регистрация / вход

АТЭС и Казахстан - проблемы и перспективы развития

АТЭС: история создания, характер деятельности. Проблемы и перспективы развития Организации Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества. Основные аспекты азиатской политики Казахстана. Влияние стран АТЭС на ситуацию в Казахстане и в Азии.

АТЭС (Организация Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества), история создания, характер деятельности, проблемы и перспективы развития.


СОДЕРЖАНИЕ

Введение......................................................................................................... 3

Глава I. АТЭС. История создания, характер деятельности....................... 6

1.1. История создания АТЭС........................................................................ 6

1.2. Характер деятельности АТЭС............................................................... 9

Глава II. Проблемы и перспективы развития Организации Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества................................................................. 14

2.1. Восьмая неформальная встреча в верхах форума Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) 2000 г....................................... 14

2.2. Результаты Шанхайского саммита стран - участниц межправительственного форума "Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества" АТЭС (APEC)...................................................................................................................... 17

Глава III. Взаимодействие АТЭС с международным сообществом......... 21

3.1. Влияние стран АТЭС на ситуацию в регионе.................................... 21

3.2. Перспективы развития АТЭС............................................................. 30

4.1. Основные аспекты азиатской политики Казахстана........................... 30

3.3. Республика Казахстан и АТЭС............................................................ 55

Заключение.................................................................................................. 70

Список использованной литературы.......................................................... 76


Введение

Понятие "Азиатско-тихоокеанский регион" - сравнительно новое в нашем политическом лексиконе. В АТР входят страны зарубежной Восточной и Юго-Восточной Азии, географически тяготеющие к Тихому океану. Наряду с ними в АТР включают и ряд государств двух других континентов - Австралию вместе с Новой Зеландией и островными мини-государствами тихоокеанского Юга, западное побережье Соединенных Штатов Америки и Канады. Гораздо реже как о части АТР говорят о тихоокеанских странах Латинской Америки, хотя там со все большим интересом присматриваются к тем процессам, которые происходят на западе Тихого океана.

Из этого перечня видно, что границы АТР во многом условны и вызывают споры. Этот регион как определенная политическая и экономическая общность находится в процессе становления. Его формирование еще далекой до своего завершения.

В самом деле, с первого взгляда то, что называется АТР, поражает исключительным многообразием составляющих его государств. Они резко отличаются друг от друга своими географическими условиями, культурно-историческими традициями, уровнем экономического развития, социально-политическим строем. Между ними, казалось бы, гораздо больше различий нежели общего. Легко говорить о регионе применительно к странам Западной Европы, Латинской Америки, Ближнего Востока. Здесь налицо географическая компактность и общее культурно-историческое наследие, зачастую выраженное в преобладающем языке, религии, этническом составе населения, в тесных политических и экономических связях.

Всего этого нет в АТР. Громадные расстояния отделяют тут многие страны друг от друга. Очень разнятся исторические судьбы, скажем, так государств Дальнего Востока, как Китай, Япония, Корея, сложившихся в глубокой древности под сильным воздействием конфунцианской религиозно-культурной традиции, и так называемых "белых доминионов" Англии - Австралии, Новой Зеландии, Канады, заселенных преимущественно выходцами с Британских островов. Вместе с США и Японией они относятся к числу промышленно развитых государств региона. Наряду с ними здесь насчитывается более двух десятков развивающихся стран, начиная с таких гигантов, как Индия, Индонезия, и кончая крошечными мини-государствами тихоокеанского Юга с населением всего в несколько десятков тысяч человек.

Своеобразие АТР состоит и в том, что практически только здесь, сохранились коммунистические режимы и коммунистическая идеология (KНР, КНДР). И хотя государства АТР избежали эскалации национализма, характерной для некоторых других частей мира, налицо серьезные территориальные споры между некоторыми из них (Япония - Россия - конфликтная зона в Южно-Китайском море).[1]

Что же объединяет эти столь несхожие между собой народы и государства в один регион? Прежде всего, то, что еще в первое десятилетие XX в. несмотря на рост экономической и военной мощи новых тихоокеанских держав - США и Японии, - этот район земного шара продолжал представлять из себя колониальную периферию европейских метрополий.

В середине 90-х годов на долю АТР приходилось свыше 60% про­мышленного производства капиталистического мира, почти половина миро­вой торговли[2] . Концентрация внешнеторговых потоков в регионе привела к тому, что за последние 12 лет внутрирегиональные обмены возросли с 55 до 65 % всей внешней торговли стран региона. Между тем в Европейском со­обществе этот показатель не превышает 61%)[3] . Здесь производится 67% ав­томобилей, 77% телевизоров и радиоприемников, 50% алюминия, 54% стали, две трети судов и синтетических волокон.

В течение последних 30 лет в АТР идет интенсивный процесс формирования нового центра мировой экономики. Именно здесь произошло большинство "экономических чудес" современности и зафикси­рованы рекордные, самые высокие в мире (в отдельных странах двузначные -10-13%) темпы экономического роста, по которым АТР в целом опережает практически все остальные районы земного шара.

Наибольшим динамизмом развития отличаются 15 стран АТР, которые особенно активно включились в региональное экономическое сотрудничество. Сюда входят "старые" промышленно развитые капиталистические государства (Тихоокеанские штаты США, Австралия, Новая Зеландия и Япония), четыре так называемые новые индустриальные страны (НИС) Восточной Азии (Южная Корея, Гонконг, Тайвань, Сингапур), пять развивающихся стран Юго-Восточной Азии из группировки АСЕАН (Бруней, Индонезия, Малайзия, Таиланд и Филиппины), Папуа - Новая Гвинея, а также Китай. Уже к началу 80-х годов на их долю приходилась четверть всей производимой в мире продукции.

Экономический динамизм региона в решающей степени и явился результатом выхода ведущих стран АТР на лидирующие позиции в наиболее перспективных направлениях НТП - в области электроники, производства микропроцессоров, промышленных роботов, разработки новых источников энергии и освоения богатств мирового океана, аэрокосмической технологий и т.д. Нельзя не учитывать и такой факт, как наличие огромных глобальный запасов полезных ископаемых и стратегического сырья в АТР: более 50% урана, 90% - олова, 80% натурального каучука, 40% - никеля, кобальта, цинка.

Самую надежную основу для упрочения мира и добрососедства создают торгово-экономические связи. В настоящее время во внешнеполитической деятельности республики все большее значение придается расширение торгово-эхономического сотрудничества со странами АТР.


Глава I. АТЭС. История создания, характер деятельности.

1.1. История создания АТЭС

Региональный рынок Азиатско-Тихоокеанского региона в современных условиях — наиболее динамичный и гибкий в мире, во многом благодаря бурному экономическому росту азиатских новых индустриальных стран (НИС). Различия в уровне развития и международной специализации обусловливают взаимодополняемость экономик бассейна Тихого океана, что способствует высокой торговой и инвестиционной активности.

В 1989 г. была образована организация Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС). Несмотря на некоторую противоречивость и несмолкающие споры об эффективности АТЭС, это одна из самых влиятельных региональных организаций в мире. Ее главная долгосрочная цель — углубление внутрирегиональных экономических отношений путем устранения препятствий в торгово-инвестиционном и технологическом взаимодействии.

На протяжении всего ХХ в. Тихий океан был ареной политической и экономической борьбы крупнейших мировых держав. Здесь разворачивалось 70-летнее противостояние капиталистической и социалистической систем (в основном СССР и США), здесь во второй половине столетия происходил экономический взлет Японии, новых индустриальных стран и Китая.

Переплетение противоречий и интересов стран Азиатско-Тихоокеанского региона обусловило возникновение замысла организации, которая могла бы регулировать ситуацию в бассейне Тихого океана. Идея эта вынашивалась долго и трудно: предлагались различные варианты ее осуществления, разнящиеся как по составу участников, так и по целям. США ставили во главу угла военно-политические интересы и предлагали создать азиатско-тихоокеанский вариант НАТО; Япония разрабатывала идею организации на экономических основах. Тихоокеанское объединение, Тихоокеанская зона свободной торговли, Сообщество Тихоокеанского кольца — вот некоторые предполагавшиеся названия организации. В 1967 г. был образован Экономический совет стран Тихоокеанского бассейна (Pacific Basin Economic Council), в 1968 г. проведена первая Тихоокеанская конференция по торговле и развитию (Pacific Trade and Development Conference), в 1980 г. учрежденТихоокеанскийсоветэкономическогосотрудничества (Pacific Economic Cooperation Council).

Однако ни одна из этих организаций не выполняла функций координирующей региональной экономической структуры. В 1989 г. по инициативе Австралии и при поддержке ведущих экономических держав региона была создана качественно новая организация, сумевшая путем синтеза разнообразных концепций сформулировать конкретные задачи и направления работ объединения — форум Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (Asia-Pacific Economic Cooperation — APEC; соответствующая русская аббревиатура — АТЭС).

Организация была основана как форум для обмена мнениями, но быстро превратилась в координатора экономической жизни региона. Среди направлений работы — проведение консультаций и семинаров по наиболее острым проблемам региона, управление процессами либерализации, выработка правил ведения бизнеса в Тихоокеанском бассейне.

При создании в АТЭС вошли 12 государств (США, Канада, Япония, Австралия, Новая Зеландия, Республика Корея и 6 стран Юго-Восточной Азии — Бруней, Индонезия, Малайзия, Сингапур, Таиланд, Филиппины), ныне участниками форума являются уже 21 страна и территория: в 1991 г. присоединились Сянган (Гонконг)1 , КНР и о. Тайвань2 , в 1993 г. — Мексика и Папуа-Новая Гвинея, в 1994 г. — Чили, в 1998 г. — Вьетнам, Россия и Перу. Столь быстрое расширение привело к объявлению организацией 10-летнего (до 2008 г.) моратория на прием новых членов, несмотря на то, что Индия, Монголия и несколько других стран Азии, а также Латинской Америки выразили желание влиться в ее ряды.

Такое количество государств, среди которых есть как главные промышленно развитые страны, так и новые индустриальные страны, само по себе обусловливает экономическую мощь организации, а учитывая высокие темпы развития большинства участников форума и их огромный ресурсный потенциал, выводит АТЭС в число влиятельнейших группировок на международной экономической арене.

АТЭС составляет почти половину мировой экономики. К началу ХХI в. на страны форума приходилось 42% населения Земли и около 50% мирового товарооборота, а их совокупный валовой продукт превышал 24 трлн долл., то есть 56% общемирового. К тому же создание организации усилило экономические связи между странами.

За 1990—2000 гг. доля экспорта стран — членов АТЭС внутри этой организации возросла с 67,5 до 72,6% от общего объема экспорта этих стран, доля импорта — с 65,4 до 68,1%.

1.2. Характер деятельности АТЭС

Первая встреча министров иностранных дел, экономики и торговли стран АТЭС состоялась в ноябре 1989 г. в Канберре (Австралия). Были выработаны ключевые принципы организации, важнейшими из которых являются неполитический характер форума, его консультативный статус и равноправие всех участников; определены задачи: создание свободной и открытой торговой системы в регионе, содействие дальнейшему экономическому росту.

В 1993 г. в США, в городе Сиэтле (точнее, на острове Блэйк рядом с Сиэтлом) состоялась первая неформальная встреча глав государств и правительств стран АТЭС. На втором саммите, состоявшемся в городе Богоре (Индонезия) в ноябре 1994 г., была принята «Декларация об общей экономической решимости лидеров АТЭС», в которой официально зафиксировали главную долгосрочную цель организации, а также сроки ее осуществления: для развитых стран установление свободного и открытого торгово-инвестиционного режима должно быть достигнуто к 2010 г., для развивающихся — к 2020 г.

Если Богорская декларация определила стратегию форума, то Осакская программа действий, принятая на третьей встрече руководителей стран АТЭС (Япония, 1995 г.), определила тактику организации. В ней были названы 15 областей, в которых странам — членам АТЭС необходимо произвести преобразования для достижения «богорских целей»: тарифы и нетарифные ограничения, услуги, инвестиции, стандарты и соответствия, таможенные процедуры, права интеллектуальной собственности, политика в области конкуренции, правительственные заказы, выполнение обязательств Всемирной торговой организации, посредничество в спорах, мобильность деловых людей, сбор и анализ информации. Участникам форума также было поручено разработать индивидуальные планы по либерализации торговли и инвестиций.

На манильском саммите (Филиппины, 1996 г.) было решено, что реальные шаги по процессам либерализации станут предприниматься в 1997 г. Однако разразившийся в 1997—1999 гг. финансово-экономический кризис в странах Юго-Восточной Азии притормозил исполнение этих планов, и главной темой нескольких последующих ежегодных встреч было изучение причин и поиск выходов из кризиса.

Главным достижением встречи в Ванкувере (Канада, 1997 г.) было принятие Программы ускоренной добровольной либерализации, определившей 15 секторов, в которых к 2010 г. должны быть устранены тарифные и нетарифные ограничения. На шестом саммите (Куала-Лумпур, Малайзия, 1998 г.) было решено представить этот вопрос на рассмотрение в ВТО.

Десятилетие своего существования форум встретил в новозеландском городе Окленде, где были подведены первые итоги работы. Восьмая неформальная встреча лидеров государств АТЭС, прошедшая в ноябре 2000 г. в Брунее, была посвящена обсуждению влияния процесса глобализации, а также ее выгод и издержек в свете экономического развития региона.

В октябре 2001 года в Ш анхае (Китай) прошел 9-й неформальный саммит глав государств и правительств стран АТЭС. Главной темой форума была борьба с международным терроризмом, что, впрочем, несмотря на неполитический характер организации, вполне закономерно: большинство стран АТЭС — экспортно-ориентированные державы, и поэтому сложившаяся после событий 11 сентября 2001 г. в США неблагоприятная конъюнктура серьезнейшим образом воздействует на недавно оправившийся от финансового кризиса регион. Было продолжено обсуждение глобализационных процессов, эффективного использования людских ресурсов (что особенно важно в свете того, что в АТЭС входят такие густонаселенные страны, как Китай и Индонезия).

На ежегодных саммитах глав государств и правительств стран АТЭС принимаются ключевые документы, определяющие долгосрочную стратегию развития организации, утверждается объем работ и их финансирование.

Встречи министров иностранных дел, торговли и экономики и заседания на уровне министров по конкретным областям сотрудничества служат форумами для обсуждения актуальных проблем.

Главный лозунг организации — «APEC means business» («АТЭС значит дело») — подтверждается круглогодичной работой ее многочисленных структурных подразделений.

В начале сентября 2002 г. во Владивостоке состоялся симпозиум по вопросам инвестиций в рамках АТЭС

Образованный в 1993 г. Секретариат (расположен в Сингапуре) является, как это определено в его рабочих документах, «основным механизмом поддержки идущих в АТЭС процессов». В его ведении находится консультативное и материально-техническое обеспечение работы организации: он формулирует проекты и отвечает за их оценку и финансирование, осуществляет координацию действий, а также выполняет информационные и общественные функции от имени АТЭС. Непосредственная работа по исполнению Осакской программы ведется в узкоспециализированных рабочих органах: комитетах, подкомитетах и рабочих группах.

Огромный цветочный глобус с изображением очертаний стран АТЭС был установлен на клумбе в новом шанхайском парке во время проведения здесь саммита форума осенью 2001 г.

Одна из отличительных черт организации — постоянный диалог между властными и предпринимательскими кругами стран-членов, так как форум АТЭС изначально был учрежден для создания благоприятной бизнес-атмосферы в регионе. Этот диалог поддерживается через образованный в 1995 г. Деловой консультативный совет, в который входит не более трех представителей бизнеса от каждой страны-члена. На ежегодных саммитах глав государств и правительств стран АТЭС участники совета представляют доклад, содержащий итоги обсуждений по конкретным вопросам регионального делового сотрудничества.

Председательствуют в АТЭС посменно разные страны-участники (срок — один год). Страна-председатель ответственна за организацию министерских встреч и саммитов глав государств и правительств. Очередность председательства в АТЭС: США (1993), Индонезия (1994), Япония (1995), Филиппины (1996), Канада (1997), Малайзия (1998), Новая Зеландия (1999), Бруней (2000), Китай (2001), Мексика (2002), Таиланд (2003), Чили (2004), Южная Корея (2005).

Эффективность деятельности АТЭС — одна из любимых тем дискуссий у политологов и экономистов всего мира. Многие считают, что вследствие разброса «весовых категорий» стран в Азиатско-Тихоокеанском регионе просто невозможно создать устойчивый интеграционный блок. Однако форум АТЭС никогда и не ставил целью своей деятельности образование вторых «Соединенных Штатов Европы». Работа организации, как уже отмечалось, направлена на создание благоприятной атмосферы для бизнеса как основного фактора экономического роста в регионе. Поэтому и действует она на основах консенсуса и на ее саммитах вырабатываются не жесткие директивы, а рекомендации.

Мишенью для критики служат и цели Богорской декларации. Снятие таможенных барьеров — действительно сложная задача, особенно учитывая, что участники организации — это не только постиндустриальные страны. Несколько лет назад ряд стран-участников во главе с США попытались свести весь смысл деятельности АТЭС к скорейшему созданию гигантской зоны свободной торговли. Хорошо, что попытка эта не имела успеха, иначе форум быстро распался бы, ведь ясно, что открытие неподготовленных рынков окажется губительным. Образование свободного рынка все-таки является задачей организации, однако, важно, что на первый план выдвигается не конкуренция, а сотрудничество. Сотрудничество — ключевое слово во всех официальных документах организации.

Но пока это сотрудничество довольно пассивно (еще один характерный упрек критиков) и выражается в основном в проведении встреч на различных уровнях, в подготовке проектов и в организации семинаров. Однако задачи АТЭС таковы, что для их выполнения требуется огромная подготовительная работа.


Таблица №1. Показатели социально-экономического развития стран АТЭС, 2000 г. [4]

<TBODY>

Страна

ВВП[5] , млрд долл. Темпы прироста ВВП, % ВВП на душу населения, тыс. долл. Экспорт, млн долл. Импорт, млн долл. Численность населения (на середину 2001 г.), млн чел. Темпы прироста населения (2001 г.), % Число пользователей Интернета[6] , млн чел.
Австралия 446 4,7 23,2 63869 71531 19,4 0,99 7,77
Бруней 6 3,0 17,6 3500 1600 0,3 2,11 0,03
Вьетнам 154 5,5 2,0 14450 15635 79,9 1,45 0,12
Индонезия 654 4,8 2,9 62124 33515 228,4 1,60 0,40
Канада 775 4,3 24,8 276635 244786 31,6 0,99 13,28
Китай 4500 8,0 3,6 249297 225097 1273,1 0,88 22
Южная Корея 765 9,0 16,1 172268 160481 47,9 0,89 15,3
Малайзия 224 8,6 10,3 98237 82210 22,2 1,96 1,5
Мексика 915 7,1 9,1 166424 182635 101,9 1,50 2,5
Новая Зеландия 68 3,6 17,7 13267 13906 3,9 1,14 1,34
Папуа-Новая Гвинея 12 2,9 2,5 1980 1120 5,0 2,43 0,002
Перу 123 3,6 4,6 7002 8797 27,5 1,70 0,40
Россия 1120 6,3 7,7 105200 45500 145,5 -0,35 9,2
Сингапур 110 10,1 26,5 137875 134545 4,3 3,50 1,74
США 9963 5,0 36,2 781125 1257636 278,1 0,90 148
Сянган (Гонконг), особый район Китая 181 10,0 25,4 202440 214200 7,2 1,30 1,85
Таиланд 413 4,2 6,7 69057 61924 61,8 0,91 1
о. Тайвань 386 6,3 17,4 148320 140010 22,4 0,80 6,4
Филиппины 310 3,6 3,8 39783 33808 82,8 2,03 0,50
Чили 153 5,5 10,1 18158 18070 15,3 1,13 0,63
Япония 3150 1,3 24,9 479249 379511 126,8 0,17 27,06
Всего по странам АТЭС 24428 5,6 14,0 3110260 3326517 2585,3 1,33 261,0
Всего по миру 43600 4,8 7,2 6364000 6669000 6157,4 1,25 407,1
Страны АТЭС в % от общемировых показателей 56,02 48,87 49,88 41,99

64,12

</TBODY>


Глава II. Проблемы и перспективы развития Организации Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества.

2.1. Восьмая неформальная встреча в верхах форума Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) 2000 г.

Восьмая неформальная встреча в верхах форума Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), прошедшая 15–16 ноября 2000 г. в столице нефтедобывающего султаната Бруней в Юго-Восточной Азии (остров Борнео) – Бандар-Сери-Бегаване завершилась хотя и скромной, но победой менее развитых в экономическом отношении государств над такими входящими в АТЭС гигантами, как США, Япония и Китай. По-видимому, наученные азиатским финансовым кризисом 1997–1998 годов, когда преуспевающий Запад “посадил на голодный паек” большинство государств региона, они решили предпринять меры, гарантирующие, что повторения данной ситуации не случится.

Главной темой обсуждения была экономическая глобализация, а если конкретно, то согласование сроков очередного тура переговоров в рамках ВТО о дальнейшей либерализации мировой торговли. Обсуждались и более частные вопросы: “преодоление разрыва” между развитыми и развивающимися странами, стабилизация финансовых рынков, образование и электронная коммерция, высокие цены на нефть и их влияние на экономику региона. Но именно в проблеме глобализации и заключалась главная интрига форума. Если США заинтересованы в ускорении процесса глобализации, то развивающиеся и более бедные страны Восточной Азии заинтересованы в обратном – ограничении темпов глобализации и предотвращении дальнейшей либерализации торговли. В противном случае они просто не смогут защитить свои рынки от агрессии со стороны “богатых” стран.

За десять лет существования АТЭС удалось не только существенно расширить число участников организации, в которую сегодня входит 21 страна региона, но и внести некое объединительное начало в усилия стран АТР по налаживанию многостороннего регионального сотрудничества. На страны АТЭС приходится около 60% мирового ВВП, 50% объема мировой внешней торговли и 40% населения Земли. Общий объем ВВП стран АТЭС оценивается в 16 трлн. долларов.

Благодаря участию России и КНР за последние годы качественно изменился характер форума. Из чисто экономического он превратился в политический, где главы государств в ходе двусторонних встреч обсуждают неотложные, с их точки зрения, вопросы.

Однако главная проблема так и осталась нерешенной. Суть ее в том, что организация объединяет государства, экономический потенциал которых существенно разнится. На долю трех крупнейших участников АТЭС (США, Японии и Китая, совокупный ВВП которых составляет около 13,5 трлн. долларов) приходится почти 80% совокупного ВВП всех стран, входящих в эту организацию. Вполне естественно, что и интересы стран-участников различны. Предприятия США и Японии, а также стремительно развивающегося Китая видят в регионе АТЭС обширный рынок сбыта для своей продукции – без пошлин и любых других ограничений, увеличивающих стоимость товаров. Но с учетом их доли в экономике региона неясно, что останется другим участникам АТЭС.

Именно поэтому практически в каждом пункте в принятой на форуме итоговой декларации отчетливо прослеживается борьба между “богатыми” и “бедными” членами АТЭС. Так, признавая необходимость развития новой экономики и новых технологий, декларация специально оговаривает, что “темпы развития и выполнения” программы будут “меняться в каждой конкретной экономике в виду их разнообразия и значительного различия уровней интеграции коммуникационных технологий и информации”. Фактически это означает, что темпы либерализации торговли будут определяться индивидуально каждой страной, а отнюдь не исходя из экономических интересов США.

Такая смелость “бедных” членов АТЭС вполне объяснима. Нынешний саммит проходил на чрезвычайно благоприятном политическом фоне. Совместное выступление Москвы и Пекина против “ракетной перестройки стратегического ландшафта” Восточной Азии с помощью противоракетной обороны театра военных действий (ПРО ТВД) с участием США и Японии с вовлечением в нее Тайваня не только сняло фактор напряженности и взаимной подозрительности в регионе, но и усилило позиции антиамериканской фракции в АТЭС.

С Россией же связана еще одна интрига прошедшего саммита. Заинтересованная во вступлении в ВТО, Россия, тем не менее, не склонна форсировать этот процесс, справедливо полагая, что это вступление “должно быть коммерчески выгодно не только для нынешних членов ВТО, но и для России”. Кроме того, интересы России в вопросах глобализации и режима мировой торговли совпадают с интересами антиамериканской оппозиции в АТЭС. Бедные страны-оппозиционеры пытаются защитить свои рынки от экспансии стандартов и капиталов экономических лидеров. Новая международная политика России предусматривает вполне определенное отождествление ее прагматических интересов с этой позицией. Как и страны АТЭС, Россия в лице нынешнего своего руководства опасается “чрезмерного открытия рынков”, считая, что в этом случае получается глобализация “в пользу богатых”.

Вполне естественно, что такой подход нашел понимание у большинства членов АТЭС, которые поддержали Россию и Вьетнам в “продвижении в деле присоединения” к ВТО. За этой формулой как раз и скрывается совпадение интересов в противостоянии Соединенным Штатам: большинство членов АТЭС заинтересованы в увеличении “бедной” фракции в ВТО.

Особое значение для “бедной” фракции имел и вопрос о времени начала нового раунда переговоров о либерализации мировой торговли. Соединенные Штаты настаивали на определении точной скорейшей даты. Но это означало бы, что большинство входящих в АТЭС государств, чья экономика не готова к либерализации, оказались бы в сложном положении. Именно поэтому победой “бедной” фракции вообще, и России в частности, можно считать 23-й пункт итоговой декларации, который гласит: “Мы подтверждаем необхо димость быстрого запуска нового раунда ВТО в интересах всех ее членов, особенно – наименее развитых и развивающихся экономик. Мы соглашаемся, что сбалансированная и достаточно всеобъемлющая повестка дня, которая отвечает интересам и проблемам всех членов ВТО, должна быть окончательно сформулирована как можно скорее в 2001 году, а новый раунд запущен в 2001 году”. С учетом веса в АТЭС США и их возможностей оказывать влияние на экономику стран региона, большего, по-видимому, добиться было невозможно.

<!DOCTYPE HTML PUBLIC "-//W3C//DTD HTML 4.0 Transitional//EN"><!- saved from url=(0054)http://www.kisi.kz/Parts/Comments/comment25-10-01.html -->

2.2. Результаты Шанхайского саммита стран - участниц межправительственного форума "Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества" АТЭС (APEC)

18-21 октября 2001г. состоялась очередная ежегодная встреча глав государств и правительств стран членов форума "Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества", которая была посвящена решению проблем управления процессами изменений, вызванными глобализацией и "новой экономикой", а также использования вытекающих из этих процессов преимуществ для Азиатско-тихоокеанского сообщества в долгосрочной перспективе. В связи с отмеченным серьезным замедлением темпов роста, чем это ранее предполагалось в большинстве стран Азиатcко-тихоокеанскогорегиона (АТР) и экономическим спадом, а также особенной подверженностью ряда экономик с развивающимися рынками воздействию неблагоприятной внешней конъюнктуры, было обусловлено заявление необходимости более широкого участия и более тесного сотрудничества в рамках АТР.

В контексте вопроса использования преимуществ глобализации и "новой экономики" особое внимание было уделено значению средних, малых и микро-предприятий, и решению в связи с этим выработки Министерствами стран-участниц АТЭС Совместного плана действий по малым и средним предприятиям. Также, следует подчеркнуть важность выраженного стремления стран-членов АТЭС к расширению процесса либерализации и облегчения условий торговли и инвестиционной деятельности в АТР в целях сокращения разрыва в уровнях развития участвующих стран.

Отличительной чертой прошедшего саммита стало то, что впервые за последние 12 лет существования организации АТЭС, не выходившей ранее за рамки решения исключительно экономических проблем сотрудничества стран Азиатско-тихоокеанского региона, наряду с рассмотрением традиционных вопросов, были также рассмотрены актуальные вопросы политического характера. При этом на саммите было принято Заявление глав государств и правительств стран АТЭС, "однозначно и решительным образом" осуждающего террористические акции вообще и совершенные в США в частности. При этом в документе предусмотрен ряд конкретных мер, касающихся сферы безопасности (соблюдение требований безопасности на воздушном и морском транспорте, разработка систем электронной регистрации передвижения людей, совершенствование таможенных систем) и финансов (предотвращение поступления террористам финансовых средств).

Результаты шанхайской встречи для крупных геополитических игроков: выявление и координирование позиций

Прежде всего, эти и другие результаты экономической части данной встречи, на наш взгляд, особое значение представляют для России.

С одной стороны, для России состоявшийся саммит был продуктивен в плане расширения экономического сотрудничества с перспективными рынками АТР.

Во-первых, российской стороне удалось заручиться поддержкой АТЭС в продвижении своего вступления во Всемирную торговую организацию (ВТО), что значительно приближает решение актуального для России вопроса относительно поиска путей выхода на мировые рынки. Этот шаг можно расценить как вполне своевременный на фоне высказанной лидерами стран-участниц форума готовности к запуску предстоящего нового раунда переговоров в рамках ВТО в ноябре 2001 года.

Во-вторых, наметившаяся активизация участия России в ведущем форуме регионального экономического сотрудничества в АТР дает ей реальную возможность создания конкретных основ экономического сотрудничества в сфере разработки совместных проектов с целью ускорения развития РФ, особенно ее восточных регионов, что в свою очередь отвечает ее стратегическим требованиям.

С другой стороны, России удалось продемонстрировать свою непосредственную причастность и практическую заинтересованность в решении политических проблем безопасности регионального и глобального уровня, получивших особенную актуальность в связи с совершенными террористическими актами в США.

После 11 сентября и последних событий в Афганистане для России возникла необходимость повышения своего политического статуса на мировой арене. И потому вполне понятно стремление российской стороны использовать прошедший саммит АТЭС в целях увеличения своего влияния в АТР. В ходе ряда двусторонних встреч В.В. Путина на высшем уровне с лидерами стран-участниц, выявилось заметное усиление позиций России в политическом сотрудничестве в целом и в частности с такими странами, как США, Китай.

Как известно из российских официальных информационных источников, одной из главных тем встречи В. Путина и Ц. Цзэминя, стало обсуждение происходящей ситуации в Афганистане. Москва и Пекин использовали данную встречу как возможность в очередной раз после встречи в Душанбе сверить свои позиции по афганской проблеме. Москва и Пекин, выступая за активную роль ООН, Совета Безопасности ООН при проведении контртеррористической операции, а также в организации послевоенной жизни в Афганистане, по всей вероятности стремятся таким образом ограничить полный контроль над ситуацией данной территории со стороны Вашингтона и его европейских союзников.

Китайская сторона в ходе двусторонних переговоров с лидерами стран-участниц АТЭС, прежде всего, получила возможность координирования своих внешнеполитических позиций с такими основными стратегическими партнерами, как Россия и США.

Китай, посредством заявления о позитивном отношении к осуществляемым США антитеррористическим акциям, а также выраженной готовности к содействию коллективным мерам в борьбе с терроризмом, стремится максимально выгодно использовать сложившуюся ситуацию. Во-первых, это предоставляет ему возможность обеспечения встречных шагов со стороны Вашингтона для решения в дальнейшем своих экономических вопросов (в том числе в своем предстоящем вступлении в ВТО), а во-вторых, снижение роли таких болевых вопросов во взаимоотношениях США и Китая, как: Тайвань, Синьцзян, Тибет, а также проблема соблюдение прав человека.

Для США было важно использовать данную встречу в целях обсуждения особенно актуальных на данный момент своих экономических и политических проблем. Озабоченность прогнозами о спаде собственного экономического роста обусловило желание американской стороны определить в ходе прошедшего саммита общие позиции со странами АТР как по замедлению рецессивных процессов в сфере экономики США, так и по предусмотрению влияния их последствий на стабильность экономических отношений с важными торговыми партнерами.

С другой стороны, США в очередной раз была осуществлена попытка расширения консолидации действий стран по вопросу принятия совместных мер в антитеррористической борьбе, обеспечения в этом плане поддержки со стороны стран-участниц АТЭС своих действий в Афганистане. В данном случае на наш взгляд, для США особенно необходимо было в результате переговоров заручиться поддержкой со стороны Китая, обладающего на сегодня большим военно-политическим и экономическим влиянием в ЮВА. Для США, использующих активное усиление положения Китая, в процессе согласовании с ним общих дальнейших действий, появляется, таким образом, возможность конструктивного диалога со странами ЮВА.


Глава III. Взаимодействие АТЭС с международным сообществом.

3.1. Влияние стран АТЭС на ситуацию в регионе.

Суть в том, что в новоиндустриальных странах (НИС) удачно соединились воля политических элит, трудолюбие народов и умелое использование нюансов мирового и национального хозяйства.

От тихоокеанских берегов России до северных берегов Австралии широко раскинулась Восточная Азия - новый претендент на мировое лидерство. Такова реальность геоэкономики (география плюс экономика) - между странами постоянно идёт жёсткое соревнование.

Кто отстал от экономического лидера, тому надо постараться догнать, иначе увеличивающийся разрыв похоронит всякие надежды на богатую жизнь (пример: нищета большинства стран Африки).

После второй мировой войны наиболее успешной моделью "догоняющего" развития стала японская "промышленная политика". В то время, когда СССР "болел" тяжелой промышленностью, Япония выбрала другой экономический сценарий, с упором на экспорт. Первой была поднята лёгкая промышленность, затем нефтехимия, судо- и автомобилестроение,. Потом - приборостроение и электроника, и в финале - рост количества и качества высокотехнологичной продукции: компьютеры, роботы и т.д. (О качестве их товаров говорит даже тот факт, что в японском языке нет слова "брак", в понимании "плохое изделие").

Вторыми на сцену вышли четыре азиатских "тигра" - Южная Корея, Тайвань, Сингапур и Гонконг. Третьими - "драконы": Таиланд, Малайзия, Индонезия и Филиппины. Четвертыми - Китай и Вьетнам.

Япония, переходя к следующему этапу модернизации, освобождала экспортную нишу "тиграм", а те - "драконам" и т.д. Многолетние стабильные высокие темпы экономического роста и повышения жизненного уровня побили все рекорды "догоняющих" развивающихся стран.

Однажды, японского бизнесмена спросил один из московских экономистов: "Сможем ли мы вас догнать, если проведем реформы?". Ответ был убийственный: "Никогда. Мы не стоим на месте".

Однако застой японской экономики в 90-е годы и азиатский финансовый кризис в самом конце ХХ века потрясли экономические основы новых индустриальных стран (так назвали передовые страны Восточной Азии и Латинской Америки), внесли коррективы в оценку результатов и перспектив их развития. В XXI век азиатские НИС вступили с новыми планами и силами.

Плюсы "восточноазиатского чуда"

Что привело Восточную Азию к успехам? Этот вопрос заставил западных ученых провести глубокие исследования. В 1993 году в своем докладе специалисты Всемирного банка применили новое словосочетание - "восточноазиатское чудо".

Эксперты выделили его следующие плюсы:

- Стабильная макроэкономика (инфляция растет медленно, бюджет закрывается без больших долгов).

- Высокий уровень внутренних накоплений и инвестиций (деньги остаются дома).

- Человеческий капитал с достаточным для подготовки квалифицированной рабочей силы образованием (уровень работников соответствуют всем требованиям).

- Относительная независимость и эффективность административного аппарата государства (разумное вмешательство властей в экономику).

- Сравнительно невысокий разрыв в доходах и быстрые темпы ликвидации нищеты (лозунг: мы - одна нация, и мы все должны быть богаты).

- Ориентация на экспорт (ваш рынок - наши товары).

- Ускоренная индустриализация (рост городов и промышленности).

- Привлечение прямых иностранных инвестиций и зарубежной технологии и менеджмента (учиться и занимать у Запада - это выгодно)

Чудо было оценено как особая модель "догоняющего" развития восточноазиатских стран. Появилось образное название - "летящие гуси".

Обратная сторона чуда

После кризиса 1997-1998 годов в ЮВА, было проведено новое (2001 г.) исследование Всемирного банка "Переосмысливая восточноазиатское чудо". По мнению ученых, к кризису привели следующие минусы:

- Появление на мировых финансовых рынках огромных потоков быстро перемещающихся спекулятивных "горячих денег" (чем больше "левых" денег, тем сильнее кризис).

- Усиление конкуренции на внешних рынках (Запад опомнился от азиатских удач и усилил натиск своих товаров).

- Выход на мировой рынок Китая с его недорогой рабочей силой и еще более дешевыми товарами (товары из малых стран ЮВА стали покупать меньше, зато китайские базары захватили весь мир).

- "Блатной капитализм", основанный на семейных и личных связях.

- Не везде развитая финансово-банковская система.

- Второстепенная роль фондовых бирж и корпоративных акций и облигаций.

- Отсутствие достаточного опыта оценки рисков, связанных с прибыльностью банковских кредитов.

- Нарастающий вал безвозвратных займов и непродуманная валютная либерализация.

- Завышенный курс местных валют, жёстко привязанных к доллару.

- Ошибки в рекомендациях Международного валютного фонда для НИС в самый разгар финансового "тайфуна".

Снова вперёд

Однако все НИС (кроме Индонезии) быстро преодолели последствия кризиса и возобновили экономический рост.

Анализ трудностей подтолкнул лидеров новых индустриальных экономик к более трезвой оценке своих возможностей. Назрели глубокие структурные реформы. Идёт активный поиск путей приспособления к процессам глобализации. Появились даже смелые планы воздействия на мировую экономику с выгодой для себя, а не в интересах "золотого миллиарда" (страны Запада). Так, за поиски новых форм и механизмов глобализации активно борется премьер-министр Малайзии Махатхир Мохамад. Борется, в первую очередь, правительство. В отличие от западной модели (рынок плюс демократия), азиатская модель изначально строилась на ведущей роли государства в экономике и административном жёстком подходе.

Государство и экономика

Во всех странах ЮВА в первые десятилетия подъема экономики власти играли роль консолидирующей силы. Административные меры привели к концентрации людских, материальных, финансовых и научно-технических ресурсов. Правительствам помогали подконтрольные им банки. Поддержку получали, в первую очередь, компании, ориентированные на внешние рынки. Разрабатывалась законодательная политика, развивалась сеть финансовых институтов, складывался рынок ценных бумаг, совершенствовался механизм взаимоотношений с мировым рынком.

Примером союза государства и рыночной экономики являются чеболи - крупные объединения типа "Самсунг". В них входят десятки разнородных компаний. Упорный труд, минимальный отдых, доверие руководителям, опора на подчиненных, борьба за качество товаров сыграли решающую роль.

Государственное финансирование науки и образования обернулось приходом во все отрасли умелых руководителей и высококвалифицированных специалистов. Стали применяться заимствованные (опыт Запада послужил примером) передовые методы организации предпринимательской деятельности. Государство помогало деньгами и льготами.

Но со временем во взаимодействии государства и деловых кругов стали усиливаться минусы: развитие крупного бизнеса за счет интересов малого, рост коррупции, падение конкурентоспособности ряда товаров.

С конца 90-х годов в НИС экономические реформы пошли по другому сценарию. Был взят курс на обеспечение самостоятельности банковско-кредитного сектора и равных условий доступа коммерческих структур к кредитным ресурсам, на поддержку прогрессивных отраслевых преобразований, расширение доступа на внутренний рынок внешних инвесторов.

Высокая скорость

Экономические успехи "летящих гусей" впечатляют.

Например, по размерам производства ВВП на душу населения маленький Сингапур почти в девять раз превосходит огромную Бразилию, в 50 раз уступая ей по численности населения.

Высокие темпы роста НИС во второй половине ХХ века превышали показатели многих стран мира.

Так, в период 1960-1980 годов, в большинстве восточноазиатских государств среднегодовые темпы прироста ВНП составляли 7-8 процентов, а в Гонконге, Южной Корее, Сингапуре и на Тайване - 8-9,5 процента. Это были самые высокие в мире темпы хозяйственного развития.

К примеру, в период 1960-1990 годов среднегодовые темпы развития экономики азиатского региона составляли около пяти процентов, а в Европе - примерно два процента.

Вклад восточноазиатского региона, включая Японию и Китай, в мировом ВНП составлял в 1960 году около 4 процентов, а в 1990-м году увеличился до 21 процента.

Вышеуказанные показатели продолжают расти. И это несмотря на повышение цен на нефть в 1997-1998 годах. А ведь пионеры (первопроходцы) новоиндустриального развития в Азии не располагают большими запасами сырья и энергоносителей.

Страны ЮВА весьма привлекательны в качестве получателей иностранных капиталовложений. На их долю приходится от 1/8 до 1/5 всех иностранных инвестиций в мире за год. Причем, поступающие деньги используются всегда эффективно, а не разбазариваются.

Почти у всех НИС есть внешний долг, но активно идет работа по его снижению. Примером для всех служит Япония, давно избавившаяся от долгов и ставшая самым крупным кредитором мира

Упорный труд приносит прибыль

Форсированный индустриальный рост "летящих гусей" во многом опирался на повышение производительности труда, которая в 1990-х годах превосходила среднемировой уровень на 5-10 процентов.

С точки зрения большинства экономистов, причины высокой производительности труда в НИС следующие:

- Применение передовой техники и технологии.

- Высокий уровень автоматизации производства.

- Наличие высококвалифицированных кадров.

- Использование современных методов управления производством.

- Способность модернизируемой экономики эффективно применять научно-технические достижения и вбирать в себя разнообразные инновации (новинки быстро входят в жизнь).

- Опережающий рост заработной платы, как мощный стимул лучше трудиться. Например, в 1970-1985 годы в НИС Восточной Азии индекс номинальной заработной платы увеличивался на 8,8-14,6 процента в год. По темпам роста этого показателя Восточная Азия - мировой лидер.

Высокие темпы роста заработной платы плюс внутренний рынок, насыщенный отечественными товарами широкого потребления, приводят к повышению производительности труда. Соответственно растет экспорт азиатских товаров, заполонивших рынки многих стран мира.

Экспорт товаров и импорт идей

"Тигры" и "драконы" Азии сегодня ориентированы на экспорт, поэтому они активны во внешней экономике.

Например, в 1997 году экспорт из ЮВА оценивался в сумму около 700 миллиардов долларов. Это было в три раза (!) больше, чем весь товарный вывоз всех (!) латиноамериканских стран.

В конце 1990-х годов Республика Корея, Сингапур и Тайвань пробились в группу первых 15 ведущих экспортёров мира.

Страны ЮВА настойчиво меняют содержание вывозимых товаров: меньше сырья и продуктов питания, больше промышленных изделий (от компьютеров до кейсов). Так, за период с1960 по 1995 год вес готовых изделий в экспорте на Тайване увеличился с 14-16 до 93,3 процента.

Сегодня передовые страны Восточной Азии - крупнейшие производители и экспортёры автомобильной и бытовой техники, электроники, продукции судостроения и химической промышленности.

Но усилилась зависимость от конъюнктуры внешних рынков (не всегда угадаешь, чего захотят завтра зарубежные покупатели). Мешает и узкая географическая специализация экспорта. ЮВА в основном ориентирована на США и Японию. Так, Тайвань и Южная Корея на американском направлении сосредоточили 40% своего товарного вывоза.

К импорту у новых индустриальных стран - отношение особое. Для Азии главное - не покупка ширпотреба, а приобретение за рубежом инновационных идей - патентов и технологий.

Страны ЮВА копируют и используют всё лучшее, что накопила западная экономика. Например, создание собственных филиалов в других регионах мира дало большую прибыль азиатским фирмам и государствам.

Показателен следующий пример. Учредитель южнокорейской компании "ДЭУ" Ким У Джунг в начале 80-х годов построил завод автомобильных покрышек в Судане (Северная Африка).

"Это был первый южнокорейский завод за границей. У нашей фирмы не было опыта подобного производства на родине, поэтому пришлось выслушивать немало сомнений.... Несмотря на огромную потребность в шинах, в Судане не было ни одного завода. Поэтому Судан импортировал для своих нужд дорогостоящие автопокрышки. Более того, свыше 80% территории занимает пустыня. Плюс к этому, ... от деловых людей США я получил информацию об открытии крупных месторождений нефти на юге Судана. С их освоением расширятся масштабы экономики, а это приведёт к увеличению парка автомашин, рассуждал я. Для каждой новой машины потребуется дополнительно пять автопокрышек. В условиях пустыни шины изнашиваются быстрее, чем в умеренном поясе. Я строил свои расчеты, исходя из возможностей рынка, и жизнь подтвердила мою правоту. Построенный завод постоянно работал с перегрузкой... Объем производства все расширялся, и тем не менее, чтобы купить наши автопокрышки, суданцам приходилось платить за них вперед".

Новые технологии - новый бизнес

Сегодня экономики "летящих гусей" очередной раз перестраиваются. На рубеже веков прошлый опыт стал исчерпывать себя. Страны ЮВА стремятся преодолеть зависимость от технологических доноров, но Запад не желает терять "младших партнеров". Еще в 2000 году на саммите Азиатско-Тихоокеанского сотрудничества (АТЭС) в Брунее Япония заявила, что предоставит 15 миллиардов долларов членам АТЭС для обеспечения доступа их населения к Интернету. Восточноазиатский экономический союз (подобие объединённой Европы) во главе с Японией - это не мечты, а приближающаяся реальность.

Азия делает упор на информационную революцию. Так, в Сингапуре в 1998 году был создан фонд в размере одного миллиарда долларов для развития современных информационных технологий. В этой сфере бизнесменам предоставляются всяческие льготы. В Малайзии от производства чипов (электронных схем высокой интеграции) переходят к изготовлению изделий самого верхнего уровня (суперкомпьютеры, роботы). Для этого развивают местные университеты и "перекачивают мозги" из других стран, в т.ч. из СНГ.

Под воздействием Интернета, вошедшего в экономику стран ЮВА, формируется новый слой предпринимателей младшего поколения. Так, минимальный возраст для открытия брокерского счета в Малайзии и Таиланде составляет 18 лет, а в Сингапуре - 21 год.

Многие юноши через подставных лиц - родственников - и на их средства участвуют в торгах фондовых бирж с 14 лет. Повзрослев, они становятся предпринимателями новой формации. Через Интернет они изучают компанию, а потом скупают её акции.

Сегодня руководители фирм берут на работу не "своих", а тех, кто мыслит неординарно и проявляет инициативу.

Изменение психологии бизнеса точно подметил гонконгский журнал "Эйшауик". "В век информатики весь мир представляет собой открытый рынок. Новая генерация азиатских предпринимателей готова принять этот вызов времени. Мы должны следовать велению времени, в противном случае мир оставит нас позади".

Будущее рядом

Экономика "летящих гусей" устремлена в будущее. В традиционном прогнозе экономического развития на этот год, с которым в январе выступили эксперты Международного валютного фонда, говорится, что мировой экономический рост составит 3,7%. Для азиатских стран год Козы окажется в целом лучше, чем для всего остального мира.

Рост ВВП в Китае составит 7-8%. Темпы роста экономик Гонконга, Южной Кореи, Сингапура и Тайваня составят от 3,5 до 6%. Экономика Филиппин и Индонезии будет расти со скоростью около 4%.

При сохранении таких докризисных темпов, к 2010 году Восточная Азия, включая новоиндустриальные страны и Китай, может перегнать по объему производимого ВВП Западную Европу, а к 2020 году и Северную Америку.

И тогда возникнет вопрос - кто кого будет догонять. Поэтому варианты траектории полета "летящих гусей" выглядят так:

- Может произойти еще один кризис, который отбросит НИС назад.

- Возможно, что под предлогом борьбы с международным терроризмом, Западу удастся переориентировать экономику НИС на милитаристский лад.

- Второстепенное и вредное производство с Восточной Азии будет вынесено в Африку и другие слабые регионы.

- Восточная Азия в экономике догонит Запад и будет соревноваться на равных.

- Внутри неё самой будет соревнование между Японией, Кореей и Китаем.

- Китай вступит в экономическую гонку с США.

- Возможно, в будущем станет вопрос о своей региональной валюте типа Евро и будет создан восточноазиатский экономический союз.

- Успехи экономики ЮВА сделают глобализацию из прозападной действительно интернациональной, и мир станет многополярным.

Таковы прогнозы, и насколько они реалистичны, покажет время, а пока мы с вами наблюдаем продолжающийся рост экономической силы "тигров" и "драконов".

Для экономик стран СНГ пример "восточноазиатского чуда" поучителен. Опыт ускоренной индустриализации и повышения жизненного уровня стран ЮВА, особенно если учиться на их ошибках и умении исправлять ошибки, сегодня особенно ценен.

3.2. Основные аспекты азиатской политики Казахстана

Одной из заметных тенденций мирового развития является воз­растание роли азиатских стран в мировой политике. Восходящая Азия охватывает громадный треугольник, простирающийся от рос­сийского Дальнего Востока и Кореи на северо-востоке до Австра­лии на юге и Пакистане на западе. В этом треугольнике прожива­ет примерно половина населения планеты и находятся многие из ведущих индустриально развитых стран современного мира, для которых характерны наиболее высокие темпы развития экономи­ки. Он располагает мощным финансовым, технологическим и производственным потенциалом, кадрами, необходимым опытом и навыками в области организации, маркетинга и сферы услуг, разветвленной сетью коммуникаций, а также громадными земель­ными, природными и трудовыми ресурсами. Можно сказать, что азиатский регион, особенно его восточная часть, стал самым ди­намичным в современном мире. В этих условиях приверженность Казахстана как азиатского государства концепции многополяр­ного мира и консолидация двусторонних отношений со странами этого региона отвечает его национально-государственным инте­ресам как в среднесрочной, так и в долгосрочной перспективе. Казахстан в равной степени заинтересован в развитии отношений как с Востоком, так и с Западом. Но при этом стимулы и мотивы казахстанской внешней политики в Азии имеют свои особеннос­ти. Главной задачей нашей страны является проведение экономи­ческих реформ внутри страны, преодоление экономического кри­зиса. Многие азиатские государства, успешно выполнившие схо­жие задачи в сравнительно короткие сроки, представляют для нас большой интерес. Не случайно внимание экономистов обращено в первую очередь на опыт экономических реформ в КНР, Респуб­лике Корея, странах АСЕАН.

Во внешней политике Казахстана следует учитывать особен­ности формирующейся в конце XX века новой структуры между­народных отношений в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР).

Исчезновение биполярной международной системы открыло бес­прецедентные возможности для осуществления отдельными стра­нами самостоятельной политики в Азии, в свое время находив­шейся под строгим контролем лидеров блоков. В новой обстанов­ке страны региона от Южной Азии и до стран АСЕАН значитель­но укрепили свой суверенитет, играют возрастающую роль в ре­гиональных делах. Одним из наиболее заметных направлений из­менений геостратегической ситуации в АТР стало постепенное превращение этого региона в один из центров концентрации ми­ровой политики и экономики. Существующий здесь баланс сил становится весомым элементом общемирового геополитического равновесия, существенно влияет на его формирование.

С другой стороны, азиатский финансовый кризис заметно повлиял на расклад политических сил в АТР и систему регио­нальной безопасности. Объективно возросла роль экономической составляющей стратегии национальной безопасности стран реги­она. Азиатские страны убедились, что наибольшая угроза внут­ренней стабильности и суверенитету сегодня связана не с воен­ной агрессией, а с финансовыми и экономическими факторами.

Азиатский финансовый кризис означал обвал валютного и фондового рынков пяти азиатских стран - Таиланда, Филиппин, Малайзии, Индонезии и Южной Кореи, случившийся в июле -декабре 1997 года. Финансовый кризис вызвал тяжелые социаль­но-экономические последствия в этих странах и прямо или кос­венно повлиял не только на экономическое и политическое раз­витие Азиатско - Тихоокеанского региона, но и других государств далеко за пределами АТР. Глубина кризиса для различных стран, равно как и их способность справиться с его последствиями, не были одинаковыми.

Причин финансового коллапса пяти упомянутых выше азиат­ских "тигров", оказавшихся в эпицентре финансовых потрясений, несколько. Это переоценка национальной валюты, привязанной к американскому доллару и подорожавшей вслед за удорожанием доллара в 1996-1997 годах, а также исчерпание возможностей тра­диционной для новых индустриальных стран (НИС) экспортной стратегии роста. В условиях завышенного курса национальных валют, роста импорта и усиливающейся международной конку­ренции со стороны "новой волны" НИС (Китая, Вьетнама и др.) ставка на экспорт уже не обеспечивала финансовой устойчивости НИС. Это и слабость банковско-финансовых систем, которые, будучи созданными под форсированный и кредитопоглощающий рост, не смогли ни предотвратить увеличения сверхкритической нормы объемов "плохих" кредитов и дефицита текущего платеж­ного баланса, ни противостоять атакам международных финансо­вых спекулянтов, играющих на инфляции активов и завышенно-сти курсов национальных валют.

В наименьшей степени от финансового кризиса пострадали Филиппины, в наибольшей - Индонезия, в которой кризис при­вел к отставке правившего страной более 30 лет президента, мас­совым волнениям и социально-экономическому коллапсу. В 1998 году ВВП Филиппин сократился на 0,1% при инфляции в 11,2%, тогда как Индонезии - на 17,4% при 80%-й инфляции.65

Быстрее других от кризиса оправилась Южная Корея, имею­щая развитую современную промышленную базу и получившая более половины всех кредитов МВФ, направленных на восста­новление азиатских финансов. Близких к южнокорейским успе­хов добился Таиланд, как и Южная Корея тесно сотрудничавший с МВФ в преодолении кризиса. Однако, несмотря на то, что к началу 1999 года валютные и фондовые рынки Южной Кореи и Таиланда стабилизировались на уровне 70% от докризисного, а инфляция (за 1998г.) не вышла за рамки 7-8%, экономические последствия финансового кризиса оказались удручающими: ВВП в этих странах сократился соответственно на 6,8% и 8,0% , резко возросла безработица. Не смогла удержаться на плаву и Малай­зия, отказавшаяся от помощи и рецептов МВФ и избравшая путь ужесточения валютного регулирования (установлен твердый об­менный курс национальной валюты) и контроля над иностран­ным капиталом (введен годовой мораторий на вызов капитала). ВВП страны сократился на 8,6% при инфляции в 5,6%.

Во вторую группу можно объединить страны и экономики "ки­тайского пояса" - Китай, Сингапур, Тайвань, Гонконг, а также китайский бизнес в странах АСЕАН, не пострадавшие непосред­ственно от финансового коллапса своих соседей. Устойчивости "китайской экономики" способствовали следующие основные факторы:

- большие золотовалютные резервы: около 140 млрд. долларов у Китая, по 70-80 млрд. долларов у Тайваня, Гонконга и Синга­пура;

- положительное сальдо текущего платежного баланса;

-закрытость и жесткое регулирование валютного и фондового рынков в Китае и на Тайване, 'что позволило им защититься от атак финансовых спекулянтов;

- незначительный объем "плохих" кредитов в Сингапуре, на Тайване и у китайского бизнеса в Юго-Восточной Азии - след­ствие хорошего менеджмента тайваньских и сингапурских банков и крупных корпораций и, с другой стороны - традиции семейного китайского бизнеса, предпочитающего полагаться на собственные средства и деньги родственников и не брать кредитов сверх объе­мов реальных ликвидных активов;

- финансовая поддержка Китаем сверхлиберализованных ва­лютного и фондового рынков Гонконга, подвергшихся спекуля­тивным атакам в 1997 и 1998 годах после того как Гонконг пере­шел под юрисдикцию Китая;

- наличие у Тайваня и Гонконга устойчивых и прибыльных ниш на мировых рынках, - соответственно компьютерной техни­ки и финансовых услуг.

Однако, выдержав первый прямой удар, "китайская экономи­ка" Азии не обнаружила полного иммунитета к косвенным по­следствиям азиатского финансового кризиса. Девальвация нацио­нальной валюты повысила конкурентоспособность экспорта по­павших в беду стран и уменьшила спрос на импортную продук­цию в ущерб экспорту Китая, Гонконга, Сингапура и, хотя и в меньшей степени, специализирующегося на наукоемкой продук­ции Тайваня. В результате в Гонконге и Сингапуре в 1998 году было зафиксировано падение ВВП, соответственно на 7% и 1,5%. ВВП Тайваня вырос лишь на 4,7% , что на 2,1 процентных пункта меньше, чем в 1997 году.

Азиатский финансовый кризис усилил опасения китайского руководства относительно того, что Китай может стать более уяз­вимым вследствие проводимого курса экономической либерали-, зации. В результате Пекин замедлил реформирование банковс­кой системы и приватизацию крупных промышленных предприя­тий, усилил административный контроль за валютными операци­ями и иностранным капиталом. Однако ужесточение курса не во всем оправдалось. Китайский экспорт в 1998 году увеличился лишь на 0,5%. А рост ВВП хотя и составил 7,8% , но сопровождался увеличением внутреннего предложения без соответствующего повышения платежеспособного спроса, в результате чего Китай столкнулся с новой для него проблемой - дефляцией: индекс цен в 1998 году уменьшился на 1,2%.

Продолжает пребывать в состоянии многолетней экономичес­кой стагнации Япония: в 1998 году ВВП страны сократился на 3,6%, индекс цен упал на 0,2%. Причины экономических про­блем Японии, по мнению зарубежных экспертов, кроются, преж­де всего, в неэффективном руководстве банковской системой и национальными финансами - результатом чего является большой объем "плохих" кредитов, время от времени приводящих к кра­ху того или иного финансового института.

Япония пока так и не оправилась от фондового шока конца 80-х годов, произошедшего вследствие обвала значительно пере­оцененного рынка недвижимости. Японское правительство, крайне неохотно идя на принятие жестких мер к проштрафившимся фи­нансовым структурам, по существу, перекладывает на налогопла­тельщика бремя поддержки или спасения неэффективных бан­ков. Экономическое же поведение японского населения традици­онно в моменты общенациональных катаклизмов оказывается больше нацеленным на накопление, чем на потребление, что уси­ливает дефляционное давление на экономику.

Вместе с тем Япония обладает серьезнейшими преимущества­ми перед другими азиатскими странами. Это самые большие в мире золотовалютные резервы (свыше 200 млрд. долларов), ог­ромные накопления японского населения, превышающие годо­вой размер ВВП страны, и современный промышленный и науч­но-технический потенциал.

Главными последствиями кризиса для политической ситуации в регионе стали повышение роли экономической составляющей в структуре факторов обеспечения национальной безопасности и во внешней политике стран региона; укрепление региональной позиции США, на долю которых приходится 20% мирового ВВП и 12% мирового экспорта и которые вместе с контролируемым Вашингтоном МВФ оказались главными "спасателями" попав­ших в беду партнеров; рост антиамериканских настроений в Азии как реакция на чувства национального унижения от необходимо­сти просить помощи у США, что, однако, не мешает этой помо­щью пользоваться.

Финансовый кризис оказал воздействие на поведение главных политических фигур АТР - Китая, Японии, АСЕАН, АТЭС и Южной Кореи.

Китай укрепил политические позиции в АТР, несмотря на некоторый подрыв конкурентоспособности китайского экспорта:

- Китай, предоставив помощь Таиланду и Индонезии, пока­зал, что способен участвовать в спасении азиатской экономики;

- удержав гонконгский доллар, Китай доказал, что готов нести ответственность за финансовую стабильность перешедшего под его юрисдикцию Гонконга;

- Китай активно играет на существующих в АСЕАН опасени­ях, что девальвация юаня в целях стимулирования китайского экспорта вызовет новую волну финансовых потрясений. Настой­чиво повторяя, что девальвации не будет, Пекин демонстрирует готовность идти на "жертвы" ради региональной стабильности.

Негативными последствиями для Китая стали дипломатичес­кая активность Тайваня, пытающегося обменять экономическую помощь странам Юго-Восточной Азии (ЮВА) на политические уступки (повышение статуса представительства Тайваня в АТЭС, статуса тайваньских представительств в странах АСЕАН, введение безвизового режима), а также рост антикитайских настроений в АСЕАН как реакция на иммунитет местного китайского капитала к финансовому кризису.

Пекин понимает, что он сегодня не обладает ресурсами для оказания помощи наравне с США или Японией. Поэтому и его игра на факторе "недевальвации юаня" ограничивается пока весь­ма умеренными целями: добиться поддержки АСЕАН при приня­тии Китая в ВТО, предотвратив усиление региональных позиций Тайваня, обеспечить безопасность китайского бизнеса в ЮВА.

Япония, несмотря на наличие финансовых ресурсов, оказа­лась до сего времени не готовой взять на себя функции регио­нального лидера:

- участвуя в программах спасения МВФ, Япония, тем не ме­нее, остается объектом нападок со стороны США и АСЕАН, тре­бующих от Токио больших усилий по преодолению кризиса;

- опасения стран ЮВА относительно неактивной роли Японии носят стратегический характер в отличие от тактических опасе­ний девальвации китайского юаня. Здесь неустанно повторяют,что без оживления экономики Японии возрождение Азии малове­роятно;

- от Токио ждут новых инвестиций, открытия японских рын­ков товарам из НИС и стимулирования внутреннего спроса.

Вместе с тем Токио понимает, что сейчас Япония, производя­щая около 8% мирового ВВП и экспорта, является главным ре­сурсом для оздоровления азиатской экономики и имеет лучший за все послевоенные годы шанс занять ведущие позиции в АТР. Последние инициативы Японии о выделении азиатским странам 30 млрд. долл. на восстановление подорванных кризисом эконо­мик и совместная с США акция о выделении еще 10 млрд. долл. на те же цели находятся в русле нового азиатского курса Токио, нацеленного на превращение Японии в регионального лидера. Успех этого курса, однако, зависит все же больше от того, сможет ли Япония решить внутренние экономические проблемы и от­крыть свой рынок для азиатского экспорта.

АСЕАН оказалась в состоянии неуверенности и неопределен­ности как с точки зрения "внутриасеановских" отношений, так и с точки зрения внешнеэкономических ориентиров. Кризис выз­вал рост противоречий между странами АСЕАН:

- между Малайзией и Индонезией - по проблемам индонезий­ских нелегальных эмигрантов;

- между Таиландом, с одной стороны, Малайзией и Индонези­ей - с другой, по вопросу сотрудничества с МВФ;

- между Малайзией и Сингапуром - из-за отказа Сингапура превратить сингапурский доллар в коллективную валюту АСЕ­АН;

- между всеми странами АСЕАН - по поводу импортных квот, усиления взаимной конкуренции на мировых рынках и стратегии создания коллективной валюты АСЕАН.

Страны ЮВА, более 70% торговли которых осуществляется в американских долларах, возлагают надежды на новую валюту евро. Предполагается, что евро уменьшит уязвимость азиатской эконо­мики от колебаний американского доллара, сократит издержки при торговле с Европой и увеличит азиатский экспорт в ЕС. Вме­сте с тем в АСЕАН понимают, что переход на евро требует основа­тельной финансово-технической и экономико-стратегической подготовки, которая изрядно запоздала по времени.

Требование азиатских НИС к США, Японии и ЕС, на которые приходится более половины их экспорта, открыть рынки приво­дит к торговым трениям. США хЪтя и пошла на отсрочку плате­жей за военные заказы для ЮВА и вместе с ЕС заявили о готовно­сти увеличить импорт из Азии, но сделали это в ограниченных пределах, оберегая национальных производителей. Япония не спе­шит с либерализацией импорта. АСЕАН критикует ЕС за помощь одному лишь Сеулу. В свою очередь ЕС выражает обеспокоен­ность ростом ввоза автомобилей и электроники из региона.

Лондонская (1998г.) встреча руководителей ЕС и 10 азиатских стран (АСЕМ), поставив в центр дискуссий азиатский финансо­вый кризис, акцент, однако, сделала не на финансовую помощь и не на контроль над мировыми финансовыми спекуляциями, как того требовала Малайзия, а на предоставление азиатским странам - через созданный ЕС специальный трастовой фонд - аналитичес­ких и консультационных услуг по анализу финансовой ситуации и реформированию управления финансами в странах Азии.

В Южной Корее кризис способствовал укреплению америка-но-южнокорейского стратегического партнерства, подтолкнул Сеул к поиску вариантов улучшения отношений с Токио и акти­визации связей с ЕС, повлиял на политику в отношении Север­ной Кореи.

Кризис ограничил экономические ресурсы Сеула для реше­ния задач объединения Кореи, сфокусировав внимание властей на внутренних проблемах. Вместе с тем Сеул вынужден реагиро­вать на новые инициативы северян. Пхеньян, истинной целью которого является снятие американского эмбарго и стимулирова­ние тем самым притока в КНДР иностранных инвестиций, готов ради этого имитировать требуемое США развитие межкорейского диалога.

В этих условиях Сеул сделал ставку на инициативную и одно­временно прагматическую политику на Корейском полуострове. С одной стороны, Сеул поднимает планку встречных инициатив, предлагает провести внутрикорейский саммит, ослабляя ограни­чение на инвестиции, частные поездки и доступ к информации о Севере. А с другой - объявляет о том, что вопрос об объединении сегодня не стоит в повестке дня и требует конкретной отдачи от гуманитарной помощи Северу. Демонстрируется понимание того, что Южной Корее выгодно прежде всего усиливать свои международные позиции, относительно меньшее значение придается северокорейской проблематике. При этом Южная Корея по-пре­жнему полагается на США в вопросах национальной безопаснос­ти и отведения "угрозы с Севера".

Азиатский финансовый кризис активизировал экономическую дипломатию стран региона, нацеленную на поиск новых вариан­тов региональных интеграционных схем. Среди появившихся в конце 90-х годов под воздействием азиатского финансового кри­зиса концепций азиатского регионализма можно выделить следу­ющие:

-таможенный союз Японии и Южной Кореи;

-экономический союз Японии, Южной Кореи и Китая;

-экономический "пятиугольник" в Северо-Восточной Азии (СВА) на основе объединения капиталов и усилий Японии, Ки­тая, Южной Кореи, Тайваня и Гонконга вокруг строительства га­зопровода из Иркутской области России в Азию;

-развитие интеграции в СВА на основе Туманганского проекта;

-зону свободной торговли в СВА или ее разновидность - кон­цепцию "Нового рынка стран СВА";

-создание Азиатского монетарного союза по аналогии с Ев­ропейским монетарным союзом и введение единой азиатской ва­люты;

-создание Азиатского валютного фонда (АВФ) для решения самостоятельно, без участия МВФ, кризисных финансовых ситу­аций. Предложение о создании АВФ было выдвинуто Японией в сентябре 1997 года на сессии МВФ в Гонконге. Токио был готов нести половину из 100 млрд. долларов, необходимых для начала работы АВФ, вторую половину должны были бы вложить другие азиатские участники нового регионального фонда. Первоначаль­но многие страны (включая Южную Корею, но при выжидатель­но-сдержанной реакции Китая) воодушевленно отреагировали на токийскую инициативу. Однако негативное отношение к АВФ со стороны МВФ и США, продемонстрированное на ноябрьской 1997 года встрече министров финансов стран АТЭС в Маниле, затор­мозило развитие идеи. В конце 1998 года Япония возобновила международное лоббирование АВФ. Активным сторонником идеи и реальным партнером Токио готов стать Сеул, в ноябре 1998г. поддержавший устами своего премьер-министра Ким Чон Пхиля идею АВФ. Похоже, что начинает меняться и отношение к АВФ и со стороны МВФ и США, убедившихся в сложности азиатских финансовых проблем, как и в то*м, что решить их силами одного МВФ трудно и обременительно, в том числе и для бюджета США - главного донора МВФ (19% всех взносов). Если к начинающей формироваться финансовой оси Сеул - Токио присоединятся Тай­вань и АСЕАН, то и без участия Китая идея об АВФ станет реаль­ностью;

- валютный союз стран АСЕАН;

- создание мини-зон двусторонней свободной торговли, выхо­дящих за рамки азиатского региона. В эту концепцию вписыва­ются намерения Южной Кореи заключить соглашения о свобод­ной торговле с Чили, ЮАР, Турцией и другими странами;

- институализация работы межконтинентальных форумов: АТЭС (с участием 21 страны Азии и Америки, а также России) и АСЕМ (страны Азии и ЕС, без России и США). Однако после­дние форумы АТЭС (Куала-Лумпур, ноябрь 1998г.) и АСЕМ (Лон­дон, апрель 1998г.) показали, что эти организации пока больше служат местом для обмена мнениями между государственными лидерами из различных регионов мира и не обнаруживают готов­ности к практической координации экономической и финансо­вой политики стран-участниц.

Казахстан адекватно отреагировал на финансовый кризис в Азии. Президент РК Н.Назарбаев в этой связи отметил: "Азиатс­кий кризис преподнес нам немало уроков: и экономических, и политических. Последствия кризиса в разной степени ощутили на себе все страны СНГ. Нам пришлось скорректировать свои инвестиционные устремления. В то же время это не означает из­менения нашего общего курса, так как азиатская геополитика Казахстана лишена какой-либо политической конъюнктуры".66

Как отмечает известный российский политолог, профессор К.Брутенц: "Кризис хоть и ослабил на время ряд стран АТР, но4 не уменьшит ни значения Азии, ни внимания к ней. Не изменит­ся и общее направление развития событий. Происшедшее - всего лишь зигзаг. Впрочем, сейчас, когда отчетливо обозначается воз­вращение большинства азиатских стран к экономическому росту, это становится ясно не только скептикам, но даже и недоброже­лателям.

Согласно новейшим прогнозам, несмотря на кризис, к 2015 году в списке 12 стран с наибольшим в мире ВНП 5 мест будут принадлежать азиатским государствам. Финансовые бури, за ко­торые многие в регионе возлагают вину на Запад, укрепляют стрем­ление "азиатов" к самостоятельности".67

Поэтому курс на развитие и укрепление политических и торгово-экономических связей со странами Азии следует рассматри­вать в качестве важного направления внешней политики нашего государства. Стратегическую цель казахстанской дипломатии в этом регионе можно условно обозначить как достижение двух вза­имосвязанных задач: во-первых, создание благоприятных внешних условий для рыночных реформ в нашей стране; во-вторых, созда­ние предпосылок для активного подключения к региональным интеграционным процессам.

Казахстан, являясь азиатским государством и обладая огром­ным экономическим потенциалом, располагаясь на перекрес­тке транспортных артерий Евразии, объективно может рассчи­тывать на достойное место в интеграционных процессах на кон­тиненте, использовать взаимный интерес для достижения своих политических и экономических целей.

Наиболее влиятельным в геополитическом плане государством на азиатском континенте является Китай - восточный сосед Ка­захстана. Как уже было отмечено, китайское направление внеш­ней политики Казахстана относится к числу приоритетных и та­ковым останется в обозримом будущем. Для этого имеются весо­мые экономические и политические основания.

За два десятилетия экономической реформы Китай, разорен­ный маоистскими экспериментами и непосильными военными затратами, превратился в бурно развивающуюся страну, упрочив­шую свое положение на международной арене, народ которой уверен в своих силах и с надеждой смотрит в будущее.

По темпам экономического роста Китай стал мировым лиде­ром, среднегодовой прирост ВВП в 1980 - 1997 гг. был более 9%. Если 30 провинций Китая рассматривать в качестве отдельных стран (а численность населения многих из них превышает соот­ветствующий показатель большинства стран с низким уровнем дохода), то в список 20 стран с самыми высокими темпами эконо­мического роста в 1978 - 1995 гг. вошли бы только провинции Китая. КНР принадлежит первое место в мире по производству продовольствия, хлопка, угля, стали, цемента, стекла, хлопчато­бумажных тканей. Расчеты по паритету покупательной способно­сти китайской национальной валюты (юаня) и доллара дают ос­нование предполагать, что уже к 2005 г. Китай сравнятся по объе­му ВВП с США.

В структуре экономики произошли явные положительные сдви­ги: в основном решена продовольственная проблема и преодолен всеохватывающий дефицит предметов первой необходимости. Со­отношение между первичным, вторичным и третичным сектора­ми экономики значительно улучшилось.

Продолжается наращивание мощностей в промышленности и обновление производственных фондов. На основании промыш­ленной переписи 1995 г. в промышленности 90% приходится на оборудование, произведенное после 80-х гг. На крупных и сред­них предприятиях 26% оборудования соответствуют требованиям передовых международных стандартов.

Большие успехи достигнуты в области проведения открытой внешнеэкономической политики. В 1997 г. объем внешнеторго­вого оборота составил 325,1 млрд.долл., что выше уровня 1980 г. в 8,5 раза. При этом положительное торговое сальдо превысило 40 млрд.долл. Доля промышленных изделий в экспорте поднялась с 50% в 1980 г. до 80% в 1997г.

За 1979 - 1997 гг. суммарная величина заявленных иностран­ных вложений в китайскую экономику (включая займы и прямые инвестиции) составила 654 млрд. долл., а реализованных - 348,3 млрд. долл. К концу 1997г. было подписано в общей сложности более 300 тыс. соглашений на создание различного рода объектов с иностранным участием на общую сумму 520,4 млрд. долл., из которых реально использовано уже 220,1 млрд. Доля иностран­ных инвестиций в общих капиталовложениях сейчас составляет примерно 13%. Предприятия с иностранным капиталом дают 14% валовой продукции промышленности и 47% экспорта.

Китай опровергает устоявшееся мнение о неизбежности соци­альных издержек в ходе реформы. Согласно официальным стати­стическим данным, доходы городского населения номинально выросли с 316 юаней в 1978 г. до 5160,3 юаня в 1997 г., а реально

Так, в июле 1998 года состоялся тендер по поставке лингафон-ного оборудования для Казахского Государственного университе­та мировых языков в размере 38,4 млн. йен в рамках культурного гранта. Посольством Японии в Казахстане реализован гуманитар­ный проект "Корни травы" в размере 11 млн. йен, предусматри­вающий издание в 1998 году книги на английском языке "Эколо­гические проблемы Аральского региона". В настоящее время про­рабатываются вопросы предоставления Казахстану новых гран­тов, связанных с проектами строительства детской больницы в Астане, реконструкцией системы водоснабжения в Кызылординской области и другими. В рамках исследований по реализации безвозмездной помощи была осуществлена разработка проекта "Совершенствование здравоохранения в Алматинской области".

Расширяется сотрудничество по подготовке кадров. По линии МИД, Министерства образования Японии и других ведомств, а также ряда неправительственных организаций в японских уни­верситетах, фирмах проходят краткосрочные и длительные стажи­ровки более 40 казахстанцев. Японским агентством международ­ного сотрудничества организуется направление в Казахстан япон­ских преподавателей и специалистов народного хозяйства для орга­низации учебных семинаров и передачи японского опыта эконо­мического и гуманитарного строительства. В этой связи особый интерес представляет план создания в Казахстане Японского цен­тра, деятельность которого должна способствовать усилению дву­стороннего сотрудничества в этой сфере. В настоящее время в со­ответствующих ведомствах наших стран идет обсуждение вопро­сов практической реализации данного проекта.

Большой интерес представляет проект выделения по линии "Японского фонда" культурного гранта в виде безвозмездного показа на казахстанском телевидении в течение нескольких лет 300 японских художественных, документальных фильмов, учеб­ных и развлекательных программ. Учитывая интерес в Японии к казахстанскому кинематографу, в настоящее время "Казахфиль-мом" и японской кинокомпанией "Тоэй синема" рассматривает­ся возможность съемки совместного художественного фильма.

В течение 1998 года почти вдвое увеличился поток японских туристов в нашу страну. Это позволило привлечь внимание круп­ных туристических фирм Японии (JapanTravelBureau, M.O.Tourist, NumberOneTravel, EurasiaTravel) к Казахстану, представители которых в мае 1998 года посетили нашу страну и обсудили воз­можность заключения агентских соглашений с казахстанскими туристическими компаниями.

Расширение экономического сотрудничества с Японией долж­но способствовать также подключению Казахстана в перспективе к интеграционным процессам в Азиатско-Тихоокеанском регио­не. Япония выступила в качестве локомотива в развитии эконо­мик этого региона, поэтому она смогла бы сыграть ключевую роль и в подключении нашей страны к сотрудничеству в АТР.

Официальный Токио прилагает немало усилий для обеспече­ния безопасности на Азиатском континенте. В этой связи участие Японии в подготовительном процессе по созыву СВМДА являет­ся особенно важным в деле реализации инициативы Президента Н.Назарбаева по созданию эффективной системы взаимодействия в Азии. В настоящее время японская сторона подтверждает свою поддержку Казахстана и принимает участие в работе СВМДА в качестве наблюдателя.

На нынешнем этапе казахстанско-японские отношения разви­ваются последовательно и целенаправленно на взаимовыгодной основе. В них по вполне понятным причинам преобладает эконо­мический компонент. Созревают условия для расширения дого-ворно-правовой базы казахстанско-японского сотрудничества в различных областях. В перспективе объем двусторонних отноше­ний будет и далее возрастать, наполняясь конкретным полити­ческим и экономическим содержанием.

Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) становится одним из важ­ных центров мировой экономики, крупным международным тор­говым и финансовым центром. Процессы, происходящие в эко­номике стран АТР, внутри этого региона и на межрегиональном уровне, позволяют сделать вывод о том, что в недалеком будущем Азиатско-Тихоокеанский регион будет занимать доминирующие позиции в мировой экономике.

15-16 декабря 1998 г. в Ханое состоялся очередной VI Саммит глав государств и правительств Ассоциации государств Юго-Вос­точной Азии (АСЕАН), в котором приняли также участие три страны со статусом полного партнера Ассоциации по диалогу: Китай, Южная Корея и Япония.

Ключевыми моментами повестки дня Саммита стали поиск и принятие мер по преодолению негативного влияния финансово-экономического кризиса, решение о принятии Камбоджи в АСЕ­АН в качестве полноправного члена в ближайшее время на спе­циальном совещании министров иностранных дел, принятие Ха­нойского плана действий, в котором определена стратегия разви­тия АСЕАН до 2020 г.

Девять стран-членов Ассоциации (Бруней, Вьетнам, Индоне­зия, Лаос, Малайзия, Мьянма, Сингапур, Таиланд и Филиппины) договорились форсировать процесс создания в рамках АСЕАН зоны свободной торговли, ускорить на один год (с ранее намечавшего­ся 2003 г. на 2002 г.) сроки достижения данной цели некоторыми более развитыми асеановскими странами.

Также было принято решение об ускорении создания инвес­тиционной зоны, в рамках которой страны АСЕАН обязуются предоставлять льготный режим прежде всего инвесторам из госу­дарств Ассоциации.

Меры по ускорению торговых и инвестиционных потоков в пределах региона, пострадавшего от кризиса, были частью пакета "смелых мер", включенных в Ханойский план действий. Лидеры стран-членов АСЕАН также призвали к реформам в сфере между­народной финансовой структуры, которая, по их мнению, не смог­ла направить потоки капитала в верном направлении.

Так, Премьер-Министр Малайзии М.Мохамад отметил, что существующая международная финансовая система не справилась с массированным потоком капитала, что привело, в конечном итоге, к финансовому и экономическому сбою. Он также заме­тил, что Малайзия высоко оценивает обязательство КНР не де­вальвировать китайский юань, поскольку падение его курса мо­жет привести к новому циклу обесценивания валют других стран региона.

Участниками форума была достигнута договоренность об ук­реплении финансовых секторов стран-членов и принято решение о рассмотрении возможности создания валютной системы АСЕ­АН, которая будет способствовать стабильности курсов валют государств региона по отношению друг к другу и обеспечит под­держание более предсказуемых экономических условий. Принято решение о развитии рынка облигаций и других финансовых рын­ков в АСЕАН в целях расширения финансовой и экономической базы стран-членов.

Участники Саммита подтвердили необходимость принятия уси­лий по мирному урегулированию территориальных конфликтов в Южно-Китайском море, в частности, вокруг островов Спратли (справочно: на острова Спратли в разной степени претендуют Китай и страны - члены АСЕАН: Бруней, Малайзия, Филиппины и Вьет­нам).

Одними из ключевых моментов, отраженных в программе рас­ширения роли АСЕАН, были определены председательство Ассо­циации в Региональном форуме АСЕАН (РФА), принятие актив­ных мер по укреплению роли АСЕАН в рамках РФА, дальнейшее участие представителей министерств обороны в его деятельности, поддержание сотрудничества АСЕАН со странами-партнерами по диалогу и др.

Во время встречи между АСЕАН и партнерами по диалогу: Китаем, Японией и Южной Кореей Премьер-Министр Японии К.Обути официально объявил о предоставлении специального йенового займа азиатским странам на сумму 5 млрд. долл. США. Данный заем, а также кредит на сумму 30 млрд. долл. в рамках так называемого "Плана Миядзавы" поможет государствам реги­она, наиболее сильно пострадавшим от кризиса, провести рефор­мирование финансовой сферы и ускорить процесс экономичес­кого оздоровления.

Заместитель председателя КНР Ху Цзиньтао также объявил о предоставлении Фонду АСЕАН гранта в размере 200 тыс. долл. Было отмечено, что Китай ранее уже выделил 4,5 млрд. долл. в рамках пакета мер под эгидой МВФ для оказания финансовой помощи странам Юго-Восточной Азии, пострадавшим от кризи­са.

Китайским руководителем также было предложено проводить регулярные встречи представителей министерств финансов и на­циональных банков стран-членов АСЕАН и трех партнеров по диалогу для обсуждения путей регулирования потоков междуна­родного капитала и нахождения совместного решения проблем валютно-финансового кризиса в регионе.

Следует отметить, что по прогнозам экспертов международ­ных финансовых организаций, кризис, охвативший страны Юго-Восточной Азии, носит временный характер, и экономическая ситуация в регионе стабилизируется к 2005 г.

В этой связи Казахстану, являющемуся крупным евразийским государством, очевидно, следует проявлять больше внимания к региональным политическим и экономическим интеграционным процессам в Юго-Восточной Азии.

Особенно актуальным для РК является развитие сотрудниче­ства с Региональным форумом АСЕАН, поскольку девиз, провоз­глашенный участниками РФА, созвучен с идеями казахстанской инициативы о Совещании по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА). На проходившем в июле 1998 г. в Куала-Лумпуре заседании старших должностных лиц стран-членов АСЕАН, за исключением одного-двух государств, наша инициатива в целом была поддержана. Мы также заручились поддержкой основных участников форума - России и Китая. Поэтому обсуждение воз­можностей консолидации усилий по линии СВМДА и РФА мог­ло бы внести значительный вклад в становление и развитие про­цесса общеазиатской безопасности.

Реализуя стратегическую цель - интегрироваться в простран­ство АСЕАН, необходимо проводить комплексную политику по развитию двусторонних отношений с ведущими странами регио­на. При этом следует учитывать, что проявление особых отноше­ний лишь с одной из них, лоббирование ею казахстанских инте­ресов в регионе могут вызвать негативную реакцию остальных. Как правило, близких позиций по внутрирегиональным и между­народным проблемам придерживаются Сингапур, Таиланд и Фи­липпины. Другой лагерь составляют Малайзия, Бруней и Мьян­ма. Подчеркнуто независимо проявляет свою позицию Индоне­зия.

На начальном этапе этого процесса представляется целесооб­разным инициирование диалога со странами-участницами с це­лью подключения Казахстана к РФА в качестве секторального партнера. С получением такого статуса Казахстан в большей сте­пени может рассчитывать на поддержку со стороны государств-участников Ассоциации стать членом РФА.

Казахстанской дипломатии следует предпринимать усилия для налаживания тесных и доверительных контактов с официальны­ми лицами государств АСЕАН с целью подключения нашей стра­ны к интеграционным процессам в Юго-Восточной Азии.

АСЕАН стала самым динамично развивающимся регионом мира благодаря ряду причин: стремительный экономический рост, осу­ществление программ экономической интеграции и совместных предприятий, ликвидация барьеров, препятствующих доступу на их рынки и увеличение торговли.

Показатели экономического развития в большинстве стран региона значительно превосходят среднемировые. Страны АТР демонстрируют рост валового внутреннего продукта на уровне 5-6% в год, внешней торговли - 9-11%. На эти страны приходится около 60% мирового производства. Удельный вес АТР в мировой торговле увеличился до 40%.

По различным оценкам, к 2010 году население региона соста­вит около 690 млн. человек. Ожидается, что совокупный ВВП стран региона возрастет с 450 млрд. долларов в 1995 г. до 1,1 трлн. долларов в 2010 г.

Углубляется экономическая и технологическая интеграция. В АТР сформировались и эффективно развиваются механизмы эко­номического сотрудничества как на неправительственном уровне (Совет по тихоокеанскому экономическому сотрудничеству, Ти­хоокеанский экономический совет), так и с участием правительств (Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество). Широ­кое распространение получила реализация проектов многосторон­него сотрудничества в сопредельных районах стран Восточной и Юго-Восточной Азии (так называемых зонах экономического ро­ста).

Несомненный интерес для Казахстана представляют процессы экономической и политической трансформации, происходящие в последние десятилетия в Восточной Азии, являющейся составной частью АТР.

Большинство этих стран за годы независимости и становления государственности продемонстрировали возможность ускоренно­го развития и интеграции в новые мировые процессы. Это обусловлено умело проводимой стратегией по переориентации эконо­мик на экспортное и импортозамещающее производство, разви­тием высокотехнологичных и наукоемких отраслей, созданием гибкой финансово-кредитной системы, благоприятным инвести­ционным климатом.

Экономика стран данного региона в 60 - 70-е годы характери­зовалась как аграрно-сырьевая и была основана на переработке сельскохозяйственной продукции и разработке имеющихся сырь­евых ресурсов. Но уже в 80-е годы в ее структуре происходят су­щественные сдвиги - создаются совместные предприятия, произ­водящие импортозамещающую и экспортно-ориентированную продукцию, в промышленности постепенно вытесняются трудо­емкие отрасли, внедряются высокотехнологичные и капиталоем­кие производства, сокращается удельный вес аграрного сектора с одновременным увеличением объемов производства за счет ис­пользования передовых технологий.

Выгодное географическое положение и бурное экономическое развитие стран региона способствовало расширению их торговых возможностей. Доля Юго-Восточной Азии в мировой торговле постоянно увеличивается с 13,7% в восьмидесятые годы до 19,3% в начале девяностых. В настоящее время Юго-Восточная Азия с торговым оборотом около 620 млрд. долларов США превратилась в четвертый по масштабам рынок в мире после США, Японии и Европейского Союза. К 2000 г. доля стран региона в мировой тор­говле, по прогнозам специалистов, достигнет 33,1%.

Страны региона до недавнего кризиса демонстрировали высо­кие темпы экономического роста - в среднем 7,6% в год. Сово­купный ВВП в 1995 г. составил 450 млрд. долларов США. Не­смотря на финансовый кризис, охвативший с конца 1997 г. мно­гие страны Восточной Азии, экономика региона, достигшая 25% от мирового ВВП, является весомой частью мировой экономики, и ее доля будет расти. Восточная Азия по-прежнему является од­ним из наиболее привлекательных мест для вложений междуна­родного капитала.

Прогресс экспортных производств, стимулирующий развитие сопряженных отраслей, позволил крупным восточноазиатским странам (Япония, Южная Корея, Тайвань) создать диверсифици­рованные промышленные комплексы. Гонконг, Сингапур, где фор­мирование полного набора индустриальных отраслей экономи­чески нецелесообразно, создали разветвленный финансовый сек­тор, превратившись в крупнейшие центры международных расче­тов в АТР.

В первые же годы своего суверенитета Казахстан установил дипломатические отношения с такими странами региона, как Вьетнам, Индонезия, Малайзия, Сингапур, Таиланд, Филиппи­ны, Камбоджа и с момента обретения независимости динамично развивает двустороннее сотрудничество с ними при надлежащей договорно-правовой базе, практически во всех сферах. Поддер­живаются активные контакты'на высшем уровне. Президент Н.Назарбаев посетил Индонезию, Таиланд, Сингапур, дважды Ма­лайзию. В нашей стране с официальным визитом побывали ру­ководители Вьетнама, Индонезии, Малайзии, Сингапура. Уста­новлен режим активного диалога между внешнеполитическими ведомствами.

В настоящее время, несмотря на общую тенденцию к росту, товарооборот Казахстана со странами ЮВА не отвечает экспорт­но-импортным возможностям страны. В 1997 г. объем внешней торговли с рядом стран АСЕАН (Вьетнам, Индонезия, Малайзия, Сингапур, Таиланд, Филиппины) составил 127 млн. долларов США. Из них 95% приходится на экспорт из Казахстана.

Присоединение к интеграционным процессам в АТР помогло бы Казахстану решить проблему выхода на внешние рынки. Па­раллельно с вхождением во Всемирную торговую организацию, участие в таких процессах, как Азиатско-Европейский форум в рамках саммита "Азия - Европа", зона свободной торговли АСЕ­АН, Организация азиатско-тихоокеанского экономического со­трудничества (АТЭС), Совет азиатско-тихоокеанского экономи­ческого сотрудничества позволило бы РК осуществлять торговлю со странами региона на льготных условиях. С учетом роста по­требностей региона в энергетических ресурсах Казахстан, наряду с Россией, мог бы стать основным экспортером углеводородов в АТР.

Исследования последнего времени свидетельствуют о том, что потребности стран региона в энергоносителях возрастают быст­рее, чем где бы то ни было в мире. К 2010 г. они составят почти половину мирового потребления, даже если развитие науки по­зволит увеличить использование альтернативных видов энергии. Потребность в нефти будет возрастать ежегодно на три процента в течение первого десятилетия XXI века. В то же время ожидается, что производство сырой нефти внутри региона несколько снизит­ся, что значительно увеличит зависимость АТР от импорта. Раз­вивающиеся в регионе процессы либерализации торговли создают благоприятные условия для казахстанских экспортеров.

Прямые торгово-экономические связи со странами АТР могут повысить эффективность казахстанского импорта, поскольку в качественном отношении азиатские товары соответствуют миро­вым стандартам при ценах ниже западноевропейских.

Договоренность об использовании морского порта Ляньюнь-ган для транспортировки казахстанских транзитных грузов, сты­ковка железных дорог Казахстана и Китая, а также участка по маршруту Мешхед - Серахс - Теджен стали важными этапами ста­новления новой трансконтинентальной железнодорожной маги­страли. Это позволит Казахстану улучшить свое геоэкономичес­кое положение. Однако существующие транспортные магистра­ли используются недостаточно. Контакты казахстанских дело­вых кругов с ЮВА сдерживает отсутствие постоянного прямо­го воздушного сообщения, хотя необходимая правовая база заложена.

В перспективе реальными путями транспортировки нефтепро­дуктов Казахстана в ЮВА могут стать нефтепроводы через терри­торию Китая, Ирана, Афганистана и Пакистана.

На саммите "Азия - Европа" в Бангкоке в марте 1996 г. глава­ми государств-участников достигнута принципиальная договорен­ность о строительстве трансазиатской железнодорожной магист­рали, которая соединит Корейский полуостров, Китай, страны Индокитая, Малайзию и Сингапур. В этой связи приобретает ре­альные очертания перспектива строительства Трансевразийской железной дороги из Европы в Южную и Юго-Восточную Азию, которая призвана возродить Великий Шелковый путь. Проклад­ка магистрали через территорию Казахстана может заметно сни­зить транспортные расходы и увеличить поток транзитных грузов.

Опыт экономического и политического сотрудничества госу­дарств ЮВА полезен для сохранения политической стабильности и экономического развития Центральной Азии. Подключение к Региональному форуму АСЕАН по безопасности позволило бы Казахстану найти совместные интересы с государствами региона в сфере международной политики, в т.ч. в рамках Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА).

Наиболее масштабным проектом глобальной экономической интеграции является АТЭС - Организация азиатско-тихоокеанс­кого экономического сотрудничества (ее участниками являются 21 государство). В силу различных исторических, географических и иных причин Австралия, Республика Корея и Япония оказа­лись вне вышеперечисленных региональных организаций. Несмотря на отсутствие институционального оформления, АТЭС имеет разветвленную структуру.

Подключение Казахстана к интеграционным процессам в Юго-Восточной Азии позволит привлечь в его экономику финансовые и технологические ресурсы региона, расширять двух- и многосто­роннее экономическое сотрудничество. В то же время и развива­ющаяся экономика стран Восточной Азии нуждается в альтерна­тивных источниках сырья и расширении своего присутствия на новых для себя рынках.

Особую актуальность приобретают вопросы обеспечения и укрепления стабильности и безопасности. Казахстан не только активно поддерживает идею установления тесного диалога по воп­росам безопасности в АТР, но и принимает непосредственное уча­стие в переговорном процессе.

Сотрудничество с АТР может стать существенным фактором экономического развития как Казахстана, так и других стран Цен­тральной Азии. Для этого имеются такие предпосылки, как дей­ствующее Центральноазиатское экономическое сообщество (ЦАЭС), единое экономическое пространство в регионе. Успеш­ная реализация проекта экономического сотрудничества между ЦАЭС и АТР позволит утвердиться новой форме трансрегиональ­ной кооперации на азиатском континенте. Необходимость такого сотрудничества диктуется соображениями межгосударственного и межрегионального разделения труда, а также перспективами выхода Казахстана и других государств Центральной Азии на внешние рынки товаров, капитала и рабочей силы.

Учитывая нынешнее экономическое положение страны, ос­новной задачей внешнеэкономической деятельности Казахстана в АТР должно быть привлечение ведущих компаний восточноази-атских стран к размещению производств обрабатывающих и вы­сокотехнологичных отраслей в Казахстане с последующим экс­портом готовой продукции. Это относится также к энергетичес­кой и горнорудной промышленности Казахстана, продукция ко-' торых перерабатывалась бы на месте и поставлялась в регион. При этом необходимо своевременно и адекватно определить свою эко­номическую специализацию в международном разделении труда и нишу в мировой номенклатуре продукции, товаров и услуг.

Большие перспективы для Казахстана открывает активное сотрудничество в сфере среднего и малого бизнеса. Имеющаяся в странах Восточной Азии развитая система малого и среднего биз­неса оказывает существенное влияние на общеэкономическую ситуацию и политическую стабильность общества. Для Казахста­на важна кооперация с предпринимательскими структурами это­го региона для решения проблемы занятости и насыщения своего внутреннего рынка потребительскими товарами и услугами.

По оценке экспертов МВФ, срок для решения реабилитаци­онных задач в экономике стран этого региона составит 2-3 года. Поэтому перспективы установления и расширения инвестици­онного сотрудничества Казахстана со странами ЮВА сохраняют­ся. Казахстану также следует извлечь для себя уроки финансово­го кризиса в регионе, чтобы обеспечить свое экономическое при­сутствие в Юго-Восточной Азии, участие в масштабных регио­нальных и межрегиональных проектах в области науки, техни­ки, образования и культуры.

3.3. Республика Казахстан и АТЭС.

Активизация внешнеэкономической деятельности Казахстана в целях интеграции в мировые экономические зоны жизненно необходима.
Одной из таких мировых экономических зон является торгово-экономическая система стран Северо-Восточной Азии (далее - СВА). Ее значимость определена такими факторами, как:

совокупный объем ВВП, составляющий более 14 трлн долларов США, что почти в два раза превосходит экономику Европейского Союза ;

объем промышленной продукции стран СВА, составляющий более 60% от мирового объема;

сосредоточение более 40% всех мировых инвестиций в регионе;

общая численность населения, составляющая около 1/3 населения земного шара.

Эти факторы определяют ряд основных задач, требующих незамедлительного решения.

Во-первых, развитие сотрудничества и активное участие в интеграционных процессах в СВА в целях обеспечения внешнеэкономической безопасности страны.

Во-вторых, дифференцирование внешнеэкономических связей в целях снижения степени торгово-экономической зависимости от России (доля в торговле с Казахстаном более 80%) и достижения экономической свободы - приоритетное направление в обеспечении экономической безопасности в целом.

В-третьих, поддержание преимущества Казахстана в природных, в частности энергетических, ресурсах перед странами СВА в целях обеспечения более активного продвижения отечественной продукции на "восточно-азиатские" рынки.

Влияние экономических процессов СВА на экономику Казахстана обусловлено ее потребностью в освоении "азиатского" рынка. С учетом складывающейся ситуации в СВА, необходимо выделить следующие основные факторы влияния:

Внешние факторы, независящие от Казахстана и связанные с торгово - экономической деятельностью в СВА.

Внутренние факторы, (контроль над которыми возможен для Казахстана), связанные с состоянием двусторонних отношений с основными участниками рынка СВА: Россией, Китаем, Японией и Южной Кореей.

Внешние факторы. Согласно результатам проведенного анализа определены основные тенденции развития экономической ситуации в СВА:

1. Значительная взаимозависимость США и Японии по торговым позициям

Данные по торговым позициям США и Японии отражают существенные доли каждой из сторон во взаимной торговле, а также их устойчивый уровень с небольшими колебаниями за последние 30 лет.

Доля Японии в экспорте США составляла 11% в 1970 году и те же 11% в 1995 году. В 2001 году доля уменьшилась почти на 4%, составив при этом около 7%. В импорте США доля Японии уменьшилась с максимального значения в 1980 году - 20%, до 11% в 2001 году.

Доля же США в экспорте Японии несколько понизилась с 32% в 1970 году до 29% в 2001 году. В импорте это понижение оказалось значительнее: за тот же период с 29% до 19% (в 1960 году она была равна 35%).

2. Высокая торгово-инвестиционная зависимость Японии от США
Степень зависимости Японии от США превышает аналогичную зависимость США от Японии: в экспорте на 22%, в импорте на 8%.
Однако эта зависимость нейтрализуется существующим дефицитом США в торговле с Японией, исчисляемым десятками миллиардов долларов. Кроме того, США зависимы от некоторых статей импорта товаров, которые они могут купить только в Японии. К такому типу товаров относится более 50% электронных изделий, импортируемых США из Японии.
Более 43% всех японских зарубежных прямых инвестиций в мире оказались сосредоточенными в США. Эта сумма составляла более 270 млрд долларов США в 2001 году, что позволяло Японии занять лидирующую позицию среди других инвесторов США.

За этими цифрами скрывается следующая картина. Согласно статистическим данным, в 2001 году более 600 тыс. американцев работало приблизительно в 1 500 компаниях, созданных японцами на территории США. Они охватывают фактически все сферы экономики, включая недвижимость и банки. По мнению многих экспертов, это число вырастет до 1 млн человек в течение первой декады XXI века. Количество работающих на американских фирмах в Японии составляет около 130 тыс. человек в основном в производственной сфере .

Кроме того, следует иметь в виду, что Япония является держателем нескольких сотен миллиардов долларов американских долгов, которые США не в состоянии ей выплатить.

3. Незначительные объемы зарубежных прямых инвестиций США в Японии

Объемы американских инвестиций на территории Японии незначительны. Доля Японии в зарубежных прямых инвестициях США в 2001 году не превышала 6% или суммарно около 37 млрд долларов США, в то же время, по данным японской статистики, эта сумма составляла всего лишь 12 млрд долларов США. Однако даже эта сумма составляла 41% от общей суммы зарубежных прямых инвестиций в Японии.

4. Значительное увеличение удельного веса стран СВА в торговле с США и Японией за последние 40 лет

Доля стран СВА в экспорте США увеличилась с 1,9% в 1960 году до 4% в 1970 году и до 12% в 1995 году. В 2001 году доля составила около 7%, что более чем в три раза меньше доли Японии (около 26%). В импорте США их доля была равна всего лишь 1% в 1960 году и уже 15% в 2001 году. Существенно эти доли увеличились в торговле с Японией: в экспорте с 9% в 1960 году до 26% в 2001году, в импорте соответственно с 3% до 24%.
Доля Японии в совокупной торговле со странами СВА значительно выше, по сравнению с США, что указывает на ее наибольшую вовлеченность в торговые операции со странами СВА и наибольшую заинтересованность в создании интегрированного экономического блока СВА.

5. Преобладание японских прямых инвестиций в СВА над инвестициями США

Общий объем зарубежных прямых инвестиций Японии в СВА составляет более 20% от общего объема, а объем зарубежных прямых инвестиций США в этом же районе - около 19% в 2001 году.
В то же время доли Японии и США в общих объемах зарубежных прямых инвестиций стран СВА составляли в 2001 году: в Китае - более 10%, в Гонконге - 34% и 28%, на Тайване - 29% и 27%, в Южной Корее - 40% и 29%.

6. Устойчивый рост удельного веса стран АСЕАН в торговых позициях США и Японии

В экспорте и в импорте США удельный вес АСЕАН увеличился с 3% в 1970 году до 10% и 8,5% в 2001 году, в экспорте и импорте Японии - соответственно с 9% и 10% до 18% и 21% за тот же период.

7. Преобладание инвестиционных позиций Японии над позициями США в АСЕАН

Состояние инвестиционной сферы аналогично торговой. Их доля в японских зарубежных прямых инвестициях равна более 10%, в американских - более 5% (2001 год); это соответствовало аккумулированным накоплениям к 2002 году для Японии в сумме более 50 млрд долларов США, для США - более 26 млрд долларов США.

Объемы же и доли зарубежных прямых инвестиций стран АСЕАН на рынках США и Японии ниже объемов стран СВА.
Инвестиционная активность Японии в ЮВА выражена объемами инвестиций в страны АСЕАН, которые за последние 20 лет составили около 33 млрд долларов США, что равнозначно годовому объему инвестиций в США в 1989 году. Именно США являлись главными "стимуляторами" японской экспансии в ЮВА, в результате чего в 1985 году произошла ревальвация иены, эффект от которой был следующим: экспортные отрасли дорожали, зарплата рабочих увеличивалась, капитал устремлялся в районы с дешевой рабочей силой. В итоге около 900 из 1 830 новых производственных предприятий Японии, т.е. 48,9%, были расположены в Азии.

С начала 90-х годов и до нашего времени большее предпочтение Японией отдается странам АСЕАН и южным районам Китая, а также Вьетнаму и Лаосу. Низкая заработная плата в ЮВА, связанная с повышением иены, а также высокая покупательская способность в основных развитых странах стали более привлекательны для японского капитала.

8. Устойчивый рост инвестиционной активности стран СВА в АСЕАН
Относительно высокая плотность взаимосвязей между странами СВА и АСЕАН и их наметившаяся тенденция увеличения инвестиционных потоков внутри Восточной Азии рассматриваются как усиление интеграционного процесса.

Общий объем зарубежных прямых инвестиций стран СВА в АСЕАН на 2000 год составлял более 36 млрд долларов США, а стран АСЕАН в СВА - всего лишь около 1,7 млрд долларов США. Доля Китая в первом и во втором случаях незначительна: на Китай как на инвестора в страны АСЕАН приходилось 300 млн долларов США, а как получателя инвестиций - более 400 млн долларов США.

При этом следует учесть, что доля зарубежных прямых инвестиций внутри стран Восточной Азии от общих зарубежных прямых инвестиций АСЕАН выросла с 25% в 1980 году до более чем 40% к концу 90-х годов.
Приведенные объемы инвестиционных потоков, как по масштабам, так и по долям, значительно уступают наплыву инвестиций из США и Японии. Это означает, что страны Восточной Азии в большей степени зависят от внешних инвесторов, чем от своей собственной инвестиционной активности, что подтверждает отсутствие интеграционной целостности в рамках СВА -АСЕАН.

9. Незначительные объемы торговых отношений между СВА и АСЕАН
Незначительность объемов экспорта и импорта обусловлена тем, что подавляющая часть торговых потоков проходит за пределами АСЕАН. Причем эти потоки проходят, главным образом, между США, Японией и СВА, тем самым укрепляя их взаимоотношения.

Внутренние факторы

Как показал анализ данных основных статей внешней торговли Казахстана со странами СВА, приоритетными направлениями в развитии торгово-экономического сотрудничества являются отношения со следующими странами: Россией, Китаем, Южной Кореей и Японией.
В соответствии с этим выявлены основные тенденции в двусторонних отношениях:

1. Доминирование политики сильной стороны в двустороннем сотрудничестве

При резко асимметричной взаимозависимости России и Казахстана друг от друга характер и направления сотрудничества между ними задаются более сильной стороной . При этом Россия остается важным экономическим, преимущественно торговым, партнером Казахстана.

2. Устойчивая тенденция роста торгово-экономических отношений Казахстана с Китаем

По данным таможенной статистики Казахстана за 2001 год, объем товарооборота между Китаем и Казахстаном составил 678,1 млн долларов США или на 1,6% больше по сравнению с данными 2000 года. Объемы экспорта Казахстана составили 658,3 млн долларов США, импорта в Казахстан - 169,8 млн долларов США. Удельный вес Китая в общем объеме товарооборота составляет 7%. По объему товарооборота с Китаем Казахстан среди стран СНГ занимает второе место после России.

3. Устойчивый рост объемов южнокорейского импорта в Казахстан
Объем товарооборота между Казахстаном и Южной Кореей за 2001 год составил более 150 млн долларов США, или на 22% больше по сравнению с предыдущим годом. Экспорт Казахстана в 2001 году составил 45,5 млн долларов США, импорт - 106,5 млн долларов США. Доля Южной Кореи во внешней торговле Казахстана составляет 1,2%.

Несмотря на резкое сокращение экспорта в 1998 году, связанное с финансово-экономическими изменениями, уже в 1999 году началось оживление экспортно-импортных отношений между странами - Южная Корея рассматривает внутренний рынок Казахстана достаточно привлекательным, что подтверждается наличием высокого спроса на южно-корейскую продукцию.

4. Умеренный рост объемов торговли между Казахстаном и Японией при значительном дефиците торгового баланса

В настоящее время Япония сосредоточена на решении внутренних экономических проблем, что обусловливает сложившийся характер казахстанско-японского сотрудничества.

Между тем, объем товарооборота между Японией и Казахстаном в 2001 году составлял около 160 млн. долларов США или на 27% больше по сравнению с предыдущим годом. Объемы экспорта из Казахстана в 2001 году составляли около 19млн долларов США, импорта - 140 млн долларов США. Доля Японии во внешней торговле Казахстана составляет более 1%.
Основную долю в экспорте заняли сырьевые товары, в импорте - машины и оборудование (в том числе транспортные средства).

В соответствии с анализом торгово-экономических взаимоотношений рекомендуется определить основные приоритеты реализации механизма взаимодействия в торгово-экономических отношениях Казахстана со странами СВА:

Приоритет 1. Рассмотрение и обеспечение оптимальных условий для интеграции Казахстана в восточно-азиатскую систему торгово-экономических отношений.

Приоритет 2. Формирование механизма регулирования торгово-экономической деятельности со странами Восточной Азии.

Приоритет 3. Создание более эффективного механизма привлечения "восточно-азиатских" инвестиций в экономику Казахстана.
В целях эффективной реализации данных направлений целесообразно создать "Центр развития торгово-экономических связей со странами Восточной Азии" согласно Меморандуму между правительствами государств - участников Шанхайской организации сотрудничества (далее - ШОС) "Об основных целях и направлениях регионального сотрудничества и запуске процесса по созданию благоприятных условий в области торговли и инвестиций" от 14 сентября 2001 года.

Создание Центра может способствовать более эффективному использованию потенциала государств-участников при:

установлении удовлетворяющего их регионального экономического порядка;

реализации долгосрочной Программы многостороннего торгово-экономического сотрудничества.

Рассмотрение и обеспечение оптимальных условий для интеграции Казахстана в восточно-азиатскую систему торгово-экономических отношений.
В настоящее время экономические взаимоотношения со странами Восточно-Азиатского региона представляют собой одну из приоритетных задач внешнеэкономической политики Казахстана.

В этих условиях совершенно естественно, что Россия и Китай являются главными проводниками вхождения Казахстана в систему торгово-экономических отношений Восточной Азии. В связи с этим целесообразно усиление внешнеэкономических связей с этими государствами.
При этом целесообразно выделить наиболее перспективные направления сотрудничества с Россией и Китаем, способствующие эффективному развитию торговли и кооперации:

1. Активизация экономического сотрудничества с Россией в целях беспрепятственного использования ее территории для выхода на внешние рынки: использование железных дорог, трубопроводов и т.д.

2. Использование возможностей ведущих мировых нефтегазовых корпораций, установивших контроль над значительной частью природных ресурсов региона и подталкивающих государства к более тесной кооперации.

3. Объединение усилий с Россией в развитии горно-металлургического комплекса (далее ГМК).

4. Создание благоприятного инвестиционного климата в агропромышленном комплексе Казахстана для привлечения китайских инвестиций.

5. Создание совместными усилиями специальных экономических зон вдоль казахстанско-китайской границы, в целях увеличения объемов приграничной торговли и зарубежных инвестиций.

6. Оснащение Трансазиатской железнодорожной магистрали и активизация развития сети транспортных коммуникаций.
Необходимость укрепления сотрудничества со странами СВА обусловливает потребность в усилении экономической интеграции, которая может способствовать:

обеспечению политической стабильности;

обеспечению устойчивого развития;

- увеличению притока инвестиций в Казахстан и одновременно развитию рынка инвестиций в стране.

Процесс интеграции отечественной экономики в торгово-экономическую систему не предусматривает необходимости в создании некой жесткой наднациональной экономической структуры. Наоборот, эта интеграция может способствовать развитию конкуренции на началах относительных и абсолютных преимуществ.

При определении приоритетности преимуществ анализируются показатели, характеризующие способность страны к устойчивому экономическому росту, такие, как: емкость рынка, природные ресурсы, капитал, инвестиционные товары, уровень технологий и трудовые ресурсы .

Таким образом, в регионе с неравномерным распределением факторов производства выделяются в рамках развития экономических взаимоотношений Казахстана со странами СВА следующие три группы стран:

Первая группа - страны, обладающие преимуществом в трудовых ресурсах - Китай.

Вторая группа - технологически развитые страны со значительным инвестиционным потенциалом - Япония, Южная Корея.

Третья группа - сырьевые страны - Россия, Казахстан.

В регионе создана классическая ситуация неравномерной наделенности факторами производства, что означает наличие объективных условий для развития многосторонних связей в форме товарной торговли и обмена факторами производства.

Безусловно, участие казахстанской стороны в процессе интеграции в рамках ее участия в региональном наделении факторами экономического сотрудничества обусловлено наличием ресурсов и их потенциальной экспортной квотой.

Очевидно, что явное преимущество в части, касающейся запасов энергетических ресурсов, имеют Россия и Казахстан. Это создает уверенность в том, что эффективная реализация потенциала, заложенного в двух секторах экономики региона, - топливно-энергетическом комплексе и сырьевом - окажет в перспективе позитивное влияние на развитие национальной экономики, а также, с учетом значения фактора внешнего спроса, сформировав инфраструктуру международного сотрудничества, реально ускорит интеграцию Казахстана в торгово-экономическую систему в Восточно-Азиатском регионе.

Наиболее важными здесь являются формирование и реализация базовых инфраструктурных проектов международного характера, основанных на создании экономической и инженерной инфраструктуры, связывающей страны и регионы прежде всего в области энергетики и транспорта.

Формирование механизма регулирования торгово-экономической деятельности со странами Восточной Азии.

Меры Механизм реализации

Система регулирования экспорта
1. Контроль за экспортом товаров и технологий стратегического назначения Ограничение экспорта товаров и технологий стратегической промышленности, необходимых для обеспечения экономической безопасности страны.
2. Контроль в целях обеспечения адекватного внутреннего предложения Постоянная корректировка перечня товаров, экспорт которых требует одобрения из-за необходимости обеспечения бесперебойности внутреннего потребления.
3. Предотвращение "нечестной" экспортной практики или ее упорядочение Создание экспортных картелей в виде исключения из Антимонопольного закона. Картели могут создаваться, модифицироваться или прекращать свою деятельность, в случае противоречия национальным интересам Казахстана, лишь с разрешения Центра.
4. Контроль за обеспечением качества посредством организационно-правовых мероприятий В соответствии с Законом " О торговле" проведение:
- инспекции качества товара и качества упаковки в целях сохранения свойств товара при транспортировке;
- инспекции применяемых материалов;
- производственной инспекции.
Целью данного мероприятия является "поддержка репутации экспортера", содействующая нормальному развитию экспортной торговли.
5. Совершенствование схемы финансового содействия экспорту Создание более лояльных условий получения кредита поставщиком, который может быть получен казахстанскими компаниями - экспортерами готовой продукции и предназначаться на покрытие средств, за счет которых они предоставляют рассрочку платежа иностранным контрагентам, а также кредиты на технические услуги (консультации, технико-экономическое обоснование, строительство дорог, железнодорожных линий и т.д.). Также это будет способствовать активному вовлечению средств коммерческих банков в развитие реального сектора экономики.
6. Налоговое стимулирование экспорта Освобождение от налогов так называемые резервные фонды мелких и средних фирм для освоения внешних рынков.
7. Совершенствование системы страхования внешней торговли и инвестиций, а также создание Ассоциации поддержки экспортного страхования Страхование торговых и инвестиционных операций должно обеспечивать более стабильные условия для осуществления экспорта-импорта, посреднической торговли, зарубежных инвестиций и прочих внешнеэкономических операций. В связи с этим целесообразно:
- общее страхование торговли;
- страхование валютных рисков;
- страхование экспортных векселей;
- страхование экспортных облигаций;
- страхование авансовых платежей за импорт;
- страхование зарубежных инвестиций;
- страхование кредитования отечественных и зарубежных предприятий.
Система регулирования импорта
1. Приведение деятельности импортеров в соответствие с основными целями импортного регулирования Система контрольно-ограничительных мер предусматривает:
- выполнение международных обязательств;
- поддержание порядка при осуществлении импортных операций;
- осуществление внутреннего контроля за производством;
- стабилизацию спроса-предложения и цен;
- поддержание общественной безопасности, защиты здоровья людей и т.д.
2. Совершенствование правовой базы импортного регулирования Совершенствование и разработка законов:
- "Закон о таможне" и другие законы, регламентирующие таможенные вопросы;
- "Закон об импортно-экспортных операциях" (упорядочение импортных операций);
- "Закон о контроле за продовольствием";
- "Закон о контроле за наркотиками";
- "Закон о санитарном контроле качества продуктов питания и др.
3. Разработка "Общей системы преференций для стран Восточной Азии в рамках деятельности Центра" Применение к определенным товарам, ввозимым из стран установленного списка, более низких тарифных ставок. Целью такого снижения является активизация экспортно-импортной торговли с указанными странами, а также ускорение темпов экономического развития Казахстана.
4. Совершенствование механизма применения таких нетарифных торгово-политических средств, как импортные квоты Формирование механизма определения импортных квот целесообразно основывать на системе определения спроса на казахстанском рынке на определенный товар и предложении его со стороны отечественных поставщиков.
5. Создание единого монопольного государственного канала импортных поставок Основные цели:
- стабилизация поставок потребителям;
- контроль за импортом в целях оказания содействия внутренним производителям;
- защита интересов потребителей.
Достижение этих целей подкреплено юридически закрепленными правами на импорт, а в некоторых случаях - и монопольными правами на внутреннее производство и сбыт.
6. Активное содействие развитию импорта Целесообразна ориентация:
- отечественных производителей и дистрибьюторов на импортные товары с помощью временного субсидирования переходных расходов;
- иностранных экспортеров к расширению своего присутствия в Казахстане на основе временного субсидирования затрат на "вход" и адаптации на казахстанском рынке.
7. Совершенствование системы налоговых льгот В целях содействия расширению импорта, в случае увеличения объемов импортных закупок, импортерам целесообразно:
- предоставление льгот только на промышленные товары, ввозимые беспошлинно;
- непредоставление налоговых льгот на товары, подлежащие тарифному обложению (это те товары, по которым Казахстан менее конкурентоспособен на внешнем рынке).
В соответствии с этой системой импортеры могут рассчитывать на налоговый кредит в размере до 5% стоимости прироста их импорта в предыдущем пиковом году.
8. Создание смешанных/совместных предприятий Эта мера является ядром в активизации сотрудничества в рамках деятельности Центра. Целесообразно создание СП с участием общественного сектора в лице правительственных и местных органов власти, общественных корпораций, коммерческих банков (в том числе и государственным участием) и частного капитала.

Создание более эффективного механизма привлечения "восточно-азиатских" инвестиций в экономику Казахстана.

В Казахстане недостаточно собственных финансовых ресурсов для развития основных отраслей экономики. В этой ситуации главной задачей Центра является привлечение "восточно-азиатских" инвесторов для развития приоритетных отраслей экономики на взаимовыгодных условиях.
Для структурных преобразований и вывода экономики на траекторию более устойчивого роста ежегодная потребность в капиталовложениях определена в размере 1,5 млрд долларов США.

Активность "восточно-азиатского" капитала в Казахстане может обеспечить наиболее эффективную интеграцию национальной экономики в систему торгово-экономических отношений в СВА. При этом иностранные инвестиции должны соответствовать интересам страны, т.е. представлять собой реальное вложение финансовых и материальных ресурсов.
Анализ накопленного опыта инвестирования иностранного капитала в отечественную экономику реально выявил основные недостатки и негативные последствия реализуемой ныне модели привлечения и использования иностранных инвестиций.

В связи с этим целесообразно внесение уточнений и корректировок в практику инвестиционной деятельности в целях поиска и разработки новой модели инвестиционной политики, направленной на повышение ее эффективности и усиление ее безопасности, с учетом реальной ситуации в экономике страны.

Казахстану целесообразно предпринимать все возможные меры по ускорению экономической интеграции в систему торгово-экономических отношений в СВА.

В этих условиях обеспечение внешнеэкономической безопасности страны в восточном направлении во многом зависит от умелой и эффективной внешнеэкономической политики. Это в свою очередь предполагает усиление внешнеэкономического ведомства с целью своевременного и адекватного реагирования изменениям, происходящим в "восточном векторе развития" страны.

По данным Организации азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), эффективное использование технического (нетарифного) регулирования позволяет увеличить долю прибыли в среднем в странах — членах АТЭС на 0,26 проц. от ВВП, тогда как прибыль от мер тарифного регулирования не превышает 0,14 проц. Следует учитывать и тот факт, что у в России форсируется работа по созданию стройной системы технического регулирования, отвечающей международным стандартам. Это в перспективе создаст их предпринимателям конкурентные преимущества.

Президент Казахстана выразил надежду на поддержку Россией стремления Астаны войти в организацию Азиатско-Тихоокеанского сотрудничества (АТЭС).


Заключение.

Форум "Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество" (АТЭС) образован в ноябре 1989 года. На начальном этапе он функционировал как министерская встреча. С 1993 года проводятся регулярные встречи глав государств и правительств. В настоящее время участниками Форума является 21 страна (экономика): Австралия, Бруней, Вьетнам, Гонконг (как особая зона Китая), Индонезия, Канада, КНР, Республика Корея, Малайзия, Мексика, Новая Зеландия, Папуа-Новая Гвинея, Перу, Россия, Сингапур, США, Таиланд, Тайвань, Филиппины, Чили, Япония.

В странах-членах АТЭС проживают более 2,5 млрд. человек, совокупный валовой внутренний продукт этих стран превышает 18 триллионов долларов (1999). На их долю приходится более 47 процентов мировой торговли.

Сохраняя консультативный статус, АТЭС фактически превратился в достаточно эффективный механизм, в рамках которого вырабатываются и реализуются региональные правила ведения торгово-экономической, научно-технической и инвестиционной деятельности.

Важнейшими формами деятельности АТЭС являются: саммиты глав государств и правительств (экономических лидеров), встречи министров иностранных дел, торговли и экономики, профильные встречи министров и совещания старших должностных лиц (СДЛ) экономик-участниц Форума.

Проблематикой конкретных направлений экономического взаимодействия в АТЭС занимаются: Комитет по торговле и инвестициям, Экономический комитет, Комитет по вопросам бюджета и управления, Подкомитет СДЛ по экономическому и техническому сотрудничеству, подкомитеты по таможенным процедурам, стандартам и соответствию, а также рабочие группы по содействию торговле, промышленной науке и технологиям, телекоммуникациям, транспорту, людским ресурсам, энергетике, по сохранению морских ресурсов, рыболовству, туризму.

В АТЭС действует институт страны - председателя, обязанности которого в 2001 году выполняет Китай. В 2002 году страной-председателем была Мексика, в 2003 году - Таиланд, в 2004 году-Чили.

Выполнение административно-технических функций возложено на Секретариат АТЭС, штаб-квартира которого находится в Сингапуре.

Деятельность АТЭС осуществляется на основе консенсуса.
Интересы предпринимательских кругов выражает Деловой консультативный совет АТЭС, в который входят по три представителя бизнеса от каждой страны, назначаемые лидерами экономик.

С 1993 года ежегодно созываются неформальные встречи глав государств и правительств стран-членов АТЭС. Первый саммит прошел в Сиэтле, США. На нем лидеры обсудили перспективы формирования сообщества стран Азиатско-Тихоокеанского региона, основанного на принципах открытости и партнерства, которое будет содействовать свободному движению товаров, услуг и инвестиций, обеспечению устойчивого экономического роста, достижению более высокого уровня жизни и стандартов образования, сохранению окружающей среды. Эти идеи получили наименование "видение АТЭС".

К встречам в верхах приурочиваются ежегодные регулярные совещания министров иностранных дел и министров, отвечающих за вопросы торговли.

На втором саммите АТЭС в Богоре (Индонезия, 1994 год) была принята "Декларация об общей решимости экономических лидеров АТЭС", которая определила в качестве долгосрочной цели формирование к 2010 -2020 годам системы свободной и открытой торговли и инвестиций в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

На третьем саммите в Осаке (Япония, 1995 год) лидеры АТЭС приняли Программу действий по реализации заявленных целей. Ключевым моментом Программы стала договоренность участников АТЭС подготовить индивидуальные планы действий, направленные на либерализацию торгового и инвестиционного режимов, а также коллективные планы по развитию экономического и технического сотрудничества.

В результате четвертого саммита АТЭС в Маниле (Филиппины, 1996 год) участники договорились приступить, начиная с 1997 года, к практическим шагам по продвижению процесса либерализации торговли и инвестиций. Соответственно были приняты Манильский план действий АТЭС, в основу которого положены индивидуальные планы действий стран-участниц и коллективные планы по либерализации торговли и инвестиций, а также Декларация АТЭС о создании рамочных условий для экономического и технического сотрудничества и развития.

В ходе пятой встречи в верхах в Ванкувере (Канада, 1997 год) были утверждены критерии членства в АТЭС, решен вопрос о приеме из 11 кандидатов трех новых членов: России, Вьетнама и Перу, после чего на прием в организацию был объявлен 10-летний мораторий. Была также принята специальная Декларация, в которой выражались намерения усилить экономическое и научно-техническое сотрудничество.

В Ванкувере была согласована программа ускоренной добровольной секторальной либерализации, предусматривавшая устранение к 2010 году тарифных и нетарифных барьеров в 15 секторах торговли товарами, причем в 9 из этих секторов конкретные шаги должны были быть предприняты, начиная уже с 1999 года.

Однако на шестом саммите в Куала-Лумпуре (Малайзия, ноябрь 1998 года) было принято решение перенести рассмотрение вопроса об ускоренной добровольной секторальной либерализации во Всемирную торговую организацию. Значительное внимание участники саммита уделили поиску согласованных подходов к преодолению финансово-экономического кризиса и обеспечению общей экономической стабильности в АТР, облегчению условий торговли и инвестиций, активному развитию экономического и технического сотрудничества, обращенного в ХХI век.

В Куала-Лумпуре Россия, как и Перу и Вьетнам, стала полноправным членом АТЭС.

Основными темами седьмого саммита АТЭС в Окленде (Новая Зеландия, сентябрь 1999 года) стали уроки азиатского финансового кризиса, меры по восстановлению и поддержанию экономического роста в регионе путем укрепления функционирования рынков, роль АТЭС в упрочении системы многосторонней торговли в свете начала нового раунда переговоров в рамках Всемирной торговой организации. Были также рассмотрены итоги деятельности Форума за десять лет и обозначены перспективы развития АТЭСовского процесса в новом тысячелетии.

В центре внимания восьмого саммита АТЭС в Брунее (ноябрь 2000 года) были, прежде всего такие актуальные для мировой и региональной экономики процессы, как глобализация с присущими ей рисками и возможностями ускорения темпов экономического развития, повышения благосостояния населения, освоения новейших информационных и телекоммуникационных технологий и связанная с этим проблематика "новой экономики". Обсуждалась и проблема укрепления многосторонней торговой системы.

В саммите участвовал Президент Российской Федерации В.В. Путин, который выступил с докладом по проблеме глобализации перед представителями деловой элиты.

Китайская Народная Республика, приступив к исполнению обязанностей страны-председателя в 2001 году, выдвинула в качестве основной темы Форума: "Навстречу новым вызовам наступившего столетия - достижение общего процветания на основе участия и сотрудничества". Деятельность в АТЭС в текущем году направлена на обсуждение и поиск согласованных решений по следующим направлениям:

1) Достижение выгод от глобализации и новой экономики. Ведется работа по расширению экономического и технологического сотрудничества путем принятия индивидуальных планов действий в этой сфере, изучаются возможности расширения применения цифровых технологий и обеспечения их доступности для всех стран, развития человеческого потенциала, внедрения новейших методов корпоративного управления.

2) Продвижение либерализации торговли и инвестиций. Расширяется применение методов упрощения торговых процедур для повышения эффективности торговли, ведется работа по улучшению инвестиционного климата в регионе, принимаются меры по поддержке многосторонней торговой системы и подготовке нового раунда торговых переговоров в рамках Всемирной торговой организации, сокращению сроков достижения целей Богорской декларации по либерализации торговли к 2010 и 2020 годам.

3) Поддержание устойчивого экономического роста.

Предусматривается расширение сотрудничества в финансовой сфере, проведение диалога по макроэкономической политике для обеспечения большей предсказуемости экономического развития стран региона, содействие структурным реформам в интересах развития конкурентоспособных отраслей промышленности.

В последнее время активизировалось участие России в деятельности АТЭС.

Разработана и одобрена Президентом Российской Федерации концепция участия России в АТЭС, определяющая стратегические цели страны на этом направлении и пути их достижения.

В 1998 году учреждена Комиссия Правительства Российской Федерации по вопросам участия в Форуме "Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество", которую возглавляет заместитель Председателя Правительства Российской Федерации И.И. Клебанов.

Российские представители участвуют в работе Делового консультативного совета АТЭС, в мае 2001 года в Москве проведено одно из его заседаний.

Россия выступила с инициативой проведение VII Инвестиционного симпозиума и III Инвестиционной ярмарки в 2002 году во Владивостоке.

Об этом, в частности, свидетельствует опыт, накопленный Фондом сотрудничества Россия - АСЕАН в процессе длительного общения с правительственными организациями и бизнесменами из стран АТЭС. Фонд, выполняя функции национального организатора, обеспечил участие представителей государственных и частных структур Российской Федерации в бизнес-саммитах АТЭС в Куала-Лумпуре (1998 г.) и Шанхае (2001 г.), III и IV выставках-ярмарках АТЭС в Куала-Лумпуре (1998 г.) и Джакарте (2000 г.), I и II форумах "Рынок инвестиций АТЭС" в Сеуле (1999 г.) и Янтае, КНР (2001 г.), III и IV форумах "Рынок технологий АТЭС" в Голд Косте, Австралия (1999 г.) и Сучжоу, КНР (2001 г.). Установленные обширные контакты с зарубежными партнерами и достигнутые практические результаты, свидетельствуют о наличии реальных возможностей расширения делового сотрудничества с государствами АТР в различных сферах.


Список использованной литературы

I. Работы общетеоретического характера

1. Назарбаев Н.А. На пороге XXI века. Алматы, Онер, 1996.- 288 с.

2. Назарбаев Н.А. Пять лет независимости. - Алматы: Казахстан, 1996. -624с.

3. Назарбаев Н.А. Евразийский союз: идеи, практика, перспективы. 1994-1997. – Москва: Фонд содействия развитию социальных наук, 1997. – 480 с.

4. Назарбаев Н.А., Казахстан - 2030. Процветание, безопасность и улучшение благосостояния всех казахстанцев: Послание Президента страны народу Казахстана. – Алмат ы: Онер, 1997. – 270 с.

5. Назарбаев Н.А. В потоке истории. – Алматы: Атамура, 1999. – 296 с.

6. Назарбаев Н.А. Стратегия трансформации общества и возрождения европейской цивилизации. – Москва: Экономика, 2000. - 544 с.

7. Назарбаев Н.А. Эпицентр мира. – Алматы: Елорда, 2001. – 294 с.

8. Нурсултан Назарбаев: Моя цель - построить нормальное демократическое общество // Казахстанская правда. - 2002. - 7 февраля.

9. Об основных направлениях внутренней и внешней политики на 2003 год. Послание Президента народу Казахстана Астана, апрель 2002 г.// Казахстанская правда. - 2002. - 2 мая.

10. Назарбаев Н. А. Критическое десятилетие. - Алматы: Атамура, 2003. - 240 стр.

11. Токаев К.К. Внешняя политика: Время размышлений, время действий. // Казахстан и мировое сообщество. - 1995, №2

12. Токаев К.К. Под стягом независимости. Очерки внешней политики. -Алматы: Бiлiм, 1997.- 736 с.

13. Актуальные проблемы внешней политики Казахстана. Сборник статей под редакцией Токаева К.К. Подготовлено МИД Республики Казахстан. М.: Русский Раритет - 1998 г., 450 с.

14. Токаев К.К. Внешняя политика Казахстана в условиях глобализации. –Алматы: Сак, 2000. - 584 с.

15. Токаев К.К. Дипломатия Республики Казахстана. –Алматы: Елорда, 2001. - 552 с.

II. Источни ки

1. Устав Организации Объединенных Наций (Сан-Франциско, 26 июня 1945 г.)

2. Выступление А.В. Козырева перед учеными-международниками и представителями деловых иполитических кругов Японии 14 апр 1993 // Москва: Дипломатический вестник, 1993, № 9-10

3. ВыступлениеИ. Иванова на 53-й сессии ГА ООН 22 сентября 1998 года // Москва: Дипломатический вестник, 1998, № 10. – с. 5-9

4. Отношения Советского Союза с Народной Кореей 1945-1980. Документы и материалы. – Москва: Наука, 1981. – 457 с.</O:P></SPAN>

5. Сборник важнейших документов по международному праву. М. 1996-1997гг.

6. Экспорт и импорт Всемирной Торговой Организации (ВТО).

III. Монографии и с татьи

1. Арыстанбекова А.Х. Объединенные нации и Казахстан. – А.: Дайджест-Пресс, 2002 г. – 432 с.

2. Бельчук А. Международный финансовый кризис: новый этап. -М.: РАН ИМЭМО, 1999.

3. Богатуров А. Без перемен не обойтись. // Азия и Африка сегодня, №3, 1991.

4. Бурлацкий Ф.М., Галкин А.А. Социология, политика международных отношений. – М.

5. Бутрос Бутрос-Гали. Укрепление потенциала Организации Объединенных Наций. // Мировая экономика и международные отношения. – 1993 г., №4, с. 5-15.

6. Бюллетень иностранной и коммерческой информации (БИКИ) N113. 2000. 28 сентября. С. 12-13.

7. Государственные, национальные, классовые институты во внешней политике. // Мировая экономика и международные отношения. – 1989 г., №2

8. Джозеф С. Най (младший). Взаимозависимость и изменяющаяся международная политика. // Мировая экономика и международные отношения. – 1989 г., №12, с. 73-81.

9. 7. Каукин И. Основные черты межкорейского экономического сотрудничества // Проблемы Дальнего Востока. 2002, № 1. - 122-123 с.

10. Козырев А.В. ООН против тоталитаризма. // Международная жизнь, 1990 г. -№12

11. Куколка Ю. Проблемы теории международных отношений. – М., 1980.<SPAN style="FONT-SIZE: 12pt; COLOR: black; mso-bidi-font-size: 7.5pt">

12. Ли Д. Х. Сравнительный анализ политики СССР и РФ по отношению к СВА и двум корейским государствам. Автореферат кандидатской диссертации на соискание ученой степени канд. полит наук. - Москва: ИДВ РАН, 1999. – 31 с.

13. Ли В.Ф. Россия и Корея в геополитике евразийского Востока. Москва: Инфра,2000. – 364 с.

14. Мадиярова Д.М. Стратегия формирования внешнеэкономической деятельности - Алматы: Экономика, 1999. -184.

15. Матюхин Г. Пора перестать искать внешние причины наших бед.// «Международный финансовый кризис», -М.: РАН ИМЭМО.,1999.

16. Мен Д. Сеул-Пхеньян: реалии, перспективы сотрудничества проблемы. // Алматы: Саясат, 2002, №8.- с. 47-52.

17. Мясников В.С. Положение в сфере безопасности в СВА. – Москва: Инфра, 1999. – 312 с.

16. Симонов В. В. Кредитная система и государственное регулирование.- М.: Деньги и кредит, 1992, № 4.

17. Федоровский А. Китай и восточноазиатский кризис., -М.:РАН ИМЭМОД999.

18. Хонг В.С. Геостратегия России и Северо-Восточная Азия. – Москва: Инфра,1998. – 321 с.

19. Цыганков П.А. Теория международных отношений. - Москва: Гардарики, 2003. - 590 с.<SPAN style="FONT-SIZE: 12pt; COLOR: black; mso-bidi-font-size: 7.5pt">

20. Чой С.А.. Эволюция отношений России с государствами Северо-Восточной Азии. – М: Наука, 1998 – 263 с.

1. Мишель Пебро. Международные экономические, валютные и финансовые отношения - М., 1994.

4. П. X. Линдерт. Экономика мирохозяйственных связей.- М., 1992.

ВВП по странам СНГ // Экспресс-информация. - 09.12.2000. - Агентство РК по статистике. Статистический ежегодник Казахстана: Статистический сборник / Под ред. А.А.Смаилова. - Алматы: Агентство РК по статистике, 2000. - 466 с. (с.210). Republic of Kazakhstan / Emerging Markets Research. - Merrill Lynch, March 1998. З.Каримова, А.Садиев. Энергетические ресурсы мира и Казахстана в 1998 году. // Экономика и статистика, № 2, 2000. - с. 91. Coal Information 2000. З.Каримова, А.Садиев. О производстве и потреблении угля в мире и Республике Казахстан в 1999 - 2000 гг. // Экономика и статистика, № 1, 2001. - с. 85. З.Каримова. Экономика Казахстана в 20 веке: основные этапы и итоги развития. // Экономика и статистика, № 4, 2000. - с. 73. Ж.Давильбекова. Рынок железной руды // АльПари, № 4, 1997. - с.59. Ю.Адно. Металлургия: азиатский кризис и антидемпинг // МЭиМО, № 8, 1999. - с.56. Ж.Айгазин, З.Коканбаева. Современное положение на мировых рынках сырья и готовой продукции // Экономика и статистика, № 3-4, 1999. - с. 83-87. С.Касымов, О.Ельцова. Тенденции мирового рынка зерна // Транзитная экономика, № 1, 1999. - с. 109. А.Реутов. Рынок зерна и зернопродуктов в Казахстане. // Экономика и статистика, № 4, 2000. - с. 27

21.

2. Сорос Дж. Кризис мирового капитализма. Открытое общество в опасности. М., 1999.

4. Эрхард Л. Благосостояние для всех. М., 1990.

7. Kennedy P. Preparing for the Twenty-First Century. L., 1994, p.344-345.


[1] Абазов Р. АТР в новых условиях. Мировая экономика и международные отношения. 1995, №8. стр. 151

[2] Цыганов Е. Республика Корея и Китай в интеграционных процессах Мировой экономики. // Мировая эконо­мика и международные отношения. 1995, №5. стр.121

[3] Мальцева 0. Семенов Е. Экономическая интеграция в АТР. // Мировая экономика и международные отно­шения. 1995, №9. стр.71

[4] Источники: экспорт и импорт Всемирной Торговой Организации (ВТО);

[5] По паритету покупательной способности валют.

[6] Бруней — 2001 г., Канада — 1999, Китай — 2001 г.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Все материалы в разделе "Международные отношения"