регистрация / вход

Понятие токсикомании и наркомании

СЕВЕРНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Институт психологии и психиатрии Факультет клинической (медицинской) психологии Заочное отделение

СЕВЕРНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ

УНИВЕРСИТЕТ

Институт психологии и психиатрии

Факультет клинической (медицинской) психологии

Заочное отделение

Контрольная работа

по Психофармакологии.

Понятие токсикомании и наркомании.

Студента 4 курса (в.о.) 2 группы

Комиссарова

Дмитрия Александровича

Преподаватель:

.

Архангельск

2002 г.

Содержание

I ТАКСИКОМАНИЯ.

1.ИНТОКСИКАЦИИ

2.ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ И ТОКСИКОМАНИЯ. ОСОБЕННОСТИ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ

3.ДИАГНОСТИКА ТОКСИКОМАНИИ, ВЫЗВАННОЙ ИНГАЛЯНТАМИ

4.О СТАДИЯХ ТОКСИКОМАНИИ

5.ПОСЛЕДСТВИЯ ХРОНИЧЕСКОЙ ИНТОКСИКАЦИИ: ПСИХООРГАНИЧЕСКИЙ СИНДРОМ И ТОКСИЧЕСКАЯ ЭНЦЕФАЛОПАТИЯ.

II НАРКОМАНИЯ

6.КОГДА ПОЯВИЛИСЬ НАРКОТИКИ

7.ЧТО ТАКОЕ НАРКОТИКИ. НАРКОМАНЫ.

8.ВИДЫ И КЛАССИФИКАЦИЯ НАРКОТИКОВ.

I. ТАКСИКОМАНИЯ.

1. ИНТОКСИКАЦИИ

Жидкостью смачивают платок, любую тряпку или внутреннюю поверхность шапки, и ими закрывают нос и рот.

Кроме начальных вегетативных проявлений интоксикации, можно выделить 3 степени опьянения, границы между которыми нечетки.

Эйфория обычно выражена очень ярко - не только лицо расплывается в улыбке, но подросток начинает громко хохотать. Когда ингалируются группой, смех одного быстро заражает других. Эти моменты подростки сами называют "дурацким хохотом". Вегетативные явления в этот период выражены умеренно. На головную боль и тошноту не жалуются.

Визуализация представлений ("о чем подумаю, то и увижу") наступает вслед за эйфорией. Подростки эти видения неверно называют галлюцинациями ("поймать глюки" на сленге подростков 70-80-х годов). На самом деле истинных галлюцинаций нет - все "видения" произвольно вызваны. Сохраняющийся эйфорический фон определяет содержание представлений. Они, как правило, отражают то, о чем подросток раньше с увлечением слушал, фантазировал, что видел или читал. Преобладают картины приключенческо-авантюрного жанра, сцены боевых сражений, драк или сексуальные фантазии ("смотреть стриптиз" на сленге подростков). Все виденное хорошо сохраняется в памяти. Сексуальные переживания обычно избегают раскрывать. О других же охотно рассказывают приятелям.

Иногда во время групповой ингаляции обмениваются впечатлениями, возможно индуцируя друг друга.

Подышав несколько минут, ингаляцию прерывают, но еще в течение 5-20 мин могут продолжаться визуализированные представления. Затем ингаляцию могут повторять.

Онейроид развивается при более продолжительных ингаляциях. Они бывают уже при сформировавшейся токсикомании. С перерывами могут ингалироваться часами, достигают тяжелого опьянения, когда развивается онейроид. Видения уже не возникают тотчас по заказу. Обычно
подросток начинает фантазировать на какую-либо тему, а далее перед ним развертываются яркие сценоподобные картины, напоминающие увлекательный фильм. Ощущение произвольности утрачивается. Появляется также легкое оглушение, но, несмотря на отрешенность от окружающего, сознание того, что эти переживания вызваны, а не реальны, сохраняется.

Подростки уединяются в места, где никто не будет мешать ингаляциям, иногда часами увлечены подобными видениями. При ослаблении опьянения, уменьшении степени оглушенности, прекращении видений, склонны бывают "добавлять дозу" вдыхаемого вещества. Если же в эти моменты им кто-то мешает, особенно препятствует продолжению ингаляции, обычно озлобляются, отталкивают от себя, проявляют агрессию.

Протрезвление на стадиях эйфории и визуализации представлений при прекращении ингаляций происходит довольно быстро - от нескольких минут до получаса. Даже запах пятновыводителя в выдыхаемом воздухе исчезает сравнительно скоро. Неприятные ощущения в виде головной боли, тошноты, головокружения впоследствии минимальны, а после легких опьянений могут вовсе отсутствовать. Вслед за онейроидом обычно наступают астения, вялость, апатия, иногда легкая депрессия с дисфорическим оттенком.

В США описаны смертельные отравления от ингаляции смеси пятновыводителей с нашатырным спиртом.

Картина бывает сходной с тяжелым опьянением от паров пятновыводителей.

При вдыхании паров ацетона на фоне легкой эйфории быстро возникают онейроидные переживания с красочными грезоподобными фантазиями, чаще всего сексуального содержания. Во время этих состояний подростки производят впечатление оглушенных, они как бы отключаются от окружающего. Словно оцепенелые, сидят они с опущенной головой. Глаза полузакрыты, на лице - застывшая улыбка, на обращение почти не реагируют, отмахиваются, что-то невнятно бормочут (неопубликованные описания И. П. Кабанова и К. А. Строгонова). При тяжелом отравлении, вслед за онейроидным оглушением, может последовать сопор, а затем кома. Сильный запах ацетона изо рта позволяет распознать природу этих бессознательных состояний. Иногда сопору и коме предшествует внезапная смена эйфории на аффект страха ("страх смерти").

Онейроидные состояния длятся по несколько часов и сменяются тяжелой астенией с раздражительностью и апатией. Об онейроидных переживаниях сохраняются достаточно яркие воспоминания. Мало того, иногда создается впечатление, что в последующие дни подросток живет этими воспоминаниями ("резидуальный онейроид"?).

Легкие степени опьянения ацетоном вызывают только эйфорию и визуализацию представлений, аналогичные ингаляциям пятновыводителя [Заленская Л. М., Смолякова М. М., 1980].

Психические нарушения от толуола начинаются с эйфории и двигательной расторможенности, которые сменяются делирием (Дзюбич Л. И. и др., 1987). Дышат 1-2 мин, налив толуол в целлофановый пакет. Эйфория с двигательным возбуждением начинается через 10-15 мин. Ощущают головокружение, походка делается шаткой. Затем около часа продолжается делирий с истинными зрительными и слуховыми галлюцинациями. Тем не менее, в определенные моменты может быть визуализация представлений.

При ингаляции парами растворителей нитрокрасок, главным действующим агентом которых предполагается толуол [Гуськов В. С., Шмакова Н. П., 1987], отмечены существенные отличия первых и последующих ингаляций. При первых опьянениях имеют место сужение сознания, двигательное возбуждение, быстрая смена аффекта от восторженного экстаза до неукротимой злобы, бледность, тахикардия, сухость во рту. При повторных опьянениях развивается приятное благодушное состояние ("кайф") с ощущением легкости тела, душевного подъема. Изменяется перцепция: появляется ощущение особой яркости красок вокруг, ощущение обострения слуха. Затем возникает визуализация представлений. Опьянение в зависимости от дозы использованной жидкости (она колеблется от 10 до 1000 мл) длится от нескольких минут до 2 ч. При вытрезвлении возникает астения с дисфорией ("все противно") и головной болью.

Для ингаляции также используют целлофановые мешки. В прошлые годы, налив в них клей, подростки натягивали эти мешки на лицо как противогазную маску. В состоянии глубокого опьянения, не будучи способными этот мешок с себя стянуть, достигали смертельно опасного опьянения или погибали от удушения. В Ленинграде в 1985/1986 гг. было зарегистрировано 10 подобных смертных случаев [Марков А., 1987]. После этого при ингаляции стали только прикладывать мешок к лицу - в оглушении его роняли и вытрезвление наступало само собой.

Опьянение начинается с эйфории без двигательного возбуждения, за которой следует онейроидное состояние с нарастающим оглушением. Для онейроидных переживаний особенно характерны видения, напоминающие мультипликационные фильмы ("мультики"), часто развлекающего, смешного содержания. Оглушение может достигать такой степени, что в какие-то моменты подросток как бы отключается от окружающего, будучи полностью поглощен занимательными картинами. Тем не менее, речь идет об инейроидном состоянии, а не о делирии: у подростка сохраняется ощущение, что ему "показывают".

Легко предположить, что подобное содержание онейроидных переживаний связано с широким распространением мультипликационных фильмов в телевизионных передачах для детей и с интересом к этим фильмам также со стороны младших подростков. Однако ярко окрашенные маленькие человечки и зверюшки, быстро движущиеся, что-то делающие, с живой мимикой и жестами, иногда говорящие писклявыми голосами, весьма напоминают "лилипутские галлюцинации", описанные задолго до появления мультипликационных фильмов [Leroy R., 1910]. Эти галлюцинации считались характерными для инфекционных и интоксикационных психозов. Высказывалось предположение, что, они обусловлены поражением височных долей и обонятельного мозга [Baruk Н., 1959].

Эйфорический фон сохраняется на всем протяжении опьянения, вплоть до глубокого оглушения. Движения плохо координированы, речь смазанная, с пропусками слогов и слов.

Встречаются два вида атипичных опьянений, вызванных ингалянтами. При одном из них выявляются нарушения, характерные для 'галлюцинаторно-параноидного синдрома, при другом - расстройства, характерные для некоторых резидуальных органических поражений головного мозга.

Характерно отсутствие эйфории или же она бывает мимолетной, выражена слабо. Степень атипичности может быть различной [Зефиров С. К)., 1988]. В наименее атипичном виде визуализация представлений, онейроидные или делириозные переживания сопровождаются отдельными истинными слуховыми галлюцинациями, по содержанию со зрительными переживаниями никак не связанными. Слышатся оклики по имени или чей-то голос комментирует поведение подростка, или даже отдает ему приказы.

Еще большей атипичностью отличаются случаи, когда зрительные расстройства почти отсутствуют и заменяются слуховыми галлюцинациями, как правило, вербальными.

Наконец, могут встречаться картины слухового псевдогаллюциноза, психические автоматизмы, когда в момент интоксикации появляется ощущение, что звучат собственные мысли, голоса, слышатся внутри головы ("радиопередатчик в голове").

Могут возникнуть также транзиторные бредовые идеи воздействия, преследования, отношения. Например, слуховые галлюцинации трактуются как передача кем-то особых радиоволн, появляются мысли, что кто-то замышляет расправиться с подростком или что он подвергается чьим-то насмешкам. Вместо эйфории или вслед за ней фон настроения может стать тревожным или депрессивным.

Подобные атипичные картины опьянения от ингалянтов, возможно, являются транзиторными психозами шизофренического круга, относящимися к так называемым провоцированным психотическим "зарницам" шизофрении [Личко А. Е., 1989]. В анамнезе у подростков, заболевших шизофренией, которые до манифестации этого заболевания прибегали к злоупотреблению ингалянтами, как правило, были отмечены подобные атипичные картины опьянений [Зефиров С. Ю., 1988]. Начавшиеся во время интоксикации слуховые галлюцинации, псевдогаллюцинации, психические автоматизмы и бредовые идеи могут сохраняться по миновании интоксикации на протяжении нескольких часов. Описаны также случаи, когда опьянение ингалянтами послужило провокатором для манифестации шизофрении [Личко А. Е., 1985].

Если галлюцинации и бред были только на высоте интоксикации, то оснований для диагноза шизофрении как болезни еще нет. Речь скорее идет о выявлении шизофренического "патоса" [Снежневский А. В., 1972]. Такие подростки составляют группу высокого риска и нуждаются лишь в профилактическом наблюдении психиатра.

С первых моментов интоксикации начинаются элементарные зрительные (фотопсии) и слуховые (акоазмы) расстройства. Видятся яркие цветные полосы, круги, вспышки. Слышатся гудение, жужжание, звон, скрежет, какие-то неясные шумы, иногда звуки совершенно неразборчивой речи. Могут возникать галлюцинаторные переживания, связанные с чувством равновесия: кажется, что летят в пропасть, что стены и потолок вокруг качаются, грозят обвалиться.

К этим расстройствам нередко добавляются выраженные вегетативные симптомы - внезапная фонтанообразная рвота, сильное головокружение, чувство дурноты, тахикардия, гиперемия лица, сменяющаяся резкой бледностью. Может случиться обморок.

Подобное атипичное опьянение возникает при некоторых резидуальных органических поражениях головного мозга, вероятно, с преимущественной локализацией в височных долях. Но в случаях, когда резидуальные органические изменения в мозгу развиваются как следствие длительного злоупотребления ингалянтами (психоорганический синдром, токсическая энцефалопатия), описанное атипичное опьянение вовсе не характерно.

Чаще всего злоупотребление ингалянтами бывает групповым. Размеры группы различны - от 2-3 подростков до почти всего школьного класса или почти всех сверстников одного дома. Группа формируется по месту жительства (например, многоквартирный дом, микрорайон в городе) или по месту учебы. Именно в компаниях, злоупотребляющих ингалянтами, был описан феномен групповой психической зависимости [Строгонов Ю. А., Капанадзе В. Г., 1979].

Имеются также возрастные и половые особенности злоупотребления ингалянтами. Большинство начинают злоупотреблять в младшем или среднем подростковом возрасте (12-14 лет), иногда даже еще в 9-II лет. Впоследствии большая часть прекращают ингаляции. Некоторые из них переходят к злоупотреблению алкоголем или другими токсическими веществами. Именно 'предпочтительным возрастом можно объяснить преобладание среди ингалирующихся школьников, а не учащихся профессионально-технических училищ [Марков А., 1987].

Ингалянтами злоупотребляют мальчики. Девочки среди обследованных составили только около 3 % [Москвичев В. Г., 1988]. Они примыкали к компаниям мальчиков или, реже, вдыхали ингалянты в своих однополых группах.

Еще одной особенностью злоупотребления ингалянтами является их региональное и ограниченное во времени распространение. Одни вещества становятся "модными" среди подростков в некоторых городах и местностях и отсутствуют в других, где могут использовать иные вещества. С годами одни ингалянты сменяются другими и в одной и той же местности.

Мотивацией злоупотребления чаще всего служит любопытство, желание испытать неизведанные переживания и ощущения, а также комфортность со "своей" группой сверстников. Изобилие свободного времени, неумение себя чем-либо занять, скука являются предрасполагающими факторами. К ним можно также отнести несостоятельность в учебе и связанные с ней прогулы от нежелания учиться, быть посмешищем в классе [Битенский В. С. и др., 1989]. Неблагополучие в семье установлено в 70 % [Дзюбич Л. И. и др., 1987].

Одной из предрасполагающих причин считается также недоступность алкоголя в младшем подростковом возрасте, особенно в связи с законами об ограничении его продажи [Тихонов В. Н" 1987]. ^

Акцентуации характера среди злоупотребляющих в возрасте 14 лет и старше выявлены достоверно чаще (93%), чем они установлены в общей популяции [Вдовиченко А. А., 1989; Иванов Н. Я., 1985]. Однако остается неясным, создают ли некоторые типы акцентуаций характера повышенный риск злоупотребления или оно само способствует их выявлению, переводя скрытые акцентуации в явные, т. е. обычные варианты нормы в ее крайние варианты [Личко А. Е., 1983].

Среди злоупотребляющих ингалянтами значительно чаще, чем в популяции, встречаются неустойчивый и эпилептоидный типы [Личко А. Е., Чебураков С. Ю" 1989] и реже конформный, гипертимный и циклоидный типы. Возможно, конформные подростки в асоциальных компаниях склонны к патохарактерологическому формированию по неустойчивому типу. Тяготение к ингалянтам эпилептоидов может быть связано с тем, что эти вещества способны вызывать состояния, сходные с тяжелым алкогольным опьянением, дают возможность "отключаться" [Личко А. Е., 1983]. Гипертимы же отличаются активностью, общительностью и жизнерадостностью - ингалянты могут для них послужить лишь поводом для быстро проходящего любопытства.

Злоупотребление ингалянтами обычно идет рука об руку с социальной дезадаптацией. В Ленинграде до последнего времени почти 95 % злоупотреблявших выявляла милиция среди делинквентных подростков [Марков А., 1987]. Специально разработанная шкала высокого риска социальной дезадаптации при обследовании с помощью ПДО [Попов Ю. В., Иванов Н. Я., 1988] позволила обнаружить этот риск у 77 % злоупотреблявших по сравнению с 12 % среди учащихся профессионально-технических училищ, не замеченных в употреблении [Чебураков С. Ю" 1989].

3. ДИАГНОСТИКА ТОКСИКОМАНИИ, ВЫЗВАННОЙ ИНГАЛЯНТАМИ

Злоупотребление ингалянтами далеко не всегда приводит к зависимости от них, даже если к ингаляциям прибегают довольно часто в течение определенного периода (например, во время каникул).

Возникновение групповой психической зависимости, т. е. стремление к интоксикации, когда собралась "своя" компания, еще не свидетельствует о формировании токсикомании, несомненным признаком которой является индивидуальная психическая зависимость. Риск индивидуальной психической зависимости у начавших злоупотреблять относительно невысок-510 %, по нашим данным.

В поле зрения подросткового нарколога попадают почти все, у кого сформировалась токсикомания, и лишь незначительная часть злоупотреблявших без зависимости. Поэтому контингенты токсикоманов и злоупотребляющих без зависимости могут оказаться почти равными [Родионов И. А. и др., 1987; Битенский В. С. и др., 1989; Вдовиченко А. А., 1989].

Диагностическими признаками сформировавшейся токсикомании при злоупотреблении ингалянтами служат:

1) переход от ингаляций, начатых в компании, к вдыханию паров токсических веществ в одиночку. Данный признак является наиболее ярким проявлением индивидуальной психической зависимости. Но в редких случаях к ингалянтам с самого начала могут прибегать наедине, например, в целях "экспериментирования над собой", попытки прервать депрессию и т. п. В этих случаях ингаляции в одиночку еще не служат признаком токсикомании;

2) увеличение дозы потребляемого токсического вещества ("раньше хватало полтюбика клея, теперь нужно целый") наглядно свидетельствует о росте толерантности;

3) ежедневные длительные ингаляции, иногда помногу часов подряд, в течение которых подросток то вдыхает пары токсических веществ, то прерывает ингаляцию, будучи в онейроидном состоянии или полузабытьи, а при пробуждении снова возобновляет ее. Данный признак также может рассматриваться как проявление роста толерантности к токсическому веществу;

4) повторные ингаляции в течение одного дня изо дня в день;

5) злобная агрессия (вместо смущения, попыток убежать и т. п.) в отношении тех, кто застал за ингаляцией и пытается ее прервать, отвлечь от онейроидных переживаний, "сломать кайф";

6) прекращение попыток скрыть ингаляции от родителей, воспитателей, посторонних. При этом подросток появляется перед взрослыми, когда еще сильно пахнет от него вдыхаемым веществом, в одежде, покрытой свежими каплями клея, и даже подчас начинает ингаляции дома на глазах у родителей.

4. О СТАДИЯХ ТОКСИКОМАНИИ

Высказывались предложения выделять 2 стадии токсикомании: на 1 стадии имеется только психическая зависимость, на II - появляется физическая зависимость [Узлов Н. Д., 1981; Родионов И. А. и др., 1987; Тихонов В. Н., 1987]. При этом под физической зависимостью подразумевали появление выраженных вегетативных нарушений после прекращения ингаляций (головная боль, бессонница, потливость, мышечный тремор, шаткость походки, аритмии сердечных сокращений), а также возникновение депрессии с дисфорией. Судя по описаниям, эти нарушения длятся в течение нескольких дней и постепенно сглаживаются или сразу могут быть купированы соответствующей ингаляцией [Москвичев В. Г., 1988]. Нами наблюдались два случая, когда подростки отмечали, что через день-два после прекращения ингаляций, до этого регулярных и длительных, появлялись боли в мышцах, особенно плечевого пояса, ощущение дурноты, тоскливое настроение, и все это прекращалось после первой же ингаляции. Но третий подросток указывал, что боли в мышцах возникали еще до перерыва ингаляций, который он делал сознательно из-за этих болей и дурного самочувствия, а через 3-4 дня, когда боли проходили, ингаляции им возобновлялись.

Развитие физической зависимости не является общепризнанным - она отрицается, ставится под сомнение или вопрос считается невыясненным [DSM-111-R, 1987; Гуськов В. С., Шмакова Н. ГГ., 1987]. Депрессии и дисфории могут быть проявлением психической, а не физической зависимости. Вегетативные нарушения характерны для токсической энцефалопатии.

По нашему мнению, патогенез токсикоманий, вызванных ингалянтами, вряд ли сходен с патогенезом физической зависимости при хроническом алкоголизме и опийной наркомании. Алкоголь и опиоидные вещества (эндорфины) в небольшой концентрации содержатся в норме в здоровом организме улиц, никогда не злоупотреблявших ни спиртным, ни опиатами. Существуют специальные рецепторы, а также ферментативные и иммунные механизмы, участвующие в обмене и утилизации этих веществ. С ними в первую очередь связываются патогенетические механизмы физической зависимости. Токсические вещества, содержащиеся в ингалянтах, в норме в организме не содержатся. Они вызывают динамические нейромедиаторные и структурные изменения в нервных клетках.

Вероятно, патогенез токсикоманий при злоупотреблении ингалянтами скорее ближе к наркомании, вызванной гашишем. В обоих случаях может развиться выраженная психическая зависимость, а физическая зависимость отсутствует и вслед за 1 стадией при длительном злоупотреблении возникает сразу III стадия (по традиционной схеме развития алкоголизма и опийных наркоманий) с психоорганическим синдромом и токсической энцефалопатией.

5. ПОСЛЕДСТВИЯ ХРОНИЧЕСКОЙ ИНТОКСИКАЦИИ: ПСИХООРГАНИЧЕСКИЙ СИНДРОМ И ТОКСИЧЕСКАЯ ЭНЦЕФАЛОПАТИЯ

Хроническая интоксикация ингалянтами возникает, когда на протяжении ряда недель и даже месяцев ингаляции следуют одна за другой почти ежедневно. Ее развитие ускоряется, если ингаляции продолжаются по нескольку часов подряд или повторяются в течение 1 дня. Те же явления могут развиваться при более редких (1-2 раза в неделю), но в течение большего срока (несколько месяцев, год, два) злоупотреблениях.

Итогом хронической интоксикации становятся довольно стойкий психоорганический синдром и симптомы токсической энцефалопатии.

Подростки делаются менее сообразительными, медленнее и хуже ориентируются в окружающей обстановке, особенно в случаях, когда требуется быстрота реакции. На это обращают внимание их сверстники (на подростковом сленге о них говорят, что они "не секут", т. е. неспособны быстро учесть условия стремительно меняющейся обстановки). Резко падает способность усваивать новый учебный материал - это служит нередкой причиной того, что подростки бросают учебу, категорически отказываются от занятий и даже сбегают из дома и интернатов. У одних при этом преобладают нарастающая пассивность, вялость, медлительность, склонность держаться в стороне от сверстников, искать уединения, проводя время в безделье. У других выступают склонность к аффективным реакциям, злобность, драчливость, агрессия по малейшему поводу [Волкова Т. 3., Лиленко М. Г., 1987].

Психологическое обследование обнаруживает низкий и интеллект (IQ = от 80 до 100 по методу Векслера). Но особенно выражены нарушения внимания - выявляются трудность сосредоточения, легкая отвлекаемость, неспособность долго удерживать внимание на чем-либо одном. Нарушается также кратковременная память, как механическая, так и оперативная [Волкова Т. 3., Лиленко М. Г., 1987].

Токсическая энцефалопатия проявляется рядом неврологических и вегетативных симптомов. Отмечаются спонтанный нистагм, пошатывание в позе Ромберга, легкий мышечный тремор, повышение сухожильных и снижение брюшных рефлексов, стойкий красный дермографизм. Подростки жалуются на головные боли, плохой сон, головокружения, повышенную потливость, иногда отмечают, что стало укачивать на транспорте. Может появиться своеобразный симптом, свидетельствующий об изменениях нервной трофики - белые полоски на ногтях, нечто вроде "паспорта токсикомана" [Altenkirch Н., 1982]. На ЭЭГ регистрируют умеренные диффузные изменения. Повышается "судорожная готовность".

При интоксикации бензином психоорганический синдром и токсическая энцефалопатия особенно выражены. То же наблюдается при хронической интоксикации толуолом и гораздо в меньшей степени при злоупотреблении пятновыводителями.

В эксперименте на крысах была воспроизведена хроническая интоксикация бензином, толуолом, ацетоном и хлороформом путем ингаляций. Обнаружено сходное для них всех эпилептогенное действие-появление миоклонических судорог и эпилептической активности на ЭЭГ [Лежава Г. Г., Ханаева 3. С., 1989]. Последнее, несомненно, подтверждает органическое поражение мозга, но следует учитывать, что у крыс судорожные реакции являются весьма распространенным ответом на разнообразные экзогенные вредности.

Резидуальные органические поражения головного мозга, предшествующие хронической интоксикации, облегчают формирование психоорганического синдрома и токсической энцефалопатии. По нашим данным, более чем у половины подростков в анамнезе были черепно-мозговые травмы различной степени, но развитие психоорганического синдрома началось только после хронической интоксикации ингалянтами. В 80 % отмечена задержка психомоторного развития в раннем детстве - позже обычного начинали ходить, говорить, долго не могли приобрести элементарные навыки самообслуживания, наблюдался энурез.

Для хронической интоксикации бензином характерно также поражение печени и почек. Может развиваться малокровие с лейкопенией.

При злоупотреблении пятновыводителями часто встречаются хронические бронхиты.

Отдаленные катамнезы свидетельствуют, что у тех, кто в подростковом возрасте злоупотреблял ингалянтами, в дальнейшем имеется высокий риск злокачественного течения хронического алкоголизма [Узлов Н. Д., 1983] с быстрым развитием психической и физической зависимости от алкоголя и даже с психической деградацией.

Среди тех, кто, будучи подростком, был госпитализирован для обследования в связи с алкоголизацией, по данным 10летнего катамнеза, хронический алкоголизм сформировался лишь в II %

Зато среди тех, кто злоупотреблял ингалянтами, через 10 лет хронический алкоголизм был диагностирован в 36 % [Попов Ю. В., 1989].

II . НАРКОМАНИЯ

6.КОГДА ПОЯВИЛИСЬ НАРКОТИКИ.

Наркотики знакомы людям уже несколько тысяч лет. Их употребляли люди разных культур и в разных целях: во время религиозных обрядов, для восстановления сил перед сражениями, для изменения сознания, в медицине как обезболивающее. Уже в дописьменный период люди использовали наркотики: алкоголь и различные растения, вызывающие психологические и физиологические изменения в организме человека.

Люди каменного века знали опиум, гашиш, кокаин и использовали эти наркотики при подготовке к сражениям и для изменения сознания. На стенах погребальных комплексов южноамериканских индейцев есть изображения людей, жующих листья коки (один из способов приема кокаина), датируемые 3 тысячелетием до нашей эры.

Европейцы узнали опиум и гашиш, распространенные к тому времени на Востоке, в результате крестовых походов и путешествий Марко Поло. Позже европейцы в Америку новые открытия: кокаин, табак и различные галлюциногены. С кофе, который родом из Эфиопии, европейцы познакомились только в 17 веке. Позже моряки завезли кофе в Южную Америку, ставшую мировым производителем кофе. Еще в Америку из Европы пришел алкоголь, полученный в результате перегонки.

До начала 20 века практически не существовало ограничений на производство и потребление наркотиков. Попытки сокращения и запрета делались, но, как правило, были неудачными. Также было несколько попыток объявить чай и кофе вне закона.

Известны случаи, когда государство способствовало процветанию наркобизнеса. Например : Англия. В середине 19 века произошли две опиумные войны 1839 и 1856 годов по поводу экспорта опиума англичанами в Китай. Они закончились подписанием Тихоокеанского договора, после которого торговля опиумом сократилась и, постепенно, в начале 20 века сошла на нет, когда во всем мире кампания за разрешение использования наркотиков только в медицинских целях (как обезболивающие препараты).

7. ЧТО ТАКОЕ НАРКОТИКИ. НАРКОМАНЫ.

Чтобы определить наркотик, нужно сначала дать определение наркомании вообще. Наркомания – не болезнь в прямом смысле этого слова. Это тотальное нарушение физического и психического здоровья человека, поражение его личности, потеря лучших нравственных качеств и собственного «я» вследствие употребления наркотиков. Наркомания как патологическое состояние необратима, и негативные изменения в душе наркомана остаются с ним навсегда.

Понятие «наркотик» также неоднозначно и делится на медицинское и юридическое. Медицинское понятие звучит так: это химическое вещество или смесь веществ, отличное от необходимых для нормальной жизнедеятельности, прием которого влечет за собой изменение функционирования организма и, возможно, его структуры. C юридической точки зрения употребление, хранение, изготовление, распространение наркотических веществ считается преступлением и преследуется по закону. Это вещества, способные вызывать эйфорию, психическую или физическую зависимость, приносящие вред здоровью и психике, опасные при широком распространении среди населения, и вещества, не традиционные в данной культуре. В нашей стране наркотиками признаны: алкалоиды опиума (морфин, кодеин), синтетические опиоиды (героин, промедол и т. д.), некоторые психостимулирующие вещества (кокаин и его производные, фенамин, перветин, эфедрин и другие амфетамины); галлюциногены или психоделические вещества (анаша, марихуана), ЛСД (диэтиламид лизергиновой кислоты), псилоцибин, фенциклидин; психостимуляторы с галлюциногенным компонентом действия (экстази).

В нашей стране уже было несколько эпидемий наркоманий и токсикоманий – опийная, эпидемия снотворных средств и транквилизаторов, сочетания препаратов разных групп, органических растворителей, стимуляторов.

В наши дни стать наркоманом не так уж трудно. Есть такое понятие «контагилозность». Оно означает, что каждый взрослый наркоман приобщает к наркомании примерно 10 человек для того, чтобы расширить круг своих «клиентов» в рамках наркобизнеса. Чаще всего 9 человек из 10-подростки. Случаи, когда их начинает принимать взрослый человек, единичны.

В большинстве случаев люди, употребляющие наркотики с определенной целью, ожидают двух эффектов: 1)получить возможность расслабиться, отвлечься от жизненных проблем или забыть трагические события;2)получить возможность испытать новые, до сих пор неведомые ощущения, стимулирующие воображение и творческие способности. Вся проблема в том, что наркотическая зависимость развивается очень быстро – сначала психическая, а затем и физическая. Скорость ее формирования зависит от вида наркотика, способа его введения, регулярности его приема и некоторых других факторов. Например, при инъекции некоторых видов опиоидов (героин, промедол и т. д.) зависимость развивается после 1- 4 уколов; при других видах наркотиков это происходит чуть позже – через 1 – 2 недели. Так или иначе, физическая зависимость возникает, прежде всего, по причине психической зависимости, которая характеризуется непреодолимым постоянным желанием принимать наркотик. Это и есть начальная – 1 стадия наркомании, когда ничто не может отвлечь новоиспеченного наркомана от постоянного чувства неудовлетворенности, кроме новой дозы. Характерным признаком наркомании и токсикомании является толерантность к наркотическому веществу. В буквальном смысле толерантность означает «выносливость», формирующуюся в результате привыкания организма к наркотику. Толерантность проявляется в том, что для достижения желаемого эффекта требуются все большие дозы наркотика. По сравнению с первоначальными дозы возрастают в 10 – 1000 раз. Следовательно, со временем количество и частота потребления наркотика возрастает, что ведет к необратимым последствиям.

Уже через несколько недель после возникновения психической зависимости возникает физическая. Когда наркотик становится необходимым для нормальной деятельности организма, наступает 2 стадия наркотической зависимости. Остановка приема вещества приводит к тяжелому состоянию, называющемуся абстинентным синдромом или просто «ломкой». При различных формах наркомании ломка проявляется по разному, но при любой форме это крайне болезненное и мучительное состояние, справиться с которым больной человек не в состоянии. Его мучают постоянные поносы с болями в животе, многократная рвота желчью, боли в мышцах, суставах, пояснице. Больных также гнетет тягостное чувство безвыходности, они находятся в депрессии. На этой стадии заболевания происходит наибольший процент суицидов (самоубийств).

На 3-й стадии происходит психическая и физическая деградация личности, тяжелые и необратимые изменения в организме, человек становится инвалидом. Отсутствие желаемого эффекта от введения вещества, наряду со снижением устойчивости к нему, часто приводит к передозировке и гибели.

Никто не должен говорить себе: «Я могу просто попробовать тот или иной наркотик, и ничего страшного не случится». Так начинали все наркоманы. Каждый человек должен понимать, что последствия одной дозы необратимы и ведут к формированию страшной болезни – наркомании…

8.ВИДЫ И КЛАССИФИКАЦИЯ НАРКОТИКОВ.

Есть множество способов классификации наркотиков. Это зависитот признаков, по которым их делят, от степени и диапазона их воздействия на организм человека. Одна из самых популярных классификаций делит наркотики на:

1)Опиаты (морфин, промедол, фенадол и другие);

2)ЛНДВ (летучие наркотически действующие вещества);

3)Психостимуляторы (или просто стимуляторы);

4) Препараты конопли (или гашишные наркотики);

5)Болеутоляющие;

Опиаты.

Опийная наркомания развивается при наркотизации такими веществами, как опий - сырец (застывший темно-коричневый сок маковых коробочек) и все его производные, которые называются опиатами, а также синтетическими препаратами и лекарственными средствами со сходным действием (героин, морфин, промедол, омнопон, дионин, кодеин, фентанил, фенадон, метадон, пентазоцин и другие).

Некоторые из этих средств производятся фармацевтической промышленностью и используются в хирургии, онкологии, травматологии и других областях

медицины как обезболивающие. Именно препараты этой группы обладают наибольшим обезболивающим эффектом.

Способ употребления опиатов зависит от препарата. Героин обычно вводят путем внутривенных или подкожных инъекций, вдыхают (нюхают) или используют вместе со стимуляторами для внутривенного введения. Препараты, производимые фармацевтической промышленностью, вводят внутривенно или принимают внутрь.

Как и у всех видов наркоманий у опиомании выделяют 3 стадии. Обычно 1 стадия длиться от 2 до 3 месяцев в зависимости от вида принимаемого наркотика. Нужно отметить, что быстрее всего развивается зависимость от героина – после 3 – 5 инъекций; при внутривенном введении чистого морфина – после 10 – 15 инъекций (2 – 3 недели нерегулярного приема). При курении (опиокурении), жевании, глотании «маковой соломки» (опиофагии) зависимость формируется в течение нескольких лет.

Как правило, абсистентного синдрома на первой стадии еще нет, но при отсутствии наркотика возникает состояние острого психического дискомфорта. В это время наркоманы мало спят, мало едят. Появляется задержка стула на несколько дней, т. к. опиаты угнетают кишечную перистальтику. Уменьшается количество мочи. При простудах и у заядлых курильщиков отсутствует кашель, т. к. опиаты подавляют кашлевой рефлекс и угнетают дыхательный центр.

На 2 стадии опийной наркомании толерантность постоянно растет, так как действие прежней дозы постоянно угасает. У некоторых наркоманов толерантность к опиатам достигает чрезвычайно высоких величин – в 100 – 300 раз выше, чем первоначальная доза.

Наиболее характерным объективным симптомом на протяжении всей опийной наркомании служит сужение зрачка. Другими характерными признаками опийного опьянения, независимо от вида принимаемого препарата и способа его введения, являются понижение выделения слюны и сухость во рту. Так же на второй стадии у наркоманов наступает общее истощение организма. У них появляются обильные ранние морщины, волосы становятся ломкими, ногти отходят слоями, крошатся и выпадают зубы. Как последствия могут возникать отеки легких и другие состояния, нередко ведущие к летальному исходу.

На 3 стадии опиомании снижается толерантность к наркотику, так как больные уже не могут переносить прежнюю дозу. Если они вводят ту дозу, которая раньше вызывала у них комфортное состояние, то возникает слабость. Наркотик оказывает уже не активизирующее воздействие, а лишь тонизирующее. Происходит утяжеление абсистентного синдрома. Он наступает уже через 4 – 5 часов после приема наркотика. В абсистенции возникают судороги в руках и ногах, мышцы вялые, их сила снижена. Аппетит отсутствует, опиоманы катастрофически худеют; артериальное давление у них снижено, возможен сосудистый коллапс (резкое падение артериального давления). Может развиться острая сердечная недостаточность, вплоть до смертельного исхода. Так же преобладает тоска, апатия, глубокая депрессия, чувство безнадежности и безвыходности. В таком состоянии многие больные совершают самоубийства. Мало кто из них доживает до 30 – 35 лет. Они до этого возраста лишь в тех редких случаях, когда начали принимать наркотики, будучи взрослыми. Но чаще всего наркотизация наступает в юношеском возрасте.

Болеутоляющие .

Механизм болеутоляющего действия наркотических анальгетиков состоит в торможении на разных уровнях ЦНС , передачи болевых импульсов от болевых рецепторов к коре больших полушарий головного мозга.

Болеутоляющие лекарственные препараты уменьшают или сводят на нет восприятие боли , изменяют эмоциональную окраску боли и реакцию на нее . Хотя восприятие болевого синдрома сохраняется , ответная реакция становится иной.

Обычно наркотические анальгетики делят на препараты растительного и синтетического происхождения. В медицине главным образом из-за их обезболивающего эффекта используют опиаты – препараты растительного происхождения. Источником их получения служит опий, представляющий собой млечный сок, получаемый из разрезов незрелых головок снотворного мака. Для этой цели опиаты использовались столетиями, и по сей день они остаются самыми мощными и избирательно действующими обезболивающими средствами , известными медицине. В отличие от анестезирующих лекарств типа депрессантов, анальгетики – опиаты обезболивают без нарушения сознания. После приема умеренной дозы опиатов пациенты остаются в сознании (слух и обоняние при этом обостряются) и все еще способны говорить о болезненных ощущениях, но уже не страдают от боли.

Основным алкалоидом опия является морфин. До настоящего времени не найдено более эффективного и удобного в медицинском смысле обезболивающего средства, чем морфин или искусственные соединения подобного механизма действия. Он легко всасывается в кровь из кишечника и подкожной жировой клетчатки, а из крови в кратчайшие сроки переходит в печень, селезенку, почки, легкие и другие органы.

Клиническое действие морфина, прежде всего, зависит от фармакологического эффекта, который возникает при взаимодействии морфина с нервными клетками. Хотя наиболее распространенным эффектом действия морфина является его угнетающее влияние на центральную нервную систему, более пристальные наблюдения указывают на двоякую природу эффекта: с одной стороны, расслабляющее, а с другой – возбуждающее действие на нервную систему.

Под влиянием длительного введения препарата резко нарушается обмен веществ. Большое практическое значение имеет тормозное действие морфина и особенно опийных препаратов на функции желудочно-кишечного тракта, уменьшается секреция желез желудка и кишечника.

Медицинское применение опиатов, таких, как метадон, заключается в использовании их для лечения героиновой зависимости.

Способность опиатов вызывать эйфорию может привести к пристрастию, а затем к наркомании.

Острое отравление опиатами (морфином) развивается главным образом при передозировке, при этом резко угнетается дыхание, снижается давление и температура тела. Помимо общепринятых мер борьбы с отравлением (промывание желудка, искусственное дыхание и т.д.) необходимо применение специфического антагониста морфина и других наркотических анальгетиков – налорфина.

Стимуляторы.

К стимуляторам, вызывающим наркотическую зависимость, относятся кокаин, эфедрин, перветин (метедрин), амфетамин (бензедрин, фенамин), прелюдин (грацидин) и другие. Сюда же относиться и кофеин, но он пока наркотиком не считается, хотя тоже может вызывать зависимость (чифиризм, кофеинизм).

Способы введения стимуляторов различны: их вводят внутривенно и внутримышечно, принимают внутрь в виде растворов или таблеток, курят или нюхают.

Наиболее распространенным видом опьянения стимуляторами является опьянение эфедрином. Оно получило название эфедриновой наркомании. Эфедрон очень популярен среди подростков, а также среди людей творческих профессий – считалось, что наркотик стимулирует творческую деятельность.

На 1 стадии психическая зависимость может сформироваться уже после 2 – 3 инъекций, но чаще всего она возникает через 1 – 3 месяца нерегулярного приема эфедрона внутрь. При внутривенном введении зависимость формируется гораздо быстрее. При сформировавшейся психической зависимости быстро нарастает толерантность. Особенностью этой формы является то, что разовая толерантность (т. е. количество наркотика принимаемого одномоментно) существенно не возрастает, так как увеличение привычной наркотической дозы приводит к ухудшению состояния – возникает головная боль, появляется дрожь во всем теле, озноб, повышается артериальное давление. С течением времени укорачивается продолжительность эйфории, и выход из интоксикации (наркотизации) сопровождается упадком сил, вялостью, сердцебиением.

К концу периода наркотизации нарастает психическое истощение, появляется тошнота, головокружение, резь в глазах, бессонница, общая слабость и вялость, слабость в мышцах, не выносливость, к психической и физической нагрузке, нарастает апатия. Из – за плохого самочувствия наркотизация прерывается. В дальнейшем может быть перерыв в приеме наркотиков, длящийся от 3 до 10 дней.

После окончания периода наркотизации возникает острое чувство голода. Наркоманы много едят, но прежнего веса не набирают. Наркоман испытывает тягостное ощущение неудовлетворенности, недовольства, ему ничем не хочется заниматься, все неинтересно, т. е. возникает психический дискомфорт.

Через 3 – 4 месяца регулярного приема или внутривенного введения в промежутки между интоксикациями нарастают общая вялость, слабость, нарушение сна и аппетита; появляются тревожность и подозрительность, становится стойкой бессонница.

Длительность первой стадии наркомании стимуляторами 3 – 6 месяцев. Ее продолжительность зависит от интенсивности наркотизации, т. е. от дозы наркотика и частоты его приема.

На 2 стадии происходит увеличение разовой толерантности. При приеме внутрь толерантность возрастает в 5 – 6 раз, а суточная доза – 50 – 60 раз. Продолжительность эйфории резко сокращается, она утрачивает свою привлекательность и легко исчезает под воздействием внешних раздражителей, что приводит к возникновению раздражительности, грубости и беспричинной злобы у наркоманов. При повышении доз наркотика часто возникает передозировка, которая может привести к смерти.

Через 8 – 9 месяцев регулярного приема стимуляторов после тяжелой многодневной наркотизации возникают психозы. Вначале нарастают беспокойство, напряженность, появляются тревога и страх. Как следствие возникают зрительные иллюзии, часто больные слышат окрики. В состоянии психоза часты случаи немотивированной агрессии, которая обусловлена психотическими переживаниями наркомана.

На 3 стадии меняются проявления опьянения стимуляторами. Психического и двигательного возбуждения уже нет. Настроение может немного улучшиться после приема или введения наркотика, но чаще возникают раздражительность и злоба, тревога и психическое напряжение. Без наркотика больной уже жить не может, и для предотвращения абсистенции наркоман должен снова принимать наркотик.

К этому времени становится явной деградация личности. Мышление и речь вялые, замедленные, непродуктивные, с повторением одной и той же мысли, в однообразных выражениях.

Энергетическое истощение при наркомании стимуляторами наступает гораздо быстрее, чем при других наркомания, а в на 1целом из-за своих последствий и осложнений это одна из наиболее злокачественных форм наркоманий.

Препараты конопли (гашишные наркотики).

Гашиш – высушенное и спрессованное смолистое вещество, которое добывают с поверхности цветущих верхушек индийской или американской конопли.

Объективными признаками гашишного опьянения являются покраснения кожи (хотя у некоторых наоборот может быть неестественная бледность), блеск и покраснение глаз, расширение зрачков. Температура тела снижена, кожа холодная на ощупь, иногда на лбу выступает пот, пульс и дыхание учащено, нарушена координация движений, восприятие.

Вначале, на 1 стадии , употребление гашиша бывает эпизодическим. Этот этап может продолжаться 2 – 3 года. В целом формирование зависимости происходит медленнее, чем при других формах наркоманий. Однако при ежедневном курении признаки психической зависимости могут проявиться уже через несколько месяцев. Курение гашиша становится систематическим. Для получения прежнего эффекта доза увеличивается. Возрастает толерантность, что проявляется потребностью курить несколько раз в день. Исчезает и сон.

Длительность первой стадии 2 – 5 лет, что больше продолжительности аналогичной стадии при опийной наркомании, наркомании стимуляторами и снотворными.

На 2 стадии состояние расслабленности в опьянении может быть очень кратким. В дальнейшем наркоман становиться собранным, работоспособным, активным, т. е. гашиш оказывает стимулирующее воздействие. В опьянении становятся менее выраженными нарушения восприятия.

Опьянение длится 1 – 1,5 часа, а затем снижается тонус, энергичность и работоспособность, интерес к окружающему падает. Гашишист становится вялым, сонливым, раздражительным. Такое состояние длится, пока он не покурит снова. Для поддержания постоянной бодрости наркоман должен курить многократно в течение дня. Невозможность удовлетворить влечение к наркотику проявляется раздражительностью, недовольством, отсутствием интереса ко всему, что не связано с курением, рассеянностью.

Формируется физическая зависимость, и опьянение становится единственно возможным состоянием, в котором возможен не только психический, но и физический комфорт. Неодолимое влечение при гашишизме не столь выражено, как при других формах наркоманий; нет такой психической напряженности, взрывчатости и беспричинной злобы.

3 стадия развивается после 10 лет систематического курения гашиша. На этой стадии происходят те же изменения, что и при других наркоманиях – снижается его опьяняющий эффект, и гашиш оказывает лишь тонизирующее действие.

Абсистентный синдром в третьей стадии более затяжной, чем на предыдущей. Здесь на первый план выступают многочисленные осложнения гашишной наркомании. Например, самым заметным последствием гашишизма является прогрессирующее психическое и физическое истощение. Больные полностью безынициативны, безвольны в любых вопросах.

Тяжелые психические осложнения гашишизма связаны с тем, что гашишная интоксикации вызывает в головном мозге сосудистые нарушения, дистрофические изменения и поражения нервных клеток коры головного мозга и других его отделов. Кроме того, при гашишизме поражается большинство внутренних органов. Развивается миокардиодистрофия, стенокардия, нарушение сердечного ритма и сердечной проводимости, стойкое повышение артериального давления, гепатит и атрофия печени, почечная недостаточность, поражение зрительных нервов и сетчатки глазного яблока, хронический бронхит и предраковые изменения слизистой оболочки дыхательных путей.

Смертность при гашишизме связана с многочисленными его осложнениями, а также с самоубийствами.

Список литературы.

1. Алферов В.П. « Наркотики и человек». Москва,

2. « Луч». 1997 г.

3. Белогуров С.Б. « Популярно о наркотиках и наркоманиях». Москва, «Бином». 1999г.

4. Альтшулер В.Б. , Надеждин А.В. « Наркомания: дорога в бездну ». Москва, « Просвещение ». 2000 г.

5. Еникеева Д. Д. «Как предупредить наркоманию и алкоголизм у подростков».Москва, «Академ А». 1999 г.

6. Профессор Джон А. Соломзес, профессор Вэлд Чебурсон, доктор Г. Соколовский, «Наркотики и общество». Москва, ООО «Иллайн». 1998 г.

7. Брахма Кумарис, Всемирный духовный университет, «Скажите наркотикам нет». 1998 г.

8. Петров В. И., «Наркомания: избавление от зависимости, лечение и профилактика». Новгород, «Современный литератор». 1998 г.

9. Ланцман М. Н., «Психология современного подростка». Москва, «Луч». 1998 г.

10. Савина Л. Б., «Наркотики и наркомания». Москва, «Иллойн». 1998 г.

11. Проф. Джон А. Соломзес, Проф. Вэлд Чебурсон,

12. Док. Георгий Соколовский “Наркотики и общество” OCR Палек, 1998 г

13. А.Личко, В.Битенский “Учебник по наркомании для подростков” ru.drugs, 1996 год

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий