регистрация / вход

Место Северной и Южной Кореи в мировых экономических связях. Сравнительная характеристика

Министерство общего и профессионального образования РФ Уральский государственный технический университет Реферат по дисциплине “Международные экономические отношения”

Министерство общего и профессионального образования РФ
Уральский государственный технический университет

Реферат по дисциплине “Международные экономические отношения”

Тема: Место Северной и Южной Кореи в мировых экономических связях. Сравнительная характеристика

Студент 2 курса гр. И-271 Порцев Д.С.

Преподаватель Ямпольская Н.М.

Екатеринбург

2003

Содержание.

1. Введение

2. Особенности экономики двух государств.

3. Внешние экономические связи Северной и Южной Кореи.

4. Перспективы и тенденции развития Корейского полуострова.

5. Экономические показатели Корей, сравнение с уровнем развитых стран.

6. Заключение.

7. Список использованной литературы.


1. Введение.

В 1945 году, после освобождения Кореи от японских оккупантов происходило формирование: на севере страны просоветского – социалистического типа правления, так как в этом регионе оставались части Красной армии; на юге прозападного типа, так как там в 1945 году высадились военные части США.

В 1950 – 1953 годах имел место вооружённый конфликт между Севером и Югом. Север пытался навязать Югу свой тип и объединить страну. Армии США и ООН защищали Южную Корею от нападок Северной Кореи, которой в свою очередь помогали КНР и СССР.

9 Сентября 1948 года была создана КНДР – Корейская Народная Демократическая Республика на Севере.Она занимает площадь 120,54 тысяч км2 .

Население: 21.687.55 тысяч чел.

примечание: горные районы изолированы и скудно населены
Возрастные категории:
0-14 лет - 26% (мужчины 2.843.250; женщины 2.705.206)
15- 64 года - 68% (мужчины 7.223.364; женщины 7.502.094)
65 лет и старше - 6% (мужчины 448.242; женщины 965.394)
Средняя продолжительность жизни: 71 год
мужчины - 68 лет
женщины - 74 года
Национальность: кореец, корейка (житель, жительница Северной Кореи)
Этнические группы: корейцы 99%, прочие (маленькие китайские общины и этнические японцы) 1%
Религии: буддизм и конфуцианство, чхондоге, христианство, традиционные верования;
Языки: корейский (официальный), китайский
Уровень грамотности: 99 %

Природные богатства: уголь, свинец, вольфрам, цинк, графит, марганец, железная руда, медь, золото, пирит, соль, флюорит, гидроэнергия;
Использование земли:
пахотная земля - 12%
под постоянный урожай - 2%
под постоянные пастбища - 0%
заповедники и леса - 61%
остальное - 23%.

Столица: Пхеньян.

Порта и гавани: Чонджин, Хамхунг, Кимчаек, Косонг, Унгсанг, Вонсан.

Экономика КНДР сильно милитаризована и засекречена, поэтому о центрах концентрации производства сложно судить.

После объявления независимости КНДР в 1948 году Республика Корея стала занимать площадь 98,48 тысяч км2 .

Столица: Сеул.

Население 47.471 тысяч чел.

Возрастные категории:
0-14 лет - 22% (мужчины 5.471.520; женщины 4.867.688)
15- 64 года - 71% (мужчины 17.155.401; женщины 16.662.227)
65 лет и старше - 7% (мужчины 1.274.943; женщины 2.039.190)
Средняя продолжительность жизни: 75 лет
мужчины - 71 год
женщины - 79 лет
Национальность: кореец, корейка (житель, жительница Южной Кореи)
Этнические группы: корейцы 99,9%, прочие (20 тыс. китайцев) 0,01%
Религии: христианство 49%, буддизм (махаяна) 47%, конфуцианство 3%, шаманство, чхондоге 1%
Языки: корейский (официальный), английский широко используется и преподается в средних и высших учебных заведениях;
Уровень грамотности: 98 %
Природные богатства: уголь, вольфрам, графит, молибден, свинец, потенциальная гидроэнергия;
Использование земли:
пахотная земля - 19%
под постоянный урожай - 2%
под постоянные пастбища - 1%
заповедники и леса - 65%
остальное - 13%

Экономики двух стран сильно отличаются друг от друга, у каждой из них свои особенности.


2. Особенности экономики двух государств.

Северная Корея.

Экономика Северной Кореи одна из самых центрально-управляемых и изолированных в мире. Экономические искажения и нежелание правительства публиковать отчеты сокращают количество доступной достоверной информации. Почти вся промышленность находится в собственности государства. Режим продолжает делать акцент на тяжелой и военной промышленностях в ущерб легкой и остальным необходимым отраслям.

Основная отрасль промышленности: военная промышленность.

Милитаризация общества неизбежно приводит к контролю над всеми работающими в политической и экономической системах. Милитаризация предусматривает использование людских и материальных ресурсов общества для военных целей. Это можно оценить, сравнивая количество военнослужащих и численность всего населения, также как уровень военных расходов в НВП и государственный бюджет.

В 1997 году численность людей, служащих в армии и занятых в военно-промышленном комплексе Северной Кореи составила 36 % от общей численности населения страны, военные расходы составили 27 % от НВП и 52 % от бюджетных средств. Человеческие, материальные и другие ресурсы Северной Кореи, сосредоточенные в армии и ВПК с избытком перекрывают расходы на существование их в условиях мирного времени. Любое регулирование распределения ресурсов потребует изменений в политике Северной Кореи, опирающейся на военную стратегию, по направлению к политике, ориентированной на восстановление экономики.

Оборонная промышленность является основой военного комплекса страны и развивается в соответствии с изменениями в военных расходах, в то время как изменения в военных расходах связаны регулированием вооружённых сил. Сокращение военных расходов приведёт к падению закупок вооружения, сокращению внутреннего производства и импорта.

Существуют различные мнения по поводу экономического значения военных расходов. Некоторые учёные говорят о том, что инвестиции в оборонную промышленность создают добавочную экономическую стоимость, поддерживает занятость, развивает технологии, которые могут быть применены в частном секторе экономики. Другие полагают, что выгоды от таких инвестиций значительно меньше, чем в том случае, когда инвестируется непосредственно частный сектор. Нынешний уровень дискуссий отдаёт предпочтение последней точке зрения. Эта тенденция игнорирует политическую и военную необходимость инвестирования в оборонную промышленность. Система, которая в качестве приоритета выдвигает военные цели и ценности, делает акцент на оборонных расходах, которые превышают эффективность экономики страны.

Оборонная индустрия Северной Кореи состоит из непосредственно оборонных предприятий и «частных» фирм, вовлечённых в производство объектов, военного назначения. Согласно данным, предоставленным северокорейским перебежчиком Хван Чан Ёпом, Северная Корея продолжает отдавать приоритет производству военной продукции даже после принятия плана «параллельного развития экономики и военного комплекса» на 14-й сессии 4-го Собрания Трудовой партии Кореи в 1967 году.

Вся производимая продукция является объектом военного контроля. В условиях, когда военному производству уделяется первостепенное внимание, возникает дефицит невоенной продукции. Те руководители предприятий, кто отказывается или не выполняет план военного заказа, подвергаются наказанию. В Северной Корее все промышленные предприятия являются действующей частью военно-промышленного комплекса.

Остальные отрасли промышленности: машиностроение, электричество, химическая промышленность, горнодобывающая промышленность (уголь, железная руда, магний, графит, медь, цинк, свинец, драгоценные металлы), металлургия, текстильная промышленность, пищеперерабатывающая, туризм;

Экономика Северной Кореи на сегодняшний день находится в глубоком застое, сложность ситуации усугубляется недостаточным количеством энергии, устаревшим оборудованием и отсутствием новых инвестиций. За последние годы улучшилось состояние сельскохозяйственного сектора, однако производство зерна все еще на 1 млн. тонн меньше необходимого количества. Страну выручает постоянный поток продовольственной международной помощи. В стране очень высокий уровень смертности от голода и заболеваний, вызванных недоеданиями.

Южная Корея.

Как один из Четырех Драконов Восточной Азии, Южная Корея достигла невероятных экономических успехов. Три десятилетия тому назад, уровень дохода на душу населения можно было сравнить с самыми бедными странами Африки и Азии, а сегодня по этому показателю Южная Корея превышает в 7 раз Индию, в 13 раз своего соседа Северную Корею и находится на уровне развитых стран Европейского Союза. Такой успех в конце 80-х был достигнут во многом благодаря тесным взаимовыгодным связям между государством и бизнесом, включающим прямые кредитования, ограничения по импорту, спонсорство определенных направлений промышленности, и, конечно, благодаря трудолюбию нации. Финансовый кризис 1997 - 1999 годов, тем не менее, проявил слабые стороны экономики страны, среди которых большие иностранные займы и слабое управление в финансовом секторе. К 1999 году удалось восстановить финансовую стабильность, превратив ощутимое падение 1998 года в стремительный рост в 1999. Сеул призвал крупнейшие финансовые и торговые группы к сотрудничеству в укреплении и переустройству экономики, а конгломераты средних размеров на осуществление разных экономических программ вместе с банками страны.
Особенностью экономики Южной Кореи является значительная роль государства в управлении экономическими процессами. Правительственный контроль над развитием хозяйственной сферы был предусмотрен основным законом страны. Капиталистические отношения «насаждались» сверху, и одновременно происходило их становление в недрах хозяйственного механизма при повышенной роли внешнего, эндогенного фактора. Государство обеспечивало централизованное воздействие на сферу социально-экономических решений, что проявлялось в стимулировании развития крупнейших объединений, слияния банковского и промышленного капитала, создании государственного сектора. Оно стремилось не допускать разорения мелких предпринимателей, чтобы избежать переполнения рынка труда безработными.

При направляющем воздействии государства происходило развитие капитализма в сельском хозяйстве

Южная Корея пошла по пути заимствования иностранной технологии, что привело страну к достижениям НТП. На данный момент в стране развиты наукоёмкие отрасли промышленности: электроника, автомобилестроение, химическая промышленность, кораблестроение; а также: сталелитейная промышленность, текстильная промышленность, производство одежды, обуви.

Процессы концентрации и централизации капитала привели к возникновению крупных финансово-промышленных групп – чиптан, или чеболь. Они сформировались на базе торговых фирм и включают компании различных различных отраслей, являясь огромными конгломератами. Примерно 50 групп играют доминирующую роль в хозяйстве страны, в их число входя «Хёнде», «Самсунг», «Деу».

Модель экономического развития Южной Кореи имеет много общего с японской, но роль правительства в регулировании экономики здесь была значительно выше. Широко использовались диктаторские методы руководства. Так, в 1978 году, когда многие южнокорейские фирмы не могли погашать свои иностранные долги, президент освободил их от выплаты процентов внутренним инвесторам и от погашения задолженности. Длительное время внутренние инвесторы получали отрицательный реальный процент на сбережения. Всё было направлено на мобилизацию ресурсов.

С 1987 года сделаны шаги по ослаблению государственного регулирования, предприняты меры по либерализации и созданию более открытой для иностранных производителей экономики. Этот процесс получил новый импульс после финансового кризиса 1997 года. Произошли изменения в производственной структуре чеболь. Освободившись от части профильных предприятий, они приблизились по своей структуре к промышленным концернам. Одновременно увеличился непосредственный контроль пяти крупнейших чеболь над кредитной сферой.


3. Внешние экономические связи Северной и Южной Кореи.

Во внешних экономических связях Южная и Северная Корея также значительно отличаются друг от друга.

Экономическое положение КНДР все годы существования этого государства зависело от иностранной экономической помощи. Сперва ее предоставляли идеологически близкие Китай и СССР. После распада СССР Северная Корея вынуждена была обратиться за помощью к странам, которые северокорейская пропаганда называла и продолжает называть врагами - к Южной Корее, Западной Европе, США и Японии.

СССР и Китай активно поддерживали КНДР в 1950-1960-е годы. СССР рассчитывал оказывать особое влияние на Корею, поскольку Ким Ир Сен одно время носил погоны капитана советской армии, а его сын - нынешний глава КНДР - Ким Чен Ир - родился под Хабаровском и учился в советской школе. В частности, во время Корейской войны на стороне северокорейской армии воевали тысячи советских военных инструкторов и регулярные части армии КНР. Войска КНДР были оснащены советским оружием. В 1950-1970-е годы внешняя политика КНДР заключалась в лавировании между Китаем и СССР, ставшими к тому времени из союзников - врагами. Фактически, КНДР таким образом вымогал у СССР и Китая экономическую, технологическую и военную помощь.

После окончания Холодной войны, валовый внутренний продукт (ВВП) КНДР, который традиционно рос примерно на 2% в год, начал резко снижаться. Причиной этого стало прекращение советской помощи, которая выражалась, в частности, в покупке северокорейских товаров по льготным ценам. К примеру, если в 1990 году объем торговли между СССР и КНДР составлял $2.5 млрд., то в 1991 году упал до $365 млн. Уже в 1990 году ВВП Северной Кореи снизился на 3.7%. Резко вырос объем внешнего долга. Если в 1990 году он составлял $7.86 млрд., что составляло 34% ВВП, то в 1998 году увеличился до $12.1 млрд. или 96% северокорейского ВВП. По различным оценкам, северокорейский долг России составляет $3 - 5 млрд. и не имеет тенденции к погашению.

В 1993 году северокорейское руководство обратилось за помощью к международному сообществу, а также прибегло к шантажу. В 1993 году КНДР вышла из Договора о нераспространении ядерного оружия, к которому присоединилась в 1985 году. США и Северная Корея начали переговоры о предоставлении американской экономической помощи. В результате посреднической миссии экс-президента США Джимми Картера, Северная Корея согласилась заморозить свои военные атомные программы и начать переговоры с США. В результате переговоров был достигнут компромисс: КНДР обязалась заморозить свои ядерные объекты и в перспективе закрыть их. США обязались снабжать КНДР мазутом для отопления населенных пунктов страны (500 тыс. т. ежегодно), а также (совместно с Южной Кореей и Японией) финансировать строительство двух ядерных реакторов на легкой воде, с помощью которых невозможно производить оружейные ядерные материалы. Кроме того, США, Япония и Южная Корея обязались предоставить КНДР продовольственную помощь.

В 1996 году КНДР получила 900 тыс. т продовольствия, в 1997 году - 1.2 млн., в 1998 году - 1.3 млн. Для сравнения, в середине 1990-х годов Северная Корея производила не более 3 млн. т . зерна в год. По данным Агентства США по Международному Развитию The U.S. Agency for International Development, за период с 1994 по 2002 год США оказали помощь КНДР в размере $620 млн. Таким образом, Северная Корея стала крупнейшим получателем американской помощи в странах Азии. Несмотря на то, что в 2001 году в КНДР был собран хороший урожай, в стране продолжает ощущаться недостаток продовольствия. По данным ООН, Северная Корея до сих пор нуждается в иностранной продовольственной помощи - как минимум, она должна составлять 1.5 млн. т зерна ежегодно. По оценкам южнокорейских исследователей, если США прекратят предоставлять КНДР продовольственную помощь, от голода умрут 300-400 тыс. северокорейцев. Некоторые аналитики считают, что нынешний ядерный кризис, спровоцированный КНДР, является очередной попыткой получить экономическую поддержку от США и их союзников.

Северная Корея придерживалась позиции самообеспечения, получая всё остальное, что не производила сама от СССР по льготным ценам. В данный момент такая позиция нежизнеспособна, КНДР имеет партнёров по импорту и экспорту.

Партнёры Северной Кореи по импорту: (нефть, коксующийся уголь, машинное оборудование, товары народного потребления, зерно) Китай 33%, Япония 17%, Россия 5%, Южная Корея 4%, Германия 3%.

Партнеры по экспорту: (минералы, металлургические продукты, промышленные товары, включая вооружение, сельскохозяйственные товары и рыбные продукты) Япония 28%, Южная Корея 21%, Китай 5%, Германия 4%, Россия 1% .

Развитие хозяйства Южной Кореи во многом определялось расширением её внешнеэкономических связей.

Южная Корея не относится к странам свободного торгового режима. Правительство, играя доминирующую роль в экономике, осуществляет прямой и косвенный контроль во внешнеэкономических связях, до недавнего времени внешнеторговая политика по существу представляла систему протекционистских методов развития экспорта и лицензирования импорта.

Внешняя торговля занимает важнейшее место в системе внешнеэкономических связей страны. Она раз­вивалась высокими темпами. В 80—90-х годах темпы внешней торговли в 1,2—2,7 раза превосходили темпы Прироста ВВП. Так, в 80-е годы среднегодовой прирост экспорта составлял 14,5, в 90-е - 15,6% (60-е - 33,4%, 70-е - 39,8%). Быстрый рост внешней торговли явился результатом воздействия различных факторов и условий, 51 том числе внешнеторговой политики, на процесс формирования и расширения экспортного потенциала страны.

Высокие темпы внешнеторгового оборота привели к росту значения Южной Кореи на мировых рынках. Ее доля в мировом экспорте возросла с 0,04% в 1962г. до 1,1 в 1980 г., 1,9 — в 1990 г. и 3,3% — в 1998 г. Увеличилась вовлеченность страны в международное разделение труда, о чем свидетельствует коэф­фициент эластичности экспорта и импорта по отношению к ВВП и рост экспортной и импортной квот. Экспортная квота достигла 35-41% ВВП (1960 г. - 1,1%; 1980 г. - 30,1%) и не­сколько уступает соответствующим показателям некоторых ма­лых развитых стран. Импортная зависимость остается традици­онно более высокой, но разница в показателях значительно со­кратилась. Экспортно-ориентированное производство усилило зависимость страны от состояния мирового хозяйства, от харак­тера и масштабов внешнеэкономических связей.

Существенные изменения произошли в структуре внешней торговли. В товарной. структуре экспорта существенно увеличи­лась доля продукции материалоемких и наукоёмких отраслей и сократилась доля трудоемкой продукции. Изменения в товарной структуре внешней торговли отразили отраслевые сдвиги в про­изводстве.

Товарная структура экспорта, в %

Товарные группы

1980

1990

1995

1998

Продовольствие

6,0

3,5

2,4

,2,0

текстиль

28,2

21,4

13,8

14,4

обувь

5,0

6,2

1,5

0,3

химия .

1,6

3,7

7,0

7,6

металлы

14,5

8,7

5,4

7,5

машины и оборудование, транс­портные средства .

39,3

52,5

49,1

Общее машиностроение

1,5

2,3

2,4

Конторское оборудование

4,1

4,0

4,1

Телекоммуникационные и музы­кальное оборудование

9,6

7,0

5,9

транзисторы

8,2

15,5

14,7

электромашиностроение

22,7

18,5

11,8

автостроение

5,1

8.1

9,2

судостроение

5,6

4,4

6,0

Быстрый рост базовых отраслей машиностроения со второй половины 70-х годов позволил Южной Корее выйти на внеш­ний рынок поставщиком различного вида машин и оборудова­ния. наиболее динамичной и перспективной статьей экспорта продукции обрабатывающей промышленности стали электрон­ные и электротехнические изделия (телевизоры, радиоприемни­ки, кассетные магнитофоны, оборудование для дальней связи, оргтехника). Доля электроники и электротехники увеличилась до 25% экспорта. До середины 80-х годов в его структуре зани­мала важное место бытовая электроника. В последующие годы электронные компании направили усилия на производство те­лекоммуникационного оборудования, средств автоматизации производственных процессов. В 90-е годы произошел переход к вывозу более дорогостоящего оборудования по сравнению с новой техникой. Среди электронных товаров наиболее высокой конкурентоспособностью обладают полупроводники.

В группе транспортных средств помимо судостроения важ­ное место занял вывоз автомобилей и запчастей к ним — свыше
9% всего экспорта.

По отдельным товарам южно-корейские компании заняли
прочные позиции на мировом рынке: золотые изделия —23,3%
суда — 18,6%, транзисторы, электронные лампы — 10,3%,
вычислительная техника — 3%. Но эти товары испытывают
растущую конкуренцию со стороны других стран.

В структуре импорта основное место занимают промышленное оборудование, сырье и продовольственные товары. Значительная часть промышленных материалов и топлива реэкспор­тируются. Удельный вес сырья и топлива превышает треть им­порта. По ввозу круглого леса, каменного угля, железной руды, хлопка, кукурузы, нефти Южная Корея выступает на мировых рынках вторым — четвертым по величине импортером в мире. Это предопределяет ее высокую зависимость от колебаний цен на сырьевые товары.

Южно-корейские компании закупают за рубежом значительную часть специального оборудования и машин высокой слож­ности. Объем ввоза машин и оборудования достигает 37%ого объема импорта. За счет импорта удовлетворялось до спроса на промышленное оборудование.

В основе конкурентных преимуществ южно-корейских това­ров длительное время находились низкие издержки на рабочую силу, а также прямое и косвенное субсидирование. В экспортных отраслях были наполовину снижены налоги, сняты пошлины На ввоз сырья и полуфабрикатов, необходимых для производства товаров на экспорт. На осуществление экспортных операций предоставлялись льготные ссуды. С середины 80-х годов значение вышеуказанных факторов снизилось. Только за 1980— 1993 гг. реальная заработная плата в промышленности увеличи­лась в 5,4 раза, а выработка на занятого — в 4,8 раза. Издержки на рабочую силу для чеболь увеличились еще больше в связи с отчислениями на социальные нужды, в частности, на субсиди­рование жилищных расходов рабочих. У южно-корейских экс­портеров понизился ценовой фактор. Усложнение проблем конкуренции, давление предпринимателей заставляют правящие круги изыскивать пути ослабления установок в сфере занятости.

Главными торговыми партнерами Южной Кореи на всех этапах индустриализации выступали Япония и США. Развивающиеся страны АТР сыграли роль поставщиков таких това­ров, как нефть и другое минеральное сырье, рынков сбыта про­мышленных товаров. На долю Японии в 1998 г. приходилось 9,2% южно-корейского экспорта и 18,1% импорта, на долю США соответственно — 17,2 и 21,9%. В связи с укреплением конкурентных позиций южно-корейских компаний на мировых рынках США ужесточили свою внешнеэкономическую политику.

Значение США и Японии несколько снизилось. Укрепляют­ся связи с КНР, странами АСЕАН. На долю КНР приходится 9% южно-корейского экспорта и 1% импорта.

Изменения в товарной структуре внешней торговли нашли отражение в обмене технологией, Главной особенностью гео­графической структуры обмена технологией является то, что основным ее поставщиком выступает Япония, а не США..

Внешнеторговый оборот высоко концентрировав. Четыре крупнейших чеболь обеспечивают 25% экспорта страны, кото­рый реализуется через торговые компании.

Внешняя торговля до середины 90-х годов сводилась с дефицитом, чему способствовало увели­чение импорта машин и оборудования. Дефицитность внешней торговли не покрывалась другими операциями, и основным средством поддержания внешнего баланса являлось использова­ние иностранного капитала в различных формах, которые зна­чительно отличались в зависимости от периода хозяйственного развития страны.

Важную роль занимал ссудный капитал. Во время индустриа­лизации, особенно в 60-е годы при осуществлении экспортно-ориентированной политики, основное место, занимали государ­ственные займы. С конца 70-х годов доля государственных зай­мов значительно сократилась. .

Широкое привлечение ссудного капитала привело к резкому росту внешней задолженности, но норма обслуживания долга держалась на приемлемом уровне — 15—16%. В 90-е годы абсолютные и относительные показатели внешней задолженности' возросли в результате финансовой либерализации, упразднившей различные ограничения на иностранные заимствования. Ее объем в 1997 г. превысил 158 млрд долл. при высокой кратко­срочной компоненте — 2/3, что явилось одной из причин фи­нансового кризиса 1997 г.

С 70-х годов возрастающую роль во внешнеэкономических отношениях стало играть движение прямых капиталовложений. По совокупному объему иностранных прямых капиталовложе­ний (20,5 млрд долл. в 1999 г.) страна уступает ряду восточно-азиатских и юго-восточных стран. По относительным показате­лям иностранные инвестиции также уступают названным выше странам. В 1971—1980 гг. среднегодовой приток иностранных прямых капиталовложений составлял 1,34% валовых инвестиций в основной капитал страны, в 1981—1990гг. — 0,54, в 1991— 1998 гг.-3,2%.

Правящие круги проявляют заинтересованность в привлече­нии прямых капиталовложений при долевом участии местного капитала, что способствовало бы усвоению новой технологии. С середины 60-х годов приняты законы, согласно которым, в ча­стности, предприятия с иностранным капиталом освобождались от подоходного налога на первые пять лет, от налога с юридиче­ских лиц, налога с имущества. При этом власти старались дер­жать иностранные прямые капиталовложения под контролем. В некоторые секторы экономики их доступ был закрыт, включая средства информации, нефтепереработку, ряд услуг. Иностран­ные банки могли открывать только отделения, но не дочерние компании.

Иностранные капиталовложения в основном были сосредо­точены в экспортных зонах, которые были учреждены в 1966 г. для производства товаров на экспорт. На иностранных предпри­ятиях в 1997 г. производилось 6% ВВП (Тайвань — 8,1% ВВП), 22,5% продукции обрабатывающей промышленности. В некото­рых отраслях промышленности компании, контролируемые иностранным капиталом, обеспечивали основную долю про­мышленного производства — в электромашиностроении и элек­тронике —65—73%. В конце 90-х годов в результате финансового кризиса позиции иностранного капитала усилились. Основными инвесторами выступают компании США, Нидерландов, Герма­нии, Японии.

Повышение уровня экономического и социального развития превратило Южную Корею во второй половине 80-х годов в но­вого экспортера капитала. Подобное изменение означает ради­кальную трансформацию ее позиций и значения в международ­ных экономических отношениях и в мировом хозяйстве в це­лом, особенно в экономике АТР. Капитал стал вывозиться еще в конце 60-х годов, но это были эпизодические сделки. За 1966—1981 гг. кумулятивная сумма прямых инвестиций состави­ла только 209 млн долл., с 1981 по 1989 гг, достигла 1,7 млрд, а в 1998 г. — уже 21,5 млрд долл., или 0,5% мирового объем ИПК. Основными рынками приложения капитала выступают страны ЮВА.

Если в 70-е годы южно-корейские компании вкладывали ка­питал в объекты, продукция которых поставлялась на внутрен­ние рынки получивших инвестиции стран, то в последние деся­тилетия 75% зарубежных предприятий экспортируют большин­ство своей продукции. Зарубежные инвестиции на территории развивающихся стран вложены с целью перевести туда трудоем­кие и материалоемкие отрасли, использовать местное сырье и рабочую силу, в развитых странах — приблизить продукцию к рынкам, получить доступ к научно-техническим достижениям принимающих стран.

Заметное место в системе международных экономических отношений страны занимают строительные услуги и миграция рабочей силы. В начале 80-х годов доходы от зарубежных строи­тельных подрядов составили 40% всех поступлений от невиди­мой торговли. Основным районом приложения рабочих рук бы­ли страны Ближнего и Среднего Востока, прежде всего Саудов­ская Аравия. В тот период страна вышла на второе место в мире после США по стоимости осуществленных зарубежных проек­тов — 6,1% контрактов.


4. Перспективы и тенденции развития Корейского полуострова.

На данном этапе своего развития Южная Корея значительно приблизилась к уровню развитых стран во многом им не уступает. Но у неё остаются недостатки (цикличность экономики - наступление очередного кризиса, либерализация внешней торговли, меньше вмешательство в национальную экономику и т. д.).

Северная Корея пришла к переломному моменту, об этом свидетельствуют следующие доводы.

Были, впрочем, у северокорейцев и объективные причины для того, чтобы положительно относиться к правящему режиму. Уровень жизни в КНДР повышался до конца 1970-х годов - к тому же, сами корейцы сравнивали свое положение не с жизнью обитателей иных государств, о которой они не имели ни малейшего представления, а со временами японского колониального правления и послевоенной разрухи. Северная Корея начала заметно отставать от Южной только в семидесятые, и в течение долгого времени это отставание удавалось скрывать от населения.

В начале 1990-х годов Северную Корею постигла экономическая катастрофа. Пхеньянская пропаганда десятилетиями твердила о полной экономической самодостаточности страны, но на деле КНДР постоянно получала значительную советскую и китайскую помощь (как прямую, так и косвенную, через несбалансированную торговлю и поставки стратегических товаров по заведомо заниженным ценам). Само существование этой помощи в Пхеньяне замалчивалось или даже прямо отрицалось, но на практике её экономическое значение было огромным.

Наиболее серьёзным ударом для северокорейской экономики стало прекращение субсидируемых поставок нефти. С 1990 года ситуация в КНДР стала быстро ухудшаться. В 1990-1999 гг. страна испытывала «отрицательный экономический рост». За эти годы ВНП КНДР сократился примерно в два раза (более точных данных нет, так как вся экономическая статистика в КНДР засекречена уже почти полвека).

Следствием стал катастрофический голод 1996-2000 гг., который унес множество жизней. По разным оценкам, число жертв голода составило от 200 тысяч до 2 миллионов, то есть от 1% до 10% всего населения страны - это означает, что голод стал крупнейшей гуманитарной катастрофой в Восточной Азии со времен китайского «большого скачка». Официально в Пхеньяне заявили, что голод был вызван небывалым природным катаклизмом - катастрофическими ливнями и наводнениями 1995 г. Доля правды в этом заявлении есть, но те же самые ливни не принесли существенного ущерба сельскому хозяйству Южной Кореи! Куда более важной причиной голода стали эксперименты с террасными полями, начатые по настоянию Ким Ир Сена, а также нежелание режима отказаться от системы кооперативов-колхозов, которая позволяла держать крестьян под надежным контролем.

Однако развал индустрии и Великий Голод 1996-2000 гг. привели к серьёзным изменениям в северокорейском обществе. Во-первых, фактически прекратила своё существование карточная система, которая стала всеобъемлющей ещё в конце 1950-х гг. Во многих районах страны продовольственные карточки перестали отоваривать ещё в 1996 г., а к 1999 г. они повсеместно превратились в бесполезные кусочки плохой шершавой бумаги. Во-вторых, власти перестали контролировать передвижение по стране. До середины 1990-х гг. гражданин КНДР должен был получать специальное разрешение на выезд за пределы своего родного уезда. С началом голода сотни тысяч людей занялись челночной торговлей (в пределах КНДР, само собой), меняя продовольствие на промышленные товары. Таким образом, люди умудрялись выживать, и правительство смотрело на подобную экономическую самодеятельность сквозь пальцы. Однако необходимым условием успешной торговли была отмена былых ограничений на поездки по стране - и эта отмена произошла в 1997-1998 гг. (единственным исключением остался Пхеньян, въезд в который по-прежнему строго контролируется). В-третьих, явочным порядком произошла легализация мелкого частного бизнеса. Довольно долго КНДР являлась единственной страной мира, в которой были запрещены рынки. Сейчас же в стране действуют тысячи частных гостиниц, закусочных, швейных мастерских и тому подобных заведений - не говоря уж о миллионах корейцев и кореянок, которые торгуют на рынках или занимаются кустарным промыслом. В-четвертых, произошла «долларизация» экономики. По ряду причин КНДР и раньше отличалась необычно либеральным для коммунистической страны отношением к валютному контролю, а с середины 1990-х годов доллары, евро, иены и прочие «империалистические деньги» во многом вытеснили из обращения постоянно обесценивающиеся северокорейские воны.

Вдобавок, официальные организации и «компетентные органы» стали относиться к выполнению своих задач с куда меньшим рвением, чем в былые времена. Очевидно, недостаток средств сказывается и на них. Это не означает, что у «настоящего» диссидента, пишущего листовки или организующего кружки, есть шансы уцелеть. Однако расказанный не к месту анекдот или продолжительный разговор с иностранцем на пхеньянской улице уже больше не являются безусловным основанием для ареста.

Пхеньянский режим почти не сталкивался с враждебной пропагандой. На протяжении долгого времени в Вашингтоне и Сеуле считали, что ведение пропаганды на Северную Корею невозможно в принципе. Действительно, до недавнего времени так дела и обстояли. Радиовещание было бы бессмысленным - владение радиоприёмниками со свободной настройкой в КНДР является уголовно наказуемым преступлением. Невозможна была и передача литературы через туристов - северокорейского загрантуризма не существовало в принципе. Разумеется, не могло быть и речи об осторожном взращивании прозападной, либеральной, диссидентской интеллигенции - никаких контактов с Западом (и даже СССР) у северокорейской интеллигенции не было и не могло быть, а явному диссиденту даже самого умеренного пошиба в КНДР и поныне одно место - в лагере. Почти не существовало даже почтового обмена: во-первых, мало кто из северокорейцев решался писать письма за границу, во-вторых, власти пропускали только абсолютно невинные или сугубо деловые сообщения, да и ту - с немалым скрипом.

Однако сейчас ситуация изменилась - причем произошло это безо всякого участия зарубежных пропагандистов и прочих мастеров информационных войн. Решающую роль играет фактически открытая граница с Китаем, через которую вот уже 7-8 лет идет настоящий поток людей и товаров. Конечно, КНДР не открывала границу формально. Однако после начала голода 1995-1996 годов десятки и сотни тысяч корейцев стали тайно уходить в Маньчжурию, в ту её часть, что непосредственно примыкает к Корее. Граница с относительно дружественным Китаем никогда не была оборудована особо тщательно: подразумевалось, что перебежчиков в случае необходимости поймают и выдадут сами китайцы. Приграничные районы заселены преимущественно этническими корейцами, которые относятся к своим попавшим в беду единоплеменникам с симпатией. Вдобавок, у многих жителей северных провинций КНДР имеются родственники в Китае.

В свое время претензии Пхеньяна во многом были основаны на реальных фактах. Вплоть до конца 1960-х годов Северная Корея по большинству экономических показателей заметно опережала Южную. Однако «корейское экономическое чудо» 1961-1988 годов в корне изменило ситуацию. Сейчас разрыв между двумя Кореями огромен. По размерам ВНП на душу населения Южная Корея превосходит Северную примерно в 15-20 раз - и разрыв в уровне жизни у них соответствующий. Северная Корея сейчас находится примерно на уровне Мозамбика, в то время как Южную Корею следует сравнивать, скорее, с Чехией и Испанией. В Северной Корее символом богатства является возможность досыта наедатся белым рисом, в Южной Корее - возможность ездить на «Мерседессе» или его южнокорейском аналоге - «Грандёре» (обе возможности равно недоступны большинству населения в соответствующей половине страны). Один знакомый перебежчик как-то заметил автору этих строк: «При всех своих привиллегиях, северокорейский секретарь райкома живет примерно так же, как южнокорейский грузчик». По-видимому, так оно и есть.

Именно поэтому информационная блокада страны является важнейшим условием сохранения северокорейского режима. Если рядовые северокорейцы узнают правду о том, как живет Юг, для них это, в полном соответствии с логикой самой северокорейской пропаганды, будет означать, что северокорейское правительство недееспособно и, по сути, недостойно своего места.

Конечно, на активную поддержку существующего строя человека может подвигнуть не только религия, но и национально-патриотические соображения. Многие готовы мириться и с относительно низким уровнем жизни, и с произволом властей, если в компенсацию они получают уверенность в том, что они живут в «своей стране» и по «своим, национальным» законам и установлениям.

Однако использовать национализм в корейском случае весьма затруднительно. Дело в том, что многие десятилетия официальная пропаганда постоянно внушала жителям КНДР: Южная Корея НЕ является другим корейским государством. Юг и Север - это части одной страны, и высшей целью всех корейцев должно быть объединение. При этом, разумеется, предусматривалось, что объединение должно быть достигнуто только под эгидой Севера - в силу якобы существующего экономического, социального и культурного превосходства КНДР. На практике и Юг, и Север давно уже не стремятся к объединению, но сама эта тема по-прежнему занимает исключительно важное место в пхеньянской пропагандистской риторике. Два положения - о сверхценности объединения и о принадлежности Севера и Юга к одной нации - глубоко укоренены в сознании северокорейцев.

Под вышесказанным можно сделать следующие выводы:

1. Северокорейское государство должно прекратить своё существование в ближайшем будущем

2. Оно может сделать это с особой жестокость по отношению к остальному миру (никто точно не может утверждать, что у КНДР нет ядерного оружия

3. Кореи должны воссоединиться в достаточно мощную в экономическом плане страну, и после воссоединения развитие будет идти на основе южнокорейского опыта.


4. Экономические показатели Корей, сравнение с уровнем развитых стран.

Темпы прироста ВВП % млрд долл. 1995г.

Страны и регионы 1981-1990 1991-1999
США 3,1 3,2
Япония 4,0 1,3
КНР 9,1 10,3
КНДР (прибл.) - -48
Южная Корея 9,4 7,2

ВВП стран мира в 1999 году млрд долл.

Страна ВВП На душу населения

Россия

КНР

Южная Корея

Бразилия

КНДР

184,6

996,3

406,9

791,4

12,6

2250

780

8490

4420

100


7. Список использованной литературы.

1. Ломакин В.К. «Мировая экономика», учебник М; 2003.

2. Чо Пён Вон статья: журнал «Корея Фокус»

3. Ланьков А. статья: журнал «Русский журнал» 13.08.2003.

4. Сайты интернета www.travel.ru, www.kruzo.com.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий