регистрация / вход

Основа профилактики эндокринных кризисов и нарушений

Факторы, провоцирующие эндокринный криз. Неотложные состояния, обусловленные тиреотоксикозом. Коронароспазм, сопровождающийся фибрилляцией желудочков. Гипотиреоидная кома. Использование синтетических гестагенов препаратов. Гинекологическая эндокринология.

Министерство образования и науки Украины

Реферат

по теме

« Основа профилактики эндокринных кризисов и нарушений»

Донецк 2009г.


Содержание

Эндокринные кризы — грозная опасность

Гиперкальциемический криз

Новая область эндокринологии

Использование синтетических гестагенов препаратов

Гинекологическая эндокринология

Эндокринные нарушения у детей

Природные регуляторы — лекарства будущего

Список используемой литературы


Эндокринные кризы — грозная опасность

В структуре заболеваемости удельный вес эндокринных болезней, неуклонно растет. Они протекают хронически, но иногда остро, и тогда возникают угрожающие состояния.

Наиболее частые провоцирующие факторы эндокринных кризов — инфекционные или островоспалительные заболевания, операция или травма, сосудистый или коронарный пароксизм, физический или психоэмоциональный стресс, прием или введение сильнодействующих лекарств (наркотиков, барбитуратов, психотропных препаратов и др.). Определенную роль играет погодный фактор.

Тиреотоксический криз возникает в итоге резкого повышения в крови уровня тиреоидных гормонов, что усугубляет присущие тиреотоксикозу выраженные органные и системные нарушения. Наиболее частые причины криза — субтотальная резекция щитовидной железы по поводу диффузного токсического зоба или лечение его радиоактивным йодом. На фоне этого или другого провоцирующего фактора лавинообразно нарастают симптомы тиреотоксикоза: усиливается психическое возбуждение, частота пульса превышает 150 в 1 мин, отмечаются высокая температура, проливной пот, бледность (иногда гиперемия) кожи, тремор, боли в живота, диарея. Быстро развивается сердечная недостаточность.

Особое место среди неотложных состояний, обусловленных тиреотоксикозом, занимает коронароспазм, сопровождающийся фибрилляцией желудочков.

Гипотиреоидная кома развивается у больных с тиреоидной недостаточностью. Она провоцируется охлаждением, инфекцией, операцией, приемом снотворных, седативных и наркотических препаратов. Длительный недостаток тиреоидных гормонов приводит к заторможенности, сонливости, адинамии, зябкости, бледности, сухости и отечности кожи, брадикардии, снижению температуры тела. При гипотероидной коме эти симптомы усугубляются, урежается дыхание, развиваются сердечная недостаточность и тяжелая гипоксия мозга.

Гиперкальциемический криз

Гиперкальциемический криз наблюдается при опухоли околощитовидных желез или при злокачественных неэндокринных опухолях, которые секретируют парат-гормон. Клиническая картина обусловлена кальциевой интоксикацией и связанными с ней различными системными нарушениями. Наиболее характерные симптомы: заторможеннесть или возбуждение, боли в эпигастрии, жажда, тошнота, рвота, дегидратация, лихорадка, артериальная гипотония, полйурия. Быстро развиваются анурия и кардиоваскулярный шок. Гипокальциемический криз (тетания) возникает или вследствие недостатка паратгормона (после удаления паратиреоаденомы или околощитовидных желез), или в результате избытка кальцитонина (примедуллярном раке щитовидной железы). Иногда причиной служат нарушения всасывания кальция в кишечнике, повышение экскреции или усиленное эндогенное связывание кальция (почечная недостаточность, деструктивный панкреатит). Характерна триада симптомов: парестезии, затрудненное дыхание, судороги. На них «наслаиваются»; психоневрологические симптомы, боли в сердце и животе, почечная колика, ларингоспазм. Острая надпочечниковая недостаточность — сравнительно частый из эндокринных кризов. Развивается или на фоне хронической надпочечниковой недостаточное и (болезнь Аддисона, после лечения болезни. Ицелит Кушинга ингибиторами синтеза стероидных гормоном или двусторонней адреналэктомии), или как осложнение острой (септической) инфекции, обширных хирургических операций, тяжелой травмы, инфаркта миокарда, длительной кортикостероидной терапии. Важны сведения о предшествовавшей болезни Аддисона, туберкулезе, наличии аутоиммунных заболеваний, назначении антикоагулянтов (опасность кровоизлияния в надпочечники), длительной кортикостероидной (или лучевой) терапии прежде всего на область гипофиза. Ведущий симптом острой надпочечниковой недостаточности — кардиоваскулярный шок. Характерны также тошнота, рвота, резкая мышечная слабость, лихорадка, боли в животе, диарея, психические расстройства.

Своевременное выявление и лечение эндокринных заболеваний и исключение провоцирующих факторов — основа профилактики эндокринных кризов.

Новая область эндокринологии

Сегодня благодаря бурному развитию фундаментальных исследований в области медико-биологических наук (особенно репродуктивной эндокринологии) разработаны и внедрены в клиническую практику новые радиоиммунные методы определения различных гормонов в плазме. Это позволило выяснить особенности репродуктивной системы при различных физиологических и патологических состояниях организма, установить тесную взаимосвязь между состоянием здоровья и репродуктивной функцией женского организма. В связи с этим успешно развивается новая область медицины — гинекологическая эндокринология.

Исследования показали, что в основе развития большинства опухолей (как доброкачественных, так и злокачественных) лежат гормональные нарушения в соотношении половых, стероидов. Установлено, что развитию органических изменений в гормонально зависимых органах предшествует дисфункция яичников, в результате чего нарушаются эстроген-прогестероновые соотношения, характерные для здорового организма. Возникают такие патологические состояния, как миома и рак тела матки, эндометриоз, полипоз я различные гиперплазии эндометрия, фиброзно-кистозные заболевания молочных желез.

Патогенез гиперпластических процессов в гормонально зависимых органах принято объяснять нарушением процесса овуляции, сопровождающимся гиперэстрогенией, а причины, обусловливающие это, обычно связывали с изменением секреции гонадотропных гормоном Исследования последних лет показали, что гиперэстрогению (абсолютную и относительную) следует рассматривать как проявление «дефицитной болезни» (по А. И. Струкову) вследствие отсутствия или недостатка гормона желтого тела — прогестерона. Иначе говоря, биологическое действие эстрогенов определяется не столько его абсолютным уровнем, сколько его соотношением с прогестероном.

Сравнительное изучение частоты развития дисгормональных гиперплазии в молочных железах (с помощью термо- и маммаграфии) выявило, что более чем у половины больных с нарушением менструального цикла возникают заболевания молочных желез.

Использование синтетических гестагенов препаратов

Использование синтетических гестагенов и эстроген-гестагенных препаратов позволило значительно усовершенствовать методы лечения ряда гормонально зависимых заболеваний в матке и молочных железах, избавить сотни тысяч женщин от оперативных вмешательств и у многих из них восстановить генеративную функцию. Успехи, прежде всего в области биохимии расширили представления о центральных механизмах регуляции менструального цикла, раскрыли интимные механизмы взаимодействия между гонадотропными стероидами яичников на клеточном уровне, дали возможность выяснить характер ингибирующего действия гормонов яичников на гонадотропин — рилизинг-гормоны через активацию энзимных систем, а также способствовали созданию высокоэффективных препаратов, стимулирующих овуляцию.

Выяснение роли гиперпролактенемии в генезе нарушений менструального цикла способствовало созданию научных основ для внедрения в клиническую практику нового системного подхода к диагностике эндокринных нарушений у женщин. Разработан дифференцированный метод лечения этих нарушений препаратами с различным фармакологическим действием — кломифеном, синтетическими прогестинами. Это еще больше совершенствовало методы реабилитации больных с дисгормональными заболеваниями и значительно повысило эффективность лечения нарушений генеративной функции.

Развитие функционального направления в гинекологической эндокринологии, выявление в гормонально зависимых органах специфических рецепторов к эстрадиолу и, прогестерону, уточнение механизма действия гормонов на клеточном уровне на генетическую информацию дозволили определять оптимальный вид гормональной терапии, ее длительность и дозу препарата. Это дало возможность не только совершенствовать методы профилактики и реабилитации, но и определять долгосрочный прогноз при различных гинекологических заболеваниях.

Благодаря комплексным клинико-гормонально-цито-морфологическим исследованиям определены цитологическиекритерии предрака и доказано, что различные виды гиперплазий у женщин с дисфункциональными кровотечениями — разные фазы единого патологического процесса, конечной стадией которого может быть рак матки.

Гинекологическая эндокринология

Развитие гинекологической эндокринологии позволило выяснить кинетику развития некоторых гинекологических заболеваний у женщин в зависимости от исходного функционального состояния репродуктивной системы, возраста, длительности заболевания и методов лечения.

Уточнение патогенеза различных нейроэндокринных синдромов у женщин (включая эндокринные кардиопатии) содействовало созданию наиболее оптимальных методов их лечения.

Основной причиной перинатальной смертности является гормонально обусловленная акушерская патология (преждевременные и запоздалые роды, слабости и диекоординация родовой деятельности), а бесплодия и невынашивания беременности — аборты, их последствия, а также гинекологические заболевания гормонально зависимого, характера (инфантилизм, гипофункция яичников, эндометриоз, миомы матки и др.). Поэтому расширяются работы по созданию научных основ регуляции генеративной функции женщины с учетом ее возраста, интервалов между родами и числа детей в семье, Дальнейшее развитие получат исследования механизма действия простагландинов и их аналогов для прерывания, нежелательной беременности, будет продолжено изучение роли, гормональных нарушений, в том числе гиперпролактинемии эстрогентрецепторных взаимодействий в матке и молочных железах в развитии различных гормонально зависимых заболеваний у женщин.

Эндокринные нарушения у детей

При эндокринных нарушениях половых желез у детей врач встречается с тремя группами заболеваний, причиной которых являются гипо- и гиперфункция гонад, нарушения сроков их развития, а также заболевания, связанные с дисфункцией (или, правильнее, с ДМ-стенезией) гонад. Каждая из этих групп имеет свои особенности диагностики, клиники и лечения. Но эндокринология располагает уже определенными научными достижениями, которые позволяют улучшить диагностику и в особенности эффективность лечебно-профилактической помощи детям.

Значительно изменились взгляды на регуляцию полового развития. В ней практически взаимодействуют все органы и системы организма. Но определяющую роль играет система гипоталамус — гипофиз — надпочечники — гонады (при контролирующем воздействии центральной нервной системы).

Механизм обратной связи является основным моментом взаимодействия звеньев этой системы. Повышенное содержание половых стероидов в крови оказывает тормозящее влияние на гипоталамо-гипофизариую систему, а при снижении функции периферической гонады происходит активация гипоталамуса (и, следовательно, повышение секреции рилизинг-гормонов) и гипофиза (с повышением секреции гонадотропииов). Этот механизм меняется на протяжении всего развития ребенка — от первых дней жизни до полной половой зрелости.

В последние годы на основании использования, радиоиммунных методов определения гормонов удалось установить, что в течение всего детства у ребенка бывает два критических периода: младенческий и пубертатный. У детей в возрасте от шести до восьми лет наблюдается скачкообразный подъем количества андрогенов надпочечникового происхождения.

Началом пубертатного периода у мальчиков принято считать в среднем одиннадцать с половиной лет, хотя в норме эти границы могут колебаться от десяти до пятнадцати лет. Пубертатный период у девочек наступает несколько раньше, примерно на полтора года.

Гипогонадизм у мальчиков может быть первичным (недостаточная функция тестикул) и вторичным (нарушение гипоталамо-гипофизарной регуляции).

Диагностика первичного гипогонадизма не представляет больших трудностей. Он — чаще всего следствие внутриутробного поражения тестикулярной ткани вплоть до ее аплазии. Его причиной могут быть также инфекции, поражающие тестикулярную ткань (например, эпидемический паротит). К первичному гипогонадизму относят и синдром Клайнфельтера — генетическое заболевание, обусловленное патологией одного из хромосомных наборов и характеризующееся гиалинизацией семенных канальцев с нарушением в них сперматогенеза. Первичный гипогонадизм часто сочетается с двусторонним крипторхизмом.

Диагноз вторичного гипогонадизма более сложен: надо не только определить уровень содержания половых гормонов в крови, но и провести ряд функциональных проб с применением рилизинг-гормонов, стимулирующих гонадотропные гормоны гипофиза, а также антиандрогенов и антиэстрогенов.

Лечение сводится к заместительной терапии синтетическими аналогами тестостерона (при первичном гипогонадизме) и к стимулирующей терапии, хориогонином (при вторичном). Лечить синтетическими аналогами тестостерона можно только тех пациентов, которым уже исполнилось четырнадцать-пятнадцать лет (то есть когда линейный рост достигает достаточных границ). Терапия хориогонином не имеет возрастных ограничений. Гипогонадизм у девочек встречается реже, но он нередко сопровождает такие заболевания, как синдром Шерешевского—Тернера, церебрально-гипофизарный нанизм и субнанизм, наблюдается и при ряде эндокринных нарушений (сахарный диабет, диффузный токсический зоб), а также при врожденных пороках сердца и некоторых других видах патологии.

Крипторхизм не рассматривается сейчас как проблема только хирургическая. Ныне лечение крипторхизма успешно осуществляется путем внутримышечных инъекций выпускаемого нашей медицинской промышленностью хор ионического гонадотропина дозой от 500 до 1500 единиц.

Врожденный анорхизм встречается редко. Этиология этой патологии неизвестна. Лечение требует строгого индивидуального подхода с учетом степени недоразвития гениталий и чувствительности к андрогенам. В некоторых случаях приходится ставить вопрос о смене половой принадлежности.

Проводимые попытки пересадки тестикул не оправдали ожидаемых результатов и, видимо, пока неперспективны.

В последние годы довольно полно изучен вопрос о преждевременном половом развитии у детей. Такое развитие, то есть появление вторичных половых признаков у девочек до 8 лет и у мальчиков до 10 лет, является синдромом, указывающим на наличие определенных нарушений в регуляции механизмов полового развития. Причины этого могут быть самые разные: опухоли тестикул или яичников, дисфункция коры надпочечников (адреногенитальный синдром), опухоль шишковидной железы и другие церебральные опухоли, нарушения в центральной нервной системе, связанные с внутриутробной патологией, родовой травмой, нейроинфекции и некоторые другие. В ранней диагностике опухолей в центральной нервной системе (эпифаза и др.) исключительно важное место занимает компьютерная томография. И все же задача успешного лечения преждевременного полового развития остается в ряде случаев еще нерешенной.

Наиболее сложной остается проблема дисгенезий гонад — патология, связанная с нарушением половой дифференцировки. Такие нозологические формы, как тестикулярная феминизация, овотестис, неполная маскулинизация и ряд других, крайне сложны в клинической интерпретаций.

Все случаи нарушения половой дифференцировки требуют комплексных методов исследования в специальном стационаре, где необходима компетенция ряда специалистов, в том числе генетиков.

Природные регуляторы — лекарства будущего

В ходе эволюции живой природы в течение миллиардов лет образовались регуляторные системы организма — генетическая, эндокринная, иммунная, нервная и др. Они функционируют с помощью различных химических соединений — переносчиков информации. Это особые молекулы, являющиеся продуктами метаболизма клеток, которые в результате процессов селекции па молекулярном уровне в ходе эволюции приобрели значение сигналов — индукторов (или репрессоров) различных биохимических реакций.

Среди биорегуляторов различных типов особое место занимают пептидные и белковые гормоны. Гормоны образуются в железах внутренней секреции, переносятся по организму кровеносным потоком и регулируют все виды обмена веществ, рост, дифференциацию тканей и органов, половое созревание и размножение, работу центральной нервной системы и памяти, иммунные реакции и множество других физиологических процессов. Наряду с гормонами желез внутренней секреции не менее существенное значение имеют так называемые тканевые гормоны, или кинины, для которых нет строго локализованных мест образования в организме — они -формируются в точках, где их регулирующее влияние в данный момент необходимо. Кинины в тканях распространяются преимущественно путем диффузии и обычно действуют вблизи места своего образования. Свои регуляторные функции пептидные биорегуляторы в большинстве случаев выполняют, действуя на участки клеточкой мембраны, на расположенные в них ферментные системы и другие функционально активные белково-липидные комплексы. Клеточные мембраны по своим функциям являются как бы панелью управления внутриклеточными биохимическими процессами, а пептидные биорегуляторы — своеобразными ее рычагами.

Исследование механизмов действия пептидных биорегуляторов имеет не только большое теоретическое значение для понимания процессов жизнедеятельности клеток и организма, но и огромную практическую важность для медицины и сельского хозяйства, в особенности животноводства. Нарушение деятельности эндокринных желез и других пептидных биорегуляторов приводит к резким изменениям обмена веществ, что, в свою очередь, является причиной серьезных заболеваний. Уже сегодня пептидно-белковые биорегуляторы находят широкое применение в медицине, например, гормон поджелудочной железы инсулин — для предотвращения сахарного диабета, гормон гипофиза кортикотропин — для предотвращения различных воспалительных процессов, гормон окситоцин — для стимуляции родовой деятельности и т. д. Тканевый гормон ангиотензин используется для повышения кровяного давления и предотвращения шоковых состояний. В сельском хозяйстве гормоны применяют не только при лечении животных, они помогают регулировать их рост и продуктивность.

Ценными свойствами природных биорегуляторов являются их способность давать эффект в весьма низких концентрациях, измеряющихся в сотых или тысячных долях миллиграмма, высокая специфичность и селективность действия. Препарат не накапливается в организме, малотоксичен. Не обладают токсичностью и продукты метаболизма природных биорегуляторов. Продуктами распада пептидных биорегуляторов в организме являются те же аминокислоты, которые образуются при расщеплении пищевых белков.

Однако природные биорегуляторы имеют и ряд серьезных недостатков. И главный из них — кратковременность действия. Пептидные гормоны в организме быстро расщепляются протеолитическими ферментами — период полураспада измеряется в среднем лишь десятками секунд. Это их свойство, столь необходимое для обеспечения гибкости регулирования в живом организме, превращается в серьезную помеху, когда речь идет о применении этих препаратов в медицине или животноводстве: ведь нельзя делать инъекции препарата каждую минуту. Поэтому при исследовании механизма действия, путей метаболизма и принципов организации молекул пептидных биорегуляторов нужно было сосредоточить внимание на выяснении закономерностей, которые позволили бы целенаправленно изменить химическую структуру природных биорегуляторов и создать препарат, лишенный указанных недостатков. Теоретически и практически важные результаты, являющиеся итогом работы 25 лет, получены в институте органического синтеза — одном из ведущих научных центров страны по изысканию новых типов биологически активных соединений и созданию на их базе лекарственных препаратов. Изучение учеными института принципов переноса информации в живой природе привело к раскрытию новых закономерностей организации молекул пептидных биорегуляторов. Полученные данные позволяют целенаправленно конструировать и синтезировать новые аналоги природных гормонов и кининов, селективная способность которых выше, а продолжительность действия в живых организмах на несколько порядков больше, чем у природных прототипов.

Ученые института органического синтеза предположили, что должны существовать какие-то общие принципы кодирования и декодирования информации, записанной в пептидных гормонах и кининах. Если такие принципы существуют, то они должны каким-то образом отразиться в структурах, в общих принципах организации их молекул, в структурных - элементах. В итоге комплексных экспериментальных и теоретических работ, использующих методы и подходы разных наук — биоорганической химии, биохимии, молекулярной фармакологии, кибернетики и др., было доказано, что многие биологически активные пептиды, независимо от их происхождения и биологических функций, имеют один общий функционально активный центр, который участвует в формообразовании молекул и в активации клеточных рецепторов, и что целый ряд молекул в комплексах с клеточными рецепторами имеет не линейную, а квазициклическую структуру.

Фиксация таких структур прочными химическими связями привела к получению высокоактивных, селективно и пролонгирование действующих соединений. Так, например, тканевый гормон брадикинин в организме действует лишь несколько десятков секунд, а после фиксации квазициклической структуры — уже несколько часов.

В настоящее время в лабораториях института получены активные циклические аналоги и в других группах пептидных биорегуляторов. Среди них вещества, стимулирующие иммунную систему, вызывающие биосинтез стероидных гормонов в надпочечниках, соединения, действующие на центральную нервную систему, вызывающие сокращение гладкой мускулатуры, и др. Значительное увеличение селективности и продолжительности действия циклических соединений по сравнению с линейными позволяет полагать, что они найдут практическое применение в медицине и сельском хозяйстве. За последние годы в лабораториях центра синтезирован и исследован ряд биологически активных пептидов — аналогов нейрогипофизных гормонов гипоталамуса и другие нейропептиды.

Наиболее рациональный способ получения пептидных гормонов и кининов — их тотальный химический синтез. Пептидный синтез принадлежит к сложнейшим процессам получения органических соединений, он характеризуется многочисленностью отдельных последовательных химических стадий — от нескольких десятков до сотен в зависимости от величины молекулы пептидного биорегулятора. Институт органического синтеза занимается также разработкой технологических процессов получения пептидных биорегуляторов. На экспериментальном заводе института организован цех пептидного синтеза, в котором внедряются технологические методы, предложенные сотрудниками института. Цех выпускает ряд пептидных препаратов, которые прошли все стадии проверок и разрешены для широкого применения в медицине и сельском хозяйстве. Среди них можно отметить гормон гипофиза окситоцин и его аналог дезаминоокситоцин (стимуляторы родовой деятельности), ангиотензинамид (средство против шоковых состояний), пентагастрин (для диагностики кишечно-желудочных заболеваний), ацетилцистеин (муколитический препарат) и др. Кроме того, в виде опытных партий завод института выпускает сейчас новые оригинальные препараты — циклические аналоги кининов и других пептидных гормонов, иммуностимуляторы. Проблема выпуска брадикинина отечественного производства решена сотрудниками лаборатории пептидов кардиологического научного центра разработавшими оригинальный высокоэффективный способ синтеза этого соединения.


Список используемой литературы

1. «Эндокринология» Дедов И.И., Кураева Т.Л., Петеркова В.А., Емельянов А.О., 2005г.

2. «Клиническая эндокринология» Старкова Н.Т. , 2002г.

3. Патофизиология эндокринной системы. Кэттайл В.М., Арки Р.А. 2001г.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий