регистрация / вход

Агрессия Японии в Северо-восточном Китае

РЕФЕРАТ Агрессия Японии в Северо-Восточном Китае студент 3 курса отделения международных отношений факультета МО Оглавление Введение ...3

РЕФЕРАТ

Агрессия Японии в

Северо-Восточном Китае

студент 3 курса отделения международных отношений факультета МО

Оглавление

Введение...................................................................3

1. Подготовка Японии к агрессии.......................................5

2. Агрессия Японии и Лига Наций......................................8

3. Отношения Японии с СССР............................................

Заключение...........................................................................

Введение

Ещё с начала двадцатого столетия Маньчжурия представляла собой одну из приоритетных сфер интересов японского империализма.После русско-японской войны 1904-1905 гг. Здесь началась активная экономическая экспансия японского капитала, осуществляемая, в основном, путём концессий, прямых капиталовложений и таможенных барьеров.

Таким образом уже в 1918 году японские компании имели на ЮМЖД и в зоне отчуждения 647 дочерних предприятий, контор, филиалов и отделений банков, общая сумма капиталов которых по приблизительным оценкам составляла более 2,1 млн. иен. Две трети из них функционировали полностью на японском капитале, доля же в остальных, за редким исключением, составляла более 50 %. Общий объём капиталовложений, по некоторым данным, составлял около 30 млн. иен, что равнялось 70% всех японских капиталовложений в Китае. Нужно отметить меньшую активность японского капитала в Северной Маньчжурии, где в этот же период находилось всего 62 японских кампании. Это объясняется в первую очередь нестабильной военно-политической обстановкой в данном районе, которая не гарантировала сохранности капитала.

Уже во время интервенции на Дальнем Востоке 1918-1920 гг. японское командование активно использовало людские и материальные ресурсы Южной Маньчжурии. Ресурсы предоставлялись концерном ЮМЖД, располагавшим здесь предприятиями обрабатывающей промышленности, запасами продовольствия и рабочей силой. Это создавало Японии большие преимущества перед США и способствовало в проведении интервенции.

Постепенно зависимость Маньчжурии от японского капитала росла, и,вместе с тем, росла потребность японской промышленности в маньчжурском рынке сбыта и в маньчжурских сырьевых ресурсах. В высшей степени эта потребность проявила себя во время мирового экономического кризиса. Для Японии, 30% промышленой продукции которой экспортировалось, стал жизненно необходим захват новых рынков сбыта. Предоставить их Японии могла только Маньчжурия, и в 20-30-е годы Манчжурия стала основным направлением японской внешней политики.

Глава 1

До 1924-1925 гг. Япония беспрепятственно расширяла свои концессионные права в Маньчжурии. Но с 1925 г. китайское правительство при поддержке США начало предпринимать попытки противодействия Японии.

Японская пропаганда снова, как и перед русско-японской войной призвала на помощь историков. Но если тогда они доказывали, что Маньчжурия является неотъемлимой частью Китая, то теперь они утверждали обратное: Маньчжурия -- ни исторически, ни этнографически не имеет ничего общего с Китайской империей, и только Япония имеет право владеть этой землёй.

Именно в духе таких утверждений был написан небезызвестный меморандум Танака, министра иностранных дел Японии 1927-1929 гг. и лидерапартии Сэйюкай. Этот меморандум был одобрен кабинетом министров и представлен императору летом 1927 г. Он представлял собой программу не только региональной, но и мировой экспансии Японии. Это было документальное оформление паназиатской идеологии японского империализма. В своем меморандуме Танака доказывал недопустимость для Японии национального объединения и независимости Китая. “Мы должны страшится того дня, когда Китай объединится и его промышленность начнёт процветать”. Отсюда вытекала “программа действий” японского империализма по разделу Китая и превращению Маньчжурии в японскую колонию и японский форпост на материке.

“Для того чтобы завоевать подлинные права в Маньчжурии и Монголии, -- гласил меморандум, -- мы должны использовать эту область как базу и проникнуть в остальной Китай под предлогом развития нашей торговли. Вооруженные обеспечеными уже правами, мы захватим в свои руки ресурсы всей страны. Имея в своих руках все ресурсы Китая, мы перейдем к завоеванию Индии, архипелага, Малой Азии, Центральной Азии и даже Европы”. Причём эти планы оформлялись как призывы к освобождению азиатского континента от европейского влияния, от “низшей европейской рассы”. “Азия для азиатов” и “Япония во главе Азии” -- таковы были основные идеи этого меморандума и многих других “научных” и “литературных трудов”. В условиях экономического кризиса, который в Японии протекал особо тяжело, эти идеи становились все более привлекательными и заманчивыми для высших слоёв японского общества.

В условиях мирового экономического кризиса произвести захват Маньчжурии не представлял для Японии больших, так как великие державы были больше заняты своими внутренними проблемами. Тем более мировое сообщество было охвачено в то времястремлением к разоружению. Политики предпочитали собираться на различные миротворческие конференции, которые, однако, чаще носили показательный, а не практический характер. Все же, с целью оправдания предстоящего захвата японская пропаганда приложила все усилия, чтобы доказать миру, что Япония должна занять Маньчжурию, как плацдарм для обороны цивилизации от большевизма. В то же время Япония усилиено готовилась к тому, чтобы молниеносно захватить Манчжурию, поставить мировое сообщество перед свершившимся фактом.

ГЛАВА 2

В ночь с 18 на 19 сентября 1931 г. Японские войска заняли Мукден и ряд других городов Южной Маньчжурии. Поводом послужил инсценированный самими же японцами диверсионный акт – взрыв рельсов на ЮМЖД. Китайские войска практически не оказывали сопротивления, и в течении 12 часов вся Южная Маньчжурия была захвачена, после чего японские войска приступили к расширению окупации в сторону Северной Маньчжурии.

В тот самый день, когда началась японская агрессия в Маньчжурии, в Совете Лиги наций приступал к исполнению своих обязанностей в качестве члена Совета представитель Китая доктор Альфред Ши. Он сразу же официально обратился к Лиге наций, требуя немедленного вмешательствадля прекращения агрессии против Китайской республики. Но Совет Лиги наций по просьбе Японии отложил обсуждение вопроса. И только 30 сентября Совет Лиги по настоянию китайского делегата все же рассмотрел вопрос о японской агрессии. Однако кроме обращения к обеим сторонам,в котором Совет просил обе стороны ускорить нормализацию своих отношений, он не предпринял никаких практических шагов для разрешения конфликта и сдерживания агрессора. Расчёт японского империализма оправдался и Великие державы не предприняли никаких активных действий в знак протеста. Совет отложил дальнейшее рассмотрение вопроса на 14 октября 1931 г.

Тем временем в Маньчжурию продолжали прибывать транспорты с японскими войсками. Одновременно японский представитель в Лиге наций не переставал заверять, что Япония не желает никаких территориальных приобритений и эвакуация войск уже началась.

24 октября Совет Лиги принял резолюцию, в которой предложил Японии в трехнедельный срок вывести свои войска из Маньчжурии. Но по Статуту Лиги наций этот документ не имел никакой юридической силы, так как он был принят не единогласно – Япония проголосовала против.

Двумя днями позже, 26 октября, японское правительство опубликовало декларацию, которая заключала в себеосновные принципы японской политики в Маньчжурии. Декларация провозглашала “взаимный отказ от агрессивной политики”; “уничтожение всякого организованного движения, нарушающего свооду торговли и возбуждающего межнациональную ненависть”; “обеспечение охраны во всей Маньчжурии прав японских граждан” и “уважение договорных прав Японии”. Китайское правительство заявило, что готово во всем пойти навстречу Японии, если та отзовет свои войска. Но было очевидно, что подобные декларации публиковались лишь с целью предотвращения возможных протестов западных стран. Тем временем военная окупация Маньчжурии продолжалась.

Действия Японии находили поддержку английского национального правительства, пришедшего к власти в августе 1931 г. в условиях серьёзного внутриполитического кризиса. Оно держалось в вопросе о японской агрессии не только пассивно, но и явно благожелательно. Незадолго до начала захвата Манчжурии Япония завязала с Англией переговоры о фактическом разделе Китая на сферы влияния. Усиление Японии в Китае означало бы ослабление в этом регионе США, что было на руку Англии. Увереная на лондонских переговорах в полном нейтралитете Англии, Япония смело начала осуществлять свои планы.

Иной была позиция США, интересы которых были напрямую затронуты японской агрессией. 5 ноября 1931 г. американское правительство отправило Японии резкую ноту, в которой высказывался протест против любых переговоров между Японией и Китаем до прекращения военной оккупации. Одновременно американская дипломатия добивалась в Лондоне и Париже общего дипломатического выступления против Японии, однако все её усилия оказались тщетными.

На очередной сессии Лиги наций, открывшейся в Париже, 16 ноября, Англия выдвинула предложения по урегулированию конфликта. Эти предложения сводились к тому, чтобы Китай, не претендуя ни на какие предварительные гарантии, вступил в непосредственные переговоры с Японией и обязался уважать договорные права Японии в Манчжурии. Япония же уведёт свои войска тогда, когда сочтёт себя вполне удовлетворённой. Здесь видна уже прямая поддержка Японии Англией, однако против этих предложений снова выступили США.

Для ознакомления с положением на месте, Совет Лиги наций, по предложению Японии, решил создать комиссию, вошедшую в историю как комиссия Литтона,. Расследование этой комиссии не принесло никаких практических результатов, что ещё раз подтвердило недееспособность Лиги наций, как миротворческой организации.

Между тем, японские войска, продолжая занимать Северную Манчжурию, начали сосредотачиваться на границе СССР. Японскому командованию попала в руки информация о том, что Советский Союз помогает Китаю оружием, военной техникой и инструкторами. 28 октября 1931 г. японское правительство обратилось к советскому правительству с нотой протеста против этой помощи, расценивая её как вмешательство СССР в конфликт на стороне Китая. Передавая эту ноту, японский посол в Москве заверил, что действиями японских войск в Манчжурии не будет нанесено никого ущерба интересам СССР. Народный комиссар иностранных дел Литвинов отверг этот протест и заявил о том, что Советский Союз строго придерживается политики невмешательства, хотя настоящая позиция СССР была как всегда предельно ясна.

Помощь СССР Китаю продолжалась и, в ответ, в середине ноября японские войска перерезали КВЖД. Когда японский посол был приглашён в Наркоминдел для разъяснений, он заявил, что японское правительство “принимает все возможные меры к тому , чтобы избежать нанесения ущерба интересам КВЖД”. В то же время он ясно дал понять, что японское правительство ждёт от Советского Союза официального заявления о его нейтралитете, напомнив о нейтралитете Японии во время русско-китайского конфликта 1929 г. В ответном заявлении Наркоминдела высказывалась обеспокоенность значительным расширением района военных операций и вновь заявлялось политикой невмешательства. Японская сторона в скором времени передала заверения в том, что японские войска после наведения порядка в районе уйдут на юг. В то же время японское правительство начало ещё более активную антисоветскую пропаганду, поощряя мобилизацию в Манчжурии новых антисоветских вооружённых отрядов.

13 декабря в Японии образовался новый кабинет военной партии Сэйюкай, который был настроен ещё более радикально. 3 января 1932 г. японские войска заняли Цзиньчжоу, завершив тем самым оккупацию Манчжурии.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий