-этоксиуксусной кислоты гидрохлорид. Белый кристаллический порошок. Растворим в воде. Действует болеутоляюще сходно с фена-доном, но несколько слабее его. Влияет умеренно спазмолитически и холинолитически, противовоспалительно.

Применяют при резком усилении моторной функции желудка и кишечника, при изнурительном кашле.

Дозы внутримышечно крупному рогатому скоту 0,5—0,7 г; свиньям 0,1—0,3; собакам 0,07—0,1 г.

В последние годы в качестве противокашлевых средств в меди­цине применяют глауцина гидрохлорид (не угнетает дыхание, не на­рушает моторную функцию кишечника) и либексин (угнетает перифе­рическое звено кашлевого рефлекса).

Папаверин. 6,7-Диметокси-1-(3,4-диметоксибензил)-и зохинолина гидрохлорид. В отличие от морфина и близких к нему алкалоидов опия имеет в основе строения изохинолиновое ядро. Применяют папаверина гидрохлорид—Papaverini hydrochloridum.

Белый кристаллический порошок слегка горького вкуса, медленно растворимый (при постоянном помешивании) в 40 частях воды и труд­но растворимый в спирте. Сохраняется с предосторожностью (спи­сок Б). В организме разрушается.

В отличие от морфина и его производных папаверин действует на всех животных очень сходно. Он вызывает расслабл ение гладкой мускулатуры, и тем сильнее, чем больше был повышен ее тонус. Дви­жение желудка (а у жвачных и преджелудков) и перистальтика ки­шечника сильно замедляются, расслабляется мускулатура сфинкте­ров. Секрецию пищеварительных желез существенно не изменяет, так как папаверин не действует ни на железы непосредственно, ни на нервные окончания в них. Расслабляется гладкая мускулатура сосу­дов, бронхов, мочевого пузыря и матки.

Папаверин действует болеутоляюще, но значительно слабее, чем морфин. Принятый вместе с морфином, он потенцирует болеутоляю­ щее действие морфина и ослабляет его возбуждающее действие: после подкожной инъе кции морфина лошади становятся пугливыми, беспо­койными, а при комбинации морфина с папаверином возбуждения и беспокойства не бывает.

Кроме центрального болеутоляющего действия, папаверин облада­ет (хотя и слабо выраженным) местноанестезирующим действием. Большие дозы препарата повышают рефлекторную возбудимость. Применяют папаверин при энтероспазмах и коли ках для умень­шения боли при спазмах гладкой мускулатуры кишечника, кровенос­ных сосудов, а также для снятия спазмов при почечных и печеноч­ных коликах, для снижения повышенного кровяного давления.

Дозы хлористоводородного папаверина под кожу: лошадям 0,3—0,8 г; коровам 0,3—0,6; овцам 0,1—0,2; свиньям 0,1—0,3; собакам 0,03—0,1; кошкам 0,01—0,05 г.

Комплексные препараты. Опий— Opi um. Засохший млеч­ный сок снотворного мака(Papaver sornmiferurn L.).

Опий—одно из самых старинных болеутоляющих средств. Он был известен еще в древней индийской медицине. В Древней Греции его применял Гиппократ. Но наиболее широкую известность он получил со времен Галена. В настоящее время им пользуются и как источником получения многих весьма ценных алкалоидов, и как лечебным сред­ством.

В состав опия входят алкалоиды, белковые, сахаристые, слизистые и смолистые вещества, жир, пектин и неорганические соли. Из имею­щих лекарственное значение алкалоидов в опии больше всего морфина (не менее 10%), наркотина (8—10%), кодеина (1,5—3%), папаверина (до 0,8%). Всего в нем более 20 алкалоидов. Большая их часть нахо­дится в виде солей с меконовой, серной и молочной кислотами.

Хотя главным алкалоидом опия является морфин, действие его имеет некоторые особенности. В основе этого лежит прежде всего наличие других алкалоидов, которые, с одной стороны, потенцируют, а с другой—-ослабляют то или иное влияние морфина. Н апример, па­паверин усиливает болеутоляющие свойства морфина и ослабляет его судорожное влияние на сфинктеры, понижает возбуждающее дейст­вие у лошадей, рогатого скота и других животных. Кодеин усиливает противокашлевое влияние и вместе с тем еще более угнетает дыха­тельный центр, тебаин усиливает дыхание и т. д. Кроме того, прихо­дится считаться и с тем, что в опии имеется значительное количество слизи, белков и других балластных веществ, затрудняющих переход алкалоидов в растворимое состояние. Поэтому опий действует значи­тельно медленнее и длительн ее, чем морфин,

Опий применяют внутрь. Он наиболее эффективно влияет на пищеварительный тракт, вызывает замедление перистальтики, не­которое сужение сфинкте ров и устраняет боль. Это действие опия мож­но использовать при некоторых нарушениях функции пищеваритель­ного тракта у собак. Однако следует иметь в виду, что опий пони­жает секреторную функцию желудка и кишечника и нарушает процессы п ищеварения; его не следует применять при длительных воспа­лительных процессах, сопровождающихся структурными изменениями. Опий устраняет боль и замедляет перистальтику, но не устраняет при­чин поноса или воспаления. Больше того, замедленная перистальтика и ослабленная секреция благоприятствуют развитию инфекции. Опий устраняет боль и как успокаивающее средство после устранения при­чины, вызвавшей заболевание. Действие опия длится от 2 до 16 ч. При длительном его применении наблюдают понижение тонуса глад­кой мускулатуры и запоры.

Дозы опия внутрь: лошадям и коровам 5,0—25,0 г; овцам и свинь­ям — !,0—3,0; собакам 0,1—0,5r.

ОмнопонOmnoponum. Смесь хлористоводородных солей алка­лоидов опия в тех же соотношениях, что и в опии. Количество алка­лоидов в омнопоне в 3—5 раз больше, че м в опии. В них содержится до 50% морфина и 30—35% других алкалои дов. По внешнему виду это коричнево-желтый или коричнево-розовый порошок. Хорошо раство-

рим в воде (1: 15) и несколько хуже в спирте (1:50). Сохраняется под замком (список А). Выпускают омнопон в виде порошка, табле­ток и растворов. Назначают под кожу, реже внутрь.

Омнопон быстро всасывается, его действие в отличие от опия про­является быстро. По резорбтивному действию он напоминает морфин. В отличие от морфина омнопон меньше ослабляет дыхание, слабее замедл яет перистальтику и секрецию пищеварительных желез; его нар-. котическое и возбуждающее действие выражено меньше. Применяют омнопон при тех же показаниях, что и морфин. Привыкание к нему раз­вивается медленнее, чем к морфину. '

Дозы под кожу: лошадям 0,2—0,6 г; коровам 0,2—0,3; овцам и свиньям 0,04—0,2; собакам 0,02—0,1; кошкам 0,01—0,02 г.

Заменители морфина. ПромедолPromedolum. 1,2,5-Три- метил-4-пропио нилок си-4-фенилпп перидина гидрохлорид.

Белый кристаллический порошок горького вкуса, растворимый в воде и спирте. Стойкий при хранении, не изменяется при стерилизации растворов кипячением. Хранят под замком (список А), в хорошо заку­поренных банках и ампулах . Кроме порошка, выпускают в ампулах ( /о-ны й по 1 мл) и в форме таблеток (по 0,025).

Действует аналогично морфину, но имеет и целый ряд особенно­стей. Он ослабляет восприятие центральной нервной системой болевых импульсов, усиливает действие местноанестезирующих веществ, влияет снотворно. Промедол менее токсичен, чем морфин, незначительно угне­тает дыхательный центр, усиливает сокращения матки. Отмечено, что промедол ослабляет моторную функцию кишечника, но меньше, чем морфин. Анальгезирующее действие, весьма сильно выраженное, на­ступает через 10—20 мин и длится 2—6 ч. Промедол сокращает сфинк­теры пищеварительного тракта, но слабее, чем морфин.

Дозы под кожу: лошадям 0,015—0,05 г; коровам 0,004—0,008; со­бакам 0,003 г. Сходно с промедолом влияют фенадон (Phenadonurn) и пальфиум (Palfium).

ЖАРОПОНИЖАЮЩИЕ И АНАЛЬГЕТИЧЕСКИЕ ВЕЩЕСТВА ИЗ ПРОИЗВОДНЫХ АНИЛИНА, ПИРАЗОЛОНА И САЛИЦИЛОВОЙ КИСЛОТЫ

Причин лихорадки очень много. Ими являются токсины микроб­ного и протозойного происхождения, токсические вещества недоброка­чественного корма, продукты воспаления и др. Все лекарственные вещества, устраняющие эти нарушения (химиотерапевтические.противо-токсические, противовоспалительные и др.), при определенных усло­виях будут самыми действенными и самыми ценными жаропонижаю­щими средствами. Но при многих заболеваниях высокая температура держится несколько дней; она изнуряет и истощает организм, а при различных осложнениях может быть и губительной. Поэтому, хотя основное врачебное вмешательство и направляется на устранение при­чины, вызывающей болезнь и как симптом ее—лихорадку, в случаях, когда этого достигнуть нельзя,, необходимо давать организму отдых от чрезмерного напряжения, назначая специальные антипиретики(Anti-pyretica). Это тем более необходимо потому, что при наличии в орга­низме токсических веществ чувствительность центра теплорегуляции обычно повышается.

Механизм противолихорадочного действия разных жаропонижающих веществ весьма различен, но во всех случаях ито­гом действия является восстановление влияния центра теплорегуляции. Это рефлекторно (через центры вегетативных нервов) ведет к пониже­нию теплопродукции, а также к расширению кожных сосудов и тем самым к усилению теплоотдачи: некоторые антипиретики действуют и непосредственно на сосуды, расширяя их. В больших до.зах антипире­тики угнетают центр теплорегуляции и всю центральную нервную си­стему.

Большая группа противолихорадочных средств (препараты сали­циловой кислоты), кроме влияния на центр теплорегуляции, действует антитоксически и бактериостатически, тем самым содействует устране­нию причины, вызывающей лихорадку.

Наряду с жаропонижающим действием все антипиретики в той или иной степени являются а н альгетикам и, угнетая возбужден­ные болевые центры подобно тому, как и центр теплорегуляции, а так­же понижая чувствительность периферических рецепторов. В отличие от анальгетиков типа морфина эти вещества иногда называют проти­воболевыми или а н тиальгическим и. При повторных приемах антипиретиков их лечебное действие (особенно анальгетическое) про­является слабее, а токсичность несколько возрастает.

Антипиретики снижают температуру только у лихорадящих жи­вотных. У животных здоровых они влияют в этом направлении толь­ко в очень больших дозах, а при патологических состояниях с пони­женной температурой они даже значительно повышают ее. Интересно отметить, что в больших дозах антипиретики вызывают у здоровых жи­вотных значительные нарушения функции эндокринных желез и ослаб­ляют образование кожного пигмента.

В противоположность этому у лихорадящих животных они в тех же дозах повышают защ итные реакции.

При разных патологических состояниях, сопровождающихся повы­шением температуры, различные препараты влияют неодинаково в за­висимости от их фармакодинамики. Как видно из рисунка 18, антипи­рин оказал сходное влияние в обоих случаях, и это вполне естествен­но, так как он действует только на центр теплорегуляции. Салицилат натрия также угнетает центр теплорегуляции, но значительно слабее, чем антипирин. Кроме того, салицилат натрия действует сильно проти-вотоксически при наличии очагов воспаления. Вот это второе действие хорошо проявляется при кишечной интоксикации и в сочетании с влия­нием на центр теплорегуляции дает эффект выше, чем антипирин. В отличие от этого при таком общем заболевании, как рожа, нет воз­можности проявляться противотоксическому влиянию салицилата на­трия, а на центр теплорегуляции он влияет слабо, поэтому и жаро­понижающий эффект ниже, чем от антипирина.

Основные жаропонижающие вещества являются производными па-рааминофенола, пиразолона или салициловой кислоты.

Производные парааминофенола. Замещение одного во­дорода в бензоле гидроксильной группой ведет к появлению новых свойств соединения, одним из которых является про-тиволихорадочное действие. Это действие значительно возрастает, если вместо гидроксильной группы в бензол вводится аминогруппа (ани­лин) или две группы—амино- и гидроксильная [ацетил-аминофено л]. Однако такие соединения наряду с жа­ропонижающим действием обладают и очень высокой токсичностью, почему и не применяются с лечебной целью.

Замена одного водородного атома аминогруппы кислотным остат­ком (антифебрин) не только снижает токсичность препарата, но и рез­ко повышает его жаропонижающее действие. Токсичность понижается еще больше, если, кроме изменений в аминогруппе, водород гидро­ксильной группы заменить алкоголем ( фенацетин). Механизм жаропо­нижающего действия препаратов этой группы обусловлен угнетением центра теплорегуляции и отчасти непосредственным сосудорасширяю­щим действием.

Фенацетин (параацетофенетидин)Phenacetinum. 1-Этокси-4-аце-таминобензол.

Бесцветные блестящие чешуйчатые кристаллы или мелкокристал­лический порошок без запаха, слабогорького вкуса, растворимый в 1400 частях холодной воды, в 70 частях кипящей и в 16 частях спирта. Водный раствор нейтральной реакции. Выпускают в порошке и в таб­летках в чистом виде (по 0,25) или в разных комбинациях с кофеином.

Жаропонижающее действие фенацетина начинается через 20—30 мин и длится 5—6 ч. Анальгезирующее действие наступает от доз, в 2—3 раза больших, чем жаропонижающие. Фенацетин влияет неблагоприятно только при длительном применении в больших дозах, вызывая ослабление сердечной деятельности, метгемоглобинемию, гемо-лиз; явлений коллапса не бывает. Применяют фенацетин в качестве ан­ типиретика и анальгетика.

ПарацетамолParacetamolum. Пара-Ацетаминофенол . Белый, иногда с кремовым или розовым оттенком порошок, нерас­творимый в воде, легкорастворяющийся в спирте. Действует жаропо­нижающе, сходно с фенацетином, но несколько слабее и длительнее его. В отличие от этого боле ут оляю1цее_ и противовоспалительное влия­ние у парацетамола выражено ярче. Токсичность его незначительная.

Произв одные пиразолона. Пиразолон — пятичленное гете­роциклическое соединение, имеющее в цикле два азота, расположенных в 1 и 2 положениях.Пиразолон оказывает умеренное и кратковременное антипириче-ское и анальгетическое влияние. Оба эти влияния значительно усили­ваются введением в его молекулу разных радикалов. Производные


пиразолона действуют подобно фенацетину, но несколько слабее его: вме­сте с тем они малотоксичны для животных. Все препараты этой груп­пы обладают центральным и периферическим болеутоляющим действи­ем и некоторые из них (анальгин) широко применяют как анальгетики. Антипирин —Antipyrinum. 1 -Фенил-2,3-диметилпиразолон-5.

Белый кристаллический порошок или бесцветные кристаллы без запаха, слегка горького вкуса, растворимые в 1 части воды или 1,5 ча­сти спирта. Водные растворы нейтральной реакции.

Антипирин угнетает возбужденный центр теплорегуляции и отча­сти сосудодвигательный. При высокой температуре это приводит к по­нижению температуры. Действие антипирина начинается через 15—20 мин после приема и длится 3—12 ч. У мелких животных он дей­ствует сильнее и длительнее.

Местно антипирин вначале влияет раздражающе, а затем вызыва­ет анестезию. На этом основании его применяют при воспалениях, для промывания мочевого пузыря, влагалища, для орошения слизистых рта, носа (3—10% -ного раствора). Как и все производные пиразолона, мест­но антипирин действует кровоостанавливающе, и поэтому его исполь­зуют при паренхиматозных кровотечениях.

Положительные результаты получают при лечении мышечного и суставного ревматизма у собак (высшие терапевтические дозы), при болях, спастических состояниях кишечника жвачных и при невралгиях у животных всех видов. В форме порошка и в концентрированных растворах (10—50%ы е) антипирин действует бактериостатически, что в сочетании с болеутоляющим действием используется иногда при ле­чении болезненных язв и ран.

АмидопиринAmidopyrinum. 1-Фенил-2,3-диметил-4-диметилами-нопиразолон-5, CisH^NsO.

Бесцветные или слабо-желтые мелкие кристаллы без запаха, сла­богорького вкуса, медленно растворяющиеся в 20 частях воды и двух частях спирта. Действует жаропонижающе, подобно антипирину, но сильнее его. Умеряет боль. Расширяет сосуды мозга и сердца. Не раз­дражает тканей. При частом применении или в больших дозах у кошек и жвачных вызывает агранулоцитоз. Сходно с амидопирином влияет бутадионButadionum, 1,2- дифенил-4-н-бутил-3,5-пиразоли диндион и верадонVeradonumсолеобразное соединение двух молекул амидо­пирина с одной молекулой барбитала.

АнальгинAnalginum. 1 -Фенил-2,3-диметил-4-метиламинопиразо-лон-5-М-метансульфанат натрия.

Белый кристаллический порошок, слегка желтый, легко растворы мый в воде (1: 1,5), трудно—в этиловом спирте и нерастворимый эфире. Водный раствор бесцветный, нейтральной реакции. При стояни желтеет, но не теряет своей активности.

Анальгин действует болеутоляюще, противоревмг тически ив меньшей степени жаропонижающе. Местно он и

оказывает раздражающего влияния, и поэтому его часто применяют парентерально, особенно шир-око при лечении острого суставного рев­матизма, так как . он уменьшает болезненность, снижает температуру и способствует рассасыванию отечной жидкости. Аналогично действует при мышечном ревматизме.

Анальгин — средство, умеряющее боль при острых желудочно-ки­шечных заболеваниях у травоядных. Действуя через центральную нерв­ную систему, он не влияет на перистальтику, но, устраняя боль в ки­шечнике, способствует восстановлению моторной функции. Болеутоляю­щий эффект зависит от путей введения. При внутривенном введении действие проявляется сразу и длится в течение 30—45 мин, при под­кожном—через 10—20 мин и длится 1—-2 ч. Особенно хорошие резуль­таты от применения анальгина при катаральном спазме, метеоризме и атонии кишечника. После однократной инъекции анальгина у всех жи­вотных с явлением катарального спазма и метеоризма кишечника ис­чезает беспокойство, а вслед за этим уменьшаются патологические явления со стороны пищеварительного тракта.

При остром расширении желудка, сопровождающемся коликами, анальгин снимает боль, снижает температуру, успокаивает животное, но рас ширение желудка не уменьшается, и животное вскоре вновь на­чинает беспокоиться. Поэтому наряду с анальгином необходимы про-тивобродильные средства,

Анальгин назначают внутрь, подкожно и внутримышечно (30%ы й раствор). Для быстрого купирования болевого синдрома можно вво­дить внутривенно 10—25%- ны й раствор.

Производные салициловой кислоты. Салициловые препараты влияют жаропонижающе, противоревматически, анальгети-чески и противомикробно. Антипирически салицилаты влияют только при лихорадке. Бе здействуя на гйпоталамические ядра, они изменяют функциональное состояние центров теплорегуляции (значительно уси-. ливается теплоотдача и уменьшается теплопродукция). Кроме того, са­лицилаты в кислой среде, связывая углекислоту, выделяют свободную салициловую кислоту. Уменьшение углекислоты в воспалительных оча­гах умеряет воспаление, ослабляет болевые ощущения и понижает тем­пературу тела. Свободная же салициловая кислота действует антиток­сически и бактериостатически.

Жаропонижающее действие салицилатов развивается мед­ленно, но бывает устойчивым: снижение температуры заметно только через 30—45 мин, постепенно нарастая, достигает максимума через 2—3 ч и на этом уровне удерживается 6—14 ч; температура понижает­ся, но почти никогда не доходит до нормальной.

Анальгетическое влияние салицилатов очень своеобразное. Они сильнее всего умеряют боль при ревматических воспалениях мышц и суставов, меньше—при воспалениях дыхательных путей и при нев­ралгиях и совсем не влияют при травматических повреждениях тканей, при спазмах гладкой мускулатуры. Механизм анальгетического влия­ния до сих пор не установлен. Выяснено только, что салицилаты угне­тают таламические центры болевой чувствительности, но иначе, че« м морфин; в эксперименте они не ослабляют боль от механического сдав-ливания, электрического тока, теплового влияния и т. п. Более глубокое изучение салицилатов показало, что они не подавляют потен циалы афферентных нервов при обычном их состоянии, болеутоляющее влия­ние появляется только при воспалении. Анальгетическим влиянием в той или иной мере обладают все салицилаты (кроме салициламида); продукты биотрансформации их не эффективны.

Салицилаты влияют противовоспалительно. Но это влия­ние своеобразное и имеет в своей основе другие механизмы, чем боле­утоляющее и жаропонижающее. Полагают, что оно связано с биохи­мическими сдвигами в организме. И действительно уже в малых дозахсалицилаты активизируют (а в больших — подавляют^ актив ность окислительных ферментов цинка, трикарбоновых кислот. Поэтому в ле­чебных концентрациях они улучшают обменные реакции и усиливают поглощение кислорода как у больных, так и у здоровых животных, а в больших — существенно угнетают тканевое дыхание. В низких кон­центрациях салицилаты угнетают биосинтез АТФ, разобщая окисли­тельное фосфорилирование. Вследствие этого они угнетают окисление жирных кислот, снижают уровень неорганического фосфора, гасят энер­гию возбуждения и чем резче, тем ярче она выражена.

Снижение синтеза АТФ ведет к понижению содержания гликоге­на в мышцах и печени; этому способствует также увеличение выделе­ния адреналина, а в итоге создаются условия, благоприятствующие про­явлению защитных реакций.

Салицилаты снижают уровень холестерина в крови и повышают окислительные процессы в ней. Это ведет к уменьшению неэстерифици-рованных жирных кислот (некоторые исследователи видят в этом один из механизмов противовоспалительного влияния салицилатов).

Салицилаты в дозах противоревматических активизируют функцию надпочечников, гипофиза и щитовидной железы: вполне допустимо, что это если не обеспечивает, то усиливает противовоспалительный эф­фект.

Противовоспалительное влияние салицилатов лучше проявляется при хронических формах без отека тканей. Из разных препаратов это действие хорошо выражено у салициловой кислоты. Обусловлено оно прежде всего ослаблением процессов коагуляции некоторых типов бел­ков вследствие изменений физической структуры молекулы их, электри­ческого заряда и др.

Все салицилаты хорошо всасываются во всех отделах пищевари­тельного тракта, но лучше всего в тонком отделе кишечника. Через кожу они всасываются медленно и преимущественно в верхние слои.

Резорбировавшиеся препараты подвергаются разным изменениям: кислота превращается в соль. Ацетилсалициловая кислота постепенно освобождает уксусную кислоту, а салициловая кислота превращается в натриевую соль. Значительные изменения салицилаты претерпевают в печени. Все они в той или иной степени освобождают салициловую кислоту. Дальнейшая биотрансформация ее происходит с участием гли­цина и глюкуроновой кислоты и завершается образованием салицилуро-вой кислоты и глюкоронидов.

Салицилаты усиливают распад белков и углеводов, увеличивая ко­личество выделяемой серы, фосфора, мочевой кислоты. Опытами на травоядных животных доказано, что небольшие дозы их, раздражая интерорецепторы в слизистой оболочке, усиливают отделение желу­дочного сока и повышают усвоение корма. Количество выделяемой желчи при этом также значительно возрастает.

Выделяются салицилаты главным образом почками, частью в сво­бодном состоянии, частью связанными с гликоколем. Небольшие коли­чества салицилатов выводятся с молоком, пототи и слюной.

Соединения салициловой кислоты ядовиты для животных; у тра­воядных даже после однократного приема больших терапевтических доз в моче обнаруживают иногда мочевые цилиндры, эпителиальные по­чечные клетки и лейкоциты. Плотоядные и всеядные менее чувстви­тельны, но и у них при передозировке салицилатов отмечают воспале­ние почек.

На почки салицилаты влияют даже в малых дозах, понижая вса­сывающую способность эпителия канальцев, а в больших дозах вызы­вают нефрит. От больших доз бывают ^более грозные симптомы отрав­ления — изнурительные поносы, кишечные, почечные и носовые крово­течения, ослабление сердечной деятельности, повышение рефлекторной возбудимости, связанная походка, напряженность мускулатуры и т. д.

Кислота салициловая— Acidum salicylicum. о-Оксибензойная кис­лота.

Белые мелкие игольчатые кристаллы или легкий кристаллический порошок без запаха, слабогорького вкуса, растворимый в 500 частях холодной и в 15 частях кипящей воды, в 3 частях спирта, в 2 частях эфира, растворяется также в жирах.

Местно салициловая кислота медленно, но сильно раздражает рецепторы чувствительных нервов, что выражается в значительном из­менении тканей, вплоть до воспаления; при вдыхании салициловой кис­лоты животные чихают и кашляю т. При приеме внутрь растворов са­лициловой кислоты усиливается отделение желудочного и кишечного сока; у собак и кошек иногда наступает рвота.

Салициловая кислота способствует отторжению ороговевших кле­ток эпителия. При нанесении на рану она усиливает грануляции, дей­ствует антитоксически и бактерицидно. В разведении 1 : 1000 задержи­вает развитие многих микробов, а в разведении 1 : 500 убивает их. Эти свойства кислоты используют при лечении ран (присыпки), язв, а так­же инфекционных желудочно-кишечных заболеваний. Салициловая кис­лота задерживает рост и развитие грибов; ее спиртовые растворы (1 : 5) эффективны при стригущем лишае.

Резорбтивное действие ее своеобразно. В щелочной среде (в кишечнике и тканях) салициловая кислота легко переходит в соли, поэтому в крови ее не удается обнаружить в свободном виде. Салици-ловокислые соли малоактивны и нестойки; распадаясь в кислой среде, они освобождают кислоту. В очагах ревматических воспалений коли­чество углекислоты достигает 17,5% вместо 6%, что вполне достаточно для расщепления салицилатов. Понятно, что освобожденная салицило­вая кислота действует только в зоне воспаления, а вне ее кислота вновь нейтрализуется. Такое превращение салицилатов позволяет применять их в больших дозах без существенного неблагоприятного влияния (со­лей) на сердце и вместе с тем с проявлением активного действия (кис­ лоты) на ревматический процесс.

Внутрь салициловую кислоту назначают при инфекционных забо­леваниях пищеварительного тракта. Особенно благоприятные результа­ты отмечены при инфекционных поносах телят. Реже ее назначают для задержки бродильных процессов. В форме мазей и паст в комбина­ции с подсушивающими средств ами салициловую кислоту часто назна­чают при экзематозных процессах кожи и мокнущих язвах. В форме же порошка в комбинации с вяжущими, дезинфицирующими и адсор­бирующими средствами ее применяют как средство, улучшающее гра­нуляцию и препятствующее развитию микробов в ране.

Натрия салицилатNatrii salicylas, . Белый крис талли­ческий порошок или мелкие чешуйки без запаха, сладковато-соленого вкуса; растворяются в 1 части воды и в 6 частях спирта. Сам по себе препарат фармакологически неактивен, поэтому не оказывает ни мест­ного, ни резорбтивного действия. Но в кислой среде он, расщепившись, выделяет салициловую кислоту, которая и действует жаропонижающе и противовоспалительно. Расщепление его частично бывает в желудке, но в кишечнике вновь восстанавливается натриевая соль, которая и всасывается в кровь.

Натрия салицилат действует бактерицидно, сходно с сульфанил-амидными препаратами при лечении ран. В отношении патогенных ана­эробов, стрептококков и стафилококков он обладает бактериостатиче ским действием примерно в той же степени, что и белый стрептоцид

4. Однократные лечебные дозы жаропонижающих в еществ Животным

, На раны применяют порошок или 25%ы й водный раствор соли..

Натрия салицилат оказывает ярко выраженное антигемоагглюти-нирующее влияние, и на основании этого его с большим успехом при­меняют для предупреждения и лечения гемолитического шока у жи­вотных (внутривенно 10%ы й раствор).

Кислота ацетилсалициловаяAcidum acetylsalicylicum. Салици­ловый эфир уксусной кислоты, С5Н4- СООН- 0- СООСНз. Белые иголь­чатые кристаллы или пластинки слабокислого вкуса, растворимые в 300 частях воды и 20 частях спирта, легко растворимые в щелочных растворах. Водные и спиртовые растворы кислой реакции.

Ацетилсалициловая кислота —хорошее жаропонижающее, противоревматическое и анальгетическое средство. Противоревматическое действие ее слабее, чем салициловой кислоты, жаропонижающее и анальгезирующее —выше. Местно она не раздра­жает тканей, а несколько ослабляет чувствительность нервных окон­чаний. В желудке не разлагается. В кишечнике медленно превращается в уксусную и салициловую кислоты. Такое же превращение возможно и после резорбции. Основная масса препарата разрушается в ор­ганизме, но часть (около 20%). выделяется с мочой в неизмененном виде.

Фармакологическое действие проявляется только при определенных нарушениях состояния организма: жаропонижающее—при лихорадке, анальгетическое—при невралгиях, противовоспалительное—при чрез­мерной активности гиалуронидазы.

Сходно с ацетилсалициловой кислотой действует салициламид, или амид салициловой кислоты(Salicylamidum).

Метилсалицилат (метиловый эфир салициловой кислоты) —Met-hylii salicylas.

Бесцветная или желтоватая жидкость характерного резкого аро­матического запаха; почти нерастворима в воде, легко смешивается со спиртом и жировыми маслами. Хорошо всасывается кожей. Применяют при суставном ревматизме в форме линимента в комбинации с хлоро­формом, нашатырным спиртом, беленным маслом. При мышечном рев­матизме вводят внутримышечно и подкожно (табл. 4).

К салицилатам относят также салициламид, амидопирин-салици-лат, антипирин-салицилат, цинхонидин-салицилат, хинин-салицилат, фенил-салицилат, метил-цитралсалициловую кислоту (новаспирин), двойную соль салициламида (промин), азотсоединения салициловой кислоты с сульфапиридином (салазопиридин, азопиридин). Имеются хорошо растворимые соединения лития, кальция и магния с салицило­вой или ацетилсалициловой кислотой.

Салицилаты находятся во многих растениях, в частности, в анюти­ных глазках, крушине, липе, тополе, иве, березе, буке.

АЛКОГОЛИ

Названия препаратов алкоголей (спиртов)" определяются радика­лами, которые связаны с гидроксилом (этил—этиловый, метил—ме­тиловый и т. д.); названия многоатомных спиртов определяют моно-сахариды (имеющие ту же конфигурацию: маннозаманнит, ксило-заксилит). По международной номенклатуре названия спиртов со­ ответствуют входящим углеводородам с прибавлением окончания «ол» глюкозе и галактозе, до сих пор называют сорбит, дульцит. Из всех спиртов основное значение в фармакологии имеет спирт этиловый.

Спирт этиловый (винный спирт, этанол)Spiritus aethylicus, GgHsOH. Первые сведения о получении винного спирта в России в письменных источниках приводятся в XII в. Вскоре (XII—XIII вв.) спирт стали применять с лечебной целью под названием «жизненная вода»(Aqua vitae), этанол.

Этиловый спирт—бесцветная прозрачная, легко воспламеняющая­ся летучая жидкость со своеобразным запахом, жгучего вкуса. Легко смешивается с водой, отнимает воду из живых клеток и из растворов химических веществ. Растворяет смолы, эфирные масла, органические кислоты, йод, щелочи, соли галоидов, различные газы. При смешива­ нии с водой происходит разогревание смеси и выделение пузырьков воздуха вследствие образования гидратов разного состава, причем объ­ем полученной смеси меньше суммы смешиваемых объемов (например, для получения 100 объемов смеси требуется 49,88 объема воды и 53,94 объема алкоголя).

Плотность алкоголя 0,8, поэтому его растворы, приготовленные по объему, содержат меньше алкоголя, чем растворы, приготовленные по весу. Смеси спирта с водой имеют тем большую плотнос ть, чем мень­ше в них алкоголя, но пропорциональности между плотностью и про­центным содержанием алкоголя нет. Для определения процентного со­держания алкоголя пользутотся специальными таблицами, составлен­ными Д. И. Менделеевым еще в 1865 г.

Этиловый алкоголь встречается в природе всюду, где происходят процессы брожения: следы его обнаружены в почве, снеге, траве, мо­локе, в различных органах и тканях животного.

Различают этиловый спирт 95, 90, 70 и 40%ы й. Если концент­рация спирта не указана, предусматривают 95%ы й спирт.

Денатурированный спирт чаще всего получают добавлением к спирту-сырцу пиридиновых оснований или метилового алкоголя. Кроме того, существуют еще особые денатурации для специального использо­вания спирта, например формалиновый спирт—для дезинфекции и кон­сервирования анатомических препаратов, эфирномасляный —для кос-метических целей и т. д.

Примеси в неочищенном спирте ядовиты, поэтому их применяют только для технических целей.

Действие местное. При нанесении алкоголя на кожу или слизистые оболочки вначале ощущается холод, а затем жжение и по­является гиперемия. Чувство холода быстро сменяется жжением, а за­тем угнетением, что ведет к уменьшению болезненности и ослаблению чувствительности. С самого же начала местного действия алкоголя от­ мечают расширение сосудов и прилив крови к этому участку, что про­исходит в первый период от раздражения рецепторов нервных окон­чаний в коже, а затем и в результате непосредственного угнетающего действия алкоголя на интерорецепторы в капиллярах.

На слизистые оболочки алкоголь действует сильнее, чем на кожу. В слабых концентрациях (2—3%) он вызывает гиперемию слизистой оболочки ротовой полости и саливацию, а в желудке—гиперемию, уме­ренное жжение, усиление секреции желез. Переваривающая сила желу­дочного сока при слабых концентрациях алкоголя (1—2%) усиливает­ся, а при больших концентрациях (20—30%) резко ослабевает. Усиле­ние секреции желудочного сока наиболее значительно при 5—10%-ной концентрации алкоголя; при 20%-ной концентрации одновременно с понижением секреции увеличивается отделение слизи. Двигательные функции желудка и кишечника существенно не изменяются, и только от больших доз алкоголя может наступить замедление перистальтики.

В концентрированных растворах (70—90%) алкоголь вызывает сильное раздражение с выделением большого количества слизи, причемвполне возможно омертвение поверхностных слоев слизистой оболоч­ки. При продолжительном употреблении алкоголя развивается гастро­энтерит с нарушением секреторной и моторной деятельности и резким ослаблением процессов пищеварения.

Наиболее существенно влияние алкоголя на пищеварительный тракт у травоядных животных. При ослабленой секреции он дейст­вует сильнее как секреторное средство и значительно ускоряет про­цессы пищеварения, умеряет болезненность и восстанавливает как се­креторную, так и моторную функцию. При усиленных бродильных про­цессах и при токсикозах алкоголь умеряет эти процессы, задерживает развитие микробов и тем самым способствует восстановлению основ­ ных отправлений пищеварительного тракта. Всасывание из желудка и кишечника под влиянием умеренных доз алкоголя усиливается, поэто­му спиртовые растворы, настойки и экстракты часто назначают для ускорения действия- лекарства.

Слизистые дыхательных путей, век и мочеполовых органов алко­голь раздражает несколько сильнее, чем слизистые пищеварительного тракта, и поэтому не применяется для воздействия на них.

При подкожном введен ии алкоголя в концентрации 40% в месте введения образуется сильное раздражение и даже воспаление тканей, длящееся несколько дней. В 50—60%-ной концентрации он мо­жет вызвать омертвение тканей. Подкожные инъекции спирта или спир­товых растворов лекарственных веществ не рекомендуются.

Бактерицидное действие алкоголя весьма своеобразно: абсолютный алкоголь не убивает микробы, а наивысший бактерицид­ный эффект имеет 50—70% -ный алкоголь. Как полагают, алкоголь в высоких концентрациях (90—95%) мало проникает в субстрат, с кото­рым он находится в контакте, и действует исключительно поверхность но; концентрации же ниже 50%ы х часто бывают недостаточны для того чтобы убить стойкие микроорганизмы в короткий срок. 60%ы й алкоголь превышает по бактерицидности действие 2% -ного раствора формальдегида и 1% -ного раствора йода.

Бактерицидность алкоголя различна по отношению к разным мик­робам. Она меняется от условий среды: чем больше органических при­месей в дезинфицируемом объекте, тем слабее бактерицидность; с по­вышением температуры дезинфицирующее действие алкоголя усилива­ется, чем лучше увлажнены предметы, тем надежнее обеззаражива­ние, однако чрезмерное увлажнение понижает концентрацию алкоголя и, следовательно, его бактерицидность. Дезинфицирующее действие ал­коголя значительно усиливается, если применять его вместе с другими бактерицидными средствами, например, с фенолом, лизолом, йодом, мылом.

Всасывание. Алкоголь всасывается слизистыми оболочками очень быстро: уже через 5—10 мин проявляются симптомы действия на центральную нервную систему, а через 15—25 мин действие часто проявляется в полной мере. В организме он окисляется. Окисление (сгорание) алкоголя начинается сразу же после всасывания, но проис­ходит медленно и мало зависит от общего количества его в организме (у человека за час сгорает не более 10,0 алкоголя). Чем больше при­нятая доза алкоголя, тем дольше он задерживается в организме; при этом значительное количество его превращается в токсические соеди­нения. При назначении в лечебных дозах 90—95% алкоголя разруша­ется, а 5—10% выводится в неизменном виде легкими и частично мо­лочными и потовыми железами.

Действие резорбтивное. В больших дозах алкоголь дей­ствует сходно с наркотиками. Особенности заключаются в том, что он как вещество, легко растворимое в воде, накапливается не только в тканях, богатых липидами, но и в мышцах и в паренхиматозных орга­нах. Отсюда для получения наркоза алкоголя необходимо значительнобольше, чем наркотиков, а наркотическое действие наступает тогда, когда проявляется действие алкоголя и на другие органы и ткани.

В стадии полного наркоза резко угнетается дыхательный центр, и дыхание становится поверхностным. Незначительная передозировка в этих случаях заканчивается гибелью животного, поэтому алкоголь для полного наркоза не применяют. Наркотическое состояние длится от 40 мин до 3 ч и сменяется длительным сном.

Дыхание при легком наркозе ослабевает незначительно, а от не­больших доз часто даже усиливается. Это усиление преимущественно рефлекторного происхождения, хотя некоторые исследователи полага­ ют, что здесь имеется и непосредственное возбуждение дыхательного центра.

Для сердца алкоголь малоядовит. Чтобы остановить изолированное сердце, требуется в 200 раз большая концентрация алкоголя, чем хло­роформа. У животного под влиянием алкоголя сердечные сокращения учащаются и часто усиливаются. В значительной мере это связано с его рефлекторным влиянием, а частично с расширением коронарных со­судов. Кровяное давление вначале (благодаря рефлекторному влия­нию) повышается, а затем постепенно снижается в результате ослаб­ления сосудосуживающих импульсов, особенно у периферических со­судов.

Обмен веществ под влиянием алкоголя изменяется весьма сущест­венно. С одной стороны, подавляя функциональную деятельность, ал­коголь уменьшает распад органических веществ, с другой же—сам по себе является энергетическим средством, окисляясь до 0 02 иHgO. В процессе окисления освобождается значительное количество тепла.

Алкоголь сгорает значительно легче, чем питательные вещества, и тем самым способствует сбережению их в организме. Вполне естест­венно, что такое влияние его на обмен веществ не имеет существенного значения для здорового и упитанного организма, но зато при истоще­нии, при изнуряющих болезнях и других состояниях, связанных с на­рушением усвоения пищевых веществ, алкоголь как энергетическое средство может иметь значение.

Энергия, полученная в результате сгорания алкоголя, активизиру­ет функциона льную деятельность органо в, особенно это заметно при ослаблении их работы. Ослабленный организм до 25% всей потреб­ной ему энергии может получить за счет алкоголя. Введенный внутри­венно больным животным в небольших дозах алкоголь улучшает общее состояние, при этом выравнивается кровообращение, усиливается дыха­ние, активизируется обмен веществ и повышается резистентность орга­низма. В ряде случаев внутривенная алкогольная терапия препятствует развитию метастатических очагов в легких при гнойных и гангренозных процессах в них. Внутривенно целесообразно вводить 20%- ны й алко­голь в изотоническом растворе натрия хлорида.

Температура тела животного от алкоголя изменяется соответствен­но общему состоянию организма. От доз, влияющих преимущественно на обмен веществ, температура и газообмен существенно не меняются, а от угнетающих—понижаются. У лихорадящих больных температура понижается даже от доз, не вызывающих наркоза. Интересно отметить, что лихорадящие животные легко переносят дозы, в 2—3 раза большие средних смертельных доз.

На жвачных животных алкоголь действует значительно благопри­ятнее, чем наркотики типа хлороформа, эфира, хлоралгидрата. В уме­ренных дозах он вызывает опьянение с симптомами мнимого возбужде­ния и нарушения координации движений. От наркотических доз алкого­ля (около 400,0) возбуждение весьма умеренное, а при внутривенном введении обычно отсутствует. Наркоз у животных протекает благо­приятно: не наблюдается обильного выделения секрета бронхиальных желез, не происходит отрыгивание корма, и поэтому исключается воз-

можность пневмонии. Кроме того, алкоголь не вызывает тампании, как это отмечают при хлороформе; больше того, при этом подавляется бро­жение и тем самым предотвращается образование газов в рубце.

Здоровые лошади переносят до 300,0 г алкоголя при внутреннем применении и 150,0 г при внутривенном—в этом случае наступает глу­бокий наркоз. Причем такой наркоз сопровождается резким ослаблени­ем дыхания (смертность достигает 10%). Лошадям алкоголь назнача­ют при комбинированных наркозах, а также при заболеваниях желу­дочно-кишечного тракта.

На свиней алкоголь действует благоприятно только в малых до­зах; большие дозы его во время наркоза вызывают эпилептиформные судороги и очень часто паралич дыхательного центра.

Собаки реагируют на алкоголь примерно так же, как и лошади. Смертельная доза для них 60,0—70,0; лихорадящие собаки переносят 100,0—200,0 г.

Смертельные отравления животных наблюдаются крайне редко и протекают при явлениях глубокого наркоза с резким ослаблением дыхания. В качестве противоядия рекомендуют вдыхание нашатырного спирта (рефлекторное раздражение центров продолговатого мозга) и инъекцию растворов стрихнина или кофеина под кожу (возбуждение центральной нервной системы).

Применение. Как наркотическое средство алкоголь назначают внутрь и внутривенно. При внутривенном введении наркоз наступает сразу же после инъекции и длится около часа, при внутреннем—че­рез 10—15 мин и длится около 1' /а ч.

Как болеутоляющее, противобродильное и антисептическое сред­ство его назначают при остром расширении желудка, сильных бро­дильных процессах, судорожных коликах и атониях кишечника, а так­же как болеутоляющее средство при воспалении мозга, судорожном кашле, при чуме собак.

Как возбуждающее и энергетическое средство алкоголь назначают после тяжелой работы, при общей слабости, коллапсе, при инфекцион­ных заболеваниях, после сильных кровопотерь, при отравлении инга­ляционными наркотиками, длительных родах, а также при септической лихорадке, истощении и прогрессирующей слабости.

Алкоголь назначают и наружно '( в форме компрессов)' как боле-успокаивающее и противовоспалительное средство при воспалениях ко­жи, подкожной клетчатки, сухожилий, сухожильных влагалищ, мышц, суставов. Бактерицидное действие алкоголя широко используется в клинике

для дезинфекции операционного поля у животного, рук хирурга, инст­рументов, перевязочного материала. Это действие учитывается также при назначении алкоголя внутрь в качестве болеутоляющего и противо­воспалительного средства. Алкоголь входит в состав многих противоче-соточных линиментов и употребляется как растворитель и вспомога­тельное средство при изготовлении фармацевтических препаратов.

Применение алкоголя в больших дозах противопоказано при всех формах резкого ослабления физиологической функции системы соеди­нительной ткани, при органических пороках сердца и заболеваниях почек.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий