регистрация / вход

Развитие бухгалтерского учета по отчетности

Министерство образования Республики Беларусь Полоцкий государственный университет Кафедра бухгалтерский учет и анализ РЕФЕРАТ По дисциплине: «История развития бухгалтерского учета».

Министерство образования Республики Беларусь

Полоцкий государственный университет

Кафедра бухгалтерский учет и анализ

РЕФЕРАТ :

По дисциплине: «История развития бухгалтерского учета».

Тема:

«Развитие бухгалтерского учета по отчетности».

Выполнил

студент гр. 02-БК Гимжевский В. В.

Проверила:

преподаватель Перегудова С.А.

Новополоцк 2002

Введение

В состав бухгалтерского учета входит несколько элементов: инвентаризация, документация и отчетность. В данном реферате отражено развитие бухгалтерской отчетности, основной частью которой является баланс.

Отчетность является завершающим этапом учетных работ. Она составляется на основе данных бухгалтерского, оперативного и статистического учета. Данные текущего учета обобщают, систематизируют и в результате получают сведения, характеризующие итоги деятельности предприятия за отчетный период.

Таким образом, отчетность представляет собой систему взаимосвязанных обобщенных показателей, характеризующих выполнение плана хозяйственной деятельности предприятия за истекший отчетный период.

Исторические сведения

В древнем Египте главным носителем был папирус. Записи выполнялись красной и черной тушью и носили табличный характер. В самой большой из найденных – 87 столбцов. Главным приемом была инвентаризация. Она первоначально была прерывна, т.е. Проводилась один раз в два года. Позже инвентаризация стала носить непрерывный характер, т.е. была заменена текущим учетом.

В древнем Египте существовал особый порядок выдачи ценностей. Он заключался в следующем. Кладовщик отпускал ценности только при наличии специального документа с подписью ответственного лица. Отпуск оформлялся тремя лицами: первое отмечало количество ценностей, намеченное для отпуска; второе – фактически отпущенное, третье лицо выводило отклонения. По окончании дня кладовщик составлял отчет.

Особенностью учета являлся отпуск хлеба. На его отпуск кладовщик вел журнал в хронологическом порядке, в котором отмечались все факты поступления хлеба, а по окончании месяца составлялся отчет.

Значительные особенности в организации учета имели место в Китае. Современные авторы считают, что история учета в этой стране насчитывает 8000 лет. Здесь сложилась весьма развитая система учета материальных ценностей. Учетные работники были сосредоточены в трех отделах, где фиксировался приход, расход и остаток ценностей. Первый и второй отделы показывали движение ценностей, а третий проводил инвентаризации и выводил натуральный остаток, но не знал остатка учетного. Это приводило к тому, что только высшая администрация имела представление о должном положении дел.

При учете материальных ценностей в Китае получила распространение так называемая четырехколонная система:

П - Р = Ок – Он ,

где П – приход, Р – расход, Ок – остаток конечный, Он – начальный остаток ценностей.

Современные китайские авторы склонны видеть в этой формуле двойную запись, однако это только иначе сформулированное уравнение материального баланса. Его заполнение требовало, чтобы каждое поступление и отпуск ценностей оформлялись «актом». Учет велся в красных списках, в которые записывались данные «актов».

Древний мир сохранил нам еще одну любопытную деталь – особенности публично-правовой отчетности. Так, если верить Геродоту, на пирамиде Хеопса вырезано, сколько чесноку, редиски, луку и других продуктов было выдано людям, занятым на строительстве пирамиды, общая стоимость которой составила 1500 таланов (40 т. серебра или 2 млн. долларов). Любопытна особенность этой калькуляции в том, что она учитывает только расходы предметов потребления – продуктов. Очевидно, это особенность того времени. До нас дошел отчет, вырезанный на стене Парфенона. Стоимость строительства храма согласно этому отчету составила 469 таланов (Стон указывал 0,5 млн. долларов).

Известны правила принятые для средиземноморских купцов в 13 в. Герту утверждал, что они имели барселонское происхождение: 1.) пусть завершенные операции записываются в соответствии с возрастающим порядком их дат; 2.) пусть в бухгалтерских книгах между записями не будет пустых мест; 3.) пусть будет по каждой операции сделана ссылка на разрешающий ее документ; 4.) пусть все числа будут буквенные, но отнюдь не цифровые, дабы не было подделок.

Псевдоотчетность венецианских компаний

Исчисление финансового результата

Финансовый результат в венецианском варианте, как и в современной бухгалтерии, выводится на счете Прибылей и убытков как алгебраическая сумма доходов и расходов компании. В течение всего многолетнего периода ведения Главной книги доходы и расходы регистрировались на предназначенных для этого товарных и результатных счетах и только в момент закрытия книги переносились итоговыми суммами на счет Прибылей и убытков.

Несмотря на внешнюю схожесть с современной процедурой, исчислению финансового результата в венецианском варианте были присущи грубые ошибки. Ниже мы рассмотрим, в чем эти ошибки заключались и рассмотрим их последствия.

На товарных счетах регистрировались доходы и расходы, связанные непосредственно с оборотом этих товаров. Напомним, что счета эти являлись смешанными и велись в соответствии с регламентом, описанным выше. Этот регламент требует проведения, вслед за сальдированием товарных счетов, особой процедуры выделения из полученного сальдо товарных остатков и результата от реализации проданных товаров. Однако такая процедура не предусмотрена в Трактате вовсе. В 27-й главе, посвященной счету Прибылей и убытков, предлагается закрывать на него сальдо товарных счетов, независимо от величины соответствующих товарных остатков.

Такой метод может привести к правильному результату только в одном, чрезвычайно редком для торговой практики случае: если в момент закрытия счетов все товарные остатки будут равны нулю. Кстати, этот недостаток отмечает в комментарии к Трактату и Я. Соколов. Нетрудно прийти к выводу, что во всех остальных случаях финансовый результат будет занижен на общую стоимость товарных остатков компании и, следовательно, искажен очень сильно.

Все прочие виды доходов и расходов, не связанные прямо с товарным оборотом, регистрировались на результатных счетах. Техника регистрации соответствовала современной, однако объекты учета отличались значительно. В процессе исчисления финансового результата участвовали домашние расходы купца и его семьи и не участвовали доходы и расходы будущих периодов.

Учет домашних расходов предписывается в 22-й главе. «Нельзя также обойтись без того, чтобы не открывать счета для обыкновенных расходов по дому, под которыми разумеются расходы на хлеб, вино, дрова, масло, соль, мясо, обувь, шляпы, платье, исподнее белье, чулки, портным за работу, чаевые, подарки, расходы на бритье, булочникам, водовозу, за стирку белья, за кухонную посуду, стаканы, ведра, бочки и пр.»

В то же время в процессе исчисления финансового результата не участвовали все виды доходов и расходов будущих периодов и аналогичные им виды расходов, включая амортизацию. Это вызвано тем, что в венецианском варианте отсутствовали понятия внеоборотных активов и их амортизации, методы резервирования, финансово-распределительные счета, как и вообще все счета порядка и метода. Поэтому расходы будущих периодов, в частности, регистрировались сразу на результатных счетах.
Перечислим обстоятельства, искажающие финансовый результат, получаемый на счете Прибылей и убытков:
1.) включение домашних расходов купца и его семьи в общую сумму расходов;
2.) выявление результатов от реализации товаров без учета товарных остатков;
3.) отсутствие методов амортизации, резервирования, финансово-распределительных счетов.
Э. Хендриксен и М. Ван Бреда считают, что отсутствие методов, указанных в п.3, не оказывает значительного воздействия на качество отчетности. Такое утверждение справедливо только для компаний с незначительным объемом основных средств, а также доходов и расходов будущих периодов. Однако обстоятельства, указанные в первых двух пунктах, чрезвычайно искажали отчетность любых компаний. Так, даже если пренебречь погрешностью, вызванной отсутствием методов распределения доходов и расходов по периодам, финансовый результат, полученный на счете Прибылей и убытков, будет занижен на сумму домашних расходов и на величину товарных остатков компании в покупных ценах.
Сомнительно, чтобы венецианские счетоводы, даже при самой успешной работе своих компаний, хоть когда-либо выводили на этом счете прибыль (кредитовое сальдо), а значит, этот показатель не мог использоваться на практике как критерий коммерческого успеха. Другими словами, не заметить столь грубые ошибки можно только в том случае, если на сальдо счета Прибылей и убытков не обращать внимания.
Автор Трактата о наличии грубых ошибок в описанной им процедуре исчисления финансового результата не подозревает. Он заканчивает ее словами:
«Окончив таким образом балансирование всех счетов при посредстве счета прибыли и убытка и сложив суммы в «Дать» и « Иметь» последнего, ты можешь увидеть свою прибыль или убыток, так как в балансе все уравниваются. Что нужно было вычесть, то вычтено, и что нужно было прибавить, то прибавлено. Если в этом счете итог "Дать" больше итога "Иметь", то значит, что во время своей торговли ты потерпел убытки; если итог "Иметь" больше, чем итог "Дать", то разность показывает, сколько ты заработал».
Венецианский пробный баланс
Составлению пробного баланса в Трактате уделено незначительное внимание. Описание этой процедуры занимает только два абзаца в 34-й главе:
«… сделаешь еще такую проверку. На одном листе бумаги запишешь и сложишь все суммы страниц "Дать" из Главной книги с крестом и положишь его налево, затем сложишь все суммы страниц "Иметь" той же Главной книги и положишь лист направо. После этого подытожишь страницы, т.е. все суммы страниц "Дать" сложишь в одну, которая называется общим итогом, то же самое сделаешь с суммами страниц "Иметь".

Если два общих итога равны, т.е. если итог "Дать" равен итогу "Иметь", то из этого можно заключить, что твоя Главная книга велась исправно и остатки в ней показаны правильно, согласно правилам, упомянутым выше в главе 14. Если один из названных общих итогов превосходит другой, значит, в Главную книгу вкралась ошибка, которую ты должен уметь находить данным тебе от бога разумом и при помощи изученных тобою правил».

Зарубежные историки учета – Р. де Рувер и А. Литтлтон – считают, что баланс, описанный в Трактате, является сальдовым балансом. Другого мнения придерживается Я. Соколов, считающий венецианский баланс оборотным: «так под балансом Пачоли понимал процедуру, связанную с установлением тождества оборотов по дебету и кредиту счетов Главной книги».

Этот вопрос имеет важное значение. Сальдовый пробный баланс, пусть с затруднениями, можно все же использовать как заменитель бухгалтерского баланса, т.е. как часть бухгалтерской отчетности. Оборотный же баланс для этой цели не пригоден совсем. Если при закрытой Главной книге составлялся оборотный баланс, то ни бухгалтерским балансом, ни документом, его заменяющим, в Венеции не пользовались.

Для того чтобы разобраться в этом вопросе, необходимо вновь обратиться к общей организации данных в Главной книге. Казалось бы, в тексте Трактата имеет место неопределенность: в конце каждой страницы обязательно находится сумма оборотов, но может находиться еще и сальдо, которое де Рувер и Литтлтон тоже трактуют как сумму страницы.

Но, во-первых, сальдо является не суммой страницы, а разностью сумм двух соседних страниц. Во-вторых, сальдо присутствовало только на половине страниц, в то время как в Трактате ведется речь о суммах всех страниц. Наконец, и это главное, равенство сумм дебетовых и кредитовых сальдо имеет место лишь при одновременном сальдировании всех счетов, в то время как сальдо на различных страницах в венецианской Главной книге составлялись в разные моменты времени. Часть их выводилась одновременно, при смене учетных книг, в то время как другая их часть – в моменты переносов счетов. Поэтому суммы всех дебетовых и всех кредитовых страниц венецианской Главной книги могли быть равны только в том случае, если это были суммы оборотов.

Таким образом, на наш взгляд, прав Я. Соколов: баланс, описанный в Трактате, – оборотный, а не сальдовый, а значит, в нем отсутствовала информация о состоянии имущества и расчетов компании.

Поэтому он не включался в учетные книги, а составлялся на отдельном листе, который после проверки, скорее всего, выбрасывался. Кстати, автор Трактата понимал баланс только как процедуру проверки Главной книги. Напомним, что описание баланса он начинает словами: « … сделаем еще такую проверку».
Пробный баланс и другие методы контроля.
По мнению Литтлтона, Хендриксена и ван Бреда, пробный баланс является важнейшим учетным приемом, единственным и достаточным аргументом в пользу тезиса об идентичности, доказывающим «как мало с тех пор было сделано для бухгалтерского учета». Ни с самим тезисом, ни с предложенной аргументацией бухгалтера не согласны и считают нужным разъяснить свою позицию по вопросу о значимости пробного баланса, имеющему важное историческое, теоретическое и практическое значение.
Недостатки пробного баланса
Контрольные возможности пробного баланса, насколько известно, за прошедшие 500 лет так и не были обстоятельственно исследованы. Не проявляют интереса к этому вопросу и современные авторы. Поэтому мы обратимся к работу швейцарского бухгалтера И. Шера, написанной в начале XX века, в которой, на наш взгляд, этому вопросу уделено наибольшее внимание. В этой работе И. Шер приходит к выводу, что контрольные возможности баланса ограничены, так как он не позволяет выявлять следующие шесть видов ошибок.
1. «Какая-нибудь» книжная статья вообще не разнесена по счетам.
2. Или она занесена на счета дважды.
3. Или она занесена в ненадлежащий счет.
4. Или она занесена в дебет и кредит в одинаково неправильной сумме.
5. Или при занесении по счетам перепутаны дебет и кредит.
6. Или две ошибки компенсируются: одна дебетовая статья, например, увеличена на 9, а другая – уменьшена на 9»
Отметим, что подобные перечни приводят и некоторые другие авторы, но перечень Шера является наиболее полным из всех, известных нам. Так, в работе «Принципы бухгалтерского учета» указаны лишь четыре вида ошибок, которые не способен выявить пробный баланс.
Однако и перечень Шера нуждается в существенных дополнениях. Дело в том, что в поле зрения Шера (и других авторов) попали далеко не все ошибки, которые совершаются в процессе ведения бухгалтерского учета. Чтобы убедиться в этом, разделим всю учетную процедуру на две последовательные стадии: стадию регистрации событий хозяйственной жизни, которая завершается записью в Журнал и составлением бухгалтерских проводок, и стадию систематизации журнальных записей на счетах Главной книги. Рассмотрим и сравним эти две стадии на предмет количества ошибок, совершаемых в ходе их выполнения, имея при этом в виду, что пробный баланс способен выявлять только ошибки, допущенные на второй стадии.
Наибольшее количество ошибок, в силу объективных причин, совершается на стадии регистрации. Чтобы убедиться в этом, разделим эту стадию, в свою очередь, на два этапа: этап первичной регистрации и этап ведения Журнала.
Первичная регистрация хозяйственных операций ведется не в бухгалтерии квалифицированными счетными работниками, а материально- ответственными лицами – продавцами, кассирами, кладовщиками – на их рабочих местах. Важно также иметь в виду, что первичная регистрация осуществляется в процессе приема/передачи ценностей, когда приходиться не только вести учетные записи, но принимать (или отпускать) эти ценности как по количеству, так и по качеству. Это способствует тому, что большая часть учетных ошибок совершается на этапе первичной регистрации.
Второй этап стадии регистрации – ведение Журнала – выполняется бухгалтером в спокойной обстановке. Но это наиболее сложный этап бухгалтерской работы. На основании черновых записей из мемориалов ему необходимо составить журнальные записи (статьи), в которых кратко, емко и точно отражается содержание операций, сумма и другие реквизиты, не потеряв ни одной важной детали, но и не сообщая ничего лишнего. Вслед за этим для каждой журнальной статьи нужно составить бухгалтерскую проводку или, как ее иногда называют, счетную формулу, т.е. указать те счета Главной книги, на которые необходимо эту операцию записать.
Отметим, что теоретикам учета, несмотря на все усилия, так и не удалось формализовать процесс составления проводок, и бухгалтерам до сих пор в сложных ситуациях приходиться полагаться лишь на здравый смысл, опыт и имеющиеся образцы. Составление проводок считалось раньше и считается сейчас самой трудной частью бухгалтерской работы и именно на этом этапе наиболее вероятно появление бухгалтерских ошибок.
Таким образом полностью картина выглядит следующим образом: большая часть ошибок, совершаемых в процессе ведения учета (около 80%), приходиться на стадию регистрации, а меньшая (около 20 %) – на стадию систематизации.
Однако этим недостатки пробного баланса не исчерпываются. Этот метод контроля является безадресным: баланс не позволяет определять ни место нахождения тех ошибок, которые он способен уловить, ни их количество, ни их характер. Баланс является лишь индикатором наличия незначительной части ошибок в Главной книге. При этом нет и не может быть методологии, позволяющей выявлять адреса этих ошибок; бухгалтер в этом случае может полагаться лишь на опыт, интуицию и удачу.
Возможности пробного баланса, таким образом, совершенно недостаточны для того, чтобы обеспечить достоверность учетных данных. Поэтому основными методами контроля как прежде, так и сейчас, являются пунктировка, инвентаризация имущества и инвентаризация расчетов (встречные проверки).
Методы инвентаризации имущества и расчетов, и даже пунктировка, значительно эффективней на практике, чем пробный баланс. Однако они традиционно воспринимаются как рутинные и лишенные той ауры, которые в силу ряда исторических причин и заблуждений сложилась в литературный период вокруг последнего. Так, вплоть до конца 19 века в работах самых известных бухгалтеров встречались утверждения о том, что благодаря пробному баланса возможно выявление всех ошибок учетных данных, причем именно это считалось главным преимуществом двойной бухгалтерии над ее конкурентом бухгалтерией простой.

Совместный учет и качество бухгалтерской отчетности

В процессе исчисления финансового результата домашние расходы венецианских купцов складывались на счете прибылей и убытков с коммерческими расходами предприятия. Суммировались и материальные активы при исчислении капитала. Размеры средневековых предприятий были невелики и вполне сопоставимы с размерами домашних хозяйств их владельцев. Нетрудно догадаться, что вследствие совместного учета отчетность искажалась настолько, что вряд ли представляла какую-либо ценность.

Наиболее просто совместный учет можно объяснить ошибкой, обусловленной начальным этапом развития бухгалтерии. Но это противоречит мнению о почти современном уровне средневекового счетоводства. Кроме того, увидеть и устранить эту ошибку нетрудно, для этого не нужны новые, сложные методы. Достаточно просто исключить домашние имущество и расходы из числа объектов, подлежащих учету. При том уровне учета, которого достигли венецианские счетоводы, они обязаны были найти такое простое решение.

К середине ХХ века работы в архивах итальянских городов (изучение подлинных учетных книг) значительно расширили круг знаний о практике учета долитературного периода. «В настоящее время, - писал Р. де Рувер в 1956 г., - мы знаем гораздо больше о счетоводстве до времен Пачиоло, чем еще несколько десятилетий назад».

Изучение подлинных учетных книг привело к выявлению еще одного труднообъяснимого обстоятельства: венецианские компании закрывали счета и составляли балансы настолько редко и нерегулярно, что возникли сомнения, пользовались ли они отчетностью на практике.

Р. де Рувер, изучивший сотни средневековых учетных книг, указывает, что наиболее часто балансы составлялись в компании венецианского купца Барбариго: «Нерегулярное составление балансов было, конечно, серьезным недостатком венецианской практики. С этой точки зрения наименее беззаботным среди купцов, чьи счета дошли до нас, был Андреа Барбариго, составлявший балансы в 1431, 1435 и 1440 гг. Но затем он вел счета и оставлял их несбалансированными вплоть до своей смерти в 1449 г.

Сын Барбариго проработал 20 лет, не составив даже и одного баланса».

Таким образом, балансы венецианских компаний составлялись с перерывами в десятки лет, в то время как компании, действительно пользующиеся отчетностью, делают это регулярно, как правило, ежегодно. Эта особенность венецианской учетной практики, которую называют отсутствием понятия (концепции) отчетного периода, безусловно, нуждается в объяснении, причем ответ нужно искать в особенностях венецианской бухгалтерии: флорентийские компании того же времени составляли отчетность регулярно. Однако такого объяснения не предложено до сих пор. Р. де Рувер, например, ограничивается фразой: «Нерегулярное составление балансов было, конечно, серьезным недостатком венецианской практики», - но не говорит о том, что же мешало венецианским счетоводам составлять балансы регулярно.

Исследования показали также, что венецианская бухгалтерия была не лучшей в средневековой Италии и значительно уступала учету флорентийских компаний.

Флорентийское счетоводство оказалось не просто выше уровнем, ему не свойственны были и венецианские учетные аномалии. Флорентийские компании четко отделяли при учете коммерческое имущество от домашнего, регулярно составляли отчетность, подтвержденную инвентарями, использовали современные методы оценки активов. Это дает все основания говорить об идентичности флорентийской и современной бухгалтерии и, одновременно, об отставании от них венецианской.

Таким образом, имеется достаточно оснований для прямой и аргументированной критики тезиса об идентичности; вместе с тем, историкам необходимо искать объяснения венецианским учетным аномалиям.

Можно и нужно пытаться решить об эти задачи одновременно. Однако до сих пор таких попыток не последовало: историки сохраняют позицию молчаливого непризнания, учетные аномалии только констатируются.

Более того, американские теоретики Э. Хендриксен и М. ван Бредда уже в наши дни предприняли попытку подтвердить тезис об идентичности, найти в его рамках объяснения венецианских аномалий. Аргументацию этих известных бухгалтеров можно рассмотреть более подробно.

Особое внимание американских ученых привлекает описание в Трактате процедура составления пробного (проверочного) баланса. Полностью процитировав описание этой процедуры, они заявляют: «Нельзя не согласиться с мнением историка учета А. К. Литтлтона, что, прочитав эти слова, поражаешься тому, как мало с тех пор было сделано для бухгалтерского учета, хотя перемены, несомненно, имели место. Если мы попытаемся сравнить бухгалтерский учет Луки Пачоли и современный, то обнаружим, что:

1. До XVI века главной целью бухгалтерского учета было обеспечение информацией единоличного собственника, поэтому данные бухгалтерских счетов содержались в секрете, а стандартов, регулирующих отчетность, характерных для нашего времени, не существовало.

2. Четкой границы между личной собственностью и имуществом предприятия не проводилось, иными словами, принцип хозяйствующей единицы не был распространен, хотя и не было редким явление, когда купец вел отдельно бухгалтерские книги для домашнего хозяйства и для магазина.

3. Понятия отчетного периода и действующего предприятия не существовало. Большинство предприятий продолжало свою деятельность только до достижения определенной коммерческой цели, поэтому прибыль исчислялась по завершении предприятия, а без понятия прибыли отчетного периода не было необходимости и в расчете амортизации. Для предприятий, создавшихся на более длительный срок, существовала незначительная необходимость периодического исчисления прибыли, поскольку собственник находился в непосредственном контакте с деятельностью предприятия».

Итак, американские ученые начинают с утверждения: венецианская бухгалтерия лишь незначительно уступает современной, причем основанием для столь высокой оценки является единственный учетный метод – пробный баланс. В этом Э. Хендриксен и М. ван Бреда полностью полагаются на авторитет Литтлтона и не пытаются подкрепить его своей аргументацией.

Но, как только мы абстрагируемся от авторитета этого видного историка, сразу возникает вопрос: а чем же, собственно, состоит значение пробного баланса? Почему именно этот метод, из числа прочих, выбран в качестве единственного и достаточного критерия современного уровня учета? И почему, в таком случае Э. Хендриксен и М. ван Бреда в дальнейшей части своей работы, при изложении теории учета, о столь важном методе не упоминают ни слова?

Процедура составления пробного баланса, описанная в Трактате, место и роль в ее учетной технологии будут подробнее рассмотрены далее. А сейчас прокомментируем другие высказывания американских авторов, преследующих ту же цель – обосновать тождественность венецианского учета и современной бухгалтерии.

Обоснование это начинается (п.1) с ничем не аргументированного утверждения: цели обеих учетных систем – составление отчетности – совпадают (иначе говорить об идентичности невозможно). Отличие же заключается только в отсутствии во времена Пачоли стандартов, регулирующих составление отчетности. Вслед за этим в п.2 и п.3 делается попытка объяснить две основные аномалии венецианского варианта.

Э. Хендриксен и М. ван Бреда начинают с совместного учета, причем ограничиваются только его констатацией, облаченной в неясную, противоречивую форму. Вначале они заявляют, сто личная собственность и имущество предприятия в учете не разделялись. Сразу же вслед за этим делается обратное утверждение: нередко такое разделение все же проводилось. Ничего не сообщается читателям о значимости совместного учета, его влияние на достоверность отчетности. Не отмечается и то обстоятельство, что совместный учет ввели именно флорентийские компании.

Сама констатация должна выглядеть следующим образом: если флорентийские компании четко отделяли имущество предприятия от личного имущества его владельца, то венецианские, по причинам, пока исторической наукой не выясненным, этого не делали.

Не дав никаких объяснений практике совместного учета, американские авторы переходят к нерегулярной отчетности. Они начинают с утверждения: «Понятие отчетного периода и действующего предприятия не существовало», которое лишь частично соответствует истине – те же флорентийские компании, в отличие от венецианских, составляли отчетность регулярно. Отсутствие периодичности в составлении отчетности, больше похожее на ее полное отсутствие, объясняется, по мнению авторов, двумя причинами: спецификой морских товариществ Венеции и незначительной потребностью остальных венецианских предприятий в отчетности.

Морские товарищества Венеции

В позднее средневековье широкое распространение в Венеции получили особые предприятия – морские товарищества (colleganza). Они создавались на короткий срок – на одно путешествие. Несколько мелких предпринимателей, объединив усилия, собирали деньги для того, чтобы зафрахтовать судно и загрузить его товаром, который предстояло продать за морем: в Леванте, Египте или других странах. Один или несколько из них сопровождали товар и занимались его реализацией.

По возвращении в Венецию прибыль от путешествия делилась между участниками пропорционально вложенным средствам и трудовому участию, после чего предприятие считалось законченным, а участники его могли создавать новые товарищества. Отчетность в colleganza, ввиду специфики их деятельности, составлялись один раз, в момент ликвидации предприятия.

Морским товариществам регулярной отчетности действительно не требовалось хотя бы потому, что срок их жизни, как правило, не превышал одного года. Однако проблема заключается в объяснении практики учета обычных венецианских торговых предприятий, создаваемых на длительный срок. Именно для них предназначался Трактат, упоминание о colleganza в данном случае не совсем уместно.

Можно и нужно согласиться с тем, что собственники таких предприятий, непосредственно участвуя в их деятельности, не испытывали «значительной потребности в отчетности». Одна из загадок долитературного периода в том и состоит, что двойная бухгалтерия в то время не была жизненно необходимой. Об этом свидетельствует опыт крупнейших европейских компаний: Фуггера, Руланда, Виттенборга и др.

На необязательность двойной бухгалтерии для коммерческого успеха, полемизируя с В. Зомбартом, указывает Ф. Бродель. Подтверждение его правоты можно найти в практике современной жизни: многие российские предприятия ведут масштабную и успешную деятельность без систематического учета.

Смысл современной бухгалтерии состоит в составлении отчетности. С позиции сегодняшнего дня, бухгалтер, зарегистрировавший все хозяйственные операции, разнесший их по бухгалтерским счетам и отказавшийся после этого от составления отчетности, выглядит как земледелец, вырастивший урожай и отказавшийся от его сбора. Венецианская и современная бухгалтерия совпадают в деталях, в отдельных учетных приемах, но различаются в главном – в использовании результатов учета. И тот, кто отождествляет эти две учетные системы, обязан найти объяснение столь существенному различию. Вместе с тем нужно найти ответ и на другой вопрос: с какой же целью вели столь сложный и трудоемкий учет венецианские счетоводы?

По-видимому, американские ученые не задавали себе этих вопросов. В заключении своего исторического раздела они еще раз подтверждают выводы первых исследователей: «С тех пор как 50 лет назад Пачоли написал свою книгу, бухгалтерский учет в сущности остался неизменным. Наверное, Лука Пачоли чувствовал бы себя комфортно при существующих учетных системах. Ему было бы не сложно понять и новые финансовые инструменты, которые поначалу, может быть, его и озадачили. Но, выслушав один раз объяснения, что это всего лишь новые формы кредита, которые следует показывать в правой части баланса, он в дальнейшем не имел бы никаких трудностей понимания».

Мы не можем согласиться с мнением с мнением американских ученых не потому, что аргументация их представляется нам неубедительной. Прямым следствием сделанных ими выводов, является признание пятивекового застоя в развитии счетоводства, отрицание заслуг бухгалтеров литературного периода и необходимости изучения его истории.

Балансоведение в германоязычных странах

Рост промышленности и распространение акционерных обществ привели к стремительному развитию теоретической мысли. В самом конце 19 и начале 20 вв. родилось оригинальное направление – балансирование. Возникновение балансирования было обусловлено тремя факторами: 1.) деятельностью крупных юристов, создавших специальную отрасль права – балансовое право (Штауб, Рем, Симон); 2.) пропагандой баланса как основополагающей исходной концепции бухгалтерии (Рем); 3.) необходимостью ознакомить массы акционеров с механизмом основной отчетной формы – балансом, при исследовании структуры последнего (Губер). Заслугой юристов было формулирование требований к балансу:
Точность . Как считали немецкие авторы, степень точности зависит мнения юристов и членов правлений, т.е. от закона и целей, которые выдвигает высшая администрация акционерных обществ.

Полнота . Капитал в балансе должен показываться в полной номинальной, а не в фактически внесенной сумме. Это требование отстаивало большинство авторов. Наиболее полно оно было выражено Паулем Герстнером и с некоторыми оговорками Рихардом Пассовым, который считал «способ обозначения» капитала в полной сумме, определенной уставом, - единственно правильный, но лишь в силу определенно выраженных на этот счет предписаний законах. Подхватывая эту оговорку, Рудольф Фишер писал: «Не понимает свойства счета капитала и законодатель». Поскольку Фишер, как ему казалось, понимал эти свойства, то настаивал на отражении счета капитала только по сумме фактически внесенных средств. Трактуя капитал просто как разность между активом и кредиторской задолженностью, большинство немецких авторов не уставало подчеркивать, что счет Капитала нельзя трактовать в юридическом смысле, как это делал, например, Кольмани. Герстнер указывал, «это нисколько не значит, что основной капитал является долгом предприятия». Он дал поэтому следующее классическое в немецкой литературе определение: « Основной капитал есть сумма связанных статей актива, которая, по покрытии всех долговых обязательств, должна, по уставу, остаться для распределения между акционерами». В понятие полноты входил другой старый вопрос об отражении в учете вех прав и обязательств, вытекающих из договоров. При этом получило признание мнение Симона о том, что «бухгалтерия записывает в книги не все права и обязанности, а лишь те, которые принято в них записывать на основании принципа двойной бухгалтерии».

Ясность . Оставалось необходимым пояснить, для кого должен быть понятен баланс – для всех специалистов (на чем настаивал Рем), или для любого заинтересованного человека (Герстнер). Первую трактовку Герстнер называл субъективной ясностью, вторую – объективной.

Правдивость. Баланс должен быть составлен с учетом требований закона, и все его числа должны вытекать из первичных документов.

Преемственность, делилась на внешнюю (сохранение из года в год структуры документа) и внутреннюю (сохранение принципов оценки прошлого года в текущем году).

Единство баланса. Баланс центра должен включать результаты балансов своих филиалов.

Различные требования к балансам обусловили необходимость их классификации.

В германии стали различать баланс-брутто (составляется с указанием нераспределенной прибыли) и баланс-нетто (составляется с уже распределенной прибылью). Баланс-нетто считался составленным с нарушением требований закона.

Более детальная классификация балансов принадлежит И.П. Крайбигу. Он делил балансы по четырем основаниям: по способу определения чистого результата, по цели оставления, по признакам оценки и резервирования, по предметам исчисления.

Цель баланса. Различные виды оценок могут быть обусловлены различными целями, состоящими перед балансом как учетной категорией. В 1912г. Циммермани обратил внимание на то, что баланс должен служить двум целям: выявлять финансовый результат и оценивать имущество. Он же указал, что эти цели взаимоисключают друг друга. Например, уменьшая стоимость амортизируемых основных средств, мы получаем правильный финансовый результат, но искажаем стоимость возможной реализации. Ляйтнер видел выход из положения в использовании регулирующих счетов. В теории стали различать динамический баланс , который правильно отражает финансовый результат, но может искажать оценку имущества, и статистический баланс, цель которого – точное отражение стоимости имущества. Рихард Фишер подчеркивал, что баланс «должен планомерно вытекать из общей финансовой и экономической политики предприятия», т.е. бухгалтер должен делать то, что потребует хозяин. На практике стали различать два баланса – налоговый (для финансовых органов) и коммерческий (для правления и акционеров).

Инвентарь, баланс и счета . Прежде всего возникал вопрос о соотношении инвентаря и баланса, с одной стороны, и текущей бухгалтерской регистрации – с другой. Р. Пассов и В Осбар полагали, что и инвентаризация, и вытекающий из нее баланс, имеют или должны иметь абсолютно самостоятельное существование, независимо от данных текущей бухгалтерии. Напротив, Т. Губер баланс видел неотъемлемой частью бухгалтерии и считал кощунством лишение бухгалтерии ее венца, а П. Герстнер писал, что «такой взгляд свидетельствует о полном непонимании сущности бухгалтерии».

Далее последовали дискуссии об отношении баланса и счетов. Одни авторы утверждали, что счета и баланс автономные категории (Бельмен) (в балансе нет счетов, а есть статьи), другие полагали, что баланс это и есть совокупность сальдо счетов Главной книги (Ле Кутр). При этом повсеместно господствовала школа двух счетов (Гюгли, Шер), лишая дебет и кредит всякого реального содержания. Поддерживая такой подход, Ляйтнер писал об условности расположения дебета и кредита. Согласно теории двух рядов, предполагающей выведение счетов из баланса, счета делятся на активные и пассивные. Отсюда первая классификация счетов, предложенная представителями юридического направления – Шибе и Одерманом.

1. материальные

2. счета требований к другим лицам, которые делятся на счета расчетных отношений и долговых документов

3. счета капитала, включая счет Убытков и прибылей.

Записи классифицировались не по характеру операций, а по месту их выполнения:

1. журнальные

2. кассовые

3. материальные

Тем самум было выделено новое основание для классификации счетов, а их номенклатура (план счетов) была поставлена в зависимость от формы счетоводства.

Итак, план счетов, с одной стороны, подчинен форме счетоводства, а с другой – структуре предприятия.

Баланс во Франции в ХХ в.

Дюмарше был первым, кто ввел типологический анализ баланса. Его подход позволял преодолеть эмпирическое разнообразие действительности и свести все множество балансов к несколько четко выделенным типам. Он отмечал три рода баланса: есть капитал (К+1 ), нет капитала (К0 ), каптал в активе (К-1 ). Каждый род представлен тремя видами сальдо счета Убытков и прибылей: пассивное сальдо (Р+1 ), нет сальдо (Р0 ) и активное сальдо (Р-1 ). Следовательно, можно выделить девять видов баланса. Это число доводится до двадцати семи путем введения динамических и потенциальных элементов трех сальдо для каждого из элементов К и Р: начального, конечного и потенциального.

Интересны замечания Дюмарше и относительно положения счетов в балансе. Так, счета актива должны располагаться в порядке реализации, пассива – в порядке изъемлемости, чистого состояния – в порядке хронологии, т.е. счета актива располагались по принципу оборачиваемости, а счета – по принципу ликвидности. Допускались проводки внутри одного счета и между группами дебетуемых и кредитуемых счетов.

Бурисьен утверждал, что в балансе не должно быть понятий актив и пассив, а только дебет и кредит. Он выдвинул тезис о том, что стоимость должна быть разделена между сферами производства и обращения.

Составление отчетности в России

Серьезное отношение к бухгалтерской отчетности возникает с момента создания акционерных обществ. Еще в 1836 г. в стране было всего лишь десять акционированных предприятий, в начале ХХ в. их было около 2,5 тыс. К концу XIX в. и практики, и теоретики, и даже законодатели всерьез заинтересовались проблемами бухгалтерского баланса и отчета о прибылях и убытках. Все были едины в мнении, что тут нужно навести порядок. Вскоре был в России введен промысловый налог – ждать наведения порядка стало уже невозможно.

Порядок составления бухгалтерской отчетности и представления ее всем заинтересованным в ней лицам в определенной степени регламентировался Уставом о промысловом налоге. Так, статьей 473 Устава предписывалось правлениям, ответственным агентствам и главным представителям отчетнообязанных предприятий ежегодно публиковать в журнале «Вестник финансов» заключительные балансы и извлечения из годовых отчетов. Однако структура баланса, состав статей, способы их оценки и представления не регламентировались никаким законодательным документом. Лишь немногие и очень общие правила составления балансов приводились в инструкции от 11 мая 1899 г. о применении Положения о государственном промысловом налоге. Статьей 103 этого Положения предусматривалось в дальнейшем разработать формы отчетов и балансов, однако эта задача так и не была решена. Старание собравшихся в разное время при министерстве финансов комиссий, неоднократно приступавших к ее решению, так и не увенчались успехом.

Основные причины были в следующем: 1) каждый собеседник психологически был убежден, что только он и только он может правильно сгруппировать статьи баланса, а все, что делают его коллеги, – неправильно; 2) имея свободу в группировке балансовых статей, самостоятельно формируя план счетов, бухгалтер чувствовал себя хозяином положения в фирме, ибо только он один мог разобраться в учетном хаосе; 3) чем больше разнообразия в учете, тем труднее налоговым инспекторам было выявить сумму причитающегося казне налога; 4) особенности характера и предпринимателей, и бухгалтеров: как правило, это были свободные натуры, не терпящие интеллектуального насилия.

Законодательство того времени искало компромиссное решение: оно пыталось установить общие правила учета, влияющие на размер прибыли (тогда уже поняли, что финансовый результат создают не только предприниматели, но и бухгалтеры, ибо не столь важно, что считать, сколько то, как считать) и старалось не вмешиваться в форму отчетности. Согласно статье 606 Торгового Устава баланс должен был составляться ежегодно и, во всяком случае, не более чем за 18 месяцев (ст. 614), а в соответствии с 55 параграфом п.1 инструкции от 11 мая 1899 г. баланс должен был составляться за период с 1 января по 31 декабря, если иное не оговорено в уставе предприятия.

В те времена составление понималось не в формальном переносе сальдо в баланс, а в смысле отражения действительного материального и финансового положения предприятия и результатов его деятельности.

Последний тезис был очень важен для понимания того факта, что бухгалтерской отчетности всегда присущ определенный элемент субъективизма и относительности. Такое, на первый взгляд, парадоксальное положение уже в те времена признавалось как учеными, так и бухгалтерами-практиками. Этим отчасти объясняется и разнообразие ведения учета и составление отчетности.

Одним из основополагающих принципов учетной практики тех лет был принцип консерватизма – «осторожность оценки актива». При определенных обстоятельствах нередко списывались достаточно произвольные суммы со стоимости движимого и недвижимого имущества, остатков товарно-материальных ценностей, дебиторской задолженности. Такая проверка применялась чаще всего на предприятиях с постоянным и ограниченным числом акционеров.

Однако встречался и прямо противоположный подход, когда, исходя из явного желания составителей отчетности преувеличить итог баланса, оценка показанного в нем имущества под разными предлогами завышалась. В частности, вводились новые статьи типа – неисследованные ископаемые богатства, движущая сила воды и т. п. Чаще всего такая ситуация имела место в тех случаях, когда собственники предприятия хотели показать высокую прибыль и тем самым оправдать назначение того или иного дивиденда либо с целью обоснования ходатайства о разрешении выпуска дополнительных акций или облигаций.

Весьма значительные разночтения имела в то время практика исчисления размера отчислений из валового дохода на погашение имущества. Законом норма отчислений была установлена «для каменных и металлических строений и сооружений и для металлических судов, а в горных предприятиях – для земель, из недр коих добываются ископаемые богатства, для шахт, штолен, основных штреков и квершлагов – не выше 5 %, а для деревянных строений и судов, для машин и прочих орудий производства и вообще для живого и мертвого инвентаря – не выше 10 % их стоимости».

Реальность отражения финансового состояния в отчетности в значительной степени определяется порядком исчисления прибыли, поэтому нормативные документы довольно жестко регламентировали состав валового дохода, виды расходов и отчисления из него. Согласно инструкции от 11 мая 1899 г. в составе валового дохода выделялись 15 элементов, а все расходы, минусуемые из валового дохода при исчислении податной прибыли, подразделялись на три группы: 1) на управление, содержание и эксплуатацию предприятия; 2) на поддержание предприятия в исправности; 3) на дела благотворительного характера. Такая детализация была необходима, поскольку она предопределялась заложенной в нормативных документах идеей тесной взаимосвязи размера податной прибыли, видов доходов и расходов и способов оценки и отражения в учете и отчетности активов предприятия.

Уже к 1910 году многие тысячи предприятий других форм собственности наряду с акционерными также сталкивались в той или иной степени с необходимостью публикации своей отчетности. Действовавшее в области учета и отчетности законодательство уже не отвечало требованиям сложившейся практики. Сделанный Рощаховским анализ практики составления отчетности двадцатью пятью крупными акционерными предприятиями показал исключительную пестроту структуры публикуемых балансов, неоднозначную трактовку отдельных его статей. По его мнению, необходима была более жесткая регламентация правил составления отчетности в виде закона.

Рощаховский предложил структуру типового баланса акционерного предприятия. Степень детализации отдельных статей оставлялась на усмотрение составителей баланса, относительно других статей предлагался состав элементов, целесообразных для выделения в балансе. Так, в статье «Имущество реальное» выделялось пять элементов: касса, членские взносы, ценные бумаги, имущество постоянное, имущество оборотное; в статье «Капитал» – основной, запасный, оборотный, резервный страховой, ремонтный, делькредере, резерв премий, благотворительный.

Такой подход, соединяющий в себе элементы унификации и определенной свободы действий в составлении баланса, получил в дальнейшем широкое распространение и заложен, в частности, в большинстве национальных и международных учетных стандартов.

Придавая огромное значение экономическому анализу, Рощаховский не проводил анализа баланса в нашем понимании, но он уже хорошо знал, как его разбирать, анализировать и интерпретировать с помощью относительных и средних чисел. Первые позволяют измерить «внутреннюю производительную силу предприятия»; вторые – правильно распределить доходы между его собственниками.

Относительные величины он сводил в две группы: 1) отношение балансовых статей друг к другу; 2) отношение статей актива к кредиторской задолженности. Эти подходы к анализу получили распространение перед революцией.

Отчетность в СССР – одна из основных форм статистического наблюдения. Программа отчетности представляет систему показателей, характеризующих итоги деятельности предпринимателя, организации, учреждения за отчетный период. Данные отчетности являются базой для составления народно-хозяйственных планов и служат орудием контроля за их выполнением. Отчетность подразделяется на статистическую и бухгалтерскую; срочную и почтовую; годовую, полугодовую, квартальную, месячную, десятидневную. Статистическая отчетность подразделяется на межотраслевую и отраслевую.

В СССР сложилась стройная система государственной отчетности и упрочился рациональный порядок ее представления и обработки. До конца 50-х г.г. отчетность поступала по двум каналам – через органы ЦСУ СССР и по ступеням подчиненности отдельных ведомств. С 1960 года межотраслевая отчетность в основном поступает через органы государственной статистики для обработки и последующего представления данных руководящим органам, плановым и хозяйственным организациям всех уровней управления. Своей вышестоящей организацией по подчиненности предприятия, стройки и организации высылают копии почтовых отчетов для использования в оперативных целях. Отраслевая отчетность поступает в основном в организации соответствующих отраслевых министерств и ведомств для обработки и сводки. Построение форм отчетности строго унифицировано и типизировано.

Баланс доходов и расходов предприятия, форма финансового плана государственного предприятия, завершающая часть техпромфинплана, в которой выражается в денежной форме результаты хозяйственной и финансовой деятельности, платежи в государственный бюджет и ассигнование из государственного бюджета. В соответствии с системой планирования и экономического стимулирования в СССР, разработанной сентябрьским (1965) пленумом ЦК КПСС, расширяющей права предприятий, вышестоящие организации утверждают им по финансам не весь баланс доходов и расходов, а только общую сумму прибыли, рентабельность, платежи в бюджет и ассигнование из бюджета. В соответствии с указанными показателями предприятия сами утверждают весь бюджет доходов и расходов. Это позволяет им при разработке финансового плана в пределах установленных взаимоотношений с государственным бюджетом самим регулировать размер доходов и расходов, в частности на сумму дополнительно получаемых доходов увеличивать расходы. Одновременно предприятия получили возможность самостоятельно определять источники финансирования соответствующих расходов.

Баланс доходов и расходов предприятия разрабатывался на основе показателей народно-хозяйственного плана. Для формирования баланса доходов и расходов предприятия предварительно составлялись расчеты по отдельным статьям доходов и расходов. Важнейшие расчеты: прибыли; налога с оборота; платы за производственные фонды фиксированных платежей; фондов экономического стимулирования и др.

На основе этих расчетов заполняется проверочная таблица к балансу доходов и расходов, в которой распределяются по направлениям доходы и определяются источники финансирования каждого вида расходов.

Баланс доходов и расходов предприятий имеет 4 раздела.

1.Доходы поступления средств: прибыль и налог с оборота; амортизационные отчисления; другие доходы и ресурсы предприятий – мобилизация внутренних ресурсов в капитальном строительстве, отчисление от себестоимости продукции и др.

2. Расходы и отчисление средств: централизованные капиталовложения, увеличение оборотных средств в капитальном строительстве; затраты на капитальный ремонт; операционные и прочие Расходы.

3.Кредитные взаимоотношения. В доходах предусматривается получение долгосрочных ссуд на централизованные капитальные вложения, а в расходах – погашение за счет прибыли кредитов на централизованные капитальные вложения, на организацию и расширение производства товаров народного потребления и преходящей задолженности по ссудам банка, предоставленным на мероприятия по выпуску новой продукции, повышению качества, надежности и долговечности изделий, а также уплата процентов за пользование банковским кредитом.

4. Взаимоотношения с бюджетом. В первой части этого раздела приводятся в бюджет – налог с оборота, плата за производственные фонды, фиксированные платежи, свободный остаток прибыли, подлежащей взносу в государственный бюджет. Во второй части показываются ассигнования из бюджета по назначениям – на централизованные капитальные вложения, прирост нормативов собственных оборотных средств, операционные работы и др.

За итогом баланса доходов и расходов справочно приводятся основные показатели, принятые при определении отдельных статей плана: объем реализуемой продукции в действующих оптовых ценах предприятия; реализуемой продукции по полной себестоимости; нормативы собственных оборотных средств, рентабельность производства (общая и расчетная).
Составление баланса доходов и расходов – важнейшая работа предприятия. В процессе формирования финансового плана имеется возможность. Выявить резервы хозяйства по повышению эффективности производства, улучшению использованию материальных и финансовых ресурсов.

Баланс в восточно-европейских странах


Можно выделить пять трактовок баланса. Их условно называют так:

1. эпистемологическая;

2. экономическая;

3. функциональная;

4. релятивная;

5. прагматическая.

Первая принадлежит А.П. Георгиеву (НРБ). Который рассматривал баланс путем последовательного прохождения ряда познавательных ступеней, обеспечивающих восхождение от абстрактного к конкретному. Сначала баланс рассматривается как диалектическое единство противоположностей, затем как проявление всеобщих законов сохранения материи и энергии, далее как выражение закона обязательного соответствия производительных сил (актив) и производственных отношений (пассив) и, наконец, речь должна идти о бланке баланса, заполняемом на предприятии.

Вторая трактовка исходит из чисто экономического объяснения баланса. Ее автор Перегелов (НРБ) считал, что в балансе показываются продукты труда, а сам баланс есть не что иное как единство их потребительных стоимостей.

Третья трактовка устраняет многие трудности. Ее автор Тотев (НРБ) считал, сто в балансе показываются не предметы труда, а средства, представленные информационными элементами. Это позволяло Тотеву не только объяснять такие статьи, как фонды, расчеты, убытки, но ввести и новые элементы: правовые отношения, выполнение плана и т.п. Все элементы баланса находятся в постоянно меняющихся внутренних и внешних связях. Внешние связи баланса проявляются в балансах других предприятий, но с точки зрения отдельного предприятия гораздо важнее внутренние связи баланса. Они могут быть прямыми и обратными. В целом для предприятия характерно положение, когда состояние элементов пассива задает и определяет состояния элементов актива (прямая связь). Однако на предприятиях имеет место и обратная связь, когда элементы актива задают состояние элементов пассива баланса. Весь баланс, таким образом, отражает динамическое равновесие информационных элементов.

Четвертая трактовка имеет, в сущности, ограниченный характер и касается только оценки балансовых статей. А. Бизонь (ПНР) подчеркивал релятивный, относительный характер всей информации, предоставленной в балансе. По его мнению, это вызвано следующими причинами: 1) особенностями самих объектов учета; 2) несовершенством ценообразования (отклонение цен от стоимости, изменение цен на одни и те же объекты, показанные в балансе); 3) условностью решений, используемых на практике, например, что следует относить к основным средствам; 4) субъективностью исполнителей (например, арифметические ошибки).

Пятая трактовка вязана с традиционным подходом к балансу. В этом случае авторы стремились к тому, чтобы дать более четкую конструкцию бланка баланса. Отсюда и определение баланса. Так Дмитр Ц. Йорданов (НРБ) определял баланс как обобщающий отчетный документ времени основных и оборотных средств, их источников, а также полученный за отчетный период результат хозяйственной деятельности.

Оценка статей баланса в целом была ориентирована на фактическую себестоимость. Однако в отдельных случаях наблюдаются модификации. Например, основные средства в НРБ, МНР, ГДР, ССР показывалась по первоначальной стоимости, а в ВНР и ПНР – по остаточной. При этом в ВНР полностью амортизированные, но не списанные основные средства отражались по 100 форинтов за единицу. В ВНР и ПНР запасы готовой продукции оцениваются без общезаводских расходов. В других странах они оцениваются по полной себестоимости.

Особенности англо-американской

и франко-германской систем финансовой отчетности

В условиях международной интеграции, расширения рынков капитала, активизации предпринимательской деятельности и т. п. финансовые аналитики нашей страны должны будут все чаще и чаще обращаться к характеристикам учетных систем экономически развитых зарубежных стран для того, чтобы лучше понять достижения и результаты деятельности предприятий, преуспевающих на мировом рынке.

Учетная практика большинства промышленно развитых стран неодинаково следует принципу экономической оценки, подвергаясь влиянию со стороны как правил учетной политики, какими являются правило осторожности и правило соблюдения исторической стоимости, так и законов налоговой системы. В связи с этим можно выделить две большие группы стран: англосаксонские страны и некоторые страны континентальной Европы, например, Германия и Франция.

В англосаксонских странах, в частности в США, Канаде и Великобритании, учет находится под влиянием не столько налогового законодательства, сколько правил осторожности и сохранения исторической стоимости. В США, например, запрещено включать в актив расходы нематериального происхождения (правило осторожности) и осуществлять поправки на инфляцию в счете результатов и балансе.

В Великобритании законы более гибки, так как расходы нематериального происхождения могут быть внесены в актив, а при определенных условиях допускается переоценка некоторых разделов баланса.

Во Франции и Германии ситуация еще более сложная, ибо к влиянию бухгалтерских правил осторожности и соблюдения исторической стоимости добавляется воздействие фискальных законов. В этих странах учетная политика продолжает служить определителем величины дохода, подлежащего налогообложению согласно налоговому законодательству.

Доминирующей является англо-американская модель, которая характеризуется двумя особенностями. Первая заключается в том, что в основе построения счета результатов лежит концепция проданной продукции. Вторая – что классификация затрат строится исходя из их функций.

В континентальной Европе широко распространена франко-германская модель счета результатов. Здесь, во-первых, преобладает концепция произведенного продукта, где в качестве базового критерия берут валовой произведенный продукт; во-вторых, в классификации затрат отдается приоритет не функциональному их назначению, а происхождению, что позволяет выявить сальдо.

В мировой практике можно выделить три основные модели баланса. Первая встречается преимущественно в странах, применяющих англосаксонскую систему бухгалтерского учета. Поэтому строки актива баланса классифицируются по принципу ликвидности. Активы здесь расположены сверху вниз в порядке убывающей ликвидности, а пассивы – по степени возвратности долговых обязательств.

Во второй модели, которая распространена во Франции, статьи баланса (и особенно пассива) классифицируется исходя из принципа владения или права собственности. Например, пассив баланса подразделяется на две большие группы: собственный капитал и заемные средства. Согласно этой схеме долги классифицируются не по степени возвратности, а по природе их происхождения.

Третья модель, сторонниками которой являются французы, направлена на выявление связи между статьями актива и пассива. Она тяготеет к балансу предприятий бывшего СССР, где отражалась целевая направленность использования ресурсов, выделенных согласно плану. Во Франции такой тип баланса находит все более широкую поддержку, его называют функциональным балансом. Баланс, актив которого построен по типу функционального, а пассив – по принципу принадлежности прав собственности, узаконен официально.

В условиях становления рынка и развития новых направлений в области учета России необходимо глубже изучить международный опыт, чтобы обеспечить оптимальное соотношение требований международных и национальных учетных стандартов, исходя из исторического опыта России. Это будет способствовать привлечению иностранных инвесторов российскую экономику.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий