регистрация /  вход

ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ЮРИДИЕСКИХ ЛИЦ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ (стр. 2 из 5)

«Личным законом юридического лица является закон госу­дарства, на территории которого юридическое лицо было заре­гистрировано. Если юридическое лицо было зарегистрировано согласно законодательству нескольких государств, или если со­гласно закону, действующему по местонахождению его админи­стративного центра, указанному в уставе, регистрации не требу­ется, то его личным законом является закон, применяемый по местонахождению, указанному в уставе. Если юридическое лицо согласно уставу не имеет местонахождения или имеет не­сколько местонахождений, и оно не было зарегистрировано по закону ни одного из государств, то его личным законом являет­ся закон государства, на территории которого находится место осуществления центральной администрации».

Теория оседлости . Согласно этой теории, называемой иног­да и иначе - теорией «эффективного местопребывания», - лич­ным статутом юридического лица (компании, корпорации, пра­восубъектного товарищества) является закон той страны, в ко­торой находится его центр управления (совет директоров, прав­ление, иные исполнительные или распорядительные органы).

В доктрине существует мнение, что в этом случае не имеет значения, где осуществляется деловая активность такого юри­дического лица. К числу государств, явно стоящих на позициях использования подобного критерия, относятся Франция, Испа­ния, Бельгия, Люксембург, ФРГ, большинство других стран Ев­ропейского Союза, а также Украина, Польша и т. д. Анализиру­емый признак, как правило, закрепляется в уставе, поэтому счи­тается, что, руководствуясь им, легко установить принадлежность данного юридического лица к соответствующему право­порядку. Однако то же самое можно сказать и о критерии ин­корпорации, так как внесение в реестр компаний, корпораций или юридических лиц в иной правовой форме сопровождается выдачей свидетельства (сертификата) о регистрации с указани­ем в нем того, что рассматриваемое образование создано в соот­ветствии с законами данного государства.

Критерий местонахождения общества, компании, товари­щества или корпорации имеет значение и для стран, придержи­вающихся в своей законодательной и судебной практике теории инкорпорации. Так, в соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ, Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «при государственной регистрации юридических лиц следует исходить из того, что местом нахождения юридического лица является место нахождения его органов». Материальные нормы Российской Федерации, относящиеся, к примеру, к обществам с ограниченной ответственностью, оперируют сочетанием не­скольких имеющихся в этом отношении признаков: «Место на­хождения общества определяется местом его государственной регистрации. Учредительными документами общества может быть установлено, что местом нахождения общества является место постоянного нахождения его органов управления или основное место деятельности»[1] .

Теория центра эксплуатации . Еще одним критерием отыскания личного статута юридического лица выступает признак осу- ществления основной деятельности, который соответственно использован в «теории эксплуатации». Ее смысл достаточно прост; юридическое лицо в качестве личного закона имеет ста­тут той страны, где оно проводит производственную (в широ­ком смысле слова) деятельность. Этот критерий весьма свой­ственен практике развивающихся стран для целей объявления «своими» всех образований, которые ведут свои деловые опера­ции на территории данного государства. Это имеет определен­ные корни как политического, юридического, так и экономичес­кого характера. Дело в том, что именно развивающиеся страны заинтересованы в привлечении иностранного капитала для раз­вития национального хозяйства и, следовательно, облечении его в соответствующие отечественные организационно-право­вые формы. С другой стороны, поскольку за счет повышенной нормы прибыли функционирование в пределах их юрисдикции является достаточно выгодным и для иностранных контраген­тов, их приток оказывается весьма существенным. В том же, что касается обеспечения контроля со стороны национальных орга­нов государства пребывания за подобными юридическими ли­цами, то «привязку» их к отечественному правопорядку разви­вающееся государство может осуществить наиболее простым образом - с помощью именно критерия «центра эксплуатации». В результате указанного специальные акты по корпоративному праву многих стран, традиционно именуемых «развивающими­ся», используют в своем законодательстве именно этот прин­цип. Так, Закон о компаниях 1956 г. Индии в особом разделе, посвященном иностранным компаниям, особо оговаривает, что компания, учрежденная в соответствии с законами иностранно­го государства, может зарегистрироваться в Республике Индия как «иностранная компания, имеющая местом осуществления бизнеса Индию» (ст. 591-601).

Рассматриваемый признак может выражаться с помощью разнообразных формулировок. Так, в Инструкции. ГНС РФ № 39 от 11 октября 1995 г. (в ред. 29 декабря 1997 г.) для целей определения места реализации работ (услуг) устанавливается, что таковым является «место экономической деятельности по­купателя услуг, если покупатель этих услуг имеет место нахож­дения в одном государстве, а продавец - в другом».

Обзор теорий и подходов, закрепленных в праве различных государств в области решения вопроса о личном статуте юриди­ческого лица, при том, что имеются самостоятельные критерии, определяющие соответствующий выбор, позволяет, однако, констатировать, что в современном мире ни один из них не при­меняется изолированно от других. Для иллюстрации указанно­го целесообразно провести сопоставление некоторых законопо­ложений ряда стран.

Принято считать, что в категорию государств, применяю­щих для определения личного статута юридического лица кри­терий «оседлости» при игнорировании принципа «центра экс­плуатации», входит и Германия. Однако всесторонний, объек­тивный взгляд на положение соответствующего законодатель­ства не позволяют безоговорочно сделать подобный вывод. Так, § 13 (Ь) раздела 2 книги первой Германского торгового уложения (ГТУ) 1897 г. предусматривает, что «...для заявлений, образцов подписей, подачи документов и регистрации, если за­рубежное право не требует иного, действуют соответственно предписания в отношении головных отделений или отделений по месту нахождения общества». При этом § 24 раздела 1 книги первой Германского гражданского уложения (ГГУ) гласит сле­дующее; «местом нахождения союза (т. е. союза лиц - юриди­ческого лица. - Л. А. ) считается, если не установлено иное, мес­то, в котором находится его правление». Согласно же § 5 Закона ФРГ об акционерных обществах 1965 г. «местонахождение об­щества определяется его уставом. В качестве местонахождения устав, как правило, указывает место, где общество имеет пред­приятие (выделено мною. - Л. А.), или место, где находится правление общества или откуда ведется управление делами об­щества». Анализируя российское законодательство в той или иной сфере, так или иначе связанной с функционированием юриди­ческих лиц, - налоговым, валютным и т.д., - можно заметить, что при общем закреплении в праве РФ критерия инкорпорации (см. Основы 1991 г.. Закон о государственном регулировании внешнеторговой деятельности 1995 г. и др.) в нем присутствует как определяющий также и признак «оседлости» - местонахож­дения.

В законах РФ об акционерных обществах и обществах с ог­раниченной ответственностью место нахождения общества определяется местом его государственной регистрации, если в уставе общества в соответствии с федеральными законами не предусмотрено иное. В то же время пункт 2 ст. 4 Закона об обще­ствах с ограниченной ответственностью допускает, что место нахождения общества может быть установлено в учредитель­ных документах как место постоянного нахождения его органов управления или основное место его деятельности.

Определение места нахождения общества имеет значение для решения ряда правовых вопросов, возникающих в его деятель­ности, в частности для определения места исполнения обяза­тельства, когда оно не указано в договоре или в правовом акте (ст. 316 ГК), установления компетентного учреждения для рас­смотрения споров с участием общества (ст. 25 АПК, ст. 117, 119 ГПК) и др.

Пример РФ не является единственным. Очень многие страны, которые приемлют принцип инкорпорации, требуют, чтобы мес­топребывание корпорации (компании), закрепленное в уставе, находилось в пределах территории того государства, чьим законо­дательством регулируется ее создание. Так, Торговый кодекс Японии, считающейся страной, исповедующей теорию «инкорпо­рации», недвусмысленно закрепляет: «Юридическим адресом то­варищества считается местонахождение его головной конторы» (ст. 54). «Товарищество считается учрежденным с момента регист­рации по месту нахождения его головной конторы» (ст. 57).

В этой связи в науке и практике международного частного права, относящимся к иностранным юридическим лицам, воз­никает проблема различного толкования понятия «местопребы­вание». В общем плане различают формальную - «статутарную», т.е. указанную в уставе, - и реальную - «эффективную» -оседлость. Различия между двумя категориями в принципе не имеют значения, если местонахождение юридического лица по уставу (местонахождение зарегистрированного офиса) и факти­ческое пребывание его органов управления существуют в одной и той же стране. Везде, кроме этой страны, такая компания будет рассматриваться как юридическое лицо, существующее в рамках иностранного правопорядка.

Теория контроля . Начало использования этой теории связы­вается в истории и науке международного частного права с пе­риодами I и II мировых войн. Дело в том, что во время воору­женных конфликтов проблема иностранных юридических лиц принимает новые очертания, а именно приобретает характер так называемых «враждебных иностранцев». Воюющие госу­дарства закономерно заинтересованы в том, чтобы любые кон­такты с последними, прежде всего экономические, были сведе­ны к нулю. Формальные же признаки определения фактической и эффективной связи данного юридического лица с тем или иным правопорядком оказываются недостаточными. Еще в циркуляре французского министерства юстиции от 24 февраля 1916 г. указывалось в связи с данным вопросом, что когда речь идет о вражеском характере юридического лица, нельзя доволь­ствоваться исследованием «правовых форм, принимаемых ком­паниями: ни местонахождение административного центра, ни другие признаки, определяющие в гражданском праве нацио­нальность юридического лица, недостаточны, так как речь идет о том, чтобы... выявить действительный характер деятельности общества». Вражеским, говорилось в документе, надо признать юридическое лицо, если его управление или его капитал в целом или большей части находится в руках неприятельских граждан, ибо в этом случае за фикцией гражданского права скрываются действующие физические лица[2] "

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]
перед публикацией все комментарии рассматриваются модератором сайта - спам опубликован не будет

Ваше имя:

Комментарий

Хотите опубликовать свою статью или создать цикл из статей и лекций?
Это очень просто – нужна только регистрация на сайте.


Решение школьных задач в Подарок!
Оставьте заявку, и в течение 5 минут на почту вам станут поступать предложения!
Мы дарим вам 100 рублей на первый заказ!