Внешние связи современного Китая

Характеристика и особенности отношений Китая со странами мира. Отличительные черты экономики КНР, которая ориентирована на экспорт товаров широкого потребления. Главные положения военной доктрины, политики энергобезопасности и внутренней политики Китая.

В данном эссе я хочу кратко рассмотреть ситуацию, складывающуюся в рамках отношений Китая с остальным миром. Я специально выбрал в качестве предмета ту тему, которой я не посвящал долгих исследований, но по которой у меня накопилось достаточное количество материала и сведений, кои я попытаюсь привести в единую систему. Источником для моих знаний о Китае, копившихся уже несколько лет, послужили многочисленные аналитические политологические статьи, новости от всякого рода медийных изданий, книги, в которых хоть и не по профилю, и не всеобъемлющи, но затрагивались проблемы Китая, а также некоторые официальные документы (к примеру, военная доктрина).

Исходя из специфики дисциплины, начать, следует, с последних мировых событий, которые определяют мировую конъюнктуру отношений. Таковым является мировой финансовый кризис, который без преувеличения, повлиял на развитие большинства стран планеты, и на их отношения между собой. Эту данность я возьму за начальный порядок проистечения мысли. Китай – это третья в мире экономика по уровню производства ВВП. (А если учитывать ВВП по уровню покупательной способности, то он находится на втором месте после США). Тем не менее, Китай относится к группе развивающихся стран, что позволяет ему пользоваться различными привилегиями в международной торговле. Экономика КНР очень сильно ориентирована на экспорт товаров широкого потребления, и мировой финансовый кризис довольно чувствительно сказался на ней, так как произошло падение покупательной способности на рынках сбыта в мировом масштабе. Соответственно произошло сокращение темпов роста ВВП, а безработица начала расти. Безработица же для громадного Китая является источником социальной напряженности, что неблагоприятно складывается на настроениях в обществе. Состояние социальной сферы в Китае таково, что достаточно малой искры для начала народных бунтов в некоторых регионах страны. Тем более это усугубляется межэтническими противоречиями, чему подтверждением являются народные стычки, произошедшие в июле этого года в городе Урумчи. Для того чтобы занять как можно большее число людей, тем более во время кризиса, партия приняла решение увеличить работу по инфраструктурным проектам, стоимость которых составит до 600 млрд. долларов. Это поможет не только занять огромное количество рабочей силы, но и притянуть к инфраструктурным проектам другие сферы экономики. Это, в свою очередь, вызовет увеличение спроса на потребляемую энергию и энергоносители, нужды в которых постоянно возрастают. Китай является вторым в мире потребителем нефти после США. Доля импортируемой нефти находится примерно в районе 40%. Еще больший спрос Китая на нефть при том, что разработка собственных месторождений не будет удовлетворять в ближайшее время и половины потребностей Китая, будет существенно влиять на мировые цены на нефть. Недавняя дешевая нефть очень положительно сказалась на экономике Китая, что подталкивало рост ВВП. США, сильно зависящие от импорта нефти, также обеспокоены вокруг ситуации с ценами на нефть, тем более что Китай начинает с ними конкуренцию за источники потребления нефти. Выражается это в том, что Китай начал активную борьбу за Африку, для того чтобы диверсифицировать источники импорта полезных ископаемых (главное нефти).

Политика энергобезопасности Китая, тем самым, выразилась в его широкомасштабной экспансии в Африку. Пока эта экспансия выражается в экономике, но скоро, возможно, Китай начнет подкреплять ее и политическими обязательствами и требованиями. Китай активно инвестирует в экономическо-хозяйственный комплекс стран Африки, которые являются для него поставщиком ценных ресурсов. Китай не только развивает промышленную добывающую инфраструктуру, но и помогает этим странам в развитии сельского хозяйства, социальной сферы. Это помогает китайским компаниям упрочивать свое положение в Африке. Также Китай снижает или отменяет пошлины для многих групп товаров из Африки, что сказывается на развитии некоторых отраслей в экономике африканских стран. Но при всем этом, Китай сдерживает их развитие, заваливая их рынок дешевым ширпотребом и промышленными товарами не способными конкурировать на мировом рынке. Китай старается получать из Африки только сырье, и ни как не способствует развитию перерабатывающей промышленности в этом регионе, зато развивает свою промышленность. И начав такую политику сравнительно недавно, Китай обогнал в этом США. Объем торговли США и Африки составляет более 80 млрд. долларов в год, объем торговли Китая с Африкой – более 100 млрд. долларов. Естественно, абсолютно большая часть этих объемов приходится на торговлю полезными ископаемыми. Таким образом, внутренние потребности Китая вынуждают его искать, как рынки сбыта, так и источники ресурсов в мире, что неизбежно приводит к столкновению его с другими странами (США, Евросоюзом, Индией, Японией, Россией). Как мне кажется, это и будет основным импульсом для главного содержания дальнейшей международной политики.

Отсюда следует, что мировой экономический кризис оказывает противоречивое влияние. С одной стороны увеличивается безработица из-за падения уровня потребления в мире, но с другой стороны растет ВВП Китая. Причем растет на 8% в год, в то время как во всех остальных странах он упал и кое-где только начинает восстанавливаться. Китай фактически стал монополистом роста ВВП. Это обеспечивается за счет мер по стимулированию внутреннего потребления, снижаются налоги для предприятий, а также продолжается улучшение инвестиционного климата. Рост инвестиций в экономику Китая увеличился на 7 млрд. долларов в ноябре 2009 года, по сравнению с тем же периодом 2008 года. Специфика китайской экономики такова, что она должна все время расти, причем не менее, чем на 7% в год, но и не более, чем на 10% в год. Такой коридор обусловлен тем, что при росте менее 7% будет возрастать безработица, а при росте более 10% наступает, так называемый, перегрев экономики, когда будет расти инфляция, перепроизводство товаров. Исходя из этого, неизбежно будет только возрастать китайская экспансия в мире - пока экономическая, и не только в рамках реального сектора (производства и торговли), но и в финансовом. Можно сказать, что Китай купил почти «контрольный пакет акций США». США выпустили долгосрочных государственных облигаций почти на 4 трлн. долларов и более половины их держателей – это иностранные инвесторы, среди которых абсолютное лидерство держит Китай. Таким образом, Китай является главным кредитором американской экономики. США же уже, в свою очередь, не могут поддерживать на прежнем уровне импорт китайского ширпотреба, что подвигло Китай на начало проведения масштабных мер по переориентации с внешнего рынка на внутренний, для чего Китай начал активное стимулирование внутреннего спроса. И не смотря на кризис, Китаю это удается благодаря крупному расширению потребительского кредитования населения. В итоге – у всех ВВП падает, а у Китая растет. Так что теперь Америка, возможно, больше зависит от Китая, чем он от нее, ведь Китай является для нее столь необходимым сейчас источником финансовой стабилизации.

На фоне этого в ноябре сего года в Китай с четырехдневным визитом прилетал президент Обама. О важности этой встречи говорит ее срок – 4 дня. В такие турне в одну страну американские президенты еще не ездили. Данная встреча показала, что Китай является ни чуть не менее полноправным игроком, нежели США, а то и отчасти одерживает лидерство. Прежняя риторика в отношениях Китая и США при президенте Буше младшем кардинально сменилась. Если Буш мог позволить делать заявления о возможности бойкотирования олимпиады в Китае, то Обама был подчеркнуто лоялен, делал уступки, и не позволял себе вмешиваться во внутренние дела Китая. Главной темой в переговорах был мировой экономический кризис. США предлагали Китаю ревальвировать юань, либерализовать его внутренний курс, прекратить демпинговать на мировом рынке. Китай же потребовал от США отказаться от протекционистских барьеров. В частности, недавно разразился скандал с китайскими шинами, на которые американцы установили высокие ввозные пошлины. Китай же вступил в ВТО как раз для того, чтобы избегать таких ситуаций, но американцы, несмотря на это, повышают пошлины. Американцы требуют от Китая укрепить юань, так как дешевый юань дает торговые преимущества Китаю и ставит его в более выгодное положение. У Китая такая система, что существуют как бы два юаня – внутренний и внешний. Они между собой мало связанны. Внутренний - направлен на стимулирование спроса в рамках страны, на поддержание социальных нужд. Внешний - рассчитан на ведение международной торговли. Он тоже дешевый, что дает Китаю преимущество: Китай сажает на потребление своих дешевых товаров американцев, что помогает ему накапливать гигантский долларовый резерв (приблизительно 2 трлн. долларов – первое место в мире). На эти деньги Китай возводит объекты инфраструктуры, скупает природные ресурсы (в особенности из Африки), скупает собственность по всему миру, государственные облигации США. Так что главной переговорной темой Обамы и Ху Цзиньтао была экономика, в рамках которой взаимозависимость Китая и США становится непропорциональной не в пользу США. Все это сказалось и во внешнеполитической сфере. Обама не позволил себе говорить о самоопределении Тайваня и признал целостность Китая, не стал касаться проблемы Тибета, а также не давил на Китай в области соблюдения прав человека. А за месяц до визита в Китай, Обама не стал встречаться с Далай-ламой, который прилетал в США. Обаме пришлось признать право страны на самоопределение в рамках национальных особенностей. Так, он объяснил, что всякая цензура, конечно, есть зло, но в то же время у каждой страны свои традиции, фактически признав право на существование китайской цензуры. Согласие было достигнуто только по ядерной проблеме КНДР. И Китай и США против того, чтобы КНДР обладала оружием массового поражения. А вот по иранской ядерной проблеме, Пекин дал понять Вашингтону, что не поддержит в ООН возможное введение санкций против Ирана. Можно сказать, что данная встреча вполне показала отсутствие у США рычагов давления на Китай, да и вообще, что Китай ни в чем не уступает США, а более того занимает несколько опережающую позицию.

Збигнев Бжезинский выдвинул концепцию «большой двойки», в рамках которой у США нет иного мощного потенциального союзника, чем Китай. И эти две страны должны разделить сферы влияния в мире и строить новый порядок сил на основе взаимодействия между собой. Бжезинский основывал свою концепцию исходя из концепции Китая «мирного возвышения», в которой говорится, что «Китай переходит к пропаганде гармоничного общества и устойчивого развития, создает образ сильной миролюбивой страны, готовой делиться своим процветанием с другими». Но насколько можно судить, эта концепция является пропагандой, которая направлена на успокоение мира. И Китаю неизбежно придется расширять свою экспансию, чтобы не то что развиваться, а поддерживать существующий уровень развития. И как мне кажется, Китай не согласился на концепцию Бжезинского, что продемонстрировала недавняя встреча Обамы и Ху Цзиньтао. Китай согласен на то, что он будет самостоятельной страной, не нуждающейся ни в чьем союзе.

В подтверждение этому Китай проводит жесткую внутреннюю политику (малейшие мятежи жестко подавляет), активно осуществляет свою экономическую экспансию в мире, решает проблему Тайваня, ведет соперничество с Индией, подчиняет своему влиянию Россию, Африку, на равных ведет диалог с США. Китай интенсивно, помимо экономической и политической, проводит политику в финансовой сфере, например, он добился расширения квот во Всемирном Банке и в МВФ для развивающихся стран, к коим он относит себя одним из первых. Что касается проблемы Тайваня, то Китай при помощи все тех же экономических рычагов пытается интегрировать Тайвань в свою экономику, что у него успешно получается – экономическая интеграция находится на высоком уровне. Очень активно развивается транспортное сообщение (морское и авиационное). Происходит интенсификация политических контактов. Все это многократно усиливается победой на президентских и парламентских выборах в Тайване социалистической партии, которая считает Тайвань китайской территорией. Что касается взаимоотношений с Индией, то они сглаживаются благодаря торговле, но остаются напряженными. Китай поссорился с Индией, когда она предоставила убежище Далай-ламе. Сейчас соперничество проявляется в борьбе за Индийский океан. Индия строит крупную военную базу на Мальдивах, Китай же строит крупные порты в Бирме, на Шри-Ланке и Пакистане, в которых смогут базироваться китайские военные суда. Китай подозревает, что сотрудничество Индии с США в ядерной сфере направлено против него. А в целом борьба за Индийский океан является необходимой в рамках борьбы за Африку. Индия также пытается вклиниться в процесс деления африканских источников поставки полезных ископаемых.

Отдельной темой является взаимоотношения Китая с Россией. Тема настолько объемная, что охватить даже в кратком виде в рамках данной работы не представляется возможным, потому я опишу только последние события. В сентябре сего года была одобрена программа сотрудничества на 2009-2018 года между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири России и северо-востока КНР. Главы стран подписали ее в Нью-Йорке, а в октябре председатель правительства России, находясь с визитом в Китае, обговаривал аспекты сотрудничества в рамках этой программы. На мой взгляд, данная программа является глубокой ошибкой российских властей. В соответствии с программой, предполагается совместная разработка месторождений широкого спектра полезных ископаемых на территории России и вывоз их в Китай. В Китае же будет происходить развитие глубокой обрабатывающей промышленности. Сотрудничество будет проходить по схеме «наше сырье – ваши технологии». Объясняется это тем, что в Сибири и на Дальнем Востоке нет условий для создания перерабатывающей промышленности и внедрения высоких технологий, так как отсутствуют трудовые ресурсы, а также необходимая инфраструктура. В разработке месторождений будут участвовать китайские рабочие, для которых будут построены целые городки. Будет налажено транспортное сообщение: Китай со своей территории построит автомагистрали к перерабатывающим предприятиям на территории России, будут организованы авиарейсы, например, Далянь – Хабаровск, Далянь – Иркутск и так далее. Как мне кажется, при наличии тенденции становления России сырьевым придатком Китая, становится опасным такое сотрудничество, ведь оно не может быть равноправным, когда в Китае во втором квартале 2009 года ВВП вырос на 8%, а в России упал на 10%. Сокращение численности российского населения в Сибири и на Дальнем Востоке на фоне увеличивающейся китайской миграции рабочих, может привести к значительным перекосам в этнической структуре населения не в пользу России. Если программа будет реализована в полной мере, то это, по моему мнению, приведет к тому, что экономика Дальнего Востока будет прочно интегрирована в экономику Китая, причем на реальной основе функционирования территориально-производственных комплексов. Фактически, Дальний Восток перейдет под контроль Китая, и разрывать связи в случае конфликтов, будет чревато для дальневосточной экономики, которая будет полностью завязана на Китай. Китайское население на Дальнем Востоке превысит коренное, транспортное сообщение будет лучше развито с Китаем, нежели с европейской частью России, а главное - хозяйственно-экономический комплекс будет полностью интегрирован в китайскую экономику. Таковы перспективы сотрудничества Китая с Россией, еще раз свидетельствующие о растущей мощи Китая, описанной выше.

Китай, несмотря на концепцию «мирного возвышения» и другие подобные документы продолжает неуклонно наращивать мощь своих вооруженных сил. Рост расходов на ВС приблизительно в три раза превышает рост ВВП. Китай проводит регулярные широкомасштабные учения всех родов войск. Китай разработал программу освоения космоса. Происходит наращивание ядерного потенциала. На этом фоне в мире между ядерными державами проходят переговоры по сокращению ядерных сил. И если (помимо и в независимости от основных стран США и России) Британия и Франция согласятся сократить свои мизерные запасы боеголовок, то тогда Китаю придется предпринимать аналогичные шаги, так как на фоне потенциалов этих стран, ядерные силы Китая – огромны. Если же Китай откажется от таких мер, то тогда это пойдет в разрез с программой «мирного возвышения», что будет непонятно мировому сообществу. В военной доктрине Китая есть концепция «стратегических границ и жизненного пространства». В соответствии с ней признается, что растущее население Китая, а также сокращение ресурсов с неизбежностью вызывает естественные потребности в расширении пространства, для того чтобы обеспечить нормальное функционирование жизни государства. Жизненное пространство – это собственно территория государства, а стратегические границы определяются комплексной мощью государства, его влиянием. И возможные боевые действия должны переноситься в зону стратегических границ. А поводом для военных действий могут стать «сложности на пути обеспечения законных прав и интересов Китая в АТР».

Таким образом, выкладки из военной доктрины подтверждают то, что я описывал в начале работы. Получается, что Китай придерживается программы действий, которая целостно определяет синхронное развитие всех сфер в государстве. Экономические, политические устремления нацелены на укрепление мощи государства во внешней сфере, для создания условий для процветания китайского народа, и все это подкреплено соответствующей доктриной вооруженных сил.

Резюмируя, надо сказать, что Китай имеет большой клубок внутренних проблем. К таковым относятся перекосы в экономике и социальной сфере – высокотехнологичные производства соседствуют с отсталым аграрным производством, развивающимся экстенсивным способом. Развитое и обеспеченное население городов соседствует с огромными массами сельской нищеты. На фоне этого идет положительный демографический прирост, который не возможно обеспечивать соответствующими ресурсами в силу ограниченных возможностей природной среды территории Китая. С ростом промышленного производства эта самая природная среда погружается в состояние масштабной экологической катастрофы. В силу размеров Китая, его населения, его экономики и степени взаимодействия с миром – проблемы Китая неизбежно становятся проблемами всего мира. Китай стал моделью, демонстрирующей возможности роста и его пределы. В этой связи становится актуальным мальтузианство, которое рассматривало такую модель для всей планеты. Китай же является показательным примером того, что ждет человечество в будущем. А пока, исходя из всего этого, можно заключить, что чтобы поддерживать существующий уровень развития, а тем более прогрессировать дальше, Китаю жизненно необходима экспансия. Он ее начал, но пока экономическую. Она будет продолжаться до тех пор, пока будет существовать сложившаяся система международных экономических отношений. С ее возможным крахом или глубоким кризисом, Китай не сможет долго развиваться в изолированном состоянии, и тогда остро назреет необходимость в широкомасштабной территориальной экспансии.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ