регистрация / вход

Боль в шее: причины и подходы к лечению

Приблизительно 2/3 людей во всем мире испытывают боль в шее. В основном это люди среднего возраста, женщины страдают несколько чаще, чем мужчины. Боль в шее – весьма распространенное явление, и провоцирующих его факторов достаточно много.

Боль в шее: причины и подходы к лечению

Пилипович А.А., Данилов А.Б., Симонов С.Г.

Приблизительно 2/3 людей во всем мире испытывают боль в шее [1]. В основном это люди среднего возраста, женщины страдают несколько чаще, чем мужчины [2, 3]. Боль в шее – весьма распространенное явление, и провоцирующих его факторов достаточно много. Основные причины болей в шее можно сгруппировать следующим образом: дегенеративные заболевания позвоночника, травмы шеи, иммунные нарушения, инфекции, опухоли и отраженные боли при заболеваниях внутренних органов, боли при фибромиалгии и психогенные боли [4]. Cреди перечисленных причин основными, наиболее часто встречающимися являются остеохондроз и остеоартроз шейного отдела позвоночника.

Распространенность дегенеративных заболеваний позвоночника, остеохондроза и остеоартроза, как известно, увеличивается с возрастом. Рентгенологические признаки остеохондроза шейного отдела позвоночника (уменьшение высоты межпозвоночных дисков, остеофиты, дегенеративные изменения межпозвоночных суставов) обнаруживаются у половины людей старше 50 лет и у 75% – старше 65 лет. Но эти находки нередко встречаются и у молодых 30–летних людей [1]. Поэтому довольно сложно установить границу между нормальным старением позвоночника и началом патологического процесса, тем более что взаимосвязь нейровизуализационных находок и клинической симптоматики далеко не всегда бывает очевидной. Патогенез таких болей обычно комплексный, и кроме возрастных дегенеративных изменений определенную роль в нем играют постуральные факторы и малоподвижный образ жизни, тревога и депрессия, постоянное напряжение мышц шеи, производственная и спортивная травматизация [2].

Дегенеративно–дистрофические изменения шейного отдела позвоночника могут приводить к развитию четырех основных синдромов: локальной боли (цервикалгия), боли, иррадиирующей из области шеи в руку (цервикобрахиалгия), в голову (цервикокраниалгия) или грудную клетку (цервикоторакалгия), корешковому синдрому (радикулопатии) и повреждению спинного мозга (миелопатии) [5].

Цервикалгия при остеохондрозе обычно тупая, ноющая, реже острая, чаще односторонняя и локализуется в задней части шеи. Также выявляются напряжение мышц шеи и ограничение движений. Боль часто появляется после длительного пребывания в неудобном положении, например утром после сна, может усиливаться при движениях, ослабевает в покое и тепле. При осмотре обнаруживаются болезненность межпозвоночных суставов, ограничение подвижности шейного отдела позвоночника.

Довольно распространены случаи острой боли в шее, или острая кривошея. Это фиксированное положение шеи вследствие спазма мышц и выраженного болевого синдрома. Обычно такое состояние длится от нескольких дней до 2–х нед. Чаще всего острая кривошея встречается в возрасте 12–30 лет. Причины ее возникновения до конца не известны, предположительно, это микроповреждения межпозвоночных дисков и суставов, которые не видны при рентгенографическом исследовании. При осмотре такого пациента обращает на себя внимание вынужденное положение – голова наклонена и слегка повернута в сторону, противоположную боли, разгибание головы ограниченно, мышцы напряжены и болезненны, боль обычно локализуется в шее и не иррадиирует. Острая кривошея чаще всего возникает утром после сна [6].

Радикулопатия возникает при компрессии или раздражении корешка спинномозгового нерва. Это достаточно частая причина болей в шее, ежегодная заболеваемость составляет 83, 2/100 тыс. человек. Заболевание чаще возникает на 5–6–м десятилетии жизни. Изменения внутрипозвоночного диска являются причиной приблизительно 20% случаев заболевания, в основном обнаруживается комбинация дискогенных и спондилогенных нарушений. Связь начала болей с физическими нагрузками или травмами выявляется менее чем у 15% пациентов [7]. Проявления радикулопатии на шейном уровне включают боли в шее, парестезии и радикулярные боли. Чаще всего страдает нижний шейный отдел. Сенсорные симптомы обычно присутствуют в области дерматома и миотома, чаще на уровне дерматома корешка C4 (60% случаев), C6 (35% случаев), C7 (34, 2% случаев). Боль в области лопатки обнаруживается приблизительно в половине случаев [8]. Для физикального обследования типичны болезненность в области шейного отдела позвоночника, ограничение объема движений, угнетение глубоких сухожильных рефлексов (с бицепса, супинатора и трицепса) [1]. Слабость в верхних конечностях обнаруживается в 15% случаев, снижение чувствительности – у 1/3 пациентов. Гораздо реже можно обнаружить гипотрофию мышц (менее чем в 2% случаев). Наиболее типичный уровень поражение в данном случае – С7 (40–46% случаев) и С6 (17–42% случаев). Двустороннее вовлечение встречается в 5–36% случаев [7].

Грыжи, костные шипы, утолщенные спинальные связки и прочие проявления возрастной дегенерации могут сузить спинномозговой канал и вызвать компрессию спинного мозга, т.е. миелопатию. Обычно миелопатия развивается постепенно, она не всегда сопровождается болевыми ощущениями, появляются парестезии и онемение конечностей, слабость и неловкость в руках, нарушение походки вследствие сенсорной атаксии или спастического парапареза нижних конечностей. Повышение тонуса может наблюдаться в руках и ногах, однако снижение силы мышц более типично для верхних конечностей. Очень характерно изменение сухожильных рефлексов. Подошвенные рефлексы усилены, возможны клонусы и положительный симптом Хофмана. Сенсорные изменения могут включать снижение вибрационной чувствительности и глубокого мышечного чувства. Нарушения функций органов малого таза встречаются довольно редко [1].

Длительность и течение болевого синдрома при дегенеративных изменениях шейного отдела позвоночника могут варьировать. Выделяют острые (менее 4–х нед.), подострые (1–4 мес.) и хронические (более 4–х мес.) боли. Например, боль при острой кривошее проходит обычно в течение нескольких дней. Однако значительная часть болей имеет склонность к повторению или хронизации. Считается, что около 10% случаев острой боли в шее хронизируются [2]. Одно из исследований, проведенных в Великобритании, показало, что у 58% пациентов, пришедших на прием с болью в шее, через год эта жалоба сохранялась [9]. В Норвегии из 10 тыс. опрошенных пациентов у 34% имелся опыт цервикалгии в предыдущие годы [10]. Обзор исследований показывает, что среди пациентов с хроническими болями в шее, проходящих повторное лечение, у 20–78% пациентов симптомы возобновляются независимо от проводимой терапии. Эпизоды цервикалгии в анамнезе значительно ухудшают прогноз текущего болевого синдрома [1].

Травмы межпозвоночных суставов и дисков, мышц, связок и самих позвонков довольно часто вызывают боли в шее. Одним из примеров является хлыстовая травма позвоночника [11]. Данную травму чаще всего получают в автомобильных авариях, схожие повреждения могут отмечаться у ныряльщиков. Частота хлыстовой травмы так же высока, как частота дорожно–транспортных происшествий. Механизм травмы – резкое двухэтапное хлыстовое движение шеи. Удар сзади приводит к внезапному переразгибанию с последующим резким сгибанием шеи, при лобовом столкновении, наоборот, происходит сначала сгибание, а затем разгибание. Эти движения повреждают в первую очередь межпозвоночные суставы, а также мышцы, связки, диски и спинномозговые корешки. Симптомы обычно развиваются в течение суток: появляется боль в шее и плечах, которая может иррадиировать в затылок, руки и межлопаточную область, движения головы ограничены. Может наблюдаться длительная головная боль, чаще в затылке, иногда с иррадиацией в висок и глазницу, а также головокружение и тошнота. Если во время травмы произошло повреждение корешков или формирование грыжи со сдавлением корешка, то развиваются корешковые боли. Клинические проявления травмы могут быть очень тяжелыми и выступать на первый план, маскируя источник боли.

Последствия хлыстовой травмы разнообразны: это нарушение зрения, дисфагия, головокружения, невроз, посттравматический остеоартроз и т.д. В других случаях, при более мягком повреждении, травма может остаться незамеченной при клиническом и рентгенологическом исследовании. Такие пациенты могут долгое время страдать хроническими болями в шее невыясненной этиологии. Их трудно бывает диагностировать даже с помощью нейровизуализационных методов. У многих из таких больных наряду с хронической хлыстовой травмой выявляются аномалии позвоночных суставов или плечевого сплетения. До сих пор не ясно, влияют ли дегенеративные изменения, существовавшие до травмы, на течение и исход травматических болей [1, 11].

Дифференциальная диагностика болей в шее направлена на исключение симптоматических болей, причиной которых может стать тяжелая соматическая патология. Так, боли в шее встречаются при различных иммунных заболеваниях, например, при анкилозирующем спондилите, ревматической полимиалгии, артритах различной природы (ревматоидный, псориатический; артрит, обусловленный воспалительными заболеваниями кишечника, синдромом Рейтера; реактивный артрит) [1, 5].

Боли в шее, сопровождающиеся повышением температуры тела, ознобом, лейкоцитозом и другими признаками воспаления, могут быть вызваны инфекционным процессом. Примерами являются поражение костных тканей при остеомиелите и туберкулезе, воспаление лимфатических узлов – лимфаденит, щитовидной железы – острый тиреоидит, полиомиелит, столбняк, опоясывающий лишай, менингит и т.д.[1].

Длительные, постоянные боли в шее могут быть обусловлены опухолью шейного отдела позвоночника. Такие опухоли требуют проведения тщательного онкопоиска, поскольку обычно бывают метастатическими. Чаще всего в позвоночник метастазирует рак молочной и предстательной желез, рак легкого, несколько реже – меланома, рак почки и щитовидной железы. Отраженные боли в области шеи характерны для болезней сердца (боль по передней части шеи) и пищевода, рака легкого, внутричерепных объемных образований, кровоизлияний и абсцессов [1].

Разлитые боли в шее, конечностях и туловище характерны для фибромиалгии, обычно они сопровождаются депрессией, нарушением сна, утренней скованностью, усталостью. Пальпаторно выявляют болевые точки определенной локализации, характерной для данного заболевания [1].

Учитывая широкий спектр причин, вызывающих боли в шее, их диагностика должна включать детальный сбор жалоб и анамнеза, физикальное обследование, лабораторные и инструментальные исследования. В первую очередь выясняются характер и локализация болей, их интенсивность, связь с движением и физическими нагрузками, сопутствующие симптомы. Необходимо тщательно расспросить пациента о наличии сопутствующих заболеваний, его общем состоянии, о наличии травм в анамнезе. Физикальное исследование включает: осмотр шеи, оценку положения головы и плеч, произвольных движений в шейном отделе, пальпацию шейных позвонков и мышц, лимфоузлов, щитовидной железы и оценку активных движений и их объема. Необходимо проведение неврологического осмотра для исключения корешкового синдрома и миелопатии. Из лабораторных показателей особое внимание обращают на общий анализ крови, СОЭ, ревматоидный фактор, антиген HLA–B27. Антиген HLA–B27 играет важную роль в диагностике анкилозирующего спондилита и синдрома Рейтера, а также других аутоиммунных заболеваний. Если антиген HLA–B27 не обнаруживается, анкилозирующий спондилит и синдром Рейтера маловероятны. Для определения причины болей в шее достаточно информативны инструментальные методы исследования: рентгенография позвоночника, КТ позвоночника, КТ с миелографией (показана перед операцией по поводу грыжи межпозвоночного диска), сцинтиграфия костей, МРТ.

Лечение болей в шее

Большинство болей в спине хорошо поддаются лечению консервативными методами [12]. При выборе терапевтического подхода важно правильно оценить факторы риска и возможные осложнения имеющихся методов лечения индивидуально для каждого пациента. В основном используется комплексный подход с применением лекарственных и нелекарственных методов.

К нелекарственным методам лечения относят: соблюдение режима (тепло и покой), ортопедическую терапию, лечебную физкультуру, физиотерапию, мануальную терапию. Большое количество исследований, посвященных терапии острого и хронического болевого синдрома в шее, свидетельствуют о хорошем терапевтическом эффекте методов мобилизационной физиотерапии и/или мануальных манипуляций и ЛФК [2, 13, 14]. Сочетание этих методик дает особенно хорошие результаты. Определенную пользу приносит добавление психотерапевтических воздействий. Эффективность акупунктуры, тракционных и электростимуляционных методов оказалась менее очевидной и требует доказательных исследований [1, 15, 16]. Раннее начало мобилизационной физиотерапии и своевременное возвращение к нормальной физической активности после травматических воздействий являются хорошей профилактикой развития хронического болевого синдрома [17].

Лекарственная терапия болей в шее – обычно комбинированная, в ее состав входят нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП) и неопиоидные анальгетики, препараты, снимающие мышечный спазм – миорелаксанты (баклофен, тизанидин, толперизон, ботулинический токсин), трициклические антидепрессанты (амитриптилин), стимуляторы микроциркуляции (пентоксифиллин, актовегин, никотиновая кислота) и антиоксиданты (витамины С, Е, тиоктовая кислота, мексидол). При наличии триггеров в мышцах применяются инъекции в триггерные точки локальных анестетиков, кортикостероидов, НПВП, ботулинического токсина или проведение инъекций сухой иглой [18, 19]. Как при острых, так и при хронических болях используются местные воздействия: аппликации, мази с НПВП, согревающие мази и пластыри.

НПВП занимают лидирующую позицию в купировании болевого синдрома при дегенеративных заболеваниях скелетно–мышечного аппарата. Их очевидное преимущество заключается в наличии не только обезболивающего, но и противовоспалительного эффекта. Основные терапевтические эффекты НПВП – анальгетический, противовоспалительный и жаропонижающий, основаны на снижении синтеза простагландинов из арахидоновой кислоты посредством ингибирования фермента циклооксигеназы (ЦОГ). ЦОГ существует в 2–х формах: ЦОГ–1 постоянно присутствует во всех тканях, ЦОГ–2 синтезируется на фоне воспаления.

Препарат ОКИ (лизиновая соль кетопрофена) – НПВП неселективного действия, он ингибирует ЦОГ–1 и ЦОГ–2, подавляя синтез простагландинов. ОКИ обладает антибрадикининовой активностью, стабилизирует лизосомальные мембраны и задерживает высвобождение из них ферментов, способствующих разрушению тканей при хроническом воспалении, снижает выделение цитокинов, тормозит активность нейтрофилов. Лизиновая соль кетопрофена обладает противовоспалительным, обезболивающим и жаропонижающим свойством с быстрым началом действия (уже через 15–20 мин.), продолжительностью действия до 8 ч и хорошей переносимостью. Быстрое начало действия объясняется более высокой растворимостью лизиновой соли кетопрофена по сравнению с неизмененным кетопрофеном. Высокая растворимость способствует более быстрому и полному всасыванию действующего вещества, что приводит к достижению пика концентрации в плазме крови при пероральном приеме уже через 15 мин. (рис. 1), тогда как обычный кетопрофен достигает максимума через 60 мин. после приема [20].

ОКИ уменьшает боль за счет уникального тройного механизма анальгетического действия (периферического – за счет блокады цикла арахидоновой кислоты и двух центральных – уменьшение чувствительности рецепторов головного мозга и блокада передачи импульсов в спинном мозге).

На отечественном рынке препарат ОКИ имеется в виде гранул для приготовления раствора для приема внутрь, ректальных суппозиториев с различной дозировкой для детей и взрослых и раствора для полоскания. Разнообразие форм выпуска препарата расширяет спектр его применения. Принятый внутрь или ректально ОКИ оказывает системное противовоспалительное и анальгезирующее действие и применяется для терапии разнообразных воспалительных процессов, которые проявляются острой болью, в том числе: дорсалгии, миалгии, артралгии, острая боль при воспалительных и ревматических заболеваниях суставов, головная, зубная боль и т.п. При назначении терапии НПВП особое внимание всегда уделяется побочным эффектам, характерным для данной группы препаратов, и прежде всего это касается желудочно–кишечной и кроветворной системы. Боли в животе, диарея, обострение гастрита или язвенной болезни, печеночные реакции – вот далеко не полный перечень возможных нежелательных явлений. В данном аспекте лизиновая соль кетопрофена имеет преимущества по сравнению с кетопрофеном, поскольку гораздо реже вызывает побочные эффекты. Благодаря своему химическому составу ОКИ быстро растворяется с нейтральной рН и за счет этого почти не раздражает ЖКТ. Переносимость ОКИ по сравнению с кетопрофеном лучше в 1, 6 раза. На рис. 2 показана общая и местная переносимость слизистой желудка (по данным гастроскопии) препарата ОКИ на фоне 10–дневного приема в сравнении с плацебо. По оценке врачей, общая и местная переносимость препарата ОКИ были сравнимы с плацебо [21].

Оптимальная альтернатива системным таблетированным формам – Артрозилен (лизиновая соль кетопрофена) для местного лечения острой и хронической боли в суставах, спине, мышцах и связках, при травмах и воспалениях, при различной патологии опорно–двигательного аппарата. Местные формы Артрозилен спрей 15% и гель 5% имеют самую высокую эффективную концентрацию среди НПВП и быстроту действия. Такая высокая концентрация и особенность формы (спрей–пена для улучшенного проведения сквозь кожу) позволяет оказывать более быстрый терапевтический эффект. Иногда действие наступает так же быстро, как и при внутривенном введении. Эффективная концентрация в очаге воспаления (120 мкг/мл) и в мягких тканях достигается через 15–20 мин., а небольшой размер частиц обусловливает высокую степень проникновения в карманы, полости и другие труднодоступные места на коже. В экспериментальных исследованиях было показано, что анальгетический и противовоспалительный эффект Артрозилен спрея сильнее диклофенак геля. Способ применения является удобным и быстрым – наносить 2–3 р./сут. на неповрежденную кожу. Артрозилен гель и спрей не вызывают раздражения и сухости кожи благодаря низкому содержанию этилового спирта (спирт 0, 3%), а за счет низкого системного всасывания (0, 38%) не имеют побочных эффектов.

Особое место в борьбе с болями в шее занимает профилактика их появления или обострения. В возникновении цервикалгии одним из ключевых является постуральный фактор [1]. Правильная организация ежедневной физической активности, рабочего места, спортивные занятия должны подбираться индивидуально для каждого пациента. Однако существует и ряд простых общих правил, которые помогают устранить факторы, провоцирующие боль:

• сидеть прямо во время чтения, письма, работы на компьютере;

• делать перерывы с гимнастическими упражнениями для шеи и плечевого пояса;

• следить за осанкой;

• спать на небольшой упругой или ортопедической подушке, высокие подушки исключаются;

• не запрокидывать надолго голову и не наклонять ее во время поднятия тяжестей;

• убрать лишний вес;

• заниматься физкультурой и плаванием.

Терапевтический прогноз острых болей в шее обычно хороший, однако он становится менее предсказуемым, если боли приобретают хронический характер. Проведение профилактических мероприятий и комплексная терапия хронического болевого синдрома в шее с применением как лекарственных, так и нелекарственных методов воздействия дают хорошие результаты и в большинстве случаев позволяют избавиться от выраженных болей и существенно улучшить состояние пациента.

Списоклитературы

1. Binder A. The diagnosis and treatment of nonspecific neck pain and whiplash. // Eura Medicophys. 2007. Vol. 43. №.1. P. 79–89.

2. Binder A.I. Neck pain // Clin. Evid. 2008. № 4. P.30.

3. Fejer R., Kyvik K.O., Hartvigsen J. The prevalence of neck pain in the world population: a systematic critical review of the literature // Eur. Spine J. 2006. Vol.15. P. 834–848.

4. МертаДж. Больвшее// Consilium Medicum. – 1999. – Т.1, № 2. – С. 76–84.

5. Махаликов Р.А. Боль в шее // РМЖ. Неврология. Психиатрия. – 2007. – № 10. –С. 837–845.

6. Пилипович А.А. Боль в шее // Новая аптека. – 2010. – № 12. – С. 86–89.

7. Rodine R., Vernon H. Cervical radiculopathy: a systematic review on treatment by spinal manipulation and measurement with the Neck Disability Index // J. Can. Chiropr. Assoc. 2012. Vol. 56. № 1. P. 18–28.

8. Murphy D.R., Hurwitz E.L., Gregory A. et al. A nonsurgical approach to the management of patients with cervical radiculopathy: a prospective observational cohort study // J. Manipulat. Physiol. Ther. 2006. Vol. 29. № 4. P. 279–287.

9. Hill J., Lewis M., Papageorgious A.C. et al. Predicting persistent neck pain: a 1–year follow–up of a population cohort // Spine. 2004. Vol. 29. P. 1648–1654.

10. Bovim G., Schrader H., Sand T. Neck pain in the general population. // Spine. 1994. Vol.19. P.1307–1309.

11. Белова А.Н. Вертеброневрологические проявления хлыстовой травмы шеи // Журнал неврологии и психиатрии. – 2004. – Т. 4. – С. 60–63.

12. Binder A.I. Neck pain syndromes. Clinical Evidence // BMJ Publishing Group. 2006. Vol. 16.

13. Ylinen J. Physical exercises and functionsl rehabilitation for management of chronic pain // Eur. Medicophys. 2007. Vol. 43. P. 119–132.

14. Vernon H., Humphreys K., Hagino C. Chronic mechanical neck pain in adults treated by manual therapy: a systematic review of change scores in randomized clinical trials // J. Manipulat. Physiol. Ther. 2007. Vol. 30 – № 3. – P. 215–227.

15. Vernon H.T., Humphreys B.K., Hagino C.A. A systematic review of conservative treatments for acute neck pain not due to whiplash // J. Manipulat. Physiol. Ther. 2005. Vol. 28. P. 443–448.

16. Young I.A., Michener L.A., Cleland J.A. et al. Manual therapy, exercise, and traction for patients with cervical radiculopathy: a randomized clinical trial // Phys. Ther. 2009. Vol. 89. P. 632–642.

17. Schnabel M., Ferrary R., Vassiliou T. et al. Randomised, controlled outcome study of active mobilization compared with collar therapy for whiplash injury // Emerg. Med. J. 2004. Vol. 21. P. 306–310.

18. Lavelle E.D., Lavelle W., Smith H.S. Myofascial trigger points //Anesthesiol. Clin. 2007. Vol. 25. P. 841–851.

19. Chen C.K., Nizar A.J. Myofascial Pain Syndrome in Chronic Back Pain Patients // Korean. J. Pain. 2011. Vol. 2, № 2. Р.100–104.

20. Fatti F. et al. Summary of product characteristics. Data on file, 1991.

21. 8. Minerva Med.–1994; Vol. 85. P. 531–5.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий