регистрация / вход

Российско-Украинские отношения

Министерство образования Российской Федерации Татарский институт содействия бизнесу Гуманитарный факультет Российско-Украинские отношения в 90-е годы.

Министерство образования Российской Федерации

Татарский институт содействия бизнесу

Гуманитарный факультет

Российско-Украинские отношения в 90-е годы.

Работу выполнила:

Студентка 3 курса

отделения М/О

Ивлева Ольга

Науч. руководитель:

К. исторических наук. Доцент

Шагалов В.А.

Казань-2002

Содержание.

Введение…………………………………………………………………3

Раздел 1. Российско-Украинские отношения…………………………7

Раздел 2. Крымская проблема………………………………….………19

Раздел 3. Статус Севастополя……………………………………….…24

Раздел 4. Черноморский флот………………………………….………34

Заключение………………………………………………………………43

Литература и источники………………………………………………...46

Введение.

Россия и Украина являются крупнейшими государствами не только Европы, но и всего мира. Они занимают значительную совокупную территорию, на которой проживает свыше 200 млн. человек. Оба государства обладают весомым хозяйственным и военным потенциалом. Не случайно Россия и Украина играют заглавную роль в экономической и политической жизни на постсоветском пространстве. Вполне понятно, что от характера взаимоотношений этих двух государств во многом зависит стабильность ситуации в Центральной и Восточной Европе.

Отдельное изучение отношений России и Украины в последние десятилетие XX века представляется актуальным с точки зрения построение на их опыте дальнейшей схемы отношений между двумя государствами.

Особый характер отношений России и Украины определяется также тем, что экономики двух стран теснейшим образом переплетены. Разрыв хозяйственных связей России и Украины сказался самым отрицательным образом на состоянии экономики каждого из этих государств, а в конечном счете и на жизненном уровне их граждан.

Говоря о российско-украинских отношениях, нельзя не упомянуть о глубочайших духовных и культурных связях народов наших стран. Оба наши народа вышли из одного «исторического дома» - Киевской Руси, на протяжении столетий они делали общую судьбу. Все эти фундаментальные факторы диктовали необходимость максимально ответственного, дальновидного подхода к строительству отношений между Россией и Украиной. С первых дней создания СНГ Россия поставила перед собой стратегическую цель – развивать всестороннее взаимовыгодное сотрудничество с Украиной, поддерживать дружественные отношения с близким славянским народом этой страны. Но на этом этапе наше правительство столкнулось с непониманием украинской стороны, ее незаинтересованности и, в какой-то степени, агрессии в нашем направлении. Первые годы после провозглашения независимости Украины характеризовались политикой демонстративно дистанцированных отношений с Россией, причем не смотря на роковую экономическую зависимость от нее. Российская политика и общественность реагировали на это с раздражением и вербальной агрессивностью. С момента распада СССР, в котором Украина играла одну из главных ролей, самыми сложными в российско-украинских отношениях стали проблемы вокруг Крыма, Севастополя и Черноморского флота. При этом в последнее время все острее ставилась проблема статуса города-героя Севастополя, напрямую связанная с разделом ЧФ.

Сегодня стало совершенно очевидным, что внешнеполитическая обстановка, в которой находиться Украина после обретения независимости, сложилась не в итоге поиска тщательно взвешенной стратегии развития, а скорее в результате попыток практической реализации популярных политико-экономических мифов, созданных в атмосфере всеобщей эйфории национального освобождения. В соответствии с декларациями Украины о геополитическом значении южного морского фасада она стремиться к сотрудничеству в Черноморском бассейне, в частности, к оживлению своих отношений с Турцией. Также для Украины большое значение имеет перспектива создания альянса с Грузией, Азербайджаном и Молдовой: он сулит определенные возможности разнообразить ее источники снабжения энергоносителями – за счет импорта из Азербайджана и доходов от их транзита через украинскую территорию. Как видно, Украина не рассчитывает на помощь, и тем более на сотрудничество с Россией. Все ее интересы направлены исключительно на Запад.

Именно из-за потенциальной угрозы со стороны России, по мнению многих украинских идеологов, Украине необходимо как можно быстрее заменить «прозрачные» границы с Россией на настоящие государственные. Усиливать армию, национальную гвардию, службу национальной «безпеки», начать реализацию программы переподготовки офицерских кадров всех силовых структур и вообще пересмотреть кадровую политику государства (т.е. изгнать из государственных органов всех русских). Тем самым вина за состояние российско-украинских отношений заведомо возлагается на одну Россию, а политические конфликты объясняются «происками Москвы». После многолетнего вялого и нерезультативного диалога Кучма - Ельцин объективно накопилось много проблем.

Цель данной работы – исследование проблем во взаимоотношениях России и Украины в последнее десятилетие двадцатого века. Работа включает в себя 4 раздела, первый из которых посвящен Российско-Украинским взаимоотношениям, в целом, второй раскрывает проблемы Крымского полуострова и плавно перетекает в третий, где речь идет о статусе города Севастополь. Четвертый же освещает вопрос по проблеме раздела Черноморского флота.

В процессе работы нами поставлены и достаточно полны раскрыты следующие задачи:

· Изучение литературы по общей ситуации в России и Украине с точки зрения межгосударственных взаимоотношений.

· Изучение современной периодики и научной литературы по геополитическим, экономическим и военно-стратегическим вопросам.

· Сравнительный анализ различных точек зрения на вышеизложенные вопросы.

Хронологические рамки исследования определены, как уже говорилось, последним десятилетием XX века.

В работе мы используем метод синтеза и анализа, метод исторической ретроспекции а, также диалектический метод.

Российско-украинские отношения.

Ключевым стержнем в определении основ и принципов внешней политики государства является проблема национальных или национально-государственных интересов. Для Украины они состоят в гарантировании суверенитета, государственной независимости, самостоятельности, сохранения территориальной целостности и нерушимости ее границ, достижении надежной безопасности Украины во всех измерениях – военно-политическом, экономическом, экологическом, гуманитарном и т.д. Определяющими интересами являются также преодоление экономического кризиса и динамичное развитие народного хозяйства, обеспечение высокого жизненного уровня населения, создание правового демократического государства, которое сможет интегрироваться в европейское и мировое сообщества. Большое значение имеет установление нормальных добрососедских отношений со странами как ближнего так и дальнего зарубежья, соблюдение правил международного сосуществования, проведение политики мира и сотрудничества.

Концепция внешней политики Украины изложена в таких документах, как Декларация о государственном суверенитете (июль 1990 г.), Акт провозглашения независимости Украины (август 1991 г.). В них декларируется и закрепляется создание независимого государства – Республики Украины – субъекта международного права, которое строит свои отношения с другими государствами, руководствуясь международно-правовыми нормами и принципами. Приоритетными названы отношения с приграничными странами и СНГ, среди которых особое место занимает Российская Федерация. Но в действительности ли это так – вопрос спорный. В международно-правовом отношении Украина просто вышла из состава СССР. В действительности же она разорвала государственное сообщество с российским народом и приступила к новой попытке создания украинского государства – без России. Без России так или иначе означало «против России». Ибо РФ не была готова смириться с самостоятельностью Украины, которая могла быть достигнута лишь в противовес России. В 1991 г. к государственной независимости Украины отрицательно относилась не только Россия; на Западе она также, в основном, встретила непонимание и неприятие. Иными словами, самостоятельность Украины была немыслима без соблюдения дистанции по отношению к России и без резкого отказа от российских притязаний на продолжение российско-украинского государственного сообщества. Поэтому Украина с самого начала рассматривала СНГ как инструмент цивилизованного «развода», а не как основу для новой интеграции. Украинская политика упорно стремилась к тому, чтобы СНГ не приобрело черт наднационального учреждения или же международно-правовых качеств. Украина не присоединилась к Ташкенскому договору о совместной безопасности и не ратифицировала Устав СНГ.[1]

Первые годы после провозглашения независимости Украины характеризовались политикой демонстративно дистанцированных отношений с Россией, причем не смотря на роковую экономическую независимость от нее. Российская политика и общественность реагировала на это с раздражением и вербальной агрессивностью. Такая политика дистанцирования, даже противостояния имела два последствия. Значительная часть украинской общественности на востоке и юге страны отвергла политику отторжения от России. Это стало одной из причин поражения Кравчука в ходе президентских выборов летом 1994 года и привело к победе Л. Кучмы, который, по крайней мере в ходе избирательной кампании, выступал за тесные отношения с Россией. Агрессивная антиукраинская риторика в России существенно содействовала укреплению украинской государственности. Ни политический класс, ни общественность в России поначалу не были готовы признать самостоятельность Украины как нечто окончательно решенное. В результате обострились и без того имевшие место значительные конфликты между обеими странами. Эти конфликты возникали вокруг вопросов об атомном оружии, о Черноморском флоте, Крыме и Севастополе. К ним добавились разногласия по поводу положения русского меньшинства в Украине, роли и значения русского языка и культуры, а также по проблемам так называемой укранизации государства и общества.

По всем этим конкретным вопросам в начале 1990-х годов наметилось весьма непримиримое противостояние между нашими государствами. Россия требовала от Украины отказа от атомного оружия, на что она сразу не готова была согласиться. Россия заявляла претензии на весь Черноморский флот, а Украина требовала его раздела. Россия рассматривала Севастополь как город, находящийся «на российской территории», а Украина расценивала такую позицию не только как факт игнорирования международного права, но и как сомнение в ее государственной независимости.

Хотя в течение определенного времени все эти конфликты оставались острыми и находились в центре публичного обсуждения, с 1997 года они в основном были урегулированы. По-прежнему спорным и неразрешенным является вопрос о русском языке и русской культуре в Украине. Разногласия в этом отношении будут существовать впредь и в зависимости от политической атмосферы могут значительно осложнять российско-украинские связи. Не устранены также конфликты, обусловленные экономической зависимостью Украины от Российской Федерации.[2] Экономика Украины напрямую зависит от поставок из России не только энергоносителей, в отношении которых более чем 90% -ная импортная квота принадлежит именно нам, но и цветных металлов, лесоматериалов и продукции целлюлозно-бумажной промышленности, каучука, химических волокон и нитей, энергетического, литейного оборудования, продукции текстильной и медицинской промышленности. Критически высокого уровня такая зависимость достигла в производстве авиационной техники, парогазового оборудования, в атомной энергетике, судостроении и судоремонте.

Но существует и обратная зависимость – России от Украины, прежде всего в сфере газового транзита: примерно 95% поставок российского газа по трубопроводам на Запад в последние годы проходило через украинскую газопроводную систему. На территории Украины расположена значительная часть подземных хранилищ природного газа бывшего СССР. Кроме того, от распавшегося Союза Украина унаследовала 20% запасов урана, составляющего ресурсную базу для атомной энергетики РФ. Украина традиционно выступает в качестве одного из основных поставщиков продовольственных товаров на российский рынок, что немаловажно, если учесть значительное увеличение импорта продуктов питания в современной России. И Украина и Россия обладают высокоинтегрированными производственными комплексами, способными эффективно функционировать лишь в режиме кооперации, в таких ключевых секторах экономики, как машиностроение, электроника и приборостроение, ВПК, а также в области науки и научного обеспечения. Наши страны имеют развитую систему инфраструктурных коммуникаций, созданных в расчете на обслуживание единого экономического комплекса бывшего Союза и представляющих собой сеть объединенных энергосистем, трубопроводов, морских транспортных терминалов, железнодорожного транспорта и т.д. Акцентируя внимание на гиперзависимости России от украинских трубопроводов, не следует, однако, забывать, что газотранспортные мощности Украины могут служить в основном для транзита именно российского газа, ибо самые важные из разрабатывающихся сейчас проектов транспортировки нефти и газа из Азербайджана, Казахстана, Туркменистана в Европу практически не предусматривают использование для этой цели территории Украины в обход России. Существенно сократились объемы получения Украиной основных энергоносителей, сырья и материалов из России. Такое сокращение, первоначально вызванное неспособностью Украины полностью оплачивать эти поставки по ценам, приближающимся к мировым, стало одной из главных причин погружения значительной части энерго- и материалоемких производств страны в пучину глубокого структурного кризиса со свойственными ему прогрессирующим падением конкурентоспособности.

Огромное значение российского фактора для социально-экономического развития Украины, для процесса ее рыночной трансформации признается практически всеми более или менее значительными политическими движениями в Украине. Однако если в украинском обществе сложился консенсус относительно весомости этого фактора, то до сих пор нет согласия по поводу того, как к нему следует относиться: положительно или отрицательно. Проблема взаимоотношений – предмет острых политических дискуссий, в которых, как это ни прискорбно, априорные политико-идеологические предпочтения доминируют над прагматическим анализом сложившихся экономических связей.

К сожалению, чрезмерные политизация и идеологизация экономических проблем не только мешают правильному определению их истоков и возможных способов разрешения, но зачастую приводят к отрицанию любых инициатив по их оптимизации. Это неудивительно, если учесть, что политики как национал-радикального толка, так и национал-демократы делают однозначный выбор в пользу «европейского вектора» интеграции Украины. Для них любые попытки восстановления каких бы то ни было связей с Россией ассоциируются с отказом от выхода из «гравитационного поля» Москвы. Необходимо, тем не менее, признать, что национальные интересы Украины, стратегия ее суверенного экономического и политического развития требуют не «лозунгового» патриотизма, а иделогически непредвзятого анализа всего комплекса украинско-российских отношений и их влияния на процессы социально-экономической трансформации в Украине. Такой анализ должен учитывать следующие факторы: 1) сохраняющиеся влияние прежних экономических структур обоих государств, объективную инерцию их почти нераздельного функционирования, преодоление которой требует значительных ресурсов времени и материальных благ. 2) реальный экономический потенциал страны, который определяет степень заинтересованности государств, являющихся ее торговыми партнерами, в укреплении и развитии экономических связей с Украиной. 3) возможности замещения существующих связей альтернативными отношениями с другими странами или их группами с учетом структурных приоритетов экономики украинского государства, его социокультурных особенностей, характера существующих общественных ценностей, геополитического положения.[3]

При отсутствии продуманной стратегии возобладала политика сугубо ситуативная, нацеленная на достижение исключительно краткосрочных политических соглашений между основными кланами (корпорациями), формирующими социально-политическую структуру общества.

Обнаружилась поразительная повторяемость в Украине многих ранее проявившихся в России социально- экономических тенденций, сходство основных макроэкономических и структурных проблем. Как и Россия, Украина испытала ряд деструктивных для экономики явлений: хронические неплатежи и бартеризацию коммерческого оборота, острый бюджетный кризис, прогрессирующую деиндустриализацию и сворачивание сфер науки и наукоемких производств. И в Украине, и в России в равной мере наблюдается возникновение не столь экономического, сколько политического (и при этом полукриминального) рынка, на котором люди, соединяющие власть и собственность, ведут торг по их распределению и перераспределению, стремясь к фактической приватизации самого государства.

Сделанные наблюдения свидетельствуют о значительном совпадении трансформационных парадигм Украины и России. Эта зависимость, впрочем, имеет отнюдь не односторонний характер, уходя своими корнями в унаследованную от бывшего Союза структурную взаимосвязанность двух стран, которая, несмотря на существенные изменения, произошедшие после распада СССР, продолжает сохраняться. Высокая степень свободы внешней торговли в обоих государствах и одновременно возникновение вполне ощутимых административных и экономических барьеров для торговых контактов между ними (процедуры таможенного контроля и оформления, требования предоплаты либо гарантий оплаты поставок, новых налогов по отношению к товарам другой страны и др.) привели к стремительному падению конкурентоспособности украинских товаров на российском рынке, равно как и российский на украинском. Для Украины это падение, ускоренное ростом энерго- и материалоемкости производства, отозвалось более тяжелыми последствиями.

Реальное экономическое положение как в России, так и в Украине характеризуется высокой степенью государственного вмешательства, корпоративным слиянием политических и экономических управленческих элит.

Внешнеэкономический аспект современной политической ситуации на Украине обусловливается существованием и воздействием трех мощных факторов: финансовой зависимости страны от западных международных организаций, энергетической зависимости от России и стран СНГ, а также заинтересованности в продвижении украинских вооружений на рынки зарубежных стран, в том числе и стран «третьего мира», а также стран СНГ.

Следует специально отметить, что в связи с неблагоприятно складывающейся для Украины конъюнктурой мирового рынка, а также с в связи с разрушением производственного потенциала украинской топливно-добывающей и металло-перерабатывающей промышленности, традиционно формировавшаяся заинтересованность этой страны в продвижении на внешние рынки товаров продовольственной группы, а также продуктов производства черной и цветной металлургии и угольной и химической промышленности имеет явную тенденцию к снижению.

Так, скажем, финансовая зависимость официального Киева от западных международных организаций, толкает руководство этой страны на поиск путей внедрения в про- западные бюрократические структуры, включая военные организации и ЕС. Однако, как отмечают известные российский аналитики, «объективные пределы ориентации Киева на ЕС и НАТО существуют и проявляют себя все более жестко. По признанию первого вице-премьера украинского Правительства А. Кинаха: «из 200 деловых проектов, предложенных украинскими партнерами, только 10-15% были поддержаны западными инвесторами. Конечно, НАТО проявляет большой интерес к использованию Яворовского полигона и других военных объектов на территории Украины, однако столь явный перекос в военную сторону в украинско-западных связях не создает стабильной основы для встраивания страны в евро-атлантическое сообщество».

При этом, западные кредиторы пытаются активно влиять не только на внешнюю, так и на внутреннюю политику Украины, требуя от последней выполнения, в некоторых случаях, заведомо невыполнимых решений. Так, скажем, по материалам осеннего номера «Известий», МВФ осенью 1999 года угрожал Киеву задержкой в предоставлении очередного транша кредита в размере 90 млн. долл. из-за намерения украинских властей ввести налог на экспорт семян. Кроме того, Фонд продолжает настаивать на том, чтобы Украина увеличила тарифы на коммунальные услуги и жилье на 100% реальной стоимости, что вряд ли возможно из-за несогласия Верховной Рады принять соответствующий закон (Кстати, резкое сокращение состава, прав и возможностей украинского Верховного Совета, которое обусловило решение только что состоявшегося на Украине референдума, на самом деле, продиктовано именно указанными мотивами).

Иными словами, заокеанские займы Украины стимулировали развитие в экономике этой страны скорее негативных, нежели позитивных процессов. Между тем, финансовая зависимость Украины от стран Западного мира имеет долгосрочный характер, и будет обусловливать позицию политического руководства этой страны при решении, как внутриполитических, так и внешнеполитических проблем еще долгие годы.

Энергетическая зависимость Украины от России проявляется в двух объективных экономических составляющих: хронической задолженности Украины перед российскими компаниями-экспортерами нефте- и газопродуктов и электроэнергии, и несанкционированного забора нефти и газа из российских экспортных трубопроводов, включая реэкспорт Киевом части отобранного газа. Актуальными показателями энергетической зависимости явились, в частности, «газовый конфликт» 10 декабря 1999 года, когда Россия полностью прекратила поставки на Украину нефти и электроэнергии в связи с систематическим подворовыванием последней российского газа, «бензиновый кризис» лета 1999 года, перманентный энергетический голод на промышленных предприятиях Восточной Украины.

Украинские власти всячески стимулируют приобретение иностранными (включая российские) фирмами и промышленными группами украинских предприятий различного профиля, в частности, в счет уплаты долгов за энергоносители. И есть все основания предполагать, что проблема долгов, еще недавно наиболее болезненная, будет постепенно утрачивать остроту. Украина, пытаясь – в том числе и за счет западных кредитов – оплачивать хотя бы текущие поставки, доказывает свое желание избежать возврата конфронтационной модели в этой сфере. Россия, со своей стороны, осознала бесперспективность использования «долгового» козыря в попытках получения каких-то политических дивидендов. Российской ориентированной на рынок экономике будет очень сложно вновь приспосабливаться к украинским условиям, где отсутствует рыночная инфраструктура, которая может быть создана в лучшем случае через несколько лет.

Попытки компенсировать отсутствие или недостаточный уровень принципиально новых экономических связей за счет восстановления старых технологических цепочек, на что, собственно и ориентирована концепция промышленно-финансовых групп – единственно признаваемая в Украине форма широкомасштабного экономического сотрудничества. Эти попытки вряд ли способны серьезно повысить заинтересованность крепнущего российского капитала в ведении дел на Украине. Уже к 1995 году осталось не так много сфер, где Россия была бы заинтересована в сотрудничестве. Когда-то мощный военно-промышленный комплекс Украины стал не слишком привлекателен для России, которая начала переориентировать свои экономические связи, а самое главное, наша страна не обладает достаточным капиталом для финансирования даже собственного военного производства и конверсии.

Кроме того, в настоящее время, принимая во внимание различающиеся подходы к безопасности, Россия не может полагаться на Украину в военном производстве, предоставляя ей дополнительную карту в игре. Единственной сферой, где потенциал сотрудничества ещё достаточно высок, являются коммуникации. Россия нуждается в украинских портах, так же как и в трубопроводах. Но эта зависимость будет уменьшаться по мере того, как Россия построит два новых газопровода через Беларусь и Польшу и морской порт в Ленинградской области.

Как мы видим, Россия перестает «цепляться» за Украину так, как она делала это раньше. Переориентация нашей страны в другие области социальной и экономической сферы, я думаю, отрицательно скажется на экономике Украины. Пытаясь быть самостоятельной и надеясь на Запад, она теряет позиции. Украина – крупное государство с большим потенциалом, но не умеющее пользоваться своими возможностями и неправильно определяющее свои приоритеты.

По моему мнению, сбалансированное развитие и оптимизация экономических отношений с Россией и со странами ближнего зарубежья – это наиболее эффективный элемент взаимных связей, предполагающий быстрое замещение нерациональных элементов. Перспективность развития зависит от наличия положительных сдвигов в развитии национальных хозяйств обеих стран при выходе их из кризиса. Но практическому осуществлению этих планов могут помешать ухудшения политических отношений между Украиной и Россией, опасность которых нельзя исключить по причине имеющихся острых и трудноразрешимых вопросов Затягивание споров по проблемам Крыма, Черноморского флота и т.д. неизбежно будет толкать Украину к попыткам более выраженной политической и хозяйственной переориентации на другие страны. Для России самое главное – превращение Украины посредством механизмов «экономического поглощения» в периферийную территорию, находящуюся в серьезной политико-экономической зависимости от России.

Крымская проблема.

Статус Крыма – это особый вопрос сейчас, который грозит еще более обособиться в будущем. Нынешняя трактовка места Крыма в политической системе Украины как автономной республики является уже сейчас компромиссом.

Как известно, Крым был объявлен присоединенным к России и стал неотъемлемой частью русского государства в конце XVIII века на основе Кучюк – Кайнарджийского мирного договора между Россией и Турцией 1774 года, подписанного Екатериной Второй 8 апреля 1783 г. Манифеста о присоединении Крымского полуострова, полуострова Тамань и всей Кубанской стороны к России и после присяги крымско-татарских беков на верность России в 1783 году.

Точкой отсчета, превративший Крым в регион наиболее вероятного конфликта на территории Украины, можно считать 20 января 1991 года. В этот день в Крыму состоялся референдум, в ходе которого большинство жителей полуострова высказались за восстановление Крымской АССР как субъекта СССР и участника Союзного договора. После горячих дебатов Верховный совет (ВС) Украины «легализовал» результаты референдума, приняв закон о воссоздании Крымской АССР в составе Украины. Таким образом было положено начало крымскому сепаратизму, завязан тугой узел политических, социальных, экономических проблем, осложненных к тому же возросшим межэтническим напряжением. Основными причинами последнего стало массовое возвращение в конце 80-х – начале 90-х годов крымских татар – коренного народа Крыма, депортированного сталинским режимом в 1944 г., и негативная реакция на этот процесс населения, преимущественно русского и русскоязычного. В последние годы эскалации межэтнических трений на полуострове немало способствовали местные средства массовой информации, преуспевшие в создании главного «образа врага» в лице западного украинца. Хотя большинство жителей Крыма с таковым «врагом» никогда не сталкивались, этот новый стереотип в значительной мере потеснил в массовом сознании создававшийся десятилетиями образ крымского татарина – предателя, «пособника немецких фашистов».

Августовский путч 1991 года существенно ускорил распад Союза. Логическим следствием этого явилось провозглашение государственной независимости Украины, что катализировало развитие дальнейших событий в Крыму.

Попытаться понять причины этого явления, оказать максимальную поддержку всем тем, кто противостоит дальнейшей эскалации конфликта в Крыму, найти ненасильственные способы разрешения многочисленных проблем этого региона, - важнейшая задача нашей страны.

Повышенная конфликтогенность этого региона, помимо общих для всего постсоветского посттоталитарного пространства причин, обусловлена еще и его специфическими факторами, особым демографическим составом и динамикой этносов, населяющих полуостров.

Согласно последним статистическим данным, из 2,7 млн. жителей Крыма более 60% составляют русские, подавляющее большинство которых переселенцы, заселяющие земли, опустевшие и заброшенные после депортации коренного населения, в ходе нескольких послевоенных миграций. Около четверти населения относится к этническим украинцам, в основном существенно русифицированным.

По последним данным, крымские татары, вернувшиеся из мест ссылки, в основном из республик Средней Азии, частично из России, составляют около 10% всего населения. Остальные проценты приходятся на национальные меньшинства. Демографическая ситуация в Крыму осложняется тем, что более четверти населения составляют пенсионеры, большинство которых в прошлом высокопоставленные военные и партийные чины. Динамика существенного изменения этнического состава населения за последние несколько лет связана в основном с возрастанием доли крымских татар. В предстоящие несколько лет ожидается приезд еще не менее 250 тысяч человек, т.е. практически всех крымских татар, проживающих в России и в странах ближнего зарубежья.

Несмотря на относительно небольшую долю крымских татар в общей численности населения Крыма, крымскотатарский фактор играет важнейшую роль в политической, экономической и социальной жизни полуострова. Как отмечают некоторые аналитики, русский сепаратизм исчерпал себя. На политическую арену все более определенно выступает крымскотатарский сепаратизм, который гораздо более радикален в своих действиях. В основе он имеет межрелигиозный характер и является проявлением исламского фундаментализма.

Известны и турецкие интересы относительно Крыма. Предметом конкретной турецкой политики является расширение экономического (через сеть банков и коммерческих структур с турецким капиталом), а затем и политического присутствия в Крыму. На этой почве в начале 1996 года произошло резкое охлаждение отношений между Турцией и Украиной. Для последней стала откровением напористостью, с которой Турция продвигается в Крым. Украина оказывается между двух огней на фоне того, что в России отсутствует понимание исламской угрозы в Крыму и продолжается муссирование крымской проблемы в антиукраинском контексте. В результате оказывается, что для Украины Турция и Россия в этом смысле находятся «в одной лодке». В этой мутной воде Меджлис крымскотатарского народа, умело разыгрывая карту, завоевывает позицию за позицией. В решениях III курултая формально осуждается русский сепаратизм в Крыму, но поскольку Украина обвиняется чуть ли не в проведении «геноцида» в отношении крымских татар, последние угрожают переходом на российскую сторону, если она не признает политические права Меджлиса и не включит его в структуру органов государственной власти.[4]

Как мы видим, население Крыма по-разному представляет свое политическое будущее. Поиск взаимоприемлемого политического решения проблемы в значительной мере зависит от руководства Украины. К сожалению, можно констатировать, что в течение длительного времени такое решение не только затягивалось, но по существу и не обсуждалось на должном уровне в киевских кабинетах и «коридорах власти». Как отметил в своем выступлении Богдан Лисович, в то время заместитель представителя ООН на Украине, «очень жаль, что украинское правительство проявляет предубежденность и политическую пассивность… Поскольку новая украинская конституция все еще в процессе обсуждения, крымские татары обращаются в украинский парламент с просьбой обеспечить им политическое представительство. Украинское руководство должно пойти на это, либо обеспечив места в парламенте, либо путем создания верхней палаты, которая могла бы закрепить права меньшинств. Кроме того, следует придать официальный статус и предоставить определенные права Меджлису, поскольку хотя сейчас татары и представляют собой меньшинство, но они и не диаспора в отличие от украинцев или русских, которые живут в Крыму. Для крымских татар Крым – их единственная родина».[5]

Делая выводы из этих выступлений и знакомясь с работами многих политических исследователей как Украины, так и России можно предположить разный исход проблемы. В результате Украина должна, исходя из реалий, просчитывать возможность и такого варианта развития событий в ближайшей перспективе: 1) через турецкую поддержку Меджлис провоцирует активизацию политического неповиновения крымских татар, о которой он уже заявил, и начинает террористические акции; 2) Россия в этих условиях может иметь формальный повод объявить Крым зоной своих жизненных интересов и послать войска для защиты русских и русскоязычного населения, которых в Крыму большинство; 3) в результате в конфликт вмешивается Турция при поддержке НАТО, и мир получает конфликт гораздо более опасный, чем чеченский.[6]

Статус Севастополя.

Город Севастополь возник и был построен как главная военно-морская база Российского Черноморского флота и являлся особым административным округом, управление которым осуществлял военно-морская администрация, назначаемая непосредственно Санкт-Петербургом.

Указом Президиума Верховного Совета РСФСР «О выделении города Севастополя в самостоятельный административно-хозяйственный центр» от 29 октября 1948 г. город Севастополь был выделен в самостоятельный центр со своим особым бюджетом и отнесен к категории городов республиканского подчинения.[7] Финансовые и организационные функции в административно-территориальных границах городского округа по состоянию на 8 декабря 1991 г. осуществлялись под непосредственным руководством Совета Министров СССР без какого-либо участия Совета Министров Украинской ССР. Постановление Президиума Верховного Совета РСФСР от 5 февраля 1954 г. «О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав Украинской ССР» и Закон СССР от 28 апреля 1954 г. «О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав Украинской ССР», не содержали упоминания о городе Севастополе. Как считает Государственная Дума Федерального Собрания РФ, они были приняты с нарушением Конституции (Основного Закона) СССР, Конституции (Основного Закона) РСФСР и законодательной процедуры.[8]

Еще 23 января 1992 года Верховный совет РФ принял постановление, поручив двум своим комитетам с привлечением МИД рассмотреть вопрос о конституционности решений о передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР, принятых в 1954 г., и представить свое заключение Верховному совету РФ.

6 февраля 1992 г. ВС РФ признал незаконной передачу Крыма 1954 года Украинской ССР, а в июле 1993 г. подтвердил не зависимый от Украины статус Севастополя. МИД России выступил с заявлением, в котором указал что принятое постановление ВС РФ «О статусе г. Севастополя» расходиться с линией президента и правительства РФ на реализацию интересов России в вопросах Черноморского флота. 20 мая 1994 г. ВС Крыма принял решение о восстановлении Конституции Республики Крым в редакции от 6 мая 1992 г., которая предусматривала, что «Республика Крым входит в государство Украина и определяет с ней свои отношения на основе договоров и соглашений», а также право жителей Крыма на двойное гражданство. В октябре 1994 г. в Крыму был проведен опрос, в ходе которого за договорные отношения Украины и Крыма высказалось большинство граждан полуострова. Это, естественно, обострило противоречия между Киевом и Севастополем.

Уже, позднее, Госдума РФ приняла Заявление, в котором выразила серьезное беспокойство о перспективах российско-украинских отношений в связи с принятыми ВС Украины решениями, уничтожающими волеизъявление населения Республики Крым, прерывающими договорно-переговорный процесс между Крымом и Украиной.9 По мнению Думы, чрезвычайные, поспешные решения ВС Украины, принятые без учета всего комплекса возможных политико-правовых последствий и влияние их на российско-украинские отношения в целом, не могут не отразиться на обсуждении в Думе всей проблематики российско-украинских отношений, включая вопросы реструктуризации долгов Украины, раздела ЧФ и статуса его главной базы – г. Севастополя.

Некоторые осложнение отношений двух государств произошло в связи с деятельностью группы консульских работников российского посольства в Киеве, которые в марте 1995 . с разрешения МИД Украины осуществляли в Симферополе консульское обслуживание.

Как известно, весьма активно выступал за подтверждение российского статуса г. Севастополя мэр Москвы Ю.М. Лужков. В октябре 1996 г. он вместе с рядом военачальников в отставке направил открытое письмо Президенту РФ, Председателю Правительства, Совету Федерации и Госдуме, в котором призвал российское руководство в ближайшие сроки подтвердить на всех уровнях российский статус г. Севастополя – главной военно-морской базы ЧФ, включив соответствующий пункт в готовящийся к подписанию широкомасштабный Договор о дружбе и сотрудничестве России и Украины.10 По инициативе члена Совета Федерации Ю.М. Лужкова эта палата российского парламента в декабре 1996 г. обсуждала вопрос о городе Севастополь. В своем выступлении на Совете Федерации Ю.М. Лужков привел ряд доводов в пользу российского статуса город. Согласно нормам международного права, передача территорий одного государства другому осуществляется только на основании международных договоров. Таких договоров относительно г. Севастополя между Россией и Украиной не было и нет. Все действия Украины, которые привели к ее фактическому владению г. Севастополем, носили односторонний характер. Россия их никогда не признавала, что зафиксировано, в частности, в постановлении ВС РФ от 9 июля 1993 г. Поэтому никакие ссылки на географические карты или односторонний документ, в том числе Конституцию Украины, не могут быть юридически значимыми с точки зрения международного права. Еще один аргумент состоит в том, что отказ от г. Севастополя, являющегося главной базой ЧФ, исторически возникшего как южная крепость всей России, приведет к резкому ослаблению геополитической позиции РФ и предопределит полное доминирование в Черноморском бассейне вооруженных сил других стран. Надо отметить и тот факт, что более чем 70% населения города состоит из русских, которые всегда считали себя гражданами России, что подтверждается данными нескольких референдумов.

17 апреля 1997 г. Совет Федерации принял постановление «О работе комиссии СФ по подготовке вопроса о правовом статусе города Севастополя».11 Аналитический обзор экспертных заключений, поступивших в рабочую комиссию Верховного Совета Российской Федерации по международно-правовому, государственно-правовому, конституционно-правовому и историческому аспектам статуса г. Севастополя.

I Международно-правовой аспект:

1. С момента своего основания в 1784 г. суверенитет над городом осуществляла Российская империя. После распада империи, образования РСФСР и СССР суверенитет над всей территорией федерации осуществлял бывший СССР, но в рамках федерации город находился в административно-территориальном подчинении РСФСР. Односторонние акты УССР об объявлении г. Севастополя городом республиканского значения (1968 г. и 1991 г.) не имеют правой силы, ввиду их противоречия действовавшей в тот период Конституции СССР. Следовательно, права Украины на Севастополь неправомерны с международно-правовой точки зрения, так как неконституционные акты не могут создавать и правомерных международных прав государству после прекращения существования федерации.

2. Россия является преемником СССР в отношении права на пользование портом военно-морской базы Севастополя, основанного на правовом обычае, то есть на длительном и ненарушаемом пользовании, что признается всеми странами. Однако, это не означает, что постановка этого вопроса перед Украиной будет означать предъявление к ней территориальных претензий. Права России ясно определены международными соглашениями по этому вопросу (ближайшими правовыми источниками, позволяющими определить передачу государственного суверенитета на территории Крыма в соответствии с международными нормами того времени, являются Кучюк-Кайнарджийский договор 1774 года, акт о присоединении Крыма и Кубани к России 1783 года и Ясский мирный договор между Россией и Турцией 1791 г.) В данном случае речь идет не о претензии на территорию, относившуюся к Украине в рамках существовавших в СССР административно-территориальных границ, а о правах на территорию, находившуюся в пределах административно-территориальных границ России в период существования СССР.

С учетом Указа РСФСР 1948 г. государственный суверенитет над Севастополем в соответствии с нормами международного права никому и никогда не передавался. Следовательно, Украина незаконно пытается распространить свой суверенитет на часть территории России.

3. Признание нового государства, в частности Украины, в настоящее время совершенно не означает признания его прав на оспариваемые территории. В обоснование своего суверенитета над Крымом Киев ссылается на Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 5 февраля 1954 г., в соответствии с которым Крымская область была передана в состав УССР. Международное право требует, и это подтверждается практикой Международного суда, чтобы любая, даже минимально значимая передача государственного суверенитета на территорию оформлялась в виде международного договора именно по этому вопросу, поскольку это связано со стабильностью международных отношений. Венская конвенция о праве договоров определяет договор как международное соглашение, заключенное между государствами в письменной форме и регулируемое международным правом. Таким образом, можно ли признать Указ Президиума Верховного Совета РСФСР или Постановление Президиума Верховного Совета СССР международным договором, если они не отвечают требованиям, предъявленным международным правом, к таким документам? Прежде всего, это внутренний документ, не имеющий характера соглашения, предписывающий определенные действия административным органам РСФСР или СССР.

II. Государственно-правовой аспект

1. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 29 октября 1948 г. был закреплен особый правовой статус города. С этого времени в Крыму существовали две административные единицы с особым хозяйственно-правовым статусом: Крымская область и город Севастополь. Вместе с тем наряду с оформленным юридически республиканским статусом продолжало существовать и играть определяющую роль союзное подчинение города, вытекающее из функционально-целевого назначения города - главной базы Черноморского Флота. Согласно Конституции СССР 1936 г. Конституцией РСФСР 1937 г. (вопросы обороны в конституциях союзных республик не отражались, так как по союзному договору 1924 г. это относилось к компетенции СССР) все военные дела, а для Севастополя как для военно-морской базы эта функция была главной, относились к компетенции СССР с соответствующим подчинением Наркомату Обороны в г. Москве.

2. Из Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 29 октября 1948 г. об отнесении Севастополя к категории городов республиканского подчинения следует, что г. Севастополь был действительно выведен из подчинения Крымской области. Однако отнесение г. Севастополя к категории городов республиканского подчинения в Конституции РСФСР в 1948 г. зафиксировано не было, так как Конституция РСФСР не содержит перечня городов республиканского подчинения. Постановление Президиума Верховного Совета РСФСР от 5 февраля 1954 г. “О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР” и Указ Президиума Верховного Совета СССР от 19 февраля по данному вопросу не содержат упоминания о Севастополе, что подтверждает особый правовой статус Севастополя как города, не входящего в состав Крымской области. Это понятно; так как тогда никто не мог и подумать передавать главную базу Черноморского флота из-под юрисдикции РСФСР и Союза в подчинение Украине. Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 29 октября 1948 года в последующее время после его принятия не был ни изменен, ни отменен. Юридически он сохраняет свое значение до настоящего времени. РФ как продолжатель территориальных прав РСФСР вправе осуществлять свой суверенитет в отношении г. Севастополя. Поэтому все односторонние акты Украины об объявлении г. Севастополя под украинской юрисдикцией не могут быть признаны правомерными, так как они не согласованы с Россией.

3. Севастополь в качестве главной базы Черноморского флота СССР представлял собой обособленную административную и территориальную единицу. Для него был установлен специальный правовой режим, касающийся, в частности, проживания и деятельности его жителей, порядка въезда и выезда и др. вопросов. Положение Севастополя как города военно-морской базы союзного подчинения, имеющего специальный правовой режим, вытекало из его значения для организации обороны и обеспечения государственной безопасности всей страны, что Конституцией СССР было отнесено к ведению высших органов государственной власти бывшего Союза ССР.

4. Постановление Совета Министров РСФСР от 25 апреля 1968 г. № 264 об изменении порядка финансирования г. Севастополя не может отменить Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 29 октября 1948 г. Положение Конституции Украинской ССР ст. 77, в которой г. Севастополь объявлен городом республиканского подчинения в составе Украинской ССР, не имеет юридической силы в момента принятия, так как принят Украинской ССР в одностороннем порядке без принятия соответствующего решения конституционными органами власти РСФСР.

Постановление № 264 СМ РСФСР фактически отменяло особый чрезвычайный режим финансирования города в период восстановления Европейской части СССР после войны 1941-1945 гг. К этому времени закончился дотационный период финансирования Европейской части России и Украины и начался нормальный этап финансирования Севастополя и Черноморского Флота из фондов МО СССР.

III. Конституционно-правовой аспект

1. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 29 октября 1948 г. был закреплен особый хозяйственно-правовой статус г. Севастополя. Принятие данного Указа, касающегося административно-хозяйственных изменений внутри республик, не выходило за пределы полномочия Президиума Верховного Совета РСФСР, определенные Конституцией РСФСР 1937 г.

2. Постановление ПВС РСФСР от 5 февраля 1954 г. и Указ ПВС СССР от 19 февраля 1954 г. “О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР” были приняты с нарушением основополагающих положений как Конституции СССР 1936 г., так и Конституции РСФСР и УССР 1937 г. Следовательно, Закон 1954 г. с момента принятия считался недействительным, и тем самым он не мог породить каких-либо последствий юридического характера как в отношении г. Севастополя, так и в отношении РСФСР и УССР.

3. Закон 1954 г. не изменял установленного статуса г. Севастополя как города союзно-республиканского подчинения.

4. Крым исторически являлся территорией России. Никогда ни в одном документе Россия не признавала в отношении его прав других государств. Крымская область является неотъемлемой частью РФ.

В 1921 году декретом ВЦИК была образована Крымская АССР в составе РСФСР, в 1946 году Крымская автономия упраздняется, вместо нее образуется Крымская область в составе Российской Федерации.

Что касается города Севастополя, то на протяжении всего периода существования автономии в Крыму он представлял собой особый административно-хозяйственный центр, в управлении которого решающие права принадлежали военной администрации, подчиняющейся непосредственно Москве. Особый режим управления городом определялся его целевым назначением. Он оставался военно-морской базой Черноморского флота. Это соответствовало положению Конституции 1936 г. и не противоречило Конституции РСФСР 1937 г., которые относились военные (в том числе военно-морские) дела к непосредственному ведению Союза.

Без сомнения, решение Совета Федерации о статусе Севастополя как российского города было в нашу пользу. Резолюция, принятая по инициативе Лужкова, основывалась на том факте, что Севастополь в административном отношении никогда не входил в Крым и управлялся Москвой напрямую. Значит, решение Хрущева о передаче Крыма Украине не касалось Севастополя. Данная резолюция, не имея юридической силы, нанесла серьезный вред двусторонним отношениям, вызвав новую вспышку антироссийских отношений в Киеве. В апреле 1997 года СФ призвал президента Б.Н. Ельцина потребовать для Севастополя статус международного политического образования под совместным управлением России и Украины. Но, можно только предполагать почему президент не торопился с этим вопросом. Наверное, наше правительство не устраивало такое разрешение проблемы. Москва хотела полностью заполучить город под свою юрисдикцию. Я думаю, наше государство не может надеяться на лучший исход, учитывая крайне агрессивную настроенность Украины против нас. Украина не может потерять такой «денежный» объект, как Севастополь или, по большому счету, просто не хочет уступать России.

Черноморский флот.

Современные проблемы черноморского флота неразрывно связаны с историей Крыма и в этом плане несут на себе отпечаток сложных исторических процессов, происходивших в огромном регионе Северного Причерноморья.

Со времени вхождения Украины в состав России (1654) борьба Российской империи за выход к Черному морю была подкреплена мощным экономическим и человеческим потенциалом Украины. Об этом свидетельствовали так называемые Крымские походы 1687 и 1679 г.г. Тем не менее Петру I удалось закрепиться только на берегу Азовского моря, где развернулись работы по строительству флота. Однако в результате Прутского похода Россия возвратила Турции захваченные земли, в том числе Азов. Но позже, в результате продолжавшихся долгое время русско-турецких войн, в 1783 году к нам был присоединен Крым. С этого времени, по существу, и начинается история Черноморского флота.

Для создания мощного флота необходима была соответствующая материальная база и большие человеческие ресурсы. Строительство морских судов и создание флота были немыслимы без развития металлургической, металлообрабатывающей и каменноугольной промышленности. Все это легло тяжелым бременем на плечи украинского народа, задавленного новыми налогами и денежными платежами, рекрутской повинностью и барщиной.

Конкретно первый этап создания Черноморского флота выглядит следующим образом. В мае 1779 года на херсонской верфи был заложен линейный корабль «Св. Павел». К 1784 г. уже была готова целая эскадра. Для ее управления было создано Черноморское адмиралтейство. После присоединения Крыма к России главным местом сосредоточения флота стал Севастополь.

В период перед Второй мировой войной советское правительство направило свои усилия на воссоздание флота. Материально-техническую базу восстановления боевых кораблей составили Севастопольский морской и Николаевский судостроительные заводы, существенную помощь им в этом оказали предприятия Екатеринослава, Харькова, Киева и др. В течение 1922-1923 г.г. было восстановлено 60 боевых кораблей. В ходе войны соединения и части флота нарушали коммуникации противника, обеспечивали перевозки и принимали активное участие в обороне Одессы, Севастополя.

Послевоенные усилия бывшего Советского Союза были направлены на повышение боевых возможностей ЧФ, а также на использование значительной судостроительной базы в Крыму и на Украине для постройки и модернизации современных кораблей. ЧФ стал основой силовой политики СССР, которую он осуществлял в бассейне Черного и Средиземного морей. В этих условиях Крым был превращен в «непотопляемый авианосец» советского военно-морского флота.

После провозглашения независимости Украины и реализации ее курса на создание собственных вооруженных сил проблема раздела Черноморского флота неоднократно вызывала обострение отношений между двумя государствами. Необходимость разрешения этой проблемы особенно остро встала после «войны указов» между президентами Украины и России относительно переподчинения ЧФ и неудачной попытки решить этот вопрос в ходе переговоров в Одессе.

В соответствии с ялтинской договоренностью (август 1992 г.) Украина должна была отменить постановление своего Верховного совета относительно собственности на все корабли, которые были предписаны к украинским портам. В свою очередь Россия соглашалась с тем, что украинская доля флота составляла более 20-22%, которые ранее предлагала российская сторона. Украина считала, что переговоры по флоту не касаются наземных сооружений и оборудования Черноморского флота, и в сентябре 1992 года подчинила их, а также два военно-морских училища в Севастополе министерству обороны Украины. Во время встречи на высшем уровне между украинскими и российскими президентами, которая состоялась в июле 1993 года, было подтверждено намерение сторон завершить до 1995 г. раздел флота в соотношении 50:50. Обсуждался вопрос продажи Украинской части своей доли кораблей в счет уплаты долга за энергоносители.

Однако вопреки ранее достигнутой договоренности вопрос о ЧФ был вынесен на парламентские слушания в Государственной думе России. Выступая с докладом по этому вопросу 15 ноября 1994 г., главнокомандующий ВМФ России Ф. Громов предложил парламенту принять за основу переговоров по флоту следующие свои рекомендации:

1) Севастопольская военно-морская база в ее теперешних параметрах однозначно остается основной базой РФ; 2) за Черноморским флотом сохраняются те пункты базирования и места дислокации в Крыму, которые используются в настоящее время; 3) ЧФ РФ и ВМС Украины, включая штабы, разводятся по различным пунктам базирования, они не должны дислоцироваться в одних и тех же пунктах. Для размещения штаба ВМС Украины предложен Донузлав; 4) все объекты, которые размещены вне Крыма, передаются Украине. При разделе кораблей и судов руководствоваться положением договоренности от 15 апреля 1994 г., в соответствии с которым Украина должна получить 15-20% кораблей, судов и плавсредств Черноморского флота.

Сочинские соглашения (1995 г.) между Украиной и Россией по вопросу раздела ЧФ несколько снизили накал напряженности между двумя государствами и позволили перевести в практическую плоскость многие проблемы. Подтвердив принципиальное согласие разделить флот на половину с последующим выкупом Россией 38% украинской части флота, украинская и российская делегации договорились и о порядке передачи некоторых береговых объектов флоту Украины. По сообщениям прессы в 1996 г. на 35 береговых объекта соглашения сторонами были подписаны и на 40 объектов готовы к подписанию. Но к тому времени не были решены вопросы по таким проблемам как статус ВС РФ, на какой срок российский военно-морской флот остается на территории Украины и по каким тарифным ставкам будет осуществляться аренда Россией военно-морской базы и т.д.

В этом контексте заявления об окончательном решении вопроса раздела Черноморского флота выглядит неубедительным. Опускать занавес черноморского спектакля рановато. Любое развитие событий как в России, так и в Украине будет снова и снова ставить на повестку дня вопрос: какую роль в системе национальных интересов Украины и России играет Крым и Черноморский флот и как они между собой взаимосвязаны? Развитие событий позволяет поставить вопрос о том, что является главным объектом спора для России и для Украины – Крым или Черноморский флот? Я думаю, что «это палка о двух концах». И этот спор может свидетельствовать только о том, что поощряемый Западом официальный Киев не жалеет сил для того, чтобы обозначить свое стремление изолировать Россию внутри СНГ, внести раскол между так называемой пророссийской «пятеркой» и группой ГУУАМ.12

В системе приоритетов России Крым занимает доминирующее положение, ибо сохранение производственной и технологической базы, развитой инфраструктуры позволяет (как это уже было после Первой и Второй мировых войн» восстановить боевой состав флота. Крым без флота обречен. Показательны в плане оценки интересов России в Крыму высказывания некоторых российских ученых, специалистов. Так, например, независимые эксперты Российского научного фонда подготовили доклад «Суверенитет Крыма: проблемы и перспективы». В нем говориться: «В связи с дезинтеграцией единого оборонного пространства СССР, событиями в Закавказье и активизацией Турции, Ирана и Пакистана в этом регионе Крым и ЧФ приобретают жизненно важное значение для обороны рубежей России и СНГ» и далее: «… в условиях… отделения Украины и Прибалтики незамерзающие порты Крыма приобретают особое значение для внешней торговли России и других государств СНГ».13

Все исследователи говорят, что проблему Крыма надо превратить из территориального спора между нашими государствами в вопрос государственно-политического самоопределения населения Крыма; активизировать прямые хозяйственные, общественные и культурные связи с Крымом, в первую очередь по неправительственным каналам, подготовить меры по обеспечению экономической безопасности Крыма. Надо сказать, также, что политологи говорят и об условиях вступления Крыма в СНГ, и об обеспечении международной поддержки Крыму за свой суверенитет. Аналогичные рекомендации содержатся и в других документах по вопросам Крыма. Значительную роль в формировании российской позиции по крымскому вопросу играют принципы, заложенные в основу ее внешней политики, концепции национальной безопасности и военной доктрины. Таким образом, российская внешняя политика еще длительное время будет обеспечивать региональные и глобальные интересы России с использованием силового компонента. Реализация этих планов на юге требует сохранения военного присутствия России в бассейне Черного моря, и в Крыму, в частности. Черноморский флот как раз и служит этой цели. Сохранение в прежнем виде корабельного состава флота и обеспечивающей его жизнедеятельность инфраструктуры дают возможность контролировать Крым в целом неопределенно долгое время.

Этим целям благоприятствует широкая поддержка русскоязычного населения, которых в Крыму большинство, идеи возвращения Крыма России, где более благоприятная экономическая ситуация и ход экономических реформ дают надежды на повышение жизненного уровня крымчан. Кроме того, втягивание ЧФ в процесс противостояния между Украиной и Россией привело к резкой политизации его личного состава. Именно крайне негативная реакция офицерского собрания ЧФ сорвала июльскую 1993 г. договоренность о разделе флота.

Новым и достаточно уникальным явлением современной политической жизни в России является открытое выступление высших должностных лиц министерства обороны против решений президента, парламента и правительства. Надо отметить неоднократные заявления командующего Черноморским флотом адмирала Балтина, в которых он выражает несогласие с решениями российского правительства о разделе ЧФ и по мере сил саботирует выполнение уже достигнутых договоренностей.14 «Патриотическая» позиция адмирала тем не менее не предотвращает процесс всемерного разграбления флота.

Верховный совет Украины создал временную комиссию по изучению ситуации в Крыму. Члены этой комиссии ознакомили с перечнем «уплывшего» с 1992 по 1994 г. имущества ЧФ. Они оценили это как «действия коррумпированной части руководства Черноморского флота». Не исключено, что решение о замене адмирала Балтина на посту командующего ЧФ, принятое на встрече президентов Украины и России в Москве 16 января 1996 года и создание совместной экономической комиссии по ЧФ – это результат крайней обеспокоенности Киева развитием ситуации в Крыму. Для Украины же главным приоритетом остается сохранение Крыма в составе украинского государства. Что же касается отношения Украины к Черноморскому флоту, то здесь не следует смешивать два разных вопроса, которые касаются раздела флота и определения статуса российских войск и перспективы обеспечения безопасности южных границ Украины.

Раздел флота – это только часть проблемы, скорее экономического, чем военного плана. Помимо вопроса о базировании Черноморского флота и ВМС Украины довольно остро стоит финансовая проблема, которая не ограничивается определением величины арендной платы за использование России в будущем баз в Крыму. Если обратиться к программе развития вооруженных сил Украины, то страна должна содержать морскую группировку общей численностью около 100 кораблей и 40 тыс. военнослужащих. В состав флота должны входить ракетные крейсера, подводные лодки, многоцелевые ракетные и патрульные корабли, авиация и т.д. То есть Украина планирует развернуть собственный военно-морской флот практически в тех же масштабах, в каких он существовал в бывшем Советском Союзе.

Вся история создания и развития Черноморского флота свидетельствует о том, что он был предназначен для проведения активной силовой политики, не только в Черном море, но и за его пределами. Таким образом, попытка Украины обеспечить безопасность своих южных рубежей путем создания мощной военно-морской группировки приведет к явному несоответствию между поставленными целями и средствами их реализации. Более того, в условиях широкомасштабного экономического кризиса резкое увеличение военных затрат на создание мощного военного флота неизбежно повлечет за собой новый виток гиперинфляции и общей нестабильности экономических основ государства.

Многолетний опыт раздела военного наследия Советского Союза в целом и проблема ЧФ в частности иллюстрирует насколько сложно для Украины и России найти общий язык в вопросах, наиболее тесно связанных с опасениями в области безопасности. Даже фактическая потеря Черноморским флотом по причине недофинансирования боеспособности и современного уровня, ведущая при сохранении нынешних тенденций к физическому исчезновению через несколько лет предмета переговоров, не заставляет стороны быть более сговорчивыми в поиске компромисса.

На мой взгляд, самым действенным шагом Украины в вопросе ЧФ, могла бы стать договоренность с Россией о его совместном боевом использовании. Если Украина будет согласна, что ее ВМС не будут использоваться для вооруженного противостояния за пределами ее морских границ – то противостояние между нашими государствами сойдет на нет, так как такая ситуация полностью отвечает глобальным интересам Российской Федерации.

В течение более чем пяти лет развития конфликта, в самых острых его ситуациях, несмотря на все попытки спровоцировать применение «жестких мер» различными сторонами конфликта, обстановку в целом удержать от вооруженной конфронтации и готовности населения к возможности развязывания военных действий.

Заключение.

На протяжении столетий Крым играл роль связующего звена между Востоком и Западом, соединял Север и Юг Восточной Европы с Черным морем, восточным Средиземноморьем и Ближним Востоком.

После присоединения в 18 веке Крыма к России, главной базой флота стал Севастополь. То есть, на протяжении следующих двух столетий экономика и инфраструктура полностью были подчинены решению главной задачи – обеспечения необходимых условий для базирования Черноморского флота. Украина всегда была объектом «агрессивных» устремлений крупных соседних держав, прежде всего, как утверждает ряд украинских политологов, России. Из-за своего положения Украина постоянно находиться в геополитической «несамодостаточности». Сегодня она пытается связать свои прошлые и настоящие проблемы с «кознями Москвы». Эта карта еще долго будет разыгрываться частью украинской политической элиты и «друзьями» Украины со стороны.

Да, нельзя отрицать большую заинтересованность России в украинских делах. Таким образом, Украина обеспечит нам прямой выход на Запад и возможность сообщения через черноморские проливы, позволит оказывать давление на соседние страны. Россия долгое время воздерживалась или же не могла сформулировать ясные долгосрочные цели своей политики в отношении Украины. Она сама до сих пор остается актором с неустоявшимися принципами и приоритетами внешней политики.

После многолетнего вялого и нерезультативного диалога Кучма – Ельцин объективно накопилось много проблем, нельзя отрицать, что накапливался груз неудач в «большой внешней политике». Обе стороны, не рационально, на мой взгляд, оценивали ситуацию. В этом конфликте Россия повела себя очень мягко и неразумно. Пассивность российского руководства явно дала большой стимул Украине продолжать бороться за территории, по их словам, принадлежавшие им почти все время на протяжении уже ни первого столетия. Понять Украину тоже можно, если представить, что от тебя отрывают какую-либо часть и ты, например, не в состоянии заниматься привычными делами. Надо учитывать и тот факт, что Украина претендует на видную самостоятельную политическую роль в мире, скорее всего, вдохновленная политическими успехами в завоевании суверенитета Прибалтийскими республиками. И у нее есть немалые возможности добиться такой позиции. Я думаю, этим и можно объяснить такое сильное стремление захватить Черноморский флот и Севастополь. Ведь для того, чтобы стать политически активным государством, необходимо иметь, в первую очередь, военную силу, не исключая ядерного оружия. Вот почему многие националистически настроенные украинские деятели очень сожалеют об утрате Украиной статуса ядерной державы. Но, не надо забывать и о народе, которому уже надоела борьба «верхушек», которые пытаются играть на взаимоотношениях русских, украинцев и крымских татар. К счастью, на бытовом уровне отношения между людьми оставались благожелательными и бесконфликтными.

Подводя итог, я хотела бы отметить, что пятилетний опыт внешней политики Украины содержит немало ошибок. Тем не менее к наиболее важным итогам относится то, что внешняя политика Украины стала, более или менее, самостоятельной. Даже обилие серьезных проблем, стоящих перед внешней политикой Украины, свидетельствует о том, что в регионе Центральной и Восточной Европы появилось независимое государство со своей особой ролью. От Украины требуется только не допустить на крымском полуострове образования второго региона после Балкан, где могут столкнуться интересы христианского и исламского миров.

Сложившаяся ситуация на восточных границах Украины, а также проблема Крыма, Севастополя, которые военной доктриной РФ отнесены к зоне жизненно важных ее интересов, являются потенциальной угрозой национальной безопасности Украины. Как бы это ни прискорбно звучало, но в нынешних условиях России нельзя рассчитывать на союз с Украиной, только если Турция не начнет открыто заявлять о своих намерениях присутствовать на территории Крымского полуострова и т.д. Согласить ли Украина на близкое сотрудничество со странами СНГ и, конечно, Россией, захочет ли объединить усилия с нашим государством по возрождению Черноморского флота, покажет время.

[ET1]

Литература и источники.

1. Макаренко В.В. Кто союзники России?: Ментальность и геополитика: парадоксы политики безопасности России.- М.: Страдиз: Фиалер, 2000. с.83-113.

2. Этнические и региональные конфликты в Евразии./ общ. Ред. А. Малашенко, Б. Коппитерс, Д. Тренин.- М.: Весь мир, 1997.- кн.2: Россия, Украина, Белоруссия. с. 234-256.

3. Россия – Украина: история взаимоотношений./ РАН, Ин-т славяноведения; Ин-т «Открытое общество»; Отв. Ред.: А.И. Миллер, В.Ф. Репринцев, Б.Н. Флоря.- М.: Яз. рус. Культуры, 1997.с. 179-194.

4. Россия: в поисках стратегии безопасности: Проблемы безопасности, ограничения вооружений и миротворчества / Рос. АН; Ин-т мир. экономики и международных отношений; центр геополитических и военных прогнозов.- М.: Наука, 1996.- 335 с.

5. Сорокин К.Э. Геополитические современности и геостратегия России.- М.: РОССПЭН, 1996.- 167 с.

6. Сиденко В. Российский фактор в украинской политике социально-экономической и геоэкономической трансформации// Полис.- 1998, №3. –с.115-123

7. Толпыго А.К. Украинские политические идеологии// Полис.- 1994, №1.-с. 113-120

8. Мошес А. Интересы России в геополитическом плане// Полис.- 2000, №1.- с.18-22

9. Гузенкова Т. «Устами младенца…»// Свободная мысль –XXI.-2000,№4.- с. 77-93

10. Ситарян С.А. Пути укрепления экономических позиций России на постсоюзном пространстве с учетом обеспечения ее экономической безопасности// Проблемы прогнозирования.- 1996, №4.- с.76-77

11. Миллер А.И. Образ России и русских в западноукраинской прессе// Полис.- 1995,№3.-с.124-132

12. Внешняя политика Украины и общественная мысль. Украина и НАТО. Политический портрет Украины. 1997.- Бюллетень Фонда «Демократические инициативы», №18.

13. Послание Президента Верховному Совету Украины «Украина: поступь в XXI столетие». Стратегия экономического и социального развития на 2000-2004 годы». 2000.-Урядовый курьер, 28.I.

14. Бруз В. Украина в ООН: вопросы национальной и международной безопасности// Полис.- 1994, №4.- с. 10-15

www.rambler.ru

www.yandex.ru

www.rami.ru

www.risa.ru

www.rg.ru

www.ukrain.ru

www.nation.kiev.ua.

www.polit.ru

www.allnews.ru


[1] Наринский М.М. Проблемы развития СНГ на современном этапе. Конференция «10 лет внешней политики России». МГИМО. 2000.

[2] Сиденко В. Факторы политико-экономической зависимости Украины от России. «Полис».1998. № 3. с. 19-24.

[3] Толпыго А.К. Украинские политические идеологии. «Полис». 1994.№1. с. 13-16

[4] III курултай крымскотатарского народа // Авдет. 1996. Обращение крымскотатарского народа «О бесправном положении крымскотатарского народа и игнорировании его законных прав и интересов».

[5] Дипломатический вестник 1992. №13.

[6] Россия – Украина: история взаимоотношений / РАН, Ин-т славяноведения. – М.: Яз. Рус. Культуры, 1997.-246

[7] Архив СМ РСФСР. Д. №761/2.

[8] Российская газета.1996.31 окт.

9 Дипломатический вестник.1992. №4-5. с.61.

10 Российская газета. 1996. №50. 12-18 дек.

11 Российская газета. 1997. 13 мая.

12 Полис. 2000. № 1. с.15-18

13 Макаренко В.В. Кто союзники России? М: Фиалер. 2000.

14 Толпыго В.Г. Военная реформа ВС РФ. –М.: РОССПЭН, 1996. с-272.

[ET1]

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий