регистрация / вход

Понятие и содержание биоэтики

Содержание Введение 3 Понятие и содержание биоэтики 5 Возникновение биоэтики 7 Новые репродуктивные технологии в биоэтике 11 Заключение 20 Список использованных источников 22

Содержание

Введение 3

1. Понятие и содержание биоэтики 5

2. Возникновение биоэтики 7

3. Новые репродуктивные технологии в биоэтике 11

Заключение 20

Список использованных источников 22

Введение

Биоэтика представляет собой важную точку роста философского знания, формирование и развитие биоэтики связано с процессом трансформации традиционной этики вообще и медицинской этики в частности. Оно обусловлено, прежде всего, резко усиливающимся вниманием к правам человека (в медицине – это права пациента, испытуемого и т. д.) и созданием новых медицинских технологий, порождающих множество острейших проблем, требующих регулирования [1].

Формирование биоэтики обусловлено, прежде всего, теми грандиозными изменениями, которые произошли в технологическом перевооружении современной медицины, кардинальными сдвигами в медикоклинической практике, которые нашли свое выражение в успехах генной инженерии, трансплантации органов, биотехнологии, поддержании жизни пациента. Все эти процессы невиданным образом обострили моральные проблемы, встающие перед врачом, перед родственниками больных, перед медицинским персоналом.

Биоэтика включает в себя этические регулятивы отношения к животным и тот круг проблем, который ранее относился к экологической этике. Кроме того, термин «биоэтика» указывает на то, что она ориентируется на исследования живых существ независимо от того, находят ли они свое применение в терапий или нет. Иными словами, биоэтика ориентируется на достижения современной биологии при обосновании или решении моральных коллизий, возникающих в ходе научных исследований. В этом состоит актуальность и практическая значимость работы [8].

Целью работы является изучение понятия и содержания биоэтики, рассмотрение возникновения биоэтики и исследование новых репродуктивных технологии в биоэтике.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

· изучить понятие и содержания биоэтики;

· рассмотреть возникновение биоэтики;

· исследовать новые репродуктивные технологии в биоэтике.

Наблюдающаяся популяризация новых репродуктивных технологий оставляет за кадром вопрос о последствиях данного вмешательства в сферу здоровья человека, а они влекут за собой большие риски. Стремление любой ценой добиться желаемой цели – родить ребенка, отодвигает на второй план вопрос о здоровье и качестве этого здоровья (включая проведение и последствия процедур) самих женщин. В частности, чем больше количество попыток совершает женщина с сильными гормональными стимуляциями, тем выше для нее риск онкологических заболеваний в будущем.

В условиях дефицита информации о разных аспектах и рисках использования новых репродуктивных технологий говорить о свободе выбора и свободе принятия решений не приходится [4].

1. Понятие и содержание биоэтики

Биоэтика понимается как раздел этики, рассматривающий область отношения человека к различным живым формам. Само слово «этика» определяется как ответственность человека перед окружающими; таким образом, биоэтика понимается как область знаний о поведении человека по отношению к другим и как философское понятие, касающееся нравственной стороны поведения человека.

Понятие «биоэтика» возникло недавно, несколько десятилетий назад, однако, за это время биоэтика сделала быстрые шаги вперед. В ряде стран имеются центры по биоэтике; в Европейском Союзе работает Комитет по биоэтике. Комитет с аналогичным названием открыт при Академии наук России [1].

Биоэтика рассматривает этичность поведения человека по отношению к животным; это направление некоторые зарубежные авторы называют «биологическая» биоэтика». Другое направление биоэтики – этика отношения к человеческим существам; в этом плане биоэтика смыкается с медицинской этикой – деонтологией. Медицинская биоэтика касается вопросов биотехнологии, генной инженерии, отношения к пациентам; в первую очередь, к беспомощным, к детям, когда люди становятся материалом для наблюдений, экспериментов.

Биоэтика – область междисциплинарных исследований этических, философских и антропологических проблем, возникающих в связи с прогрессом биомедицинской науки и внедрением новейших технологий в практику здравоохранения [8].

Развитие биоэтики обусловлено тем, что в современном мире медицина претерпевает процесс цивилизационных преобразований. Она становится качественно иной, не только более технологически оснащенной, но и более чувствительной к правовым и этическим аспектам врачевания. Этические принципы для новой медицины хотя и не отменяют полностью, но радикально преобразуют основные положения «Клятвы Гиппократа», которая была эталоном врачебного морального сознания на протяжении веков. Традиционные ценности милосердия, благотворительности, не нанесения вреда пациенту и другие получают в новой культурной ситуации новое значение и звучание. Именно это и определяет содержание биоэтики.

К биоэтическим обычно относят моральные и философские проблемы аборта; контрацепции и новых репродуктивных технологий (искусственное оплодотворение, оплодотворение «в пробирке», суррогатное материнство); проведения экспериментов на человеке и животных; получения информированного согласия и обеспечения прав пациентов (в том числе с ограниченной компетентностью – например, детей или психиатрических больных); выработки дефиниции (определения) смерти; самоубийства и эвтаназии (пассивной или активной, добровольной или насильственной); проблемы отношения к умирающим больным (хосписы); вакцинации и СПИДа; демографической политики и планирования семьи; генетики (включая проблемы геномных исследований, генной инженерии и генотерапии); трансплантологии; справедливости в здравоохранении; клонирования человека, манипуляций со стволовыми клетками и ряд других [10].

2. Возникновение биоэтики

Достижения научно-технического прогресса в биомедицине не только практически расширили возможности в области биомедицины, но и повлияли на традиционные представления о добре и зле, благе пациента, представления о начале и конце жизни человека, и соответственно, дали еще один дополнительный стимул развитию биоэтики [1].

По мнению американского философа А. Джонсена (A.Jonsen) рождение биоэтики можно датировать 1961 годом – началом публичных дискуссий вокруг деятельности этического комитета при Центре «Искусственная почка» в городе Сиетл, который занимался отбором первых пациентов для искусственного гемодиализа. Комитет был прозван в прессе – «божественный», поскольку доступ к только что появившимся (и поэтому бывшим в ограниченном количестве) аппаратам искусственной почки означал для пациентов шанс выжить, тогда как те, кому комитетом было отказано в лечении, были фактически обречены на скорую смерть.

Создатели первого этического комитета, по сути, совершили фундаментальное «открытие». Традиционно врачи решали вопросы жизни, и смерти у постели больного, считая себя единственно компетентными в этом деле. В Сиетле возникло понимание, что распределение дефицитного ресурса (доступа к аппарату искусственной почки) – это не только медицинская, но и моральная проблема (в данном случае – проблема справедливости). Для ее корректного разрешения недостаточно только врачебных знаний и опыта. Однако в современном обществе, где люди поклоняются разным богам, отдают предпочтение разным, постоянно спорящим друг с другом философским системам, нет общепризнанных «экспертов» по разрешению моральных проблем [6].

В основе биоэтики лежат представления о недостаточности одностороннего медицинского истолкования телесного благополучия как цели врачевания. Насущной необходимостью является междисциплинарный диалог медиков с представителями широкого круга гуманитарных наук и диалог с пациентами и представителями общественности. Только так может быть адекватно выражена и понята многоплановая природа человеческого страдания и на этом основании выработана современная регулятивная идея блага и как цели врачевания для отдельного индивида, и как цели общественного здравоохранения в целом [2].

Первой исследовательской организацией, начавшей систематическое междисциплинарное обсуждение моральных проблем современной медицины, стал созданный в 1969 году врачем-психиатром Виллардом Гейлином и философом Дэниэлом Кэллахеном «Хейстингский центр» (Institue of Society, Ethics and the Life Sciences). В 1971 году был создан Институт этики Кеннеди (с 1979 года – часть Джорджтаунского университета), который создал первые образовательные курсы для врачей, философов и представителей других специальностей [6].

Сложные биоэтические проблемы затрагивают многие стороны развития современных сообществ. Поэтому для их решения создан особого рода социальный институт этических комитетов, который представляет собой многоуровневую сеть общественных, государственных и международных организаций. Этические комитеты существуют при научно-исследовательских организациях и больницах, профессиональных объединениях (врачебных, сестринских, фармацевтических), государственных органах, международных организациях (ЮНЕСКО, ВОЗ, Совет Европы и др.).

В публичных дебатах вокруг проблемы «дефиниции смерти» и моральных проблем трансплантологии формируется социально признанная граница конца собственно человеческого существования – того момента, переходя который человек теряет основной объем прав субъекта морального сообщества. С этого момента он признается обществом в качестве «трупа», от которого, к примеру, при определенных условиях можно забрать еще бьющееся сердце или иной орган для пересадки другому человеку. В центре дискуссии опять же оказывается вопрос о социальном признании или непризнании в качестве человека существа с погибшим мозгом, но еще бьющимся сердцем [7].

3 декабря 1967 года южноафриканский хирург Кристиан Барнард первым в мире пересадил сердце от одного человека другому. Он спас жизнь неизлечимому больному, изъяв бьющееся сердце от женщины, мозг которой был необратимо поврежден в результате автомобильной катастрофы. Общественная реакция на это революционное событие оказалась полярной. Одни превозносили Барнарда как изобретателя метода спасения сотен тысяч неизлечимых больных. Другие обвинили его в убийстве. Ведь он изъял еще бьющееся сердце. Прервал одну жизнь, чтобы спасти другую. Имел ли он на это право? Было ли это убийством, или человек, у которого погиб мозг, фактически уже мертв, несмотря на то – бьется или не бьется его сердце?

С исторической точки зрения биоэтика и началась как широкая общественная дискуссия по поводу сложнейшего морального выбора на границе между жизнью и смертью в парадоксальных ситуациях, постоянно порождаемых прогрессом современных биомедицинских технологий [6].

В биоэтических дискуссиях границы человеческого существования постоянно подвергаются критическому пересмотру, что делает их нестабильными. Одновременно возникает набирающая силу тенденция различения «человеческого сообщества» и «морального сообщества». Многочисленные группы и движения сторонников прав животных настойчиво добиваются пересмотра «антропоцентричной» морали и признания в качестве основополагающей – «патоцентрической» модели (включающей всех живых существ, способных переносить боль) или даже биоцентрической модели, объемлющей всю живую природу. Особо активно это обсуждается в связи с проектами создания трансгенных животных для ксенотрансплантаций (пересадки органов от животных человеку) [2].

Во многих странах мира биоэтика стала академической дисциплиной. Ее преподают главным образом на философских и медицинских факультетах университетов. В России биоэтика включена в программу обязательного медицинского образования с 2000 года. Курсы биоэтики читаются на философских факультетах. В настоящее время издаются десятки специализированных журналов, регулярно публикующих материалы по биоэтике. В России статьи по проблемам биоэтики регулярно публикует журнал «Человек» и «Медицинское право и этика» [4].

3. Новые репродуктивные технологии в биоэтике

Репродуктивная сфера человеческой жизни является эмоционально-детерминированным пространством действий человека, она функционирует не только благодаря внутренним механизмам, но и подвержена управлению извне, со стороны общества. C древних времен способность мужчин и женщин к производству потомства была овеяна тайнами, была областью сакрального, а потому порождала соответствующие объяснения на уровне обыденного сознания. Как правило, ни сводились к действию сверхъестественных сил, благодаря которым становилась возможной реализация репродуктивной функции [3].

Медикализация репродуктивной способности человека (под медикализацией репродукции в данном случае имеется в виду вхождение репродуктивной способности человека в поле зрения медицины и осуществление контроля над ней), развитие технологии репродукции (техники зачатия и родов, режим жизни беременной и т.д.), рост знаний в этой области стали причиной десакрализации репродуктивных способностей человека.

Несмотря на то, что основную роль в процессе репродукции играет женщина, вынашивая и производя на свет потомство, в различных культурах она никогда не воспринималась как ее полноправная собственница, то есть она не обладала возможностью управлять ею по собственному усмотрению. Если раньше процесс воспроизводства объяснялся с помощью сверхъестественных сил (ребенка посылает Бог, его рождение происходит по воле Бога), то в культуре, где господствуют мужчины, постепенно на последних переносится образ ответственного за женскую репродукцию. Мужчина – незыблемый источник репродуктивной силы, поэтому женщина не способная рожать рядом с ним детей, без малейших колебаний оставляется им. В этой системе статус женщины как существа, рожающего детей был главным фактом ее жизни, вследствие чего тело оказывалось тюрьмой для женщины [5].

В 20 веке, казалось бы, женщина обретает власть над своей репродуктивностью: она получает право свободно распоряжаться своим собственным телом и соответственно решать реализует она свою репродуктивную функцию или нет. Попытки освободиться от тотальной власти мужчин в этой сфере приобретали порой абсурдные формы. Развитие новых репродуктивных технологий, а также эксперименты в этой области ведутся в направлении избавления женщин от участия мужчин в процессе репродукции. Женщина получает власть и начинает неограниченно ею пользоваться. Так только женщина обладает правом решать вопрос о прерывании беременности, за ней остается приоритет в деле воспитания ребенка. В последнее время наблюдаются изменения в данном дисбалансе. Мужчины отвоевывают свои позиции – все более распространенными становятся практики совместного участия в репродуктивном пути (пути от зачатия до рождения ребенка): совместные посещения женской консультации, курсов для будущих родителей, совместные роды, семейные родильные дома.

В современном обществе большую роль в контроле над репродуктивной способностью играют контрацепция и вспомогательные репродуктивные технологии. Осуществляя контроль за репродуктивной сферой человека, эти технологии позволяют планировать свою репродуктивную деятельность и осуществлять ее тогда, когда человек считает необходимым, даже если для этого недостаточно биологических оснований.

К репродуктивным технологиям относятся искусственное оплодотворение (мужем или донором), экстракорпоральное оплодотворение (в пробирке), суррогатное материнство. Репродуктивные технологии, впитывая достижения генодиагностики и генотерапии, клонирования, антенатальной (осуществляемой до рождения) диагностики и терапии, становятся все более эффективными в производстве детей с желанными качествами и недопущении их рождения с нежеланными. В связи с этим потребность в них возникает не только у людей, имеющих проблемы с репродукцией, но и у вполне здоровых пар, желающих улучшить качество своего потомства [10].

В современной России основными потребителями вспомогательных репродуктивных технологий являются бесплодные пары. В общественном мнении отсутствие детей – это свидетельство неполноценности человека, независимо от того реализовал он себя или нет в других сферах общественной жизни. Причем ответственность за данную неполноценность общество возлагает, как правило, на женщин (возникшая в прошлом, эта установка сильна и в современном мире). Отношение к бесплодию показывает, что зачастую ценность женщины для ближайшего окружения может сводиться к здоровому телу, выносившему ребенка, а затем к роли домохозяйки и няни, воспитывающей ребенка. Невозможность родительства демонстрирует несостоятельность женщины и мужчины в целом.

В последнее время увеличивается число женщин, которые прибегают к методу экстракорпорального оплодотворения (ЭКО). Процесс оплодотворения при использовании данного метода осуществляется вне тела женщины – в пробирке. При этом используются как сперма и яйцеклетки родителей, так и доноров. Оплодотворенные яйцеклетки подсаживаются в матку. Для достижения наибольшей эффективности метода оплодотворяют и подсаживают одновременно несколько яйцеклеток, каждая из которых имеет шанс на дальнейшее развитие. Поэтому особенностью данного метода является высокий процент многоплодных беременностей. Более того, современная медицина обладает возможностью отбирать из оплодотворенных яйцеклеток только генетически здоровые.

Особым видом экстракорпорального оплодотворения является суррогатное материнство. К нему обращаются в редких случаях отсутствия у женщины матки, а также невозможности самостоятельно выносить ребенка. В связи с этим прибегают к помощи третьего лица, в роли которого выступает женщина, дающая свое согласие выносить генетически чужого ребенка, которого после родов она должна отдать генетическим или социальным родителям-заказчикам.

Короткий срок существования данных технологий уже связан с возникновением многих проблем. Так, противники суррогатного материнства считают, что оно превращает детей в подобие товара, создавая ситуацию, в которой богатые люди смогут нанимать женщин для вынашивания своих потомков; они утверждают также, что материнство становится при этом договорной работой, поэтому стремление к выгоде может возобладать здесь над соображениями пользы для договаривающихся сторон. Кроме того, многие феминистки думают, что такая практика будет способствовать эксплуатации женщин, а некоторые церковные группы усматривают в ней дегуманизирующую, безнравственную тенденцию, подрывающую святость брака и семьи. Существуют также опасения, что некоторых суррогатных матерей может психологически травмировать необходимость отдать «своего» ребенка после установления той связи с ним, которая создалась во время 9-месячной беременности и родов (даже если вначале женщине казалось, что она сможет расстаться с таким ребенком без особых переживаний) [7].

Развитие биомедицины позволило развеять веками существовавший миф о том, что бесплодие – это проблема женщины. Бесплодие бывает обусловлено отклонениями, как в женском, так и в мужском здоровье. Мужское бесплодие встречается немногим реже, чем женское, кроме того, возможно сочетание патологий у обоих супругов. То есть если рассматривать структуру бесплодия, то 40% случаев приходится на женщин, 30 – на мужчин и еще 30 – на совместный фактор. По оценкам специалистов большинство из этих людей в состоянии иметь собственных детей при соответствующем лечении и благодаря новым репродуктивным технологиям [5].

Вспомогательные репродуктивные технологии стали для многих людей, желающих завести ребенка уникальной и возможно единственной возможностью сделать это. Там, где раньше действовало божественное провидение, теперь господствуют новые репродуктивные технологии. Парадоксально, но по статистике большая часть женщин, обращающаяся к их помощи, страдает вторичным бесплодием, которое приобретается, в частности, и вследствие абортов. То есть женщины, когда-то отказавшиеся от реализации своей репродуктивной функции, впоследствии тратят огромные ресурсы, чтобы восстановить утраченное. Причем их упорство в этом порой приобретает патологический характер, даже десятая неудачная попытка ЭКО для некоторых не повод остановиться.

В современном мире, где социальное давно функционирует независимо от биологического, необходимо и переосмысление в данном ключе понятия репродукция. Реализовать свою репродуктивную функцию и стать родителями – это разные вещи. Воспитывать ребенка значит быть родителями. Почему же люди стремятся всеми силами получить свою биологическую копию, когда они уже сейчас (усыновив ребенка) могут начать создавать свою социальную копию. Ребенок вызывает одинаково положительные чувства независимо от того, приемный он или нет. То, каким человеком он станет, во многом зависит от отношения к нему родителей и воспитания. К суррогатному материнству иногда прибегают пары, в которых и мужчина, и женщина страдают абсолютным бесплодием. Для оплодотворения в данном случае используются яйцеклетка и сперма доноров, а для вынашивания ребенка прибегают к услугам суррогатной матери. В итоге у ребенка в результате использования этой репродуктивной технологии может оказаться до пяти родителей – трое биологических и двое социальных. Но в таком случае для социальных родителей нет никакой разницы между ребенком приемным или рожденным данным способом. В случае же абсолютного бесплодия одного из супругов, ему также придется воспитывать биологически не родного ребенка.

Множество морально-этических проблем порождает развитие такого вида репродуктивных технологий, как суррогатное материнство. Стигматизация бесплодной пары, прибегнувшей к данному методу, очень высока, поэтому женщинам приходится скрывать метод, которым они воспользовались или имитировать беременность. Так как в обыденном сознании с трудом укладываются проблемы определения родства, материнства и отцовства в случае применения технологии суррогатного материнства, то даже экстракорпоральное оплодотворение в этом случае становится «меньшим злом». Суррогатные и донорские программы ставят под сомнение «биологическую» процедуру зачатия. Родительство перестает быть тождественным кровнородственным отношениям, существующие социальные связи и ответственности теряют «естественные» свойства.

Наличие случаев естественной репродукции после неудачных попыток ЭКО наталкивает на мысль, что сам факт возможности искусственного оплодотворения действует на человека магическим образом, заставляя прибегать к нему, не использовав до конца все возможности для естественной репродукции. По сути, репродуктивные технологии представляют собой реализованный на практике миф. А воплощенный миф обладает притягивающим очарованием. Идея «непорочного зачатия» давно известна миру. Степень и мера ее влияния на возникновение идеи искусственного оплодотворения вряд ли может быть определена точно. Но очевидно, что в основе попыток разработать методы искусственного оплодотворения лежит принцип – «для искусственного оплодотворения совокупление не существенно и не необходимо» [7].

Новые репродуктивные технологии позволяют уровнять позиции мужчин и женщин, прибегающих к их использованию, за исключением случаев, когда одинокая женщина решает родить ребенка с помощью одного из этих методов. В некоторых гендерных исследованиях утверждалась точка зрения о том, что женская способность к деторождению была базисной основой социальной и культурной дискриминации женщин, вследствие чего женщина была выключена из сферы культурных достижений, социальных интересов, личностных приоритетов.

Развитие репродуктивных технологий порождает ситуации, в которых женская способность к деторождению зависит от их конкретных видов (искусственное оплодотворение, ЭКО и т.д.). С.де Бовуар, С.Фарейстон, Дж. Аллен и др. отмечали, что женщина «телесно» ущербна. Ее тело по отношению к телу мужчины, оказывается, по сути, проявлением «естественного неравенства», ее «бременем», делающем женщину более природной, менее социальной, когда она вынашивает, рожает, воспитывает. И поэтому необходима социальная модификация, «подправление» женского тела для достижения подлинного равенства полов, их равноценности в социокультурной сфере, что и позволяют осуществить новые репродуктивные технологии. В ситуации замены естественного материнства искусственным, в воспитании детей родителями на равных условиях или при условиях свободного выбора, кому этим заниматься перестает иметь значение тот факт, что именно женщина рожает детей. В случае искусственной репродукции детей не рожают, они рождаются [10].

Ясные основания для возражения против репродуктивных технологий дает религия, поэтому неудивительно, что оппозицию им по большей части составляют люди религиозных убеждений. Логика рассуждений противников от религии такова: чтобы сделать человека именно таким, каков он есть, Бог пользуется природой как своим орудием, и потому нарушение природных норм – таких как обязательность совокупления и семейной жизни для появления детей – это одновременно и нарушение воли Бога. Католическая церковь и консервативные протестантские группы решительно выступают против целого ряда биомедицинских технологий, включая регулирование рождаемости, искусственное оплодотворение, аборты, исследования стволовых клеток, клонирование и развивающиеся формы генной инженерии. С их точки зрения, эти репродуктивные технологии, пусть даже свободно выбранные родителями из любви к детям, дурны, поскольку при создании человеческой жизни (или, в случае аборта, при ее разрушении) они ставят человека на место Бога. Из-за них зачатие и рождение становятся возможны вне рамок естественных процессов - совокупления и семейной жизни. Христианская религия также отрицательно смотрит на подобные манипуляции, связанные с донорством половых клеток, так как они нарушают целостность личности и исключительность брачных отношений, допуская вторжение в них третьей стороны. Несколько по-иному к решению проблемы суррогатного материнства подходит мусульманская религия. Так как в странах, исповедующих ислам, разрешена полигамия, то суррогатной матерью может быть другая жена мужа [9].

Негативную роль в этом процессе играют клиники репродуктивных технологий. Монополизируя знание и технологии, они ставят женщин и мужчин, имеющих проблемы с репродукцией в полностью зависимое от них положение. Предоставляя услуги новых репродуктивных технологий, зачастую являющихся единственном шансом зачатия и беременности, клиники становятся исключительными «хозяевами»: они регулируют порядок взаимодействия, стоимость процедур, ответственность сторон, они контролируют медицинский ход лечения, зачастую ограничивая доступ пациентов даже к результатам анализов. При этом ответственность за исход проводимых манипуляций остается, как правило, на пациентах, заключающих с клиникой перед началом лечения невыгодный для себя договор.

Таким образом, искусственная репродукция в современном обществе пока неадекватно воспринимается его членами из-за наличия большого количества проблем ими порождаемых. Это создает проблемы для бесплодных пар, решающих воспользоваться данными технологиями, заставляя их скрывать этот факт даже от близких родственников. Но тенденция роста потребности в использовании данных технологий, а также увеличивающееся количество детей, рожденных в результате них, как представляется, приведет со временем к переходу их использования в разряд нормы [10].

Заключение

Изучив понятие и содержание биоэтики я выяснила, что как исследовательское направление междисциплинарного характера она сформировалась в конце 60-х - начале 70-х гг. Термин «биоэтика» предложен В. Р. Поттером в 1969 году. Трактовка ее весьма разнородна. Прежде всего, биоэтику пытаются отождествить с биомедицинской этикой, ограничив ее содержание этическими проблемами отношений «врач – пациент».

Существует и более широкое понимание биоэтики, включающее в себя ряд аксиологических проблем профессиональной деятельности, смежной с врачебной, ряд социальных проблем, связанных с системами здравоохранения и, наконец, проблем, относящихся к отношению человека к животным и растениям [1].

На мой взгляд, биоэтика, дает интеллектуальное обоснование и социальное оформление публичному процессу, в котором вырабатываются социально признанные границы человеческого существования. Вопрос о том, что значит быть человеком, неслучайно является одним из центральных в академических исследованиях. От его решения зависит содержание моральной позиции в конкретных ситуациях. К примеру, в основе моральных конфликтов по проблеме аборта лежит не вопрос о праве нарушать заповедь «Не убий!», но вопрос о том – признается или не признается оплодотворенная яйцеклетка, зародыш или не рожденный плод в качестве «человека». Если признается, то право на жизнь принадлежит ему в полном объеме; если – нет, то он являются частью тела матери, которую можно столь же просто изъять, как хирургически изымается из организма опухоль или воспалившейся червеобразный отросток.

В ожесточенной интеллектуальной и политической публичной конфронтации вокруг признания или непризнания не рожденных человеческих существ в качестве «людей» формируется социально признанная граница начала собственно человеческого существования, того момента, с которого не рожденное существо, рассматривается уже не как часть женского тела, с которой женщина вправе поступить по своему усмотрению, но как социально признанный субъект моральных отношений [8].

В современной России основными потребителями вспомогательных репродуктивных технологий являются бесплодные пары. Новые репродуктивные технологии в сознании многих людей приобретают мифический ореол чудодейственного средства, а ведь и они не всесильны. Стремление прибегнуть к ним начинает приобретать все больший размах даже в случаях, когда отсутствуют медицинские показания. В России, где существует огромное количество детей-сирот, данная тенденция заставляет задуматься [7].

Доступность новых репродуктивных технологий в современном российском обществе пока представляет собой область желаемого, нежели действительного, несмотря на то, что государство уже делает определенные попытки изменить ситуацию. Так, возможность бесплатно осуществить процедуру ЭКО уже включена в федеральные программы. Хотя я думаю, что во многих случаях эти попытки бывают, неудачными, но это все-таки значительно приблизят бездетные пары к заветной цели [10].

Список использованных источников

1. Бартко А. Н., Михайлов Е. П. Биомедицинская этика: теория, принципы и проблемы. В 2 ч. – М., 1995-1996.

2. Петров В., Седова Н. Практическая биоэтика. – М., 2002.

3. Небел Б. Наука об окружающем мире. Как устроен мир. – М.: «Мир», 2005.

4. Силуянова И. В. Биоэтика в России: ценности и законы. – М., 1997.

5. Силуянова И. В. Современная медицина и православие. – М., 1978.

6. Стречча Э., Тамбоне В. Биоэтика. – М., 2001.

7. Щепин О. П., Царегородцев Г. И., Ерохин В. Г. Медицина и общество. – М.,1983.

8. Биомедицинская этика. Вып. 2 / Под ред. В. И. Покровского. – М.,1999.

9. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. / Под редакцией С. И. Самыгина. – М., 2000.

10. Исупова О. Г. Отказ от новорожденного и репродуктивные права женщины // Социологическое исследование. – 2002. – №11.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий