регистрация / вход

Европейский Союз: этапы развития, проблемы, перспективы

Процесс объединения Европы как один из главных мировых геополитических сдвигов послевоенного времени, основные этапы формирования и развития Европейского Союза, его место и значение на мировой арене. Проблемы регионального развития, поддержка интеграции.

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

"Тульский государственный университет"

Кафедра мировой экономики

Экономическая теория

КУРСОВАЯ РАБОТА

"Европейский Союз: этапы развития, проблемы, перспективы"

Тула 2009

Оглавление

Введение

1. Этапы развития Европейского Союза

1.1 Этапы формирования ЕС

1.2 Стадии развития интеграции

2. Проблемы развития Европейского Союза

2.1 Проблемы регионального развития

2.2 Поддержка интеграции

2.3 Проблема безработицы

3. Перспективы

Заключение

Список литературы

Введение

Один из главных мировых геополитических сдвигов послевоенного времени – процесс объединения Европы. Идея "общеевропейского дома" существовала давно. Объединить под своей властью Европу мечтали еще древнеримские императоры. Весомый вклад в европейскую интеграцию внесло христианство, ставшее важным объединяющим началом в жизни региона. Идею "Европы для всех" в XIX в. пропагандировал В. Гюго. О перспективах "Соединенных Штатов Европы" писал В.И. Ленин. В 1946 г. к образованию Объединенных Государств Европы призывал У. Черчилль. Послевоенный процесс реального объединения стран Западной, а затем и Центрально-Восточной Европы в "общеевропейский дом" стал одним из важнейших факторов развития региона. В результате 25 марта 1957 г. в Риме был подписан договор об учреждении Европейского экономического сообщества (ЕЭС).

Европейское сообщество сегодня (с 01.11.93 г. Европейский Союз) – это средоточие существенной части мирового экономического потенциала; образ жизни сотен миллионов человек; феномен, задающий коренные импульсы новому политическому устройству континента. Для Российской Федерации ЕС – это крупнейший торговый и один из главных стратегических партнеров в мире.

Изучение взаимоотношений партнеров по Сообществу способствует более четкому представлению о современном состоянии и перспективах развития интеграционной группировки, оно также важно для выбора верной стратегии сотрудничества с ЕС. Анализ уникального опыта партнерства группы государств с широчайшей диверсификацией национальных интересов в рамках организации, основанной на понимании необходимости координации действий, объединения сил и средств, должен быть использован в качестве примера для других интеграционных объединений.

Актуальность данной темы заключается в той огромной роли, которую играет на сегодняшний день Европейский Союз в международных отношениях нового типа в XXI веке – как в социально-экономической, так и в военно-политической сферах. Это объясняется целым рядом причин. Одной из основных, несомненно, является изменившаяся картина миропорядка. Уход из политической жизни СССР, коллапс биполярной системы, создание целого ряда новых государств и, следовательно, новых проблем – все это вместе взятое подвигло многие страны искать утерянную сбалансированность в новых формах коллективной безопасности и экономического сотрудничества – так называемых региональных организациях. И одной из ярчайших примеров такой организации, безусловно, является ЕС. История имеет множество примеров различного рода альянсов, союзов и т.п. Однако ЕС, без сомнения, образец абсолютно иных мотивов интеграции.

1. Этапы развития Европейского Союза

1.1 Этапы формирования ЕС

Европейский союз (ЕС) является крупнейшим региональным межгосударственным интеграционным объединением с сильными элементами наднациональности, проявляющимися в разработке и проведении единой политики в сферах торговли, сельского хозяйства, транспорта и других экономических областях. В рамках ЕС создан экономический и валютный союз, введена единая валюта – евро, которая с 2002 г. полностью заменила национальные валюты подавляющего числа стран-членов. Интеграционные процессы в Европе достигли наивысшего в мире уровня. В состав Евросоюза в настоящее время входят 27 стран Европы и несколько стран являются кандидатами. История этого Союза началась более полувека назад.

Важно отметить, что с самого начала западноевропейской интеграции большое значение придавалось созданию прочной, детально разработанной правовой базы, что явилось основополагающей предпосылкой ее успешного развития.

Первой вехой многостороннего западноевропейского взаимодействия в Хозяйственной области стало образование в 1951 г. Европейского объединения угля и стали (ЕОУС). В его основе лежала выдвинутая в трудные послевоенные годы французским политическим деятелем Жаном Монне и министром иностранных дел Франции Робером Шуманом идея об объединении угольной и сталелитейной промышленности Германии и Франции под контролем наднационального органа. В ЕОУС первоначально вошли Франция, ФРГ, Бельгия, Голландия, Люксембург и Италия.

Объединение было наделено статусом самостоятельного юридического лица, обладающего правоспособностью в международных отношениях. Для управления им создавалась система институтов, основная схема которых была впоследствии воспринята Европейским экономическим сообществом (ЕЭС).

ЕОУС было первой организацией не только в Европе, но и в мире, создавшей наднациональный механизм, потенциал которого развивался и укреплялся по мере углубления и расширения западноевропейской экономической интеграции. Этот потенциал оказался огромен, на создании наднациональной основы строился весь дальнейший европейский интеграционный процесс.

ЕОУС стало предвестником более широкого интеграционного объединения западноевропейских стран еще и потому, что договор об его учреждении помимо статей, посвященных практическим проблемам коллективного управления сталелитейной и угольной промышленностью, содержал пункты, которые излагали более широкие и далеко идущие цели, такие как содействие экономическому развитию, росту занятости и повышению жизненного уровня населения; поддержание мирных отношений; создание экономического сообщества, которому надлежало стать основой для широкого и глубокого сообщества народов, долгое время разделенных кровавыми конфликтами и др.

Однако на начальном этапе интеграции эти цели оказались преждевременными: попытки распространения интеграционного наднационального принципа на другие сферы межгосударственных отношений (в частности, на вопросы безопасности) терпели неудачу в связи с чувствительностью национальных государств к его практическому применению. Поэтому на много лет вперед главным правилом западноевропейской интеграции стала постепенность и строгое соблюдение первоочередности экономической интеграции как основы интеграции политической.

В 1955 г. министрами иностранных дел той же "шестерки" государств было принято решение о подготовке договора, предусматривающего расширение сферы экономической интеграции, и резолюция о создании Общего рынка. Одновременно прорабатывался вопрос об интеграции атомной промышленности стран Западной Европы. В результате 25 марта 1957 г. в Риме был подписан Договор об учреждении Европейского экономического сообщества (ЕЭС), известный как Римский договор, а также Договор о создании Европейского сообщества по атомной энергии (Евратом). Целью последнего было объединение усилий стран-членов для развития ядерной энергетики в мирных целях. В Римском договоре подчеркивались его сугубо экономические цели. В политическом плане говорилось (в преамбуле) лишь о решимости стран-участниц заложить основы для более тесного союза европейских народов. Вместе с тем теперь можно с уверенностью сказать, что по замыслу авторов Римского договора развитие интеграционных процессов должно было привести к последовательному образованию не только таможенного, но и экономического, а затем и политического союза стран ЕЭС. Римский договор представлял собой последовательную программу экономической интеграции. При этом в качестве основной задачи предусматривалось создание Общего рынка путем ликвидации национальных барьеров на пути свободного движения товаров, рабочей силы, услуг и капиталов.

Предполагался и постепенный переход к проведению единой политики в различных областях экономической и социально-экономической жизни стран-участниц (сельское хозяйство, конкуренция, транспорт, налогообложение и проч.). Переход к единой торговой политике должен был обеспечить согласованные действия участников группировки во внешнеэкономической сфере и выступление ЕЭС как единого целого в системе международных экономических отношений.

1.2 Стадии развития интеграции

Мировая практика показывает, что национальные хозяйства сближаются поэтапно, переходя от простой стадии интеграции к более сложной по схеме: зона свободной торговли → таможенный союз → общий рынок → экономический и валютный союзы → полная экономическая и политическая интеграция.

Зона свободной торговли

Первым импульсом для создания зоны свободной торговли, а также общего рынка стал Парижский договор (1951 г.), установивший первую форму секторального объединения, отнесенного к рынку угля и стали. Зона свободной торговли, означающая упразднение таможен, а также нетарифного ограничения и двойного тарифного обложения в торговле между странами-членами, начала действовать только спустя восемь лет после подписания Парижского договора, когда 1 января 1959 г. были снижены таможенные тарифы между странами, входившими в состав Европейского экономического сообщества. Зона свободной торговли создавалась до 1968 г., когда вступил в силу таможенный союз. В этот период в 1957 г. в Риме были подписаны договоры о создании ЕЭС и ЕВРАТОМ, и в них описывался механизм про ведения объединения в два этапа – таможенный союз и общий рынок. Созданию зоны свободной торговли способствовало (а точнее – ее упреждало) введение преференций в торговле, которые частично исключали таможенные сборы в торговом обороте вплоть до получения конечного результата – нулевой таможенной ставки внутри ЕЭС, что произошло по прошествии десяти лет от момента начала экономической интеграции. В этом случае можно вспомнить, что торговые преференции Европейских сообществ также были применены в отношении новых стран – членом ЕС, в том числе и Польши, на основании объединительных договоров ЕЭС.

Пример возникновения зоны свободной торговли перед очередными формами европейской интеграции ясно указывает на то, что отношения между этими этапами не являются достаточно очевидными, а их сегментация по времени (схематичное представление: сначала или в первую очередь – затем – следующий шаг и т.д.) имеет характер модели, как и в упомянутой выше модели Б. Баласа. На самом деле различные фазы интеграции в неявном виде перекрывают друг друга, реализуются различные их элементы, которые в долгосрочной перспективе дополняют друг друга.

С точки зрения общих целей экономической интеграции зона свободной торговли служила кроме всего прочего снижению уровня цен. Как известно, таможенные сборы являются важным элементом ценообразования. С большой долей обобщения и не вдаваясь в подробности микро- и макроэкономического анализа, можно сказать, что глобальный эффект этой фазы объединения выразился в росте общего благосостояния потребителя, решении вопроса выбора производителя и при этом нашел выражение в увеличении уровня продукции (понижение стоимости продукции) и уровня товарооборотов. Для Польши, например, особенно важным является период 1992–2002 гг., когда в результате заключения ею соглашений о зонах свободной торговли (особенно EACT/EFTA и ЦЕССТ/CEFTA) произошел скачок в ее развитии. Наибольшее значение в данном случае имело Соглашение об объединении ЕЭС/ЕС: прирост торговли с ЕС в шесть раз больше, чем со странами ЕАСТ, и в 17 раз больше, чем со странами ЦЕССТ.

Таможенный союз

Таможенный союз отличается от зоны свободной торговли основным элементом: если в зоне свободной торговли страны-участницы снижают таможенные сборы во взаимных товарооборотах, при этом они вольны сами определять ставки таможенных сборов в отношении третьих стран, конкурируя между собой на внешних рынках, то в случае таможенного союза страны-участницы согласовывают таможенные тарифы в отношении третьих стран. Таким образом, они проводят общую торговую политику на рынке третьих стран. Очень важно заметить, что на конкурентоспособность стран-участниц на рынках третьих стран в случае зоны свободной торговли решающее воздействие оказывала ставка таможенных сборов, а не очевидная стоимость производства товаров. В результате в странах – участницах возрастает производство, усиливается экономическое сотрудничество, углубляется взаимный торговый обмен. Торговля же с третьими странами отвечает различным модификациям или даже некоторым ограничениям в интересах интеграционного объединения; углубляется производственная специализация, что в результате приводит к росту предложения товаров и услуг (эффект производства), сочетающемуся с повышенной потребительской способностью отдельных клиентов (домашних хозяйств), а в конечном итоге наступает рост ВВП.

Основываясь на исследованиях результатов введения таможенного союза в ЕС, отметим, что он должен привести к росту ВВП на 4.3–6.4%, причем этот рост наполовину обеспечивается исчезновением торговых барьеров, а наполовину – ростом конкуренции.

Можно сказать, что в настоящее время не подлежит сомнению: динамические эффекты таможенного союза многообразны и неоспоримы. В рамках интеграционной группы участие в таможенном союзе влияет на рост национального дохода и рыночной конкуренции, а вместе с ростом производства наступает снижение средней себестоимости. Это участие благоприятствует также демонополизации. Иначе говоря, торговая либерализация в условиях таможенного союза приводит к изменениям в существовании монопольного и даже олигархического производителя, т.е. способствует дроблению или ограничению деятельности монополии. Если местный производитель не учел иностранной конкуренции в своей деятельности, используя свое доминирующее положение на рынке, то в условиях таможенного союза из-за снижения цен доходы производителя снижаются, постепенно он теряет свое привилегированное положение, а выигрывает потребитель.

Общий рынок

Общий рынок – определение очередного эта па евроинтеграции. Установление общего рынка как одной из важных целей и одновременно очередного этапа интеграции было заложено в ст. 2 Римского договора о создании Европейского экономического сообщества. При этом было оговорено, что данный процесс должен проходить эволюционно в течение 12 лет, т.е. до 1969 г. Однако само понятие общего рынка определялось только в очень общих чертах, как некая территория (в конкретном разделе – территория государств участников интеграционного объединения), в рамках которой осуществлена свобода перемещения факторов производства или реализованы так называемые четыре свободы: перемещения капиталов, товаров, услуг и рабочей силы. Следствием размытости этого понятия был недостаток описания конкретных инструментов или установления способов осуществления такой формы интеграции. Фактически же не произошло создания общего рынка, процесс интеграции остановился на этапе таможенного союза. Кроме того, следует сказать, что положение ст. 2 выражало некое руководящее направление и имело "рамочный", а не директивный характер.

Одним из главных инициаторов всех дел выступал тогдашний председатель Еврокомиссии Жак Делор. По его инициативе комиссия под руководством лорда Кокфельда выпустила "Белую книгу". Этот документ содержал кроме всего прочего подробный анализ препятствий на пути создания общего рынка, в нем же был перечислен инструментарий для необходимых изменений. Одобренная Европейской комиссией и принятая на саммите в Милане в июне 1985 г. "Белая книга" послужила основой реальной программы создания общего рынка, совпавшей с реформой основополагающих договоров сообществ, главным образом Римского договора, которым и было положено начало создания ЕЭС. Принципы институциональных и политических изменений и необходимых импульсов для развития нашли окончательное выражение в Едином европейском акте, подписанном в 1986 г. всеми странами – членами Европейских сообществ (вступил в силу 1 июля 1987 г.). С нашей точки зрения, понятие общего рынка в этом акте было заменено понятием внутреннего рынка, который описывался как пространство без внутренних границ. Впоследствии на основании данного соглашения было принято около 280 правовых актов, послуживших реализации этого рынка согласно принятому решению до 1992 г. В целом же потребовалось почти 30 лет, чтобы концепция общего рынка (внутреннего рынка) в полной мере стала реальностью.

Экономический и валютный союзы

Экономический и валютный союз.Согласно модели Баласа, данная разновидность союза является предпоследним (IV) этапом полной интеграции. Она означает такой уровень международной интеграции, который с помощью валютно-денежной унификации дополняет таможенный co юз, зону свободной торговли и общий рынок.

В рамках ЕС экономический и валютный союз стали функционировать с 1 января 1999 г. согласно Маастрихтскому договору (Договор о Европейском Союзе). Начиная с 1 января 2002 г. союз стал полностью валютным союзом – как известно, общая валютная единица евро введена в обращение в 12 странах, в которых эта единица заменила национальные валюты. Однако директивное решение было принято в Гааге в 1969 г. (1–2 декабря). Если допустить, что введение общей валюты является последним элементом, венчающим всю многоуровневую конструкцию валютного союза, то впору говорить о существовании 30 – летнего периода строительства этого союза с различными последовательными фазами.

2. Проблемы развития Европейского Союза

2.1 Проблемы регионального развития

Для набирающей силу скептической точки зрения относительно дальнейшего расширения ЕС определенное значение имеет экономический аргумент: заявки с просьбой о вхождении в ЕС поступают от стран с относительно низким уровнем развития экономики, слабой технической инфраструктурой, низким по сравнению со среднеевропейским уровнем ВВП. Эти страны по большому счету не отвечают установленным в ЕС критериям принятия новых членов (так называемые критерии вхождения). Таким образом, достижение экономического единения и равномерного развития всех стран – членов ЕС становится все более проблематичным, а цена расширения может негативным образом сказаться, например, на формировании общего бюджета ЕС, что в результате будет оказывать сдерживающий эффект на темпы развития ЕС в целом. В этом случае может начать играть более значимую роль принцип "усиленного сотрудничества" (или "расширенного сотрудничества", как это трактует, например, Ниццский договор) стран – членов ЕС с более высоким экономическим потенциалом. Тогда в полной мере проявит себя формула "разноскоростной интеграции", идеологами которой уже в 70-х годах прошлого столетия были Вилли Брандт и Лео Тинденманс. В этом случае следует принять во внимание существенную проблему: при большом количестве стран, входящих в ЕС, со все более и более разнящимся уровнем экономического развития предложенная формула фактически означает дифференциацию темпа интеграции (либо дифференциацию степени интеграции в данных областях) в группах стран – членов ЕС: одни государства быстрее реализуют цели объединения, другие – медленнее. Одни государства находятся как бы в привилегированном положении – быстрее достигают цели и быстрее получают от этого экономические выгоды. Другие же – в более худшем положении. Это не только проблема так называемого членства "второго сорта", или неравноправного партнерства, второразрядного и урезанного, особенно когда речь идет о процессе принятия решения в выработке согласованной интеграционной политики или их положения в институциональных органах Европейских сообществ (в Европейском Союзе). В конечном счете практическая реализация такого сценария евро-интеграции в большом масштабе влечет за собой фундаментальную угрозу: региональная экономическая интеграция становится половинчатой, и ее суть оказывается подорванной. Это возможно в том смысле, что отдельные страны – члены ЕС с разной скоростью и в разных сферах будут участвовать в реализации отдельных фаз экономической интеграции, которые описываются моделью Бела Баласа (BelaBalassa). В результате в долгосрочной перспективе достижение регионального экономического объединения становится призрачным.

2.2 Поддержка интеграции

Переломным событием в процессе европейской интеграции стало подписание в 1985 году Единого европейского акта (ЕЕА), который обозначил начало её нового этапа, создание на основе существующих сообществ Европейского сообщества и углубление компетенции ЕС в области координации не только экономической, но и многих других областей внутренней и внешней политики. Маастрихтский Договор о Европейском Союзе (1992 г.) законодательно закрепил озвученные в ЕЕА цели и ввёл общее европейское гражданство.

Эти изменения в настроении населения стали особенно болезненны для процесса европейской интеграции, поскольку начались именно тогда, когда ЕС вступил в наиболее активную фазу своего развития, при которой одобрение его европейскими гражданами становилось всё более важным. Если до Маастрихта интеграционный процесс касался лишь вопросов межгосударственного сотрудничества, то после него интеграция вызвала необходимость изменения внутриполитической жизни каждой из стран и стала затрагивать жизнь простых граждан непосредственно. Европейские граждане стали задаваться вопросами относительно политики совершенно разных уровней, начиная от регламентации ЕС продажи отдельных продуктов питания и напитков и заканчивая общим характером системы распределения. Но главным стал вопрос о том, в каком направлении движется европейская интеграция и кто находится у её руля. Как показывали опросы, в 1992 году только 14% граждан ЕС были удовлетворены уровнем "демократического влияния", доступного им в институтах ЕС. В том же году впервые был зафиксирован численный перевес граждан ЕС, которые были не удовлетворены тем, как работает демократия в их собственной стране (52% против 45%).

Со временем, когда европейское население стало привыкать к новым условиям, новый уровень интеграции воспринимался как данность, а полномочия Европарламента постепенно расширялись, показатель поддержки европейской интеграции среди граждан ЕС стабилизировался в рамках коридора от 48% до 56%. не опускаясь ниже достигнутой в 1996 году нижней планки, но и не дотягиваясь до прежних высот. Таким образом, почти всеобщая поддержка интеграции, при которой основная масса населения не была посвящена в содержание европейской политики, сменилась более прагматичным к ней отношением, а количество граждан, удовлетворённых состоянием демократии в ЕС, увеличилось с 35% в 1997-м до 49% в 2005 году.

Однако, вне зависимости от колебаний поддержки интеграции в целом европейским населением, всегда были те, кто поддерживал её больше, и те, кто меньше. Какие же социальные слои скорее поддерживают и какие скорее не поддерживают европейский интеграционный процесс?

Таблица 1 (Приложение) демонстрирует данные опросов о поддержке интеграции разными категориями населения как в период наиболее высокой (до Маастрихта), так и в период наиболее низкой поддержки.

Мы видим, что разочарование в работе демократии и вообще в европейской политике не сильно повлияло на соотношение сторонников и противников интеграции в каждой из выделенных социальных групп. И в 1991 году (до падения поддержки), и в 1996-м интеграцию в большей степени поддерживали более образованные, более обеспеченные и более молодые слои населения. При этом в первую очередь поддержка интеграции зависит от уровня образования и связанного с ним уровня дохода.

Общее падение поддержки интеграции после Маастрихта происходит прежде всего за счёт её падения в менее образованных и менее обеспеченных слоях (зависимость этого падения от возраста не прослеживается), то есть среди тех, кто и раньше поддерживал её меньше остальных. Те же категории населения, которые и ранее лучше относились к интеграционному процессу (более образованные и обеспеченные), в большей степени, чем другие, поддержали и его новую стадию Маастрихтский договор. Это подтверждают и данные опроса, проведённою в 1992 году в котором европейцев спрашивали, как они станут голосован" в случае референдума по вопросу о Маастрихтском договоре: 43% проголосовали бы "за" договор, 27% – "против" и 30% – не определились с ответом. Распределение ответов в зависимости от социально-демографических характеристик (без учёта тех, кто не определился) показано в таблице 2 (Приложение).

Мы видим, что большое влияние на отношение к Маастрихту оказывает вид деятельности: за новый уровень интеграции в большей степени голосуют менеджеры и в наименьшей – рабочие, а также непосредственно связанный с ним уровень образования. Возраст, как и прежде, имеет наименьшее значение.

Каждый следующий этап интеграции, как в плане её углубления (от Европейского объединения угля и стали до разработки Евроконституции), так и в плане расширения числа участников (от Европы-6 до Европы-25 и далее), вызывает новое сопротивление населения, которое всё чаще задаётся вопросом, каковы границы интеграции. Вслед за рациональной оценкой того вклада, который она несёт для национальных экономик, граждане начинают опасаться, что дальнейший процесс интеграции будет угрожать национальной идентичности. Ите, кто согласен с теперешним списком членов и теперешним уровнем интеграции, могут быть против расширения его на культурно чуждую Турцию и дальнейшего углубления, способного привести к окончательной утрате национальных суверенитетов.

Эти настроения нашли своё выражение в отказе населения Франции и Нидерландов принять конституцию, предусматривающую более глубокий уровень интеграции. При этом в 2005 году на референдумах можно было проследить прежнюю тенденцию распределения голосов между различными категориями населения. Среди наименее образованных поддержка Евроконституции была крайне низка, в то время как среди лиц с университетским дипломом за неё было большинство. Евроконституцию поддержала социальная элита, и её отвергло большинство рабочих и пенсионеров.

Конституция 2005 года была неудачной попыткой сделать рывок вперёд, к более глубокому уровню интеграции. В своё время такой же попыткой, но удавшейся, был Маастрихтский договор 1992 года. И если сравнить голосование во Франции по Маастрихтскому договору (он был одобрен 51% французов)" и голосование по Евроконституции, становится очевидно, что многие особенности социальной поддержки этих двух уровней и этапов интеграции не изменились. Во Франции коммерсанты и руководители предприятий, поддержавшие Евроконституцию в 2005 году, в 1992 году в большинстве своём голосовали против Маастрихта (51%). Но и в 1992 году поддержка интеграции лицами с университетским дипломом (71%) и представителями свободных профессий и интеллектуалами (70%) была гораздо выше средней, а лицами без диплома (43%) и рабочими (42%) – ниже.

В 1992 году с трудом прошедший ратификацию Маастрихтский договор был таким же смелым шагом вперёд, к неизвестному будущему, как и в 2005 году не прошедшая Евроконституция. Но сейчас договор 1992 года стал уже нормой, частью привычного мира. И существующий уровень интеграции, созданный им, поддерживается значительно более широкими социальными слоями, чем в своё время поддерживался сам Маастрихт.

Поддержка интеграции более образованными характерна не только для старых членов Европейского Союза. Схожая картина складывается из данных опроса населения 13 стран-кандидатов в 2003 году. И в старых членах ЕС, и в новых на разных этапах интеграции проявляются некоторые постоянные тенденции. Поддержка интеграции тесно связана с образованием: она максимальна у наиболее и минимальна у наименее образованных. Поддержка интеграции выше у лиц свободных профессий и интеллектуалов ("по определению" наиболее образованных) и ниже у рабочих, выше у наиболее обеспеченных и ниже у мало обеспеченных. Она максимальна в больших городах – сосредоточении интеллектуальной жизни – и минимальна в сельской местности.

2.3 Проблема безработицы

Высокая доля безработных в экономически активном населении – проблема всех стран ЕС, имеющая долговременный характер. Причины повышенного уровня безработных кроются в демографической ситуации (рост численности рабочих-иммигрантов, высокая активность женщин, ускоренные темпы роста активного населения в районах, где проблема безработицы наиболее остра), а также зависят от конъюнктуры. В начале XXI в. среди стран, относительно благополучных по этому критерию, можно назвать Австрию, Великобританию, Ирландию, Нидерланды. Швецию (менее 5%). Самая большая безработица в Испании -11,3%, Франции – 9,7, Греции – 9,6, Финляндии – 9,0%. В табл. 3 (Приложение) приводится удельный вес численности безработных в численности экономически активного населения.

Большой проблемой для ЕС является преодоление долгосрочной безработицы. Коэффициент так называемых "исключенных" (доля лиц, ищущих работу более года, в общем числе безработных) в Евросоюзе очень высок (49%). По абсолютной численности безработных в ЕС-25 лидируют Германия – 4,0 млн., Польша – 3,3 млн., Франция – 2,6 млн., Италия – 2,1 млн., Испания – 2,1 млн., Великобритания – 1,4 млн.

Страны Евросоюза представляют собой желанную цель для ищущих работу иммигрантов. По мнению немецких экономистов, важным условием устойчивого развития экономики в долгосрочной перспективе является прирост населения. Из-за медленных темпов его роста странам Европы трудно соперничать с Соединенными Штатами, экономика которых с 1960-х гг. развивалась быстрее, чем европейская. В США каждая женщина в среднем рожает двух детей, что обеспечивает по меньшей мере стабильную численность населения. В странах ЕС этот показатель не достигает и 1,5, поэтому, как считают специалисты, для пополнения рынка труда Евросоюз нуждается в иммиграции квалифицированной рабочей силы из третьих стран. Об этом свидетельствует нехватка рабочей силы в отдельных секторах экономики стран ЕС. Страны ЕС проводят различную иммиграционную политику, поскольку ситуация на рынке труда в каждой из них имеет свои особенности (табл. 4 – Приложение).

В Австрии, где в послевоенные десятилетия ощущалась нехватка рабочей силы в низкооплачиваемых группах трудящихся, проводилась весьма либеральная иммиграционная политика, следствием которой явилась самая высокая в ЕС (не считая Люксембурга) доля иностранцев среди населения. Каждый год в Австрии растет и доля иностранных рабочих в общем числе занятых.

Германия также привлекательна для многих ищущих работу иммигрантов. Согласно данным Федерального статистического ведомства ФРГ, в 2001 г. в страну въехало на 273 тыс. человек больше, чем ее покинуло, из них 84 тыс. – немцы и 188 тыс. – иностранцы. Большая часть из них пополнила экономически активное население. В 2002 г., по оценке того же ведомства, приток населения превысил его отток более чем на 200 тыс. человек. В принципе германский рынок труда открыт не только для жителей стран – участниц ЕС, но также и для граждан Исландии, Норвегии и Лихтенштейна.

В Великобритании с 1997 г. правительство почти в три раза увеличило число разрешений на занятие трудовой деятельностью для лиц, живших за пределами ЕС, доведя их до 140 тыс. в год. Но и этого было недостаточно для английской экономики, некоторые сектора которой испытывают нехватку рабочей силы, несмотря на 5%-ную безработицу. Правительство намерено выдать дополнительно еще 10 тыс. разрешений для иммигрантов, желающих работать в пищевой промышленности и гостинично-ресторанном секторе. Будет рассмотрена также программа, облегчающая процедуру иммиграции иностранным студентам, специализирующимся в области математики, естественных и инженерных наук.

Бельгия и Нидерланды, несмотря на официально провозглашенную ограничительную политику, относительно доступны для иностранной рабочей силы, не в последнюю очередь для нелегальных иммигрантов, число которых трудно поддается оценке. Что же касается легальной иммиграции рабочей силы, то здесь по-прежнему главную роль играет воссоединение семей. Но лидирует в ЕС Люксембург, где в настоящее время 37% из 441 тыс. жителей являются иностранцами. Ими занято около 60% из имеющихся в стране 280 тыс. рабочих мест. Причем каждый день ее границу пересекают граждане Франции, Бельгии и Германии, приезжающие на работу в Люксембург. Почти автоматически разрешение на трудовую деятельность получают граждане третьих стран, если они могут подтвердить, что ежемесячно зарабатывают в четыре раза больше люксембургской минимальной оплаты труда, которая составляет 1368 евро. Те, кто зарабатывает меньше, должны ждать решения комитета, занимающегося вопросами иммиграции. В 2002 г. было выдано 4,6 тыс. разрешений на трудовую деятельность, около 60% из них – гражданам Восточной и Центральной Европы. В 2001 и 2002 гг. вид на постоянное жительство в Люксембурге получили около 3 тыс. черногорцев.

Испания проводит сравнительно либеральную по сравнению с другими западноевропейскими странами иммиграционную политику. Большинство иммигрантов прибывают сюда из стран Латинской Америки, поскольку в Испании у них нет языковых проблем. Иммиграция латиноамериканцев, владеющих некоторыми нужными стране профессиями, даже поощряется. Более сложной является проблема интеграции жителей Северной Африки, образующих вторую по численности группу иммигрантов. Они находятся в Испании в основном нелегально, поэтому занимаются там наиболее низко оплачиваемой работой, например в сельском хозяйстве.

Правительство Франции в настоящее время стремится затруднить иммиграцию. При этом оно не только принимает более жесткие меры против нелегалов, но и осложняет выдачу вида на жительство легальным иммигрантам. Он будет в дальнейшем выдаваться только тому, кто проявит стремление интегрироваться во французское общество и овладеть французским языком. Особенно трудно устроиться на работу темнокожим африканцам, хотя французский язык все еще широко распространен в бывших колониях Франции.

3. Перспективы

После вступления в ЕС стран-новобранцев процессы углубления интеграции распространяются на всю новую территорию ЕС. По мнению российских экономистов О. Буториной и Ю. Борко, высказанному несколько лет назад, "переход к Экономическому и валютному союзу сопряжен с такими трудностями, требует таких усилий и расходов, что как раз на лом переходном этапе расширение становится если не препятствием, то, по меньшей мере, тормозом". Теперь, после вступления 10 государств в ЕС, эта точка зрения выглядит еще более правомерной. Еврозона становится структурой, объединяющей меньшинство участников ЕС, причем итоги референдума в Швеции, надолго закрывшего путь к вступлению страны в ЭВС, почти наверняка отодвинут сроки введения евро в двух других странах – Великобритании и Дании. Динамику ЕС в ближайшие 15–20 лет можно представить следующим образом:

- 2010 г. – страны "десятки" завершают переходный период полностью интегрируются в единый внутренний рынок ЕС с его "четырьмя свободами"; четыре государства – Венгрия, Мальта. Словения и Чехия – возможно, вступят в ЭВС; вероятно, к этому времени или несколько раньше к ЭВС присоединятся также Великобритания и Дания;

- 2010–2015 гг. – в ЭВС вступают остальные страны "десятки"; к концу периода завершают переходный период и полностью интегрируются в единый внутренний рынок Болгария и Румыния; членом ЕС становятся Турция, Хорватия, Македония;

- 2015–2020 гг. – Болгария и Румыния вступают в ЭВС, Турция, Хорватия, Македония завершают переходный период и, возможно, также присоединяется к ЭВС; в ЕС вступают Сербия и Черногория, Албания, Босния и Герцеговина.

Все это время институтам ЕС придется решать задачу координации макроэкономической политики трех групп государств: членов ЭВС, участников единого внутреннего рынка и новичков, находящихся в процессе адаптации. И все это время одним из основных направлений политики ЕС будет содействие процессу реальной конвергенции трех десятков стран, который, по сути, начинается заново и займет, видимо, не меньше трех десятилетий. Цена этой политики будет измеряться сотнями миллиардов евро.

Заключение

Объединяясь в Европейский Союз, страны – участницы руководствовались не только меркантильными интересами и экономическими соображениями. Безусловно, они играют не последнюю роль, но в основе европейского единения лежат также общая идеология, системы ценностей и присущее всем европейским политическим системам уважение прав и свобод человека. Именно положение индивида в обществе, его роль в политическом процессе, внимание, уделяемое правительствами нуждам отдельного человека, а не некой абстрактной общественной прослойки, видятся одним из действенных стимулов к объединению.

Безусловно, последние расширения ЕС внесли новые элементы в интеграционные процессы в этой группировке, они уже не будут такими, как они были до расширения. Еще до принятия новых членов в ЕС-15 стала очевидна разнородность Сообщества, что потребовало дифференциации при осуществлении отдельных видов политики. В частности, 15 стран разделились на тех, которые участвуют в Экономическом и валютном союзе (12 государств), и тех, которые не участвуют (Великобритания, Дания, Швеция). Однако это пока считается "внешним исключением", и такое положение не привело к расколу группировки. В Сообществе, состоящем из 27 государств – а в перспективе количество членов еще возрастет, необходимость дифференциации еще увеличится. Такая ситуация создает потребность изменений в интеграционных концепциях Евросоюза. Развитие "разноскоростной" интеграции, имевшее место и в формате ЕС-15, принимает еще более ярко выраженные формы в расширившемся Европейском Союзе, где одним участникам отведена роль впереди идущих локомотивов, а другим – прицепных вагонов.

Список литературы

1. Лопатников Д.Л. Экономическая география и регионалистика: учеб. пособие д/студентов вузов/ Д.Л. Лопатников. – М.: Гардарики, 2006. – 224 с.

2. Международная экономическая интеграция: учеб. пособие/под ред. Н.Н. Ливенцева. – М.: Экономистъ, 2006. – 403 с.

3. Сумароков В.Н. Расширение Европейского союза и внешнеэкономические связи России/В.Н. Сумароков, Н.В. Сумароков. – М.: Финансы и статистика, 2006. – 256 с.

4. Дабровски М. Обновленный Европейский союз и СНГ: реалии экономического сотрудничества/М. Дабровски // Неприкосновенный запас: дебаты о политике и культуре. – 2007. – №6 – с. 211–219

5. Фурман Е. Идея интеграции в ЕС и СНГ: социальная база и альтернативы/Е. Фурман // Современная Европа. – 2007. – №2 – с. 61–77

6. Ковальский Е. Нормативные основы динамики интеграционного процесса на пространстве общеевропейского рынка/ Е. Ковальский // Государство и право. – 2008. – №8 – с. 36–46

7. http://europa.eu.int/ – "Europa – The European Union On-Line"

8. http://ru.wikipedia.org

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий