регистрация / вход

Компетенция Международного Суда ООН

Р Е Ф Е Р А Т на тему: “ Компетенция Международного Суда ООН ” ПЛАН. Стр. Введение Компетенция Международного Суда ООН 1. Понятие компетенции Международного Суда ООН.

Р Е Ф Е Р А Т

на тему:

“Компетенция Международного Суда ООН ”

ПЛАН.

Стр.
I . Введение 2
II. Компетенция Международного Суда ООН 3
1. Понятие компетенции Международного Суда ООН. 3
2. Определение компетенции Международного Суда ООН в Уставе ООН и Статуте Международного Суда ООН. 9
3. Юридические и политические споры. 13
4. Консультативная функция Международного Суда ООН. 18
III. Заключение. 21

I . Введение.

Зарождение отрасли международно-правовой науки, затрагивающей вопросы международного правосудия, обычно связывают с работой русского международниика Л. Комаровского “О международном суде”, написанной в 1881 году. В этой работе впервые был конкретно поставлен вопрос о создании международного суда в качестве нового инструмента средств мирного урегулирования. Комаровский впервые в международно-правовой науке предложил создание универсального международного суда, имеющего задачей рассматривать юридические споры между государствами.

Долгое время проблема международного правосудия оставалась теоретической. На практике вопрос о создании международного суда не ставился. Существовал ряд проектов подобного рода, с которыми те или иные ученые обращались к правительствам государств, но ни один из них не имел успеха.

Проблемы международного правосудия приобрели совсем иное звучание после создания Постоянной Палаты международного правосудия Лиги Наций, а особенно - Международного Суда Организации Объединенных Наций. Теперь эти проблемы носят не только теоретический, но и практический характер. Это объясняется тем, что международное правосудие является одним из способов мирного разрешения международных споров.

Этот институт международного права приобрел особое значение в связи с запрещением агрессивной войны, ставшим после Второй мировой войны обязательной нормой международного права. Использование международного правосудия совместно с другими методами мирного призвано служить делу мирного сосуществования и развитию международного сотрудничества.

Поскольку международное правосудие представляет собой рассмотрение споров между субъектами международного права, можно проследить связь проблем организации и деятельности Международного Суда с принципиальными проблемами международного права и его институтов - государственным суверенитетом, основными правами и обязанностями участников международного общения, равноправием государств на международной арене, взаимным невмешательством во внутренние дела и целым рядом других. Эта связь проявляется в практической деятельности Международного Суда ООН. В своей практике Международный Суд сталкивается со всеми этими вопросами при решении конкретных дел. Эта же связь существует и при разработке теоретических проблем международного правосудия.

Соотношение принципов международного правосудия и основных начал международного права, соответствие ему норм, регулирующих деятельность и организацию Международного Суда - все это занимает одно из центральных мест в разработке проблем международного правосудия. Причем большое значение для решения этих проблем имеет вопрос о компетенции Международного Суда. Изучение этой проблемы позволяет разработать отправные концепции для определения принципов деятельности Международного Суда. Это узловой вопрос для проблематики международного правосудия в целом. Поэтому его разработка является важной задачей в области науки международного права.

II. Компетенция Международного Суда ООН

1. Понятие компетенции Международного Суда ООН.

Деятельность международного суда тесным образом связана с развитием международного права. Эта связь выражается, с одной стороны в том, что, как в судебной, так и в консультативной деятельности Международный Суд опирается на нормы международного права (ст.38 Статута Международного Суда ООН) и, с другой стороны, в том, что рассмотрение им споров между государствами является реализацией важнейшего принципа современного международного права, обязывающего государства разрешать возникающие между ними конфликты мирными средствами.

Компетенция Международного Суда представляет собой совокупность его полномочий по рассмотрению межгосударственных юридических конфликтов. Характер и объем компетенции Международного Суда определяется нормами международного права, в первую очередь, теми из них, которые касаются государственного суверенитета и равноправия государств на международной арене.

Определить характер и объем компетенции Международного Суда - значит выделить по родовому принципу те споры между государствами, которые подлежат рассмотрению в Международном Суде. Прежде всего, это значит дать определение понятия юридического спора между государствами, так как именно эти споры в соответствии с Уставом ООН и Статутом Международного Суда подсудны последнему. Особого внимания требует вопрос о квалификации этих споров как именно межгосударстваенных, так как стороны как субъекты международного публичного права, могут быть сторонами в процессе осуществления международного правосудия.

Споры, рассматриваемые Международным Судом, - это споры, переданные ему по взаимному согласию сторон, по взаимной договоренности государств (может быть и “разовая” договоренность, и принятие на себя обязательств, то есть “обязательная” юрисдикция по определенным категориям дел).

Только должным образом квалифицировав тот или иной спор как межгосударственный юридический, при наличии согласия сторон на его рассмотрение в Международном Суде, можно делать вывод о распространении на него компетенции Международного Суда ООН. Следовательно, изучение компетенции Международного Суда включает в себя и исследование характера и особенностей конфликтов, разрешению которых посвящена деятельность Международного Суда.

Компетенция Международного Суда - совокупность полномочий по рассмотрению дел и вынесению консультативных заключений. Это вытекает из Устава ООН, Статута Международного Суда и практики международного правосудия. Однако характер полномочий Международного Суда может быть понят широко. Это могут быть полномочия, непосредственно связанные с его деятельностью как института мирных средств решения международных споров, но это могут быть и полномочия, касающиеся его финансовой, административной и иной деятельности. Только полномочия первой категории могут быть признаны его компетенцией как органа международного правосудия, как главного юридического органа ООН. Изучение характера этих полномочий приводит к выводу, что они могут быть как обще-принципиального характера (то есть полномочиями по рассмотрению категорий конфликтов в принципе) так и конкретного характера (то есть по рассмотрению того или иного конкретного дела). Следовательно, компетенцию можно подразделить на общую и конкретную. Кроме того, к полномочиям Международного Суда относятся и те, которые определяют его процессуальную деятельность. Эти полномочия дают ему право производить те или иные действия, принимать те или иные меры в ходе рассмотрения конкретных дел. Процессуальные полномочия Международного Суда должны базироваться на тех же принципах, что и материальная компетенция (невмешательство во внутренние дела участников спора, уважение их суверенитета и т.д.). Процессуальная деятельность Международного Суда определяется его Регламентом, утвержденным 6 мая 1946 года. В соответствии с Уставом ООН (ст. 92) и Статутом (ст. 1), Международный Суд является главным судебным органом ООН. Следовательно, консультативная его деятельность носит второстепенный характер. Главной и основной задачей Международного Суда ООН является разрешение юридических споров между государствами.

Отечественная наука при изучении вопросов международного правосудия традиционно исходит из следующих принципов:

1. Международный Суд ООН - главный судебный орган и его основная задача - рассматривать юридические споры между государствами. Присвоение Международному Суду иных функций ведет к подрыву его авторитета и отклонению от тех целей, ради которых он создан и существует.

2. В своей деятельности Международный Суд должен исходить из основных принципов международного права, он не должен иметь правотворческих функций

3. Принципы международного правосудия, закрепленные Уставом ООН и Статутом Международного Суда, являются основополагающими для деятельности Суда

4. Суд должен строго придерживаться пределов своей компетенции, как она определена соответствующими международными нормами.

Таким образом, Международный Суд не является правотворческим органом. Его решения не создают прецедентного права, поскольку они обязательны лишь для участвующих в деле сторон и лишь по данному делу ( ст. 59 Статута). Суд в своих решениях отмечал, что он не является законодательным органом. “Его обязанность применять право таким, каким оно есть, а не создавать его”. 1.

Как организован Международный Суд, в каких процессуальных формах он действует, каков характер его связей с другими органами ООН - Советом Безопасности, Генеральной Ассамблеей и т. д. - теоретически и практически правильный ответ на эти вопросы зависит от точного определения предмета деятельности Международного Суда, его компетенции. Причем эта связь в значительной степени носит конкретный и определенный характер.

Например, если Международный суд рассматривает только юридические споры между государствами, то, следовательно, в состав Суда должны входить люди, компетентные в области международного права, и имеющие соответствующий опыт. “Суд состоит из Коллегии независимых судей, - говорит ст.2 Статута Суда, - избранных вне зависимости от их гражданства, из числа лиц высоких моральных качеств, удовлетворяющих требованиям, предъявляемым в их странах для назначения на высшие судебные должности или являющихся юристами с признанным авторитетом в области международного права”.

Поскольку компетенция Международного Суда базируется на принципе согласия сторон, и поскольку сторонами могут быть только государства (ст. 34, п. 1 Статута), то естественно включение в состав Международного Суда национального судьи, в соответствии с положением ст.31 п.3 Статута: “если в составе судебного присутствия нет ни одного судьи, состоящего в гражданстве сторон, то каждая из этих сторон может избрать судью...” Подобная связь между нормами, регулирующими юрисдикцию Международного Суда ООН, и нормами, регулирующими его организационную структуру, процессуальную деятельность и т.д. вытекает из того значения, которое имеет для деятельности Международного Суда ООН его компетенция. В нормах, касающихся юрисдикции, непосредственно отражены специфические задачи Суда, как мирного способа разрешения международных споров, - они определяют, какие споры и при каких объективных условиях имеет право рассматривать Международный Суд. Остальные нормы определяют структуру и организацию Международного Суда и процессуальные формы его деятельности. Они связаны с основными целями Суда опосредственно. Их непосредственная задача - создать организационные условия и необходимые процессуальные формы для реализации Судом своей компетенции.

Таким образом, для того, чтобы создать необходимые условия для реализации Судом своей компетенции, необходим целый комплекс норм - процессуальных, регулирующих организацию и формирование Суда и т.д. От того, насколько широка компетенция Международного Суда, какой характер она носит, каковы ее основные черты, зависит содержание и характер этих норм. Это соотношение вытекает из того, что компетенция Международного Суда - это юридическое, нормативное закрепление того места, которое занимает международное правосудие в системе мирных способов разрешения международных споров. В компетенции Международного Суда отражено как то общее, что характерно для всех мирных способов разрешения международных споров, так и то, что присуще исключительно международному правосудию, его специфика.

Определение понятия компетенции Международного Суда должна состоять, по крайней мере, из двух элементов:

а) определения понятия компетенции вообще, то есть как определенного юридического свойства, присущего любому международному органу;

б) из определения тех специфических черт, которые характеризуют эту компетенцию, как компетенцию именно Международного Суда ООН.

Слово “компетенция” (лат. competencia) происходит от латинского слова competens, то есть “присущий”, “надлежащий”. В ряде энциклопедий и юридических словарей это понятие характеризуется как “круг полномочий какого-либо учреждения или должностного лица”. Это определение формулирует основной признак компетенции, заключающийся в том, что под компетенцией понимаются полномочия.

Например, глава II Статута Международного Суда - “Компетенция Международного Суда” посвящена определению основных полномочий Международного Суда. Ст. 34 излагает права суда рассматривать споры между государствами и запрашивать у публичных международных организаций информацию; ст.35 формулирует характер правомочий Суда по рассмотрению дел государств участников Статута и тех государств, которые в соответствии с решением Совета Безопасности получают доступ в Суд. О том, какие дела имеет право рассматривать Суд, говорится в ст.36. Она же регулирует “обязательнуююрисдикцию” Суда. Статья 38 определяет, какие нормы права применяет Суд.

Таким образом, компетенция органа - это совокупность его полномочий. Но полномочия органа могут быть двух видов. Во-первых, те полномочия, путем реализации которых тот или иной орган осуществляет цели и задачи, определенные его Уставом, Статутом и т.д., во-вторых, те полномочия, реализация которых не связана непосредственно с осуществлением им этих задач и целей (например, ст. 26 Статута, ст. 33).

Следовательно, справедливо, что компетенция того или иного органа, в данном случае Международного Суда ООН включает в себя только те полномочия, которые служат непосредственно осуществлению его задач и целей.

Таким образом, мы можем сформулировать юридическое определение компетенции:

компетенция того или иного органа - это совокупность полномочий по непосредственному осуществлению им своих специфических задач, как они определены в основном нормативном акте (Статуте, Уставе, Положении и т.д.), конституирующем этот орган.

2. Определение компетенции Международного Суда ООН в Уставе ООН и Статуте Международного Суда ООН.

Для того чтобы дать точное определение компетенции Международного Суда ООН, необходимо сформулировать его задачи, как главного юридического, судебного и консультативного органа ООН.

Международными нормативными актами, конституирующими Международный Суд ООН, являются Устав ООН и Статут Международного Суда ООН, который согласно ст. 92 Устава является его неотъемлемой частью. Это прямо указано в ст. 1 Статута Международного Суда ООН, где говорится о том, что Статут учрежден Уставом ООН и, что Международный Суд ООН образуется и действует в соответствии с положениями его Статута.

Существует еще одна норма, имеющая большое значение для деятельности Международного Суда ООН - Регламент Международного Суда ООН. Однако Регламент не может быть признан актом, конституирующим Международный Суд ООН. Регламент издан самим Судом. Он представляет собой свод основных процессуальных норм международного правосудия. Право издать его является одним из важных правомочий Суда, закрепленных ст. 30 п. 1 Статута: “Суд составляет Регламент, определяющий порядок выполнения своих функций. Суд, в частности, устанавливает правила судопроизводства”. Регламент содержит нормы, определяющие процессуальную компетенцию Суда, но он не является конституирующим Международный Суд ООН документом, так как он был издан самим Судом и вступил в силу уже после создания Международного Суда ООН.

Значение Устава ООН и Статута Международного Суда ООН можно подчеркнуть еще двумя свойствами: а) они выработаны на конференции в Сан-Франциско в 1945 году представителями тех стран, которые являются учредителями Статута. Эти акты и являются - Статут - полностью, а Устав - в IV главе - международными многосторонними соглашениями этих государств о создании Международного Суда ООН; б) Устав является одновременно и международным правовым актом, констатирующим существование ООН, то есть международной организации, чьим органом является Международный Суд ООН.

Как определяют основные задачи и функции Международного Суда ООН эти международные акты?

Ст. 92 Устава ООН указывает, что “Международный Суд ООН является главным судебным органом ООН”. Таким образом, главной задачей Международного Суда ООН является рассмотрение международных споров. В этом вопросе ему принадлежит приоритет перед другими аналогичными учреждениями в рамках ООН (административный трибунал и т.д.). Во-первых, Международному Суду ООН предоставлено право (и это же является его обязанностью) рассматривать наиболее важные юридические споры, и, во-вторых, он при некоторых условиях имеет право пересмотра решений других международных Судов.

Определение компетенции Международного Суда ООН: компетенция Международного Суда ООН - это совокупность его полномочий по осуществлению международного правосудия (рассмотрению юридических споров) и вынесению консультативных заключений, как это определено Уставом ООН и Статутом Международного Суда ООН.

К изучению компетенции Международного Суда ООН можно подходить двояко. Можно исследовать компетенцию, исходя из характера полномочий, то есть, изучая виды полномочий, в своей совокупности, образующие компетенцию Международного Суда ООН. Этим будет показан объем компетенции. Можно подходить к компетенции с точки зрения ее реализации и таким образом определить принципы компетенции. Оба подхода тесно связаны друг с другом, так как, определяя тот или иной принцип компетенции Суда, мы тем самым дополняем характеристику той или иной нормы, относящейся к объему компетенции, так как указываем на условие ее реализации.

Виды компетенции можно определить, исходя из следующих особенностей определяющих ее норм: 1) из степени конкретности данной нормы, то есть, исходя из того насколько широко или узко данная норма определяет компетенцию Суда; 2) основываясь на ratiomaterial, то есть, исходя из предмета деятельности Суда: какие категории дел имеет право рассматривать Суд.

Согласно первому принципу, компетенция может быть общей и конкретной. Дело в том, что компетенция Суда определена в Уставе ООН и в Статуте Международного Суда ООН, как правило, в общей форме. Например, в ст. 36 говорится о том, что Суд может иметь право рассматривать споры, касающиеся толкования договоров. И если между двумя государствами существует расхождение относительно толкования договора, заключенного между ними, то можно сказать, что общую компетенцию на рассмотрение этого спора Суд имеет, так как согласно Статуту он имеет право на рассмотрение дел этой категории. Однако неизвестно имеет ли он конкретную компетенцию на его рассмотрение. Ведь для того, чтобы то или иное дело, охватывающееся общей компетенцией Суда, было действительно им рассмотрено, необходимо наличие ряда условий, вытекающих из конкретного характера дела. Например, для того, чтобы Суд принял на рассмотрение расхождение в толковании договора, необходимо, по крайней мере: а) чтобы обе стороны были согласны на передачу дела в Суд; б) чтобы они были допущены в Суд или были участниками Статута, или имели право согласно ст. 93 п. 2 Устава, обращаться в Суд; в) чтобы возможность судебной процедуры вытекала из договора и так далее.

Только при наличии всех этих условий, а возможно и целого ряда других, Суд будет иметь право рассмотреть данный спор.

Иначе говоря, общая юрисдикция Суда на то или иное дело заключается в соответствии юридического характера спора категориям споров, упомянутым ст. 36 Статута.

Конкретная юрисдикция возникает лишь в том случае, если конкретные обстоятельства дела не препятствуют рассмотрению дела в Суде.

Различие между общей компетенцией и конкретной имеет значение особенно для сторон, передающих дело в Суд. Перед ними в первую очередь встает вопрос, относится ли спор к той категории, которая предусмотрена Статутом Международного Суда ООН или их спор носит политический или фактический характер.

Если дело не попадает под общую юрисдикцию Суда, то, передача его в Суд нецелесообразна, даже если имеет место ряд обстоятельств, обуславливающих конкретную юрисдикцию (например, соглашение сторон).

Как указывалось ранее, виды компетенции Суда можно определить, исходя из предмета его деятельности, то есть, исходя из юридического характера дел, рассматриваемых им.

Согласно Уставу ООН и Статуту Суд имеет право:

- рассматривать юридические споры между государствами; на это указывает ст. 36 п. 3 Устава ООН, в котором подчеркнуто, что “споры юридического характера должны, как общее правило, передаваться сторонами в Международный Суд ООН в соответствии с положениями Статута Суда”;

- давать консультативные заключения; консультативная функция Международного Суда ООН закреплена в ст. 96 Устава ООН; “Генеральная Ассамблея или Совет Безопасности, - говорится в ней, - может запрашивать от Международного Суда ООН консультативное заключение по любому юридическому вопросу”.

Следует отметить, что главным направлением деятельности Суда является осуществление международного правосудия, то есть рассмотрение споров между государствами. Вынесение консультативных решений - дополнительная функция Международного Суда ООН. Это соотношение между указанными двумя видами компетенций обуславливается уже тем, что Суд, как международный орган, является, прежде всего, органом мирного урегулирования международных споров.

3. Юридические и политические споры.

В международном пространстве существует издавна деление споров на политические и юридические.

Основным видом разрешения международных политических споров являются переговоры. Политические споры - это наиболее опасные для мира споры, затрагивающие часто основные права и интересы государств. Согласно Уставу ООН функция международного органа, несущего главную ответственность за мир, является Совет Безопасности. Ст. 34 уполномочивает его “расследовать любой спор или любую ситуацию, которые могут привести к международным трениям или вызвать спор для определения того, может ли ситуация угрожать поддержанию международного мира и безопасности”.

Таким образом, Совет Безопасности несет ответственность за урегулирование важных политических споров. Суду же согласно Уставу ООН и Статуту передана функция осуществления международного правосудия, то есть рассмотрение юридических споров, являющихся спорами менее важными и более частыми по сравнению с политическими спорами.

Трудно найти основной критерий, позволяющий провести четкую границу между политическим и юридическим спором, в особенности в теоретическом аспекте. “Юристы-международники, - пишет Брейрли, - во всяком случае, согласились с тем, что это различие (между юридическими и политическими спорами) существует, но они не пришли к согласию относительно того, в чем же именно оно заключается”2.

Часто тот или иной спор представляет собой комбинацию целого ряда спорных вопросов, одни из которых носят характер юридический, а другие - политический. Кроме того, тот или иной политический спор, в зависимости от отношения к нему сторон, может быть трактован и как юридический и наоборот, юридический спор подчас может быть представлен ими как политический.

Эта взаимосвязь политических и юридических споров объясняется самим характером связи политики и права. Характер и форма защиты интересов государства, в зависимости от обстоятельств, могут быть юридическими или политическими, но так как в основе и политических и юридических споров лежат интересы и воля спорящих государств, то их взаимосвязь и взаимопереход всегда могут иметь место.

Определения, даваемые зарубежными учеными понятию юридического спора, можно свести к следующим группам.

1. Одни берут за основу принцип “совместимости” с существующим международным правом. Если исполнение претензий сторон не может быть осуществлено в результате применения правовой нормы, то это спор политический; если достаточно ее применения для разрешения конфликта - имеет место юридический спор. “Юридические споры - те, которые могут быть решены без изменения права”, - пишет Лаутерпахт.3.

В западной юридической литературе эта теория получила название “локарнской”. Она была сформулирована в ст. 3 Локарнского договора между Бельгией, Англией, Германией, Францией и Италией от 16 октября 1925 года. “Все вопросы, по которым стороны находились бы в споре об их обоюдных правах, должны быть переданы судьям, решениям которых стороны обязаны подчиниться”. Всякий иной спор передается в согласительные комиссии. Однако “каждое государство может отказаться от судебной ответственности, заявив, что нет юридической нормы, относящейся к делу.4. Однако и в политическом и в юридическом споре характер обоснования сторонами своих претензий чаще всего носит правовой характер. И в том, и в другом случае государства ссылаются на нормы права, подписанные ими договора и т.д. Задача органа, разрешающего спор заключается в том, чтобы определить, насколько юридически обоснованы эти требования. Невозможно отделить юридический спор от политического на том основании, что первый “есть спор о праве”, а второй нет. Подобно юридическому, политический спор может быть разрешен путем применения правовой нормы. Соблюдение договора, суверенитет государства, его территориальное верховенство и т.д. - все это институты международного права, с нормами которых чаще всего связаны политические конфликты. Решение их неотделимо от применения общепризнанных норм международного права.

В любом политическом споре претензии стороны, защищающейся от агрессора и стоящей на страже своего суверенитета и т.п., всегда соответствуют международному праву.

Может быть и такое положение, когда в юридическом споре претензии стороны, выступающей с необоснованными требованиями, практически ведут к изменению права. (Суд исходит из того, насколько правомерны и обоснованы претензии сторон).

2. Самым распространенным среди западных международных правоведов принципов отличия юридического спора от политического, является характер обоснования претензий в споре.

Если обоснование носит правовой характер - имеет место юридический спор; если же свои претензии стороны мотивируют политическими или какими-либо иными мотивами - имеет место политический спор.

“К правовым, - пишет М. Оппенгейм, - причисляются споры, в которых стороны опираются в своих претензиях на положения, признанные международным правом. Все остальные споры принято считать политическими или столкновением интересов.5. Однако и в политических спорах стороны часто прибегают к правовому обоснованию своей точки зрения.

3. Некоторые ученые считают, что вообще нет смысла искать специфическое качество юридического спора, отличающее его от политического, поскольку это различие вообще неуловимо. Они считают, что достаточно имеющегося перечня видов юридических споров, указанных в п. 2 ст. 36 Статута Суда:

а) толкование договора;

б) наличие любого вопроса международного права;

в) наличие факта, который, если он будет установлен, представляет собой нарушение международного обязательства;

г) характер и размер возмещения, причитающийся за нарушение международного обязательства.

Недостаточность этой точки зрения состоит в том, что она не дает Суду основного принципа, согласно которому можно причислить спор к тому или иному из перечисленных пунктов. Ведь в п. 2 ст. 36 Статута речь идет о правовом споре, уже квалифицированном как таковом. Вопросы, перечисленные в пунктах а-с, даны для того, чтобы отличить один вид правого спора от другого. Кроме того, данное перечисление не является исчерпывающим даже с точки зрения перечисления основных видов судебных споров. Возможны такие виды споров, которые не предусмотрены в п. 2 ст. 36 Статута. Стороны по взаимному соглашению могут внести в Суд такой спор, который не предусмотрен ни одним из этих пунктов.

Наконец, существует мнение, исходящее из тех же предпосылок, что и предыдущее, - нет возможности найти критерий, отличающий правовой спор от неправового, - и заключающийся в следующем: юридический спор - это то спор, относительно которого стороны пришли к соглашению о судебной процедуре. Определяющие этот принцип ученые считают, что характер спора определяется способом его урегулирования. “Юридический спор это тот, который решается судебной процедурой, политический - политическими средствами”.6. Данная точка зрения вообще оставляет в стороне вопрос о критерии различия юридических и политических споров.

Дело осложняется еще и тем, что в каждом новом споре его участники могут давать каждый раз новое понимание юридического спора. Что касается Суда, то он не связан своим решением. Следовательно, если он не будет руководствоваться единым принципом, то понятие юридического спора, данное в одном решении или консультативном заключении, может разойтись с определением, данном в другом, что еще более запутывает вопрос.

По мнению Ф.И. Кожевникова, к определению понятия юридического и политического спора следует подходить и с точки зрения того, какого рода отношения между государствами нарушены в данном споре. Как известно, судебное разбирательство преследует своей целью урегулирование спора, или, иначе говоря, урегулирование отдельных отношений между государствами. Эти отношения надо отличать от непосредственного предмета спора. Таковыми могут быть: а) предмет (материальные ценности); б) право, на обладание которым стороны заявляют свои претензии. В отличие от предмета спора объект мирного урегулирования является регулируемым отношением.

Для того чтобы определить специфику правового спора, нужно выяснить - нарушение каких именно отношений лежит в его основе.

Отличие юридических споров от политических основывается на различном характере межгосударственных отношений, непосредственно затрагиваемых этими спорами.

Характер, организация и компетенция Международного Суда ООН показывает, что он предназначен для разрешения исключительно правовых споров между государствами. “Чтобы Международный Суд ООН соответствовал своему назначению, - пишет проф. Н.Н. Полянский, - он должен сохранить именно тот сравнительно скромный удельный вес, который определен ему Уставом ООН как органу, призванному разрешать только споры правового характера ...”.7.

4. Консультативная функция Международного Суда ООН.

При разработке Устава ООН и Статута Международного Суда ООН встал вопрос о консультативной функции Международного Суда. Принципиальное решение по этому вопросу было принято еще на конференции в Думбартон-Оксе в 1944 году. В разд. A гл. VIII проекта Устава говорилось о том, что “Совет Безопасности имеет право передавать Суду в целях получения совета юридические вопросы, относящиеся к другим спорам”.

В настоящее время положения Устава ООН и Статута Международного Суда ООН относительно его конкретной деятельности сводятся к следующим: 1) согласно ст. 96 п. 1 Устава ООН Совет Безопасности и Генеральная Ассамблея могут запрашивать у Международного Суда ООН “консультативное заключение по любому юридическому вопросу”.

В ст. 65 Статута этот вопрос формулируется применительно к полномочиям Суда. “Суд может давать консультативное заключение по любому юридическому вопросу”.

То, что в ст. 96 подчеркивается сугубо юридический характер консультативной деятельности Международного Суда ООН, является доказательством того, что Международный Суд ООН является судебным органом ООН с консультативной функцией, но не больше.

2. Устав дает другим органам ООН и специализированным органам право обращаться в Суд за консультативными заключениями. Однако они должны иметь для этого решение Генеральной Ассамблеи, которая может дать это разрешение в “любое время”.

Следует отметить, что Устав ООН подчеркивает положение, по которому другие органы ООН (кроме Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи) могут запрашивать консультативные заключения Международного Суда ООН “по юридическим вопросам, возникающим в пределах их круга деятельности” (ст. 96 п. 2). Данная формулировка значительно суживает полномочия упомянутых организаций, обращающихся в Суд за консультативными заключениями. Указание на то, что такие обращения могут касаться юридических вопросов в пределах круга их деятельности, распространяет юрисдикцию Суда лишь на вопросы деятельности соответствующей организации, которые относятся непосредственно к выполнению им его функций, определенных соответствующим Уставом. Статутом или Положением. Эти органы и международные организации не имеют права ставить перед Судом вопросы, возникающие вне границ, отведенных для их деятельности соответствующими положениями.

Право Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности обращаться за консультативными заключениями к Суду, на первый взгляд, ограничивается лишь указанием на характер вопроса. Ст. 96 Устава указывает, что консультативные заключения могут запрашиваться по “любому” юридическому вопросу. Однако это не означает, что эти органы не могут запрашивать консультативные заключения по вопросам, по существу своему к внутренней компетенции государств. Ни Совет безопасности, ни Генеральная Ассамблея не имеют на это права уже в силу общих принципов Устава ООН (ст. 2 п. 7), так же как и основ международного права.

В осуществлении консультативной деятельности Международного Суда ООН в косвенной форме принимает участие и государства, имеющие право доступа в Суд. “Секретарь Суда, - говорится в ст. 66 Статута, - ...сообщает о заявлении, содержащем просьбу о консультативном заключении всем государствам, имеющим право доступа в Суд”. Эти государства, а так же те международные организации, которые, по мнению Суда, могут предоставить сведения по данному вопросу, имеют право предоставить в Суд письменные доклады или через своих представителей выразить свое мнение по данному вопросу в устной форме. Кроме того, государство, которое предоставили письменные или устные доклады, допускаются к обсуждению докладов, сделанных другими организациями или государствами.

Таким образом, международный Суд в своей консультативной функции тесно связан с государствами - основными участниками международного общения. Это еще раз показывает, что даже как консультативный орган Суд не может рассматриваться вне международного общения. Следовательно, в своих консультативных заключениях Суд должен стремиться к тому, чтобы уважались суверенные права участников этого общения.

Иначе говоря, как при разрешении международных споров, так и в своей консультативной деятельности Суд должен исходить из правовых норм, признанных практикой его участников, то есть из основных начал международного права. Анализ консультативной функции Суда показывает, что основная функция этого органа ООН - судебная.

III. Заключение.

Важным фактором в деле установления господства права в международных отношениях является повышение роли Международного Суда как главного судебного органа ООН. Будучи независимым коллективным органом ООН, Международный Суд призван содействовать разрешению межгосударственных споров при обстоятельствах, когда все другие мирные средства урегулирования не оказались эффективными. Решения, выносимые судом на основе международного права и справедливости, являются не только основой для урегулирования того или иного спора, но и содействуют прогрессивному развитию международного права и его институтов.

Международный правопорядок, в котором межгосударственные споры урегулируются на основе решения независимого международного судебного органа, обретает большую стабильность, исключая непредсказуемость в действиях государств. Общий уровень уважения права тем самым значительно повышается, помогая государствам чувствовать доверие в своих взаимоотношениях.

Ссылки на использованную литературу.

1. South West Africa, Second Phase, Judgment // ICJ Reports 1966 p. 48., цит. по И.И. Лукашук “Международное право в судах государств”.

2. Brierly G. “The Low of Nations”, Oxford 1955, p.286, цит. по Ф.И. Кожевников “Компетенция Международного Суда ООН”, М. 1970.

3. Lauterpacht H. “The Function of Law in the International Community”, N-Y 54, цит. по Ф.И. Кожевников “Компетенция Международного Суда ООН”, М. 1970.

4. “Локарнские соглашения” стр. 18 М 1925, цит. по Ф.И. Кожевников “Компетенция Международного Суда ООН”, М. 1970.

5. Оппенгейм М. “Международное право” 1948 стр. 37, цит. по Ф.И. Кожевников “Компетенция Международного Суда ООН”, М. 1970.

6. Rosenne Sh. “The intern Court what it is and how works” N-Y 1962 p. 170, цит. по Ф.И. Кожевников “Компетенция Международного Суда ООН”, М. 1970.

7. Полянский Н.Н. “Международный Суд ООН” стр. 332 М-Л 1951.


Список использованной литературы.

1. Ф.И. Кожевников “Компетенция Международного Суда ООН”, М. 1970.

2. И.И. Лукашук “Международное право в судах государств”.

3. Н.Н.Полянский “Международный Суд ООН” М-Л 1951.

4. С.Б. Крылов “Международный Суд” М. 1958.

5. Ф.И. Кожевников, Т.В. Шармазанишвили “Международный Суд ООН”

М. Международные отношения, 1971.

6. М.Л. Энтин “Международные судебные органы” М. 1993.

7. Н. Петренко “Деятельность Международного Суда ООН”, Советский

ежегодник международного права, 1963.

8. Р.А. Каламкарян “Проблема разделения споров на юридические и

политические в доктрине и практике Международного Суда и

международного арбитража”, ж. Государство и право, №10, 1996.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий