регистрация /  вход

Этический смысл взаимоотношений провизора и врача (стр. 1 из 3)

Реферат студентки ІІІ курса 1 группы фармацевтического факультета Болюбаш Ирины

Одесский государственный медицинский университет

г. Одесса - 2009

Современную медицину невозможно представить без фармации, точно так же, как и провизоры неотделимы от врачей. Уже на протяжении не одного десятка лет представители этих профессий пытаются бороться за «право власти», доказывая не только окружающим, но и самим себе, что кто-то все же главнее. Смотря глазами обывателя, вряд ли можно заметить какие-то особенности во взаимоотношениях провизора и врача. Каждый выполняет свои профессиональные обязанности. Разве что провизоры иногда жалуются на неправильно выписанные рецепты и некомпетентность молодых врачей. Врачи же, в свою очередь, говорят, что с провизорами живут в согласии и взаимопонимании. На самом деле, медицина и фармация — это единое целое, цель которого поддержание здоровья окружающих, не смотря ни на что.

Изначально функции провизора были заключены в приготовлении лекарств в аптеках с последующим отпуском населению. Однако сейчас наблюдается неуклонный рост лекарственных средств, выпускаемых в готовом виде, и провизоры в аптеках занимаются уже не только приготовлением, а и продажей лекарственных препаратов и предметов медицинского назначения. То есть современному провизору чаще приходиться выступать не в роли аптечного технолога, а в качестве консультанта по выбору лекарственного средства, его наиболее приемлемой лекарственной формы, времени и режима его приема с целью достижения максимально эффективной и безопасной фармакотерапии, для больных, врачей, общественности. Особенно важна эта функция при безрецептурном отпуске лекарств.

В последние годы в Украине возродился интерес к проблемам, связанным с самолечением и консультированием больного в аптеке. Предполагается, что эту роль сможет квалифицированно выполнять специально подготовленный клинический провизор, рекомендующий пациенту адекватные лекарственные средства на основании собранного анамнеза. Отношение к такому решению проблемы неоднозначное: естественно, что врачи, у которых оно отнимает часть пациентов и, соответственно, доходов, реагируют на эту возможность преимущественно негативно (аргументируя, свою реакцию возможным ущербом здоровью больных от бесконтрольного лечения).

В этом взаимодействии подспудно присутствует третий, и не лишний – пациент. Он заинтересован в том, чтобы взаимодействие врача и провизора развивалось правильно, было пронизано заботой о том, чтобы ему – пациенту – в результате кооперации вышеуказанных объектов медицинская услуга оказывалась надлежащим образом. Пациенту нужно, чтобы врач, имея арсенал знаний, умений, вооруженный рациональной и достоверной диагностической аппаратурой и инструментарием, мог поставить правильный диагноз и выбрал метод лечения, основанный на рациональной и доказательной медицине, а фармацевтическая компания смогла бы в свою очередь предоставить эффективные препараты, для решения данной патологии.

Фармацевтическая этика провизора и этика врача – часть общей этики, это наука о моральной ценности поступков фармацевтических и медицинских работников всех звеньев, их поведении в сфере своей деятельности. У фармацевтической этики есть много общего с врачебной этикой, но есть и значительные отличия: фармацевт не лечит больного, не делает назначений; однако он должен хорошо владеть навыками психотерапии, т.е. вселять в больного веру в выздоровление, в эффективность лекарственного препарата. Поэтому провизор должен обладать определенными профессиональными и нравственными качествами, уметь регулировать свои взаимоотношения с посетителями аптеки, использовать психологическое воздействие на больного.

Важно, чтобы между врачами и провизорами, прежде всего, было взаимоуважение и понимание. Им нужно стоять на одной ступени, никого нельзя ставить выше или ниже. Самое главное в работе — это профессионализм. Никогда не должны возникать конфликты ни личностные, ни профессиональные. Врачи должны уважительно относиться к провизорам, и точно также при ошибках врача важно действие провизора — корректно исправить ошибку, для того чтобы больной был уверен в правильности назначения и отпуска лекарственных средств. Врачи и провизоры должны работать только в тесном сотрудничестве. Необходимо помнить что, провизоры и врачи это, прежде всего коллеги, одна команда, занимающаяся общим делом.

Врач и фармацевт прошли вместе долгий путь от Гиппократа и Галена до сегодняшний дней, сначала в едином лице, а затем разделившись надвое, но сохранив связанность одной целью (здоровьем пациента). Бывало, что о цели забывали; бывало, что увлекались только целью. Обе крайности не приносили, в конечном итоге, пользы ни медицине, ни фармации, а уж больному и подавно. Ведь врач и фармацевт — два полюса магнита, которые невозможно оторвать друг от друга, как бы ни хотелось кому-то. Или, ближе к духу времени, — две стороны одной монеты. Монета здравоохранения имеет ценность только целиком; «орел» или «решка» поодиночке ничего не стоят.

Основные этапы становления этики

История этической мысли удивительно разнообразна и противоречива. Ее противоположные тенденции, своеобразно отражающие борьбу основных философских учений, были представлены в истории этики многообразием школ и направлений.

Античная этика является по преимуществу учением о добродетелях и добродетельной личности. Демокрит первым из античных мыслителей обращается к внутреннему миру человека. При определении нравственной ценности поступка он считает необходимым учитывать единство желания и действия: "Быть хорошим человеком - значит не только не делать несправедливости, но и не желать этого"

Начиная с софистов, Демокрита и Сократа, античная этика анализирует преимущественно понятие совершенной личности, вопрос о том, что является для нее высшим благом и каким образом это высшее благо реализуется.

Важной вехой в истории этики, в частности в обосновании своеобразия моральной природы человека, явился сократовский тезис о том, что добродетель есть знание. "Есть просто жизнь, а есть жизнь хорошая: вторая выше первой, и человек должен жить хорошей жизнью, норму которой он может найти только в себе".

Отталкиваясь от значения "ethos" как характера, Аристотель образовал прилагательное "ethicos" (этический) для того, чтобы обозначить особый класс человеческих качеств, названных им этическими добродетелями. Для обозначения совокупности этических добродетелей как особой предметной области знания и для выделения самого этого знания как особой науки Аристотель ввел термин "этика". Так, в IV в. до н.э. этическая наука получает свое имя, которое носит до сих пор. Следуя традиции, видевшей в этике учение о добродетелях, Аристотель дал развернутое, самое полное и богатое описание моральной личности. Таким образом, впервые среди греческих мыслителей Аристотель основой нравственности сделал волю.

Непосредственным и своеобразным преемником античности стала этическая мысль средневековья. На примере этики Августина видно, что смысл этики это безусловное подчинение человека воле бога и авторитету церкви.

Идея объективности этики нового времени получила отражение прежде всего в социально-договорной концепции морали Гоббса. Мораль для Гоббса - это не продукт общества и государства, а их предпосылка, условие, основание. Моральные законы являются силой, соединяющей людей и умеряющей их агрессивно-эгоистические наклонности.

Вместе с тем этика XVII - XVIII вв. не способна решить проблему индивида и общества, ей не удается соединить в единой теоретической схеме понимание морали как совокупности общезначимых общественных норм и как формы самоутверждения личности. С этой точки зрения исключительно большой интерес представляет этика И. Канта.

Мораль Канта тождественна законодательному практическому разуму. Всеобщий закон практического разума - это и есть нравственный закон. "Поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом". Кант утверждал, что для правильной нравственной оценки поступка необходимо знать, чем он обусловлен, т.е. каковы были субъективные побуждения человека. Таким образом, Кант подытожил весь предшествующий исторический путь этической науки, ее достижения.

Дальнейшее развитие этики, связанное прежде всего с именами Гегеля и Фейербаха, было фактически выходом за установившиеся в течение 2, 5 тысячи лет гносеологические и социальные рамки.

В частности, Гегель положил начало историческому пониманию нравственности, т.е. осуществил выведение и объяснение морали посредством анализа общественно-исторических определений человека; впервые в истории развития этики противопоставляет категории "мораль" и "нравственность". Понятием морального охватывается определенность внутреннего содержания воли независимо от его моральной оценки как доброго или злого. Нравственное выступает как всеобщий образ действия индивидуумов, как нравы. Объявляя нравы, по существу, особым духовным миром, Гегель подчеркивает их объективно закономерный характер: "Подобно тому как природа имеет свои законы, так и нравы суть закон духа свободы". Высшей ступенью, венцом развития нравственной идеи является государство.

Философы морали XX в., представители, с одной стороны, экзистенциализма (Камю, Сартр), а с другой - неопозитивизма (Хеар), из тезиса о формальном содержании нравственной свободы сделали вполне определенный вывод о том, что в нравственности не может быть никаких общезначимых норм, принципов и решений. Смысл нравственности, состоит не в том, чтобы "быть", стать чем-то, а в том, чтобы "делать", что-то предпринимать и совершать. Мораль - это "рыцарское желание борьбы", "воля к самоиспытанию, каковая стремится испытать и удостоверить себя тем, что она способна выдержать".

Узнать стоимость написания работы
Оставьте заявку, и в течение 5 минут на почту вам станут поступать предложения!