регистрация / вход

Источники международного экономического права

Универсальные и специальные источники международного экономического права. Таможенные тарифы. Договоры по вопросам международной торговли товарами и услугами, финансовых отношений, движения инвестиций, экономической помощи, регулирования труда.

Реферат на тему

Источники международного экономического права


ПЛАН

1. Универсальные источники международного экономического права

2. Специальные источники международного экономического права.

3. Международные таможенные тарифы.

4. Литература.


1. Универсальные источники международного экономического права (МЭП)

20. Договоры и международные обычаи — это основная форма, в которой выражены правила поведения государств, международных организаций в их экономических отношениях. Это — универсальные источники международного экономического права.

Как известно, в международном экономическом праве распространено деление договоров на «договоры — законы» (правоустанавливающие) и «договоры-сделки».

К первой категории договоров относятся, например, торговые договоры, устанавливающие принципы торгово-экономических отношений; ко второй — соглашения о взаимной поставке товаров в течение согласованного срока, о строительстве объектов (трубопровод, АЭС), о поставке имущества в рамках экономической помощи и т.п.

В МЭП широко применяются договоры: а) межгосударственные; б) межправительственные; в) межведомственные.

По объекту регулирования международные договоры в МЭП можно классифицировать с определенной долей условности на группы договоров, регулирующие соответствующие комплексы международных экономических отношений:

— договоры по вопросам международной торговли товарами и услугами;

—договоры по вопросам международных финансовых (кредитных, валютных, налоговых и т.д.) отношений;

— договоры по вопросам движения инвестиций (в том числе о промышленном и научно-техническом сотрудничестве);

— договоры по вопросам международной экономической помощи;

— договоры по вопросам международного регулирования труда.

Важную роль в процессе создания договорных норм играют международные организации — ВТО, МВФ, МОТ и др., а также международные организации, являющиеся организационной основой интеграционных процессов.

21. Значительную часть международного экономического права составляют обычно-правовые нормы (универсальные, региональные, локальные).

Во второй половине XIX века, например, на основе лати­ноамериканской «доктрины К. Кальво и Л. Драго» сложился обычай недопустимости дипломатического и вооруженного вмешательства иностранных государств с целью взыскания долгов с государства и его граждан. В 1907 году этот обычай был закреплен Гаагской конвенцией об ограничении случаев применения силы для взыскания по договорным долговым обязательствам.

В XX веке имело место обыкновение в рамках международных экономических отношений предоставлять государствам, не имеющим выхода к морю, специальные преимущества и права, причем другие государства не могли претендовать на эти преимущества и права, ссылаясь на принцип наиболее благоприятствуемой нации (ПНБ). Первоначально единичная практика исключения из-под действия ПНБ указанных специальных преимуществ, будучи зафиксированной в 1964 году в рекомендации ЮНКТАД, стала обычно-правовой нормой, которая затем вошла в международные договоры: в Конвенцию о транзитной торговле стран, не имеющих выхода к морю (ст. 10), подписанную в 1965 году, и в Конвенцию ООН по морскому праву (ст. 126) 1982 года. С включением нормы в договоры она приобрела характер обычно-договорной нормы.

Наиболее ярким примером фиксирования и создания обычно-правовых норм МЭП служит Хартия экономических прав и обязанностей государств, принятая резолюцией ГА ООН 3281 (XXIX) 12 декабря 1974 г.


2. Специальные источники международного экономического права.

Решения (резолюции) международных организаций относят к специальным источникам международного эконо­мического права.

В качестве резолюций ГА ООН были приняты, например:

— Хартия экономических прав и обязанностей государств 1974 г.;

— Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН 1970 г.;

— Комплекс согласованных на многосторонней основе справедливых принципов и правил для контроля за ограничительной деловой практикой 1980 г. и др.

В ЮНКТАД в 1964 году были приняты известные «Принципы, определяющие международные торговые отношения и торговую политику, способствующие развитию».

Указанные документы, являясь резолюциями международных организаций, содержат в себе несколько видов норм, в частности:

— действующие обычно-правовые принципы и нормы МП и/или отраслевые нормы МЭП (при этом конкретизируется, уточняется их содержание и взаимосвязь);

— новые принципы и нормы, которые в результате согласия государств (opiniojuris), без продолжительной практики и прецедентов, становятся обычными нормами МП/МЭП (это обстоятельство и придает резолюциям международных организаций характер специального источника МП);

— политические (рекомендательные) нормы, имеющие высокую обязательную силу морально-политического характера (такие нормы зачастую становятся этапом на пути формирования договорных или обычно-правовых норм МП/МЭП, находят закрепление во внутригосударственном праве). Такого рода нормы получили название «мягкого права».

Следует иметь также в виду, что решения международных судов и арбитражей, внутригосударственные законы, решения национальных судов, односторонние акты и действия государств, правовые доктрины помогают установить существование обычно-правовой нормы, раскрыть содержание норм, оказывают воздействие на процесс их формирования.

23. Системообразующую функцию в международном экономическом праве несут специальные (отраслевые) принципы МЭП:

— принцип суверенитета государств над своими природными ресурсами и экономической деятельностью;

— принцип свободы выбора форм организации внешнеэкономических связей;

— принцип экономического сотрудничества;

— принцип взаимной выгоды;

— принцип экономической недискриминации;

— принцип наибольшего благоприятствования (принцип предоставления режима наиболее благоприятствуемой нации);

— принцип национального режима (принцип предоставления национального режима).

24. Принцип суверенитета государств над своими природными ресурсами и экономической деятельностью означает, в частности: право свободно владеть, распоряжаться, эксплуатировать природные ресурсы, контролировать их использование, в том числе деятельность ТНК по их использованию, получать возмещение за использование природных ресурсов, национализировать иностранную частную собственность за возмещение; запрет на экономическое или другое принуждение с целью воспрепятствовать использованию природных ресурсов.

25. Принцип свободы выбора форм организации внешнеэкономических связей означает, в частности: право государства самостоятельно определять формы и методы экономических отношений и внешнеэкономической политики, устанавливать или не устанавливать контроль над экспортно-импортными, валютными и прочими внешнеэкономическими операциями; запрет на использование внешнеэкономического инструментария в качестве средства противоправного принуждения (особенно против развивающихся стран).

Указанный принцип не носит абсолютного характера и ограничивается обязанностью государств участвовать в общей либерализации международной торговли, сокращать нетарифные меры регулирования доступа на свои рынки, в согласованном порядке понижать общий уровень таможенного регулирования, создавать преференциальный режим для товаров, ввозимых и происходящих из развивающихся стран.

26. Принцип экономического сотрудничества означает, в частности, право: свободно выбирать партнеров по МЭО и формы сотрудничества, получать выгоды от международного разделения труда и международной торговли, участвовать в урегулировании мировых экономических проблем.

Вместе с тем, данный принцип налагает и обязанности: содействовать развитию МЭО, участвовать в общей либерализации международной торговли, учитывать законные интересы третьих стран, особенно развивающихся.

27. Принцип взаимной выгоды означает взаимное право государств на справедливое распределение выгод и обязательств сравнимого объема. В международных экономических отношениях происходит интенсивный обмен ресурсами. Как правило, ресурсам с одной стороны соответствует «возмещение» (финансовое, товарное или прочее) с другой стороны. Государства самостоятельно контролируют эквивалентность, выгодность встречного возмещения. Такая оценка основана на принципе материальной взаимности.

Вместе с тем, в международных экономических отношениях не всегда возможна материальная взаимность. Так, если речь идет не о материальных ценностях, а, например, о взаимном предоставлении национального режима в сфере правового статуса юридических лиц, практически невозможно добиться тождественности, равноценности этих правовых режимов в двух, а тем более в нескольких, государствах. Следовательно, в таком случае выход — не в материальной, а в формальной (юридической) взаимности. Это означает, что государства предоставляют друг другу национальный режим (в этом и состоит обмен «возмещениями») и не требуют, чтобы предоставляемые режимы обязательно были равными. В противном случае это повлекло бы за собой отрыв интересов отдельных государств от общих интересов мирового сообщества.

Поэтому в отдельных случаях (когда вытекающие из правоотношения выгоды поддаются сопоставлению или количественному измерению) соглашением государств может предусматриваться так называемая материальная взаимность — своего рода симметрия или адекватность этих выгод, условий.

С учетом этого материальную взаимность можно квалифицировать как частный случай взаимной выгоды, но отнюдь не единственный, и не главный.

28. Вопрос о взаимной выгоде и формах взаимности особенно остро возникает тогда, когда в конкретных правоотношениях задействованы, с одной стороны, страна с рыночной экономикой, а с другой стороны — страна с государственной экономикой (ранее к этой группе относились все «социалистические государства», которые к началу XXI века в своем большинстве получили статус государств с «переходной экономикой»).

«Нерыночность» экономики порождает со стороны рыночных государств особый подход к экономическим отношениям со странами с государственной экономикой. Подход заключается в применении к этим взаимоотношениям специальных принципов — например, принципа так называемой «эффективной взаимности».

Суть принципа в том, что со страной с государственной экономикой странам с рыночной экономикой нельзя ограничиваться юридической взаимностью в МЭО, потому что взаимодействующие субъекты международных хозяйственных связей этих двух групп стран обладают разными «весовыми категориями»: государственные предприятия в государственной экономике защищены сильнее, чем частные предприятия в рыночных государствах. Отсюда следует необходимость отхода от юридической («неэффективной») взаимности в сторону взаимности «эффективной», когда сопоставляются конечные выгоды.

На практике это означает выдвижение разного рода дополнительных условий (в дополнение к обмену «возмещениями», считающимися в обычных условиях эквивалентными): если страны-партнеры, одна из которых с государственной экономикой, договариваются о взаимном предоставлении наиболее низких ставок таможенных пошлин, то при этом с последней требуют еще и взять обязательство по гарантированному импорту определенного объема товаров. Кроме того, в отношении стран с государственной экономикой вводятся особые критерии для возбуждения антидемпинговых процедур при импорте товаров из этих стран.

Получив признание в качестве «рыночных», страны «переходной экономики» приобретают статус равноправных во взаимоотношениях с другими рыночными государствами. Степень «рыночности» определяется в каждом конкретном случае.

Можно сделать вывод, что сложившаяся система международно-правового регулирования МЭО ориентирована на сосуществование на основе принципа равенства государств только с рыночной экономикой. Получается, что современный международный экономический правопорядок де-факто исходит из определенной дискриминации нерыночных экономик.

29. Принцип экономической недискриминации означает, в частности: право государства на предоставление ему, его физическим и юридическим лицам либо товарам со стороны иностранного партнера общих условий, которые не хуже условий, предоставляемых любому третьему государству и/или физическим, юридическим лицам, товарам третьего государства; обязанность государства не ухудшать для другой страны условия, общие для всех стран; не устанавливать условия, ставящие иностранное государство, его физических, юридических лиц либо товары в худшее положение с другими государствами, лицами, товарами.

Существует достаточно много легализованных исключений из сферы действия данного принципа. Не считается, например, дискриминацией развитых стран предоставление общих невзаимных преференций развивающимся странам. Не являются дискриминацией развитых стран преимущества, которые предоставляют развивающиеся страны друг другу. Принцип преференций для развивающихся стран юридически обособил группу развивающихся стран в МЭО.

Не являются дискриминацией также:

— меры по защите внутреннего рынка и национальной экономики (ограничения, запрещения импорта, экспорта и т.п.), если они применяются ко всем государствам в одинаковом положении;

— ответные меры (реторсии), призванные обеспечить соблюдение права государством-нарушителем;

— меры по предоставлению свободного доступа к морю для стран, не имеющих выхода к нему;

— преимущества, предоставляемые государствами в рамках приграничной торговли;

— преимущества, предоставляемые в рамках интеграционных объединений.

30. Принцип наиболее благоприятствуемой нации означает, в частности: обязанность государства предоставить государству-партнеру, его физическим, юридическим лицам, товарам в согласованной сфере наиболее благоприятные условия, которые предоставлены любой третьей стране, физическим, юридическим лицам либо товарам третьего государства.

Термин «принцип наиболее благоприятствуемой нации» применяется в отношении государств-партеров, их физических, юридических лиц либо товаров. Термин «принцип наибольшего благоприятствования» применяется в отношении субъектов, не являющихся государствами, например (и чаще всего) в отношении международных организации. В деловой практике эти термины используются как синонимы.

Считается, что данная норма МЭП является договорной (конвенционной) нормой, поскольку сфера применения этого принципа определяется в международных договорах.

В западной правовой науке из-за метода сопоставления и уравнивания условий, который заложен, в частности, в прин­ципах экономической недискриминации, наибольшего бла­гоприятствования, данные принципы рассматриваются зачастую как некие юридико-технические «стандарты», как способы организации отношений.

В этом смысле, очевидно, способ, или метод, уравнивания условий в хозяйственной среде взаимодействующих стран применялся государствами с незапамятных времен — сначала в качестве обыкновения, затем — международного обычая, подобно обычаю суверенного равенства.


3. Международные таможенные тарифы.

Затем, когда появились таможенные тарифы как средство защиты национальной экономики и регулирования импорта товаров, встал вопрос: следует ли применить подобные методы уравнивания условий к тарифной сфере? В своих торговых договорах государства определили, что принцип наиболее благоприятствуемой нации будет применяться в тарифной сфере.

Следовательно, нужно различать два аспекта в вопросе предоставления указанных «стандартов»:

а) откуда проистекает право требовать применения того или иного метода уравнивания условий;

б) сфера применения (материального наполнения) этого «стандарта».

Получается, что сам метод уходит корнями в обычай, а сфера его применения закрепляется международными дого­ворами.

Именно поэтому, вероятно, стоило бы говорить о договорно-обычном характере ПНБ.

В современных международных экономических отношениях государства в договорном или обычно-правовом порядке используют «стандарт» наибольшего благоприятствования (ПНБ), согласно классификации Комиссии международного права ООН, в следующих сферах: таможенные пошлины; таможенная обработка товаров; налоги и сборы; нетарифные меры регулирования (технические стандарты, административные правила, санитарные и карантинные формальности и т. п.); сфера валютно-финансовых отношений; правовое положение иностранных физических и юридических лиц; режим транспортировки (судов, грузов, транспортных средств); транзит; режим интеллектуальной собственности; вопросы отправления правосудия (доступ к судам, признание и исполнение иностранных судебных и арбитражных решений); отдельные элементы режима дипломатических, консульских и иных представительств; другие вопросы экономического сотрудничества, в том числе в области промышленности, связи и других видов хозяйственной деятельности.

Также как и в случае с принципом экономической недискриминации, существует множество легализованных исключений из сферы действия ПНБ. Как правило, это те же исключения, которые имеют место в сфере действия принципа экономической недискриминации.

По мере того, как в мире, в рамках ВТО, снижается средний уровень таможенного обложения товаров, соответственно снижается и значение ПНБ для этой сферы МЭО. Однако это не исключает данный принцип из других сфер МЭО, где его роль как метода уравнивания условий остается по-прежнему важной.

Связь ПНБ с принципом экономической недискриминации означает уравнивание условий «на нижнем уровне» (он не дает ухудшать условия), а ПНБ — «на высшем уровне» (он требует улучшения условий). Таким образом, эти принципы перекрывают возможности дискриминации и «сверху», и «снизу». Сегодня эти принципы составляют определенное двуединство — по крайней мере, в сфере международной торговли.

31. Принцип национального режима (принцип предоставления) национального режима означает, в частности: обязанность государства обеспечить иностранным государствам, иностранным физическим и юридическим лицам, а также товарам на своей территории те же условия в согласованной сфере, что и национальным товарам и субъектам экономичес­кой деятельности. Здесь тоже заложен метод уравнивания условий («стандарт»), но на другой основе.

Договорная и обычно-правовая сфера применения данного принципа во многом совпадает со сферой применения ПНБ, однако она одновременно шире, поскольку, как правило, охватывает правовой статус и «зоны действия» юридических, физических лиц, т. е. частно-правовую сферу МЭО (доступ в суды, помощь на море, право владения, пользования и распоряжения частными лицами собственностью, право на получение образования, вопросы охраны промышленной собственности и т. п.).

Значение принципа предоставления национального режима возрастает. Данный принцип содействует некоей конвергенции правовых систем разных государств, которая прослеживается в мире. На фоне процессов формирования единого мирового экономического пространства идут процессы унификации внутреннего законодательства, гармонизации и конвергенции национальных правовых систем, которые ведут в перспективе к формированию единого правового пространства.

В МЭП активно идет процесс систематизации действующих норм. Эти задачи решаются целым рядом международных организаций: КМП ООН, ЮНКТАД, ЭКОСОС, ЮНСИТРАЛ, УНИДРУА и др.


Литература:

1. Андрианов В.Д. Россия: экономический и инвестиционный потенциал. М., 1999;

2. Бордунов В.Д. Правовой механизм деятельности международных авиационных организаций. М., 1989;

3. Борисов К.Г. Международное таможенное право. М., 1997;

4. Волков Г.А. Законодательное регулирование права государственной собствен­ности на природные ресурсы. — Государство и право, № 9, 1996;

5. Вылегжанин А. Право на морские природные ресурсы. — Хозяйство и право, № 5, 1997;

6. Герчикова И.Н. Международные экономические организации. М., 2000;

7. Ерохин А.Н. Проблемы создания совместных транснациональных объединений и финансово-промышленных групп в СНГ. - МЖМП, № 3, 1995;

8. Игнатов В., Бутов В. Свобод­ные экономические зоны. М., 1997; Кувшинов Е.С.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий