регистрация / вход

Грузино-абхазский конфликт

Проблема вооруженных конфликтов в современных международных отношениях. Предыстория грузино-абхазского конфликта. Социально-политические причины, приведшие к вооруженному конфликту в Абхазии. Исторический ход событий. Участие третьих сторон в конфликте.

Министерство образования и науки РК

Евразийский Национальный Университет им. Л. Н Гумилева

Факультет международных отношений

Кафедра регионоведения

Курсовая работа

на тему:

«Грузино-абхазский конфликт»

Подготовила: Конурбаева. Ж. гр. P-3-13

Проверил: м. и. Славецкий. В. Ю

Астана 2008


План

Введение

Глава I

1.1 Исторические предпосылки

1.2 Причины и повод для возникновения конфликта

Глава II

2.1 Исторический ход событий

2.2 Последствия конфликта

Глава III

3.1 Участие третьих сторон в конфликте

3.2 Программа урегулирования конфликта

Заключение

Список литературы


Введение .

Актуальность темы. Одной из самых важных проблем на современном этапе развития международных отношений является проблема, вооруженных конфликтов. На Кавказе возник новый серьезный очаг международной напряженности. События в Нагорном Карабахе, Абхазии, Южной Осетии, Чечне обрели характер военных конфликтов, подобных тем какие происходят на Балканах и в Средней Азии. Этот очаг военных столкновений представляет большую угрозу международному миру и стабильности, так как Кавказский регион исторически, экономически и психологически обладает высоким внутренним потенциалом конфликтности. Поэтому, с учетом данной тенденции, представляется оправданным повышенный интерес исторической, политической, правовой и других наук к вооруженным конфликтам на территории Кавказа, причинам их происхождения, последствиям и механизмам их урегулирования. Причем выработка неких общих методов разрешения такого вида конфликтов приобретает чрезвычайно актуальный характер ввиду того, что на их почве возникают особые, специфические социально-политические и иные отношения, оказывающие крайне дестабилизирующее воздействие на регион и подрывающие международный мир и безопасность.

Трагическую историю неразрешимого противоречия имеет грузино-абхазская межнациональная конфликтная ситуация, длящаяся с 1988 по настоящее время.

Грузино- абхазская война 1992-1993 годов имела огромные последствия для постсоветского пространства. Эта война блокировала транспортные артерии, существенно затруднив сообщение между Россией и Закавказьем. Эта война сделала абхазский вопрос главным в политической повестке дня Грузии и стала важнейшим препятствием для развития российско-грузинских отношений. Эта война привела в Закавказье представителей многих международных структур и заставила в последние годы говорить о возможности югославского сценария у южных границ России. И, наконец, из-за этой войны сотни тысяч жителей Абхазии (на последнем этапе по большей части это были грузины) покинули свои дома и уже более десяти лет испытывают все тяготы судьбы беженцов.

Целью настоящей работы является комплексное исследование вооруженного конфликта в Абхазии, а также установление основных причин происхождения конфликта, и, опираясь на выводы, сделанные в ходе исследования, предпринять попытку изыскать наиболее оптимальный для заинтересованных сторон вариант его политического урегулирования. Указанная цель предполагает решение следующих основныхзадач:

-опираясь на исторические факты и архивные материалы, установить наиболее существенные политические и социальные причины, приведшие к вооруженному конфликту в Абхазии;

-дать международно-правовую оценку конфликту в Абхазии, и выработать оптимальный вариант политического его урегулирования.

-определить приемлемые и соответствующие современным условиям пути реализации принципа равноправия и самоопределения народов, без ущерба для территориальной целостности и политического единства государств;

Хронологические рамки работы.С 1989 г. до сегодняшнего дня грузино-абхазский конфликт новейшего времени прошел несколько этапов. Первый этап (март 1989 – июль 1992 г.) - политико-правовой.

Второй этап (июль 1992 - июль 1994 гг.) - военно-политический.Третий этап (июль 1994 г. – настоящее время) - попытки урегулирования последствий грузино-абхазского конфликта.

Работа состоит из 3 глав по 2 параграфа в каждой.

1 глава включает в себя исторические предпосылки и причины возникновения конфликта. 2 глава исторический ход событий и последствия конфликта. 3 глава описывает участие третьих сторон в конфликте и программу урегулирования конфликта. Работа состоит из 30 страниц.

Теоретическая основа исследования. При подготовке курсовой работы были использованы труды и научные публикации российских ученых. Среди них следует назвать Шнирельмана, Малышеву Д. Б, Жидкова С, Дегоева В.В, Мяло К. Г., Пряхина В. Ф.

Несомненно, что для объективной оценки всей совокупности специфических особенностей изучаемого конфликта, необходимо знание истории развития политико-правовых взаимоотношений Абхазии и Грузии (по крайней мере, в период, охватывающий минувшее столетие), что, к тому же, позволит глубже проанализировать современные проблемы в налаживании конструктивного диалога между Сухуми и Тбилиси и предусмотреть отдельные трудности.

Кроме того были широко использованы труды видных абхазских (Лакоба С.З., Шария В.,) и грузинских (Лежава Г.П.,Хагба В,.) историков, проливающие свет на историю конфликта.

В своей монографии «Между Грузией и Россией» Г. П. Лежава декларирует и реализует беспристрастное отношение к выявлению, описанию и осмыслению исконной природы межнациональных и межязыковых противоречий на всех этапах почти полуторовековой истории отношений в указанном абхазско-грузинско-российском треугольнике. Наряду с геополитическим треугольником в монографии, особенно в главе, посвященной контурам этнополитических процессов 1921-1939гг., рассматривается еще один треугольник : язык – численность народа- национальная интеллигенция, выразительница национальных интересов.

В книге Дегоева. В. В рассматривается ряд проблем истории Кавказа в контексте всегда злободневного вопроса - насколько связаны прошлое и настоящее? В принципе не отрицая наличия такой связи, автор на конкретном материале показывает, что фетишизация ее приводит к таким же сомнительным результатам, как и недооценка.

Каждый из очерков, имея вполне законченный характер, в то же время подчинен единому замыслу работы - выявить непреходящую игровую сущность политического соперничества на Кавказе и международного противоборства по поводу Кавказа.

В книгу вошли как исследовательские работы по истории Кавказа ХVIII-ХIХ вв., так и публицистические статьи последних лет.

В монографии Пряхина В. Ф «Региональные конфликты на постсоветском пространстве» рассматриваются локальные конфликты, сопутствовавшие прекращению существования Советского Союза — грузино-абхазский, грузино-осетинский, нагоряо-карабахский, приднестровский, таджикский. Прослеживаются специфика и общие черты в их генезисе и процессе урегулирования.

Излагается авторская гипотеза взаимосвязи рассматриваемых конфликтов с аналогичными конфликтами в других регионах, а также в целом с глобальными проблемами современности.

Высказана идея о необходимости нового типа организации международного сообщества как для урегулирования локальных конфликтов, так и для упреждения глобальных вызовов, чреватых самоуничтожением человечества.

Монография доктора исторических наук, члена Academia Europа В.А. Шнирельмана является фундаментальным исследованием проблем этничности и этнических конфликтов в республиках Закавказья. На основе огромного массива исторических соединений, биографических материалов, журналистских статей, официальных документов автор прослеживает развитие той или иной вненаучной идеи от ее зарождения до наших дней, когда политики используют ее в качестве обоснования военных действий. В книге показано, как политизированные версии прошлого становятся важной стороной современных националистических идеологий. Для специалистов, преподавателей и студентов высших учебных заведений, политиков, а также для всех, кто интересуется проблемами межрегиональных конфликтов.

В дополнение к сказанному следует отметить, что исследование конфликта в Абхазии само по себе представляет научную ценность и новизну уже тем, что, во-первых, данный конфликт, как известно, до настоящего времени разрешить еще не удалось; и во-вторых, изучение
соответствующих монографий показывает, что пока не в полной мере рассмотрены главные проблемы международно-правового регулирования политико-правовых отношений, возникших в условиях этого конфликта. Авторами часто излагаются диаметрально противоположные точки зрения об истоках и содержании конфликта в Абхазии. Многие работы, обладая рядом ценных сведений и интересных выводов, все же подвержены определенной односторонности, что, в конечном итоге, приводит к потере комплексного подхода к изучению сущности и определению причин, приведших к конфликту и, как следствие, не ведет к рассмотрению наиболее приемлемых для его сторон способов его урегулирования.

Поэтому, исходя из стремления провести объективный, неполитизированный научно-правовой анализ фактов и событий, имевших место в республике на протяжении целого ряда десятилетий до начала вооруженной стадии конфликта, а также нынешней ситуации вокруг Абхазии, очень важно для нас избежать некритического принятия мнения одной из сторон данного конфликта.


Глава I

1.1 Предыстория конфликта.

В современной литературе не существует единого мнения по вопросу об истоках грузино-абхазского конфликта. По словам директора Исследовательских программ Фонда «Гражданская инициатива и человек будущего» (Абхазия) Лейлы Тания, «неофициально распространена концепция, согласно которой противостояние абхазов и грузин не такое острое, как, скажем армян и азербайджанцев, и «образ врага» возник только в ходе войны и после нее. К сожалению, столь поверхностный взгляд на историю и реалии грузино-абхазского конфликта укрепился и в ряде международных организаций... Идеализированная картина предвоенной стадии конфликта больше распространена среди абхазских и грузинских участников неофициального диалога, что лишь укрепляет поверхностный стереотип данного противостояния среди международных акторов. Этот стереотип во многом определяет отношение последних к условиям и возможностям примирения…»

И все же противоборствующие стороны признают, что грузино-абхазский конфликт новейшего времени имеет глубокие исторические корни. Абхазы – этнос, близкий по языку к адыгским народам Северо-Западного Кавказа. К началу XIX в. Абхазское княжество находилось под формальным протекторатом Османской империи. В 1810 г. началось инкорпорирование княжества в Российскую империю. До 1864 г. оно пользовалось фактической автономией. В результате антироссийского восстания 1866 г. (вызванного ликвидацией Абхазского княжества и переходом к общеимперской юрисдикции) и событий русско-турецкой войны 1877-1878 гг. значительная часть абхазов была выслана (или принуждена к эмиграции) за пределы Российской империи. В конце XIX-начале ХХ вв. Сухумский округ входил в состав Кутаисской губернии, а затем подчинялся российской кавказской администрации в Тифлисе. В 1904-1917 гг. Гагра и прилегающие к ней районы входили в состав Сочинского округа Черноморской губернии. Таким образом, в дореволюционный период территория сегодняшней Абхазии была разделена между различными административно-территориальными образованиями Российской империи.[18, 78]

После распада Российской империи и образования на ее территории новых независимых государств, в том числе Демократической республики Грузия, «абхазский вопрос» стал точкой пересечения интересов белогвардейских «Вооруженных сил Юга России» под командованием Антона Деникина и независимой Грузии. Летом 1918 года Абхазия была включена в состав Грузинского государства. Этот процесс сопровождался вводом грузинских войск на территорию Абхазии и разгоном абхазского Народного совета. Жесткий национализм меньшевистского правительства Грузии способствовал большевизации Абхазии. В марте 1921 года была провозглашена Советская социалистическая республика Абхазия. В декабре того же года она вошла в соответствии с союзным договором в состав Грузии – уже советской. В 1931 году была создана Абхазская АССР в составе Грузинской ССР.

При Сталине грузинским республиканским руководством проводилась жесткая политика дискриминации по отношению к абхазскому населению. В 1937-1938 гг. в основу абхазского алфавита была положена грузинская графика, в 1945-1946 гг. обучение в абхазских школах было переведено на грузинский язык, были заменены многие абхазские топонимы. Впоследствии дискриминационные меры по отношению были существенно смягчены, появились СМИ на абхазском языке, возродилось национальное образование.

Однако политика этнической дискриминации принесла свои отрицательные плоды. Тем более что, по мнению абхазской стороны, экономическая политика Грузинской ССР и в 1960-1980-е гг., основанная на массовом привлечении в Абхазскую АССР рабочей силы из Грузии, была нацелена на изменение этнодемографического баланса не в пользу абхазов. И если в 1959 г. на территории Абхазии проживало 158 221 грузин (абхазов – 61 193), то в 1970 г. – 213 322 грузин (абхазов – 83 907). В 1979 г. грузины составляли уже 43,8% населения автономии.

«Политика репрессий в отношении абхазского языка и культуры, осуществлявшаяся совершенно конкретными лицами грузинской национальности (причем не только высшими чиновниками, но и рядовыми исполнителями), формировала обобщенный «образ врага» по отношению к самой массе грузинских переселенцев, обладавших к тому же социальными привилегиями», – констатирует современный грузинский политолог Гия Нодия. Формирование образа грузина-врага он относит к началу 1930-х гг.

В XIX веке абхазы воспринимали грузин как слуг Российской империи. Но в XX столетии на смену имперскому дискурсу пришел националистический. Абхазское население стало связывать свои надежды на этнонациональное самоопределение с выходом из состава Грузии. В 1957, 1967, 1977 гг. представителями абхазской этнонациональной интеллигенции готовились обращения к руководству СССР с просьбами о выходе из состава Грузинской ССР и вхождении в состав РСФСР (или образования самостоятельной Абхазской ССР). Так, в конце 1977 года в союзные органы власти было направлено т.н. «Письмо 130» (подписантами были представители абхазской интеллигенции). Авторы обращения-1977 ставили вопрос о выходе Абхазской АССР из состава Грузинской ССР с последующим конституционным закреплением этой сецессии.[18, 57]

22 февраля 1978 года это обращение стало предметом рассмотрения на Абхазском бюро обкома под названием «О неправильных взглядах и клеветнических измышлениях, содержащихся в коллективном письме от 10 декабря 1977 года». Однако решение обкома вызвало жесткую реакцию населения. 29 марта 1978 года собрался сход жителей села Бзыбь и нескольких сел Гудаутского района в поддержку «Письма 130». Более того, на сходе прозвучало требование (оно выдвигалось и во время массовых акций 1967 года) о прекращении миграции грузин на территорию Абхазии (таковая поощрялась властями в Тбилиси). В 1978 году при принятии Конституции Абхазской ССР было принято компромиссное решение, абхазский язык наряду с грузинским и русским стал государственным на территории автономии. На XI Пленуме ЦК Компартии Грузии (27 июня 1978 года) тогдашний первый секретарь Эдуард Шеварднадзе высказался против «перегибов» грузинских коммунистов в «абхазском вопросе».

Таким образом, «российский фактор» в абхазском движении возник еще задолго до грузино-абхазского конфликта новейшего времени. Абхазские лидеры не раз провозглашали свое единство с народами Северного Кавказа, а потому в своих требованиях говорили (еще властям СССР) о желательности включения их автономной республики в состав России (куда входило 7 Северо-Кавказских автономий). По мнению большинства грузинских исследований, брежневский СССР предпринял целый ряд проабхазских мер. Грузинский алфавит, на котором была основана абхазская письменность, был заменен кириллицей. Про конституционные трансформации мы уже писали выше. Были также введены специальные квоты для абхазов (в частности, должность первого секретаря Гагрского горкома становилась абхазской, а второго секретаря – грузинской). Кстати, в будущем главой прогрузинского Абхазского правительства (затем правительства в изгнании) стал экс-второй секретарь Гагрского горкома Тамаз Надарейшвили…

С началом этнонационального самоопределения грузин в период Перестройки обострился и «абхазский вопрос». В марте 1989 года в селе Лыхны Гудаутского района состоялся 30-тысячный сход, на котором было заявлено о необходимости возвращения Абхазии «политического, экономического и культурного суверенитета в рамках ленинской идеи федерации».

Трагедия 9 апреля 1989 года в Тбилиси привела к отставке первого секретаря ЦК Компартии Грузии Джумбера Патиашвили и назначению на пост главы Компартии республики председателя республиканского КГБ Гии Гумбаридзе. Однако и Патишвили, и Гумбаридзе фактически самоустранились от разрешения острых этнополитических и общеполитических проблем республики. Более того, оба коммунистических лидера для поднятия собственной популярности начали заигрывать с грузинскими националистами. Усиление позиций последних спровоцировало новую волну конфликтов. Абхазский форум «Айдгылара» 8 июля 1989 года обратился к Председателю Верховного Совета СССР Михаилу Горбачеву с просьбой о немедленном введении особого порядка управления Абхазией. 15-18 июля 1989 года в Сухуми прошли первые вооруженные столкновения между грузинами и абхазами. В течение двух недель трагического июля погибло 12 человек. Именно тогда были заложены фундаментальные предпосылки для трагедии 1992 года.[17, 43]

1.2 Причины , повлиявшие на конфликт

Абхазы и грузины издавна населяют регион Восточного Причерноморья. В течение многих веков их отношения были самыми разнообразными и колебались от самой горячей дружбы до самой жестокой вражды. Так что современный грузино-абхазский конфликт, как и любой конфликт подобного рода, имеет глубокие исторические корни. Сложная и достаточно запутанная история взаимоотношений грузин и абхазов усугублена действиями националистических политиков, которые в конце 80-х начале 90-х гг искусственно раздули этнические разногласия, способствовали эскалации кровопролития, подвели абхазов к угрозе этноцида, создали практически неразрешимую теперь проблему грузинских беженцев.

К наиболее существенным социально-политическим причинам, приведшим к вооруженному конфликту в Абхазии, манипулирование политико-правовым статусом Абхазии в период установления советской власти в крае. В декабре 1921 г. ССР Абхазия и ССР Грузия подписали Союзный договор, положивший начало государственно-правовым отношениям между Абхазией и Грузией. Уже после этого, ССР Абхазия участвовала в создании Союза ССР, и ее представители в декабре 1922 г. подписали договор об образовании СССР.

В 1931 г. ССР Абхазия под нажимом Сталина была преобразована в Автономную Советскую Социалистическую Республику в составе ГССР. Тем самым, в период сталинских репрессий граждан и народов страны, Абхазия была репрессирована как республика. ССР Абхазия стала чуть ли не единственной из союзных республик СССР, чей статус был понижен до автономии (после советско-финляндской войны 1939-1940 гг. Карельская АССР была преобразована 31 марта 1940 г. в Карело-Финскую ССР. Статус союзной республики сохранялся до 1956 г., когда Карелия вновь стала автономной республикой в составе РСФСР).[12, 96]

Распад СССР стал одной из главных причин приведших к военной конфронтации между Грузией и Абхазией, произошло столкновение противоречащих друг другу международных императивов: принципа нерушимости границ (Грузия) и права народов на самоопределение(Абхазия). В соответствии с Законом СССР "О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР" от 3 апреля 1990 г., принятым еще в период нахождения Грузии в СССР, Автономные республики в случае выхода Союзной республики из СССР обладали правом самостоятельно решать вопрос о пребывании в Союзе ССР и своем государственно-правовом статусе. В связи с этим, Абхазия приняла участие в референдуме 17 марта 1991 г, на котором большинство населения республики высказалось за сохранение Союза ССР. 9 апреля 1991 г. на основе результатов этого референдума Верховным Советом Грузии был принят Акт о восстановлении государственной независимости Грузии, которым Грузия провозглашалась правопреемницей Грузинской демократической республики 1918-1921 гг. С этого момента ГССР де-юре прекратила существование. Таким образом, на территории бывшей ГССР возникло два несвязанных друг с другом государства - Грузия, заявившая о своей независимости и выходе из СССР, и Абхазия, которая продолжала оставаться субъектом Советского Союза. Следовательно, государственно-правовые отношения между Абхазией и Грузией, созданные и регулировавшиеся советским законодательством, были прекращены также на основании советского законодательства. Из этого следует, что к моменту принятия Грузии в ООН, она не имела никакого отношения к Абхазии, и признание ООН территориальной целостности Грузии в пределах границ бывшей ГССР на 21 декабря 1991 г. лишено правовых оснований. Накануне принятия Грузии в ООН Председатель Верховного Совета Республики Абхазия В. Ардзинба в своем письме на имя Генерального Секретаря ООН информировал его о том, что между Абхазией и Грузией не существует государственно-правовых отношений и, что принятие Грузии в ООН в границах бывшей ГССР неправомерно.

Однако это обращение было проигнорировано. Несмотря на то, что к моменту рассмотрения вопроса принятия Грузии в ООН за ней уже была военная агрессия против Республики Южная Осетия, это решение ООН развязало руки Госсовету Грузии для очередной военной агрессии против Республики Абхазия.

После развала СССР, в феврале 1992 г. Временный военный совет Грузии принял решение о переходе к Конституции Грузинской демократической республики 1921 г., в которой отношения с Абхазией не были определены. Вместе с тем, властями Грузии было заявлено, что отношения с Абхазией временно, до выработки новой модели, будут строиться на прежних принципах. Однако, на момент принятия этого решения, как уже указывалось выше, государственно-правовые отношения между Абхазией и Грузией были разорваны, следовательно, это решение не могло распространяться на Абхазию. Все это происходило на фоне обострения межнациональных отношений в Абхазии. Активизация грузинских радикальных националистических организаций в Абхазии побудила абхазские, славянские, армянские, греческие общественные организации объединится в блок "Союз". И 18 марта 1989г. в селе Лыхны прошел 30-тысячный митинг с подписанием "Абхазского письма", требовавший возвращения Абхазии статуса союзной республики. В ответ из Тбилиси раздались призывы к "ликвидации абхазской автономии". " По требованию грузинской общественности проходит разделение Абхазского университета по национальному признаку (грузинский сектор вышел из АГУ и создал филиал ТГУ, абхазский и русский сектора оставались в АГУ), ставшее непосредственной причиной столкновений 15-16 июля 1989 года. Всего во время конфликта 15-16 июля погибло 17 человек (11 грузин, 5 абхазов, 1 грек) и ранено 448 человек".

Абхазия, учитывая тогдашние политические реалии, стремясь избежать вооруженной конфронтации, предлагала Грузии восстановить прерванные государственно-правовые отношения на новой равноправной основе.

23 июля 1992 г. Верховный Совет Абхазии принял решение об отмене Конституции 1978 г. и переходе к Конституции 1925 г., согласно Главе II которой Абхазия являлась суверенным государством, субъектом международного права. Одновременно Парламент Абхазии обратился к руководству Грузии с предложением начать переговоры об установлении равносубъектных отношений на основе федеративного договора. Однако, власти Грузии предпочли политическому диалогу с Абхазией применение силы, начав 14 августа 1992 г. вооруженную агрессию против Абхазии.[20, 87]

В американской литературе прямо говорится, что после того, как Сталин стал единоличным лидером Советского Союза в конце 20-х годов, грузинские власти начали ограничивать свободу культурного самовыражения абхазов и проводить политику культурной ассимиляции. В 1937-1938 гг. в основу абхазского алфавита была положена грузинская графика, в 1945-1946 гг. обучение в абхазских школах было переведено на грузинский язык, были заменены многие абхазские топонимы. Отечественные исследователи указывают на постановления Абхазского обкома ВКП(б) от 13 марта 1945 г. и ЦК КП Грузии от 13 июня того же года «О мероприятиях по улучшению качества учебно-воспитательной работы в школах Абхазской АССР» как фактически уничтожившие абхазскую национальную школу, сведшие на нет преподавание абхазского языка, провокационно противопоставившие абхазскую и грузинскую культуры друг другу.[15, 65]

Только после смерти Сталина абхазы получили возможность издавать газеты на абхазском языке, а в Сухумском пединституте было открыто отделение абхазского языка и литературы.

Демографическая ситуация как фактор осложнения взаимоотношений между Грузией и Абхазией

В 1886 году абхазы составляли 85,7% населения Сухумского округа (Абхазия). Но, за счет бурного механического роста, население Сухумского округа, по данным первой Всероссийской переписи (1897г.), стало составлять 106,2 тыс. чел. "… Из них абхазов было 55,3%, т. е. 58697 чел. , а всего в пределах Кавказа - свыше 71 тыс. чел. ; грузин - 24,4% (25873, из них мегрелелов -23810), армян - 6,1%, (6552), греков 5,0% (5393), русских 4,9% (5135) и др."

Начатую царизмом политику колонизации Абхазии продолжило правительство Демократической республики Грузия (1918-1921гг.). Наибольшего размаха переселение достигло в период 1937-1953гг. После смерти Сталина и Берия заселение Абхазии грузинами было приостановлено. Но затем с 60-х годов было возобновлено и не прекращалось вплоть до грузино-абхазской войны(1992-1993гг.). Грузины пытались ассимилировать сравнительно небольшую абхазскую общину посредстом образовательной и культурной политики, путем изменения демографического состава республики. Политика заселения грузинами Абхазии, привело к тому, что абхазцы стали меньшинством на Родине. Все эти действия порождали недовольство абхазского народа. [14]

В грузино-абхазском противостоянии есть еще один неявный подтекст это борьба групповых интересов: экономических(отсюда его название – «мандариновые война»), политических, включающих интересы союзного центра, а затем и России, а так же криминально-мафиозных. Эти групповые интересы стали, несомненно двигателями конфликта. При том, что активность движений, партий, организаций, «армии с обеих сторон вряд ли можно считать лишь отражением этих интересов. Они вполне самостоятельная политическая сила, которая зачастую сама манипулирует различными внешними интересами, преследуя собственные, вполне осознанные цели. Не являясь в прямом смысле этническим или религиозным, грузино-абхазский конфликт содержит элементы того и другого.


Глава II

2.1 Исторический ход событий .

В целях преодоления правовой неурегулированности между республиками Верховный Совет Абхазии 23 июля 1992 года решил восстановить действие на территории Абхазии Конституции Абхазии 1925 года, а также приняты новые Герб и Флаг Республики Абхазия.

14 августа 1992 года только что вступившая в ООН Грузия развязала войну против Абхазии. Грузинские войска при поддержке боевой авиации, более ста танков, другой бронетехники, артиллерии, вторглись в Абхазию и оккупировали часть ее территории.

Они расстреливали мирных граждан, подвергали их пыткам и насилию, сжигали дома и села, чинили расправу не только над абхазским, но и над армянским, русским, греческим населением. На оккупированной территории производилась этническая чистка. Помимо физического истребления проводилась и политика культурного геноцида.

Уничтожались памятники истории и культуры абхазского народа, музеи и библиотеки, громились, грабились и сжигались театры, институты, школы, архивы, университет. Погибли ценнейшие записи фольклора, лингвистические материалы, исторические документы, редчайшие книги и рукописи.

С 1989 г. до сегодняшнего дня грузино-абхазский конфликт новейшего времени прошел несколько этапов. Первый этап (март 1989 – июль 1992 г.) - политико-правовой. В отличие от Южной Осетии, конфликт начинался не с идеологического обоснования взаимных этнических претензий, а как спор о юридической правомерности (неправомерности) вхождения Абхазии в состав Грузии и юридической же обоснованности (необоснованности) этнонационального самоопределения Грузии и Абхазии. На первом этапе борьба шла не столько между Тбилиси и Сухуми, сколько между абхазской и грузинской общинами в самой Абхазии. Грузино-абхазское противоборство отличалось и большей по сравнению с Южной Осетией этнической мозаичностью. На лыхненском сходе присутствовали около пяти тысяч представителей от армянской, русской и греческой общин Абхазии. Абхазские националисты акцентировали внимание общественности на том, что противниками «грузинизации» Абхазии являются не только этнические абхазы, но также и русские, армяне, греки. Для идеологического и правового обоснования национального самоопределения Абхазии немало сделал лидер русской общины Абхазии – историк и археолог Юрий Воронов. Говорить об абхазском сепаратизме в 1989 - начале 1992 гг. неправомерно. В это время сепаратистами по отношению к СССР выступали сами грузины, в то время как абхазы противодействовали грузинским национал-радикалам и защищали существовавшее на тот момент единое государство. После распада СССР абхазская элита первоначально выступала с позиций «советского реваншизма». [7, 127]

Второй этап (июль 1992 - июль 1994 гг.) - военно-политический.23 июля 1992 г. в целях преодоления правовой неурегулированности между Грузией и Абхазией Верховный Совет Абхазии решил восстановить на своей территории действие Конституции Абхазии 1925г., согласно которой отношения между Абхазией и Грузией основывались на особом союзном договоре. Были одобрены новые герб и флаг, а Абхазская АССР переименована в Республику Абхазия. Сессия парламента приняла постановление"О прекращении действия Конституции Абхазской АССР 1978 года". Свои шаги абхазская сторона объясняла тем, что и в Грузии в феврале 1992г. от казались от Конституции Грузинской ССР 1978г., введя в действие Конституцию 1921 г. В соответствии с Конституцией Абхазии 1925 г. она являлась суверенным государством. Грузинская фракция с мая 1992г. бойкотировала заседания парламента, и потому голосование проходило без ее участия. Однако решение все же было принято большинством голосов.
В Тбилиси решение сессии абхазского Верховного Совета признали незаконным и не имеющим силы. Начался конституционный конфликт. В ответ абхазы заявили, что грузинское правительство пришло к власти "в результате вооруженного переворота и потому не является легитимным", а такое незаконное правительство "не имеет права отменять решения законно избранного парламента Абхазии"

Аннулирование правовой базы вхождения Абхазии в состав Грузии и ответная реакция грузинских властей - ввод войск Госсовета Грузии на территорию Абхазии - стали началом крупного вооруженного столкновения. Грузино-абхазский конфликт из межэтнического противоборства на территории Абхазии перерастает в военное столкновение между грузинским государством и мятежной территорией. С этого времени абхазское национальное движение из просоветского превращается в сепаратистское. Своей главной целью оно видит выход из состава независимой Грузии. Осенью 1993 г. Грузия терпит военное поражение и фактически теряет свой контроль над территорией Абхазии. Однако это событие не положило конец военному противоборству между конфликтующими сторонами. [7,140]

Третий этап (июль 1994 г. – настоящее время) - попытки урегулирования последствий грузино-абхазского конфликта. Рубежом между вторым и третьим этапом стала масштабная миротворческая операция российских миротворческих сил. С 1994 г. грузино-абхазский конфликт, несмотря на отдельные эксцессы в 1998 и 2001 гг., перешел в формат переговорного процесса между противоборствующими сторонами при участии России и международных структур - о статусе Абхазии и проблеме возвращения грузинских беженцев в места их прежнего проживания.

Как и Грузия в начале 1990-х гг., Абхазия после обретения фактической независимости сделала ставку на этничность как главный принцип организации власти. Фактически она позиционировала себя как этническое абхазское государство. Подобная политика в стратегическом плане оказалась не слишком дальновидной. На сегодняшний день большая и экономически влиятельная армянская община фактически не получила достойного представительства в органах власти и управления на всех уровнях. В ближайшем будущем эта проблема способна кардинально изменить весь политический ландшафт Абхазии. Не слишком перспективной представляется и отношение официального Сухуми к грузинской (точнее сказать, мегрельской) общине Гальского района. Между тем гальских мегрелов можно было (и нужно было) превратить в союзников абхазской власти, противопоставив их «имперской» политике Тбилиси, учитывая непростые грузино-мегрельские отношения. Это бы, во-первых, сняло определенную часть обвинений в адрес Сухуми в этнической предвзятости, во-вторых, разрешило бы отчасти проблему перемещенных лиц, а в-третьих, способствовало бы стабилизации ситуации в самом проблемном районе Абхазии - Гальском. По крайней мере, лояльные абхазским властям мегрелы были бы для Сухуми гораздо предпочтительнее, чем «пятая колонна». Результаты выборов 3 октября 2004 г. однозначно говорят в пользу этого тезиса. Маргинальный статус гальских мегрелов объективно работает против республики. Любой политик, который получает их голоса, автоматически становится союзником Тбилиси. «Внешний противник» получает возможность (благодаря, а не вопреки официальному Сухуми) вносить раскол внутрь абхазской элиты. Таким образом, борьба за этническую чистоту на практике оборачивается против Абхазии. В конечном итоге, как и Грузия в начале 90-х, непризнанная республика становится нелегитимным государством для «нетитульных» этнических групп.

Революция с помощью отрядов младогрузин в Абхазии нереализуема. Грузинский суверенитет в Абхазии можно установить силой. Но в случае военной операции в нынешних условиях победа грузин сомнительна. Она не произошла в начале 90-х даже при наличии мощного «грузинского фронта» внутри Абхазии (почти 240-тысячной общины) и грузинских анклавов в Гагре и Гантиади, которых теперь не существует. Успех грузинской стороны в инкорпорировании Абхазии возможен при совпадении нескольких условий, от Грузии не слишком зависящих.

2.2. Последствия конфликта

Вооружённый конфликт 1992—1993 годов, по обнародованным данным сторон, унёс жизни более 20 тыс. человек. Потери экономики автономии составили 10,7 млрд долларов. Около 250 тысяч грузин (почти половина населения) были вынуждены бежать из Абхазии, из 50 тыс. репатриировавшихся в течении 1994-97 годов 30 тыс. снова бежали в Грузию после событий 1998 года. По данным предоставленным грузинской стороной в ООН на ноябрь 2004 года, в Грузии и за её пределами было официально зарегистрировано 280 тыс. беженцев из Абхазии. Однако сейчас по заявлению властей Грузии число беженцев составляет более 500 тысяч, при чем только на территории Грузии, хотя по последним данным неправительственных международных организаций число беженцев составляет около 150тыс. человек с учетом новых членов семей (мужья, жены и т.д.) и детей родившихся после 1993г. Несмотря на отказ в помощи от правительства Грузии 90 тысяч беженцев уже вернулось к себе в дома при поддержке правительства Абхазии. По некоторым данным причиной такого "роста" количества беженцев явилось то что на каждого "беженца" только ООН выделяло по 6 долларов ежедневно на протяжении 15 лет. Деньги естественно шли и идут в гос.казну Грузии. При этом надо отметить что руководство Грузии сразу заявило о 300 тысячах беженцев, хотя на территории Абхазии проживало около 240 тысяч грузинских граждан, сейчас цифра выросла до 500 тысяч человек. Парадоксален тот факт, что запрашивая помощь для своих граждан как беженцев Грузия фактически признает тот факт, что Республика Абхазия является независимым государством так как в соответствии с международным правом: Беженцы могут быть только в межгосударственных конфликтах. Все остальные - являются временноперемещенными лицами,ответственность за дальнейшую судьбу которых полностью лежит на г-ве, внутри которого произошел конфликт. Международные организации и ООН могут оказывать содействие, но это не является их прямой обязанностью. Беженцы же всегда находятся под защитой ООН и других международных организаций. Грузия не желает выполнять в полной мере программу адаптации, так как выплатив беженцам средства для приобретения жилья, должно снять с человека статус беженца.

Неурегулированность отношений между мятежной автономией и Грузией, наличие многотысячных групп грузинских беженцев является постоянным источником напряжённости на Кавказе, средством давления на руководство Грузии.[10, 67]

В течение пяти лет после завершения конфликта Абхазия существовала в условиях фактической блокады со стороны как Грузии, так и России. Затем, однако (особенно с приходом к власти Владимира Путина), Россия, вопреки решению саммита СНГ, запрещающему любые контакты с сепаратистами, начала постепенно восстанавливать трансграничные хозяйственные и транспортные связи с Абхазией. Российские власти утверждают, что все контакты между Россией и Абхазией осуществляются на частном, негосударственном уровне. Грузинское руководство считает предпринимаемые со стороны России действия попустительством сепаратистскому режиму. Существенной поддержкой сепаратистского режима, по мнению Грузии и многих членов международного сообщества, является выплата населению российских пенсий и пособий, ставшая возможной после предоставления российского гражданства значительной части (более 90 %) населения Абхазии в рамках обмена советских паспортов.

В начале сентября 2004 возобновилось прерванное 12 лет назад железнодорожное движение по маршруту Сухум-Москва. Для восстановления дороги в Абхазию из Ростова была доставлена специальная техника, в том числе три вагона шпал. Было восстановлено 105 км железнодорожного полотна, более 10 км тоннелей.

В конце сентября 2004 было установлено регулярное автобусное сообщение между Сочи и Сухумом. При этом российско-грузинская граница на Военно-Грузинской дороге была, наоборот, на некоторое время закрыта после теракта в Беслане.

Несмотря на оживление российско-абхазских контактов, экономика Абхазии (промышленность и туристический бизнес) так и не восстановлены в полном объёме, что и неудивительно если вспомнить о тотальной блокаде "мятежного" региона.

Глава III

3.1 Участие третьих сторон в конфликте.

Идет борьба, не только, среди конфликтующих сторон. Разворачивается жесткое противостояние за «пальму первенства» между посредниками и содействующими сторонами в конфликтах. Причиной этого стала попытка установления геополитического контроля над территориями конфликтующих сторон. Основополагающие нормы и принципы урегулирования конфликтов служат всего лишь поводом в большой геополитической игре. Нынешние взаимоотношения двух государств, скорее всего, связаны с определением доминирующей роли того или иного государства в складывающемся новом миропорядке, нежели, в попытке нахождения справедливого решения конфликта. Урегулирование грузино-абхазского конфликта находится в зависимости от состояния глобального противоборства, впрочем, как и все остальные конфликты. Оно отражает геополитические процессы, происходящие на постсоветском пространстве. Соответственно это может выражаться в различных формах геополитического противостояния. Абхазия в принципе, как и Грузия, стали заложниками геополитического противоборства. Сложно определить степень заложничества, кто более зависим, а кто менее.

Роль России в грузино-абхазском конфликте и процессе его урегулирования многопланова. Каким бы неоднозначным ни было восприятие ее поведения во время войны, с помощью России было достигнуто прекращение огня, которое продолжается с 1994 г. Благодаря развертыванию миротворческих сил СНГ и своим посредническим усилиям, Россия, будучи крупной региональной державой, остается глубоко вовлеченной в поиск путей урегулирования.[8, 157]

Кавказ являлся стратегическим пограничьем Российской империи и Советского Союза в период их расширения. Попытки Российской Федерации обезопасить свои внешние границы после краха Советского Союза подчеркивают тот факт, что так обстоит дело и до сих пор. Взаимосвязь этнических групп, таких как, например, абхазы и адыги, сделала Северный Кавказ и Закавказье зоной, в которой нестабильность перетекает через границы. В этой связи у России есть озабоченности стратегического характера, относящиеся к ее военным базам в Грузии, шоссейным и железнодорожным путям сообщения с Закавказьем, идущим через Абхазию, портам на Черном море, туристической индустрии и русскому меньшинству в Абхазии. Озабоченности в экономической сфере, в особенности связанные с нефтепроводными маршрутами, становятся все более значимым аспектом отношений России с Кавказом и неотъемлемой частью более широких политических интересов.

В условиях резкого всплеска конфликтов в начале 90-х годов обеспечение безопасности и контроля над ними обрели новую значимость. Россия стремилась к признанию международным сообществом ее роли как гаранта мира в бывшем Советском Союзе. Стремление к обеспечению безопасности, сотрудничеству и легитимности продолжает оказывать существенное влияние на региональную стратегию Москвы и ее отношение к поддержанию и установлению мира. Однако российская политика была непоследовательной, а иногда противоречивой, являясь отражением десятилетней борьбы за определение внешнеполитического курса между неоимпериалистическим и изоляционистским политическими течениями. Установление баланса этих течений на кавказской сцене часто приводило к разрыву между риторикой и практическим осуществлением политики

Характер поражения Грузии в Абхазии был таков, что с учетом восстания Гамсахурдиа в октябре 1993 г., руководство страны опасалось распада самой Грузии. Президент Шеварднадзе понимал необходимость российской поддержки для того, чтобы не допустить победы восстания Гамсахурдиа, и пошел на вступление в СНГ в качестве платы за удержание власти и сохранение единства страны. Непрочность положения Грузии и определяла обстановку, в которой проходили переговоры с Абхазией в последующие месяцы.[16]

Логика интенсивных переговоров, проходивших под эгидой ООН и при активном посредничестве России, определялась рядом стратегических соображений. Грузия искала пути пересмотра своих отношений с Россией с целью гарантировать свою территориальную целостность и вновь овладеть Абхазией. В феврале 1994 г. Россия и Грузия подписали серию соглашений, которые предусматривали оказание помощи со стороны России в развитии грузинской армии, дислокацию российских пограничников и, что особенно важно, право России держать свои военные базы в Грузии. Взамен была признана территориальная целостность Грузии, но никаких конкретных договоренностей по урегулированию конфликта принято не было.

Абхазы вступили в переговорный процесс, обеспокоенные изменениями в отношениях России с Грузией, но одновременно опасаясь, что вывод российских войск обесценил бы их военную победу и подорвал бы шансы перевести ее в политические завоевания. В результате, каждая из сторон стремилась добиться собственного варианта прекращения огня и использования сил по поддержанию мира: грузины исходили из того, что развертывание миротворческих сил по всей Абхазии должно обеспечить массовое возвращение ВПЛ, тогда как абхазы добивались четкой разграничительной линии прекращения огня по Ингури для демаркации завоеванной ими территории. Интерес России состоял в том, чтобы миротворцы и процесс мирного урегулирования находились под ее контролем. ООН готова была передать России ответственность за осуществление миротворческой деятельности, отчасти из-за отсутствия прогресса в деле достижения политического урегулирования, отчасти из-за отсутствия возможности развернуть собственные миротворческие силы и отчасти из-за признания того, что Грузия и Абхазия находятся в сфере интересов России. Хотя Россия публично и выражала сожаление в связи с неспособностью ООН принять на себя более существенную роль, это соответствовало ее интересам, позволяя ей повысить свои позиции в качестве миротворца и посредника.

На протяжении всего процесса урегулирования Россия играла двойную посредническую роль. С одной стороны, выступая самостоятельно, Россия проводила как двусторонние, так и совместные встречи со сторонами конфликта, ориентированные прежде всего на разработку предложений, которые могли бы быть приняты в ходе переговорного процесса ООН. С другой стороны, Россия играла важную роль в рамках многосторонних форумов СНГ и ООН и как член Группы Друзей Генерального секретаря ООН в Грузии.

Россия смогла инициировать двусторонние переговоры на высоком уровне по ключевым вопросам, разделяющим обе стороны, именно потому, что она представляет собой заинтересованную сторону, имеющую сложные и давнишние политические связи с обеими сторонами. Российское посредничество иногда смывало грань между влиянием и давлением, подталкивая стороны к уступкам отчасти в поиске решения, но также и для того, чтобы сохранить инициативу в руках самой России. Уже в июле 1995 г., например, России удалось добиться парафирования обеими сторонами Протокола об урегулировании грузино-абхазского конфликта, открывавшего перспективу формирования федеративных структур. Впоследствии Абхазия дезавуировала подпись своего представителя, настаивая вместо этого на установлении конфедеративных отношений с Грузией. Это указывает на то, что использование Россией давления в целях достижения соглашения иногда оказывалось контрпродуктивным

России не сразу, а лишь постепенно, удалось продвинуться в создании надлежащей дипломатической инфраструктуры по урегулированию конфликта. Переговоры о прекращении огня взяло на себя министерство обороны, но с началом войны в Чечне и назначением Евгения Примакова министром иностранных дел ведущая роль была закреплена за МИД. Однако между военными и политическими элементами российского миротворчества по-прежнему сохраняется разрыв. Командованию КСПМ приходится самостоятельно принимать решения политического характера, а для снятия напряженности на местах применяется практика еженедельных консультаций командования с противоборствующими сторонами и сотрудниками МООННГ в зоне безопасности. Однако, внося определенный политический вклад в процесс урегулирования, командование КСПМ обладает лишь ограниченным влиянием. И хотя Шеварднадзе высказывался в пользу учреждения главы миссии СНГ, МИД России так и не внес в повестку дня назначение в зону конфликта официального политического лица высокого ранга.

Для миротворческого процесса была характерна недостаточная четкость в выработке российской политики. В апреле 1998 г. Министерство по делам сотрудничества со странами СНГ, для которого проблемы Закавказья входили в число приоритетных, было упразднено ввиду своей неэффективности. Нет ясного распределения обязанностей между другими ведомствами, несмотря на решение передать функции координации МИДу, который продолжает играть центральную роль в разработке и реализации политики в отношении конфликта. Однако взаимодействие с центральными исполнительными властями не всегда скоординировано. На саммите СНГ в октябре 1997 г., например, президент Ельцин поддержал поправку, внесенную Шеварднадзе, в соответствии с которой экономическое восстановление региона и нормализация пограничного и таможенного режима будет отложена до завершения возвращения беженцев. Ранее МИД категорически выступал против этого.[8, 180]

Хотя Государственная Дума непосредственно не вовлечена в процесс выработки политических решений в сфере установления и поддержания мира, она все же оказывает влияние на российскую политику в регионе, на которой отражалось преобладание коммунистов в Думе. Ее симпатии принадлежат абхазам, о чем свидетельствует ряд выраженных позиций - от поддержки вступления Абхазии в состав Российской Федерации до нормализации границы и таможенной ситуации на российской границе с Абхазией. Наряду с сочувствием Абхазии, проявляемым со стороны Северного Кавказа, это задает определенные ограничения для российской политики в регионе.

Исходя из понимания, что наилучшим образом добиться выработки договоренностей противоборствующих сторон можно путем встреч между ними на высшем уровне, были предприняты попытки способствовать их организации. Подобная встреча между Шеварднадзе и Ардзинбой, ставшая возможной благодаря интенсивной челночной дипломатии российского министра иностранных дел Евгения Примакова, состоялась в Тбилиси в августе 1997 г. Хотя это способствовало переводу переговорного процесса на новый этап и развитию женевского процесса под эгидой ООН, в ходе которого стороны могли встречаться более регулярно, чем прежде, встреча не могла изменить базовые параметры и ключевые проблемы переговоров. После майских боев 1998 г. российские посредники снова приложили усилия для налаживания встречи между Шеварднадзе и Ардзинбой - четвертой с сентября 1992 г. Но этой встречи не произошло, а ее ожидание лишь привело к росту нереалистичных ожиданий, несмотря то, что на предыдущих встречах лидеров им так и не удалось совершить прорывов в преодолении взаимных разногласий основополагающего характера.[2, 173]

Не является открытием то, что постсоветское пространство находится в сфере интересов США. Если, до конца 90-х годов прошлого века, США не форсировали события связанные с урегулированием конфликта, то в последние годы они уделяют конфликтам все более пристальное внимание. По всей вероятности это можно связать с тем, что до периода начала правления Путина, Вашингтон не сомневался в том, что они сумеют стать единоличными лидерами в некогда двуполярном мире. Появление новой реальной силы, очертание и формирование ростков многополярности, а также категорическое желание взять под свой контроль все энергоресурсы, послужили очередным импульсом в активизации США в данном направлении и не только.

США пытаются сосредоточить на себе все решения связанные с урегулированием конфликтов на пространстве СНГ, в том числе конфликт между Грузией и Абхазией. Для Белого дома все предельно ясно. Нет сомнений в том, что США пытаются лишить Россию влияния в традиционной зоне российских интересов, оттеснить Москву от урегулирования постсоветских конфликтов. Принимая активное участие в разрешении конфликтов, Вашингтон, тем самым реализует свои амбициозные планы в контроле не только над территориями бывшего Союза, но и в непосредственном осуществлении различных энергопроектов. Существенным образом США стремятся влиять на урегулирование конфликта между Грузией и Абхазией, пытаясь перехватить миротворческую инициативу у России, как это было сделано в разрешении конфликта между Нагорным Карабахом и Азербайджаном.

В настоящее время грузино-абхазский конфликт переживает стадию перерастания его в проблему совершенно иного уровня. Создается новый расклад сил на Кавказе. С начала XXI века все более четко определяются интересы США в регионе. Известный американский политолог Ариэль Коэн довольно четко выразил американские подходы к урегулированию конфликтов на Кавказе. Их определяют, прежде всего, заинтересованность в энергоресурсах каспийского бассейна, желание изолировать Закавказье от влияния России, поддержание интересов основных своих партнеров - Турции и Израиля. В этом контексте рассматриваются и стратегические интересы США, направленные на обеспечение гарантий независимости и территориальной целостности Грузии, Азербайджана и Армении. Коэн считает, что необходимо дать понять Москве, что дальнейшая поддержка сепаратизма будет означать конец американской помощи.

Профессор из Иллинойса Роберт Брюс Уэар считает, что Грузия может стать стратегически важным сторожевым постом США не только вследствие ее близости к "горячим точкам" на Ближнем Востоке и Средней Азии, но также потому, что она являлась бы ключевым звеном в цепи американских баз, которые сегодня охватывают Россию. Кроме того, американские войска оказались бы там, откуда может обеспечиваться охрана проходящего через Грузию важного маршрута транспортировки на западные рынки нефти из месторождений Каспия. В сочетании с новыми возможностями альтернативного маршрута через Афганистан и Пакистан это могло бы помочь в выдавливании из конкуренции за каспийскую нефть нынешних соперников - России и Китая.[2, 79]

Наличие же американских военных баз вблизи от Каспийского моря не может не рассматриваться и в качестве попытки усилить позиции США в выборе путей транспортировки каспийской нефти. По словам Примакова Е.М., в этом плане немалое значение имеет обозначившееся под флагом борьбы с терроризмом американское присутствие и в Грузии, ведь судя по всему, администрация Буша стремится укрепить стремление некоторых американских крупных нефтяных компаний протянуть нефтепровод через Иран и лоббирует дорогостоящий (по различным оценкам, от 2,5 до 4 млрд. долларов), но стратегически выгодный для США нефтепровод, способный перекачивать до 1 млн. баррелей в день из Баку через Грузию в турецкий порт на Средиземном море Джейхан.

Грузино-абхазский конфликт оказывает сильное влияние на проблематику транспортировки нефти, вовлекая в свою орбиту стратегические интересы России и Запада. Каждая из сторон стремится с помощью использования определенных рычагов давления достичь собственных интересов. Таким образом, дискуссии вокруг трубопроводов затрагивают не только проблему транспортировки нефти и газа, но и всю стратегию экономического развития, принятого грузинским правительством, а также взаимосвязь между интересами стран Центральной Азии и Кавказа, с одной стороны, и основных экономических игроков, действующих на мировом рынке, - с другой. Да и сами государства постсоветского пространства стремятся побыстрее изжить былую их зависимость от России, создать собственное объединение, способствующее их дальнейшему экономическому процветанию и расширение международной активности.[3, 159]

3.2 Программа урегулирования конфликта.

В ходе урегулирования конфликта в Абхазии крайне важно учесть интересы обеих заинтересованных сторон, а именно: предоставить народу Абхазии возможность реализовать свое неотъемлемое право на самоопределение при соблюдении территориальной целостности Грузии в пределах ее международно признанных границ.

Для полиэтнической Грузии модельфедеративного устройства является наиболее подходящей. При этом правительство Грузии в целях сохранения самобытности каждой общины многонационального населения Абхазии и содействия развитию ее экономики, должно делегировать властям последней необходимый для этого объем политических и административных полномочий, безусловно, больший, чем был в доконфликтный период.

В условиях неурегулированности конфликта жизненно важное значение приобретает вопрос о физической безопасности населения проживающего в зоне конфликта. Вполне понятно, что до тех пор, пока между Грузией и Абхазией не будет подписано соглашение о мерах по не возобновлению военных действий, гарантом которого будут выступать ООН, Россия либо другие страны или организации, обеспечение безопасности стоит на первом месте.

Одной из основных проблем является проблема беженцев. Интеграция в грузинское общество тех беженцев, которые к этому готовы и лоббирование интересов тех, кто намерен вернуться в Абхазию. Построение прававого государства с демократическими институтами в Грузии и Абхазии, с сильным гражданским обществом, которые станут необходимыми условиями для равноправия и полноценного существования этнических грузин в Абхазии, или абхазского народа в Грузии.

Внутриполитическая стабильность и оздоровление экономики (особенно борьба с коррупцией) является важным условием для реализации крупных международных проектов.

«Открытие» Абхазии для внешнего мира. Сближению и трансформации конфликта конфликта поможет создание таких механизмов экономических взаимоотношений, которые способствовали бы совместным экономическим проектам грузинских и абхазских государственных и частных предприятий.

Создание совместного грузино-абхазского транспортного концерна, который будет монопольно контролировать железнодорожные, авиационные, автомобильные перевозки грузов и пассажиров, следующих из зарубежных стран и в зарубежные страны по территории Абхазии и Грузии. Финансированием данного проекта может заинтересоваться какая-либо международная организация. Если проект будет воплощен в жизнь, на его основе можно будет создать и другие подобные совместные экономические проекты.

Легализация деятельности абхазских экономических структур – частных, государственных, смешанных - на территории Грузии, то есть абхазские экономические субъекты, которые зарегистрированы в Сухуми, смогут иметь свободные экономические отношения и работать на территории Грузии. Это поможет способствовать тому, чтобы грузинское государство начало переговоры со странами СНГ, Турцией, Болгарией о легализации деятельности абхазских экономических структур и на их территориях.

Открытие информационного пространства Абхазии. Использование новейших информационных технологий, те интернет и его возможности. Создание веб-сайтов, дискуссионных интернет клубов, способствовало бы сближению, получению информации о друг друге. Есть прямые контакты, но полной информации о друг друге стороны не имеют. Поэтому открытие агентств, газет с общими или совместными редакциями, или сотрудничество двух газет было полезным.

Особое внимание нужно уделить независимым теле-, радиопрограммам. Если удастся создать независимый канал или свободные передачи, это послужило бы трансформации конфликта и сближению народов. Главное получать информацию, узнавать как оценивают ситуацию разные слои общества. Все эти подходы и многие другие, будут способствовать созданию общего информационного, коммуникационного и в какой-то степени экономического.


Заключение .

К сожалению, мировое сообщество не выработало действенного механизма разрешения конфликтов, связанных с этническими, территориальными, политическими и правовыми противоречиями. Противоречивость основных принципов международного права, права наций и народов на самоопределение и территориальная целостность государства, двойные стандарты в разрешении подобных конфликтов, в угоду геополитическим устремлениям ведущих стран, осложняют процесс урегулирования подобных конфликтов.

Усилия ООН, ОБСЕ и Российской Федерации на протяжении 10 лет привели к отказу сторон от применения силы в разрешении конфликта, переводу противостояния в рамки переговорного процесса. Обе стороны и грузинская и абхазская, неоднократно заявляли о понимании недопущения применения силы, закрепляя это в совместно подписанных документах. Но, непримиримость сторон в вопросе статуса Абхазии и эскалация напряженности со стороны Грузии (майские события 1998г в Гальском районе и совместный рейд банды Гелаева и грузинских силовиков в 2001г в Кодорское ущелье Абхазии) ставит под угрозу срыв мирного переговорного процесса.

Анализ грузино - абхазского конфликта показывает, что эту проблему нельзя решить без учета ее исторических, этнических, демографических, территориальных и правовых аспектов, без исправления ранее допущенных правовых ошибок. Весь ход историко-политических событий позволяет сделать следующие выводы:

Существенно, что лидеры абхазии неоднократно выказывали желание, во-первых, сохранить многоэтничный состав населения республики, а во-вторых, быть частью более крупной федерации. По сути Абхазия никогда не стремилась к полной независимости, абхазы хотели лишь одного-чтобы уважались их права как особого народа со своим особым языком и культурой. Абхазские интеллектуалы давно задумывались о далеком прошлом своего народа и пытались наделить его великой историей. Особую потребность в этом они испытывали на рубеже19-х 20-х веков когда Абхазия потеряла свое имя, ее этнический состав быстро менялся далеко не пользу абхазов, и абхазские просветители стремились всеми силами сдержать процесс эрозии абхазской культуры и привить абхазам национальное самосознание.

Грузино-абхазский конфликт оказывает сильное влияние на проблематику транспортировки нефти, вовлекая в свою орбиту стратегические интересы России и Запада. Каждая из сторон стремится с помощью использования определенных рычагов давления достичь собственных интересов. Таким образом, дискуссии вокруг трубопроводов затрагивают не только проблему транспортировки нефти и газа, но и всю стратегию экономического развития, принятого грузинским правительством, а также взаимосвязь между интересами стран Центральной Азии и Кавказа, с одной стороны, и основных экономических игроков, действующих на мировом рынке, - с другой. Да и сами государства постсоветского пространства стремятся побыстрее изжить былую их зависимость от России, создать собственное объединение, способствующее их дальнейшему экономическому процветанию и расширение международной активности.

Желание Грузии войти в блок НАТО рассматривается Абхазской стороной как угроза, они видят в этом отражение косовских событий. Предполагают развитие анологичных событий по отношению к себе.

Грузинская сторона настаивает на том, что данный конфликт является чисто внутренним (гражданской войной), и возражает против его трактовки как «грузино-абхазского», поскольку это узаконивает притязания абхазской стороны на особый статус. Тбилиси заинтересован в скорейшем завершении конфликта с Абхазией, поскольку сюда стали вмешиваться нефтяные интересы: обеспечение безопасности терминала в Супсе и самого нефтепровода Баку-Супса, который прокладывается неподалеку от зоны конфликта. Руководители Грузии готовы обсуждать с абхазскими лидерами статус автономии, но при выполнении предварительных условий, главное из которых - возвращение грузинских беженцев в Гальский район, который они покинули во время войны 1992-1993 гг. Их численность оценивается грузинской стороной в 200 тысяч человек. В результате действий грузинских экстремистов из так называемого «Белого легиона», нападавших на абхазов в Гальском районе, еще 30-40 тыс. грузин бежало отсюда. После относительной стабилизации обстановки, а также в результате принятого абхазскими властями 1 марта 1999 г. решения, позволяющего грузинским беженцам вернуться в родные места, несколько десятков тысяч (по утверждению Ардзинбы - более 60 тысяч12) беженцев вернулось в Гальский район. Из них более 97% участвовали в выборах президента Абхазии 3 октября 1999 г.

Абхазская сторона не возражает против заключения с Тбилиси договора федеративного, конфедеративного либо союзного, но не приходится сомневаться, что это - лишь эвфемизмы для реализации идеи обособления от Грузии и создания независимого государства. Официальные лица Абхазии предлагают отношения «равного партнерства» в рамках конфедерации, на что официальный Тбилиси пока не соглашается, предпочитая обсуждать варианты федерации или «общего государства».


Cписок литературы :

1. Александров. Д// Грузия красит каски// Взгляд// 2008

2. Аспекты грузино-абхазского конфликта // Ирвайн// 2002//с 288

3. Дегоев. В. В.//Большая игра на Кавказе: история и современность//Статьи, очерки, эссе.// «Русская панорама»// 2001//с 350

4. Долинчук.С //Абхазия готовиться к войне//www.dp.abhazia.com/gazeta_2.html

5. Жидков. С // Бросок малой империи // 2002//с 450

6. Жирохов. М.А.//Абхазский излом//2003//с 270

7. Казенин. К. И// Грузино-абхазский конфликт 1917-1992// Москва// Издательство «Европа»//2007//с 380

8. Лежава. Г. П// Между Грузией и Россией.// Москва// 1997//с 280

9. Малышева. Д. Б //Конфликты в развивающемся мире, России и СНГ: религиозный и этнический аспекты// Москва //1997//с 230

10. Мяло. К. Г //Россия и последние войны XX века (1989-2000) К истории падения сверхдержавы//2000//с 340

11. Постсоветские конфликты и Россия.// Москва //1995//с 265

12. Пряхин. В. Ф//Региональные конфликты на постсоветском пространстве//2000//с 340

13. Сидорина. Т. Ю, Полянников. Т. Л. //НАЦИОНАЛИЗМ теории и политическая история// Москва //2006//с 230

14. Тужба Вианор //Правовые аспекты грузино-абхазского конфликта// www.apsny.ru

15. Хагба. В// Агрессия Грузии и Международное право.// Гагра-1995

16. Харабуа. Р.//Геополитические притязания России и США в урегулировании грузино-абхазского конфликта // АПСНЫПРЕСС, 21.09.2006

17. Шария. В. //Абхазская трагедия//1993г//с 358

18. Шнирельман. В. А// Войны памяти мифы, идентичность и политика в Закавказье// Москва //2003//с 456

19. Чирикба. В //Грузино-абхазский конфликт: в поисках путей решения//www.poli.vub.ac.be

20. Лакоба. С // Абхазия –де-фактоили Грузия де-юре?//2001//с 160

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий