регистрация / вход

Права человека и международное гуманитарное право

Принципы и нормы, относящиеся к сфере прав человека. Соотношение международного права прав человека и международного гуманитарного права. О применимости и взаимодополняемости МППЧ и МГП. Вопросы стандартов в области прав человека.

Принципы и нормы, относящиеся к сфере прав человека, разрабатывались и принимались как во внутригосударственном, так и в международном праве на протяжении длительного времени. Исторически первоначально складывались нормы, регулирующие поведение государств в период вооруженных конфликтов. Эти нормы регламентировали военные действия таким образом, чтобы ограничить жестокость войны и обеспечить соблюдение гуманитарных стандартов в отношении воюющих, раненых, больных, военнопленных и в особенности гражданского населения. Один из основоположников науки международного права Гуго Гроций в своей работе "О праве войны и мира", изданной в 1625 г., оправдывал так называемые "справедливые войны", которые, однако, не могли быть поводом для нарушения правил войны воюющими сторонами .

Во второй половине XIX - начале XX вв. постепенно осуществлялась кодификация законов и обычаев войны. Этапной в данном отношении стала Женевская конвенция 1864 г. об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях. Первая же в истории международных отношений кодификация законов и обычаев войны была реализована на первой (1899 г.) и второй (1907 г.) мирных конференциях в Гааге. На первой гаагской конференции были приняты три конвенции, а на второй - тринадцать. Среди них одной из наиболее значимых является Гаагская конвенция о законах и обычаях сухопутной войны с входящим в ее состав приложением "Положение о законах и обычаях сухопутной войны". С течением времени международное сообщество принимало новые акты, которые были направлены на регулирование законов и обычаев войны, а также совершенствовало действующие правила. Наиболее значительными из них являются четыре Женевских конвенции 1949 г., а также Дополнительные протоколы к ним, касающиеся защиты жертв международных и немеждународных вооруженных конфликтов .

В отличие от международных конвенций, регулирующих законы и обычаи войны, принципы и нормы, касающиеся прав человека в условиях мира, начали складываться практически только в начале XX века. Первоначально они принимались на национальном уровне, а затем закреплялись в международно-правовых документах .

В период, предшествующий созданию Организации Объединенных Наций, ограниченным количеством государств были заключены первые международные соглашения, в которых в той или иной степени регулировались только некоторые вопросы защиты прав человека. К их числу относятся договоры и конвенции, содержащие положения о борьбе с рабством и работорговлей, о пресечении торговли женщинами и детьми, о защите национальных меньшинств. Лишь после Второй мировой войны, учреждения ООН и принятия ее Устава начинается качественно новый этап регулирования основных прав и свобод человека, который сопровождался разработкой Международного билля о правах человека и принятием многочисленных международных документов в этой сфере.


Соотношение международного права прав человека

и международного гуманитарного права

Нормы, регулирующие права человека в мирное время, имеют ряд характерных черт, которые отличают их от законов и обычаев войны. К ним можно отнести следующие:

- сравнительно недавнее формирование и закрепление в международном праве;

- создание конвенционных контрольных органов;

- учреждение механизма контроля над всеми государствами - членами ООН, а не только теми, которые ратифицировали те или иные договоры.

Эти и другие различия, по мнению многих ученых, свидетельствуют, что в настоящее время существуют две отрасли права: международное гуманитарное право (далее - МГП) и международное право прав человека (далее - МППЧ) .

В российской и зарубежной литературе уже длительное время высказываются различные точки зрения относительно существования названных отраслей права. Так, Г.И. Тункин еще в 70-е гг. XX века утверждал, что "появляется новая отрасль международного права, определяющая обязанность государств по обеспечению всем людям, независимо от расы, языка, религии, пола, основных прав и свобод" . В учебнике международного права Г.И. Тункин писал о возникновении и развитии "одной из важных отраслей международного права - международной защиты прав человека" . Болгарский профессор П. Радойнов считал, что после принятия Всеобщей декларации прав человека, провозгласившей ряд гуманитарных принципов, следует говорить о существовании особой отрасли права - международного гуманитарного права . Следует подчеркнуть, что обычно в юридической литературе под гуманитарным правом понимают совокупность норм, касающихся правового положения определенной категории лиц в период вооруженных конфликтов и регулирующих законы и обычаи войны.

Профессор Ж. Пикте, бывший вице-президент Международного комитета Красного Креста, высказывал разделяемое рядом ученых мнение о существовании международного гуманитарного права, состоящего из системы норм, регулирующих законы и обычаи войны и права человека . А. Робертсон в работе "Права человека в мире" критикует данное утверждение. Он считает, что права человека в качестве отрасли международного права являются основой развития гуманитарного права, которое служит составной частью этой отрасли права.

И.П. Блищенко, разделяя приведенное мнение Ж. Пикте, считал предлагаемую им систему международного гуманитарного права убедительной . В то же время он относил к международному гуманитарному праву не только систему норм, регулирующих законы и обычаи войны и права человека, но и нормы, направленные на ограничение гонки вооружений и разоружение .

Особую позицию в этом отношении занимал автор настоящей публикации. Он подразделял международные соглашения в области прав человека на три группы. В первую входят такие международные документы, как Всеобщая декларация прав человека, Пакты о правах человека, и другие, которые содержат принципы и нормы, касающиеся прав человека главным образом в условиях мира.

Вторая группа включает в себя международные конвенции о защите прав человека в период вооруженных конфликтов. К ним относятся в первую очередь отдельные положения Гаагских конвенций 1899 и 1907 гг. о законах и обычаях войны, а также четыре Женевские конвенции 1949 г. о защите жертв войны и Дополнительные протоколы к ним, принятые в 1977 г.

Третью группу составляют международные документы, в которых регламентируется ответственность за преступное нарушение прав человека как в мирное время, так и в период вооруженных конфликтов. К названной группе относятся Нюрнбергский устав и приговоры Международных военных трибуналов в Нюрнберге и Токио, Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, Конвенция о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества и Конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него, Статут Международного Уголовного Суда (далее - Статут МУС).

Права человека в качестве отрасли международного права представляют собой совокупность принципов и норм, закрепленных во всех трех указанных ранее группах международных документов. Все эти принципы и нормы должны соблюдаться как в мирное время, так и в период вооруженных конфликтов. Действие некоторых из них может быть приостановлено государствами во время войны или в период иного чрезвычайного положения. В то же время ряд фундаментальных прав и свобод человека должен соблюдаться каждым государством независимо от ситуации или положения.

Женевские конвенции 1949 г. о защите жертв войны специально запрещают следующие действия в отношении лиц, которые непосредственно не принимают участия в военных действиях:

"а) посягательство на жизнь и физическую неприкосновенность, в частности всякие виды убийства, увечья, жестокое обращение, пытки и истязания,

b) взятие заложников,

c) посягательство на человеческое достоинство, в частности оскорбительное и унижающее обращение,

d) осуждение и применение наказания без предварительного судебного решения, вынесенного надлежащим образом учрежденным судом, при наличии судебных гарантий, признанных необходимыми цивилизованными нациями" (ст. 3 Женевских конвенций 1949 г.).

Пакт о гражданских и политических правах подтвердил принцип современного международного права, согласно которому определенные фундаментальные права и свободы должны соблюдаться в любой ситуации, включая периоды вооруженных конфликтов.

В соответствии с п. 1 ст. 4 Пакта "во время чрезвычайного положения в государстве, при котором жизнь нации находится под угрозой и о наличии которого официально объявляется", государства "могут принимать меры в отступление от своих обязательств... только в такой степени, в какой это требуется остротой положения, при условии, что такие меры не являются несовместимыми с их другими обязательствами по международному праву и не влекут за собой дискриминации исключительно на основе расы, цвета кожи, пола, языка, религии или социального происхождения...". Государство, использующее это "право отступления", должно немедленно информировать другие государства - участники Пакта через Генерального секретаря ООН о "положениях, от которых оно отступило, и о причинах, побудивших к такому решению" (п. 3 ст. 4).

"Право отступления" не применяется согласно п. 2 ст. 4 Пакта к следующим фундаментальным правам и свободам:

- к праву на жизнь (ст. 6);

- к запрещению подвергать кого-либо пыткам или жестокому, бесчеловечному, унижающему достоинство обращению или наказанию (ст. 7);

- к запрещению рабства, работорговли и подневольного состояния (п. п. 1 и 2 ст. 8);

- к запрещению лишать свободы за невыполнение какого-либо договорного обязательства (ст. 11);

- к запрещению отмены принципа, что уголовный закон не имеет обратной силы (ст. 15);

- к праву каждого на свободу мысли, совести и религии (ст. 18).

Обязанность государств соблюдать ряд основных прав человека в любых ситуациях, включая периоды вооруженных конфликтов, неоднократно подтверждалась в резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН. "Основные права человека, - подчеркивается, например, в Резолюции 2675 (XXV), - в том виде, как они признаны в международном праве и изложены в международных документах, продолжают полностью применяться в ситуациях вооруженного конфликта".

Гуманитарное право является частью системы норм, касающихся прав человека в целом. Генеральная Ассамблея ООН и Комиссия по правам человека рассматривают как общие вопросы прав человека, так и специальные, относящиеся, в частности, к защите прав человека в период вооруженных конфликтов. Названные органы обсуждают и вопросы ответственности за преступное нарушение прав человека.

Таким образом, права человека в качестве отрасли современного права представляют собой совокупность принципов и норм, определяющих обязанность государств по обеспечению и соблюдению основных прав и свобод человека без всякой дискриминации как в мирное время, так и в период вооруженных конфликтов, а также устанавливающих ответственность за преступное нарушение этих прав. Данное определение, впервые сформулированное автором настоящей статьи еще в 1976 г. , разделяется и другими юристами-международниками .

Эта отрасль занимает особое место среди других отраслей международного права, определяемое спецификой объекта и характерными чертами метода правового регулирования, тесной связью с внутригосударственным правом, значением в системе современных международных отношений и многими другими особенностями. Характерная черта рассматриваемой отрасли права - создание и функционирование международного механизма, осуществляющего контроль за претворением в жизнь обязательств, взятых государствами по международным соглашениям.

Наличие системы договоров в сфере прав человека и оформление этой отрасли права не означают завершения процесса ее развития. Названная отрасль права обогащается все большим числом различных международно-правовых актов. Ее развитие будет и дальше идти главным образом по пути заключения многосторонних международных договоренностей и усиления контрольного механизма по наблюдению за выполнением государствами взятых ими на себя обязательств.

За последние годы споры вокруг существования двух отраслей права - МГП и МППЧ - не прекратились. Однако все большее признание принимает точка зрения о взаимодополняемости и конвергенции этих двух отраслей права. Так, профессор Розмари Аби-Саби пишет: "Если гуманитарное право и право прав человека преследуют одну и ту же цель, которая состоит в защите индивида от любых посягательств на его личность как во время вооруженных конфликтов, так и в мирное время, то неудивительно, что две эти ветви международного права должны дополнять друг друга" .

Ханс-Йоахим Хайнтце также пишет, что "конвергенция прав человека и международного гуманитарного права является практически осуществимой и полезной" . Несколько иную точку зрения высказывает И.А. Ледях, утверждая, что после Второй мировой войны происходит сближение МГП с правами человека. Однако это "сближение", по ее мнению, ведет к усилению глобального характера МГП как самостоятельной отрасли международного права .

Признание взаимодополняемости и фактической конвергенции МГП и МППЧ получило развитие и в практике международных отношений. Комиссия ООН по правам человека, преобразованная ныне в Совет по правам человека, в Резолюции 2005/63 от 23 апреля 2005 г. признала, что "права человека и международное гуманитарное право дополняют и укрепляют друг друга. Защита, обеспечиваемая правом прав человека, продолжает действовать в условиях вооруженных конфликтов с учетом тех случаев, когда международное право применяется как "lex specialis". В этой Резолюции также подчеркивается, что "поведение, которое нарушает международное гуманитарное право может также представлять грубое нарушение прав человека".

Приняв 16 декабря 2005 г. "Основные принципы и руководящие положения, касающиеся права на правовую защиту и возмещение ущерба для жертв грубых нарушений международных норм в области прав человека и серьезных нарушений международного гуманитарного права", Генеральная Ассамблея ООН фактически признала интеграцию этих двух отраслей права (Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН А/60/47 от 16 декабря 2005 г.). В данной Резолюции практически не проводится каких-либо существенных различий между правами человека и международным гуманитарным правом, а также принципами, касающимися права на правовую защиту и возмещение ущерба в зависимости от нарушений тех или иных соглашений в рассматриваемой области.

Для того чтобы определить степень конвергенции указанных двух отраслей права, необходимо рассмотреть вопрос о применимости МППЧ и МГП в различных обстоятельствах.

О применимости и взаимодополняемости МППЧ и МГП

В научных работах и в публикациях по этому вопросу высказываются различные точки зрения. Сторонники существования международного гуманитарного права утверждают, что МППЧ применяется лишь в мирное время, а МГП является единственным сводом правил, применяемых в период вооруженных конфликтов . Те ученые, которые утверждают о существовании самостоятельной отрасли прав человека, говорят о том, что МППЧ применяется как в мирное, так и в военное время .

Совет Безопасности ООН, Генеральная Ассамблея ООН и Комиссия по правам человека в своих резолюциях и решениях неоднократно высказывались о необходимости соблюдения в период вооруженных конфликтов как прав человека, так и гуманитарного права . Тем самым они подтверждали факт, что оба правовых режима могут применяться в одной и той же ситуации. Международный Суд ООН в своем консультативном заключении относительно правовых последствий строительства стены на оккупированной палестинской территории заявил, что "защита, обеспечиваемая конвенциями о правах человека, не прекращается во время вооруженного конфликта. Что же касается взаимосвязи между международным гуманитарным правом и стандартами в области прав человека, то существуют три возможные ситуации: одни права могут быть исключительно вопросами международного гуманитарного права; другие могут быть исключительно вопросами стандартов в области прав человека; третьи могут быть вопросами, охватываемыми обеими этими отраслями права Суд должен принять во внимание обе эти отрасли международного права, а именно стандарты в области прав человека и - как lex specialis - международное гуманитарное право" . В контексте данного заключения Суда можно сделать вывод, что международное право прав человека применяется во всех ситуациях, а МГП выступает как lex specialis. Такой вывод подтверждается деятельностью ряда договорных конвенционных органов. В 2001 году Комитет ООН по правам человека принял замечание общего порядка N 29 (2001) относительно отступления от обязательств в связи с чрезвычайным положением. В этих замечаниях Комитет четко указал, что Пакт применяется и в ситуациях, когда происходят международные и внутренние вооруженные конфликты, а Комитет по правам человека может рассматривать любые сведения о нарушениях прав человека в пределах своей юрисдикции даже в условиях вооруженных конфликтов .

Совет Безопасности ООН, Генеральная Ассамблея ООН и Комиссия ООН по правам человека неоднократно подтверждали правомерность применения МППЧ в условиях вооруженных конфликтов. Такую же позицию занимает и Европейский суд по правам человека, а также и Межамериканский суд по правам человека . Однако это положение разделяется не всеми государствами. Так, США не раз заявляли, что различные органы ООН не имеют право применять МППЧ в тех случаях, когда те или иные вопросы регулируются международным гуманитарным правом . Совершенно очевидно, что такая позиция имеет целью сузить применение правовых норм в условиях вооруженных конфликтов и тем самым оправдать нарушение ряда фундаментальных прав и свобод.

О сближении МППЧ и МГП однозначно свидетельствует Статут МУС. Согласно статье 21 "Применимое право" Суд применяет "международные договоры, принципы и нормы международного права, включая общепризнанные принципы международного права вооруженных конфликтов" (подп. "b"). Приведенная формулировка совершенно очевидно свидетельствует, что Статут МУС рассматривает МГП как часть МППЧ. Более того, согласно Статуту МУС применение и толкование права Судом "должно соответствовать международно-признанным правам человека и не допускать никакого неблагоприятственного проведения различия по таким признакам, как гендерный признак, возраст, раса, цвет кожи, язык, религия или вероисповедание, политические или иные убеждения, национальное, этническое или социальное происхождение, имущественное, сословное или иное положение" (п. 3 ст. 21).

Характерно, что юрисдикция Суда не ограничивается военными преступлениями. Она включает в себя преступление геноцида, преступление агрессии и преступления против человечности (апартеид, пытки, насильственное исчезновение людей и др.). Следовательно, под юрисдикцию подпадают все виды преступлений, охватываемые как МППЧ, так и МГП.

Анализ международно-правовых документов, решений ООН и региональных организаций позволяет сделать вывод о том, что МППЧ применяется в условиях вооруженных конфликтов как международного, так и немеждународного характера. При этом одновременное применение МППЧ и МГП позволяет наиболее полно защищать основные права и свободы человека.

Таким образом, МГП и МППЧ позитивно взаимодействуют друг с другом, постепенно интегрируясь в одну отрасль права - международное право прав человека. Думается, что процесс интеграции будет продолжаться еще длительное время, в ходе которого стирание граней между МГП и МППЧ приведет к созданию единой отрасли международного права.


Литература

1. Гроций Г. О праве войны и мира. М., 1956.

2. Права человека и вооруженные конфликты: Учеб. для вузов / Под ред. В.А. Карташкина. М., 2001. С. 1 – 104

3. Карташкин В.А. Права человека в международном и внутригосударственном праве. М., 1995. С. 36 - 58.

4. Международное публичное право: Учеб. / Под ред. К.А. Бекяшева. 3-е изд., доп. М., 2004. С. 270 - 311, 800 - 818;

5. Международное право: Учеб. / Под ред. Ю.М. Колосова и Э.С. Кривчиковой. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2005. С. 532, 449 - 480, 532 - 559;

6. Международное право: Учеб. / Под ред. Л.Н. Шестакова. М., 2005. С. 260 - 261, 442 - 463.

7. Блищенко И.П. Обычное оружие и международное право. М., 1984. С. 75.

8. См.: Ледях И.А. Принципы и нормы международного гуманитарного права - консолидирующая основа защиты прав человека в вооруженных конфликтах // Права человека и процессы глобализации современного мира / Под ред. Е.А. Лукашевой. М., 2005. С. 373.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий