регистрация / вход

Международные преступления и преступления международного характера

В международном праве принято выделять международные преступления и преступления международного характера. Обычно под международными уголовными преступлениями понимаются деяния отдельных лиц, "прямо связанные с международными преступлениями государств"

1. Международные преступления и преступления международного характера.

В международном праве принято выделять международные преступления и преступления международного характера.

Обычно под международными уголовными преступлениями понимаются деяния отдельных лиц, "прямо связанные с международными преступлениями государств"[1] . При этом различие между международными преступлениями государств и физических лиц происходит по их субъектам. В первом случае в этом качестве выступают государства как таковые, во втором — физические лица, т.е. лица, которые направляют и осуществляют государственную политику, выражающуюся в международном преступлении соответствующего государства и ответственные за нее. Вопрос о возможности привлечения к ответственности государств является спорным. Впервые он возник после первой мировой войны, когда в международных отношениях стала укрепляться идея преступности агрессивной войны. Эта идея, пройдя через ряд международно-правовых актов, постепенно превратилась в действующий и уже достаточно действенный принцип международного права. Первые попытки его установления связываются с созданием после первой мировой войны Лиги наций. В преамбуле к статуту этой организации подчеркивается необходимость принять некоторые обязательства по предотвращению войны и «строго соблюдать предписания международного права, признаваемого отныне действительным правилом поведения правительств». В Статуте отмечалось также обязательство членов Лиги «уважать и охранять против всякого внешнего нападения территориальную целостность и существующую политическую независимость всех членов Лиги».

В числе первых наиболее значимых международно-правовых, положивших начало разработке института международной ответственности, стала Декларация об ответственности гитлеровцев за совершенные зверства, принятая на Московской конференции министров иностранных дел СССР, США и Великобритании в октябре 1943 года. После этого по итогам Крымской конференции (февраль 1945 года) руководители трех держав, выражая свое отношение к будущему Германии, заявили: «нашей непреклонной целью является уничтожение германского милитаризма и нацизма и создание гарантий в том, что Германия никогда больше не будет в состоянии нарушить мир всего мира».

Наконец, 1 октября 1946 года был вынесен Приговор Международного военного трибунала, который в декабре того же года получил признание в Организации Объединенных Наций. В Резолюции по этому поводу отмечалось, что Генеральная Ассамблея ООН подтверждает принципы международного права, выработанные Уставом Нюрнбергского трибунала и нашедшие отражение в его приговоре; ныне эти принципы имеют универсальное значение.

Так был создан первый прецедент привлечения государства, совершившего международное преступление, к международно-правовой ответственности. Однако темпы развития этого института оказались не столь высокими, как ожидалось, - слишком уж трудным является нахождение решений, удовлетворяющих необходимое большинство стран мира.

В дальнейшем, после Нюрнбергского и Токийского процессов, в вопросах ответственности государств за агрессию, преступления против мира и человечности главную роль стал играть Совет Безопасности ООН – один из основных постоянно действующих органов ООН. В соответствии с Уставом ООН Совет Безопасности наделен широкими полномочиями в деле мирного урегулирования международных споров, недопущения военных столкновений между государствами и других нарушений мира.

При квалификации поведения государств необходимо учи­тывать обстоятельства, наличие которых освобождает государства от ответственности. Они могут быть двух видов — исключающие возникновение ответственности и исключающие реализацию ответственности. Первые представляют собой ситуации, при которых поведение государства, квалифицируемое в нормальных условиях как правонарушение, признается правомерным и не порождает ответственности. Вторые – это фактические ситуации, при которых порожденная правонарушением ответственность фактически не осуществляется.

Отличие между поведением государства при обстоятельствах, освобождающих от ответственности, и поведением, смежным с правонарушениями, состоит в том, что первое формально содержит все признаки состава, тогда как второе лишь внешне похоже на правонарушение, но не содержит всех его признаков.

Вместе с тем российская наука международного права отвергает уголовную ответственность государства как субъекта международного права и саму возможность применения к нему норм уголовного права.

Получила международное признание и юридическое закрепление уголовная ответственность физических лиц за международные преступления с неприменимостью срока давности к таким преступлениям. Ответственность наступает, если деяния отдельных лиц связаны с преступной деятельностью государства и государственных органов.

Международные преступления как преступления физических лиц получили современное наименование как преступления против мира и безопасности человечества. Источником норм об ответственности за эти преступления является Устав Международного военного трибунала (Нюрнбергского), созданного для процесса по делу главных военных (немецких) преступников, виновных в развязывании второй мировой войны. В нем были сформулированы как основания уголовной ответственности за преступления против мира и человечности и военные преступления, так и конкретное содержание указанных трех разновидностей уголовно-правовых запретов (ст. 6). На первое место среди этих преступлений были поставлены преступления против мира, то есть планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны или войны в нарушение международных договоров, соглашений или заверений или участие в общем плане или заговоре, направленных на осуществление любого из вышеуказанных действий. К военным преступлениям были отнесены деяния, являющиеся нарушением законов и обычаев войны, выражающиеся в убийствах, истязаниях или уводе в рабство или для других целей гражданского населения оккупированной территории, в убийствах или истязаниях военнопленных или лиц, находящихся на море, в убийствах заложников, грабеже общественной или частной собственности; бессмысленном разрушении городов или деревень; разорении, не оправданном военной необходимостью, и других преступлениях. Устав трибунала для Югославии дополняет и конкретизирует этот перечень, включая в него биологические эксперименты, принуждение военнопленного или гражданского лица служить в вооруженных силах неприятеля, взятие гражданских лиц в качестве заложников и даже лишение военнопленного или гражданского лица прав на нормальное судопроизводство. Все это взято из Женевских конвенций о защите жертв войны 1949г. Запрещен также захват, разрушение или умышленное повреждение культурных, благотворительных, учебных, художественных и научных учреждений, исторических памятников, художественных и научных произведений.

Преступления против человечности — это убийства, истребление, порабощение, ссылки и другие жестокости, совершенные в отношении гражданского населения до или во время войны, или преследования по политическим, расовым или религиозным мотивам с целью осуществления или в связи с любым преступлением, подлежащим юрисдикции трибунала, независимо от того, являлись ли эти действия нарушением внутреннего права страны, где они были совершены [2] . Указанная классификация была воспроизведена и в Уставе Токийского международного военного трибунала (1946 г.).

После Нюрнбергского и Токийского процессов в рамках ООН продолжалась работа по развитию нормативной базы, необходимой для борьбы с преступлениями против мира и человечества. В этих целях еще в 1947 году в Резолюции 177 Генеральная Ассамблея ООН поручила Комиссии международного права сформулировать принципы международного права, признанные в Уставе Нюрнбергского трибунала (а также и в его приговоре) и составить проект Кодекса о преступлениях против мира и безопасности человечества. К вопросу о работе над этим проектомГенеральная Ассамблея возвращалась неоднократно. В 1991 году на своей XLIII сессии Комиссия международного права в предварительном порядке приняла в первом чтении проект этого Кодекса (см.: Организация Объединенных Нации. Генеральная Ассамблея. Комиссия международного права. XLV сессия. 3 мая — 23 июля 1993 г. Комментарии и замечания правительств в отношении проекта Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества, принятого в первом чтении Комиссией международного права на ее XLIII сессии, с. 3—15). Однако судя по обсуждению этого проекта и работе Комиссии по его доработке, его принятие — дело не близкого будущего.

Основные преступления против мира и безопасности человечества (включая военные преступления, геноцид и преступления против человечности, а кроме того, перечень был дополнен уставами трибуналов для Югославии и Руанды включением в него таких преступлений как пытки, заключение в тюрьму, изнасилование, а также терроризм) вошли в юрисдикцию Международного трибунала, учрежденного Резолюцией Совета Безопасности ООН от 22 февраля 1993 г. для судебного преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории бывшей Югославии, а также Международного трибунала по Руанде, учрежденного Резолюцией Совета Безопасности ООН от 8 ноября 1994 г. для судебного преследования лиц, ответственных за геноцид и другие серьезные нарушения международного права, совершенные на территории Руанды, и граждан Руанды, ответственных за такие преступления, совершенные на территории соседних государств. Кроме того, 17 июля 1998 г. на Римской дипломатической конференции ООН по учреждению Международного уголовного суда был принят Статут Международного уголовного суда как постоянного судебного органа, призванного осуществлять правосудие в отношении таких преступлений против мира и безопасности человечества, как геноцид, преступления против человечности, военные преступления и преступление агрессии.

Эти деяния рассматриваются как преступные независимо от того, были ли они совершены во время войны или после нее. Вместе с тем, уставы послевоенных трибуналов установили существенное ограничение, состоящее в том, что такого рода деяния рассматриваются как преступления против человечности только в том случае, если они совершены с целью осуществления или в связи с преступлениями против мира или военными преступлениями. Таким образом, эти преступления, будучи совершенными не в связи с войной, не подпадают под определение преступлений против человечности.

Уставы Нюрнбергского и Токийского трибуналов имели в виду лишь преступления, совершенные в связи с межгосударственным конфликтом. В отличие от этого уставы новых трибуналов рассматривают соответствующие деяния преступлениями против человечности «когда они совершаются в ходе вооруженного конфликта, будь он международного или внутреннего характера».

Вышеперечисленные преступления представляют собой собственно международные преступления, а именно преступления по международному праву, точнее, по общему международному праву. В силу того, что преступность соответствующих деяний определяется общим международным правом, их действие распространяется на любых лиц, где бы они не находились, независимо от того, отражен ли состав таких преступлений в законах страны, где они совершены. Это принципиальное положение было зафиксировано уже в Уставе Нюрнбергского трибунала, в котором говорилось о подлежащих его юрисдикции преступлениях «независимо от того, являлись ли эти действия нарушением внутреннего права страны, где они были совершены, или нет» (п. «с» ст. 6).

Второй вид преступлений по международному праву представляют собой конвенционные преступления. Их состав предусмотрен конвенциями, обязывающими участвующие государства ввести соответствующие нормы в свое уголовное право в целях обеспечения юрисдикции. Традиционно используется следующая формулировка: «Каждое Договаривающееся Государство принимает такие меры, какие могут оказаться необходимыми, чтобы установить свою юрисдикцию над преступлением» (ст. 5 Конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации 1971г.).

Обычно конвенции содержат постановления, обязывающие государства в соответствии с международным и национальным правом принимать все практически осуществимые меры с целью предотвращения соответствующих преступлений.

В случае совершения конвенционных преступлений приговор выносится на основании норм национального права. В случае с международными преступлениями международный трибунал выносит приговор непосредственно на основе международного права, а национальные суды могут это делать как на основе международного, так и внутреннего права.

На региональном уровне устанавливаются и другие конвенционные преступления. В связи с широким распространением взяточничества при заключении контрактов в 1996г. страны Латинской Америки подписали конвенцию о сотрудничестве в искоренении грязного правительственного бизнеса.

В отличие от преступлений против мира и безопасности человечества преступления международного характера (также являющиеся разновидностью международных преступлений) не находятся в непосредственной связи с действиями государств[3] . К ним относятся преступления, предусмотренные, например, ст.ст. 205, 206, 227, 228, 231, 252 УК РФ. В этих нормах налицо переплетение международно-правовых интересов с внутренней (национальной) юрисдикцией соответствующих государств. Для такого (совместного) способа охраны общества от преступных посягательств запрещаются не любые общественно опасные деяния, а только те, которые совершаются на территории не одного государства (переходят национальные границы), однако не только потому, что могут быть совершены гражданином одного государства на территории другого государства, но и в связи с тем, что они (эти преступления) посягают на нормальные отношения между государствами, наносят ущерб мирному сотрудничеству в различных областях межгосударственных отношений (экономических, социально-культурных, имущественных), а также организациям и гражданам. Типичными (характерными) преступлениями такого вида можно назвать такие преступления, как фальшивомонетничество, угон воздушного судна, незаконные операции с наркотическими средствами. Совершение этих преступлений приобретает все более организованный характер, и они во многом становятся проявлением международной организованной преступности.

Существует немало и других преступлений международного характера. К ним относятся торговля рабами и обращение в рабство; торговля людьми и эксплуатация проституции третьими лицами; изготовление и сбыт порнографических изданий; подделка денежных знаков; незаконная торговля наркотиками; незаконные ввоз, вывоз и передача права собственности на культурные ценности.

Принятым Комиссией международного права ООН проектом устава международного уголовного суда предусмотрен еще один, смешанный вид международных преступлений. В нем говорится, что к юрисдикции суда относятся также «преступления, установленные договорными постановлениями или в соответствии с договорными постановлениями, перечисленными в Приложении, которые с учетом вменяемого лицам поведения представляют исключительно серьезное преступление международного характера» (ст. 20).

Таким образом, ссылка идет не на конвенции, а на их конкретные постановления. В Приложении числятся постановления о незаконном обороте наркотиков, о пытках, об апартеиде. Но основную массу составляют постановления конвенций, которые можно охарактеризовать как антитеррористические. Это постановления о незаконном захвате самолетов, о противоправных действиях в отношении безопасности гражданской авиации, о преступлениях против лиц, находящихся под международной защитой, о захвате заложников.

В Европейской конвенции по борьбе с терроризмом, принятой Советом Европы в 1977г. эти положения подтверждаются тем, что на первое место поставлены именно перечисленные конвенции. Перечень дополнен правонарушениями, связанными с использованием бомб, гранат, ракет, автоматического оружия, посылок с опасными вложениями.

Это связано с тем, что в последнее время терроризм становится все более опасным и распространенным явлением. Зачастую он опирается на зарубежные силы. Поэтому сотрудничество государств в борьбе с ним приобрело большую актуальность. Европейская конвенция дает представление о квалификации данного преступления. Она квалифицирует как преступление и попытку совершения террористического акта или участие в качестве сообщника лица, которое совершает или пытается совершить подобное преступление.

В большинстве случаев терроризм служит политическим целям. Поэтому в Европейской конвенции специально оговорено, что для обеспечения выдачи преступника никакое преступление такого рода не будет рассматриваться как политическое. Терроризм в политических целях не менее преступен, чем в любых других случаях.


2. Международный трибунал по Югославии: его создание, формирование и деятельность.

Прежде чем говорить о международном трибунале по Югославии, необходимо сказать несколько слов о событиях, приведших к его созданию. Итак, 1991 год - символ войны - стертый сербской армией с лица земли хорватский город Вуковар. 1992-й - сербские концлагеря для боснийских мусульман, возрождение памяти второй мировой войны. Прицельный расстрел Сараево и неприцельный - мусульманского анклава Сребреница. 1999-й - сербская армия очищает Косово от этнических албанцев - изгнано 740 тысяч человек. 22 мая 99-го года Международный трибунал по расследованию военных преступлений, совершенных в ходе войны на территории бывшей Югославии, предъявил Милошевичу обвинение в преступлениях против человечности, совершенных в Косово. Президент Югославии Слободан Милошевич стал первым действующим руководителем государства, на арест которого международная судебная инстанция выписала ордер - за преступления против человечности.

Прошло полвека после учреждения послевоенных трибуналов, прежде чем государства решили вновь создать уголовные трибуналы. И опять-таки ограничили их юрисдикцию во времени и в пространстве. Решением Совета Безопасности ООН 22 февраля 1993 г. учрежден «международный трибунал для преследования лиц, виновных в серьезных нарушениях международного гуманитарного права, совершенных на территории бывшей Югославии, начиная с 1991г.».

Следовательно, четко обозначена юрисдикция личная, территориальная, временная.

Совет обосновал решение ссылкой на главу VII Устава ООН, в которой идет речь о его полномочиях в случае угрозы миру и актов агрессии. Однако все его полномочия относятся к государствам, а не к индивидам. Поскольку никто не может передать прав больше, чем сам имеет, то учреждение трибуналов основано на широком толковании Устава. Наиболее убедительное обоснование из числа выдвинутых Генеральным Секретарем ООН состоит, пожалуй, в том, что иного пути не было. Нормальный путь, путь заключения договора потребовал бы значительного времени для его разработки и ратификации. В результате трибуналы утратили бы смысл. В юридическом плане существенное значение имела легитимизация действий Совета в результате их молчаливого признания членами ООН.

Устав трибунала для Югославии установил юрисдикцию в отношении «серьезных нарушений международного гуманитарного права». К ним отнесены нарушения общепризнанных норм о защите жертв войны, как они отражены в Женевских конвенциях 1949г. («право Женевы»), а также правил ведения войны, как они отражены в Гаагских конвенциях 1907г. и приложениях к ним («право Гааги»), а также геноцид и преступления против человечности.

Официальное положение обвиняемого, будь то глава государства или правительства, не освобождает его от уголовной ответственности. Они несут ответственность и за то, что не предотвратили совершение преступлений своими подчиненными.

Учреждение международных трибуналов не должно препятствовать деятельности национальных судов в отношении соответствующих преступлений. Трибуналы не в состоянии справиться со всей массой преступников. Поэтому деятельность национальных судов в этой области должно поощряться. Однако в случае возбуждения преследования по одному и тому же делу, приоритет принадлежит международному трибуналу.

Трибунал состоит из камер – две судебные и одна апелляционная; из прокурора и секретаря. Каждая судебная камера состоит из трех судей, а апелляционная из пяти (всего 11). В целях экономии средств апелляционная камера трибунала для Югославии служит также камерой трибунала для Руанды.

Кандидаты в судьи предлагаются государствами и по представлению Совета Безопасности избираются Генеральной Ассамблеей сроком на пять лет; они могут быть переизбраны на новый срок. Кандидаты в судьи должны обладать необходимым опытом и знаниями в области уголовного права, международного права, включая гуманитарное право и права человека, не говоря уже о знании одного из рабочих языков, которыми являются английский и французский. Судьи сами принимают правила процедуры, то есть по существу – процессуальный кодекс.

Прокурор действует независимо, как самостоятельный орган трибунала. По представлению Генерального секретаря ООН он назначается Советом Безопасности на четыре года. Прокурор для Югославии является также прокурором для Руанды. Он вправе начинать расследование по собственной инициативе или на основании информации, полученной от правительств, органов ООН, межправительственных и даже неправительственных организаций. При проведении расследования государства обязаны оказывать прокурору необходимое содействие. Обвинительное заключение утверждается судебной камерой. После этого издается ордер на арест или приказ о заключении под стражу.

Обвиняемому обеспечиваются права в соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах. Трибунал предпринимает меры для защиты пострадавших и свидетелей. Единственной мерой наказания является тюремное заключение. Может быть также принято решение о конфискации имущества и возвращении законным владельцам собственности, добытой преступным путем. Тюремное заключение отбывается в государстве, определяемом трибуналом на основании списка государств, давших на это согласие.

Функционирование международных трибуналов невозможно без активного содействия государств. Уставы трибуналов обязывают государства оказывать помощь, включая розыск и опознание, снятие показаний и выявление доказательств, арест и задержание, передачу обвиняемого трибуналу. Все это требует внесения соответствующих положений в уголовное и уголовно-процессуальное право государств.

Литература:

1.Вестник Московского Государственного Университета. – Серия 11. Право. – 2000 №4 – с. 90-99.

2.Международное право: Учебник. Отв. Ред. Ю.М. Колосов, Э.С. Кривчикова. – М. Международные отношения. 2000.

3.Российская юридическая энциклопедия. – М.: Издательский Дом ИНФРА-М, 1999. – Х, 1110 с.

4.Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу РФ. – М., 1999г.

5.И. Фисенко Ответственность государств за международные преступления – Белорусский журнал международного права и международных отношений, 1998, №3

6. Лукашук И.И. Международное право. Особенная часть. Учебник. – М., 1997г.


[1] Курс международного права. В семи томах. Т. 6. М., 1992, с. 187

[2] Нюрнбергский процесс. Сборник материалов. В двух томах. Т. 1. М., 1952, с. 16

[3] Карпец И.И. Преступления международного характера. М., 1979;

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 3.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий