регистрация / вход

Привилегии и иммунитеты дипломатических представительств и их персонала

Изучение понятий дипломатических привилегий и иммунитетов в свете положений Венской Конвенции о дипломатических сношениях 1961 года. Ознакомление с содержанием теорий экстерриториальности, представительского характера посла и дипломатических функций.

АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Институт государственного управления
Кафедра "Международного и сравнительного права"

КУРСОВАЯ РАБОТА

на тему "Привилегии и иммунитеты дипломатических представительств и их персонала"

Минск 2009 год

Содержание

Введение

Глава 1. Теоретическое обоснование дипломатических привилегий и иммунитетов

1.1 Понятие дипломатических привилегий и иммунитетов

1.2 Теория экстерриториальности

1.3 Теория представительского характера посла

1.4 Теория дипломатических функций

Глава 2. Дипломатические привилегии и иммунитеты в свете положений Венской Конвенции о дипломатических сношениях 1961г.

2.1 Привилегии и иммунитеты дипломатических представительств

2.2 Личные привилегии и иммунитеты

Глава 3. Практика применения дипломатически привилегий и иммунитетов в Республике Беларусь

3.1 Привилегии и иммунитеты дипломатических представительств

3.2 Ответственность за нарушения дипломатических привилегий и иммунитетов

Заключение


Введение

Привилегированное положение дипломатов в обществе традиционно, и причина не только в сохраняющемся уважении к их профессии, но и в том, что представители государства смогут выполнить свои дипломатические функции удовлетворительно лишь при условии полной свободы от правового, физического или морального давления со стороны государства, в котором они работают. В большинстве миролюбивых правовых государств, предоставленные дипломатам привилегии и иммунитеты могут показаться не имеющими смысла и излишними до такой степени, что могут вызвать негодование жителей принимающей страны, но в исключительных обстоятельствах и в отдельных странах только официальное признание взаимно применимых привилегий и иммунитетов дает возможность поддерживать дипломатические отношения.

Привилегии и иммунитеты применяются как к дипломатической миссии, ее функциям, так и к отдельно взятому человеку.

Привилегии и иммунитеты, предоставленные дипломатическим миссиям, также применяются и к ООН и ее функциям в соответствии с Конвенцией о привилегиях и иммунитетах ООН от 1964 года, хотя применение Конвенции варьируется в различных государствах.


Глава 1. Теоретическое обоснование дипломатических привилегий и иммунитетов

1.1 Понятие дипломатических привилегий и иммунитетов

Термин "иммунитет" можно понимать как льготное положение или льготы, предоставляемые дипломату или консулу. [19, c.76]

Иммунитет – это совокупность привилегий и иммунитетов субъекта международного права, осуществляющего внешние сношения, и как следствие этого - совокупность особых личных прав и преимуществ, облегчающих работу зарубежных представителей.

А также, иммунитет- это изъятие из-под административной, уголовной и гражданской юрисдикций государства пребывания. [c.232]

Сюда включается: право на неприкосновенность служебных помещений, право на беспрепятственную связь со своим правительством, представительствами и консульствами, личную неприкосновенность представителей государств, изъятие от юрисдикции, неприкосновенность жилища.

Сюда же входят и "привилегии вежливости", т. е. право на прием с определенными почестями, на пользование флагом на своих зданиях и экипажах, на выставление герба или щита с эмблемой своей страны на дверях здания, где представитель выполняет свои служебные функции.

Под термином "дипломатический иммунитет" следует понимать совокупность привилегий и иммунитетов в строгом смысле этих слов. [19, c.77]

Дипломатический иммунитет распространяется прежде всего на совокупность привилегий и иммунитетов субъекта международного права, глав государств, глав и членов правительств, членов парламентов, дипломатических агентов государств или нации в период становления в стране пребывания, глав и членов постоянных представительств при международных организациях, международных должностных лиц, глав и членов делегаций на встрече и конференции.

Следует различать привилегии и иммунитет.

Под привилегиями следует понимать особые правовые преимущества некоторых иностранцев как представителей государств. Наиболее существенным их них является – право на усиленную защиту от посягательств и оскорблений; право пользоваться в определенных случаях знаками и эмблемами; право на специальные средства связи с заграницей; право на почетные встречи. [19, c.77]

Под иммунитетами разумеется принцип изъятия глав государств, глав и членов правительств, членов парламента и представителей иностранных государств, имущества иностранных государств и лиц, а также иностранных военных сил и государственных кораблей за границей из принудительного воздействия со стороны суда, финансового аппарата и совета безопасности страны, где такие иностранные лица и имущества находятся, изъятия в частности и из исков, арестов, обысков, эмбарго и ревизий. [19, c.78]

Д.Б. Левин писал, что "дипломатический иммунитет - одна из наиболее важных и в теоретическом и в практическом отношении проблем международного права, касающихся регламентации деятельности дипломатии" [23, c.153], К.К. Сандровский утверждает, что "дипломатический иммунитет- это основной элемент, центральный институт всего дипломатического права".[27, c.127]

Охрана, как дипломатического иммунитета, так и дипломатических привилегий является нормой международного права, обеспечиваемой как добровольным соблюдением, так и принуждением государствами в целях поддержания и развития мирных отношений.

Одним из актуальнейших и сложных вопросов, связанных с иммунитетами и привилегиями дипломатических представительств и их персонала, является теоретическое обоснование необходимости их предоставления.

На данный момент существует практическая необходимость в более полной кодификации норм дипломатического права, возникает потребность в теории, раскрывающей юридическую природу иммунитетов и привилегий. Такая теория имеет также практическое значение для толкования действующих иммунитетов и привилегий, при разрешении спорных ситуаций, в случае если отсутствует договорное урегулирование и необходимо установить наличие и конкретный объем того или иного иммунитета. Теоретическое обоснование в большой мере отражается на статусе дипломатических представительств в той или иной стране, поскольку оно существенным образом влияет на государственно-правовое регулирование этого статуса, на реализацию иммунитетов и привилегий.

Многие писатели древности и средних веков обосновывали неприкосновенность послов и уважительное обращение с ними их важным значением для поддержания мира и дружественных отношений между государями и народами. Особенностью дипломатической деятельности эпохи феодализма является так называемая привилегия квартала: городские кварталы были изъяты из юрисдикции государства пребывания в пользу иностранных послов. Правда, это было главным образом в тех государствах, где местная власть была недостаточна сильна, и имели место частые смуты (Рим, Мадрид и другие). [17, c.6]

Однако в первой половине XVII века "привилегия посольского квартала" была отменена по всей Западной Европе, кроме Мадрида (там она была отменена в 1684 году) и Рима (1693 год, когда Людовик XIV формально отказался от этой привилегии).

Итак, к началу XVIII века в литературе признается, что право убежища и в помещении представительства не должно предоставляться. К 70-м годам XIX века в Европе сформулировалась обычная норма, запрещающая предоставлять убежище в помещении дипломатического представительства. Некоторое время это сохранялось только в Испании и очень длительное время в странах Востока, например в Китае [17, c.6-7].

В новое время, когда появились постоянные посольства, нужда в юридическом обосновании возникла с большей силой. Постоянные послы требовали не только личной неприкосновенности, но и целого ряда других привилегий: неприкосновенности своих помещений, неподсудности местным судам и т.д.

С конца XVI и на протяжении XVII и XVIII веков сложились три основные теории дипломатического иммунитета, которые нередко переплетались друг с другом, это теория:

- экстерриториальности;

- теория представительного характера посла;

- теория дипломатических функций.

Все три теории были обусловлены новыми историческими особенностями государственной и международной жизни, которые с одной стороны порождали новые международно-правовые нормы, а с другой стороны по-новому определяли общий характер теоретических воззрений на государство, право и международные отношения.

1.2 Теория экстерриториальности

Первой из этих теорий следует рассмотреть теорию экстерриториальности. Эта теория возникла на почве роста абсолютизма, объединившего всю территорию государства под эгидой единой королевской власти, и укрепления начала суверенитета монарха во внутригосударственных и международных отношениях. Внутри государства из начала суверенитета вытекало неограниченное господство территориального принципа – исключительная власть монарха, его судов и администрации над всеми людьми, проживающих в пределах государственной территории. Одним из следствий начала суверенитета было притязание абсолютных монархов на почетное и привилегированное положение своих послов как представителей особы суверена, на неподчинение их какой бы то ни было власти, кроме власти пославшего. Дипломатическая практика, шедшая по пути расширения посольских привилегий, нуждалась в придании им правового обоснования, но для этого требовалось примирение территориальных и экстерриториальных прав суверенитета.

Впоследствии же понятие экстерриториальности превратилось из вспомогательной юридической формулы в самостоятельный юридический принцип.

Расширение первоначального смысла теории экстерриториальности было связано с тем же обстоятельством, которое способствовало ее возникновению и быстрому признанию – с тенденцией к прочному закреплению широких дипломатических привилегий. Поскольку фикция нахождения в собственной стране относилась не только к личности посла, но и к занимаемому им помещению, эта теория в своей абсолютной форме служила оправданием и для права убежища в дипломатических помещениях и для права посла на юрисдикцию над своим персоналом. Опираясь на теорию экстерриториальности, дипломатические представители не раз требовали изъятия из местной юрисдикции любых действий, совершенных в помещении посольства, даже если они совершались обычными лицами.

Однако со второй половины XIX века, когда тенденция к росту дипломатических привилегий уступила место противоположной тенденции – к их сокращению, когда расширилась законодательная регламентация личных и имущественных прав граждан, а в науке международного права возобладало позитивное направление, теория экстерриториальности стала утрачивать прежний авторитет и все больше обнаруживала свою несостоятельность на практике.

1.3 Теория представительского характера посла

Наряду с теорией экстерриториальности пользовалась непререкаемым авторитетом и широко применялась на практике теория представительного характера посла. Генетически эта теория предшествует теории экстерриториальности. Еще в период императорского Рима и в средние века почести, оказывавшиеся чрезвычайным послам, ставились в зависимость от могущества и титула их государей. Считалось, что в лице послов эти почести оказываются тем, кто их послал.

В период абсолютизма идея международной иерархии государей отошла в прошлое, и ее заменило господствующее начало нового международного права – начало суверенитета, в силу которого суверенный государь не имел никакой стоящей над ним власти, и, следовательно, не подчинялся власти, и юрисдикции какого бы то ни было иностранного государства.

Но вместе с тем, еще больше укрепилось представление о том, что посол несет в себе честь и престиж своего государя; считалось, что посол – это alterego (второе я) направившего его главы государства. Всякое оскорбление посла рассматривалось как личное оскорбление государя. [20, c.31]

Из сочетания этих двух представлений и сложилась так называемая "представительская теория" дипломатического иммунитета, точнее – теория представительского характера посла, которая, в условиях существования постоянных посольств, должна была обосновывать не только церемониальные привилегии послов, но и их иммунитет от действия местной власти и юрисдикции.

Теория представительского характера посла в своем чистом виде была вполне достаточна для обоснования церемониальных привилегий посла, но для обоснования иммунитета от юрисдикции она требовала дополнительной юридической аргументации, которая превратила бы теоретический принцип в инструмент, пригодный для применения на практике. Поэтому эта теория развивалась в юридической литературе чаще всего в сочетании с формулой экстерриториальности посольства или с рассуждениями о необходимости дипломатических привилегий для выполнения послами своих функций.

В таком же сочетании применялась теория представительского характера посла в дипломатической и судебной практике.

Современные сторонники теории представительства рассматривают дипломатический иммунитет не как следствие того, что посол является alterego суверенного монарха, а как право, вытекающее из суверенитета государства.

Если следовать теории представительства, то мы увидим противоречия существующей ныне практике, ибо в ней дается обоснование иммунитетам и привилегиям лишь главы дипломатического представительства. Весь остальной, особенно не дипломатический персонал, а также члены семей сотрудников представительства на основе этой теории не должны пользоваться иммунитетами. Кроме того, согласно теории, иммунитеты распространяются лишь на официальные действия дипломатического представителя, в то время как иммунитеты в отношении его частных действий не согласуются с этой теорией, а ведь на практике наиболее спорными являются вопросы, связанные с распространением иммунитета именно на неофициальные действия. Не объясняет она и иммунитеты дипломатического курьера, а также существующий объем иммунитетов дипломатических средств передвижения.

1.4 Теория дипломатических функций

Теория дипломатических функций достигает полного расцвета со второй половины XIX века, тогда как наука международного права, вставшая на путь систематизации позитивного правового материала, стремится дать реалистическое обоснование международно-правовых институтов, в частности и дипломатического иммунитета.

С другой стороны, расцвету, теории дипломатических функций, способствовала та реакция, которая к середине XIX века стала проявляться против широких дипломатических привилегий, установившихся в период абсолютизма и кажущихся теперь не только неоправданными, ввиду законодательной регламентации личных и имущественных прав, как местных граждан, так и иностранцев.

В Гаванской конвенции о дипломатических чиновниках 1928г. говорится, что дипломатические чиновники "не могут требовать иммунитетов, которые не являются существенными для выполнения их должностных функций". [17, c.150], а также содержится раздел об иммунитетах персонала, но не самого дипломатического представительства, а иммунитеты представительства выражаются через иммунитеты персонала. С принятием Конвенции о дипломатических сношениях иммунитеты и привилегии дипломатического представительства были оформлены в качестве самостоятельного института, однако существующее доктринальное обоснование дипломатических иммунитетов и привилегий по-прежнему сориентировано лишь на иммунитеты и привилегии персонала представительства.

До заключения Конвенции не было принятого ныне деления дипломатических иммунитетов и привилегий на две группы: иммунитеты и привилегии самого дипломатического представительства и личные иммунитеты и привилегии персонала представительства. В работах ведущих юристов иммунитеты и привилегии дипломатического представительства выводились из иммунитетов и привилегий главы представительства, рассматривались как продолжение этих иммунитетов. Неприкосновенность помещений дипломатического представительства считалась производной от личной неприкосновенности главы представительства, об иммунитетах персонала, но не самого дипломатического представительства, а иммунитеты представительства выражаются через иммунитеты персонала. С принятием Конвенции о дипломатических сношениях иммунитеты и привилегии дипломатического представительства были оформлены в качестве самостоятельного института, однако существующее доктринальное обоснование дипломатических иммунитетов и привилегий по-прежнему сориентировано лишь на иммунитеты и привилегии персонала представительства. Одним из общепризнанных принципов международного права является принцип суверенного равенства государств. [1, c.7]

На этом принципе основывается норма международного права – иммунитет государства от иностранной юрисдикции. Иммунитет государства распространяется как на само государство, так и на его имущество, собственность, государственные органы.

Дипломатическое представительство является публичным органом государства и в силу иммунитета государства освобождается от юрисдикции государства пребывания. [22, c.35] Именно иммунитетом аккредитующего государства, можно объяснить необходимость предоставления всех тех иммунитетов и привилегий, которыми наделено дипломатическое представительство. Это единое обоснование предполагает равный объем иммунитетов у всех зарубежных органов внешних сношений, что отвечает существующей практике. Данное теоретическое обоснование объясняет и необходимость предоставления иммунитетов и привилегий сотрудникам дипломатического представительства, которые должны рассматриваться как работники государственного учреждения и в силу этого освобождаться от юрисдикции иностранного государства, т.е. иммунитеты предоставляются не самим сотрудникам, а аккредитующему государству в отношении его работников за границей. Эта теория предполагает одинаковый статус у всех сотрудников дипломатического представительства, хотя на настоящий момент различные категории персонала пользуются далеко не одинаковым объемом иммунитетов и привилегий.


Глава 2. Дипломатические привилегии и иммунитеты в свете положений Венской Конвенции о дипломатических сношениях 1961 г.

Дипломатические привилегии и иммунитеты представляют собой права и преимущества, которые предоставляются дипломатическому представительству как таковому, а также его главе и дипломатическому персоналу. С определенными ограничениями они могут быть распространены на административно-технический и обслуживающий персоналы.

В наше время привилегии и иммунитеты, которыми пользуются дипломатические представительства, их главы и сотрудники, регулируются как двусторонними соглашениями, так и многосторонними конвенциями. К их числу относится Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 г., которая устанавливает две категории дипломатических привилегий и иммунитетов: относящиеся к дипломатическому представительству как таковому и личные, т.е. относящиеся к главам и персоналам представительств.

2.1 Привилегии и иммунитеты дипломатических представительств

Ст. 22 Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961г. устанавливает, что помещения представительства неприкосновенны. Власти государства пребывания не могут вступать в эти помещения иначе как с согласия главы представительства. При этом под помещениями представительства понимаются здания или часть зданий, используемых для целей представительства, включая резиденцию главы представительства и обслуживающий их земельный участок.

В прошлом имели место попытки со стороны некоторых государств оспаривать это положение, в частности, для случаев пожаров. Но в конечном итоге они были отклонены. Больше того, согласно Конвенции, на государстве пребывания лежит специальная обязанность принимать все надлежащие меры защиты помещений представительства от вторжения или нанесения ущерба и для предотвращения всякого нарушения спокойствия представительства. Предметы их обстановки и другое находящееся в них имущество, а также средства передвижения представительства пользуются иммунитетом от обыска, реквизиции, ареста и исполнительных действий. Неприкосновенностью пользуется также официальная корреспонденция представительства, а дипломатическая почта не подлежит ни вскрытию, ни задержанию (Ст. 27 п. 2, 3).

Как пример нарушения дипломатических привилегий и иммунитетов можно привести дело "посольства США в Тегеране". 4 ноября 1979 г. группа студентов захватила здание посольства США в Тегеране и в качестве заложников удерживала сотрудников дипломатического представительства. США обратились в Международный суд ООН.

15 декабря 1979 г. суд вынес постановление, в котором говорилось о следующих временных мерах, что говорит о подтверждении судом обязательности дипломатического иммунитета.

Во-первых, правительство Ирана должно немедленно обеспечить возвращение помещений посольства, канцелярии и консульства США во владение и исключительный контроль, неприкосновенность этих помещений и эффективную защиту в соответствии с действующими международными договорами между двумя государствами и общим международным правом.

Во-вторых, правительство Ирана должно обеспечить немедленное освобождение всех граждан США, которые в качестве заложников содержатся в посольстве США или в МИДе в Тегеране или в других местах, обеспечить всем таким лицам полную защиту в соответствии с существующими договорами между двумя странами и общим международным правом.

В-третьих, с этого момента Иран должен обеспечить всему дипломатическому и консульскому персоналу США полную защиту и предоставить привилегии и иммунитеты, на которые этот персонал имеет право по действующим договорам между двумя государствами и общему международному праву, в том числе иммунитет от любой формы уголовной юрисдикции, также возможность покинуть территорию Ирана.

В-четвертых, США и Иран должны воздержаться от любых действий и обеспечить все, чтобы не предпринимались действия, могущие усилить напряженность между ними или осложнить решение спора. [17, c.80]

Государство пребывания должно либо оказать содействие аккредитующему государству в приобретении на своей территории, согласно своим законам, помещений, необходимых для его представительства, либо оказать помощь аккредитующему государству в получении помещений каким-либо иным путем.

Оно должно также, в случае необходимости, оказывать помощь представительствам в получении подходящих помещений для их сотрудников (ст. 21).

Государство пребывания должно предоставить все возможности для выполнения функций представительства (ст. 25).

Поскольку это не противоречит законам и правилам о зонах, въезд в которые запрещается или регулируется по соображениям государственной безопасности, государство пребывания должно обеспечивать всем сотрудников представительства свободу передвижения по его территории (ст. 26).

Конвенция подтвердила существовавший ранее порядок сношения представительства со своим правительством с помощью дипломатических курьеров и закодированных или шифрованных депеш.

Дипломатическая почта не подлежит ни вскрытию, ни задержанию.

Все места, составляющие дипломатическую почту, должны иметь видимые внешние знаки, указывающие на их характер, и они могут содержать только дипломатические документы и предметы, предназначенные для официального пользования (ст. 27).

Архивы и документы представительства неприкосновенны в любое время и независимо от их местонахождения.

В случае разрыва дипломатических отношений между государствами, либо окончательного, либо временного отозвания представительства и даже в случае вооруженного конфликта государство пребывания должно уважать и охранять помещения представительства вместе с его имуществом и архивами.

До принятия Венской Конвенции о дипломатических сношениях 1961г. были не редки случаи нарушения дипломатических привилегий и иммунитетов, а особенно в случае разрыва дипломатических отношений или вооруженного конфликта. Так, например, в своей книге "Страницы дипломатической истории", В.М. Бережков приводит примеры грубого нарушения германскими властями дипломатических привилегий и иммунитетов: "22 июня эсэсовцы ворвались в помещение посольства. Вскоре прибыл закрытый черный фургон, в него втолкнули сотрудников, и повезли их в гестапо. Там их бросили в одиночную камеру. По несколько раз в день вызывали на допрос, били, пытаясь выведать секретную информацию, заставляли подписать какие-то бумаги".[18, c.63]

Аккредитующее государство может вверить охрану помещений своего представительства вместе с его имуществом и архивами третьему государству, приемлемому для государства пребывания.

Аккредитующее государство может вверить защиту своих интересов и интересов своих граждан третьему государству, приемлемому для государства пребывания (ст. 45).

Специальная ст. 20 конвенции устанавливает право представительства и его главы пользоваться флагом и эмблемой аккредитующего государства на помещениях представительства, включая резиденцию его главы, а также на средствах передвижения.

В соответствии с принятыми в Республике Беларусь Правилами применения "Положения о государственном флаге Республики Беларусь".[12]

Государственный флаг Республики Беларусь поднимается на зданиях дипломатических и консульских представительств Республики Беларусь в дни национальных праздников, траурные и другие дни с учетом местной практики страны, где находится соответствующее дипломатическое или консульское представительство Республики Беларусь, в другие дни по особому указанию Министерства иностранных дел Республики Беларусь и ежедневно в тех странах, где это принято согласно с местным обычаем.

Государственный флаг Республики Беларусь поднимается (устанавливается) на транспортных средствах дипломатических и консульских представительств Республики Беларусь, на морских судах и других средствах передвижения, где в качестве официальных лиц находятся Президент Республики Беларусь, Председатель Национального Собрания Республики Беларусь, Премьер-министр Республики Беларусь или другие лица, представляющие Национальное Собрание Республики Беларусь либо Совет Министров Республики Беларусь, Министр иностранных дел Республики Беларусь, посол или руководитель консульского учреждения Республики Беларусь с согласия этих лиц.

Государственный флаг Республики Беларусь поднимается на зданиях торговых учреждений Республики Беларусь, находящихся за границей, в дни национальных праздников республики.

Государственный флаг Республики Беларусь поднимается на других объектах по распоряжению Президента Республики Беларусь, по решению Национального Собрания Республики Беларусь, Совета Министров Республики Беларусь, местных Советов депутатов, местных исполнительных и распорядительных органов.

Государственный флаг Республики Беларусь поднимается с восходом солнца и опускается после захода солнца или по окончании празднеств, торжеств, траурных церемоний.

Министерство иностранных дел Республики Беларусь обязано обеспечить выполнение дипломатическими и консульскими представительствами Республики Беларусь требований Положения о Государственном флаге Республики Беларусь и настоящих Правил.

Помещение представительства не может быть использовано для насильственного задержания какого-либо лица. Оно не должно быть использовано и для предоставления убежища. Хотя в Венской конвенции 1961 года прямо о не предоставлении убежища ничего не говорится, в ней содержится положение, которое позволяет трактовать его именно таким образом. Так, статья 41 конвенции (§ 3) гласит: "Помещения представительства не должны использоваться в целях, не совместимых с функциями представительства, предусмотренными настоящей Конвенцией или другими нормами общего международного права, или же какими-либо специальными соглашениями, действующими между аккредитующим государством и государством пребывания".

Вопрос о существовании и юридической силе права на получение убежища от политического преследования (как правило, не применимого в отношении обычных уголовных дел) долгое время остается нерешенным, являясь лишь темой для ожесточенных споров. В Европе, данная практика почти прекратилась. Сложившуюся ситуацию можно решить только путем переговоров, потому что Венская Конвенция, хотя и обеспечивает неприкосновенность помещений дипломатической миссии (и тем самым находящихся внутри), не содержит положений о выезде любого лица, на которое не распространяется действие Конвенции 1961г, с гарантией неприкосновенности и безопасности. [26, c.194]

Исключение из этого правила составляют латиноамериканские страны, которые заключили между собой специальные конвенции, позволяющие использовать помещения дипломатического представительства для предоставления политического убежища.

Договорное оформление этот институт получил в Гаванской конвенции об убежище от 20 февраля 1928г.

Налоговые привилегии дипломатических агентов и консульских служащих являются неотъемлемой частью практики межгосударственных отношений и оговариваются соответствующими нормами международного законодательства.

Предоставляемые дипломатам привилегии и иммунитеты, в том числе и налоговые, необходимы им в первую очередь для успешного выполнения возложенных на них дипломатических функций.

Конвенция подтверждает установившуюся международную практику освобождения дипломатических представительств от всех государственных, районных и муниципальных налогов, сборов и пошлин, кроме тех, которые представляют собой плату за конкретные виды обслуживания (к последним обычно относится плата за электроэнергию, газ, воду, телефон и т.п.) (статья 23 п.1).

Однако фискальные изъятия, о которых говорится в п.1, статьи 23 Венской Конвенции о дипломатических сношениях 1961 г., не касаются тех налогов, сборов и пошлин, которыми, согласно законам государства пребывания, облагаются лица, заключающие контракты с аккредитующим государством или главой представительства.

Вознаграждения и сборы, взимаемые представительством при выполнении своих официальных обязанностей, освобождаются от всех налогов, сборов и пошлин (cтатья. 28).

Представительство освобождается также от таможенных пошлин при провозе предметов, предназначенных для официального пользования. Порядок провоза этих предметов обычно устанавливается государством пребывания.

Иногда происходили случаи злоупотребления дипломатическими иммунитетами.

Как пример можно привести случай описанный в книге И.П. Блищенко "Дипломатическое право". Им является "дело Росаля".

Посол Гватемалы в Бельгии и Нидерландах Морисио Росаль в октябре 1960 г. был задержан полицией в Нью-Йорке. При нем оказалось 116 фунтов наркотика героина на сумму 4 миллиона долларов. Полиция сообщала, что этот дипломат давно занимается тайной спекуляцией наркотиками и его частые за последнее время поездки в США связаны не с его дипломатической миссией, а со спекуляцией. На следующий день правительство Гватемалы поспешило объявить о снятии его с дипломатического поста, отказавшись от его иммунитета. [17, c.87]

Государство пребывания должно, даже в случае вооруженного конфликта, оказать содействие, необходимое для возможно скорого выезда пользующихся привилегиями и иммунитетами лиц, не являющихся гражданами государства пребывания, и членов семей таких лиц, независимо от их гражданства. Оно должно, в частности, предоставить в случае необходимости в их распоряжение перевозочные средства, которые требуются для них самих и их имущества (статья 44 Конвенции 1961г.).

2.2 Личные привилегии и иммунитеты

Что касается личных привилегий и иммунитетов, то важнейшим из них является личная неприкосновенность. Этот освященный тысячелетними традициями обычай приобретает с точки зрения международного права нормативный характер. "Личность дипломатического агента неприкосновенна. Он не подлежит аресту, или задержанию в какой- бы то ни было форме. Государство пребывания обязано относиться к нему с должным уважением и принимать все надлежащие меры для предупреждения каких-либо посягательств на его личность, свободу или достоинство" (статья 29).

Одновременно Венская Конвенция о дипломатических сношениях 1961 г. предусматривает, что частная резиденция дипломатического агента пользуется той же неприкосновенностью и защитой, что и помещения представительства.

Понятие "частная резиденция дипломатического агента" охватывает даже временную резиденцию дипломатического агента (например, номер в гостинице). [17, c.83]

Его бумаги, корреспонденция, имущество равным образом пользуется неприкосновенностью за исключением, исков, относящихся к любой профессиональной или коммерческой деятельности, осуществляемой дипломатическим агентом в государстве пребывания за пределами своих официальных функций.

Иммунитет дипломатического агента от юрисдикции государства пребывания не освобождает его от юрисдикции аккредитующего государства (статья 31).

Члены семьи дипломатического агента, живущие вместе с ним, пользуются, если они не являются гражданами государства пребывания, привилегиями и иммунитетами, указанными в статьях 29—36 Венской Конвенции о дипломатических сношениях 1961 г.

Положения Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961г. закрепляют общепринятую практику в области привилегий и иммунитетов и аккумулируют ряд положений, содержащихся в аналогичных документах.


Глава 3. Практика применения дипломатически привилегий и иммунитетов в Республике Беларусь

По состоянию на 1 марта 2000 года Республика Беларусь признана 144 государствами мира, со 133 из них установлены дипломатические отношения. Республикой Беларусь заключен 831 двусторонний международный договор с зарубежными странами и международными организациями. Беларусь является участником более 700 многосторонних договоров. [29]

Одним из важнейших условий эффективной деятельности дипломатических представительств на территории Республики Беларусь является их изъятие из юрисдикции государства пребывания и пользование льготами и преимуществами, которые обычным иностранцам не предоставляются, т.е. так называемыми привилегиями и иммунитетами.

Основным международно-правовым документом, определяющим статус и функции дипломатических представительств, при главах государств, является Венская конвенция о дипломатических сношениях от 18 апреля 1961 года, подписанная Белорусской Советской Социалистической Республикой 18 апреля 1961 года, ратифицированная Верховным Советом БССР 6 апреля 1964 года и вступившая в силу для Республики 13 июня 1964 года. Данная Конвенция регулирует виды привилегий и иммунитетов, предоставляемых дипломатическим представительствам (ст.20,22,23,24,27,28 конвенции) и их сотрудникам (ст.29-39 конвенции) на территории государства пребывания, подразделяя, таким образом, привилегии и иммунитеты, на привилегии и иммунитеты дипломатического представительства и привилегии и иммунитеты дипломатических агентов, которые принято называть личными привилегиями и иммунитетами. [25, c.165]

На данный момент в Республике Беларусь действует Положение о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории Союза Советских Социалистических Республик, утвержденное Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 мая 1966 года. [24, c.386] Вместе с тем, некоторые нормы Венской конвенции нашли отражение во внутреннем законодательстве Беларуси. Так, например, Закон Республики Беларусь от 19 декабря 1991 года "О налоге на добавленную стоимость" [9] в части 40 статьи 5 содержит положение, в соответствии с которым от налогов освобождается "стоимость товаров и услуг, предназначенных для официальной деятельности иностранных дипломатических представительств, а также для личного пользования дипломатического и административно-технического персонала этих представительств, включая членов их семей, которые живут вместе с ними, при сохранении принципа взаимности государствами, на территории которых находятся дипломатические представительства Республики Беларусь". Такие нормы содержатся также в Законе Республики Беларусь от 3 июня 1993 года "О правовом положении иностранных граждан и лиц без гражданства в Республике Беларусь" (статья 27) [10], Уголовно-процессуальном кодексе Республики Беларусь (статья 21) [6], Таможенном кодексе Республики Беларусь (статья 70) [7].

3.1 Привилегии и иммунитеты дипломатических представительств

К привилегиям и иммунитетам дипломатического представительства относятся: неприкосновенность помещений представительства, фискальный иммунитет, неприкосновенность архивов и документов представительства, право свободного сношения представительства для всех официальных целей, неприкосновенность официальной корреспонденции представительства, таможенный иммунитет и право на пользование флагом и эмблемой аккредитующего государства на помещениях представительства и на средствах передвижения главы представительства, которое называют "протокольными привилегиями" или "привилегиями вежливости" [17, c.76].

В соответствии с положениями статьи 1 конвенции сотрудниками дипломатического представительства являются глава представительства, члены дипломатического, административно- технического и обслуживающего персонала представительства. Дипломатическими агентами называются глава представительства и члены дипломатического персонала представительства, то есть те члены персонала, которые имеют дипломатический ранг.

К личным привилегиям и иммунитетам дипломатического агента относятся:

1. Личная неприкосновенность;

Личная неприкосновенность гарантирована дипломатическому агенту ст. 29 конвенции, где говорится, что он не подлежит аресту или задержанию в какой бы то ни было форме.

Наиболее часто встречающиеся факты несоблюдения личных привилегий и иммунитетов дипломатических агентов, аккредитованных в Республике Беларусь, относятся именно к их личной неприкосновенности.

2. Полный иммунитет от уголовной юрисдикции государства пребывания;

Иммунитет от уголовной юрисдикции нашел свое отражение в Уголовном кодексе Республики Беларусь [4], в ст. 4, п. 4, в Уголовно- процессуальном кодексе Республики Беларусь [6] в ст. 4 п. 2.

3. Иммунитет от административной и гражданской юрисдикции с изъятиями;

В ст. 16 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях [5] говорится:

"Вопрос об ответственности за административные правонарушения, совершенные на территории Республики Беларусь иностранными гражданами, которые, согласно действующим законам и международным договорам Республики Беларусь, пользуются иммунитетом от административной юрисдикции Республики Беларусь, разрешается дипломатическим путем".

4. Фискальный иммунитет;

Налоговые привилегии дипломатических агентов и консульских служащих являются неотъемлемой частью практики межгосударственных отношений и оговариваются соответствующими нормами международного законодательства.

5. Таможенный иммунитет;

В Таможенном кодексе Республики [7] ст. 202, отражены положения о том, что дипломатические представительства иностранных государств на территории Республики Беларусь при соблюдении установленного порядка перемещения через таможенную границу Республики Беларусь, могут ввозить в Республику Беларусь и вывозить из Республики Беларусь, предназначенные для официального пользования представительств товары с освобождением от таможенных платежей, за исключением платежей за хранение, таможенное оформление товаров , вне определенных для этого мест.

6. Освобождение от личных повинностей;

Государство пребывания обязано освобождать дипломатических агентов от всех трудовых и государственных повинностей, независимо от их характера, а также от военных повинностей, таких как реквизиции, контрибуции и военный постой (ст. 35 Венской Конвенции 1961г.).

3.2 Ответственность за нарушения дипломатических привилегий и иммунитетов

Д.Б. Левин разделял все уголовные законы о преступлениях против дипломатических представителей на три группы. Большинство из них (Франция, Бельгия, Швейцария, Нидерланды, Турция, Япония, Мексика, Аргентина, Бразилия) назначают определенные наказания за конкретно указанные действия против дипломатических представителей или вообще за нарушение их иммунитета.

Другие законы (Дания, Швеция, Норвегия, Чили, Парагвай) повышают обычные наказания за преступления против личности, если эти преступления направлены против личности дипломатических представителей.

Третья группа законов (Куба, Перу), устанавливая определенное наказание за преступления против дипломатических представителей, повышают наказание, если эти преступления нанесли ущерб внешнеполитическим интересам государства.

В некоторых государствах (США, Швейцария, Аргентина, Чили), преступления против дипломатических представителей рассматриваются в более высоких судебных инстанциях, чем аналогичные преступления против частных лиц.[28, c.31]

В частности, в статье 1 конвенции говорится:

1. Лицо, пользующееся международной защитой, есть:

а) глава государства, глава правительства или министр иностранных дел, находящийся в иностранном государстве, а также сопровождающие его члены семьи;

б) любой представитель или должностное лицо государства;

2. "Предполагаемый преступник", есть лицо, в отношении которого имеются доказательства, достаточные для установления primafacie, что оно совершило одно или более преступлений, указанных вст. 2, или участвовало в их совершении.

Вопросу определения состава преступления, влекущего специальную международно-правовую защиту, посвящена вторая ст.2 конвенции, которая говорит, что:

1. Преднамеренное совершение:

а) убийства, похищения или другого нападения против личности или свободы лица, пользующегося международной защитой;

б) насильственного нападения на официальное помещение, жилое помещение или транспортное средство лица - пользующегося международной защитой, которое может угрожать личности пли свободе последнего;

в) угрозы любого такого нападения;

г) попытки любого нападения;

д) действия, в качестве соучастника любого такого деяния, должно рассматриваться каждым государством-участником в соответствии с его внутренним законодательством как преступление.

2. Каждое государство-участник предусматривает соответствующие наказания за такие преступления с учетом их тяжкого характера. Высказанное не освобождает от обязательств в соответствии с международным правом принимать все надлежащие меры для предотвращения других посягательств на личность, свободу и достоинство лица, пользующегося международной защитой.

В Уголовном кодексе Республики Беларусь, содержится статья 124: "Террористический акт против представителя иностранного государства", которая предусматривает ответственность за насильственные действия в отношении представителя иностранного государства, похищение или лишение его свободы с целью провокации международных осложнений или войны, а также убийство представителя иностранного государства.


Заключение

Международно-правовые акты и обычаи, внутреннее право государств довольно полно регулируют вопросы предоставления дипломатических привилегий и иммунитетов. Вместе с тем, некоторые аспекты требуют как их урегулирования посредством принятия новых международно-правовых актов, так и путем внесения некоторых норм во внутреннее законодательство.

Я считаю, что необходимо принятие всеобъемлющего национального законодательного акта, который регулировал бы статус, а также объем привилегий и иммунитетов дипломатических представительств и консульских учреждений иностранных государств на территории Республики Беларусь.

Проведенный мною анализ практики, обнаружил спорные моменты, которые на данный момент не урегулированы законодательством, а именно:

- правомерность проведения личного досмотра дипломатических агентов и дипломатических вализ техническими средствами (например, рентгеновским оборудованием);

- вопрос о трактовке положений Венской Конвенции о дипломатических сношениях 1961 г. относительно статьи 31 п. "с" и положений статьи 42, которые входят в противоречие между собой относительно запрета на ведение коммерческой деятельности дипломатическим агентом;

- целесообразности принятия новых положений, касающихся дипломатической почты, в связи с появлением новых технических возможностей связи, а именно Internet и электронной почты.

Как известно, любое неверное толкование положений Венской конвенции 1961г., а вследствие этого и несоблюдения дипломатических привилегий и иммунитетов, рассматривается как акт, направленный против аккредитующего государства, что приводит к выводу о том, что принятие такого акта является своевременным и необходимым для успешного ведения коммуникативных связей с другими иностранными государствами.

Также можно согласиться с предложением Кравченко О.И, о том, что было бы разумным пойти по пути Федеративной Республики Германии где 30 сентября 1993 года был принят Общеминистерский документ, детально разъясняющий позицию Германии по всем положениям конвенции, полностью регламентирующий практическое применение всеми имеющими к тому отношение должностными лицами этих положений, и принять нормативный акт, который регулировал бы применение Венской Конвенции о дипломатических сношениях 1961 г. в Республике Беларусь.


Список использованной литературы:

Блищенко И.П., "Дипломатическое право", [17, c.87], 17, с.76 , 17, с.6,7

Борунков А.Ф. "Дипломатический протокол в России", 17, с.83 , 25, с.165

Левин Д.Б. "Дипломатический иммунитет", [23, c.153)

Р.Дж. Фельтхэм "Настольная книга дипломата", 1, с.7 , 22, с.35 , 28, с.31

Бережков В.М. "Страницы дипломатической истории".[18, c.63], 20, с.31

К.К.Сандровский [27, c.127], [19, c.77], 19, с.78

К.А.Бекяшев, Международное публичное право". (19, с.76)

Гаванская конвенция о дипломатических чиновниках 1928г. . [17, c.150], статья 31, 17, с.80

Положение о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории Союза Советских Социалистических Республик, утвержденное Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 мая 1966 года. [24, c.386]

Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961г. [26, c.194], статья 20,22,23,24,27,28, статья 29-39, статья 41, 44

"Положения о государственном флаге Республики Беларусь".[12]

Закон Республики Беларусь от 19 декабря 1991 года "О налоге на добавленную стоимость" [9], статья 27, п.2,3

Закон Республики Беларусь от 3 июня 1993 года "О правовом положении иностранных граждан и лиц без гражданства в Республике Беларусь" (статья 27) [10], статья 21,25,26

Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь (статья 21) [6], статья 4,п.2

Таможенный кодекс Республики Беларусь (статья 70) [7], статья 202

"Инструкция о порядке производства личного досмотра граждан, следующих через таможенную границу Республики Беларусь"[14]

Правила пребывания иностранных граждан и лиц без гражданства в Республике Беларусь" [13]

Уголовный кодекс Республики Беларусь [4], с.124

Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях [5], статья 16

Закон Республики Беларусь от 16 ноября 1999г. "О налоге на добавленную стоимость"[9]

Кодекс Республики Беларусь о земле [8]

Методические указания по исчислению и уплате подоходного налога с физических лиц [15],

Закон Республики Беларусь "О подоходном налоге с граждан" [11 , ст.23, п.13 , ст.28.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий