регистрация / вход

Физиологические особенности человека

Физиоло­гия — наука о жизнедеятельности целостного организ­ма и его отдельных частей, клеток, органов, функ­циональных систем. Это весьма разветвленная наука, охватывающая многие проблемы, связанные с механиз­мами различных функций живого организма (ростом, размножением, дыханием и др.), с их взаимодействием, регуляцией и приспособлением к внешней среде, про­исхождением и становлением в процессе эволюции.

Физиологические особенности человека

Физиоло­гия — наука о жизнедеятельности целостного организ­ма и его отдельных частей, клеток, органов, функ­циональных систем. Это весьма разветвленная наука, охватывающая многие проблемы, связанные с механиз­мами различных функций живого организма (ростом, размножением, дыханием и др.), с их взаимодействием, регуляцией и приспособлением к внешней среде, про­исхождением и становлением в процессе эволюции. Одна из основных задач физиологии животных и человека — изучение регулирующей и интегрирующей роли нервной системы в организме. В решение этой задачи существенный вклад внесли выдающиеся российские физиологи И.П. Павлов (1849— 1936), создавший учение о высшей нервной деятельности (он удостоен Нобелевской премии 1904 г.), и И.М. Сеченов (1829- 1905), обо­сновавший в классическом труде «Рефлексы головного мозга» (1866) рефлекторную природу сознательной и бессознательной деятельности. В частности, И.П. Пав­лов разработал метод условных рефлексов и установил, что в основе психической деятельности лежат физио­логические процессы, происходящие в коре головного мозга и определяющие основные особенности человека как феномена природы.

С биологической точки зрения появление челове­ка разумного может казаться вполне ординарным со­бытием. Однако человек — носитель разума, мысли, это особый феномен природы. В процессе развития живых систем сформировался мозг — материальная основа разума. Элементы разумного поведения проявляют многие высшие животные и некоторые птицы. Но полноценное проявление разума в биосфере присуще только человеку, так как лишь в его социальном сооб­ществе сформировалась, а затем развивалась коллек­тивная память, названная В.И. Вернадским научной мыслью.

Научная мысль — это созданный человеком разум­ным на определенной стадии его развития независи­мый от отдельной особи коллективный аппарат сбора, накопления, обобщения и хранения знания. И только человек в состоянии использовать такой аппарат для решения своих практических проблем. Научная мысль в сочетании с трудовой деятельностью человека стала великой геологической силой, способной преобразо­вать биосферу. «Научная мысль как проявление живо­го вещества, по существу, не может быть обратимым явлением — она может остановиться в своем движе­нии, но, раз создавшись и проявившись в эволюции биосферы, она несет в себе возможность неограничен­ного развития в ходе времени»,— так писал В.И. Вер­надский.

Характерные особенности и специфика человека, отличающие его от других высших животных, закреп­лены в материальном носителе разума — мозге. Чем же мозг человека отличается, например, от мозга по­хожих на него приматов? Каким бы это ни показа­лось странным, но сравнительно недавно специалис­ты не видели принципиальных различий в строении их мозга. Только на современном уровне понимания строения и специфики работы мозга, достигнутом в последние 30 — 40 лет, выяснилось, что простейшим функциональным элементом мозга является струк­турный ансамбль нервных клеток— нейронов со сложными и фиксированными разветвлениями взаи­мосвязей. Один ансамбль обычно управляет вполне определенным процессом или одной функцией орга­низма.

Эволюция мозга, его усложнение происходили не столько за счет роста числа нейронов, сколько за счет организации и упорядоченности как отдельных струк­турных ансамблей, так и центров, объединяющих от­дельные функции в сложные поведенческие реакции. Структурные ансамбли разветвляются в форме верти­кальных колонок, включающих клетки древних слоев мозга, расположенных в его нижних пластах, и клетки более поздних поверхностных слоев. В результате ус­ложнения связей и увеличения их числа происходят и качественные изменения структурных ансамблей.

Структурные ансамбли мозга человека и прима­тов, определяющие такие функции, как зрение, слух и двигательные реакции тела, мало различаются между собой. Существенные отличия выявлены в размерах и связях структурных ансамблей мозга человека, ведаю­щих его речью и двигательными реакциями рук, осо­бенно кистей, и определяющих способность человека к трудовой деятельности. У человека заметно выделя­ются лобные доли, которые, согласно сложившимся представлениям, осуществляют интеграцию различных функций мозга в целенаправленные поведенческие реакции, а также участвуют в ассоциативных и обоб­щающих мыслительных процессах. У человека относи­тельно большая площадь лобных долей мозга — около 25%, и общее число нейронов — более 1010 .

Несмотря на многие достижения современного естествознания, мозг человека остается одним из са­мых загадочных объектов исследования. Тем не менее, к настоящему времени удалось определить функции нейромедиаторов, с помощью которых передаются биохимические сигналы от одного нейрона к другому, и выяснить механизмы действия кратковременной и долговременной памяти живых организмов. За эту работу известные ученые А. Карлссон (1923), П. Грингард (1925) и Э. Кэндель (1929) удостоены Нобелевской премии по физиологии и медицине за 2000 г.

Мозг как единая система обладает удивитель­ным свойством — памятью. Память — это основной ориентир человека в окружающем мире. Она при­дает направленность событиям, связывая настоящее с прошедшим и сегодняшнее поколение с нашими предками. Именно благодаря памяти накапливалась информация и передавалась от поколения к поколе­нию. Следовательно, благодаря ей возникла и раз­вивается цивилизация.

Память зависит не только от конкретных биохими­ческих процессов в отдельных нервных клетках, но, прежде всего от того, в каких именно клетках они происходят, от расположения их в том или ином отде­ле мозга и их связи друг с другом. Основа памяти — установление связи между воспринимаемыми образа­ми, нервными клетками и их ансамблями, между отделами и уровнями мозга. Извлечение информации из кладовых памяти подобно игре на удивительном по своей сложности инструменте, из которого опытный исполнитель извлекает чудесные мелодии.

Именно на установлении и последующем поиске связей основана мнемотехника — система приемов, облегчающих запоминание. Принцип исскуства запоминания: главное условие хорошей па­мяти — это способность упорядоченно располагать в мыслях все то, что следует запомнить. Этот принцип позднее лег в основу театра памяти, популярного вэпоху Возрождения, и к настоящему времени стал универсальным. Не его ли мы используем сегодня при написании плана сочинений, при составлении ката­лога компьютерной базы данных и т. п.? Ответ очеви­ден: конечно же, он помогает и логично излагать мыс­ли, и рационально использовать компьютер. Более того, по аналогичному принципу строилось классичес­кое университетское образование, нацеленное не столько на запоминание фактов, сколько на нахожде­ние связи между ними, на умение нахождения нуж­ной информации и ее использование, т. е. на умение построить свой театр памяти, помогающий работать с новыми сведениями.

Отметим еще одно характерное свойство мозга. Строение ансамблей нервных клеток, их связи в мозгу программируются генетическим аппаратом. Развитость речевых и двигательно-трудовых структурных ансам­блей мозга человека наследуется детьми от родителей. Однако наследуется не речь и не трудовые навыки как таковые, а лишь потенциальная возможность их пос­ледующего приобретения. Генетические возможности реализуются только при условии, что с раннего дет­ства конкретный ребенок воспитывается и обучается в сообществе людей, в постоянном общении с ними. Генетический потен­циал ограничен во времени жесткими возрастными рамками. Если сроки пропущены, то потенциал гаснет, а человек по своему развитию остается на уровне того же примата.

В истории человечества немало примеров, показы­вающих, что не только отдельная личность, но и целые сообщества людей обязаны вести непрерывную работу по овладению, сохранению и приумножению того, что выделяет людей из животного мира. Малейшее ослабление усилий или, что еще хуже, сознательное пробуждение в людях низменных начал в ущерб разу­му, когда, например, преследуются неблагородные политические цели, с поразительной быстротой ведут к потере культурных завоеваний, возрождению дико­сти и агрессивности даже в цивилизованном обществе.

Психология человека

С развитием физиологии во второй половине XIX в. родилась психология — наука о душе, о внутреннем мире человека. Слово «психика» в переводе с греческого означает «душа». Психика — система регуляторов поведения в сложной среде, воз­никшая в ходе биологической эволюции. В отличие от животных люди способны к преднамеренной совместной деятельности, речевому взаимодействию, исполь­зованию опыта человечества, сознательной саморегу­ляции, созидательной трудовой активности, познанию неявного; они имеют долгое детство и психически раз­виваются в течение всей жизни. Ориентация в явлениях психики — органическое звено подготовленнос­ти профессионала, условие его деловой культуры. Про­фессионалы различаются по частным психологическим особенностям, но сходны по общей структуре психоло­гического склада.

Знание особенностей психики (своей и других) ориентирует человека в деле самосовершенствования и построения профессионального жизненного пути. Но освоение фактов и закономерностей психологии идет не стихийно, а путем планомерного образования, са­мообразования.

Психика человека обеспечивается телесными его системами и в то же время влияет на них. Длительные и тяжкие переживания, вызванные чисто социальны­ми и моральными обстоятельствами (утрата собствен­ного признания, идейные разногласия и т. п.), закономерно ведут к телесным недугам, заболеваниям. И на­оборот, болезни тела и даже беспечное отношение к себе — путь к утратам психического статуса, не гово­ря уж о заболеваниях, нарушениях нервной системы, которые напрямую влияют на психику.

Существование и развитие организма в среде обес­печиваются процессами познания и исполнения сис­темой психологических регуляторов поведения. Знания,как отображения некоторых реальностей в голове че­ловека, есть явления психики и, в свою очередь, сами являются реальностью, необходимой для целесообраз­ной регуляции нашей активности. Мы можем знать о том, что недоступно органам чувств, и порождать зна­ние о том, чего нет в культуре или природе. Владение теоретическим знанием качественно улучшает практическое решение задач. Ориентироваться в психологи­ческих закономерностях возникновения и динамизма знаний важно для самообразования, организации и улучшения профессиональной деятельности.

Знания о людях и о себе — специфические и важ­ные области явлений, процессов психики. Но не все, что происходит в психике, подотчетно сознанию чело­века. Бессознательные процессы тоже регулируют нашу активность. Они доступны научному анализу и о них важно иметь достоверные сведения.

Человеческая деятельность характеризуется слож­ной динамикой. Она связана многообразными отноше­ниями с индивидуальными свойствами личности, об­щественным и индивидуальным сознанием, опытом человека, его природой и культурной средой. Значе­ние деятельности определяется тем, что психика не только в ней проявляется, но и формируется в течение жизни. О направленности (системе побуждений — идеалов, убеждений, интересов) личности, ее устойчи­вых отношениях к разным сторонам действительности узнают, анализируя деятельность. Ценные или неже­лательные особенности личности складываются в за­висимости от того, в какую деятельность включен че­ловек. Если же мы намерены формировать личность в должном направлении, то следует позаботиться об организации его соответствующей деятельности.

Социологические аспекты

Человек как субъект отношений и сознательной деятельности представляет собой личность. Личность — неотъемлемая составля­ющая общества. Проблемы взаимоотношений личнос­ти и общества, а также закономерности массового поведения людей изучает социология. Попытки объяс­нения особенностей общественной жизни возникли еще в античные времена (Платон, Аристотель и др.). Ари­стотель например, считал, что человек рождается по­литическим существом и несет в себе инстинктивное стремление к совместной жизни. В практике соци­альных отношений средневековых мыслителей (Авгу­стин, Боссюэ) преобладало божественное начало, в соответствии с которым вся история человечества но­сит характер борьбы царства благодати с царством зла.

Мыслители XVII —XVIII вв. рассматривали исто­рию общества как продолжение истории природы и стремились вскрыть естественные законы обществен­ной жизни. Такой подход связывался с развитием на­уки того времени, с поиском единых, универсальных законов мира. Жизнь общества уподоблялась жизни природы. Если исходным звеном в цепи природных процессов являются атомы, то подобным атомом в об­щественной жизни представляется человек. Как ни резко различаются между собой люди, их объединяет общая цель — стремление к самосохранению,— кото­рая порождает страсти, составляющие своего рода пружину поступков людей. Они управляют поведени­ем людей с такой же математической точностью, как физические силы определяют движение природных тел. Действия людей строго закономерны. Свобода в поведении человека, по образному выражению нидер­ландского философа Спинозы (1632— 1677), равносиль­на свободе камня, приведенного в движение по зако­нам механики и «воображающего», что он движется «по собственному желанию».

Французский философ-просветитель Ж. Кондорсэ (1743—1794) полагал, что в основе общественных отношений лежит безграничное совершенствование знаний. «Способность человека к совершенствова­нию,— писал он,— действительно безгранична, рано или поздно настанет момент, когда Солнце будет осве­щать Землю, населенную только свободными людь­ми...». По его мнению, человеческий прогресс подчи­нен определенным общим законам, знание которых помогает предвидеть, направлять и ускорять дальней­шее развитие.

Широко известно высказывание французского философа П. Гольбаха (1723— 1789): «Излишек едкости в желчи фанатика, разгоряченность крови в сердце завоевателя, дурное пищеварение у какого-нибудь монарха, прихоть какой-нибудь женщины являются достаточными причинами, чтобы заставить предпринимать войны, посылать миллионы людей на бойню, раз­рушать крепости, превращать в прах города, погру­жать народы в нищету и траур, чтобы вызывать голод и заразные болезни, и распространять отчаяние и бед­ствие на длинный ряд веков».

Значительный вклад в развитие социологии внес выдающийся мыслитель, немецкий философ Г. Гегель (1770—1831), создавший диалектику. Он считал, что люди творят историю не по собственному произволу, а по необходимости. В истории господствуют закономер­ность и порядок. История — единое целое, в котором каждая ступень лишь определенное звено. Гегель под­черкивал, что развитие общества носит поступатель­ный характер, что в нем обнаруживается прогресс в сознании свободы, а не просто изменение. По его мнению, развитие является движением вперед от несовершенного к более совершенному, причем первое должно быть рассмотрено не в абстракции лишь как несовершенное, а как нечто такое, что в то же время содержит в себе свою собственную противополож­ность, так называемое совершенное как зародыш, как стремление.

Открытый Гегелем закон отрицания позволил разделить проблему противоречия между поступательным движением и повторением, возвра­том к старому, а глубокое понимание диалектики ко­личественных и качественных изменений давало воз­можность понять, как новое в истории возникает из старого и как оно, в свою очередь, стареет и сменя­ется новым. Некоторые ярые сторонники материализ­ма видели в диалектическом понимании общественных отношений идеалистический подход, противопостав­ляя поступательному развитию общества идею искус­ственного вторжения в естественный процесс разви­тия, надеясь на успешное решение социальных про­блем. Однако, как показал исторический опыт, такая идея противоестественна: она ведет к деградации об­щества, а вместе с ним — и личности. Диалектическое понимание развития общества нацеливает каждого человека на созидательную деятельность и кропотли­вый творческий труд.

Антропогенез

Человек — предмет изучения как наук о природе (естество­знания), так и наук о духе (гуманитарного и социального позна­ния). Между естественным и гуманитарным знанием ведется не­прерывный диалог по проблеме человека, обмен информацией, теоретическими моделями, методами и т.п.

Центральное место в комплексе естественнонаучных дисцип­лин о человеке занимает антропология, основной предмет ее изучения — антропосоциогенез, т.е. происхождение человека и общества. Для решения собственных задач антрополо­гия привлекает данные эмбриологии, приматологии, геологии и археологии, этнографии, лингвистики и др.

Антропология — наука о происхождении и эволюции челове­ка. Термин «антропология» происходит от греч. аntropos — чело­век и logos — учение. Антропогенез — эволюционный процесс формирования, человека. Современная антропология рассматри­вает антропогенез как продолжение биогенеза. Основными воп­росами антропологии являются вопросы о месте и времени появ­ления человека, основных этапах его эволюции, движущих силах и факторах, соотношении антропогенеза и социогенеза.

Первоначальные представления о происхождении человека и общества отражены уже в древних мифологиях, чудесное рождение различных поколений богов, а затем и людей состав­ляет канву мифологических текстов. Позже появились различ­ные версии религиозно-креационистского взгляда на проис­хождение человека.

Уже в античной философии появляется идея естественного происхождения человека. В учениях греческих философов Анаксимандра (VII—VI вв. до н.э.), Эмпедокла (V в. до н.э.), Анаксагора (V в. до н.э.), Демокрита (V в. до н.э.), римского по­эта и философа Тита Лукреция Кара (I в. до н.э.) возникновение человека объясняется без апелляции к сверхъестественным си­лам и сущностям.

Однако античные представления о происхождении человека носили натурфилософский, умозрительный, а порой и просто фантастический характер, будучи не столько результатом обоб­щения объективных данных, сколько порождением изощренного воображения древних философов.

Начало научной антропологии относят к середине XVIII в. Так, К. Линней в своей классификации видов растений и живот­ных не просто отнес человека к животному миру, но и поместил его рядом с человекообразными обезьянами. Следующий этап становления научной антропологии связан с идеями Ж. Ламарка, который предположил, что человек произошел от древней человекообразной обезьяны, в силу перемены климатических условий перешедшей к наземному образу жизни и прямохождению. Прямохождение способствовало изменению строения по­звоночника, мускулатуры, кисти, челюстей, головного мозга и т.д. Ж. Ламарк предложил целый спектр верных и интересных идей, но не нашел им убедительных эмпирических подтвержде­ний.

До середины XIX в. в антропологии ведущие позиции по-прежнему занимала креационистская концепция. Систематичес­кое опровержение креационизма началось в середине XIX в. В 40-50-е гг. французский археолог Б. Де Перт, основываясь на находках грубо обработанных каменных орудий, доказывал, что человек появился значительно раньше, чем предполагают биб­лейские тексты. В 1871 г. Ч. Дарвин в работе «Происхождение человека и половой отбор» выдвинул идею животного проис­хождения человека от обезьяноподобного предка и утверждал, что современные человекообразные обезьяны представляют со­бой боковые ветви антропогенеза. К этому времени уже были найдены фрагменты скелетов древних предков человека, кото­рые послужили эмпирическим материалом, подтверждающим гипотезу Ч. Дарвина.

Особенности этих костных остатков свидетельствовали о су­ществовании древних людей, строение которых имело сходные признаки, как с современным человеком, так и с человекообраз­ными обезьянами. Данные сравнительной анатомии, физиологии, паразитологии, эмбриологии, психологии уже в XIX в. позволили сделать вывод об очевидном сходстве телесного строения, строе­ния зубов человека и человекообразных обезьян. Кроме того, Ч. Дарвин обратил внимание на то, что человек и высшие обезья­ны имеют одинаковые группы крови и болеют одинаковыми инфекционными заболеваниями (позже, уже в XX в., были получе­ны данные о родстве белковых структур и ДНК человека и выс­ших приматов). Все эти факты позволили Ч. Дарвину сделать вы­вод о существовании общего для человека и человекообразных обезьян предка — обезьяноподобного существа, которое жило в эпоху неогена. Ч. Дарвин и его последователи Т. Хаксли и Э. Геккель стали основоположниками симиальной теории происхожде­ния. На данный момент симиальная гипотеза является общепринятой.

В антропологии существует также тарзиальная гипотеза про­исхождения человека от древнего долгопята, предложенная анг­лийским антропологом Ф.В. Джонсом. Эта концепция не имеет значительного числа сторонников, сразу же после выдвижения в 1916 г. она была подвергнута критике и фактически опровергну­та. Во второй половине XX в. биохимические и молекулярные исследования еще раз подтвердили, что по составу белков дол­гопяты очень далеки от человека, тогда как человекообразные обезьяны обнаруживают значительное сходство.

Современные палеонтологические находки, а также данные молекулярной биологии позволяют установить, что у человека и современных шимпанзе 91 % сходных генов, у человека и гиббо­на — 76 %, у человека и макаки-резус — 66 %. В генетическом смысле шимпанзе считается наиболее близкой к человеку совре­менной человекообразной обезьяной. С другой стороны, исследо­вание морфологических признаков свидетельствует, что больше всего сходства у человека и гориллы— 385, далее идет шимпан­зе— 369, орангутанг— 359 и гиббон— 117. Современные человекообразные обезьяны — гиббон, го­рилла, орангутанг и шимпанзе — представляют собой боковые ветви антропогенеза и также произошли от обезьяноподобных су­ществ эпохи неогена. Человекообразные обезьяны более сходны с человеком, чем с низшими обезьянами, однако, поскольку предки у низших и высших обезьян были общие, между ними все же об­наруживается сходство, тогда как при сравнении низших обезьян с человеком сходство отсутствует.

Тот вид обезьян, от которого произошел человек, обладал большим по сравнению с другими видами объемом головного мозга, более короткими передними конечностями и более длин­ными задними. По-видимому, этот вид обезьян передвигался как по земле, так и по деревьям (брахиация). Однако передвижение по земле преобладало над брахиацией. Считается, что предки человека питались как растительной, так и животной пищей. Древние человекообразные обезьяны жили небольшими стада­ми, которые достаточно быстро передвигались по открытым пространствам африканской саванны. Способность к быстрому освоению окружающей среды, цепкие конечности, способные к манипуляциям с различными предметами, привели к развитию нервной системы и достаточно большого и дифференцирован­ного головного мозга. Эти биологические предпосылки впос­ледствии стали важнейшими факторами возникновения созна­ния и языка.

Прародиной человечества считается Восточная Африка. Именно в ее экваториальной части сложились наиболее подхо­дящие условия для возникновения человека: теплый и влажный климат, разнообразный ландшафт, многообразный растительный и животный мир и т.п. Ранние гоминиды населя­ли влажные тропические леса, а затем вышли из них на открытые пространства. Значительное похолодание, которое привело к ис­чезновению тропических лесов, предоставило эволюционное преимущество именно прямоходящим саванным обезьянам. Не­которые антропологи предлагают концепцию происхождения человека от прибрежных обезьян, обитавших по берегам рек и пресных водоемов в полусаванной гористой местности, однако эта точка зрения не является общепринятой.

Существует две гипотезы происхождения человеческих рас: моногенетическая (моногенизм) и полигенетическая (полиге­низм). Согласно моногенетической гипотезе, человеческие расы произошли от единого предка и начали формироваться на этапе Homo sapiens, т.е. человека разумного. Полигене­тическая гипотеза, напротив, утверждает, что человеческие расы произошли от разных, никак не связанных друг с другом видов древних обезьян, живших на разных материках.

Следствием полигенетической гипотезы является утверждение, что современное человечество представляет собой несколько раз­личных видов. Гипотеза полигенеза не подтверждается эмпи­рически, да и теоретически выглядит не слишком убедительно. Главным аргументом против является тот факт, что различные человеческие расы смешиваются друг с другом и оставляют здоровое, жизнеспособное потомство. Но общеизвестно, что при скрещивании животных разных видов здоровое потомство, в свою очередь способное к размножению, не рождается. Дру­гим аргументом является отсутствие принципиальных различий в строении головного мозга, скелета, свойствах кро­ви и т.д. между представителями разных человеческих рас. Различия в цвете кожи, разрезе глаз, структуре волос и т.п. не являются существенными. Таким образом, моногенетическая гипотеза имеет значительные преимущества перед полигенети­ческой.

Существует и компромиссная теория, которая стремится объединить полигенизм и моногенизм. Согласно этой концеп­ции современный человек появился в одном месте — в Африке, но его скрещивание с более древними формами гоминид приве­ло к возникновению нескольких рас. Следует отметить, что ком­промиссная теория происхождения рас имеет ничтожное число сторонников.

Антропогенез рассматривается как про­должение биогенеза, поэтому антропология изучает абиотичес­кие, биотические и социальные факторы возникновения и эво­люции человека Абиотические предпосылки антропогенеза — геологические процессы, географические и физико-химические факторы и т.п. Биотические предпосылки антропогенеза рассматри­ваются синтетической теорией эволюции. Мутации, волны численности, изоляция, естественный отбор и другие факторы определяют процессы микро- и макроэволюции, в результате ко­торых формируются новые виды животных и в конце концов возникают древние антропоидные обезьяны, от которых предпо­ложительно 2—3 млн. лет назад произошли люди.

Основные предпосылки, обеспечившие переход от обезья­ны к человеку, — прямохождение, развитие руки и развитие мозга — называются гоминидной триадой. Предполагается, что способность к двуногому передвижению сформировалась у некоторых древних обезьян еще 23—27 млн. лет назад. По мне­нию Ч. Дарвина, прямохождение стало следствием вынужден­ного изменения характера питания. Очередное похолодание привело к исчезновению пышных тропических лесов и выну­дило древних обезьян искать новые способы добывания пищи. Некоторые виды ископаемых приматов, верхние конечности которых были несколько короче, а нижние длиннее, чем у дру­гих видов, стали спускаться с деревьев на землю и проводить здесь значительную часть времени. Различие функций передних и задних конечностей древних обезьян определилось еще в период древесного образа жизни, переход к наземному обра­зу жизни и прямохождение дополнительно способствовали уг­лублению функциональной дифференциации: стопы все более выполняли опорную функцию, а кисти — хватательную.

Освобождение передних конечностей способствовало тому, что древние обезьяны стали использовать различные подруч­ные предметы (палки, камни, кости и т.п.) в целях самозащиты или добывания пищи. Разнообразные и все усложняющиеся манипуляции с предметами развивали и трансформировали кисть, большой палец постепенно удлинялся и все больше про­тивопоставлялся другим пальцам руки. Повышение чувстви­тельности кисти в свою очередь позволяло древним предкам человека совершать все более и более сложные манипуляции с предметами.

Следствием развития кисти и усложнения действий, произ­водимых с ее помощью, стало увеличение объема и усложнение структуры головного мозга. Изменение мозга, с одной стороны, способствовало совершенствованию тела древних гоминид, а с другой — стало материальной основой усложнения и развития психики.

Прямохождение также сыграло немаловажную роль в разви­тии психики, поскольку двуногое передвижение требовало совер­шенно иной координации движений, чем брахиация. Изменение положения головы при двуногом передвижении способствовало расширению поля зрения и возрастанию роли зрительной инфор­мации в процессе ориентации, что также имело следствием раз­витие и усложнение психики.

Уже Ч. Дарвин, объясняя, каким образом происходило пре­вращение древней человекообразной обезьяны в человека, обра­щал внимание не только на биологические, но и на социальные факторы. Например, Ч. Дарвин говорил о важной роли, которую сыграл стадный образ жизни в эволюции человека «У строго об­щественных животных, — писал он, — естественный отбор действует иногда на отдельные особи путем сохранения тех изменений, которые выгодны для сообщества». Ч. Дарвин обратил внимание на то влияние, которое общественный образ жизни оказывает на формирование моральных норм, позволявших вы­жить первобытному стаду. «Очевидно, — писал английский уче­ный, — что племя, заключающее в себе большее число членов, которые наделены высокоразвитым чувством патриотизма, вер­ности и участия к другим, членов, которые всегда готовы помогать друг другу и жертвовать собой для общей пользы, долж­но одерживать верх над большинством других племен, а это и будет естественный отбор».

Тем не менее Ч. Дарвин строил сугубо биологическую тео­рию и не говорил о ведущей роли социальных факторов в ант­ропогенезе. На важность социальных детерминаций впервые об­ратил внимание Ф. Энгельс. В своей работе «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека», написанной в 70-е гг. XIX в., он изложил основные идеи трудовой теории антропогенеза. По мнению Ф. Энгельса, главное отличие человека от животных — это способность к труду. Труд, язык и мышле­ние — главные факторы эволюции человека. Труд связан с уме­нием создавать орудия труда из подручных естественных пред­метов природы.

Ни одно животное не способно использовать одни предметы для изготовления других, но при этом многие животные, а не только высшие приматы используют природные средства для добывания пищи, самообороны и т.п. Возникновение трудовой деятельности связано с переходом от случайных манипуляций с камнями, палками и костями к изготовлению необходимых для повседневной жизнедеятельности предметов.

Трудовая деятельность, по мнению Ф. Энгельса, предопреде­лила возникновение социальных отношений, сознания и языка. Переход от использования предметов природы к систематическо­му изготовлению орудий труда стал тем качественным скачком, который обусловил возникновение социального мира (общества) из мира биологического. Результаты труда— разнообразные предметы, созданные человеком, — стали основой механизма социально-культурного наследования.

Основными этапами антропогенеза считаются:

Кайнозойская эра (67 млн. лет назад — настоящее время) подразделяется на несколько периодов:

• палеоген (67 млн. — 27 млн. лет назад), в котором выделя­ются палеоцен (67 млн. — 54 млн. лет назад), эоцен (54 млн. — 38 млн. лет назад) и олигоцен (38 млн. — 27 млн. лет назад);

• неоген (27 млн. — 3 млн. лет назад), в котором выделяются миоцен (27 млн. — 8 млн. лет назад) и плиоцен (8 млн. — 3 млн. лет назад);

• четвертичный (3 млн. лет назад — по настоящее время), в котором выделяют плейстоцен (3 млн. — 20 тыс. лет назад) и го­лоцен (20 тыс. лет назад по настоящее время).

Палеонтологические находки свидетельствуют, что высшие обезьяны — предки человека появились еще в эпоху олигоцена. Около 30 млн. лет назад жили древние приматы, которые дали начало вымершей ветви древесных антропоморфных обезьян — дриопитекам, линия которых отделилась от общего ствола антро­поморфных обезьян примерно 23—20 млн. лет назад. Дриопите­ки, или древесные обезьяны, — самая дальняя точка антропогене­за.

Палеонтологические находки XX в. позволили восстановить облик ископаемых приматов эпохи неогена. Остатки скелета дриопитека обнаружены в 1856 г. во Франции, т.е. они были из­вестны уже современникам Ч, Дарвина.

Еще одним видом антропоморфных обезьян эпохи неоге­на были рамапитеки, остатки которых были обнаружены в 1930-е гг. в Индии. Некоторые антропологи считают, что первые рамапитеки произошли непосредственно от дриопитеков и представляют собой следующий этап антропогенеза. Рама­питеки жили 14 млн. — 6 млн. лет назад и занимали огромную территорию от Африки до Индии. Одни исследователи счита­ют рамапитека четырехногим, другие — двуногим существом. Очевидно, что рамапитеки могли легко перемещаться на боль­шие расстояния и уже использовали передние конечности для удержания предметов. Рамапитеки — обезьяны эпохи неогена, наиболее похожие на человека, поэтому их считают более близкими к человеку существами, чем дриопитеки. В конце неогена существовало около 20 родов и около 30 видов антро­поморфных обезьян, и только один вид стал предковой фор­мой человека, остальные постепенно вымерли.

Ближайшим предшественником человека считается австра­лопитек — прямоходящее млекопитающее, которое жило 9— 2,5 млн лет назад. В 1920-е гг. в Южной, а затем в Юго-Восточной и Восточной Африке и передней Азии были найдены скелетные остатки австралопитековых. Австралопитек — наземное, прямоходящее стадное существо, которое имело небольшое тело в среднем 110—130 см, весом около 20 кг. Австралопитеки обладали мас­сивными челюстями, покатым лбом и ярко выраженными над­бровными дугами. Объем мозга достигал от 300 до 600 см3. Мозг австралопитековых был достаточно сложно организован по сравнению с мозгом других антропоидных обезьян, живших в то же время. Строение тазовых костей и положение головы свидетельствовали о том, что прямохождение уже стало нор­мой. Австралопитек даже умел бегать на двух ногах, чего не может сделать ни одна современная человекообразная обезья­на, использующая для бега помощь передних конечностей. Ав­стралопитеки жили на открытых местностях — в степях и саваннах, питались растительной и животной пищей, занимались охотой, использовали подручные природные предметы — палки, камни, кости и т.п. в качестве средств защиты, нападения и об­работки туш убитых животных. Австралопитеки еще не умели изготавливать орудия труда. Тем не менее, сложные манипуля­ции с предметами увеличивали подвижность передних конечно­стей, что способствовало развитию мозга и психики. Австрало­питеки жили стаями, совместно оборонялись и охотились. Развитый мозг и стадный образ жизни давали им некоторые эво­люционные преимущества, которые позволяли частично ком­пенсировать биологические недостатки. Так, австралопитек медленно бегал, у него не было зубов и когтей для защиты, кро­ме того, он был малоплодовит.

Некоторые антропологи выдвигают предположение, что авст­ралопитеки не были предковой формой человека, что это особая ветвь гоминид, которая не получила дальнейшего развития. На роль предка человека предлагается близкое к австралопитековым существо с более развитым головным мозгом, произошедшее от прибрежных обезьян. На этом же основании утверждается, что отнесение человека умелого к австралопитековым ошибочно: человек умелый действительно является предком со­временного человека, однако он представляет собой один из под­видов прибрежных обезьян.

Самой древней формой ископаемого человеческого существа является Homo sapiens — человек умелый, остатки скелета кото­рого были найдены в 1960 г. в Восточной Африке. По месту обнаружения находки — Олдувайское ущелье (Танзания) — этот человек был назван Олдувайским человеком. Человек умелый — двуногое прямоходящее суще­ство, ростом около 140—150 см и объемом головного мозга от 500 до 700 см3 (в среднем на 100 см3 больше, чем у австралопи­тека). Кисть человека умелого достаточно хорошо развита, фа­ланги пальцев сплющены, как у современного человека. Кроме этого, хабилисы имели такое же, как у человека, строение зубов. Олдувайский человек жил 2—3 млн лет назад, именно этим пе­риодом датируется возникновение человека.

Хабилисы вели оседлый образ жизни, о чем говорят остатки «фундаментов» жилищ. Олдувайские жилища — самые древние из ныне известных. На одной из стоянок человека умелого был обнаружен «круг», сложенный из небольших (от 10 до 30 см) обломков лавы, диаметр этого образования составлял 4—6 м с востока на запад и 4 м с севера на юг. Судя по всему, круг пред­ставлял собой фундамент жилища, камнями закреплялись ветви, на которые затем крепились шкуры, служившие «стенами» хи­жины.

Хабилисы занимались охотой и умели изготавливать грубые и примитивные, но уже достаточно разнообразные орудия труда (около 20 видов). Многочисленные находки каменных орудий, разбитых костей животных и камней в районе обитания олдувайского человека свидетельствуют об этом. Исходным материа­лом для примитивных орудий служила галька, которую Олду­вайский человек оббивал с одной стороны, создавая режущий

край. Часто, характеризуя трудовую деятельность хабилиса и ее результаты, говорят об олдувайской культуре или галечной ин­дустрии. В основе олдувайской культуры лежит умение Homo sapiens изменять форму одного предмета с помощью другого. Ни одна современная высшая обезьяна не может этого сделать. Умение изготавливать орудия труда говорит о том, что олдувайский человек уже вышел за пределы животного мира. Но с дру­гой стороны, галечные орудия лишены повторяющейся, устой­чивой формы, на протяжении 2 млн. лет они не претерпели никаких изменений.

Олдувайский человек охотился на мелких и крупных живот­ных, занимался рыболовством, собирал птичьи яйца и ягоды. Способы охоты олдувайского человека были достаточно разнообразны: загоны в болота и ямы, облавы. Пойманную жертву добивали камнями и массивными ветками. Известно, что хабилисы не поедали добычу сразу, ее делили между всеми чле­нами первобытного стада либо прямо на месте охоты, либо дос­тавляли добычу к местам стоянок. Хабилисы ели сырое мясо. Множество расколотых крупных костей, которые найдены на стоянках Олдувайского человека, свидетельствует о том, что ха­билисы употребляли в пищу костный мозг. Использование за­садной и загонной охоты для добывания пищи говорит о высо­кой степени кооперации, которая существовала в первобытных стадах хабилисов. Распределение ролей во время охоты, необхо­димость дележа добычи способствовали дальнейшему развитию социальных отношений и формированию сознания человека умелого.

Впервые остатки ске­летов питекантропов были найдены на острове Ява в 1891 г. гол­ландским исследователем Э. Дюбуа. Позже аналогичные находки были сделаны в Германии, Венгрии, Алжире, Эфиопии, Южной Африке. Объем мозга питекантропа — от 800 до 900 см3, левое полушарие чуть больше, чем правое. Рост питекантропа достигал 165—170 см. Питекантроп жил примерно 2 млн. — 650 тыс. лет назад. Питекантропы питались растительной и животной пищей, занимались собирательством и охотой.

Скелет­ные остатки синантропов были найдены в 1920-е гг. в Китае. Синантроп жил 2 млн. — 360 тыс. лет назад. Объем головного мозга «китайского человека» достигал 1000—1250 см3. У синан­тропа обнаруживается несколько больше человеческих черт, чем у других разновидностей Homo sapiens, обнаруженных в различ­ных районах Земли.

Homo sapiens занимался коллективной охотой и умел исполь­зовать огонь. На стоянках древних людей обнаружен внуши­тельный слой пепла. Предполагается, что использование огня началось примерно 750 тыс. лет назад, однако это был есте­ственный огонь, горение которого поддерживалось на протяже­нии длительного времени. Поначалу архантропы применяли огонь для согревания и отпугивания хищников, но не для приго­товления пищи. Архантропы питались сырым или случайно обожженным мясом. Умение искусственно добывать огонь и его систематическое использование появились только 120—100 тыс. лет назад в эпоху палеантропов.

Остатки скелета палеантропа были обнаружены в 1856 г. в Германии в долине Неандерталь в устье реки Дюссель. Именно по месту обнаружения этот древний человек был назван неандертальцем. Любопытно, что первый череп взрослого палеантропа женского пола был найден еще в 1848 г. на скале Гибралтар в Испании, однако на него об­ратили внимание только после обнаружения костных остатков в долине Неандерталь и появления теории антропогенеза Ч. Дар­вина. Затем фрагменты скелетов палеантропов были найдены также в Азии и Африке. Судя по географии находок, палеантропы не проникли только в Америку и Австралию, но в Европе, Азии и Африке они жили повсеместно.

Рост неандертальцев достигал 160 см, при этом они имели коренастое, крепкое, даже могучее телосложение. Объем мозга неандертальца составлял 1350—1418 см3. В 1908 г. были даже найдены остатки скелета мужчины-неандертальца, объем го­ловного мозга которого достигал 1600 см3. Эта находка позво­лила сделать вывод о том, что размеры мозга некоторых пале­антропов не уступали размерам мозга современного человека. Однако структурно мозг палеантропов сохранял определенное сходство с мозгом человекообразных обезьян: лобные и височ­ные доли были развиты значительно меньше, чем у современ­ного человека.

Неандертальцы умели добывать огонь, занимались охотой, собирательством и вели оседлый образ жизни. Жилищем служи­ли пещеры. Умение искусственно добывать огонь дало возмож­ность обрести относительную независимость от климатических условий и освоить новые территории. Освоение новых земель в свою очередь позволяло повысить эффективность охоты и рыболовства и значительно разнообразить пищевой рацион, основу которого составляло мясо. Неандертальцы охотились на круп­ных животных — медведей и мамонтов. Шкуры убитых животных неандертальцы умело обрабатывали и использовали в качестве одежды.

У неандертальцев помимо естественно-биологического раз­деления труда по полу и возрасту возникает более дифференци­рованное и сложное социальное разделение труда.

Последний этап биологической эволюции человека— неантроп. Неантропы появились по раз­ным оценкам от 150 до 100 тыс. лет назад. На протяжении неко­торого времени неантропы и палеантропы сосуществовали друг с другом. Окончательно палеантропы вымерли около 27 тыс. лет назад, будучи вытеснены менее агрессивными и физически бо­лее субтильными неантропами. В том, что последние — прямые предки современных людей, сомнений нет. Остатки неантропа европеоидного типа были найдены в 1868 г. в пещере Кро-Маньон во Франции, по месту находки этот человек был назван кроманьонцем. Объем головного мозга кроманьонца составляет около 1400 см3, рост от 170 до 180 см, вес около 68 кг. Позже в Южной Франции и Северной Италии были найдены остатки неантропов, у которых различаются негроидные черты.

Кроманьонцы вели оседлый образ жизни, занимались охотой и рыбной ловлей. Жилища строили из деревьев, костей мамон­тов и даже каменных плит. Кроманьонцы охотились на мамон­тов и оленей, для охоты использовались копья с острыми нако­нечниками. Для рыбной ловли применялись гарпуны, которые, так же как и наконечники, привязывались к копьям. Кроманьон­цы шили себе одежду из шкур животных с помощью костяных игл, нитями служили тонкие полоски кожи или кишки живот­ных. Одежда украшалась бусами и ракушками, а орудия охоты и рыбной ловли — различными узорами. Кроманьонцы хоронили умерших, что свидетельствует о наличии религиозных верова­ний.

После возникновения кроманьонца человек биологически не изменился. На сегодняшний день отсутствуют данные, которые свидетельствовали бы о трансформации головного мозга. На протяжении последних 30—40 тыс. лет мозг человека не изме­нился структурно, а его объем в среднем составляет от 1300 до 1400 см3. Безусловно, действие естественного отбора продолжа­ется, однако теперь отбор осуществляется на уровне зародыше­вых клеток, которые при наличии каких-либо серьезных генети­ческих отклонений погибают на ранних стадиях развития.

Несмотря на многочисленные археологические и палеонтологические данные, картина антро­погенеза все еще неполна, многие промежуточные звенья меж­ду человеком и древними обезьянами остаются неизвестными. Сложности возникают еще и потому, что процесс антропогене­за не носил линейного характера. Эволюция не только челове­ка, но и всего живого осуществляется путем постоянного воз­никновения боковых ответвлений, многие из которых почти сразу же исчезают, другие уводят в сторону, и только одна ли­ния в конце концов приводит к появлению человека разумного. Графически эволюцию гоминид можно представить в виде дерева с множеством ветвей, некоторые из них давно мертвы, другие до сих пор живы. Несомненно, научные представления об антропогенезе будут не только пополняться, но, возможно, и существенно меняться.

Человек – индивид и личность

В современной науке наиболее распространенной являет­ся точка зрения, согласно которой генетически наследуются не способности человека, а только их задатки, развитие же способностей во многом зависит от условий жизни и обще­ния. Понятно, что в этом случае особую роль приобретают первые годы жизни индивида, первоначальный этап социализации, который «запускает» или, напротив, «блокирует» гене­тические механизмы.

На человека можно взглянуть с трех точек зрения: биологи­ческой, психологической, социальной. Человека можно рассмат­ривать как физическое тело, принадлежащее биологическому миру и подчиняющееся его законам. Такой взгляд выражается в понятии «индивид», т.е. конкретный представитель человеческо­го рода, носитель психофизиологических качеств. В понятии «индивид» собственные индивидуальные особенности человека не принимаются во внимание, речь идет только об общих с дру­гими людьми свойствах: как представитель вида человек лишь один из многих.

Человек рождается с не до конца сформированными анатомо-морфологическими системами, которые продолжают свое развитие в условиях социума. В отличие от других видов животных он плохо «укоренен» в природе. Животное от рожде­ния имеет большой набор инстинктивных форм поведения, наделено всеми свойствами, необходимыми для выживания. Человек же, если рассматривать его только как биологическое тело, существо недостаточное. В качестве животного он был бы обречен на гибель в природном царстве. Однако в процес­се антропогенеза человек выработал гибкую систему надынстинктивных ориентиров, превратив свое биологическое несо­вершенство в благодатное свойство. С момента рождения индивид является носителем специфической биологии, сформи­рованной предшествующим развитием человеческого рода, он обнаруживает биологическую готовность усваивать культурно-исторические достижения общества. В отличие от животного, способного жить в очень ограни­ченных условиях, к которым оно инстинктивно приспособлено, человек не просто адаптируется к реальности, но и преобразует ее в соответствии со своими потребностями. Адаптация к реаль­ности происходит благодаря средствам, предоставляемым куль­турой. Культура — мир символов — стоит между человеком и природой, с одной стороны, лишая его непосредственности ин­стинктивных биологических реакций, а с другой — открывая возможности свободного полагания целей и целенаправленного действия.

Социокультурный взгляд на человека выражается в понятии «личность», которое означает понимающее и мыслящее суще­ство, способное к саморефлексии. Индивид становится личнос­тью в процессе социализации, через общение с другими людьми и усвоение в процессе этого общения культурных достижений человечества, поэтому личность иногда определяется как соци­альная индивидуальность. Процесс социализации основывается на способности человека к уподоблению. Ребенок не в состоя­нии самостоятельно осознать ценность и смысл происходящего вокруг, другие люди выступают для него способом бытия обще­человеческих ценностей и смыслов. Личностные свойства производны от социальной, психологической и биологической сто­рон природы человека, даже при частичной деформации одного из начал полноценная личность не формируется.

Личность — это динамическая система, находящаяся в по­стоянном развитии. Все элементы этой системы многосторон­не взаимодействуют друг с другом, трансформируя и самих себя, и личностную систему в целом. Единство личности выра­жается в понятии «Я», переживание самотождественности и целостности субъективной реальности также неразрывно свя­зано с чувством «Я». Рефлексирующее «Я» — центр личностно­го универсума, выражение осознанной индивидуальности, одна­ко это не вся личность.

В со­временной науке представлены и другие концепции структуры личности. Например, российский психолог И. Кон предлагает следующую модель:

- экзистенциальное «Я», субъектно-деятельное начало;

- рефлексивное «Я», представление «Я» о самом себе — Я-концепция;

- переживаемое «Я», которое не укладывается в рациональ­ные понятия.

Российский культуролог и философ П. Гуревич рассматрива­ет личность как единство телесных характеристик, возрастных особенностей, половой принадлежности, национально-этничес­ких черт и т.п.

Важным для характеристики личности является свойство идентичности. По мнению американского психолога Э. Эриксона, термин «идентичность» имеет несколько смыслов:

- тождественность;

- индивидуальность;

- подлинность.

Идентичность можно определить как твердо усвоенный и принимаемый образ самого себя во всем богатстве взаимоотно­шений с миром и другими людьми. Идентичность — хрупкий баланс между миром и личностью, любое изменение с той или с другой стороны приводит к смещению этого баланса и необхо­димости находить новую идентичность.

Понятие «личность» следует отличать от понятия «харак­тер», т.е. совокупность психологических особенностей человека, его психологической индивидуальности.

Итак, понятия «личность», «индивид», различаются следующим образом: индивид — обозначение че­ловека, взятого с биологической точки зрения, как представи­теля вида Ноmo sapies, личность — интегральное единство биологической, психологической и социальной сторон челове­ка, его сознательных и бессознательных проявлений, фокуси­рующееся в чувстве «Я». Быть личностью — значит иметь активную жизненную позицию, осуществить выбор, возникший в результате внутренней необходимости, уметь оценить последствия принятого решения и держать за него ответ перед обще­ством, в котором человек живет. Быть личностью — оз­начает осуществлять вклад в общество, в котором жи­вешь и в котором жизненный путь индивидуальности превращается в историю Родины, сливается с судьбой страны.

Список используемой литературы

  1. Карпенков С.Х. Концепция современного естествознания: Учебник для вузов. – М.: Академический проект, 2003.
  2. Стрельник О.Н. Концепции современного естествознания: Краткий курс лекций. – М.: Юрайт-Издат, 2003.
  3. Хорошавина С.Г. Курс лекций «Концепции современного естествознания». Ростов н/Д: «Феникс», 2000
  4. Концепции современного естествознания: Под ред. профессора Самыгина С.И. Изд. третье. Ростов н/Д: «Феникс», 2001.
ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий