регистрация / вход

Cубъекты международного частного права

Оглавление Введение Виды субъектов международного частного права Правовое положение физических и юридических лиц, как субъектов МЧП Дееспособность и правоспособность иностранных граждан

Оглавление

Введение 3
1. Виды субъектов международного частного права 4
2. Правовое положение физических и юридических лиц, как субъектов МЧП 6
2.1. Дееспособность и правоспособность иностранных граждан 6
2.2. Национальный режим и режим наибольшего благоприятствования 9
2.3. Взаимность и реторсии 10
2.4. Правовое положение российских граждан за рубежом 13
2.5. Правовое положение юридических лиц 14
2.6. Правовое положение иностранных юридических лиц 17
3. Государство как субъект МЧП 20
4. Международная межправительственная организация как субъект МЧП 24
Заключение 26
Список используемой литературы 27

Введение.

Возрождение в России частного права открывает новые страницы в истории одной из его наиболее жизнестойких ветвей – международного частного права.

Международное частное право возникло и сложилось в силу объективного существования в мире около двухсот правовых систем, каждая из которых устанавливает «свои» нормы для регулирования одних и тех же общественных отношений. В тех случаях, когда помимо национальных субъектов права – физических и юридических лиц одного государства – в правовых отношениях участвует «иностранный элемент», появляется необходимость в дополнительном правовом регулировании. Игнорирование иностранной правовой системы и подчинение отношений только одному правопорядку не может обеспечить объективного, адекватного конкретным жизненным обстоятельствам, правового регулирования.

В каждом государстве, важнейшим регулятором общественных отношений является право, а право – это система юридических норм, которая фиксирует определенные отношения; охраняет общеобязательные правила поведения, а также закрепляет права и обязанности лиц.

Международное частное право призвано регулировать взаимоотношения между субъектами МЧП. Особенность положения субъектов МЧП состоит в том, что они выступают не только носителями прав и обязанностей, но и играют главную роль в создании и реализации международно-правовых норм.

В своей работе я попытаюсь раскрыть правовое положение субъектов МЧП, которыми, прежде всего, являются физические и юридические лица, а иногда – государства, их основные особенности. На основе изученного материала, постараюсь определить, какое место занимают субъекты в международном частном праве.

1. Виды субъектов международного частного права.

Субъекты международного частного права (МЧП) - это участники гражданских правоотношений, осложненных «иностранным элементом»[1] .

Под иностранным элементом понимаются имущественные отношения, где субъектом выступает сторона, имеющая иностранное подданство; субъекты принадлежат одному государству, а объект находится за границей; возникновение, изменение или прекращение отношений, связанных с юридическим фактом, имеющим место за границей.

К числу субъектов международного частного права относятся:

1) физические лица (граждане; лица без гражданства – апатриды; иностранные граждане; лица, имеющие двойное гражданство - бипатриды);

2) юридические лица (государственные организации, частные фирмы, предприятия, научно-исследовательские и иные организации);

3) государства;

4) нации и народы, борющиеся за свободу и независимость, и создание собственной государственности в лице своих руководящих органов (к их числу относится, например, Организация Освобождения Палестины);

5) международные межправительственные организации;

6) государственно-подобные образования, являющиеся субъектами международного публичного права (к ним относятся вольные города и Ватикан - резиденция главы римско-католической церкви)[2] .

Физические и юридические лица, как субъекты международного частного права являются участниками правоотношений по МЧП независимо от того, кто является другой стороной в правоотношении: МЧП будет регулировать отношения как между двумя физическими или между двумя юридическими лицами, так и между физичес­ким или юридическим лицом, с одной стороны, и государством или другим субъектом международного публичного права - с другой.

Государства; нации и народы, борющиеся за независимость и создание собственной государственности; международные межправительственные организации; государственно-подобные образования, как субъекты МЧП только тогда будут входить в состав правоотношения, регулируемого нормами МЧП, когда будет выполнено следующее условие: контрагентом по сделке (или другой стороной в пра­воотношении) будет физическое, либо юридическое лицо. Правоотношения, в которых участниками являются два государства, или две межправительственные организации, или государство и межправительственная организация, не будут регулироваться нормами МЧП. Они бу­дут находиться в сфере действия международного публичного нрава.

Следовательно, если в правоотношении с одной стороны участвует субъект международного публичного права, то другой стороной для того, чтобы правоотношение регулировалось нормами МЧП, может быть только физическое либо юридическое лицо.

В моей работе будут рассмотрены основные субъекты МЧП, которые имеют свое правовое положение, их я рассмотрю ниже, раскрыв специальные юридические категории. Для физических лиц такими категориями будут дееспособность и правоспо­собность; для юридических - личный статус и «национальность»; при характеристике субъектов международного публичного права категори­ями, раскрывающими особенности их участия в гражданско-правовых отношениях международного характера, являются государственный суверенитет, суверенитет народов и наций[3] .


2. Правовое положение физических и юридических лиц, как субъектов МЧП.

2.1. Дееспособность и правоспособность иностранных граждан.

В МЧП Российской Федерации вопрос о право- и дееспособ­ности возникает либо применительно к иностранным гражданам, находя­щимся на территории Российской Федерации, либо применительно к рос­сийским гражданам, пребывающим за рубежом. Укачанные юридические категории также подходят для характеристики апатридов и бипатридов. В законодательстве РФ имеются нормы, одновременно характеризующие правовое положение иностранных граждан и лиц без гражданства (апатридов). Что касается бипатридов, то этот «вид» физических лиц сравнительно недавно стал предметом регулирования в законодательстве РФ, в МЧП РФ он ещё не получил закрепления. Учитывая это, ниже речь преимущественно будет идти о правовом положе­нии иностранных граждан и лиц без гражданства.

Прежде чем вести речь о коллизионных привязках, формулирующих выбор права при определении право- и дееспособности, нужно четко оп­ределить, что включают в себя понятия «иностранные граждане» и «лица без гражданства». В соответствии с Законом СССР «О правовом положении иностранных граждан в СССР» 1981г. (действующим до принятия, российского закона) к иностранным гражданам относятся лица, не являющиеся гражданами РФ и имеющие доказательства своей принадлежности к иностранному государству. К лицам без гражданства предъявляют­ся два требования: 1) чтобы они не были гражданами РФ и 2) не принад­лежали к иностранному государству. Кроме того, аналогичное содержание указанных понятий дается в Законе о гражданстве РФ от 28.11.91г. (в ред. Федерального Закона от 6.02.95г.).

Понятие «иностранные лица » содержится также в Федеральном Законе России «О государственном регулировании внешнеторговой деятель­ности» от 13.10.95г. Для целей регулирования внешнеторговой деятель­ности этим понятием применительно к физическим лицам обозначаются лица, не имеющие постоянного или преимущественного места жительства на территории Российской Федерации и не зарегистрированные в ка­честве предпринимателей.

Иностранные граждане подразделяются на постоянно проживающих и временно находящихся на территории России. Учитывая это обстоятельство, к определению право- и дееспособности иностранцев следует подходить дифференцированно. Вместе с тем, ни в Основах, ни в проекте ГК Российской Федерации нормы, регламентирующие право- и дееспособность иностранных граждан и лиц без гражданства на территории Рос­сии, не содержат какой-либо дифференциации. Следовательно, особенно­сти правового положения постоянно проживающих и временно находя­щихся в РФ иностранцев будут закреплены в специальных двусторонних, соглашениях. Как правило, в таких вопросах, как трудовая деятельность, реализация права на жилье, социальное и медицинское обеспечение, обра­зование, иностранцы, постоянно проживающие в России, пользуются в полном объеме теми же правами, что граждане РФ.

Иностранцы и лица без гражданства пользуются в России граждан­ской правоспособностью наравне с российскими гражданами.

Такое положение закреплено в российском законодательстве (ст.160 Основ ГЗ) и выражает принцип национального режима. В силу этого режима иностранным гражданам и юридическим лицам предоставляется такой же режим, какой предоставляется отечественным гражданам и юридическим лицам. Поскольку на иностранных физических и юридических лиц распространяются те права и преимущества, которыми в данной стране пользуются местные физические и юридические лица, все они ставятся в равное положение. Однако закон за­крепляет возможность устанавливать изъятия из этого принципа[4] . Такие изъятия содержатся во многих российских законах и касаются возможно­сти для иностранцев или занимать некоторые должности, или иметь оп­ределенные (в том числе, имущественные) права. Так, например, иностранцы не могут быть судьями, прокурорами, они не могут занимать должности в органах государственной власти и управления, в экипажах морских и воздушных судов.

В ряде российских законов для иностранцев содержатся ограничения для осуществления права на занятие определенными видами деятельнос­ти. Так, например, в области предпринимательской деятельности к ино­странцам предъявляются дополнительные требования: иностранцам пре­доставляется право заниматься предпринимательской деятельностью в России при условии, что они зарегистрированы для ведения хозяйствен­ной деятельности в стране их гражданства[5] .

В Федеральном Законе «Об архитектурной деятельности в Российской Федерации» 1995г. иностранным гражданам (а также лицам без гражданства и иностранным юридическим лицам) предоставляется пра­во заниматься архитектурной деятельностью на территории РФ только в случае, если это предусмотрено в соответствующем международном до­говоре; в противном случае они могут принимать участие в архитектур­ной деятельности только совместно с архитектором - гражданином РФ (или российским юридическим лицом).

В соответствии с Законом РФ «Об авторском праве и смежных пра­вах» 1993г., за иностранцем признается авторское право на произведе­ние, впервые выпущенное в свет за пределами территории Российской Федерации, лишь при наличии соответствующего международного до­говора.

Не все ограничения, установленные для иностранцев в российском законодательстве, можно считать обоснованными. Так, например, в соответствии с Федеральным Законом от 15.11.95г. «О сельскохозяйственной кооперации», иностранцы не могут быть членами сельскохозяйственного кооператива; в соответствии с Законом РФ «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» от 11.03.92г., иностранный гражданин не может быть частным детективом. Иностранцы не могут быть также аттестованы и зарегистрированы в качестве патентного поверенного (Положение о патентных поверенных, утвержденное Поста­новлением Правительства РФ от 12.02.93г.); они не наделены правом охоты с охотничьим огнестрельным оружием (Положение об охоте и охотничьем хозяйстве РСФСР, утвержденное Постановлением Прави­тельства РФ от 23.06.93г.).

В отличие от гражданской правоспособности иностранцев, которая определяется российским законодательством, гражданская дееспособ­ность определяется их личным законом.Это значит, что вопросы, определяющие способность человека вступать в брак, приобретать собственность, осуществлять трудовую дея­тельность, совершать различного рода сделки, регулируются по праву государства, гражданином которого является иностранец (или по праву его места жительства). Для лиц без гражданства гражданская дееспособ­ность устанавливается по праву постоянного места жительства.

В российском законодательстве определены ситуации, при которых гражданская дееспособность иностранцев и лиц без гражданства будет определяться только по российскому праву.

Из указанного классического принципа определения дееспособности иностранцев по личному закону существуют исключения.

Во-первых, этокасается сделок, совершаемых иностранцами (лицами без гражданства) на территории РФ. Это означает, что иностранец, за­ключая в России договор мены, купли-продажи, залога, займа и другие сделки, не может впоследствии оспаривать их действительность, ссыла­ясь на то,что в момент заключения сделки он не достиг установленного законодательством государства, гражданином которого он является, со­ответствующего возраста или были выявлены какие-либо другие препят­ствия для участия в сделке.

Во-вторых, по российскому праву будет определяться гражданская дееспособность иностранцев (лиц без гражданства) в отношении обяза­тельств, возникающих вследствие причинения вреда в Российской Феде­рации.

И, наконец, в-третьих, российский законодатель подчинил российско­му праву решение вопросов о признании в РФ иностранцев или лиц без гражданства ограниченно дееспособными, безвестно отсутствующими и объявлении их умершими.

2.2 Национальный режим и режим наибольшего благоприятствования.

Иностранные физические и юридические лица на территории принимающего государства обладают соответствующими правами и несут определенные обязанности. Условия предоставления прав отражают два вида режима, распространенных в мировой практике. Такими режимами являются:

· национальный режим - наделение иностранных физических и юридических лиц такимиже правами и обязанностями, какие имеют собственные граждане и юридические лица;

· режим наибольшего благоприятствования—предоставление физи­ческим и юридическим липам одного иностранного государства такого же объема прави полномочий, которыми обладают граждане и юриди­ческие лица, любого другого иностранного государства.

Как уже упоминалось выше, национальный режим чаше всего применяется в отношениях с иностранными физическими лицами. Норма о предоставлении национально­го режима включается во многие международные договоры об оказании правовой помощи. Она закреплена в Конституции РФ, в Законе о право­вом положении иностранных граждан в СССР 1981г. и во многих других законодательных актах:данная норма реализуется в положении о том, чтоиностранные граждане в РФ пользуются такими же правами, что и российские граждане.

Принцип национального режима действует в отношении права собственности иностранцев. На них распространяются все общие правила нашего законодательства в отношении собственности граждан. Это касается круга предметов, которые вообще могут принадлежать иностранцам, и пределов осуществления иностранцами их права собственности. Например, если иностранец везет в РФ оружие, то ни законность приобретения оружия за рубежем, ни правомерность владения им, когда он жил в другой стране, не являются основанием для владения оружием в РФ. Иностранец может владеть оружием в РФ лишь при выполнении условий, установленных нашим законодательством.

Предоставление национального режима иностранцам означает не только уравнение их с нашими гражданами в области гражданских прав, но и возложение на иностранцев как участников гражданских правоотношений обязанностей, вытекающих из правил нашего законодательства.

Например, согласно ст. 444 ГК РСФСР, из факта причинения вреда жизни, здоровью и имуществу гражданина или организации возникает обязательство по возмещению вреда. Такое обязательство возникает и в случае причинения вреда иностранцам (см. гл. 11). Осуществление прав, предоставленных в РФ иностранным гражданам в соответствии с нашим законодательством, неотделимо от исполнения ими обязанностей. Общее правило в отношении обязанностей иностранцев, находящихся на территории РФ, сформулировано в ст. 37 Конституции РФ.

Из предоставления иностранцам национального режима в то же время следует, что иностранец в РФ не может претендовать на какие либо иные гражданские права, нежели те, которые предоставлены по нашему закону гражданам РФ; иностранец не может требовать предоставления ему привилегий или установления изъятий из нашего закона.

Закрепленный в законодательстве национальный режим в отношении гражданской правоспособности иностранцев носит безусловный характер, т.е. он предоставляется иностранцу в каждом конкретном случае без требования взаимности. Из этого принципа исходят и другие законодательные акты, регулирующие права иностранцев в различных областях (ст.25 ГПК и др.).

В силу территориального характера авторских прав национальный режим в отношении авторских прав иностранцев установлен применительно к произведениям, обнародованным на территории РФ, либо не обнародованным, но находящимся на территории РФ в какой либо объективной форме.

В отношении других произведений иностранцев авторские права признаются в соответствии с международными договорами.

Режим наибольшего благоприятствования или другое, часто встре­чаемое в юридической литературе понятие «режим наиболее благоприятствуемой нации»,используется в отношениях с иностранными юридическими лицами, про которых я укажу ниже.

2.3 Взаимность и её виды. Реторсии.

Одним из основных начал, своего рода фундаментом для сотрудни­чества государств, служит специальная категория МЧП, именуемая «взаимностью». Юридический смысл, вложенный в это понятие, имеет много общего с одноименным понятием, употребляемым в быту: идет ли речь о предоставлении прав или о выполнении каких-либо работ - все это обеспечивается при условии совершения другой стороной таких же действий.

Взаимность в МЧП означает:

1) предоставление иностранцам в РФ таких же прав, свобод и возможностей, какими обладают российские граждане в соответствующем иностранном государстве;

2) признание и исполнение иностранных судебных решении при условии признания и исполнении судебных решений РФ в соответствующем иностранном го­сударстве;

3) исполнение судебных поручений иностранных судов при аналогичном исполнении поручений судов РФ;

4) в определенных случа­ях применение иностранного права при условии, если в соответствующем иностранном государстве к аналогичным отношениям применяется российское право и др.

Всех ситуаций, при которых будет применяться взаимность, указать невозможно. Вместе с тем, не все ситуации, указанные выше, мо­гут быть решены на основе взаимности. Как правило, наличие взаимнос­ти предусматривается в международном договоре. В томслучае, когда такое положение отсутствует, считается, чтонет оснований для предъяв­ления требования взаимности. Другими словами, если в международном договоре или в национальном законодательстве не содержится нормы, обуславливающей совершение определенных действии на условиях вза­имности, то этидействия должны быть выполнены в отношении иност­ранцев без соответствующей «проверки» аналогичной ситуации в иност­ранном государстве в отношении российских граждан.

В проекте третьей части ГК РФ предлагается новелла,формулиру­ющая отношение Российской Федерации к категории взаимности. Рос­сийский законодатель определил, что суд РФ должен применять иност­ранное право независимо от того, применяется ли в соответствующем иностранном государстве к аналогичным отношениям российское право. Однако это основное положение дополнено традиционными «исключе­ниями», позволяющими в законах РФ устанавливать нормы, регулирую­щие применение иностранною права на условиях взаимности.

Важным положением, содержащимся в ст. 1227 проекта ГК, является норма о «презумпции» взаимности: в случае,если применение иностранного права зависит от взаимности, предполагается, что эта взаимность существует между государствами, постольку не доказано иное.

Помимо вышеуказанного в российском законодательстве имеются нормы, включенные в различные законы РФ, содержащие положенияо взаимности. Так, например, согласно ст.47 Закона РФ «О товарных знаках, зна­ках обслуживания н наименованиях мест происхождения товаров» 1992г., право на регистрацию в РФ наименований местпроисхождения товаров предоставляется физическим лицам тех государств, которые пре­доставляют аналогичное право гражданам РФ.

В международном частном праве обычно различают два вида взаимности: «формальную» и «материальную».

При формальной взаимности иностранцы теми же правами, какие имеют отечественные граждане и юридические лица, в том числе и теми правами какимииностранцы не пользуются в своем государстве. Иностранцы не могут требовать предоставления им тех прав, которыми они наделены в своем государстве, если эти права не за­креплены в законодательстве Российской Федерации. На принципе фор­мальной взаимности основаны практически все договоры, заключенные РФ с иностранными государствами.

При материальной взаимности государство предоставляет иностран­цам те же права или обязанности, какими обладают свои граждане в соответствующем иностранном государстве.

В силу различия правовых систем предоставление материальной взаимности оказывается, весьма затруднительным, так как в некоторых правовых системах просто отсутствуют гражданско-правовые институты, известные и распространенные в других.

Употребление терминов «формальная» и «материальная» используется в условном значении с целью противопоставить одно понятие другому. В Российской Федерации, как, впрочем, и в большинстве государств, признается формальная взаимность, хотя в определенных случаях возможно применение и материальной взаимности (в области налогообло­жения, авторского права).

Предоставляя иностранцам национальный режим, по существу безусловный, т.е., не связанный с наличием взаимности в соответст­вующем иностранном государстве, - Российская Федерация может уста­навливать определенные ограничения правоспособности в отношении иностранцев (реторсии).

Возможность установления таких ограничений определяется ст. 162 Основ ГЗ и может иметь место лишь при определенных условиях: 1) ограничения должны быть ответными - устанавливаться в отношении граждан и юридических лиц тех государств, в которых имеются специ­альные ограничения правоспособности российских граждан и юридичес­ких лиц; 2) только Правительству РФ, предоставлено право устанавливать ограничения (например, суды при рассмотрении дела не могут ли­шить иностранца права собственности на домовладение, ссылаясь на то, что в соответствующем государстве российские граждане не могут иметь в личной собственности дома).

Следовательно, Реторсии — это установленные Правительством Российской Федерации ограничения в правоспособности иностранных физических и юридических лиц в ответ на аналогичные действия иностранного государства.

2.4. Правовое положение российских граждан за рубежом.

Общим принципом, определяющим правовой статус российских граждан в иностранном государстве, является право страны места нахож­дения. Традиционно правила, определяющие регулирование прав и обязанностей российских граждан (и, соответственно, иностранных граждан в России), закрепляются в различного рода международных соглашени­ях: договорах об оказании правовой помощи, торговых договорах, дого­ворах об избежании двойного налогообложения и других.

Учитывая, что некоторые государства имеют более развитые эконо­мическую, социальную, правовую системы по сравнению с РФ, россий­ским гражданам в иностранном государстве предоставляется возмож­ность пользоваться теми имущественными правами, которые неизвестны российскому законодательству. В то же время, в иностранных госу­дарствах, так же, как и в России, могут быть установлены изъятия из принципа национального режима, ограничивающие граждан РФ в от­дельных правах. Это может касаться каких-либо льгот при получении образования, социальном обеспечении, в отношении некоторых имуще­ственных прав.

Защиту российских граждан в иностранном государстве обеспечива­ют представители дипломатических представительств и консульских учреждений Российской Федерации в соответствии с международными кон­венциями о дипломатических сношениях 1961г. и консульских сношени­ях 1963г., а также Консульским Уставом СССР 1976г. Согласно ст.23 Устава, обязанность в обеспечении мер защиты российских граждан и гарантированности в осуществлении ими полного объема прав, предостав­ленных законодательством государства пребывания, возлагается на консула. В случае нарушения прав консул незамедлительно обязан принять меры к их восстановлению.

На практике встречаются случаи ущемления иностранными государ­ствами прав российских граждан, большинство из которых носит поли­тический характер. Как правило, эти случаи связаны с ограничением ад­министративных прав (невозможность безвизового въезда), трудовых прав (отказ в приеме на отдельные виды работы), реже - имущественных (ограничения в праве собственности). В подобных случаях российское государство устанавливает реторсии. Так, например, в 1989 году советским руководством была ограничена численность британских служа­щих в дипломатических учреждениях Москвы. Это было реторсией СССР в ответ на решение МИД Великобритании о выезде из Великобританииодиннадцати советских сотрудников.

В следующем пункте своей работы, я опишу правовое положение юридических лиц, которые играют не маловажную роль в раскрытии субъектов МЧП.

2.5. Правовое положение юридических лиц.

Правовое положение юридических лиц в МЧП раскрывается через категории «личного статута» и «национальности». Под личным статутом понимают объем правоспособности юридического лица в соответствующем государстве. В содержание этого понятия включаются вопросы образования, деятельности, прекращения деятельности юридического ли­ца, взаимоотношении между учредителями, порядка получения и распре­деления прибыли, расчетов с бюджетом и другие.

В каждой правовой системе личный статут имеет своё содержание. В Российской Федерации личный статут, определяемый для российских юридических лиц,закрепляется в нормах ГК РФ. В Основах закрепляется положение о выборе правопорядка для регламентации личного статуса иностранных юридических лиц: согласно ст. 161 ГК РФ, личный статут иностранных юридических лиц определяется по праву страны, где учреждено юридическое лицо. Таким образом, вопрос о том, чем «заполнен» статус иностранного юридического лица, решается по материальному праву соответствующего иностранного государства.

«Национальность» юридического лица - это принадлежность юридического лица к определенному государству. Этот термин используется для определения правовой связи юридического лица с государством: отчисления на­логов; создания ее стороны государства правового регулирования в от­ношении тех вопросов, которые составляют содержание личного статуса. В случае, если, например, юридическое лицо является российским, то личный статус его будет определяться российским правом; для французского - применимо французское право и т.п.

Необходимо подчеркнуть, что термин «национальность» является условным и не показывает наличия в данном юридическом лице иностран­ного капитала или вхождения иностранцев в состав учредителей. Подобные «осложнения» юридического лица иностранным элементом не изме­няют его национальности.

Понятия «личного статуса» и «национальности» взаимосвязаны и взаимообусловлены: национальность юридического лица определяет его личный статут, а содержание личного статуса зависит от того, какую на­циональность имеет юридическое лицо. В каждой правовой системе су­ществуют свои критерии определения национальности и содержатся раз­ные коллизионные нормы, определяющие гражданскую правоспособ­ность (личный статус) юридических лиц.

Различают следующие наиболее распространенные критерии опре­деления национальности (или часто именуемые в юридической литературе - доктрины определения национальности):

· критерий инкорпорации: юридическое лицо имеет национальность государства, в котором оно зарегистрировано;

· критерий оседлости: юридическое лицо имеет национальность го­сударства, где находятся правление или главные органы управления юридическою лица;

· критерий деятельности: юридическое лицо имеет национальность того государства, в котором оно осуществляет свою деятельность (извле­кает прибыль, получает доходы, делает налоговые отчисления);

· критерий контроля: юридическое лицо имеет национальность того государства, где проживают (или имеют гражданство) учредители данного юридического лица.

На практике возможно сочетание различных критериев для определе­ния вопросов, связанных с деятельностью юридического лица. Как пра­вило, подобные вопросы получают юридическое закрепление в двусторонних торговых соглашениях (в большинстве своем, по вопросам избежания двойного налогообложения).

В Российской Федерации применяется принцип инкорпорации: лю­бое юридическое лицо, зарегистрированное на территории РФ, считает­ся российским, то есть имеет «российскую» национальность. При этом встречающееся в настоящее время в обиходе, а ранее в нормативных ак­тах такое понятие, как «совместное предприятие», означает лишь учреж­дение данного предприятия российскими и иностранными лицами и на­личие в уставном фонде такого предприятия иностранного капитала. На­циональность «совместного предприятия», так же, как и любого пред­приятия, учрежденного только иностранцами (или имеющего в уставном фонде только иностранный капитал) на территории РФ, будет россий­ской, поскольку данное юридическое лицо зарегистрировано (внесено в Государственный реестр) на территории РФ.

Принцип инкорпорации в Российской Федерации нашел отражение в ст.161 ГК РФ, в которой содержится положение о том, что гражданская правоспособность иностранных юридических лиц определяется по праву страны, где учреждено юридическое лицо. Следовательно, если юридиче­ское лицо учреждено в Российской Федерации, то его правоспособность будет определяться по российскому праву и юридическое лицо будет иметь российскую национальность..

Разные принципы определения национальности юридического лица на практике порождают проблему в правовом регулировании деятельно­сти юридических лиц. Эта проблема в МЧП именуется «коллизией коллизий».

«Коллизия коллизий» — это понятие, используемое в МЧП для обозна­чения ситуации, когда одни и те же фактические обстоятельства в раз­ных правовых системах имеют различное регулирование.

Существование «коллизии коллизий» обусловлено наличием в зако­нодательстве разных государств таких коллизионных норм, которые имеют одинаковый объем и разные коллизионные привязки. Так, например, практически во всех правовых системах предусмотрены коллизион­ные нормы, определяющие выбор права для установления правоспособности юридических лиц. Однако, как было показано ранее, сами колли­зионные принципы (соответствующие правила выбора права) имеют различное содержание.

«Коллизия коллизий» проявляется как в виде «положительной» коллизии (когда одно правоотношение может быть урегулировано несколь­кими правовыми системами), так и в виде «отрицательной» (в том случае, когда ни одна из правовых систем не является «компетентной» для регу­лирования конкретного правоотношения).

При положительной коллизии на определение национальности юридического лица «претендуют» две правовые системы. Например, в усло­виях, когда юридическое лицо, зарегистрированное в России (где призна­ется принцип «инкорпорации») осуществляет свою деятельность на тер­ритории Франции (где существует принцип «оседлости»).

При отрицательной коллизии получается, что юридическое лицо вообще не имеет национальности: когда, например, юридическое лицо за­регистрировано во Франции, а осуществляет свою деятельность на тер­ритории России.

Преодоление «коллизии коллизий» в большинстве случаев осуществ­ляется путем заключения международных договоров, содержащих нор­мы о подчинении деятельности юридического лица конкретной правовой системе (по вопросам налогообложения, регистрации акций, порядка формирования уставного фонда и т.п.).

Иногда бывает недостаточным указать только национальность юридического лица, необходимо ещё определить, по какому принципу национальность установлена. Это может понадобиться, например, в контракте в случае, когда стороны указывают, что договор заключается между российским и французским (или другим иностран­ным) юридическим лицом. Чтобы впоследствии у арбитране возникло вопроса, согласно какой доктрине лицо является российским или фран­цузским, необходимо дать дополнительные характеристики относитель­но национальности (в частности, указать, какое правило стороны избра­ли для определения национальности).

В юридической литературе в качестве разновидности юридичес­ких лиц, участвующих в отношениях, регулируемых МЧП, часто назы­вают «международные юридические лица». При этом к ним относят транснациональные корпорации, транснациональные организации, консорциумы и т.п.[6] В связи с этим необходимо заметить, что само по­нятие «международные юридические лица» является условным и его ис­пользование в МЧП не всегда считается обоснованным. Дело в том, что «международность» - это категория, показывающая наличие «иност­ранного элемента». В транснациональных корпорациях, компаниях «международность» означает деятельность предприятии, имеющих об­щую целевую направленность, на территории нескольких государств. Чтокасается национальности, то для каждого предприятия, входящего в транснациональную корпорацию, онавсё равно будет определяться и соответствии с вышеизложенными правилами (согласно доктрине ин­корпорации, доктрине оседлости, центра эксплуатации и т.п.). Учиты­вая это, терминологическая нагрузка в виде понятия «международное» применительно к транснациональным корпорациям создает ложное представление об отсутствии национальности у подобных видов юридических лиц.

Аналогично решается вопрос и с международными неправительствен­ными организациями. Созданные на территории определенного государства, они подчиняются правовому регулированию, установленному зако­нодательством этого государства, независимо оттого, что деятельность этихорганизаций носит международный характер, таккакзатрагивает интересы многих государств.

Так, например, Ассоциация международного сотрудничества «Безопасность предпринимательства и личности» включает организации и предприятия, действующие на территории России, США и ряда государств Западной Европы.

При этоморганизацион­но-правовые формы юридических лиц и их личный статутопределяются правовой системой конкретного государства: в частности, личный статут российского агентства коммерческой безопасности «Альтернатива-М», созданного в 1994 году, определяется гражданским законодательством Российской Федерации.[7]

Большую роль в развитии международных экономических отношений играют иностранные юридические лица, осуществляющие хозяйственную деятельность на территории России.

2.6. Правовое положение иностранных юридических лиц.

Понятие «иностранные юридические лица» закрепляется в Федераль­ном Законе «О государственном регулировании внешнеторговой дея­тельности» от 13 октября 1995г.: согласно ст.2 иностранными юридичес­кими лицами признаются юридические лица и организации, гражданская правоспособность которых определяется по праву иностранного госу­дарства, в котором они учреждены.

Другими словами, иностранными юридическими лицами (применительно к российской правовой системе) считаются юридические лица, зарегистрированные за пределами территории России, правоспособность которых определяется по иностранному праву.

Своего рода родственным понятием, применимым к иностранным юридическим лицам, является термин «нерезиденты», который исполь­зуется при регулировании валютных правоотношений. К нерезидентам относятся юридические лица, созданные в соответствии с законодатель­ством иностранных государств с местонахождением на их территории; предприятия с долевым участием иностранных инвестиций, либо полно­стью принадлежащие иностранным инвесторам, которые учреждены в соответствии с законодательством Российской Федерации, в том случае, если предприятие осуществляет свою деятельность за пределами терри­тории России не менее одного года, и другие образования, перечень ко­торых содержится в Приложении № 1 к письму ЦБ РФ «Порядок опре­деления резидентов и нерезидентов в Российской Федерации» от 18.06.1996г.

Таким образом, анализ российского законодательства показывает, что квалификация юридического лица как иностранного подчиняется различным правилам в зависимости от сферы деятельности и от характе­ра правоотношений, в которых данное юридическое лицо участвует.

В российской правовой системе не закрепляются такие категории, как «допуск», «признание», используемые в отношении иностранных юридических лиц, в отличие, например, от правовой системы Франции, Германии, где предусмотрена специальная процедура

признания иностранного юридического лица со стороны государства (в частности, путем издания соответствующего приказа во Франции). Следовательно, в це­лом, все иностранные юридические лица могут осуществлять на террито­рии Российской Федерации хозяйственную деятельность, заключать раз­личного рода договоры, открывать представительства илиучреждать филиалы, совершать сделки, а также участвовать в любых правоотношениях подобно российским юридическим лицам[8] . При этом никакого офи­циального разрешения для деятельности иностранных юридических лиц со стороны Российской Федерации не требуется.

Вместе с тем,в российском законодательстве по ряду вопросов дея­тельности иностранных юридических лицпредусмотрено специальное регулирование. Это касается, в частности, налогообложения: иностранное юридическое лицо, действующее на территории России без открытия соответствующего филиала или представительства, не освобождается от взимания налога на добавленную стоимость при заключении договора аренды помещения, (что предусматривается для иностранного юридичес­кого лица, осуществляющего свою деятельность на территории России через представительство). Таким образом,российский законодатель «стимулирует» иностранных юридических лиц открывая, на террито­рии России представительства и филиалы, посредством которых соответ­ствующее иностранное юридическое лицо может осуществлять хозяйст­венную деятельность. В большинстве случаев так и происходит: иност­ранные юридические лица занимаются предпринимательством в России через свои представительства и филиалы.

Представительства иностранных юридических лицобрываются на территории России в соответствии с Положением о порядке открытия и деятельности в СССР представительств иностранных фирм, банков и ор­ганизации, утвержденным Постановлением Совета Министров СССР от 30.11.89г. Положение закрепляет порядок открытия представительств, который обусловлен характером деятельности иностранного юридичес­кого лица. Предусмотрен срок, на который может открываться предста­вительство: этот срок не превышает трёх лет.

В 1997 году Центральным Банком России было утверждено Положе­ние о порядке открытия и деятельности в Российской Федерации пред­ставительств иностранных кредитных учреждений. Разрешение на от­крытие представительств иностранных кредитных организаций выдается Центральным Банком России сроком на тригода.


3. Государство как субъект международного частного права.

В отличие от физических и юридических лиц («полноправных» субъектов МЧП), государство, как уже было отмечено, будет субъектом МЧП только при участии с другой стороны в сделке физического или юридиче­ского лица. Это не значит, что государство с государством не может за­ключить договор купли-продажи или любые другие договоры. Важно понимать, что межгосударственное общение определяется нормами между­народного публичного права. В случае возникновения спора, он будет ре­шаться, например, в соответствии со ст. 33 Устава ООН в Международном Суде ООН, который рассматривает межгосударственные споры. Приме­нимым будет международное публичное право, при этом сам вопрос о вы­боре «компетентной» национальной правовой системы не возникнет.

Участие государства в отношениях, регулируемых МЧП, имеет свою специфику. Это связано с особой природой и сущностью государства — обладанием государственным суверенитетом как признаком, характери­зующим государство. Государственный суверенитет означает верховен­ство государства в решении всех внутренних и внешних вопросов в пре­делах своей территории и компетенции, независимость одного государст­ва от другого в решениях, действиях, ответственности, правовом регули­ровании. Независимость лежит в основе принципа суверенного равенст­ва государств, который закреплен в Уставе ООН и ряде других междуна­родных соглашений как один из основных общепризнанных принципов международного права.

В силу суверенного равенства каждое государство пользуется между­народным иммунитетом — изъятием из-под действия национальной пра­вовой системы. Различают несколько видов иммунитета государств[9] :

· судебный иммунитет (неподсудность одного государства судам другого государства);

· иммунитет от предварительного обеспечения иска (невозможность наложения ареста на государственную собственность или запрещения со­вершать определенные действия государственным органам иностранно­го государства в порядке обеспечения исковых требований);

· иммунитет от исполнения судебных решений (невозможность при­нудительного исполнения решения, вынесенного в отношении иностран­ного государства или государственных органов);

· иммунитет государственной собственности (означает неприкосно­венность государственного имущества: в отношении государственного имущества в мирное время не могут быть применены какие-либо меры по изъятию, национализации со стороны другого государства).

Вышеперечисленные виды иммунитетов обладают общей чертой: не­обходимостью получить согласие государства для осуществления опре­деленных действий со стороны другого государства. Без согласия госу­дарства весьма затруднительно привлечь его в качестве ответчика к уча­стию в судебном разбирательстве, или наложить арест на имущество, или принудительно исполнить решение.

До настоящего времени нормы, регулирующие вопросы иммунитета государств, ещё не нашли своего закрепления в международной конвен­ции, хотя проект статей о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности уже был подготовлен и принят Комиссией международного права ООН в 1991 году. Иммунитеты государств применяются пока на основе международных обычаев.

Для преодоления иммунитетного «барьера» физические и юридичес­кие лица, вступающие в отношения с государством, должны предусмат­ривать в соответствующих международных контрактах, заключаемых с иностранными государствами, специальные положения, в которых госу­дарство - участник сделки принимает на себя обязательство отказа от судебного иммунитета (или иммунитета в отношении предварительного обеспечения иска, или иммунитета от судебного исполнения решения).

Участие Российской Федерации в гражданско-правовых отношени­ях закреплено и главе5 ГК РФ. Учитывая, что в ч.4 п.1 ст.2 ГК РФ содер­жится общая норма, распространившая гражданское законодательство РФ на отношения с участием иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц, правила, закрепленные в главе пятой, сле­дует распространять и на участие РФ в гражданско-правовых отношени­ях международного характера.

От имени Российской Федерации в гражданских правоотношениях могут выступать органы государственной власти в соответствии с компе­тенцией, определенной соответствующими нормативными актами. Со­гласно Конституции РФ, органами государственной власти являются Президент РФ, Федеральное Собрание, Правительство Российской Фе­дерации, а также федеральные органы исполнительной власти (федераль­ные министерства, государственные комитеты, федеральные службы, де­партаменты и другие органы). Таким образом, если Министерство внеш­неэкономических связей Российской Федерации заключает договор меж­дународной купли-продажи с австрийской фирмой; то участником дого­вора является государство — Российская Федерация со всеми вытекаю­щими юридическими последствиями.

Помимо Российской Федерации, в гражданских правоотношениях, осложненных иностранным элементом, могут участвовать: 1) субъекты РФ, к которым относятся республики, входящие в состав РФ, края, обла­сти, Москва и Санкт-Петербург как города федерального значения, авто­номные области и автономные округа; 2) городские, сельские поселения и другие муниципальные образования.

При этом законодательство РФ содержит генеральную норму об отказе, как самого государства — Российской Федерации, так и субъектов РФ и муниципальных образований, обладающих публичной властью, от иммунитета в сфере гражданских правоотношений. Эта норма содержится в п.1 ст. 124 ГК РФ, включающем положение о том, что указанные субъекты выступают в отношениях, регулируемых гражданским законо­дательством, на равных началах с иными участниками гражданами и юридическими лицами.

К таким специфическим субъектам гражданского права, как Россий­ская Федерация, субъекты РФ и муниципальные образования, для кото­рых занятие предпринимательской (или хозяйственной без извлечения прибыли) деятельностью является скорее исключением, чем осуществле­нием их функционального назначения, в гражданском законодательстве (прежде всего в ГК) установлены специальные нормы, посвященные регулированию отношений с их участием. Это нормы о праве государствен­ной и муниципальной собственности, о приватизации государственного и муниципального имущества и другие. Содержащиеся в них правила ре­гулируют все гражданские правоотношения, в том числе и составляющие предмет МЧП.

Нормой, специально посвященной регулированию гражданских от­ношений с участием иностранных юридических лиц, граждан и госу­дарств, является ст. 127 ГК РФ. Содержащееся в ней положе­ние является отсылочным и содержит правило о том, что особенности от­ветственности Российской Федерации и субъектов РФв международных гражданско-правовых отношениях определяются законом об иммуните­те государства и его собственности.

К сожалению, пока в России такой закон ещё не принят. Однако в уже принятые в последние годы российские законы включены специальные нормы об иммунитете государства. Так, например, в Федеральном Законе «О соглашениях о разделе продукции» 1995г. в ст.23 содержится положе­ние о том, что в соглашениях, заключаемых с иностранными гражданами и иностранными юридическими лицами, может быть предусмотрен отказ Российской Федерации от судебного иммунитета, иммунитета в отноше­нии предварительного обеспечения иска и исполнения судебного решения.

Аналогичная норма закреплена в п.30 Соглашения между Российской Федерацией и «Сахалин Энерджи Инвестмент Компани, Лтд» «О разра­ботке Пильтун-Астохского и Лунского месторождений нефти и газа на условиях раздела продукции» от 22 июня 1994г. Интересен тот факт, что это Соглашение было заключено на полтора года раньше, чем был при­нят сам Закон «О соглашениях о разделе продукции» 1995г.[10]

В заключение исследования вопроса об участии государства в гражданских правоотношениях международного характера следует сказать, несколько слов о деятельности торговых представительств, которые до недавнего времени в полном объеме, а с 1996 года значительно сократив­шись в количестве, представляют за рубежом интересы российского госу­дарства в области внешнеэкономической деятельности. Торговое представительство имеет статус государственного органа, следовательно, обладает между­народным иммунитетом со всеми особенностями, присущими государст­ву. Постановлением Правительства РФ от 26 августа 1996г. с целью «оп­тимизации системы управления внешнеэкономическими связями Россий­ской Федерации» было принято решение о ликвидации торговых пред­ставительств. Их насчитывалось около 130, а после указанного акта осталось 47. Впоследствии планируется оставить не более 20 торговых ­представительств. Не вдаваясь подробно в политическую и экономическую оценку указанного реформирования (которое, к сожалению, порождает струк­турный кризис, не изменяя модели внешнеэкономических связей России), следует лишь, обратить внимание на действие Положения о торговых представительствах СССР за границей 1989г., которое до настоящего времени сохраняет силу и регулирует деятельность оставшихся торг­овых представительств.


4. Международная межправительственная организация как субъект международного частного права

Международные межправительственные организации (ММО), относясь к субъектам международного публичного права, большей частью вступают в отношения не гражданско-правового характера. Их участие в сделках, так же, как и участие государства в отношениях, регулируемых МЧП, возможно лишь при условии участия со стороны «контрагента» физического или юридического лица.

В процессе своей деятельности ММО заключают различного рода до­говоры, о посредующие их существование и исполнение уставных целей. Так, например, они могут заключать договоры об аренде помещения, купли-продажи товаров и оборудования, договоры подряда, маркетинга и другие.

Особенно показательно участие в гражданско-правовых отношениях международных межправительственных организаций системы ООН. Се­кретариатом ООН были разработаны специальные правила по заключе­нию контрактов и представлены типовые договоры, предусматривающие определенную процедуру заключения контрактов.

Помимо участия в качестве субъекта МЧП, международные межправительственные организации (специализированные учреждения) ООН оказывают активное содействие в развитии МЧП. Так, в системе ООН функционирует Комиссия по праву международной торговли (ЮНСИТ-РАЛ), в рамках которой был разработан целый ряд проектов междуна­родных конвенций (в том числе, о международных чеках, о международных простых и переводных векселях).

Коллизионным вопросом, возникающим в связи с деятельностью ММО, является выбор применимого права при регулировании гражданско-правовой сделки. Этот выбор может касаться как формы сделки, так и установления ее содержания. Как правило, эти вопросы решаются в договорах, заключаемых ММО с юридическими и физическими лицами, участвующими в сделке.

Выбор правового регулирования имеет место и при взаимоотношениях ММО с государствами, на территории которых находятся соответ­ствующие штаб-квартиры этих организаций. С одной стороны, налицо взаимодействие двух субъектов международного публичного права, которое должно регулироваться международным публичным правом — соответствующими международными договорами.

С другой стороны, многие вопросы гражданско-правового характера не регламентированы ни во внутренних нормах ММО, ни в международ­ных договорах. Это обстоятельство делает необходимым решать вопро­сы, являющиеся специфическими и существующие в рамках МЧП: в ча­стности, делать выбор компетентного правопорядка.

В договорах, заключаемых ММО с государством, содержится от­сылка к применимому праву. Очень часто таким правом «объявляется» национальное право государства места нахождения штаб-квартиры ор­ганизации. Так, например, Международной Организацией Труда, Все­мирной Организацией Здравоохранения в 1940-60-е годы были заключе­ны договоры на аренду зданий в Женеве. В договорах содержалась, нор­ма, указывающая, что рассмотрение споров будет осуществляться по швейцарскому праву. Аналогичные ссылки на национальное право име­ются в договорах МВФ и штата Нью-Йорк, ЮНЕСКО и французского правительства.

Однако это правило действует не всегда, поскольку ММО, обладая международным иммунитетом, часто не считают нужным «зависеть» от конкретной правовой системы. При таком решении вопроса примени­мым будет «комплексное» право: некоторые правоотношения будут регу­лироваться по-прежнему национальным правом страны пребывания штаб-квартиры организации; другие - внутренними правилами, выра­ботанными самой организацией.


Заключение

Тему своей работы, я считаю актуальной, так как субъекты занимают центральное положение не только в международном частном праве, но и в праве вообще.

Международное частное право тесно связано с международным публичным правом, поскольку отношения между субъектами внутреннего права существуют в международной жизни.

Субъект в целом определяется как носитель прав и обязанностей, возникших в соответствии с общими нормами МЧП, либо международно-правовыми предписаниями.

При изучении темы своей работы, я выяснила, что нормами МЧП регулируются имущественные, личные неимущественные, семейные, трудовые и процессуальные права субъектов. Имущественные и личные неимущественные права иностранцы имеют наравне с российскими гражданами, а российские наравне с иностранцами, если это не противоречит закону.

Для государства, как субъекта МЧП в пределах своей юрисдикции устанавливаются собственные правила регулирования, т.е. регламентация одинаковых отношений в какой бы то ни было области внутригосударственного права имеет свое специфическое регулирование в законодательстве разных государств.

В настоящее время развитие сотрудничества между субъектами МЧП, ведет к необходимости усовершенствовать нормы МЧП, преодолению коллизий.


Список используемой литературы.

1. Конституция РФ.

2. Гражданский кодекс РФ ч.1.

3. Закон РСФСР «Об иностранных инвестициях в РСФСР» от 4.07.91 (с изменениями и дополнениями).

4. Ануфриева А., Скачков Н. Иностранные физические лица: правовое положение в России.// Российская юстиция № 6,7, 1997

5. Ануфриева Л.П. Международное частное право Т.1. Общая часть. М., 2000

6. Бирюков П.Н. Вопросы международного частного права. Воронеж, 1996

7. Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник 2-е изд., перераб. и доп. М.: Международные отношения, 1994

8. Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 1999

9. Бекяшев К.А. Международное публичное право. М.: Проспект, 1998.

10. Дмитриева Г.К. Международное частное право. М.: Юристъ, 1993.

11. Дмитриев Ю.А., Корсик К.А. Правовое положение иностранцев в РФ. М.: Манускрипт, 1997.

12. Звеков В.П. Международное частное право М., 2000

13. Ушаков Н.А. Режим наибольшего благоприятствования в международных отношениях. М., 1995.

14. Федосеева Г.Ю. Международное частное право: Учебник М.: «ОСТОЖЬЕ», 1999


[1] В научной и учебной литературе вместо понятия «субъекты» часто используется термин «лица», употребление которого связано с историческими традициями, заимствованны­ми ещё из римского права

[2] Подробнее о международной правосубъективности наций и народов, государственно-подобных образовании, межправительственных организаций см. в учебнике «Международное публичное право» под ред. проф. К.А. Бекяшева в гл.5 «Субъекты международного права». М.: Проспект, 1998.

[3] Положение государственно-подобных образований; наций и народов, борющихся за свободу и независимость, в отношениях, регулируе­мых МЧП аналогично положению меж­правительственных организаций.

[4] Из последних публикаций по вопросам правового положения иностранных физичес­ких лиц в Российской Федерации см.: Ануфриева А., Скачков Н. Иностранные физические лица: правовое положение в России. // Российская юстиция № 6,7. 1997; Дмитриев Ю.А., Корсик К А. Правовое положение иностранцев в Российской Федерации. М.: Манус­крипт, 1997.

[5] Закон РФ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» 1999 г.

[6] См. Международное частное право. Учебное пособие под. Ред. Г.К. Дмитриевой. М.: Юристь. 1993.

[7] См.: Белая книгароссийских спецслужб. Международная неправительственная науч­но-исследовательская и образовательная организация «РАУ-Корпорация». М.: Агентство «Обозреватель», 1996.

[8] См.: Ануфриева Л.П. Иностранные юридические лица: правовое положение в России. // Российская юстиция, № 2, 1997, с.44

1 В юридической литературе освещается теория ограниченного иммунитета, противопо­ставляемого абсолютному иммунитету, см.: Богуславский М.М. Международное частное право. М.: Юристь, 1998.

2Некоторые эксперты (проф. Г.М. Мел коп. МГЮА. Президент Института эколого - пра­вовых проблем В.Л. Мищенко, член Ученого Совета Института морской геологии и геофизики ДВО РАИ А.А. Черный) считают, что Оглашение заключено на кабальных для Рос­сии условиях. См экспертную оценку Г.М. Мелкова «Проекта Сахалин-П», «Соглашения между Российской Федерацией и «Сахалин Энерджи Инвестмент Компани, Лтд» от 22 ию­ня 1994г. М.: Государственная Дума, 1998.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий