регистрация / вход

Роль Североамериканского соглашения о свободной торговле (НАФТА) в международных отношениях

Роль торговых союзов в мировом хозяйстве. "Новое поколение" соглашений о свободной торговле. Вредоносный эффект соглашений. История и характеристика Североамериканского соглашения о свободной торговле - НАФТА. Перспектива сотрудничества с Россией.

Министерство образования и науки РФ

Академия маркетинга и социально-информационных технологий

Кафедра мировой экономики

КУРСОВАЯ РАБОТА

по дисциплине Международные экономические отношения

на тему:

«Роль Североамериканского соглашения о свободной торговле в международных отношениях»

Выполнила:

студентка гр. 06-МЭ-01

Гайдук В.В.

Проверил:

проф. Климовец О.В.

Краснодар

2007


СОДЕРЖАНИЕ

Введение

I.Роль торговых союзов в мировом хозяйстве

1.1. «Новое поколение» соглашений о свободной торговле

1.2 Вредоносный эффект двусторонних соглашений о свободной торговле

II.История и характеристика Североамериканского соглашения о свободной

торговле

III.Современное состояние НАФТА. Перспектива сотрудничества с Россией

3.1.Роль стран в НАФТА

3.2.Проблемы НАФТА

3.3.Перспективы развития НАФТА

3.4.Сотрудничество НАФТА с Россией

Заключение

Список литературы


ВВЕДЕНИЕ

В последнее десятилетие уходящего двадцатого века развитие экономических и политических процессов в различных регионах современного мира происходило под влиянием многочисленных факторов и событий, и все же анализ изменений в экономической и политической картинах мира к настоящему времени, позволяет выделить две превалирующие тенденции: сепаратизм и интернационализация. Представляется важным рассмотрение проявления тенденции к интернационализации на региональном уровне для получения более четкого представления о ее движущих силах, побудительных мотивах стран, втянутых в эти процессы, и выявления возможных перспектив развития данных процессов.

Данная работа ставит перед собой целью рассмотрение тенденций к глобализации и интернационализации Североамериканском регионе на примере Североамериканского соглашения о свободной торговле (НАФТА), анализ механизма его действия и рассмотрение результатов, достигнутых экономиками стран участниц в результате действия данного соглашения в период с 1994 года по сегодняшний день. Значительное место в работе уделяется изменениям в экономиках стран- участниц НАФТА, так как это является неотъемлемой частью анализа результатов НАФТА, как соглашения имеющего в первую очередь экономический характер. А так же в работе рассматривается как же повлияло Североамериканское Соглашение на отношения между странами НАФТА и Россией.

Работа в основном основана на материалах, предоставляемые глобальной сетью Интернет в сайтах «НАФТА», «Оранизации американских государств», а так же из других источников, таких как журналы «Международные экономические отношения», «Бюллетень иностранной коммерческой информации» и пр.

I. РОЛЬ ТОРГОВЫХ СОЮЗОВ В МИРОВОМ ХОЗЯЙСТВЕ

Разрастание комплекса региональных и дву­сторонних соглашений о свободной торговле пре­вратилось в новую усиливающуюся и все более приковывающую к себе внимание исследовате­лей, политиков, предпринимателей тенденцию в современной мировой экономике. Если 60-е и 90-е годы ознаменовались, соответственно, пер­вой и второй волнами регионализма (были созда­ны или реанимированы экономические организа­ции практически во всех регионах как развитого, так и развивающегося мира), то в 1990-2000-х го­дах отмечен всплеск билатерализма, то есть за­ключения двусторонних соглашений о свободной торговле, причем во многих случаях между стра­нами, принадлежащими к разным регионам. Но­визна данного явления весьма красноречиво определена в докладе Всемирного банка "Пер­спективы развития мировой экономики в 2005 г.", темой которого стали "Торговля, регионализм и развитие": "Многие из существующих преферен­циальных соглашений глубоко уходят корнями в исторические условия торговых отношений, од­нако некоторые из совсем недавно заключенных двусторонних соглашений о свободной торговле выходят за пределы этих исторических усло­вий. Созвучно с этим и мнение российской нау­ки: «Все это выходит за привычные представле­ния о регионализации».[16, с.51]

Заключение двусторонних соглашений о сво­бодной торговле (ДССТ) подобно процессу фор­мирования снежного кома. Одни соглашения по­рождают другие: здесь играют роль такие факто­ры, как стремление избежать дискриминации и непотерять конкурентные преимущества на ино­странных рынках, страх остаться исключенным из всеобщего процесса, наконец, демонстрацион­ный эффект, или, как его определил Р. Болдуин, "эффект домино". Если регионализм обгоняет глобальную (многостороннюю) либерализацию, то билатерализм обгоняет и первую, и вторую упомянутые тенденции - это процесс нарастаю­щий и довольно интенсивный. «Редкий день обхо­дится без новостей о соглашениях о свободной торговле. Непосредственно в эту минуту, несо­мненно, усталые торговые чиновники где-то от­рабатывают последние детали какого-нибудь двустороннего торгового договора».[15, c.16] Это - не преувеличение: по состоянию на декабрь 2006 г. в мире насчитывалось 178 действующих ДССТ (плюс еще 12 подписанных, по пока не вступив­ших в силу), причем периоды наиболее интенсив­ного подписания таких соглашений приходятся на1992-1996 гг. (68 соглашений) и 2002-2005 гг. (66). Самым урожайным стал 2003 г., когда в среднемподписывались почти по два ДССТ в месяц (всего за год-21).[16,c.4]

Стоит особо остановиться на принципе учета ДССТ. Большинство публикаций, посвященных данной теме, использует статистику ВТО, осно­ванную на официальных уведомлениях стран - членов этой организации о своем участии в согла­шениях о свободной торговле (ССТ) и таможен­ных союзах, что ведет к искажению реальной картины по нескольким причинам. ВТО не дела­ет различия между региональными, двусторонни­ми соглашениями и соглашениями о присоедине­нии отдельных государств к уже действующим региональным союзам, объединяя их в одну кате­горию "региональных торговых соглашений" (которых насчитывалось 211 на середину сентяб­ря 2006г.). Как самостоятельные учитываютсясоглашения о либерализации торговли услугами, заключаемые обычно в дополнение к базовым соглашениям о свободной торговле товарами. Это, с одной стороны, ведет к завышению общего числа ДССТ, с другой, возникает их недоучет, по­скольку во многих случаях страны-члены, не­смотря на действующие положения, уведомляют ВТО о заключении соглашений с большим опоз­данием, либо вообще не делают этого. В данной работе в число ДССТ включены все соглашения, подписанные между двумя странами или их груп­пами (независимо от членства в ВТО) и деклари­рующиецель как минимум полного устранения барьеров во взаимной торговле товарами.[19] ДССТ могут заключаться не только между двумя странами. Их частным видом является со­глашение, где, с одной стороны, выступает одно государство, а с другой - блок других государств. Обычно такие соглашения подписываются с та­моженными союзами (и более продвинутыми ин­теграционными объединениями), каковыми, на­пример, являются Европейский союз (ЕС), Об­щий рынок Южной Америки (МЕРКОСУР), Карибское сообщество (КАРИКОМ), Таможен­ный союз стран юга Африки (САКУ). Единой группой также выступают государства - члены Европейской ассоциаций свободной торговли (ЕАСТ), Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) и Центральноамериканского об­щего рынка (ЦАОР). Двусторонние соглашения заключаются и между двумя блоками - ЕС-ЕАСТ, МЕРКОСУР - Андское сообщество, ЕАСТ-САКУ.

Относительно новая разновидность ССТ -трех-, четырехсторонние соглашения о свобод­ной торговле, например "Агадир" (Иордания-Ту­нис-Египет-Марокко), "Группа 3" (Мексика-Ко­лумбия-Венесуэла), "Транстихоокеанское стра­тегическое экономическое партнерство" (Чили-Сингапур-Бруней-Новая Зеландия). [19]

Именно ЕС стал родоначальником билатерализма в современной экономической истории, за­ключив в 70-х годах соглашения о свободной тор­говле со странами ЕАСТ. В 1983 г. бы­ло подписано Соглашение о более тесных эконо­мических отношениях между Австралией и Но­вой Зеландией - двустороннее соглашение о свободной торговле, которое можно считать в тоже время и региональным. В 1985 г. заключено соглашение о свободной торговле между США и Израилем - первое трансрегиональное соглаше­ние между двумя отдельными государствами. В 1988 г. в ДССТ вступили США и Канада, заложив, таким образом, основу для Североамерикан­ской зоны свободной торговли (НАФТА).[3, c.57]

1. 1. «Новое поколение» соглашений о свободной торговле

В чем же специфика соглашений «нового по­коления»? Даже беглый сравнительный анализ делает очевидными характерные свойства, отли­чающие их от более ранних аналогов, которые можно суммировать следующим образом. Во-первых, это отход от классической схемы эконо­мической интеграции: зона свободной торговли - таможенный со­юз - общий рынок - экономический и валютный союз. В современные ДССТ, помимо традицион­ных положений об устранении барьеров в торгов­ле товарами (а во многих случаях и услугами), включаются положения о либерализации и обес­печении наиболее благоприятных и недискрими­национных инвестиционных режимов, облегчении перемещения физических лиц (т.е. речь идёт о движении капитала и труда, что свойственно об­щему рынку), об обязательствах по выполнению законодательства в области охраны труда, окру­жающей среды, прав интеллектуальной соб­ственности (координация внутренней политики, корректировка национального законодательства - это свойственно экономическому союзу), об обя­зательствах по соблюдению прав человека и т.п. (это свойственно высшей стадии интеграции - полному политико-экономическому объедине­нию).

Во-вторых, ранее в подавляющем большин­стве случаев заключение ССТ в Европе, СНГ и Латинской Америке было элементом неких бо­лее крупных геополитических и геоэкономиче­ских замыслов. В 90-х годах ССТ среди стран Во­сточной Европы фактически являлись промежу­точным этапом на их пути в ЕС. В 2000-х годах формирование сети ССТ на Балканах, вызвавшее всплеск числа соглашений в 2002-2005 гг., - одно из средств реализации Пакта о стабилизации для Юго-Восточной Европы с перспективой вступле­ния отдельных его участников в ЕС. В конце 1990-х - 2000-х годах ССТ (так называемые со­глашения об ассоциации) ЕС со странами Север­ной Африки и Ближнего Востока - путь к созда­нию Европейско- Средиземноморской зоны сво­бодной торговли. В 90-х годах возникновениеССТ на территории СНГ фактически преследова­ло цель реинтеграции единого в прошлом совет­ского экономического пространства. В Латин­ской Америке ССТ в 90-х - один из инструментов обновления и укрепления ЛАИ. [11, c.40-41]

Самое время подробнее остановиться на важном различии между двусторонними и регио­нальными соглашениями. С подачи Внешне-Торговой организации (ВТО) сложи­лась практика рассматривать обе эти категории вместе под рубрикой регионализма (regionaltradeagreements),без какого-либо разграничения или классификации. Этого принципа придерживается большинство крупных исследований по рассмат­риваемой теме.

Первый и очевидный факт заключается в том, что региональные соглашения - это объединения в пределах регионов, более или менее четко опре­деленных по географическому, этнокультурному, цивилизационному признакам, либо изначально охватывающие все страны региона (НАФТА, Ассоциация регионального сотрудничества Юж­ной Азии - СААРК,), либо стремящиеся к постепенному их включению в свой состав (ЕС, АСЕАН).[17] В то же время двустороннее соглашение объединяет две страны, которые могут принадлежать как к одному, так и к разным регионам. Одна из важ­нейших предпосылок (но, разумеется, не един­ственная) создания устойчивого и успешного ре­гионального блока — культурная (с точки зрения языковой общности, этнического происхожде­ния, религии) однородность и историческая бли­зость входящих в него стран. В случае с ДССТ это явно не относится к главным критериям успеха; для их заключения важно, прежде всего, другое – экономическая и политическая совместимость партнёров.[14, c.61] Более того, создание региональных союзов часто преследует цель преодоления разногласий и отчужденности между странами-участницами, которые готовы пожертвовать взаимными пре­тензиями ради некоей региональной общности. Такие мотивы прослеживаются в истории созда­ния многих ныне крупных и авторитетных орга­низаций, включая ЕС, АСЕАН, МЕРКОСУР. То есть две страны одного региона, заключение ДССТ между которыми было бы проблематично, могут в то же время входить в общерегиональное интеграционное объединение. Приведем пример с Малайзией и Сингапуром. Можно с изрядной до­лей уверенности предположить, что если бы в от­сутствие АСЕАН две эти страны попытались прийти к ДССТ, то переговоры были бы сильно осложнены, а может и блокированы комплексом давних взаимных споров и претензий, затрагива­ющих известные хозяйственные вопросы. Точно так же Китай и Япония, или Китай и Южная Ко­рея, имея очевидные конфликтные темы в дву­сторонних отношениях, серьезно рассматривают возможность участия в региональном экономиче­ском союзе, будь то формализованный АСЕАН + 3 или более широкое восточноазиатское объедине­ние.[1, c.356] Суммируя эти доводы, можно констатиро­вать: если региональные соглашения часто при­званы способствовать преодолению разногласий между участниками, то двусторонние соглашения возникают там, где разногласий нет.

Во-вторых, одной из основных, а может быть, и важнейшей движущей силой взаимного притя­жения экономик в прогрессивных региональных объединениях, интенсификации торговых и ин­вестиционных потоков между ними служила фрагментация производств с разнесением от­дельных его фаз по разным странам региона, ве­дущая, в свою очередь, к возникновению так называемых региональных производственных цепочек. В первую очередь это свойственно та­ким крупным отраслям обрабатывающей про­мышленности, как автомобильная, электронная и электротехническая, где в упрощенном виде более капиталоемкая часть производства (выпуск частей и компонентов) может базироваться в передовых в технологическом отношении странах, а более тру­доемкая (сборка готовой продукции) - как правило, в странах менее развитых с относительно де­шевой рабочей силой.[11, c.44]

Рост производственных цепочек сопутствовал и способствовал становлению наиболее экономи­чески динамичных группировок в мире - ЕС, НАФТА, МЕРКОСУР, АСЕАН, причем самые широкие их масштабы отмечались при наиболь­шем разбросе в уровнях социально-экономиче­ского развития участников того или иного объ­единения и возникновении внутриотраслевых связей по линии Север-Юг. Так, региональные производственные цепочки могут быть мощным катализатором реальной интеграции соприкаса­ющихся рынков, превращения их в единую произ­водственную базу. Однако для географически удаленных стран, вступающих в ДССТ, они, как мы отметили, становятся все более распростра­ненными - такое преимущество регионализма оказывается, скорее всего, недоступным. Фраг­ментация производств между двумя рынками, расположенными зачастую на разных континен­тах (например, Южная Корея-Чили, Сингапур-Новая Зеландия, Сингапур-ЕАСТ и др.), вряд ли рентабельна, эффективна, а может быть, и вооб­ще невозможна. Для полноценного развития ин­тегрированных производственных цепочек - опять-таки, заметим, при прочих равных услови­ях - географически компактное пространство предоставляет более широкие возможности.[18]

В связи с последними из изложенных сообра­жений возникает вопрос: насколько вообще пра­вомерно говорить о ДССТ как проявлении эконо­мической интеграции? Ведь интеграция - это объединение рынков или сращивание националь­ных хозяйств, а рассматриваемые соглашения на­целены скорее на расширение экономических об­менов и облегчение доступа на рынки. Речь в ДССТ идет не о слиянии отдельных рынков-эко­номик в один, функционирующий в соответствии с унифицированными правилами, а об уравнива­нии иностранных предпринимателей (экспорте­ров товаров и услуг, инвесторов) в правах с наци­ональными. Таким образом, как представляется, необходимо четкое понимание различия между интеграцией рынков и облегчением доступа на рынки как основными мотивами в создании, соот­ветственно, региональных блоков и двусторон­них соглашений. Более того, билатерализм было бы полезно выделить из общей тематики регио­нальных торговых соглашений и рассматривать как самостоятельное экономическое явление.[5, c.201] Нетрудно заметить, что участие различных стран в ДССТ не одинаково: одни заключили уже более десятка соглашений, другие только изуча­ют перспективы их подписания. Как показывает практика, соглашения о свободной торговле за­ключают в первую очередь страны, которым это позволяет сравнительно либеральная внешнеэко­номическая политика, выражающаяся, в частно­сти, в низком уровне торговых барьеров, а также зрелая структура валового производства и по­требления и эффективная система органов госу­дарственной администрации, в том числе тамо­женных органов. Не удивительно, что среди наи­более активных приверженцев билатерализма, особенно "нового поколения", - государства ЕС, ЕАСТ, США, Сингапур, Чили.[20]

Серьезным препятствием для вступления в полноценное ДССТ является наличие в экономи­ческой структуре страны обширных секторов, особо чувствительных к конкуренции со стороны импортных товаров, - сельского хозяйства, про­изводства текстиля и одежды. По этой причине довольно тяжело даются переговоры о ДССТ развивающимся странам, пусть даже морально для них готовым, однако до сих пор имеющим Значительные с точки зрения объемов производ­ства, экспорта и, что особенно важно, занятости, аграрные отрасли. В таком случае торговая либе­рализация непосредственно затрагивает интере­сы большой доли населения страны. Наиболее наглядные примеры - Индия и Таиланд, где, не­смотря на сдвиги в структуре валового производ­ства в пользу обрабатывающей промышленно­сти, аграрная занятость в начале 2000-х годов все еще составляла, соответственно, 65-70 и 45-50%общей занятости, и сельскохозяйственный сектор был защищен сравнительно высокими тарифами (2003-2004 гг.) - в среднем 37% в Индии и 30% в Таиланде.[7, c.76]

Интересный факт - отсутствие трансрегио­нальных соглашений о свободной торговле меж­ду различными группами развитых стран или от­дельными развитыми странами, то есть США, Канадой, участниками ЕС/ЕАСТ, Японией, Ав­стралией и Новой Зеландией. Исключением явля­ется лишь ДССТ США-Австралия, заключенное в 2004 г.[14, c.70] Казалось бы, развитые страны - родо­начальники экономического регионализма, обла­дающие богатым опытом торговых переговоров, прекрасно подготовленными таможенными кад­рами и созревшими для интеграции структурами производства и потребления должны вступать в ДССТ друг с другом. Однако практика показыва­ет другое, что, вероятно, свидетельствует о слож­ности накопившихся взаимных претензий, торго­вых споров, о прочно укрепившейся практике протекционизма в отношении отдельных това­ров, от которой эти страны не могут отказаться, а в некоторых случаях - и об опыте торговых войн. Крупные развитые страны, видимо, предпо­читают взаимодействовать между собой через многосторонний процесс ВТО, нежели посред­ством заключения двусторонних соглашений.[2, c.419]

В итоге, рассматривая региональные и двусто­ронние ССТ отдельно, можно констатировать: между развивающимися и между развитыми и развивающимися странами либерализация взаим­ных экономических связей (не считая взаимодей­ствия в ВТО) развивается как через регионализм, так и через билатерализм, а между самими разви­тыми - почти исключительно через регионализм.

1.2 Вредоносный эффект двусторонних соглашений о свободной

торговле

Появление комплекса двусторонних ССТ, на­слоившихся на уже действующие региональные экономические союзы, естественно, стало объек­том многочисленных исследований. Большин­ство экономистов считают своего рода идеалом, ккоторому должна стремиться мировая торговля, глобальную недискриминационную либерализацию, а ее инструментом - ВТО, и потому ДССТ стали рассматривать как негативное явление. При этом любопытно, что чем более настойчиво звучали эти оценки, тем более популярными на практике становились ДССТ. Образовался значи­тельный разрыв между теорией и практикой.

Так в чем же заключается вредоносный эф­фект ДССТ? Считается, что они отвлекают вни­мание от многосторонних торговых переговоров ВТО, искажают торговые потоки, ведут к услож­нению условий внешней торговли и дискримина­ции неучаствующих стран, не имеющих льготно­го доступа на иностранные рынки.[17] Пожалуй, наи­более острая критика связывает распространение ДССТ (как и региональных соглашений) с эрози­ей режима наибольшего благоприятствования, который в послевоенный период успешно служил основой международной торговли и работы ГАТТ/ВТО. К таким выводам пришел консульта­тивный совет ВТО в так называемом докладе Сазерленда, посчитав, что режим наибольшего бла­гоприятствования становится теперь едва ли не исключением из правил.

Подытоживая, отметим, что двусторонние со­глашения о свободной торговле, бурное распро­странение которых наблюдается с начала 90-х го­дов, стали неотъемлемым элементом междуна­родных экономических отношений. В 2000-х годах стало окончательно ясно, что это новая и самостоятельная тенденция, набирающая силу уже помимо, а может быть, и вопреки активности региональных или многосторонних (глобальных) объединений.

Регионализм и билатерализм - явления не од­ного и того же порядка. Различия между ними сводятся к тому, что в основе создания региональ­ных блоков лежит интеграция национальных рынков, а в основе двусторонних соглашений -лишь облегчение доступа товаров и услуг на на­циональные рынки. Изучение ДССТ, таким обра­зом, целесообразно не в контексте уже устоявшихся представлении о региональной экономиче­ской интеграции, а скорее как независимого феномена современной мировой экономики и политики.[11, c.48]

Уточнив масштабы и ряд характерных свойств данного явления, следует признать, что, с одной стороны, огромная популярность ДССТ, а с другой — непрекращающаяся мощная критика в их адрес еще больше усиливают интерес к изучению реального значения этих соглашений для эконо­мики участвующих стран и мировой торговли в целом с опорой на объективные количественные данные. Последующий анализ должен выявить преимущества и потери от ДССТ, особенно учи­тывая определенную уязвимость развивающихся стран перед тотальной внешнеэкономической ли­берализацией, установить природу и движущие силы билатерализма.

II .ИСТОРИЯ И ХАРАКТЕРИСТИКА НАФТА

Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА) (NorthAmericanFreeTradeAgreement, NAFTA) — экономическое интеграционное объединение, в которое входят США, Канада и Мексика. Является одним из трех (наряду с ЕС и Азиатско-Тихоокеанском экономическом сотрудничестве (АТЭС)) наиболее влиятельных в современном мировом хозяйстве региональных интеграционных блоков.

Первым шагом к созданию НАФТА стал «план Эббота», принятый в 1947г., целью которого являлось стимулирование инвестиций США в ведущие отрасли канадской экономики. В 1959г. США и Канада заключили соглашение о совместном военном производстве, которое способствовало внедрению американских стандартов в канадское производство военной техники.

Следующим шагом стало заключение в 1965г. соглашения о либерализации торговли продукцией автомобилестроения, которое способствовало интеграции многих других отраслей. Идея торгово-политического объединения США, Канады и Мексики стала претворяться в жизнь в 1970-е годы. Сначала речь шла об оформлении энергетического союза. Подобная идея была поддержана в 1980-е президентами Р. Рейганом и Дж. Бушем.[5, c.201-202]

В сентябре 1988 после нелёгких трёхлетних переговоров было подписано американо-канадское соглашение о свободной торговле (CUSFTA), согласно которому в течение десяти лет США и Канада должны были сформировать зону свободной торговли.[2, c.420]

В свете происходивших в 1980-е годы интеграционных процессов в Европе и Азии значение вопроса о создании НАФТА возросло, так как стало понятно, что ответом на объединение Европы должно стать объединение Америки и, как его части, — Северной Америки. Однако с самого начала Мексика, Канада и США рассматривали роль и потенциал НАФТА с различных позиций.

Североамериканское соглашение о свободной торговле (сокр. также НАФТА) — было подписано 7 октября 1992 г. ПрезидентамиСША и Мексики и премьер-министром Канады, дополнено соглашениями от 13 сентября 1993 г. и вступило в силу с января 1994 г.

Среди основных целей, зафиксированных в Соглашении, были сформулированы следующие:

☻ снятие барьеров в торговле и содействие свободному движению товаров и услуг между странами;

☻ установление справедливых условий конкуренции в рамках зоны свободной торговли;

☻ расширение возможностей для инвестирования в странах — участниках Соглашения;

☻ обеспечение необходимой и эффективной защиты прав интеллектуальной собственности в каждой из стран-участниц;
эффективное исполнение и применение данного соглашения
|для решения споров;

☻ установление рамок для будущего многостороннего регионального сотрудничества с целью расширения и усиления преимуществ Соглашения.[2, c.423]

Соглашение предусматривало либерализацию внешнеэкономических отношений трех стран, в частности ликвидацию в течение лет почти всех торговых и инвестиционных барьеров. Речь фактически о создании в перспективе единого рынка товаров, услуг и капитала на территории стран-участниц. Достижение этой цели должно происходить поэтапно — сразу после вступления Соглаше­ния в силу были значительно снижены пошлины во взаимной тор­говле промышленными и продовольственными товарами, в 1998 г. были отменены таможенные пошлины на большую часть товаров в американо-канадской торговле, а в начале 2003 г. — в торговле США и Канады с Мексикой.

Уже начиная с 1994 года начались разговоры о присоединении Чили к НАФТА, хотя официальные переговоры по этому вопросу начались только в июне 1995 года, и эти реальные шаги к расширению состава участников Соглашения сразу же получили как сторонников, так и противников. Представители первых, как в Канаде, так и в США аппелировали к тому, что более прочные экономические связи с Чили создадут больше возможностей для торговли и инвестиций на этом рынке, характеризующемся высокими темпами роста. Любимым высказыванием партии сторонников присоединения Чили стали слова, произнесенные Фрэнком Хэрдом еще в 1884 году: «Каждый доллар, на который растет цена вследствие покровительственных тарифов, означает день рабского труда, а часы ненужной работы, которая требуется для этого, крадутся из бесценного времени, предназначенного на выполнение личных обязанностей каждого.» И на самом деле, правительство, ограничивающее мировую конкуренцию среди производителей с помощью тарифов или других торговых барьеров, увеличивает налоговое бремя всех потребителей, в том числе и в своей стране.[17]

Сами Чили неоднократно доказывали свою готовность присоединиться к НАФТА. Еще за несколько лет до заключения Соглашения они пошли на существенное снижение тарифов, но к 1997 темпы этого снижения пошли на убыль, так как в Чили возникли опасения, что дальнейшее снижение тарифов ухудшат позицию Чили при обсуждении возможностей их присоединения к НАФТА. В связи с этим чилийские тарифы на некоторое время зависли на уровне 15 процентов, в ожидании того дня, когда они смогут быть снижены еще больше, в обмен на снижение торговых сборов и больший доступ на рынки будущих торговых партнеров.[19, c.267]

В 1997 году Канада и Чили удачно завершили переговоры о временном двустороннем соглашении о свободной торговле и параллельных соглашениях о сотрудничестве в области охраны труда и окружающей среды, что было призвано служить мостом на пути к присоединению Чили к НАФТА. Мексика также вела переговоры с Чили о пересмотре соглашения между ними о свободной торговле с целью ее усиления.

Табл.1 Сравнение региональных блоков за 2004 год [17]

Региональный
блок
Площадь (км²) Население ВВП (ППС) ($US)ВВП (млн.) ВВП (ППС) ($US)ВВП на душу населения Участники
Страны участники
ЕАСТ (EFTA) 529,600 12,233,467 471,547 38,546 4
ЕС (EU) 4,325,675 496,198,605 12,025,415 24,235 27

ЕврАзЭС

(EurAsEC)

20,789,100 208,067,618 1,689,137 8,118 6
СААРК (SAARC) 5,136,740 1,467,255,669 4,074,031 2,777 8
ССАГПЗ (GCC) 2,285,844 35,869,438 536,223 14,949 6
НАФТА (NAFTA) 21,588,638 430,495,039 12,889,900 29,942 3

Рассмотрим внутреннюю организацию НАФТА. Она не предполагает создание каких-либо межгосударственных или надгосударственных органов, действующих на постоянной основе. Главной организационной структурой интеграционной группировки является Комиссия по свободной торговле. Она призвана контролировать и оказывать содействие деятельности различных комитетов и рабочих групп, созданных для решения конкретных вопросов сотрудничества и урегулирования возникающих споров. Рабочий орган Комиссии — Координационный секретариат НАФТА, который включает три национальные секции, куда входят эксперты от стран-участниц. Национальные секции являются постоянно действующими структурами и располагаются в Оттаве (Канада), Мехико (Мексика) и Вашингтоне (США). [3, c.62]

Члены Комиссии, представленные министрами торговли, собираются не реже одного раза в год. НАФТА предусматривает дальнейшую работу по оказанию помощи в достижении создания зоны свободной торговли. В соответствии с Соглашением, с целью способствования торговле и инвестициям, обеспечения эффективного претворения в жизнь норм НАФТА и их администрирования были созданы более 30 рабочих групп и комитетов. Основные области, в которых ведется работа по созданию норм, включают в себя происхождение товаров, таможни, торговлю сельскохозяйственными товарами и субсидии в эту область экономики, стандартизацию товаров, госпоставки и передвижение деловых людей через границы. Эти рабочие группы и комитеты ежегодно предоставляют отчет Комиссии НАФТА.

Рабочие группы и комитеты НАФТА также помогают сделать процесс претворения НАФТА в жизнь более гладким, обеспечить создание форума для изучения способов дальнейшей либерализации торговли между странами-участницами. Примером может служить последовательная политика Канады, направленная на ускоренное снижение тарифов на некоторые виды товаров. Кроме того, рабочие группы и комитеты НАФТА создают арену для обсуждения спорных вопросов, свободную от политики, и, используя обсуждение проблем на ранней стадии их развития, помогают избежать процедур разрешения споров. Комиссия по сотрудничеству в сфере охраны окружающей среды была создана в 1994 году в соответствии с Североамериканским соглашением о сотрудничестве области охраны окружающей среды для усиления регионального сотрудничества, снижения возможных конфликтов и способствования эффективному исполнению законодательства в этой сфере. Она также содействует сотрудничеству и участию общественности в ускорении процессов консервации, защиты и улучшения окружающей среды в Северной Америке. Соглашение, подписанное Канадой, Мексикой и США дополняет положения НАФТА затрагивающие вопросы, связанные с окружающей средой.

Комиссия по сотрудничеству в сфере охраны окружающей среды включает в себя три основных элемента: Совет, Совместный общественный консультативный комитет и Секретариат. Совет является руководящим органом Комиссии и состоит из представителей на уровне министров от каждой из трех стран. Совместный общественный консультативный комитет насчитывает пятнадцать членов, по пять представителей от каждой страны. Он консультирует совет по любым вопросам в рамках Соглашения. Секретариат обеспечивает административную, техническую и оперативную помощь Совету и несет ответственность за осуществление ежегодной рабочей программы.[19]

Можно говорить о том, что за четыре года существования НАФТА, была разработана четкая организационная структура для эффективного претворения в жизнь положений Североамериканского соглашения о свободной торговле. Более того, основные тенденции, изначально приведшие к заключению этого соглашения, нашли свое отражение не только в области свободной торговли и, следовательно, можно говорить о распространении принципов лежащих в основе НАФТА на другие сферы экономики и политики в Североамериканском регионе.

Особенностью Североамериканского соглашения является асимметричный характер осуществляемых интеграционных процессов, т.е. условия создания здесь свободных рынков товаров, услуг и капитала, а также правила высшей торговли не одинаковы для различных секторов экономик стран-участниц и не синхронизированы по времени. Это обусловлено в первую очередь неравными стартовыми условиями стран и отраслей региона, зависимостью в ряде случаев национальных производителей и рынков (в частности, Мексика) от более сильных партнеров (США и Канады).[2, c.511]

III. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ СЕВЕРОАМЕРИКАНСКОГО СОГЛАШЕНИЯ ПЕРСПЕКТИВА СОТРУДНИЧЕСТВА С РОССИЕЙ

Реализация Североамериканского соглашения о свободной торговле привело к существенным экономическим последствиям для всех стран-участниц — улучшились их макроэкономические показатели: в первую оче­редь возросли размеры ВВП, заметно возрос взаимный товарооборот (более чем в два раза) и масштабы инвестиционных потоков. Соглашение способст­вовало повышению конкурентных преимуществ американскими и канадски­ми корпорациями, а также снижению издержек производства за счет перевода производства в Мексику. Для Мексики присоединение к НАФТА позволило ускорить темпы социально-экономического развития и проведение масштабных экономических реформ.[2, c.528]

Почему же страны решают вступить в НАФТА? Несмотря на неравнозначность партнеров по НАФТА, как по уровню экономического развития, так и по масштабам экономического потенциала, участники Соглашения рассчитывали на существенные экономические преимущества. Социально-экономические цели создания НАФТА были продиктованы интересами стран-участниц, и в первую очередь США, которые инициировали создание интеграционной группировки. Американские корпорации рассчитывали еще более усилить свои конкурентные преимущества от тесного взаимодействия с партнерами из Канады и Мексики. Все предшествующие подписанию Соглашения десятилетия постоянно имело место, усили­вающееся разделение труда между тремя странами при естественно доминирующей роли США, которые стали главным источником инвестиций для соседних Канады и Мексики. Фактически, в экономическом плане образовался «центр» (США) и «периферия» (Канада и Мексика) Североамериканского субконтинента, а Канада и Мексика в результате все более тесного срастания их экономик с американской стали ее продолжением. Одновременно быстрыми темпами возрасталавзаимная торговля между тремя странами Северной Америки, и в Результате Канада и Мексика превратились в крупнейших торговых партнеров США.[14, c.65]

3.1. Роль стран в НАФТА

Соединенные Штаты в результате заключения этого соглашения получили значительные выгоды:

☻ в подавляющем большинстве отраслей были постепенно сведены к минимуму барьеры против иностранных производителей из стран-партнеров по НАФТА, что позволяло закупать у них многие товары дешевле, чем в самих США;

☻ перед американскими компаниями открылись гораздо более широкие возможности доступа на рынки стран-соседей, что расширяло рынок сбыта.

☻ интеграционные связи, институционально закрепленные, обеспечивают устойчивые поставки в США сырья, материалов и полуфабрикатов из Канады и Мексики.[4, c.18]

☻ в результате вывода производства в соседние страны, в первую очередь в Мексику, американские корпорации получают возможность значительно снизить издержки производства, используя гораздо более дешевую местную рабочую силу.

☻ создание НАФТА заметно усилило конку­рентные позиции США на фоне интеграционных процессов в других регионах мира, и в первую очередь, расширения и углубления Европейского союза, а также укрепления интеграционных группировок в Азиатско-Тихоокеанском регионе.[1, c.503]

Участие США в региональном интеграционном процессе превратилось в мощный фактор долгосрочного положительного воздействия на внутриэкономическое развитие.

Общий товарооборот с Мексикой только за 1993–1997 вырос почти в 2,5 раза (с 80,5 млрд. долл. до 197 млрд.), с Канадой – почти в 2 раза (с 197 до 364 млрд.). На обе эти страны приходится треть внешней торговли США. В начале 2000-х средний ежегодный прирост товарооборота с Мексикой составил более 20%, с Канадой – 10%. Статус беспошлинных товаров распространился уже на две трети всего американского экспорта в регионе, и эти возможности продолжают расширяться. США нуждаются в такой региональной экономической интеграции для повышения своей конкурентоспособности по отношению к основным экономическим соперникам – ЕС и Японии. [13, c.15]

Для Мексики членство в НАФТА означает гарантированный доступ на американский рынок, поглощающий ок. 80% всего мексиканского экспорта, увеличение притока иностранных инвестиций. Стремление к экономической интеграции с США стало стимулом неолиберальных реформ, предпринятых мексиканским правительством еще в начале 1980-х, отказа от импортозамещающей стратегии развития.

Через региональное объединение с США Мексика стала постепенно интегрироваться в глобальную экономику. Особое значение для нее имело также положительное решение вопроса о внешнем долге после значительных финансовых потерь, понесенных в 1980-е: мексиканское правительство добилось крупных кредитов от США для реализации соглашений по свободной торговле. Многие иностранные компании стали переносить свою деятельность на территорию Мексики с целью проникновения на американский и канадский рынки. Прямые иностранные инвестиции в Мексику только за 1993–1999 выросли вдвое. [9, c.29]

Критики мексиканского членства в НАФТА указывают на то, что выгодами от него пользуется почти исключительно элита, но не трудящиеся. Привлекательность Мексики для иностранных предпринимателей связана во многом с низким уровнем жизни (низкой оплатой труда) и низкими экологическими стандартами. Поэтому США не проявляют сильной заинтересованности в улучшении жизненного уровня мексиканцев.

Участие в НАФТА повернуло Мексику к такой программе торговой либерализации и реструктуризации экономики, которая в будущем делает отход от нее затруднительным, а возвращение к экономической самостоятельности – практически невозможным.

Канада, заключившая с США еще в 1988 г. Соглашение о свободной торговле — ФТА (вступило в силу с 1989 г.), предполагало с помощью как прежнего (ФТА), так и нового (НАФТА) соглашения расширить воз­можности для доступа канадских компаний на рынок США, усилить экспортные возможности канадских экспортеров, получить беспре­пятственный доступ канадским капиталам на мексиканский рынок и повысить свои конкурентные преимущества путем вывода туда трудо­емких производств. В Канаде полагали, что гораздо более мощная экономика США еще в большей степени станет локомотивом структурных реформ и социально-экономического развития Канады. Во многом эти надежды оправдались.[13, c.16]

Канада – это объективно более сильный член НАФТА, чем Мексика, но более слабый, чем США. Потому Канада склонна блокироваться с Мексикой при отстаивании своих интересов, для оказания давления на Вашингтон. В начале 1990-х Канада опиралась на поддержку Мексики в противодействии протекционистским акциям Соединенных Штатов. В свою очередь, Мексика получила в 1995 поддержку Канады при обращении к МВФ и МБРР, когда возникла необходимость срочного вмешательства для спасения мексиканского песо.[1, c.519]

Канада активно выступает за расширение зоны свободной торговли, считая первоочередными кандидатами на вступление в блок прежде всего Чили, а также Колумбию и Аргентину. Демонстрируя свою самостоятельность и решительность, канадцы заявили, что не станут ждать американцев, и в 1996 заключили двустороннее соглашение с Чили о свободной торговле по образцу НАФТА, а также два дополнительных – о регулировании трудовых отношений и об охране окружающей среды – по образцу соответствующих тройственных соглашений 1993 между Канадой, США и Мексикой. Канада заключила со многими странами Латинской Америки различные двусторонние соглашения по отдельным вопросам экономического сотрудничества, настойчиво пропагандирует идею об интеграции НАФТА с МЕРКОСУРом. Канада самым активным образом включилась в осуществление плана создания Свободной торговой зоны. В 1998 она стала председательствовать на переговорах по заключению этого соглашения, которое было объявлено приоритетом канадской политики в регионе. [18]

Таким образом, Канада в течение всего одного десятилетия превратилась из довольно пассивного наблюдателя в полноправного и активного участника многосторонних процессов и мероприятий стран региона. При этом канадцы выступают в традиционной для себя роли посредника между странами с разными уровнями экономического развития и разной идеологической ориентации.

3.2.Проблемы НАФТА

Можно выделить несколько отрицательных социально-экономи­ческих последствий подписания Североамериканского соглашения о свободе торговли. Среди таких последствий для США и в меньшей степени Канады — прежде всего потеря рабочих мест, связанных с пе­реводом производства в Мексику. Это весьма заметно отражается на занятости в целом ряде отраслей американской промышленности — вавтомобилестроении, производстве комплектующих, в химической и текстильной промышленности и т.д. Такие крупнейшие в США корпорации, как «Крайслер», «Дженерал Моторс», переместили значительную часть своих производственных мощностей в Мексику. Среди предприятий швейной промышленности выделяется крупнейший в США производитель джинсов компания «Гесс», которая перевела в Мексику 2/3 своих производственных мощностей. В этой связи в США уже имели место массовые акции профсоюзов, направленные на сохранение рабочих мест в стране.[13, c.15]

Расширение товарооборота между США, Канадой и Мексикой, и в частности рост импорта США из стран НАФТА, способствует росту дефицита торгового баланса США, который в 2005 г. уже превысил 720 млрд. долл. Канада и Мексика занимают четвертое и пятое места среди стран, с которыми США имеют самый большой торговый дефицит (после Японии, Китая и Германии).[20]

Еще одна проблема, обострившаяся в США после подписания НАФТА, — усилившаяся конкуренция со стороны Мексики на рынке сельскохозяйственной продукции. Американские производители не выдерживают конкуренции со странами существенно более дешевого импорта из Мексики, прежде всего томатов, а также бананов и цитрусовых. В связи с резко возросшими поставками сельскохозяйственнойпродукции из Мексики вес большую актуальность приобретает проблема контроля над качеством импортируемых сельскохозяйственных продуктов. В Мексике активно используются многие виды пестицидов, запрещенных в США. В то же время, по имеющимся данным, лишь 1% пищевых продуктов, поставляемых из Мексики, подвергается санитарному контролю на границе с США.

Для Мексики же, получающей немало преимуществ от растущей интеграции с США и Канадой, в числе отрицательных эффектов можно выделить два основных. Во-первых, это растущая зависимость страны от американских корпораций, что порой ставит под угрозу самфакт существования целых отраслей национальной индустрии. Во-вторых, усиливающееся загрязнение окружающей среды в Мексике от хозяйственной деятельности американских и канадских компаний.[2, c. 424]

Как свидетельствуют данные многочисленных исследований, лишь единицы из тысяч иностранных компаний в Мексике соблюдают законодательство в области охраны окружающей среды. Если же учесть, что среди перемещаемых из США и Канады в Мексику компаний немало так называемых грязных производств — химических, металлургических и т.п., острота проблемы не вызывает сомнений.В целом же очевидно, что на данном этапе позитивные последст­вия от интеграционных процессов в Северной Америке преобладают над негативными как для каждой из стран-участниц, так и для региональной экономической группировки в целом.

3.3. Перспективы развития НАФТА

С возникновением и развитием НАФТА усилилась конкурентная борьба между тремя мировыми лидерами – Северной Америкой, Западной Европой и Японией – но уже в новой конфигурации этих центров, с новым соотношением сил.

Интеграция стран в общий рынок обычно происходит болезненно. Теоретически цена такого переустройства должна равно разделяться между всеми участниками. На практике, однако, Мексика несет более тяжелое бремя, чем США и Канада, поскольку она стартовала с более слабых экономических позиций. Если в ЕС существует компенсационный финансовый механизм, то в НАФТА он отсутствует.

Критики обращают внимание на некоторые отрицательные последствия деятельности НАФТА и для высокоразвитых стран-участниц – в частности, на сокращение рабочих мест, особенно в промышленных районах. Потеря рабочих мест в США связана с тем, что многие американские и транснациональные компании стали переносить производства в Мексику. Фактически самым крупным работодателем в Мексике в настоящее время является американская корпорация «Дженерал Моторс». Другим примером является крупнейший американский производитель джинсов «Гесс» (Guess), который в 1990-х переместил 2/3 своих производственных мощностей из США в Мексику.[12, c.16] Приток дешевой рабочей силы из Мексики на североамериканский рынок труда оказывает отрицательное воздействие на рост заработной платы в США и Канаде.

Из-за высокой зависимости от американского рынка возросла уязвимость экономик Канады и Мексики. Она проявляется в периоды экономических спадов в США, при колебаниях в их торгово-политическом режиме и в кризисных ситуациях, как это случилось, например, после террористической атаки на США 11 сентября 2001.

Сторонники развития НАФТА указывают на значительный рост общего оборота торговли всех трех стран. Так, за период 1993–2000 взаимный товарооборот США и Канады увеличился со 197 млрд. долл. до 408 млрд. долл., товарооборот между США и Мексикой – с 80,5 млрд. долл. до 247,6 млрд. Заметно вырос объем прямых американских инвестиций в Канаде и Мексике, экспорт услуг из США (особенно финансовых). Снизился уровень нелегальной иммиграции. Американские компании получили преимущества перед зарубежными конкурентами в «обслуживании» канадского и мексиканского рынков. [4, c.20]

Хотя НАФТА стимулирует взаимную торговлю, однако ее недолгая история знает и примеры торговых «войн», когда члены НАФТА не могли договориться о мерах регулирования торговли. Так, в 1996–1997 шли «лососевая война» между Канадой и США, «яблочная война» Мексики против американских экспортеров, «помидорная война» Мексики с США.[17]

Несмотря на критику, преобладают положительные оценки перспектив развития НАФТА. Его рассматривают как основу для более широкой интеграции стран всего западного полушария. Условия НАФТА предоставляют возможность вступления в эту организацию новых государств, не устанавливают каких-либо географических ограничений. В политическом плане предполагается создание в перспективе «сообщества демократий западного полушария» - своего рода конфедерации американских стран с прозрачными границами и единой экономикой.

3.4. Сотрудничество НАФТА с Россией

Каково оно с глобальных позиции - уже понятно: денежки, которые, казалось бы, вот-вот поплывут в нашу пореформенную страну, легли на другой курс. Ничего приятного не сулит для РФ и повседневная практика торговых отношении с Латиноамериканским регионом. Прежде всего, по причинам наших внутренних проблем.

«Нам и раньше-то тяжело доставалась реализация машин и оборудования на, рынке, столь географически отдаленном и избалованном быстрыми поставками качественной техники из США, - жаловался недавно один российский «купец», пытающийся из штаб-квартиры в Буэнос-Айресе продавать в Аргентине и других странах Южной Америки тракторы. - Но мы, приезжая к поставщику и набирая партию экспортных машин, могли в былые времена предъявлять претензии по их цвету, качеству обивки салона, даже устройству дверных ручек. Сегодня я беру все подряд: тракторы без стекол в кабине, без дверей, стартеров. Как-нибудь доведем «до ума». Масштабы разрухи таковы, что вскоре, видно, «лавочку» придется вообще закрывать».[20]

Товарооборот России практически со всеми латиноамериканскими государствами сократился по сравнению с экс-СССР во много раз. А образование в западном полушарии региональных интеграционных группировок еще более осложняет задачу экспортеров российской продукции. Возьмем в качестве примера такие частные моменты.

На переговорах по НАФТА представители США последовательно стремились защитить те отрасли национальной экономики, которые в последние годы испытывают наибольшие трудности из-за наплыва в страну высококонкурентоспособной зарубежной продукции. По настоянию Вашингтона в договор внесены специальные положения, напрямую увязывающие механизм льготных таможенных тарифов с происхождением товаров, на которые они могут распространяться.

Одна из этих сфер - рынок автомобилей и запчастей к ним. В соответствии, с договором на сниженные тарифные барьеры могут рассчитывать только те легковые машины, при сборке которых 62,5% стоимости комплектующих произведено в трех странах, входящих в НАФТА. Еще более высокий, трехступенчатый барьер поставлен на пути заграничной, одежды. Во-первых, она непременно должна быть сшита в одной из стран Северной Америки. Во-вторых, сшита из ткани, которая тоже сошла с местных ткацких, станков. В-третьих, даже нити этих тканей обязаны быть местного производства. [6, c.14]

Или взять импорт текстиля. Россия могла бы, например, довольно успешно, поставлять на американский рынок льняные ткани, которые пользуются там большим спросом. Однако, чтобы рассчитывать на льготный тариф, российская (или, американская) фирма, которая вздумает продавать в США российскую продукцию, обязана доказать даже не то, что эта продукция на местном рынке дефицита, а что она вообще, даже в минимальных количествах, не производится в странах, объединенных в НАФТА.

Вряд ли стоит при подобных «правилах игры» уповать на диктат потребителей. С ними не особенно-то намерены считаться. Так, по словам американского внешнеторгового эксперта Джеймса Боварда, по меньшей мере 117 видов тканей, необходимых модельерам США, в странах НАФТА не выпускаются.[6, c.19] Однако те, кто защищает интересы американской текстильной промышленности, настаивают на том, что на самом деле этот дефицит не превышает 8 видов тканей. Очевидно, что на североамериканских производителей и продавцов одежды будут и впредь нажимать с тем, чтобы они главным образом использовали ткани, выработанные в, странах НАФТА, пусть даже они и не совсем удовлетворяют предъявляемым к ним требованиям.

Теперь представьте себе, что подобный режим распространится от Юкона до Огненной Земли. Наши «лады» и «нивы», которые хоть и по бросовым ценам, но все-таки пока находят спрос в Чили, Бразилии и ряде других стран, тогда уж точно «выйдут в тираж». НАФТА никоим образом не имеет антироссийской направленности. Просто раздел мира на крупные экономические группировки предполагает наряду с уменьшением внутренних барьеров и препон совместный механизм защиты от «внешней опасности». В такой ситуации, как говорится, «один в поле не воин».


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Время, прошедшее с момента заключения НАФТА (Североамериканского Соглашения о свободной торговле) никоим образом не уменьшило накал страстей дебатов на эту тему и не смогло соединить два края пропасти, разделившей сторонников НАФТА и его противников в 1993 году. Это во многом обусловлено тем, что полемика по поводу НАФТА, как раньше так и сейчас затрагивает гораздо больший спектр вопросов, чем просто торговля между США, Мексикой и Канадой. С этим соглашением многие жители этих стран связывают надежды и тревоги, имеющие отношение к глобализации экономики.

Реализация Североамериканского соглашения о свободной торговле привело к существенным экономическим последствиям для всех стран-участниц — улучшились их макроэкономические показатели: в первую оче­редь возросли размеры ВВП, заметно возрос взаимный товарооборот (более чем в два раза) и масштабы инвестиционных потоков. Соглашение способст­вовало повышению конкурентных преимуществ американскими и канадски­ми корпорациями, а также снижению издержек производства за счет перевода производства в Мексику. Для Мексики присоединение к НАФТА позволило ускорить темпы социально-экономического развития и проведение масштабных экономических реформ.

Объединяясь страны – участницы НАФТА руководствовались не только меркантильными интересами и экономическими соображениями. Безусловно, они играют не последнюю роль, но в основе единения лежат также общая идеология, системы ценностей и присущее всем европейским политическим системам уважение прав и свобод человека.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Булатов А.С. Мировая экономика: Учебник для вузов.- М.: Экономист, 2007.

2. Международные экономические отношения: Учебник / под ред. Б,М, Смитиенко. – М.: ИНФРА-М, 2007.

3. Мировая экономика и международный бизнес: Учебник / кол.авт.; под общей ред. д-ра экон. наук, проф. В.В. Полякова и д-ра экон. наук, проф. Р,К, Щенина. – 4 изд.; перераб. И доп. - М.: Крокус, 2007.

4. Сударев В.П. Взаимозависимость и конфликт интересов. США и Латинская Америка (вторая половина XX века).-М.: ИЛА РАН, 2002.

5. Фомишин С.В. Международные экономические отношения: Учебник. – Ростов-на-Дону.: Феникс, 2006.

6. Барковский А.Н., Оболенский В.П. Внешнеэкономическая политика России в глобальном экономическом пространстве. – Россия и современный мир. – 2005. - № 3.

7. Василевский Э. Структурные сдвиги, динамики и эффектность роста экономики.//Мировая экономика и международные отношения.-2006.-

№ 11.

8. Караев Б.М. Ускоренный рост торговли между Китаем и странами Латинской Америки.//Бюллетень иностранной коммерческой информации.-2007.- № 84.

9.Майданик К. «Четвёртая волна».//Мировая экономика и международные отношения. -2006.- № 11.

10.Майданик К. «Четвёртая волна». Продолжение.//Мировая экономика и международные отношения. -2006.- № 12.

11.Мурадов К. Региональные и двусторонние соглашения о свободной торговле.//Мировая экономика и международные отношения.-2007.№7.

12.Силаев К.Н. В биотехнологической промышленности США.//Бюллетень иностранной коммерческой информации.-2007.- № 93.

13.Тонарева О. А. МВФ о положении в экономике США и Канады.//Бюллетень иностранной экономической информации. -2007.- № 87.

14.Шишков Ю.В. Теория региональных интеграций.//Мировая экономика и международные отношения. -2006.- № 4.

15.Asia Times. Tokyo. -2004. -№ 56.

16.World Bank. Global Economic Prospects 2005: Trade, Regional­ism and Development. Washington, 2005.

17.www.analitik.ru

18.www.ereport.ru

19.www.krugosvet.ru

20.www.news.ru

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий