регистрация / вход

Принудительные меры медицинского характера 9

Оглавление Введение. 1 Историческая характеристика принудительных мер медицинского характера. 5 Понятие и сущность принудительных мер медицинского характера. 10

Оглавление

Введение. 2

Историческая характеристика принудительных мер медицинского характера.5

Понятие и сущность принудительных мер медицинского характера.10

Основания и цели применения принудительных мер.15

Виды принудительных мер и их применения.21

Порядок продления, изменения и прекращения применения принудительных мер медицинского характера.28

Заключение.31

Список использованной литературы.32

Введение .

Принудительные меры медицинского характера – это предусмотренные законом меры, применяемые в принудительном порядке к лицам, совершившим преступление или общественно опасное деяние, страдающим психическими расстройствами и нуждающимся в оказании им психиатрической помощи, в целях улучшения их психического состояния, а также ограждения общества от неблагоприятных последствий опасного болезненного состояния их психики (предупреждение совершения ими новых общественно опасных деяний). [1]

В принудительном лечении нуждается до 83% душевнобольных,

совершивших преступление или иное общественно опасное деяние. Подобного рода происшествия подлежат судебному разрешению. Принудительное лечение - это особый вид государственного принуждения, особая мера социальной защиты от действий душевно больных.

Применение принудительных мер медицинского характера в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами, означает оказание им психиатрической или иной медицинской помощи. Вместе с тем необходимо помнить, что в не далеком прошлом реальное применение этих мер представляло собой настоящий позор советской психиатрии, справедливо осуждавшейся международным сообществом.

Эта тема актуальна, так как до недавнего времени (в 60 – 90-х гг.) существовала едва ли не прямая связь внесудебных репрессий и психиатрии (в частности применения принудительных мер медицинского характера).[2] Диагноз психической болезни и помещение здорового человека в «психушку» были распространенным способом расправы с инакомыслящими. Властям незачем было доказывать наличие таких составов преступлений, как антисоветская агитация и пропаганда (ст. 70 УК РСФСР). Когда для этого не находилось необходимых доказательств, неугодное лицо помещалось в психиатрическую больницу, и фактически это было настоящим лишением свободы.

Ярким примером этой карательно-психиатрической практики является, например, расправа с известным правозащитником генералом П. Г. Григоренко. Все его «сумасшествие» заключалось в том, что сразу после ХХ съезда КПСС он потребовал суда над находившимися тогда еще в добром здравии виновными в массовых репрессиях, в неоправданных потерях в начале войны. Экспертиза его психического состояния проведенное в Институте судебной экспертизы им. Сербского, признала его душевнобольным. Последовали годы насильственного лечения, фактически заключения в специальном отделении института. Молодой киевский врач С. Глузман по истории болезни провел контр экспертизу и отрицал поставленный генералу диагноз. Сам автор экспертизы в 1972 г. был осужден к десяти годам лишения свободы со ссылкой по обвинению в антисоветской агитации и пропаганде.

В некоторых других государствах в качестве принудительных мер медицинского характера применяется помещение лица в психиатрическое лечебное заведение, а так же передача его под опеку или на попечение родственников при врачебном наблюдении.

Иногда в других государствах закон содержит специальную оговорку о том, что если лицо виновное в том, что привело себя в состояние одурманивания, вызвавшее исключение вменяемости, и в этом состоянии совершило уголовно наказуемое деяние, то оно подлежит наказанию в соответствии с нарушенным им законом.

Исходя из вышеизложенного, на мой взгляд, принудительные меры медицинского характера в уголовном праве в наше время занимают важное место. Данное обстоятельство предопределило для меня тему подготовки курсовой работы, целью которой является максимальное раскрытие всех аспектов института принудительных мер медицинского характера.

Для достижения данной цели мною были поставлены следующие задачи:

· Анализ принудительных мер медицинского характера и их роли;

· Изучение их видов и оснований их применения.

Историческая характеристика принудительных мер медицинского характера.

Институт освобождения от ответственности лиц, совершивших деяния, предусмотренные уголовным законом, в состоянии душевной болезни, имеет древнюю историю.

Норма о ненаказуемости психически больных за совершение преступления существовала в англосаксонском праве начала XIVв. И в Уголовном уложении Карла V (1532 г.) – «Каролине». Тем не менее освобождение психически больных от уголовной ответственности было скорее исключением, чем правилом.

Французский уголовный кодекс 1810 г. содержал положение о том, что нет преступления, ни проступка, если во время совершения действии обвиняемый находился в состоянии безумия.

Требование об освобождении от уголовной ответственности душевнобольных, совершивших опасные деяния, было одним из прогрессивны положений буржуазного уголовного права.

Большую роль в признании недопустимости подвергать наказанию душевнобольных сыграли работы французского психиатра Ф. Пинеля. В результате распространения его идей во Франции были сняты цепи с душевнобольных и с ними стали обращаться не как с преступниками, а как с больными.

Первые упоминания о душевнобольных в русском законодательстве относятся к XII в. В Судном законе князя Владимира Мономаха в главе «О завещании» содержалось указание об исключении «бесных» из числа свидетелей. Соборное уложение 1649 г. и так называемые «Новоуказанные статьи о татьбах, разбойных и убийственных делах» (1669 г.) признавали психически больных неответственными за убийство, но о лечении таких лиц в законе не упоминалось.

Русская судебная хроника XVIII в. знает целый ряд случаев осуждения заведомо душевнобольных к смертной казни, к пожизненному или длительному тюремному заключению. Однако в России никогда преследования душевнобольных не были так широко распространены, как в Западной Европе в связи с обвинением их в колдовстве или одержимости бесом, что влекло за собой жестокие пытки и мучительную казнь на костре.

В 1776 г. Екатерина II издала специальный указ, которым предписывалось содержать душевнобольных преступников в Суздальском монастыре нескованными и обращаться с ними «с возможною по человечеству умеренностью». Это не означало, однако, что в действительности обращение с душевнобольными преступниками стало соответствовать требованиям гуманности. Обращение с душевнобольными лицами, даже не совершившими никаких правонарушений, в «сумасшедших домах» царской России еще спустя столетие после этого указа отличалось жестокостью и было направлено не столько на их лечение, сколько на усмирение.

В последующее время правовое положение психически больных лиц, совершивших преступление, получило более определенное законодательное закрепление.[3]

В Своде законов (1832 г.) речь шла об освобождении от уголовной ответственности лиц, совершивших «в состоянии безумия или сумасшествия» не только убийство, но и любое преступление. В Своде впервые говорилось о принудительном лечении, но только лиц, причинивших смерть человеку. О других общественно опасных деяниях не упоминалось. Лицо, причинившее смерть другому человеку в состоянии безумия или сумасшествия, подлежало водворению в дом сумасшедших для содержания и лечения в особых (от прочих умалишенных) отделениях. Если в течение «пяти лет сряду» у больного не будет замечено припадков сумасшествия, он, говорилось в Своде, может быть освобожден из больницы под поручительство семьи или посторонних лиц, но в каждом случае с разрешения министерства внутренних дел. При этом должно быть установлено полное доверие к лицу-поручителю.

Более полно вопросы принудительного лечения решались в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. В нем ближе к современным понятиям формулируется невменение в вину «преступления», совершенного безумным от рождения или сумасшедшим, когда это лицо по своему состоянию в тот момент не могло иметь понятия о противозаконности и самом свойстве деяния. Принудительному лечению подвергались лица, совершившие убийство, покушение на собственную жизнь (покушение на самоубийство по Уложению было уголовно наказуемо) или поджог, даже в том случае, если родственники были согласны взять такое лицо на поруки. В Уложении был регламентирован порядок принудительного лечения упомянутых лиц, сроки их содержания и условия освобождения. Лица, совершившие названные выше деяния, подвергались «освидетельствованию и испытанию» согласно требованиям Устава уголовного судопроизводства. Принудительное водворение лица в дом умалишенных и установление опеки над его имуществом производилось по определению окружного суда или судебной палаты. За лицом, помещенным в дом умалишенных, предписывалось осуществлять «неусыпное наблюдение и смотрение», чтобы исключить повторное совершение «преступления». Срок обязательного пребывания лица в доме умалишенных устанавливался в два года, в течение которых не должно быть припадков сумасшествия. Этот срок мог быть сокращен при отсутствии опасности больного. Во всех случаях освобождаемое лицо передавалось на поруки заслуживающим доверие людям по решению упомянутых судебных инстанций.

В советское время принудительное лечение осуществлялось по решению суда в отношении лиц, совершивших «преступление в состоянии невменяемости», когда суд считал их пребывание на свободе опасным для общества. Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. говорил о принудительном лечении как сере социальной защиты, применяемой по приговору суда.

Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. к мерам защиты медицинского характера относил принудительное лечение и помещение в лечебное заведение, соединенное с изоляцией. В отличие от дореволюционного законодательства принудительное лечение регулировалось инструкциями НКЮ (1935 г.) и Минздрава (1954 г.).

Более подробно принудительные меры медицинского характера были регламентированы в УК и УПК РСФСР 1960 г. Здесь впервые говорилось о принудительном лечении не лиц, совершивших преступления, а лиц, совершивших общественно опасные деяния. Предусматривалось лечение таких лиц в больницах общего или специального типа в зависимости от характера заболевания, опасности личности для общества и тяжести совершенных общественно опасных действий; устанавливался порядок помещения в психиатрическую больницу, а также назначения, изменения или прекращения принудительного лечения.

Дальнейшее развитие институт принудительных мер медицинского характера получил в разработанной советскими учеными Теоретической модели Общей части Уголовного кодекса.[4] Основные новации в этой области сводились к следующему. Авторы Теоретической модели разъединили принудительные меры медицинского характера и принудительные меры воспитательного характера, которые содержались в одном разделе УК 1960 г., поскольку эти меры отличаются по своей юридической природе, основаниям и целям применения. В Теоретической модели УК более четко, чем в действующем законодательстве, были сформулированы основания применения принудительных мер медицинского характера, к которым относились: факт совершения лицом общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом; наличие у этого лица психического заболевания либо алкоголизма или наркомании; необходимость лечения такого лица вследствие его психического состояния, представляющего опасность причинения им вреда себе или окружающим. Несомненной заслугой авторов Теоретической модели является то, что они впервые предложили закрепить цели применения принудительных мер медицинского характера в УК. К таким целям были отнесены: излечение или такое изменение психического состояния лица, при котором оно перестает быть общественно опасным для общества, предупреждение новых общественно опасных деяний, охрана прав и законных интересов психически больных.

В Теоретической модели УК впервые упоминалось о возможности применения принудительных мер медицинского характера к лицам, совершившим преступление в состоянии ограниченной вменяемости, включающих их лечение, соединенное с отбыванием наказания в виде лишения свободы, и лечение на общих основаниях в психоневрологическом диспансере по месту жительства при осуждении к мерам наказания, не связанным с лишением свободы.

С учетом положений Теоретической модели Уголовного кодекса были сформулированы цели и основания применения принудительных мер медицинского характера в Основах уголовного законодательства Союза ССР и республик 1991 г., которые не вступили в действие из-за распада СССР.[5]

Понятие и сущность принудительных мер медицинского характера.

Глава 15 раздела 6 УК РФ посвящена принудительным мерам медицинского характера. В соответствии с частью 1 ст. 97 УК РФ они могут быть назначены судом следующим лицам, совершившим деяние, предусмотренные статьями особенной части УК:

а) совершившим деяния в состоянии невменяемости;

б) лицам, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, дающем невозможным назначение или исполнение наказания;

в) совершившим преступления и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости.

Указанным лицам принудительные меры медицинского характера назначаются только в случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц (ч. 2 ст.97 УК РФ).

Установленные Уголовным кодексом РФ принудительные меры медицинского характера – это не карательные меры, которые могут быть назначены судом лицам, совершившим деяния, предусмотренные статьями Особенной части УК, а имеющим психические отклонения, препятствующие практическому воплощению стоящих перед наказанием целей. Меры медицинского характера хотя и применяются принудительно, тем не менее не носят карательного характера, что принципиально отличает их от наказания. Это заключается в том, что они не выражают отрицательной оценки со стороны государства, не влекут судимости, не преследуют цели исправления лица, совершившего преступление. Их назначение обусловлено исключительно медицинскими показаниями и главным образом прогнозом опасности для общества лица, совершившего противоправное деяние и имеющего психические отклонения. Отличаясь от наказания целями и средствами применения, принудительные меры медицинского характера имеют и некоторые общие черты с карательным воздействием на лиц, характеризующихся нормальной психикой. Такими общими чертами являются следующие: меры медицинского характера в рамках уголовного права назначаются только по определению суда; одним из оснований из назначения является факт совершения общественно опасного деяния. Несмотря на то что они не содержат отрицательной оценки субъекта со стороны государства, они, тем не менее, являются разновидностью государственного принуждения, и кроме того, применение мер медицинского характера связано с некоторым ограничением прав лиц, в отношении которых они назначены.

Ограничение прав лиц, в отношении которых применяются меры медицинского характера, связаны с приговором суда и состоят главным образом в изоляции в медицинских учреждении без согласия лица, к которому они применяются, или родственников. Лицам, которым назначено принудительное лечение, запрещается самостоятельно покидать медицинское учреждение, а в некоторых случаях даже палату. Таким лицам не предоставляются отпуска, могут быть запрещены свидания. Если в этом будет необходимость, к ним могут быть применены методы физического стеснения и изоляции. Вместе с тем Ф.З. от 2 июля 1992 г. «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» содержит целый ряд положений, гарантирующих права пациентов, находящихся в психиатрических стационарах: обращаться к главному врачу с различными вопросами и просьбами; подавать без цензуры жалобы; выписывать газеты и журналы; получать посылки; писать и получать письма; денежные переводы; принимать посетителей и т.п. (ст.34). Соблюдение перечисленных прав обеспечивается администрацией психиатрического учреждения и контролируется в рамках прокурорского надзора.

Психиатрическая помощь представляет собой комплекс специальных мер, направленных на обследование состояния психического здоровья лиц на основаниях и в порядке, предусмотренных законом, профилактику, диагностику психических расстройств, лечение, наблюдение, уход и медико-социальную реабилитацию лиц, страдающих психическими расстройствами.

Применение к невменяемому (ограниченно вменяемому) лицу принудительных мер медицинского характера возможно только при условии, что: 1) доказано совершение им общественно опасного деяния, содержащего признаки конкретного преступления; 2) по своему психическому состоянию лицо представляет опасность для общества.

Общественная опасность невменяемого характеризуется двумя критериями: юридическим и медицинским.

Юридический критерий отражает тяжесть совершенного общественно опасного деяния, поведение больного до и после его совершения, социально-психологические установки лица и т.д. Принудительные меры медицинского характера являются юридическими мерами потому, что их основания, виды, порядок применения и прекращения определяются уголовным законом (глава 15 УК РФ); процедура назначения этих мер регламентирована уголовно-процессуальным законом (глава 51 УПК РФ); принудительные меры в отношении конкретных лиц, совершивших общественно опасные деяния, а также преступления, назначаются судом; судом принимаются и дальнейшие решения по продлению, изменению и прекращению принудительных мер; надзор за законностью применения принудительных мер возложен на прокуратуру.

Медицинский критерий характеризуется клинической формой психического заболевания, его глубиной и сложностью, динамикой протекания болезни и т.п. Медицинскими принудительные меры названы потому, что таковыми они являются по своему содержанию. Рекомендации по их применению дает комиссия врачей-психиатров либо (в установленных законом случаях) судебно-психиатрическая экспертиза, включая выводы о диагнозе заболевания, назначении и проведении лечения и профилактики психических расстройств, а также о необходимых социально-реабилитационных мероприятиях. Медицинскими по своему содержанию являются и меры по безопасности в учреждении, где проводится принудительное лечение.

Хотя юридический аспект в принудительных мерах преобладает, они по своей сути остаются медицинскими и целей уголовного наказания не преследуют. Правовая природа этих мер не изменяется и в случаях применения их к совершившим преступления лицам, которым принудительное лечение назначено наряду с наказанием. Назначение принудительного лечения таким лицам обусловлено исключительно медицинскими показаниями. Наказание же исполняется само по себе; правда, вид наказания, назначенного с учетом тяжести преступления, может влиять и на место проведения принудительного лечения.

Одного критерия – юридического или медицинского – недостаточно для определения общественной опасности невменяемого. Вывод об этом можно сделать лишь на основе их совокупности. [6]

Принудительные меры медицинского характера – это один из видов психиатрической помощи гражданам, страдающим психическими расстройствами. Кроме указанных в ст. 92, видами такой помощи являются: психиатрическое обследование, добровольная госпитализация лица в психиатрическое учреждение, помещение лица в психоневрологическое учреждение для социальной защиты или специального обучения, переведение лица из этогоучреждения в интернат (пансионат) для граждан преклонного возраста и инвалидов.

Главное отличие принудительных мер медицинского характера от других видов психиатрической помощи заключается в том, что только первые применяются к лицам, признанным судом невменяемыми или ограниченно вменяемыми в связи с совершением ими общественно опасных деяний, предусмотренных УК.Помещение в психиатрическое учреждение заведомо психически здорового человека признается преступлением (ст. 128).

Применение принудительных мер медицинского характера является правом, а не обязанностью суда. Они применяются только к лицам, являющимся общественно опасными. Если лицо страдает психической болезнью и совершило общественно опасное деяние, но по характеру содеянного и своему психическому состоянию не представляет опасности для общества и не нуждается в оказании психиатрической помощи в принудительном порядке, то принудительные меры медицинского характера не применяются.

Основания и цели применения принудительных мер.

Для применения принудительных мер необходимо установить, что лицо совершило деяние, предусмотренное УК (ч. 1 ст. 98). Имеется в виду общественно опасное деяние, которое хотя и предусмотрено в кодексе как преступление, однако не может быть признано таковым из-за отсутствия субъекта преступления, обязанного по закону нести уголовную ответственность.

Перечень оснований для применения мер медицинского характера, предусмотренных ст. 97 УК РФ открывают лица,признанные невменяемыми (п. "а"). Статистика говорит о том, что срединаправляемых на принудительное лечение невменяемые составляют подавляющее большинство.

Суд может признать невменяемым лицо лишь в отношении совершенного им общественно опасного деяния. Если лицо не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики, в соответствии со ст. 21 УК, оно не может нести уголовную ответственность и подвергаться наказанию. Только человек, способный осознавать действительные события, причинную связь явлений, оценивать социальный смысл своих действий и регулировать свою деятельность, может быть признан виновным и, следовательно, нести ответственность.[7]

В результате анализа экспертных материалов в ГНЦсоциальной и судебной психиатрии им. Сербского было установлено, чтообщественно опасное деяние, совершенное психически больным, по характерумотивов делится на несколько групп:

1) совершаемые под влиянием бредовых мотивов и галлюцинаций - чаще

всего это наиболее опасные больные (например, до 70% обвиняемых,

страдающих шизофренией, совершали убийства под влиянием бреда);

2) совершаемые психически больными и невменяемыми лицами по

недомыслию - это, как правило, олигофрены, неспособные правильно

оценить реальные факты и события (для них характерны кражи и

хулиганство);

3) совершаемые в результате ослабления контроля над своими

интенсивными влечениями (таких больных до 8%, их деяния большей

частью связаны с неконтролируемыми сексуальными влечениями);

4) совершаемые в результате аффективных нарушений, характеризуемой

эмоциональной тупостью: агрессивные действия, такие как убийства,

причинение вреда здоровью, хулиганство и т.п.: (они составляют по

численности вторую группу после лиц с бредовыми идеями);

5) совершаемые при истинном отсутствии мотивов в состоянии нарушенного

сознания; сумеречное состояние при эпилепсии, патологическое

опьянение, и иные аналогичные состояния (например, убийство или

иное деяние, совершенное импульсивно, иногда может оказаться единым

эпизодом в анализе этого человека).

В пункте "б" ст. 97 речь идет о гораздо меньшей по количеству, но довольноразнородной категории лиц, освобождение от уголовного наказания которыхпредусмотрено ст. 81 УК РФ. Общим признаком является психическоерасстройство, наступившее после совершения преступления. При этомдеяние квалифицируется как преступление, а развившееся заболевание,каким бы тяжелым оно ни было, может быть основанием для освобожденияот наказания, но не от уголовной ответственности.

Основанием применения принудительных мер к лицу, совершившему преступление в состоянии вменяемости является заболевание его после психическим расстройством, делающим не возможным назначение или исполнения наказания.

Здесь возможны два варианта. Первый - когда лицо после совершения преступления заболело психическим расстройством, которое оказывается неизлечимым. К такому лицу применяется принудительное лечение, как и в отношении лица, совершившего общественно опасное деяния в состоянии невменяемости. Второй вариант- когда лицо после совершения преступления заболело психическим расстройством временно, например, оказалось в состоянии алкогольного психоза либо впало в реактивное состояние в связи с возбуждением уголовного дела и угрозой наказания. В этом случае производство по уголовному делу приостанавливается, а если болезненное состояние затягивается, то такому лицу назначается в установленном порядке принудительное лечение. При его выздоровлении постановление о приостановлении дела отменяется, дело расследуется и рассматривается в общем порядке. Принудительное лечение может быть назначено и лицу, которое заболело психическим расстройством во время отбывания наказания за преступление, совершенное в состоянии вменяемости. Здесь также возможны рассмотренные выше варианты: либо лицо не выздоравливает и вместо наказания ему назначается судом принудительное лечение, либо выздоравливает, если расстройство психической деятельности было временным, и тогда принудительное лечение отменяется и в отношении этого лица возобновляется исполнение приговора. Время, в течение которого к лицу, заболевшему психическим расстройством после совершения преступления, применялось принудительное лечение в психиатрическом стационаре как до вынесения приговора, так и во время перерыва исполнения наказания, в случае его излечения засчитывается в срок наказания из расчета день за день (ст.103УК). д.

Принципиально иной характер имеет применение принудительных мер медицинского характера в отношении третьей категории лиц, перечисленных в п. "в" ч. 1 ст. 97 УК. Прежде всего это связано с тем, что эти лица совершили преступление в состоянии вменяемости и они подлежат уголовной ответственности и наказанию. Но наряду с наказанием к ним могут быть применены меры медицинского характера в связи с тем, что они признаны нуждающимися в лечении от психических расстройств, не исключающих вменяемости (ч. 2 ст. 99 УК).

Имеются в виду лица с психическими аномалиями, признанные совершившими преступления в состоянии ограниченной вменяемости (ст. 22 УК). К психическим аномалиям относятся прежде всего структурные или функциональные отклонения стабильного характера, обусловленные нарушением дородового развития, например, олигофрения и ядерные, или конституционные психопатии, остаточные явления органического поражения центральной нервной системы травматической этиологии и т.д. Кроме того, среди преступников, имеющих отклонения психики в рамках вменяемости, большой удельный вес занимают алкоголики, встречаются, хотя и реже, наркоманы, эпилептики, еще реже шизофреники в стадии стойкой ремиссии, лица, на момент обследования страдающие реактивными состояниями и другими психическими расстройствами.

Наличие психического расстройства, не исключающего вменяемости,устанавливается судом на основании заключения судебно -психиатрической экспертизы.

Принудительные меры медицинского характера к лицам, названным выше, применяются только в случаях, когда психические расстройства связаны с опасностью для самого этого лица или других лиц либо с возможностью причинения ими иного серьезного вреда. (ч. 2 ст. 97 УК.)

В УК РФ определены цели применения принудительных мер (ст. 98). К ним отнесены: излечение лиц, направленных на принудительное лечение, и улучшение их психического состояния; предупреждение совершения такими лицами новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части УК.

А также: 1) излечение или такое улучшение состояния больного, при котором он перестает представлять общественную опасность; 2) предупреждение совершения им нового общественно опасного деяния или преступления как во время лечения, так и после его завершения; 3) обеспечение безопасности больного для самого себя; 4) проведение мер социальной реабилитации (выработка у больных навыков для жизни в обществе) в той мере, в какой это возможно в условиях медицинских учреждений, осуществляющих принудительное лечение.

Исходя из двойственной природы принудительных мер медицинского характера, можно выделить и две группы целей их применения: цели медицинского характера - излечение либо улучшение психического состояния лиц, указанных в ч. 1 ст. 97 УК; цель юридического характера - предупреждение совершения ими новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части УК.

Цели принудительных мер медицинского характера гармонично сочетают интересы лица, страдающего психическим расстройством, и интересы общества. Достижение цели предупреждения совершения новых общественно опасных деяний тесно связано с излечением лица или улучшением его психического состояния, иными словами, достижение двух последних может служить гарантией достижения первой цели.[8]

В связи с тем что полное излечение ряда психических расстройств при современном развитии медицины не всегда возможно, все же врачи могут добиться таких изменений, которые исключают опасность лица для себя и общества. К таким средствам относят систему мер, направленных не только на излечение, но и на социальную реадаптацию (включающую помимо медикаментозного лечения трудовую терапию, психотерапию, воспитательную работу, социальную адаптацию и др.

Вопрос о целях применения принудительных мер медицинского характера тесно связан с принципами оказания психиатрической помощи, к которым относятся законность, гуманизм, соблюдение прав человека и гражданина.

Принятие Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании", введение в России с 1997 г. Международной классификации психических болезней (МКБ-10), принятой Всемирной организацией здравоохранения, введение уголовной ответственности за незаконное помещение в психиатрический стационар (ст. 128 УК), осуществление судебного контроля, прокурорского надзора, обязательное участие защитника в уголовном судопроизводстве по делам данной категории (ст. 51 УПК РФ) - служат гарантией прав граждан при применении принудительных мер медицинского характера.

Виды принудительных мер и их применения.

Часть 1 ст. 99 УК предусматривает четыре вида принудительных мер медицинского характера, которые могут быть назначены судом:

а) амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра;

б) принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа;

в) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа;

г) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Вид принудительных мер медицинского характера назначает суд, учитывая при этом заключение судебно-психиатрической экспертизы. Заключение экспертизы не является для суда обязательным, как и любое доказательство, оно подлежит проверке и оценке, однако несогласие с выводом экспертов должно быть мотивировано (ст. ст. 80, 88 УПК РФ).

Критерием назначения судом конкретного вида принудительного лечения служит прежде всего психическое состояние лица, степень его опасности для себя, окружающих, возможность совершения иного общественно опасного деяния.

Наряду с психическим состоянием лица, характером совершенного им общественно опасного деяния нельзя не учитывать принцип необходимости и достаточности принудительной меры для эффективности достижения целей применения этих мер. Лечение определяется состоянием больного, диагнозом заболевания, а не видом принудительных мер медицинского характера.[9]

1. Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра (ст. 100 УК). Данная мера может быть назначена при наличии оснований для ее применения, если лицо по своему психическому состоянию не нуждается в помещении в психиатрический стационар. Применяя эту меру, суд должен быть убежден, что лицо не представляет опасности для общества как по характеру совершенного деяния, так и по характеру психического расстройства. Кроме того, должно быть заключение судебно-психиатрической экспертизы о том, что для осуществления необходимых лечебных мероприятий в отношении этого больного достаточно амбулаторного наблюдения. Суд обязан также установить, что больной в состоянии самостоятельно либо с помощью родственников удовлетворять свои основные жизненные потребности.

Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра означают направление лица, к которому оно применено, под наблюдение учреждения, осуществляющего амбулаторную помощь по месту жительства (обычно - психоневрологический диспансер), в случае освобождения лица от уголовной ответственности или наказания либо по месту отбывания наказания.

Осуществление данной меры состоит в необходимости явки в психоневрологический диспансер (диспансерное отделение, кабинет) с предписанной психиатром периодичностью и выполнения сделанных им лечебных назначений. Отделение милиции оказывает содействие в проведении этих мероприятий, а при необходимости - и в госпитализации лица. Главное преимущество этой меры по сравнению с принудительным лечением в стационаре состоит в возможности сохранения привычного для больного образа жизни, продолжения работы, если для этого нет противопоказаний, выполнения гражданских, семейных и прочих обязанностей, сохранения контактов с близкими.

Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра может быть применено: к лицам, совершившим общественно опасные деяния (преступления) в состоянии временного психического расстройства (острые психозы), это состояние не имеет выраженной тенденции к повторению; к лицам после проведения принудительного лечения хронического психического расстройства, но в случаях необходимости врачебного контроля и необходимости профилактики или закрепления лечения. Этот вид принудительных мер медицинского характера предполагает наблюдение за психическим состоянием лица со стороны врачей-психиатров, а следовательно, регулярные осмотры, оказание необходимой медицинской и социальной помощи (Закон РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании", ст. 26).

Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение - мера медицинского характера, соединенная с исполнением наказания (ст. 104 УК); она имеет существенные отличия от применения ее в отношении лиц, освобожденных от уголовной ответственности в связи с тяжелыми психическими расстройствами. Исполнение этой меры возлагается на администрацию и медицинскую службу исправительной колонии в случае отбывания наказания в виде лишения свободы, в связи с чем в штате этих учреждений необходимы психиатры, наркологи. Если лицу назначено наказание, не связанное с лишением свободы, то исполнение этой меры возлагается на учреждение здравоохранения.

2. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа (ст. 101 УК). Для применения принудительных мер в психиатрическом стационаре любого типа требуется наличие оснований, предусмотренных ст. 97 УК, а также необходимость (по характеру психического расстройства лица) таких условий лечения, ухода, содержания и наблюдения, которые могут быть осуществлены только в условиях психиатрического стационара. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию нуждается в стационарном лечении и наблюдении, но не требует интенсивного наблюдения.

Под психиатрическим стационаром общего типа следуетпонимать отделение психиатрической больницы или другого аналогичногоучреждения, оказывающего стационарную психиатрическую помощь.

Проведение принудительного лечения не является основной функциейданного отделения. Оно может быть как общепсихиатрическим(территориальным), так и узкопрофилированным (эпилептологическим,геронтопсихиатрическим, подростковым и т.п.). Выбор отделения, в котороепомещается больной для принудительного лечения, определяется характеромимеющегося у него психического расстройства и профилем отделения илизоной его обслуживания. Поскольку большая часть больных такого отделения находится там на общих основаниях (т.е. нена принудительном лечении), режим содержания такого лица будетсоответствовать режимам, применяемым отношении других пациентов.Единственным дополнительным условием является закрытый характеротделения (отсутствие свободного выхода), проведение прогулок только натерритории больницы и непредоставление домашних отпусков.

В ч. 2 ст. 104 УК регламентируется вопрос о последствиях изменения психического состояния осужденного, требующего стационарного лечения. В таких случаях оно не носит характер принудительной меры и осуществляется по основаниям, предусмотренным законодательством о здравоохранении. Время пребывания в стационаре засчитывается в срок отбывания наказания (ст. 103 УК).

Прекращение применения принудительной меры медицинского характера, соединенной с исполнением наказания, осуществляется судом по представлению органа, исполняющего наказание, на основании заключения комиссии врачей-психиатров.

3. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа. В таком стационаре должны находиться люди, которые по своему психическому состоянию нуждаются в стационарном лечении и постоянном наблюдении (ч. 3 ст. 101 УК).

Стационары специализированного типа обычно создаются водной из крупных психиатрических больниц административной территории(одно - два отделения на регион), но имеется опыт специализации целойбольницы, обычно с небольшим количеством коек (150 - 200).Клинико - социальные особенности контингента больных,содержащихся в этих отделениях, диктуют определенные требования корганизации их деятельности. С одной стороны, это касается контрольно -наблюдательных мер: охранная сигнализация, изолированные прогулочныедворы, контроль за передачами, соответствующий инструктаж персонала, сдругой стороны, они связаны с необходимостью проведения большогообъема реабилитационных мероприятий: трудотерапия с применениемразнообразных по сложности видов труда, культурно – воспитательныемероприятия, вовлечение больных в общественную жизнь и т.п.[10]

4. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением (ч. 4 ст. 101 УК).

Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением назначается лицам, которые по своему психическому состоянию представляют повышенную опасность для себя и для других лиц и требуют постоянного интенсивного наблюдения. Как правило, это лица, совершившие тяжкие и особо тяжкие преступления, либо неоднократно совершающие общественно опасные деяния, а их психическое состояние характеризуется тяжелыми психическими расстройствами.

Стационары специализированного типа с интенсивным наблюдением в настоящее время представляют собой самостоятельные больницы федерального подчинения. Каждая из этих больниц выполняет межрегиональные функции и обслуживает территорию нескольких субъектов РФ. Поскольку эти учреждения предназначены для относительно небольшого количества психически больных, представляющих особую опасность для общества, потребность в них не столь велика.

Основная особенность организации работы стационаров с интенсивным наблюдением состоит в том, что, поскольку в них находятся психически больные, представляющие особую опасность для общества, наибольшее внимание здесь уделяется созданию безопасных условий их содержания. Для этого наряду с мерами, которые принимаются в стационарах специализированного типа здесь предусмотрено функционирование специальных отделов охраны.

Отделы охраны оснащены специальными средствами контроля и сигнализации, они осуществляют не только наружную охрану больниц, но и надзор за поведением больных внутри отделений, во время прогулок,культурных мероприятий, занятий трудом. Деятельность охраны регламентируется специальной инструкцией.

Условия лечения и определение методов наблюдения в психиатрических стационарах устанавливаются Министерством здравоохранения РФ. К лицам, которым назначено принудительное лечение, применяются те же методы диагностики, лечения, профилактики, а также все необходимые меры социальной реабилитации, которые применяются к любым лицам, страдающим психическими расстройствами, с соответствующим диагнозом заболевания.

В процессе исполнения принудительных мер возникают вопросы о их продлении, изменении и прекращении. Эти вопросы решает суд по представлению администрации учреждения, осуществляющего принудительное лечение.

Назначение принудительных мер, процесс их осуществления поставлен под контроль суда, куда администрация учреждения вносит свои предложения- на основании заключения комиссии врачей-психиатров (ч. 1 ст. 102УК).Установлено, что лицо, которому назначена принудительная мера медицинского характера, подлежит освидетельствованию комиссией врачей-психиатров не реже одного раза в шесть месяцев для решения вопроса о наличии оснований для внесения представления в суд о прекращении или изменении такой меры. При отсутствии оснований для изменения администрация учреждения, осуществляющего принудительное лечение, представляет в суд заключение для его продления. Первое продление принудительного лечения может быть произведено по истечении шести месяцев с момента начала исполнения принудительной меры, в последующем оно производится ежегодно (ч. 2 ст. 102 УК).

Суд принимает решение об изменении или прекращении принудительной меры в случае такого изменения психического состояния лица, при котором отпадает необходимость в применении ранее назначенной меры либо возникает необходимость в назначении иной меры медицинского характера (ч. 3 ст. 102 УК).

Принимая решение о прекращении принудительного лечения в психиатрическом стационаре, суд вправе передать необходимые материалы в отношении лица, находящегося на принудительном лечении, в органы здравоохранения для решения вопроса о его лечении или направлении в психоневрологическое учреждение социального обеспечения в порядке, установленном законодательством РФ о здравоохранении (ч. 4 ст. 102 УК).

Порядок продления, изменения и прекращения применения принудительных мер медицинского характера .

Продление, изменение или прекращение применения принудительной меры медицинского характера осуществляется судом по представлению администрации лечебного учреждения на основании заключения врачей-психиатров. В этих целях регулярно (не реже одного раза в 6 месяцев) проводится психиатрическое обследование больного комиссией врачей-психиатров. Согласно законодательству Р.Ф. о здравоохранении первые полгода такое освидетельствование проводится ежемесячно.

Уголовный кодекс устанавливает периодичность освидетельствований, ориентируясь на максимально длительный для принудительной меры медицинского характера срок освидетельствования. В каждом конкретном случае применение той или иной принудительной меры медицинского характера освидетельствования больного могут проводиться чаще предусмотренной УК периодичности.

Вне зависимости от планового освидетельствования больного вопрос о прекращении или изменении принудительной меры медицинского характера может возбуждаться по инициативе лечащего врача или ходатайству самого лица, его законного представителя или близкого родственника.

Продление принудительной меры медицинского характера осуществляется судом в случаях, когда заключением экспертов не установлены основания для прекращения или изменения принудительной меры медицинского характера.

Первое продление может быть осуществлено по истечении 6 месяцев с начала применения принудительной меры. В последующем продление срока применения этой меры осуществляется ежегодно. Сроки первого освидетельствования исчисляются со дня вступления в силу определения суда о назначении принудительной меры медицинского характера. При последующих освидетельствованиях сроки их периодичности исчисляются по дате последнего освидетельствования.

Основанием для прекращения принудительных мер медицинского характера является такое изменение психического состояния лица, при котором отпадает необходимость в применении назначенной меры: лицо перестает представлять опасность для себя самого и других лиц, отсутствует вероятность причинения нового вреда по причине психического расстройства.

В случае прекращения принудительной меры медицинского характера суд может передать необходимые материалы в органы здравоохранения для решения вопроса о лечении или дальнейшем наблюдении за больным на общих основаниях при наличии вероятности рецидива заболевания. Суд может также передать необходимые материалы в органы здравоохранения для решения вопроса о социальном обеспечении лица в порядке, предусмотренном законодательством Р.Ф. о здравоохранении.

Основанием для изменения рассматриваемых мер является отпадение необходимости в применении ранее назначенной меры и наличия необходимости в назначении иной принудительной меры медицинского характера.

Комиссией врачей-психиатров может быть сделано заключение об улучшении или ухудшении психического состояния больного. В зависимости от этого суд может принять решение об изменении условий лечения, ухода, содержания и наблюдения в отношении лица, подвергнутого принудительной мере медицинского характера.

Данное положение не распространяется на лиц, которым принудительная мера медицинского характера была назначена наряду с наказанием. К ним применяется только амбулаторное наблюдение у врача-психиатра. Эта мера не может быть изменена на принудительное лечение в условиях стационара.

Вопросы о прекращении, изменении или продлении принудительных мер медицинского характера решаются судом, вынесшим постановление о ее применении, или судом по месту применения этой меры (ст.445 УПК РФ).[11]


Заключение.

В уголовном законе не дано определение принудительных мер медицинского характера, этот пробел восполняется в юридической литературе. УК раскрывает основания, цели, виды принудительных мер медицинского характера, а также порядок продления, изменения и прекращения таких мер. Исходя из этих нормативных положений ученые дают либо более широкое (включающее основные и второстепенные признаки), либо более узкое (включающее наиболее существенные признаки) определение этого института уголовного права. Принудительные меры медицинского характера - это предусмотренные уголовным законом виды принудительного лечения, применяемые судом к лицам, совершившим общественно опасное деяние или преступление, предусмотренное Особенной частью УК, страдающим психическими расстройствами, в случаях, когда эти расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц.

Приведенный в данной работе анализ принудительных мер медицинского характера позволяет сделать следующий вывод:

Принудительные меры медицинского характера в уголовном праве в наше время занимают одно из приоритетных мест. По сути принудительные меры медицинского характера не являются наказанием, они не содержат элементов кары; ограничения, применяемые в этих случаях, не имеют своим содержанием страдания и лишения и осуществляются в первую очередь в интересах самого больного. Эти меры являются скорее мерами безопасности, не преследующими целей возмездия или устрашения. Они являются средством защиты от общественно опасных действий невменяемых лиц, лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости, путем их излечения.

Список использованной литературы.

1. Конституция Российской Федерации [Текст]. Новосибирск .: Сиб. Унив. Изд-во – 2010.

2. Уголовный кодекс Российской Федерации [Текст]. М.: Проспект - 2010.

3. Уголовное право России. Общая часть [Текст] / Артеменко Н. В. [и др]. – Ростов н/Д: Феникс, 2009

4. Уголовное право. Общая часть: курс лекций[Текст] /Наумов А.В.М.:БЕК 1996 .

5. Курс уголовного права. Общая часть. Том 2: Учение о наказании [Текст] / Под ред. Кузнецовой Н.Ф. и Тяжковой И.М. – М.: Зерцало, 1999.

6. Уголовное право. Части Общая и Особенная: курс лекций [Текст] / Под ред. Рарога А. И. - М.: Проспект, 2005.

7. Российское уголовное право. Общая часть. [Текст] / Под ред. Кудрявцева В.Н. и Наумова А.В. - М.: Эксмо, 2003 г.

8. Уголовное право Р.Ф. :В 2 т. Т1: Общая часть. [Текст] / Под ред.: Иногамовой-Хегай Л.В. – М.: ИНФРА-М, 2002.

9. Уголовно-процессуальное право Р.Ф. [Текст] / Власова Н. А. – М.: Эксмо, 2006.


[1] Артеменко Н. В. [и др ] Уголовное право России. Общая часть . – Ростов н/Д: Феникс, 2009 – с. 529

[2] А. В. Наумов. Уголовное право. Общая часть. М.: Бек, 1996 – с.184

[3] Курс уголовного права. Общая часть. Том 2:Учение о наказании/Под ред. Кузнецовой Н.Ф. и Тяжковой И.М. – М.: Зерцало, 1999. – с. 318-319

[4] Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования/Под ред. Кудрявцева В.Н. и Келиной С.Г. – М.1987 с. 206-223

[5] Курс уголовного права. Общая часть. Том 2:Учение о наказании/Под ред. Кузнецовой Н.Ф. и Тяжковой И.М. – М.: Зерцало, 1999. – с. 321-322

[6] Уголовное право. Части Общая и Особенная: курс лекций / Под ред. Рарога А. И. - М.: Проспект, 2005. – с.187

[7] Уголовное право. Части Общая и Особенная. / под ред. Рарога А. И. – М.: Проспект, 2005.-с. 188

[8] Российское уголовное право. Общая часть. / Под ред. Кудрявцева В.Н. и Наумова А.В. - М.: 1997. – 257 с.

[9] А. В. Наумов. Уголовное право. Общая часть. М.:Бек 1996 с. 185.

[10] А. В. Наумов. Уголовное право. Общая часть. М.: Бек. 1996 с.187

[11] Артеменко Н. В. [и др ] Уголовное право России. Общая часть . – Ростов н/Д: Феникс, 2009 – с. 537-538

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий