регистрация / вход

Структурные особенности экономики США

Министерство общего и профессионального образования РФ Самарский институт московского государственного университета коммерции Курсовая работа

Министерство общего и профессионального образования РФ

Самарский институт московского государственного университета коммерции

Курсовая работа

по мировой экономике на тему:

"Структурные особенности экономики США"

Выполнил студент 1 курса дневного отделения
Факультета ВЭД

Алатарцев Д.А.

Дата защиты:

Оценка:

Члены комиссии:

Самара

1998

Содержание

Введение................................................................................................ 3

Глава 1. Современное состояние экономики США и ее структурные особенности....................................................... 5

1.1 Исходные позиции........................................................................... 7

1.2 Рост экономики, уровень и качество жизни................................. 9

1.3 Критерии и факторы общественной стабильности..................... 11

1.4 Экономическая политика............................................................. 15

1.5 Сбережения, инвестиции, структурные сдвиги........................... 18

Глава 2. Макроэкономическая политика правительства Б. Клинтона............................................................................................. 21

Заключение....................................................................................... 29

Библиографический список.................................................. 30


Введение

В мировой практике с учетом особенностей развития тех или иных стран сложилось несколько моделей рыночного хозяйства. Общими условиями построения моделей являются прежде всего частная собственность на средства производства, конкуренция и свободные цены при этом надо иметь в виду, что все модели рыночной экономики предполагают получение высокой прибыли.

В промышленно развитых странах с высоким уровнем научно-технического прогресса и активным влиянием на мировое хозяйство в экономических отношениях решающая роль отводится конкуренции в формировании хозяйственных структур. В зависимости от регулирующей роли государства в экономике и социальных задач различают несколько моделей. Но наличие разных моделей рыночной экономики, безусловно, влияют неодинаковые возможности, структуры и традиций тех или иных стран.

Различают такие виды моделей как: американская, японская, немецкая, французская и шведская.

В основу "американской" модели положены система всемерного поощрения предпринимательства, достижения личного успеха, обогащения наиболее активной части населения. Задача социального равновесия при американской модели не рассматривается, прямое государственное вмешательство в экономику незначительно. Приемлемый уровень малообеспеченных групп населения, как и регулирование других вопросов экономики обеспечивается за счет перераспределения части национального дохода, а также налоговых функций. В целом национальное хозяйство страны характеризуется высоким уровнем экономического благосостояния. Необходимо подчеркнуть, что при американской модели решающая роль отводится бирже.1

На современном этапе лидерство США в мировой экономике обеспечивается главным образом над другими странами по масштабам и богатству рынка, степени развития рыночных структур, уровню научно-технического потенциала, мощной и разветвленной системе мирохозяйственных связей с другими странами по линии торговли, инвестиций и банковского капитала.

Когда XX век называют американским, это имеет свои основания. Уже в начале столетия США выделились как самая мощная в экономическом и политическом отношении держава. В итоге второй мировой войны к этому добавилось и военное доминирование. Сраспадом СССРСША остались единственной сверхдержавой. Сейчас в условиях острого финансового кризиса в Японии, других странах Азии (да и в России) при невысоких темпах роста и большой безработице в Европе вновь высветилась роль США как "локомотива" и "стабилизатора" мировой экономики.

Попытаемся выявить, с одной стороны, главные факторы экономического роста и соци­ально-политической стабильности в XX в., а с другой — основные структурные особенности экономики и важнейшие проблемы, стоящие перед страной на рубеже столетий.

Глава 1. Современное состояние экономики США и ее структурные особенности

Последние десятилетия лидером в мировой экономике остаются Соединенные Штаты Америки.

Неординарно высокая емкость внутреннего рынка обеспечивает США уникальное место в мировой экономике. Самый высокий уровень ВНП в мире означает, что США расходуют больше любой другой страны на текущее потребление и инвестиции. При этом фактором, характеризующим потребительский спрос в США, является общий высокий уровень доходов относительно других стран и большой слой среднего класса, ориентированного на высокие стандарты потребления. В США ежегодно закладывается строительство в среднем 1,5 млн. новых домов, продается более 10 млн. новых легковых автомобилей и множество других товаров длительного пользования.1

Современная промышленность США потребляет около одной трети добываемого в мире сырья. Страна обладает наиболее емким в мире рынком машин и оборудования. На его долю приходится свыше 40% реализуемой в развитых странах продукции машиностроения. Располагая самым развитым машиностроением, США одновременно стали крупнейшим импортером машинотехнических изделий. США принимает сейчас свыше одной четверти мирового экспорта машин и оборудования, производя закупки практически по всем видам техники.

Таблица 1.1

Основные экономические показатели 1

1992 г. 1993 г. 1994 г. 1995 г. 1996 г. 1996г. в % к 1995 г.

Валовой внутренний продукт

I

II

Потребительские расходы населения

I

II

Государственные текущие расходы и инвестиции

I

II

Валовые частные капиталовложения

I

II

В том числе промышленность и другие отрасли

I

II

В жилые фонды

I

II

В прирост запасов

I

II

Чистый экспорт товаров и услуг

I

II

6244.4

6244.4

4219.8

4219.8

1263.8

1263.8

790.4

790.4

557.9

557.9

225.6

225.6

7.0

7.3

-29.5

-29.5

6550.2

6383.8

4454.1

4339.7

1289.9

1260.5

871.1

857.3

598.8

593.6

251.7

242.7

20.6

19.1

-64.9

-74.4

6935.7

6608.7

4700.9

4473.2

1314.7

1260.0

1014.4

979.6

667.2

652.1

287.7

268.9

59.5

58.9

-94.4

-105.7

7253.8

6742.9

4924.9

4577.8

1358.3

1260.2

1065.3

1010.2

738.5

714.3

289.8

262.8

37.0

33.1

-94.7

-107.6

7561.6

6902.1

5162.8

4698.8

1403.1

1268.6

1094.2

1037.9

773.6

750.3

305.8

274.0

14.8

13.9

-98.5

-117.1

104.2

102.4

104.8

102.6

103.3

100.7

102.7

102.7

104.8

105.0

105.0

104.3

1.1 Исходные позиции

Географические и природные факторы, можно сказать, уникально благоприятны для США:

- обширная территория, допускающая постоянную экспансию населения и экономики;

- преобладание умеренных зон, благоприятных для сельского хозяйства;

- богатство полезных ископаемых, наименьшая среди великих держав зависимость от им­порта сырья, особенно нефти;

- свободный доступ к двум незамерзающим океанам;

- отсутствие соседей, способных серьезно угрожать безопасности и интересам США.

Социально-политическая стабильность США, возможно, большая, чем у других великих держав. После гражданской войны не было революций, переворотов, неконституционной сме­ны власти, массовых волнений с насилиями. Самым серьезным испытанием был экономичес­кий кризис 1929-1933 гг. (Великая депрессия) с его тяжелыми социальными последствиями. Однако США удалось выйти из кризиса без утраты демократической формы правления и уси­ления милитаризма.

Сказанное вовсе не означает отсутствия сложных экономических и социально-политичес­ких проблем. Однако критерий общественного строя заключается не в наличии или отсутствие таких проблем, а в его способности своевременно осознавать их и разрешать на основе де­мократических методов. С этой точки зрения можно достаточно высоко оценить приспособ­ляемость США к меняющимся условиям развития.

Таблица 1.1.1

Среднегодовые темпы прироста реального ВВП (%) 1

Страна 1951-97 гг. 1951-60 гг. 1961-70 гг. 1971-80 гг. 1981-90 гг. 1991-97 гг.

США

Япония

Германия

Франция

Великобритания

3.1

6.0

3.8

3.4

2.4

3.4

8.2

7.2

4.5

2.7

3.8

10.7

4.8

5.3

2.7

2.9

4.6

2.7

2.6

2.0

2.6

4.0

2.2

2.4

2.7

2.7

1.5

2.4

1.3

1.4

На рубеже столетий можно обозначить следующие наиболее серьезные для США проблемы:1

- при исчезновении главного стратегического противника и отступлении угрозы глобаль­ной войны сохраняется опасность локальных войн и терроризма, а риски заметно возрастают, поскольку становится возможным попадание оружия массового поражения в руки государств и сил, способных наносить удары по территории США;

- несмотря на известные достижения в смягчении расовой проблемы, ее острота велика особенно потому, что расовые различия в большой мере совпадают с различиями в экономическом и социальном статусе;

- преступность и число заключенных в США (по отношению к общей численности населе­ния) на порядок выше, чем в таких самых спокойных государствах, как Япония и скандинавские страны. Наркотики и СПИД представляют для США более серьезную про6лему, чем для других развитых стран;

- экономический кризис, подобный Великой депрессии, едва ли возможен, но устойчивость финансовой сферы, несравненно больше связанной с мировым рынком, чем в 30-егоды, не га­рантирована, что означает уязвимость экономики для серьезных потрясений;

- США имеют тенденцию "жить не по средствам", что проявляется в низкой норме личных сбережений при высокой кредитной задолженности населения, дефицитности (до самого недавнего времени) государственного бюджета, в пассивном сальдо торгового и текущего платежного баланса;

- разрастание социальных программ постепенно привело к образованию устойчивого об­щественного слоя, живущего за счет государственных пособий разного рода. Это становится фактором социального напряжения, поскольку главным плательщиком, налогов является средний класс.

1.2 Рост экономики, уровень и качество жизни

Рост экономики после Второй мировой войны был в целом удовлетворительным, хотя в первые десятилетия несколько ниже, чем в других развитых странах, особенно Японии и ФРГ. Однако в дальнейшем темпы выровнялись, а в 90-е годы экономика США развивалась быстрее других.

Таблицу 1.2.1

Реальный ВВП на душу населения 1

(в ценах и по паритетам покупательной силы 1995 г., США=100)

Страна 1950 г. 1960 г. 1970 г. 1980 г. 1990 г. 1997 г.

Япония

Германия

Франция

Великобритания

18.8

36.5

49.8

34.9

31.2

58.4

61.4

53.0

59.2

68.2

75.9

66.0

70.6

74.0

72.6

70.7

85.2

76.6

78.9

73.4

80.0

78.0

75.0

70.0

Наряду с успехами американской промышленности, важнейшее значение имел прогресс в сельском хозяйстве. Производство сельскохозяйственной продукции возросло с 1949-1953 гг. до первой половины 90-х годов вдвое, на душу населения - на 65%. За этот период число заня­тых на фермах уменьшилось на 70%, что означает большой рост производительности труда.

Потребительские расходы населения в неизменных ценах увеличились с 1960 по 1997 г. в 3.4 раза, что может служить приближенным показателем роста уровня жизни. Расходы на про­довольствие, которые в общей сумме теперь составляют не более 15%, возросли сравнительно мало; резкий рост показали расходы на предметы длительного пользования (в 6 раз) и медици­ну (в 5 раз). По ряду показателей уровня жизни США превосходят другие развитые страны. На единицу стандартной продовольственной корзины в 1993 г. житель больших городов США должен был работать в среднем 2.4 часа против 4.6 часа для жителя Токио, 5.2 - Парижа. 3.5 - Лондона, 4.4 часа - Рима. Душевое потребление говядины и мяса птицы в США больше, чем во всех других развитых странах. Несколько выше также показатели обеспеченности жильем, владения автомобилями и некоторыми хозяйственными приборами, но эти различия теперь невелики.

Показатели образованности американского населения весьма высоки. Доля мужчин стар­ше 25 лет, имеющих высшее образование (4-летний колледж и более высокое образование), возросла с 10% в 1960 г. до 26% в 1995 г., женщин — с 6 до 20%. Значительны достижения в сфе­ре охраны окружающей среды. Под влиянием жесткого законодательства и при многообраз­ном участии государства расходы на эти цели в реальном исчислении возросли с 1972 по 1997 г. бо­лее чем на 100% и достигли 2% ВВП, что равно половине военных расходов.1

Наибольшие проблемы связаны с крайне медленным ростом трудовых доходов низших и средних групп трудящихся в последние полтора-два десятилетия, с сохраняющимся разрывом в доходах, уровне и качестве жизни между основной массой белых, с одной стороны, и черными и испаноязычными, с другой. Примерно с середины 70-х годов рост производительности труда в промышленности резко замедлился, что считается основной причиной стагнации ре­альных заработков. За 1979-1993 гг. отражаемые статистикой реальные доходы низших 40% населения упали примерно на 10%, что правительство Клинтона объявило национальным по­зором. Есть основания полагать, что в 1993-1997 гг. в этой области положение несколько улучшилось.

1.3 Критерии и факторы общественной стабильности

Стабильность (и нестабильность) слагается, из многих элементов, (среди которых попыта­емся выделить важнейшие.

Степень экономического неравенства. Влияние этого фактора неоднозначно: определен­ная степень неравенства, связанная с социальной мобильностью, является условием и фанфа­рам экономической эффективности. Но чрезмерное неравенство несомненно ослабляет обще­ственную стабильность. Очевидно, речь может идти о каком-то оптимуме, хотя определить его едва ли возможно. Исследования за длительный период уже выявляли в 40-50-е годы извест­ную тенденцию к сближению крайностей по сравнению с первой третью столетия. Но с конца70-х годов статистика доходов вновь показывает усиление неравенства. За 1979-1993 гг. дохо­ды низшего квинтиля ( 20%населения) снизились в реальном выражении на 15%, тогда как доходы высшего квинтиля возросли на 20%, а доходы самых богатых 5% — еще больше.

Прогрессивное налогообложение несколько смягчает неравномерность, но существенно не меняет картину. Доли высших и низших квинтилей по доходам в других главных странах примерно такие же, как в США, Лишь показатель для 1% людей с самыми высокими доходами в США примерно вдвое больше. Возможно, это отражает более заметную роль сверхбогачей. Богатство как таковое вызывает в обществе смешанные реакции. Традиционнаявера в то, что личные усилия и удача могут обогатить каждого, остается в США важным элементом общественной психологии. Вместе с тем мошенническое обогащение (например, биржевые сделки на основе инсайдерской информации) категорически осуждается, а суровые судебные приговоры по таким делам одобряются публикой.

Инфляция. Послевоенная инфляция 40-50-х годов была в США меньше, чем во всех глав­ных воевавших странах. В последующий период в развитых государствах сложились относи­тельно единообразные темпы инфляции, которые стали считаться приемлемыми. Рост потре­бительских цен на 3-4% в год обычно не вызывает тревоги и не требует приведения в действие антиинфляционного арсенала. В США в 1990-1997 гг. среднегодовой темп роста составил 3.1%. Поскольку в 70-е и отчасти в 80-е годы инфляция была заметно выше, за длительный пе­риод обесценение доллара (как и других валют) выглядит достаточно значительным. С 1970- по 1997 г. индекс потребительских цен поднялся в США в 4 раза, в Японии - в 3.1, во Франции — в 5.2, в ФРГ — в 1.5, в Великобритании — в 8.2 раза. В настоящее время инфляция не является в США острой проблемой, но ее предотвращение остается важным приоритетом экономичес­кой политики.1

Безработица. Впервые послевоенные десятилетия серьезное политическое и социально-психологическое значение имело то, что безработица была существенно меньше, чем в кри­зисные 30-е годы. В дальнейшем это стало стираться в общественной памяти, и обычными стали высокие стандарты занятости. Норма безработицы (доля в экономически активном населе­нии) в США относительно стабильна за последнюю четверть века и даже снизилась в последние годы, тогда как в других странах произошел резкий рост и обострение проблемы безработицы.

Таблица 1.3.1

Доля безработных в экономически активном населении (%)1

Страна 1970 г. 1980 г. 1985 г. 1990 г. 1995 г. 1996 г. 1997 г. 1998 г.

США

Япония

Германия

Франция

Великобритания

4.9

1.2

0.5

2.5

3.1

7.1

2.0

2.8

6.5

7.0

7.2

2.6

7.2

10.5

11.2

5.5

2.1

5.0

9.1

7.0

5.6

3.2

10.4

11.7

8.3

5.4

3.4

11.5

12.5

7.6

4.9

3.4

12.7

11.8

5.7

4.2

4.3

13.3

11.2

5.2

Хотя в низших слоях трудящихся страх потерять работу во многом определяет их поведе­ние, в целом значение безработицы как социальной и политической проблемы в США имеет тенденцию к ослаблению. Причина — в умеренной численности безработных и уменьшении средней длительности этого состояния, а также существенные пособия по безработицей пенси­онное обеспечение и наличие в нем элементов гибкости программы крупных корпораций по обеспечению увольняемых.

Трудовые отношения в США в 20-е иособенно в 30-е годы характеризовались значитель­ной остротой. Имели место крупные забастовки, локауты, столкновения рабочих с полицией, судебные процессы. В 40-е и 50-е годы такое положение в значительной степени сохранялось. Это был период большого влияния профсоюзов, хотя профсоюзное движение серьезно поры­валось разоблачением криминальной деятельности ряда его лидеров, их связей с организован­ной преступностью. С 1955 г. активно действовал единый профсоюзный центр АФТ-КПП,объединявший большинство страховых союзов. Не исключено, что в тот период рабочее движение, наряду с некоторой тенденцией к подрыву стабильности, определенным образом способствовало повышению эффективности экономики: завоевания профсоюзов поддерживали платежеспособный спрос, расширяли рамки среднего класса, понуждали компании к внедре­нию трудосберегающей техники.

В последние 20-30 лет масштабы трудовых конфликтов были ограниченными: произошло ослабление профсоюзов, относительное и даже абсолютное сокращение численности их чле­нов. Проявлением и следствием этих тенденций является уменьшение общественной роли ра­бочего движения, поддержки профсоюзов, особенно их воинственных действий. В той мере, в какой профсоюзы активны политически, они по традиции поддерживают демократическую партию и крайне редко - более левые силы. Эта картина имеет и обратную сторону. Наряду с переходом значительной части рабочих в ряды среднего класса остается и расширяется устой­чивое "дно" — масса бесправных, низкооплачиваемых и низкоквалифицированных работни­ков, среди которых много легальных и нелегальных иммигрантов, представителей националь­ных меньшинств. Они не входят в профсоюзы не потому, что считают это ненужным, а под давлением предпринимателей и других влиятельных сил.

1.4 Экономическая политика

В первые годы после окончания войны экономисты и политики в США были буквально одержимы страхом повторения или возобновления Великой депрессии. Этим объясняется стремительный рост популярности идей Кейнса, которые до войны были известны лишь узко­му кругу специалистов. Впрочем, экономическая политика, сознательно построенная на осно­ве кейнсианства, была опробована лишь в период президентства Кеннеди в Джонсона (60-70-е го­ды). Думается, что отсутствие серьезных экономических кризисов в США (отчасти это относится и к другим странам) объясняется комплексом факторов:1

- В отличие от межвоенного периода интенсивный рост мирового рынка и экономических связей в основном сглаживал экономический цикл. Одна за другой груша стран выдвигалась на роль "локомотивов", что препятствовало формированию мировых кризисов.

- Темп научно-технического прогресса резко увеличился, и соответственно возникали все новые возможности рентабельных инвестиций внутри страны и за границей.

- Государственные расходы и их доля в ВВП снизились по сравнению с годами войны, но по ряду причин, прежде всего военно-политических и социально-политических, оставались на высоком уровне, что постоянно и независимо от состояния экономики поддерживало достаточно высокий совокупный спрос.

- Изменение в структуре занятости, особенно увеличение доли занятых в сфере услуг, имеет тенденцию уменьшать колебания личных реальных доходов и тем самым сглаживать циклические колебания.

- Кредитная система и рынок ценных бумаг, которые были важнейшим генератором кризиса 1929-1933 гг., обнаруживают гораздо большую устойчивость, что в значительной мере обеспечивается законодательством Нового курса и его внедрением в финансовую практику.

- Известную роль играют так называемые встроенные (автоматические) стабилизаторы: система налогообложения, при которой налоги уменьшаются в фазе рецессии, и бюджетные трансфертные выплаты, например пособие по безработице, которые, напротив, возрастают, что поддерживает совокупный спрос.

- С достаточным основанием можно полагать, что дискреционная, то есть определяемая сознательными целесообразными действиями властей, экономическая политика имела антициклический эффект. Это относится к бюджетной и, в еще большей мере, к кредитно-денежной (монетарной) политике.

Заметим, что эти факторы лишь для аналитических целей можно рассматривать по отдельности, на деле они переплетаются и взаимодействуют. К примеру, обширность поля инвестиций тесно связана и с всемирной экономической интеграцией, и с массой побочных эффектов военного производства и потребления, и с развитием таких сфер, как телекоммуникации, образование, здравоохранение и т. п. Как это ни парадоксально, можно утверждать, что фактором циклической устойчивости американской экономики была длительная военно-политическая конфронтация с СССР и с мировым коммунизмом. С узкой экономической точки зрения военные расходы могут иметь преимущество по сравнению с гражданскими, вне зависимости от социальной ценности последних. Военные расходы в современных условиях означают долгосрочные программы инвестиций и производства, они тесно связаны с НТП и в конечном счете могут иметь более высокий мультипликационный эффект. Идеология, которая утверждает наличие и полезность таких эффектов получило в литературе прозвище "военного кейнсианства".

Наименее благоприятными для экономики США были 70-е годы, когда имел место самый серьезный за послевоенный период спад 1974-75 гг. и в целом темпы роста были заметно ниже чем в других развитых регионах притом в этот же период наблюдалась самая высокая за послевоенный период инфляция, что даже дало основания для появления термина стагфляция. Так называемый индекс неблагополучия, представляющий сумму годового темпа роста стоимости жизни в процентах и среднегодовой нормы безработицы в процентах превышал 15, а в отдельные годы достигал 20, тогда как удовлетворительным обычно считается уровень ниже 10. В настоящее время этот показатель составляет около 8.1

В 70-е годы заметно замедлился рост средней реальной заработной платы в промышленности, причем эта стагнация продолжалась и в следующем десятилетии. В итоге даже в 1996 году средние реальные часовые и недельные заработки в несельскохозяйственном секторе оказались меньше, чем в 1970 году. Повышение национального дохода на душу населения достигалось за счет других факторов: увеличение числа работающих в семьях, трансфертных выплат, доходов от предпринимательства и капитала.

Темпы роста экономики были низкими лаже в конце 80-х начале 90-х годов (так называемая бушевская рецессия). Негативные экономические факторы, видимо, сыграли свою роль в поражении демократа Картера на президентских выборах 1980 года и республиканца Буша на выборах 1992 года. Соответственно удовлетворительное помогло переизбранию Клинтона в 1996 году.

1.5 Сбережения, инвестиции, структурные сдвиги

На протяжении всего послевоенного периода экономику США отличают от экономики других стран более низкая норма личных сбережений и более низкая норма народнохозяйст­венного накопления. В среднем за 1992-1995 гг. норма личных сбережений (не расходуемая на потребление доля располагаемого дохода) составляла (%): в США — 4.7, Японии — 13.2, Германии — 12.8, во Франции — 13.9, в Великобритании — 10.8. Норма народнохозяйственного накопления (доля вложений в основной капитал в ВВП) составляла за тот же периода в США — 15.8%, Япо­нии — 29.2, Германии — 22.2, во Франции — 18.7, в Великобритании — 15. 1 %.1

Можно полагать, что эти тенденции (не менее отчетливые в более ранние периоды) отча­сти ответственны за относительно более низкие темпы роста в США (кроме 90-х годов). С дру­гой стороны, их следует толковать как проявления более высокой эффективности накопления: для прироста ВВП на один процент требуется меньше процентов инвестиций в ВВП, чем в других странах. В 90-е годы, когда США значительно превосходили другие страны по темпам роста, их отличала особенно высокая эффективность накопления. Относительно низкие циф­ры личных сбережений компенсируются, помимо того, массивным использованием амортиза­ционных отчислений и нераспределенной прибыли фирм для финансирования капиталовложений. Кроме того, источником финансирования инвестиций в 80-90-е годы является чистый приток ино­странного капитала. В 1994 и 1995 г. он покрывал 13-14% валовых капиталовложений.

На протяжении последних трех-четырех десятилетий основные статистически значимые сдвиги в структуре валовых капиталовложений: увеличение доли вложений в жилищное стро­ительство (в настоящее время около 30%, финансово-страховую отрасль, торговлю, в сферу услуг; уменьшение доли сельского хозяйства, транспорта, добывающей промышленности. В обрабатывающей промышленности снижалась доля практически всех отраслей легкой про­мышленности, черной и цветной металлургии, традиционного машиностроения; росла доля химической, целлюлозо-бумажной промышленности, новых отраслей машиностроения.

В технологической структуре инвестиций произошли и происходят интенсивные сдвиги, отражающие высокий темп научно-технического прогресса. В обрабатывающей промышлен­ности доля вложений в активные элементы основного капитала (машины и оборудование) воз­росла к 90-м годам до 80-85% при снижении доли строительства. Характерно, что отрасли, в которых производство и занятость сокращались (текстильная промышленность, черная ме­таллургия) находились, тем не менее, на переднем крае технического перевооружения. Внед­рение электронной техники является важнейшим качественным сдвигом не только в обраба­тывающей промышленности, но во всех отраслях производства, включая не в последнюю оче­редь сельское хозяйство, в сфере услуг, в быту. Этим, в частности, объясняется очень большой объем и доля инвестиций в финансово-страховой сектор (в последние годы более 12%). Про­изводственные (небытовые) инвестиции в оборудование "по обработке информации и подоб­ного рода" составляли в 1974 г. 12%, а в 1995 г. уже 28% всех валовых капвложений.

Структурные сдвиги, связанные с характером инвестиций, находятся под воздействием го­сударственной промышленной политики. В США она отличается меньшей централизацией и менее формализованным характером, чем в ряде стран. В частности, нет никакого особого федерального органа, ответственного за это дело. Возможно, это уменьшает бюрократизм, со­здает больше гибкости в отношениях государства с фирмами. Помимо участия в финансирова­нии и проведении НИОКР, основными орудиями промышленной политики являются феде­ральная контрактная система, в рамках которой исполнителями заказов выступают частные фирмы; инновационная политика, проводимая с помощью налоговых, таможенных и других рычагов; амортизационная политика, обеспечивающая ускоренные сроки списания оборудова­ния и, тем самым, экономию на налогах: федеральные программы целевые и системные ком­плексы мероприятий для достижения определенных результатов, которым придается фунда­ментальное значение.

Глава 2. Макроэкономическая политика правительства Б. Клинтона

Двенадцатилетнее правление в Белом доме республиканских президентов Р. Рей­гана и Дж. Буша, весьма радикальный разрыв их администрации с кейнсианской концепцией бюджетного регулирования совокупного спроса, утвердившейся в ка­честве определенного макроэкономического "стандарта", привлекли особый интерес к финансовой макростратегии Б. Клинтона, «президента США от демократической, традиционно прокейнсианской партии. И дело не просто в том, что избранный в 1992 г. президент пришел к власти под лозунгом существенного пересмотра прежнего экономического курса республиканских правительств. На повестку дня заново встали вопросы о характере современной бюджетной стратегии — краеугольном камне регулирования американской экономики в 1940-1970гг. и "эпицентра" социально-экономических консервативных реформ 80-х годов.

Администрация Б. Клинтона сразу же пошла по пути глубокого пересмотра всего комплекса консервативной бюджетной политики. Однако выработка конкретного содержания этого пересмотра в реальных условиях 90-х годов оказалась весьма сложной не только из-за оппозиции республиканцев в конгрессе, а прежде всего из-за того, что творцы макрополитики Клинтона столкнулись с "незаконченной работой" Дж. Картера — с задачей серьезного и одновременно преемственного обновления "демократической и экономической концепции", по-прежнему рузвельтианской и кейнсианской в своей основе.

И хотя выбор здесь был сделан во многом по прагматическим соображениям, и в теории, и в практике Клинтон все же пошел в русле обновленной демократической традиции. О "классическом" кейнсианском стимулировании совокупного спроса бюджетным инструментарием почти не говорилось, фактически же "этатисткий стержень" макроэкономической концепции, несмотря на существенную корректировку, все же сохранился.

Однако бюджетная стратегия, вписанная в эти концептуальные рамки, кардинальным образом изменялась, реагируя не только на сдвиги почти двадцатилетней "эпохи инфляции", но и на конкретные итоги "консервативного двенадцатилетия" — прежде всего, на беспрецедентный рост несбалансированности федерального бюд­жета; ее превращение в так называемые структурныебюджетные дефициты, интенсивное накопление федерального государственного долга.

Именно поэтому, несмотря на "анонимное" обращение к кейнсианским фискальным основам экономической концепции демократической партии, Клинтон (на первом этапе) поставил в центр своей стратегии сокращение федерального бюджетного дефицита. Как подчеркивалось в 1995 г. в докладе Совета экономических консультантов, в центре внимания администрации "был и остается план сокращения дефицита..." Этот план является "сбалансированным и постепенным, но он достаточно масштабен для того, чтобы быть убедительным и оказать значительное и неконъюнктурное воздействие на динамику дефицита с течением времени".1

Бюджетный план Клинтона, построенный вокруг неотложной задачи сокращения федерального дефицита и — после осязаемой "консервативно-республиканской" корректировки, — вступивший в силу в августе 1993 г., действительно оказался весьма масштабным. Он (по разным оценкам) предполагал суммарное сокращение федерального бюджетного дефицита на 500-616 млрд. долл. в течение 5 лет. Внешне, как могло показаться, план был практическим воплощением обычной "ортодоксальной" республиканской экономической стратегии. Но композицияэтой бюджетной программы противостояла господствовавшей макроэкономической "линии" республиканцев, особенно ее базисным концептуальным установкам.

Конкретно программа Клинтона (1993 г.) предполагала следующие главные элементы.

Во-первых, были значительно повышеныосновные федеральные налоги — индиви­дуальный, подоходный и на доходы корпораций. Так, максимальная базисная ставка подоходного налога была увеличена до 36% и дополнительно введен 10-процентный налог (прибавляемый к основному) для лиц, зарабатывающих свыше 250 тыс. долл. в год, что было явным и резким отходом от всей экономической тенденции 80-х годов в налоговой сфере.

В том же русле шло и проведенное Клинтоном повышение прогрессивности нало­говой шкалы для прибылей бизнеса. Скорректировав систему, установленную Рейганом - Бушем, он повысил верхнюю налоговую ставку на 2 процентных пункта до (также) 36%.

Если учесть в этом контексте и ряд других "селективных" налоговых мер администрации демократов — прежде всего, весьма резкое увеличение так назы­ваемого "налогового кредита" размером до 3 тыс. долл. в год для работающих мало­имущих (примерно 15 млн. американских семей), — то расхождения бюджетной политики Клинтона со стратегией его консервативных предшественников становятся еще более контрастными.

На это же указывает и анализ запланированных и реализованных сокращений федеральных расходов. Несмотря на значительное урезание расходной части феде­рального бюджета (в 1998 г. на примерно 60 млн. долл. дополнительных налоговых сборов должно быть сэкономлено почти 90 млрд. долл. расходов) явственно просматриваются прежние рузвельтианско-кейнсианские подходы, особенно в установках на сохранение разумной социальной инфраструктуры современной рыночной экономики.Особое место занимает то, что Клинтон и его экономические советники называют "общественными инвестициями" — стимулирование государственных инвестиций в науку и технологию, образование и переподготовку рабочей силы.

Предупреждая об опасностях республиканского пренебрежения фундаментальны­ми условиями "экономического будущего" США, Клинтон специально подчеркивал: "Наш суммарный бюджетный дефицит замаскировал другой, также тревожащий дефицит — дефицит таких общественных инвестиций, которые закладывают фундамент процветания частного сектора". Он указывает, что "сокращение дефицита за счет общественных инвестиций было и продолжает быть деструктивным".

В целом, политика администрации Клинтона, особенно на первом этапе, пока­зывает, что в решении неотложных проблем американская экономика пошла по пути сохранения экономической и финансовой традиций, хотя и приспосабливая ее к новым хозяйственным и социально-политическим реалиям. После 12 лет господства рейгановского экономического консерватизма Клинтон практически предложил "схему" своей версии современной "смешанной экономики", по-прежнему признаю­щей позитивный потенциал адекватных стабилизационных мер государства и весьма активно использующей этот потенциал.

Не только вследствие начала очередного циклического экономического подъема в США, но и ввиду макроэкономической правильности своих стратегических хозяйст­венных мероприятий, администрации Клинтона, по крайней мере в 1993 г. — первой половине 1996г., удалось добиться экономических приемлемых хозяйственных результатов.

Во-первых, правительству демократов удалось серьезно улучшить, если не пере­ломить, крайне негативную ситуацию с федеральным бюджетным дефицитом. В результате бюджетных мер администрации (и ускорения экономического роста после кризиса начала 90-х годов* резко понизился годовой уровень федеральных дефицитов. При этом значительно улучшился показатель структурного дефицита, и по отношению к ВВП федеральный бюджетный дефицит упал до уровня начала 70-х годов. Это — впервые с 1989 г. — приостановило относительный рост государственного долга и, существенно снизив государственный спрос на кредитные ресурсы (на­циональные сбережения, прежде всего), имело многосторонние позитивные эконо­мические последствия.

Во-вторых, благодаря реалистичной и сдержанной бюджетной макрополитике Клинтону даже в условиях экономического подъема удалось одновременнопонизить темп инфляции, выйдя на беспрецедентно низкие показатели за последние 30 лет, и сократить норму безработицы.

Однако не столько парадокс политической эволюции США, отдавший победу на промежуточных выборах в Конгресс осенью 1994 г. республиканцам, сколько влияние глубинного экономического течения, сформировавшегося к началу 80-х годов и трансформировавшего всю послевоенную систему американской "смешанной экономики" в более рыночном ключе, поставило перед администрацией Клинтона новую задачу: доказать долгосрочную политическую и экономическую адекватность своего курса.

В какой-то мере такой поворот событий отражал определенный просчет самой администрации Клинтона, особенно творцов ее экономической (и социальной) поли­тики. Не предлагая "четко окрашенной" концептуальной схемы, а фактически поти­хоньку дорабатывая реформаторские элементы либерально-кейнсианской стратегии, появившиеся еще при Дж. Картере, она не смогла предложить убедительную социаль­но-экономическую альтернативу основным экономическим принципам "нового экономического консерватизма". Более того, тактическое маневрирование Клинтона после выборов в Конгресс 1994 г. фактически означало интеграцию в установки демократов, хотя и в модифицированном виде, центральных идей "консервативной волны" 80-х годов. Речь идет, прежде всего, о новом всплеске политического и эконо­мического ажиотажа вокруг концепций универсального и благотворного масштаб­ного сокращения федеральных налогов. Как показали опросы общественного мне­ния конца 1994 г., "новое понижение налогов" поддержали более 80% американцев.

Реальный вопрос, однако, заключается сегодня в том, может ли американская экономика, ее федеральные финансы позволить себе такую политику еще раз. И ныне этот вопрос стоит много острее, чем в 1981 г., когда Рейган провел через Конгресс свою "неортодоксальную бюджетную программу", поскольку последствия "рейганомики" в форме огромных бюджетных дефицитов и почти неконтролируе­мого разрастания государственного долга удалось приглушить только сейчас.

В этой связи нельзя не подчеркнуть, что, пытаясь не уступить республиканской партии политически выгодную экономическую "тему", Клинтон и его советники проявили известную последовательность. Не отвергая принципиально нового сокра­щения федеральных налогов, они попытались поставить его в жесткие экономи­ческие рамки, "созвучные" первоначальной макрополитике администрации. Прези­дент Клинтон по этому поводу прямо заявил: "Любое предложенное сокращение налогов должно быть компенсировано — либо путем повышения других налогов, либо сокращением расходов, — чтобы оно не привело к раздуванию федерального бюджетного дефицита".

Тем не менее, правительство Клинтона, реагируя на вызов республиканцев, су­щественно скорректировало свою первоначальную политику, включив в нее (с начала 1995 г.) специфический пакет сокращения налогового бремени для американского "среднего класса".

"Сохраняя импульс нашего продвижения по пути сокращения дефицита, — заявил президент в начале февраля 1995 г., — мы взяли обязательство облегчить налоговое бремя для американцев, составляющих "средний класс", который больше всего в этом нуждается...''.1

Это был, бесспорно, определенный рубеж в эволюции макроэкономической поли­тики демократической администрации и, как показало более конкретное развитие ци­тированной общей установки Клинтона (в 1996 г.), — новая веха в адаптации макро­экономической концепции демократической партии США к условиям 90-х годов.

Зажатая между императивами дальнейшего сокращения бюджетного дефицита и нового существенного понижения уровня налогообложения, администрация Клинтона сделала выбор, совмещающий оба этих экономических вектора. Она (вместе с рес­публиканцами в Конгрессе) выдвинула дополнительный план достижения сбалансиро­ванногобюджета в течение 7 лет. Но оговорила, что при этом не будут поставлены под угрозу фундаментальные ценности американской социальной инфраструктуры (и экономической концепции демократической партии) — главные государственные программы здравоохранения, образования и охраны окружающей среды. В то же время администрация Клинтона прочно стала на путь "умеренного сокращения налогов'', несмотря на исключительно сложный макроэкономический контекст.

Представляется, что усилив в этом синтезе трудно совместимые противопо­ложности демократической социально-экономической стратегии, правительство Б. Клинтона сделало шаг в направлении реализма и развития того финансово-хозяйственного успеха, который был достигнут им в 1993-1995 гг.

Различия в концептуальных подходах основных политических партий США к эко­номическому курсу лишний раз подчеркивают, что итоги президентских выборов 1996 г. будут иметь глубокие последствия для дальнейшего направления эволюции всей современной системы "смешанной экономики" в Соединенных Штатах. Победа президента Клинтона, его переизбрание на второй срок дают в руки экономических стратегов демократической партии сильные козыри - прежде всего, в плане закреп­ления и даже "институционального" оформления новой макроэкономической линии этой партии.

Заключение

В заключении своей работы хочется подвести итог всему вышесказанному и попытаться спрогнозировать развитие экономики США. В следующие 10-15 лет среднегодовой прирост ВВП будет на уровне 2.4-2.85 с возможными колебаниями от небольших минусовых значений (рецессий) до 5-6% (подъемов). Как глубокий экономический кризис (масштаба 30-х годов), так и годовая инфляция 10-12% представляется маловероятными. При таких темпах экономического роста и развитии уже обозначившихся структурных сдвигов безработица не будет особенно острой проблемой, хотя и не уменьшится по сравнению с последними годами (5-6% рабочей силы).

Доля США в мировом ВВП, немногим превышающая 20%, может снизиться до 15-16% вследствие роста ряда развивающихся стран и Китая, возможно также России и других бывших социалистических стран, где уровень производства ненормально низок. Экономический подъем, развивающийся достаточно сбалансировано, имеет все шансы продлиться. Предлагаемое в связи с этим торможение динамики импорта будет способствовать некоторому снижению дефицита внешнеторгового баланса.

Библиографический список

1. Аникин А.В. Экономика США на исходе века: итоги и проблемы // Мировая экономика и международные отношения, №11, 1998.

2. Богачева О.В. Будет ли "мягкой" посадка экономики США? // Мировая экономика и международные отношения, №2, 1996.

3. Богачева О.В. Особенности подъема 90-х годов в США // Мировая экономика и международные отношения, №1, 1995.

4. Богачева О.В. Экономический подъем в США — второе дыхание // Мировая экономика и международные отношения, №3, 1997.

5. Волобуев В.П. Бюджет и макроэкономическая политика правительства Б. Клинтона // Мировая экономика и международные отношения, №5, 1997.

6. Друзик Я.С. Мировая экономика на финише века. — Мн.: Изд. центр "Экономпресс", 1997. — 416 с.

7. Клинов В.Г. Экономический рост США: ретроспектива и перспектива // США экономика, политика, идеология, №7, 1998.

8. Люсов А.Н. Модели рыночной экономики // Деньги и кредит, №1, 1993.

9. Парканский А.Б. Экономические позиции США в многополярном мире на пороге XXI в // США экономика, политика, идеология, №9, 1998.

10. Писарев В.Д. США и стратегия устойчивого развития. // США экономика, политика, идеология, №2 и №3, 1998.

11. Рогов С.М. Американское государство накануне третьего тысячелетия. // США экономика, политика, идеология, №11, 1998.

12. Сакс Дж., Ларрен Ф.Б. Макроэкономика. Глобальный подход: Пер. с англ. — М.: Дело, 1996. — 848 с.

13. Сергеев П.В. Мировое хозяйство и международные экономические отношения на современном этапе: Учебное пособие по курсу "Мировая экономика". — М.: Новый Юрист, 1998. —176 с.

14. Экономическая история зарубежных стран: Курс лекций: 2-ое изд. доп. и перераб. / Н.И. Полетаева, В.И. Голубович и др. — Мн.: ИКФ "Экоперспектива", 1998. — 462 с.


Доработка

Введение.

Народное хозяйство представляет собой сложную систему, состоящую из многих макроэкономических элементов, теснейшим образом связанных друг с другом. Соотношение между этими элементами и есть экономическая структура.

Экономическая структура имеет огромное значение для сбалансированности народного хозяйства, его эффективного и устойчивого роста. Так, успех в экономическом росте большинства стран, в частности США, в немалой степени объясняется глубокими структурными изменениями, обеспечившими общий динамизм производства и другие положительные качественные изменения.

Структура экономики — многоплановое понятие, рассматривать ее можно с разных точек зрения, отражающих соотношение различных элементов хозяйственной системы. Обычно выделяют социальную, отраслевую, воспроизводственную, региональную и внешнеторговую структуру.

Глава 1.

США — это государство в Северной Америке, площадь которого 9363,2 тыс. кв. км. и численностью населения 243,4 млн. чел. (85% — белого населения, около 12% — негры, около 3% — представители иных рас).


1 Люсов А.Н. Модели рыночной экономики // Деньги и кредит, №1, 1993. Стр. 38.

1 Сергеев П. В. Мировое хозяйство и международные экономические отношения на современном этапе: Учебное пособие по курсу "Мировая экономика". — М.: Новый Юрист, 1998. Стр. 36.

1 Богачева О.В. Экономический подъем в США — второе дыхание // Мировая экономика и международные отношения, №3, 1997.Стр. 119.

1 Аникин. А. В. Экономика США на исходе века: итоги и проблемы. // Мировая экономика и международные отношения, 1998 г. №11. Стр. 28.

1 Богачева О.В. Будет ли "мягкой" посадка экономики США? // Мировая экономика и международные отношения, №2, 1996. Стр. 121.

1 Аникин. А. В. Экономика США на исходе века: итоги и проблемы. // Мировая экономика и международные отношения, 1998 г. №11. Стр. 29.

1 Писарев В.Д. США и стратегия устойчивого развития // США экономика, политика, идеология, №2 и №3, 1998. Стр. 48.

1 Парканский А.Б. Экономические позиции США в многополярном мире на пороге XXI в // США экономика, политика, идеология, №9, 1998. Стр. 11.

1 Рогов С.М. Американское государство накануне третьего тысячелетия. // США экономика, политика, идеология, №11, 1998. Стр. 11.

1 Аникин. А. В. Экономика США на исходе века: итоги и проблемы. // Мировая экономика и международные отношения, 1998 г. №11. Стр. 31.

1 Аникин. А. В. Экономика США на исходе века: итоги и проблемы. // Мировая экономика и международные отношения, 1998 г. №11. Стр. 32.

1 Клинов В.Г. Экономический рост США: ретроспектива и перспектива // США экономика, политика, идеология, №7, 1998. Стр. 8.

1 Волобуев В.П. Бюджет и макроэкономическая политика правительства Б. Клинтона // Мировая экономика и международные отношения, №5, 1997. Стр. 32.

1 Волобуев В.П. Бюджет и макроэкономическая политика правительства Б. Клинтона // Мировая экономика и международные отношения, №5, 1997. Стр. 35.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий