регистрация / вход

Система органов регионального интеграционного объединения

Организационная структура регионального интеграционного объединения. Европейский Союз. МЕРКОСУР. ЕврАзЭС. Разграничение функций органов международных организаций. Целостность регионального интеграционного объединения.

Организационная структура регионального интеграционного объединения относится к той стороне его деятельности, где объединение выступает как механизм, обеспечивающий интеграцию. Организационная структура - это устройство и метод действия такого механизма. Набор органов, взаимодействие между ними, эффективность работы каждого органа и всей системы в целом определяют те результаты, которых может достичь региональное объединение.

Органы региональных интеграционных объединений в полном смысле слова являются межгосударственными органами, т.е. некими объединенными органами нескольких государств. В этой связи особое значение приобретает соотношение полномочий органов объединения и органов государств-членов, и в доктрине ведется борьба о необходимости наделения органов региональных интеграционных объединений свойством наднациональности. Специалист по проблемам МЕРКОСУР Л.О. Баптиста пишет: "Наднациональные организации отличаются от межправительственных по полномочиям своих органов и методам деятельности. В межправительственных организациях в предписывающей сфере формулирование норм зависит от объединенной воли участвующих государств, выраженной в соответствии с учредительным договором. В наднациональной организации, с другой стороны, выраженная воля - это воля самой организации, однако выраженная также на основе учредительного договора" . Другой латиноамериканский автор, уругваец Э.А. Виньяли считает наднациональность полезным и гибким свойством объединения: "В межправительственных органах "государства-участники редко отказываются от своих полномочий на принятие решений", а организации наднационального характера "обладают независимыми органами", принимающими решения самостоятельно, и могут осуществлять свои резолюции непосредственно на территориях государств-членов" .

Некоторое ограничение суверенитета в пользу международной организации находит поддержку и в российской литературе. Как правильно отмечал В.А. Карташкин, "абсолютизация государственного суверенитета фактически ведет к отрицанию многих фундаментальных принципов и норм современного международного права, к дестабилизации межгосударственных отношений" . Проблема соотношения суверенитета государства и полномочий международной организации берет свое начало еще с Организации Объединенных Наций и пока еще не получила своего всеобъемлющего разрешения.

Анализ практики региональных интеграционных объединений обнаруживает разнообразие подходов к решению этого вопроса. Жизнь показывает, что и чисто межгосударственные органы объединения, т.е. состоящие из представителей государств, также могут действовать в интересах всего объединения, а не каждого из государств-членов в отдельности. Это значит, что правовая природа органа определяется двумя параметрами - составом и компетенцией, причем компетенция имеет превалирующее значение. Однозначного ответа на вопрос о наднациональности нет, и в каждом объединении в этом отношении есть свои особенности.

Прежде чем мы перейдем непосредственно к анализу системы органов, необходимо внести некоторые уточнения.

Думается, что говорить о власти органов любой международной организации, в том числе регионального интеграционного объединения, можно только в ограниченном смысле. Суверенитетом - источником властных полномочий - ни организация, ни ее органы не обладают, поэтому властью, подобной государственной, интеграционные объединения наделены быть не могут. Можно говорить лишь об ограниченных или отдельных полномочиях, передаваемых государствами-членами органам объединения. Государства-члены передают объединению не право на осуществление власти вместо них, а ограниченные полномочия на совершение определенной деятельности вместо них.

Кроме того, необходимо уточнить аналогию разделения властей на представительную и исполнительную. Когда говорят о представительных органах международной организации, имеется в виду представление в таких органах каждого государства-участника. Целью представительства является должный учет интересов каждого из них и возможный коллективный контроль со стороны всех государств-участников за надлежащим исполнением их совместной воли, выраженной в учредительном договоре и других основополагающих документах. Представительные органы в интеграционном объединении лишены главной функции представительного органа в государстве - функции контроля общества за деятельностью исполнительной власти. В международных организациях такого контроля совсем нет, лишь в некоторых организациях предусмотрен учет интересов отдельных групп населения. Первой такую практику стала проводить Международная организация труда (МОТ), в высшем органе которой - Генеральной Конференции - делегация каждого государства-члена состоит из двух представителей правительства и по одному от работодателей и наемных работников . Такая практика была продолжена в первом европейском сообществе - Европейском объединении угля и стали. Его учредительным договором было обеспечено представительство производителей, трудящихся, потребителей и продавцов в Консультативном комитете, состоявшем из равного числа представителей каждой из этих групп . В настоящее время в рамках Европейского Союза роль представителей общества постепенно все более осуществляет Европейский парламент.

В региональном интеграционном объединении смысл термина "представительный орган" означает не представление им общества, общественных интересов, т.е. выражение общественного мнения, а только способ формирования того или иного органа. Будучи составленным из представителей государства, такой орган может быть обязан действовать исключительно в интересах объединения, в интересах осуществления не воли каждого отдельного государства, а общей воли всех государств-членов.

Следует отметить, что уточнения требует и разделение полномочий на "законодательные" и "исполнительные". Конечно, ни о каком законодательстве в международной организации речь не может идти. Органы, даже наделенные наднациональными полномочиями, не создают законы для государств-членов, а только специальные нормы, допускаемые к действию в национальных правовых системах, благодаря проявлению суверенной воли каждого государства. Точнее было бы сказать, что органы объединения имеют "предписывающие полномочия", т.е. могут предписывать то или иное поведение.

Термины "представительный" и "предписывающий (законодательный)" чаще всего употребляются применительно к главному органу международной организации, в том числе регионального интеграционного объединения. При поверхностной аналогии со структурой государственных органов высший орган кажется похожим на высший орган государства. Действительно, высший орган обычно обладает полномочиями на толкование и даже изменение "конституции" объединения - его учредительного договора.

Кроме того, высший орган определяет общую политику регионального интеграционного объединения, которая затем конкретизируется как в его собственных решениях, так и в решениях других органов. Решения высшего органа обязательны для других органов. Однако при всей широте своих полномочий высший орган объединения не может действовать вразрез с волей государств-членов.

Необходимо уточнить также понятие "исполнительных" органов. Данный термин применяется довольно широко, однако, когда говорят об исполнительных органах объединения, имеют в виду такие органы, которые выполняют оперативную работу по имплементации решений предписывающих органов. Их функция в основном административно-распорядительная, поэтому следует говорить о том, что им принадлежат "административные полномочия".

Предписывающие полномочия, т.е. полномочия на создание норм, на основе которых ведется оперативная деятельность организации, имеют конвенционную природу, т.е. возникают на основе соглашения между государствами - членами объединения и обязательны только для них или же между объединением как таковым и третьими странами, в таком случае сфера обязательности норм иная.

Возможны также "односторонние" предписывающие полномочия, которые действуют внутри самого объединения.

Необходимо отметить также такую функцию органов интеграционного объединения, как наблюдение или контроль, которые, по выражению С. Сюра, "составляют независимую гарантию того, что взятые обязательства будут соблюдаться, и направлены на предотвращение нарушений права. В то же время это измеритель искренности намерений сторон обеспечить исполнение взятых обязательств" . Действия по осуществлению надзора или контроля не выделяются в отдельную область полномочий, они осуществляются административными (исполнительными) или судебными органами.

Проанализируем теперь практику, принятую в различных моделях региональных интеграционных объединений, относительно формирования организационной структуры.

Европейский Союз

Несмотря на сложное, трехзвенное строение механизма Европейского Союза, все его институты и органы работают совместно и обеспечивают достижение поставленных перед Союзом целей и реализацию его полномочий в разных сферах общественной жизни независимо от того, к компетенции какой опоры они относятся. Как сказано в Маастрихтском договоре, в Европейском Союзе действует "единая институциональная структура, которая должна обеспечивать согласованность и преемственность деятельности, осуществляемой для достижения его целей, с соблюдением и опорой на достигнутый в Сообществе уровень интеграции" (ст. "С").

Вместе взятые органы Европейского Союза образуют целостную систему. Подобно системе органов и учреждений государства, эта система с полным правом может быть обозначена термином "механизм". Каждый орган Союза выступает в этой системе в качестве отдельного элемента, связанного с остальными.

Авторы учебника "Право Европейского Союза" указывают, что, с точки зрения своей структуры (внутреннего строения), организационный механизм складывается из двух частей. Для наименования каждой из них используются специальные термины. Руководящие органы, наделенные, как правило, властными полномочиями, именуются в праве Европейского Союза институтами. Остальные его элементы, гораздо более многочисленные, обозначаются в праве Союза термином "органы". При этом указанное понятие употребляется как самостоятельное, так что в статьях учредительных договоров и нормативных актов нередко можно встретить выражение "институты и органы".

На деле каждый институт одновременно выступает в качестве органа Сообществ и Союза. Единство системы органов Союза является следствием того, что Европейский Союз в целом - это единая организация. Его единство обеспечивается в первую очередь единым составом государств-членов и единой системой руководящих органов.

По методам формирования институты и органы Европейского Союза можно разделить на три группы:

- демократически сформированные (Европейский парламент);

- типично межправительственные (Совет, Европейский совет);

- наднациональные органы (Комиссия Европейских сообществ, Суд Европейских сообществ, Счетная палата и другие).

Эти три типа институтов и органов позволяют говорить о синтезе юридических особенностей институциональной системы Союза .

Институты, первоначально созданные для каждого из Европейских сообществ, с 1967 г. являются общими для этих организаций . Создание на базе Европейских сообществ Европейского Союза потребовало распространить полномочия институтов на сферы общественной жизни, находящиеся за рамками первой (коммунитарной) опоры, т.е. на сферу общей внешней политики и политики безопасности и сотрудничества полиций и судебных органов в уголовно-правовой сфере. Юридически это выразилось в признании институтов Европейских сообществ в качестве руководящих органов Европейского Союза в целом. Трехзвенная структура Европейского Союза приводит к довольно сложному определению полномочий его институтов и органов при принятии решений: в одном случае они действуют как институты и органы Европейского сообщества и руководствуются его учредительным договором, в другом - применяют правила договоров о Европейском объединении угля и стали или о Евратоме, в третьем - действуют на основании положений специальных разделов Договора о Европейском Союзе, посвященных второй и третьей опорам.

Отсюда следует, что правила деятельности институтов и органов в рамках разных опор Европейского Союза (или даже внутри одной - первой) могут быть разными, но во всех случаях от лица Союза выступают одни и те же руководящие органы. Как уже указывалось, единый институционный механизм является одним из ключевых условий организационного единства Европейского Союза в качестве интеграционной организации.

В некоторых случаях органы действуют на основании норм коммунитарного права, т.е. выступают как органы двух Европейских сообществ или даже одного. Например, Европейский центральный банк - орган Европейского сообщества, так как правовой режим единой валюты целиком находится в сфере ведения данной организации; Атомное Агентство - орган Евратома.

Специальные органы действуют и в рамках второй и третьей опор. Так, Европол действует в рамках третьей опоры (сотрудничество полиций и судебных органов в уголовно-правовой сфере). В то же время Европейский совет - это орган Союза в целом, его существование предусмотрено непосредственно в Договоре о Европейском Союзе.

МЕРКОСУР

Латиноамериканские авторы, пишущие о МЕРКОСУР, обычно говорят о том, что его структура устроена таким образом, чтобы обеспечить "динамичную систему сотрудничества между государствами-членами" . Органы МЕРКОСУР не ведут наднациональную деятельность, а поддерживают межгосударственные связи, и система этих органов отражает их функции.

"Исполнение и имплементация настоящего Договора и любого иного специального соглашения или решения, принятого в течение переходного периода в его правовых рамках, возлагаются на следующие органы:

(a) Совет общего рынка;

(b) Группу общего рынка".

Принятый в дополнение к Асунсьонскому договору Протокол Оуру Прету также содержит специальную главу I, которая называется "Структура МЕРКОСУР" и открывается ст. 1 следующего содержания:

"Институциональная структура МЕРКОСУР охватывает следующие органы:

I. Совет Общего рынка;

II. Группа Общего рынка;

III. Комиссия по торговле МЕРКОСУР;

IV. Совместная Парламентская Комиссия;

V. Экономико-социальный консультативный форум;

VI. Административный секретариат МЕРКОСУР".

Таким образом, сами органы, порядок их организации и полномочия предусмотрены одними и теми же основополагающими документами - Асунсьонским договором и Протоколом Оуру Прету.

Далее между этими органами установлено определенное разделение полномочий (которое можно соотнести с разделением властей в такой фиксированной системе, как государство) и соподчинение. Статьей 10 Асунсьонского договора Совет Общего рынка указан как "высший орган общего рынка, несущий ответственность за политическое руководство общим рынком и за принятие решений, обеспечивающих достижение целей и сроков окончательного формирования общего рынка".

В статье 13 Асунсьонского договора Группа Общего рынка названа главным исполнительным органом Общего рынка, а в ст. 10 Протокола Оуру Прету сказано лаконичнее: "Группа Общего рынка является исполнительным органом МЕРКОСУР".

Комиссия по торговле Общего рынка, введенная в структуру МЕРКОСУР Протоколом Оуру Прету, квалифицируется в разделе III его главы I (ст. 16) как "орган, ответственный за содействие Группе Общего рынка". Комиссия отчитывается перед Группой во всех вопросах, лежащих в компетенции Комиссии. По пункту VI ст. 19 Протокола Комиссия "докладывает Группе Общего рынка о развитии и применении документов, касающихся торговой политики, а также о своем отношении к представленным ей просьбам и о решениях, принятых по таким просьбам".

Общей логике подчиняется и состав данных трех органов: Совет общего рынка состоит из "министров иностранных дел и министров экономики государств-членов либо из эквивалентных им лиц" (ст. 4 Протокола Оуру Прету); в Группе Общего рынка представлены "по четыре делегата и четыре альтернативных члена от каждой страны, назначаемых соответствующим правительством, причем в них должны быть представители министерств иностранных дел, министерств экономики и центральных банков" (ст. 11). Кто именно должен быть делегирован государствами в Комиссию по торговле, Протокол не говорит, указывая лишь, что должно быть четыре делегата и четыре альтернативных члена (ст. 17). Таким образом, все перечисленные органы МЕРКОСУР являются представительными и построены по принципу "четырех частей" (quadripartie). Это значит, что при принятии решения в каждом органе учитывается не число голосов всех присутствующих, а четыре голоса - по одному от каждого государства.

Совет Общего рынка, Группа Общего рынка и Комиссия по торговле являются межгосударственными, что специально предусмотрено ст. 2 Протокола Оуру Прету.

Одним из принципов их работы является единогласие или консенсус. Многие исследователи отмечают, что это позволяет органам МЕРКОСУР быть выразителями их общей воли . Принятые таким образом акты имеют обязательную силу для государств-членов, хотя и называются по-разному: Совет принимает Решения (ст. 9), Группа - Резолюции (ст. 15), Комиссия - Директивы или Предложения (ст. 20 Протокола). Исполнение решений отдано в сферу ответственности государств, поскольку ст. 38 Протокола Оуру Прету предписывает: "Государства-участники предпримут все меры к исполнению на их соответствующих территориях решений, принятых органами МЕРКОСУР, перечисленными в ст. 2 настоящего Протокола, в которой один параграф. Государства-участники информируют Административный Секретариат МЕРКОСУР о принятых ими в этих целях мерах" (в ст. 2 названы Совет Общего рынка, Группа Общего рынка, Комиссия по торговле МЕРКОСУР).

Причиной невозможности с самого начала принять систему взвешенного голосования латиноамериканские исследователи называют наличие значительных различий в уровне экономического развития государств-участников, и некоторые государства считали, что они будут находиться в невыгодном положении в случае принятия взвешенного или любого иного голосования.

Высказывается мнение о том, что документы МЕРКОСУР не предусматривают передачи никаких властных полномочий от государств к международной организации . Министры государств, работающие в органах МЕРКОСУР, наделяются дополнительными полномочиями, источником которых служит внутреннее право, но осуществляются эти полномочия во внешнеполитической сфере, в процессе переговоров, которые могут привести к формулированию новых обязательств для их государств; приниматься эти обязательства будут с учетом внутреннего права.

Хотя в некоторых положениях учредительных договоров указывается, что решения трех основных органов обязательны для государств-членов, все эти органы по сути являются совещательными. Их административные и предписывающие полномочия ограничиваются регулированием деятельности самой организации и не распространяются на государства-члены.

Однако не забудем, что, несмотря на отсутствие наднациональных элементов, эта организация достигла значительных успехов на пути интеграции.

В тех случаях, когда решения органов МЕРКОСУР обязывают государств-участников, действие этих органов не является прямым, а только косвенным, поскольку эти решения проходят обычную процедуру утверждения в соответствии с внутренним правом каждого государства. Это означает, что решения инкорпорируются в правовую систему государства так, как это диктуется его конституционным правом. Во внутренней правовой системе к этим решениям проявляется такой же подход, как к другим новым международным соглашениям, а иногда - как к актам правоприменения, вводимым во внутренний правопорядок административными методами.

Поскольку МЕРКОСУР ведет довольно разнообразную деятельность, органы, составляющие его структуру, можно разделить по нескольким категориям. Здесь есть органы:

- представляющие МЕРКОСУР во внешних сношениях;

- административные, т.е. ведущие административно-распорядительную деятельность в самой организации;

- устанавливающие стандарты, т.е. органы, формулирующие не правовые нормы, а таможенные правила, технические образцы и т.п.;

- органы разрешения споров и поддержания правопорядка, установленного учредительными договорами и другими основополагающими документами;

- распорядительные органы, занятые экономическими вопросами.

Отдельно следует сказать об органах разрешения споров, которые можно выделить в определенную подсистему, поскольку исполняемые ими функции специфичны и отличаются от функций остальных органов. Латиноамериканские авторы отмечают, что степень развития механизмов разрешения споров, служащих интеграции, и их юридические полномочия целиком зависят от типа интеграции и степени ее развития . Политические системы, ставящие перед собой интеграционные цели, неизбежно вынуждены формировать подсистемы органов разрешения неизбежно возникающих споров с тем, чтобы эти подсистемы действовали по тем нормам, которые являются приемлемыми для них. Такое "инициативное" создание органов разрешения споров является в определенной степени мерой контроля за этими органами.

В литературе стран МЕРКОСУР в отдельную категорию органов выделяют органы, наделенные полномочиями в области экономики и налогообложения . Их, в свою очередь, можно разделить на органы переходного периода и постоянные. Переходные органы - это те, в задачу которых входит формирование общей таможенной зоны; после выполнения этой задачи они исчезнут.

ЕврАзЭС

В статье 3 Договора об учреждении Евразийского экономического сообщества говорится: "Обеспечивая преемственность созданных ранее Договаривающимися Сторонами органов управления интеграцией, для выполнения целей и задач настоящего Договора в рамках ЕврАзЭС действуют:

- Межгосударственный Совет (Межгоссовет);

- Интеграционный Комитет;

- Межпарламентская Ассамблея (МПА);

- Суд Сообщества".

Это значит, что правовая природа, порядок деятельности и юридическая сила актов органов ЕврАзЭС определяются не только данным Договором, но также предыдущими соглашениями (Договором об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях от 29 марта 1996 г. и Договором о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве от 26 февраля 1999 г. ), а также решениями органов управления интеграцией, созданными в соответствии с предыдущими соглашениями. Одним из первых решений Межгосударственного Совета было решение о преобразовании органов, созданных в соответствии с Договором об углублении интеграции, в органы нового Сообщества .

В структуре ЕврАзЭС есть не упомянутая выше Комиссия Постоянных представителей (Постпредов) государств при ЕврАзЭС, которая обеспечивает текущую работу Сообщества в период между заседаниями Интеграционного Комитета. Не упомянут среди органов ЕврАзЭС и Секретариат Интеграционного Комитета.

Документы, определяющие деятельность органов ЕврАзЭС, обладают теми же особенностями, что и документы, относящиеся к органам СНГ, и прежде всего: в самом учредительном договоре полномочия органов Сообщества прописаны очень слабо, основное регулирование заключено в документах второго, если не третьего порядка - в Положениях об органах, принимаемых самими органами, а также в регламентах или правилах процедуры. В статье 5 Договора сказано: "Функции и порядок работы Межгоссовета определяются Положением, которое утверждается Межгоссоветом на уровне глав государств - участников ЕврАзЭС". Точно так же относительно Интеграционного Комитета в ст. 6 сказано: "Функции и порядок работы Интеграционного Комитета определяются положением, утверждаемым Межгосударственным Советом".

Учредительным договором установлена некоторая связь между высшим органом ЕврАзЭС - Межгосударственным Советом и другими органами: Межгоссовет "дает поручения Интеграционному Комитету, обращается с запросами и рекомендациями к Межпарламентской Ассамблее с запросами к Суду Сообщества". Более подробно эта связь определена в Положении о Межгосударственном Совете Евразийского экономического сообщества . По пункту 4 (абзац 3) "(в) заседаниях Межгоссовета могут принимать участие председатель Интеграционного Комитета, Председатель Суда Сообщества, председатель Межпарламентской Ассамблеи, Постоянные представители Сторон при ЕврАзЭС, Генеральный секретарь и приглашенные лица".

В некоторой степени выделены отношения Межгоссовета с Интеграционным Комитетом:

Межгоссовет:

- "заслушивает доклады Интеграционного Комитета о положении дел в Сообществе и ходе реализации его целей и задач" (абзац 3 п. 5). Это положение не совсем соответствует норме абзаца 2 п. 1 Положения об Интеграционном Комитете Евразийского экономического сообщества , в котором сказано, что "Интеграционный Комитет в своей деятельности подотчетен Межгосударственному Совету ЕврАзЭС";

- утверждает по представлению Интеграционного Комитета структуру и численность Секретариата Интеграционного Комитета;

- по представлению Интеграционного Комитета назначает Генерального секретаря и освобождает его от занимаемой должности;

- принимает решения об открытии представительств Интеграционного Комитета.

В Положении предусмотрены также некоторые функции Межгоссовета относительно других органов: относительно Суда Сообщества Межгоссовет представляет кандидатуры для назначения судей в Суд Сообщества в Межпарламентскую Ассамблею;

Интеграционный Комитет в свою очередь по ст. 6 Договора об учреждении ЕврАзЭС "ежегодно представляет Межгоссовету доклад о положении дел в Сообществе и ходе реализации его целей и задач, отчет о своей деятельности, а также об исполнении бюджета ЕврАзЭС".

Относительно его связей с другими органами сказано, что Интеграционный Комитет "имеет право обращаться с рекомендациями в Межгоссовет, с рекомендациями и запросами в Межпарламентскую Ассамблею и правительства Договаривающихся Сторон, с запросами в Суд Сообщества".

Все органы ЕврАзЭС являются межгосударственными: в Межгоссовете представлены главы государств и главы правительств, а в Интеграционном Комитете - заместители глав правительств государств-участников. Представители государств состоят, конечно, из лиц, делегируемых государствами.

Особый статус предусмотрен лишь для сотрудников Секретариата. Он формируется "из числа граждан государств-участников на квотной основе... и лиц, нанимаемых по контракту". Только для Генерального секретаря и персонала Секретариата предусмотрено условие независимости: они не должны запрашивать или получать указания от государств.

О порядке принятия решений органами ЕврАзЭС в учредительном договоре ничего не говорится. Из анализа Положений становится ясно, что они принимают решения разными методами. Межгоссовет применяет консенсус, Интеграционный Комитет - взвешенное голосование.

Таким образом, практика региональных интеграционных объединений показывает большое внимание, уделяемое государствами-членами формированию организационной структуры.

Как элемент управляющего механизма, орган международной организации вообще и орган регионального интеграционного объединения в особенности по своим родовым свойствам имеют нечто общее с органами государства. В.И. Маргиев пишет: "Как и орган государства, орган международной организации - это звено, элемент механизма международной организации", обладающий в то же время определенной самостоятельностью... "Каждый из органов международной организации занимает в ее механизме свое место и прочно связан с другими ее элементами" . Поэтому В.И. Маргиев считает возможным применить к органам международных организаций характеристики, свойственные органам государства: эти органы активно участвуют в реализации функций организации так же, как органы государства реализуют функции государства; органы имеют собственное внутреннее строение; каждый из них обладает компетенцией, которая в свою очередь порождает его властные полномочия, а также способность применять меры принуждения. В региональном интеграционном объединении устройство управляющего механизма приобретает особое значение. Здесь необходимы особая четкость и твердость в определении организационной структуры.

Целостность регионального интеграционного объединения многих ученых наводит на мысль о конституционности этой организации. Разграничение функций органов международных организаций с самого начала осуществлялось по тем же направлениям, что и между органами государств: одни органы рассматривают общие вопросы и принимают решения перспективного характера, другие органы занимаются исполнением принятых решений. Это наводит на мысль о таком разделении властей, как в государственном праве: на представительную, исполнительную и судебную.


Литература

1. Карташкин В.А. Государство и личность в международных правоотношениях // Юрист-международник - International Lawyer. 2004. N 4. С. 3.

2. Статья 18 Договора о Европейском объединении угля и стали. См.: Документы Европейского Союза. М., 1994. Т. 1. С. 14 - 15.

3. Право Европейского Союза: Учеб. / Под ред. С.Ю. Кашкина. М., 2006.

4. См.: Капустин А.Я. Европейский Союз: интеграция и право. М., 2000. С. 189.

    Московский журнал международного права. 2001. N 3. С. 233 - 244
ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий