Тенденции международного сотрудничества Канады и стран ЕС

Приоритеты Канады в отношении Мексики на 2008 г. Договорно-правовая база торгово-экономических отношений Канады со странами ЕС. Ступени развития региональной экономической интеграции. Экономическое и политическое направление сотрудничества Канады с ЕС.

Содержание

Введение

1. Экономическая и политическая ситуация в Канаде и ЕС

1.1 Экономико-политическая характеристика Канады

1.2 Экономико-политическая характеристика ЕС

2. Основные направления сотрудничества Канады и ЕС

2.1 Экономическое сотрудничество

2.2 Политическое сотрудничество

3. Проблемы повышения эффективности сотрудничества Канады и ЕС

3.1 Проблемы в отношениях между Канадой и ЕС

3.2 Основные направления решения проблем в отношениях между Канадой и ЕС

Заключение

Список использованной литературы


Введение

В последние годы правительство Канады предпринимает систематические усилия для того, чтобы целенаправленно преобразовывать сложившийся имидж страны в мире. Преобладающее за рубежом мнение о Канаде как о тихой, мирной и спокойной стране, "нации лесорубов и дровосеков" в эпоху глобализации и информационной революции перестало устраивать правящую элиту. Непосредственным поводом к разработке нового канадского бренда стали, судя по всему, два обстоятельства: во-первых, впечатляющий пример некоторых других государств, преуспевших в глобальном имиджмейкерстве, и, во-вторых, свойственный канадцам чисто прагматический подход, цель которого - сделать свою страну более привлекательной для иностранных инвестиций, играющих важную роль в ее экономическом развитии. Международный контекст

Канада - одна из восьми стран в мире, которая не имеет специальных преференциальных торговых отношений с Европейским союзом. Содействие торговле между ЕС и Канадой оказывают действующие двусторонние соглашения. Для содействия торговле между ЕС и Канады в рамках соглашения 1976 г. о коммерческом и экономическом сотрудничестве создан Совместный комитет по сотрудничеству. Совместная политическая декларация 1996 г. об отношениях ЕС и Канады и План действий Канады и ЕС позволили сформулировать цели по расширению отношений не только в торгово-экономической сфере, но и в области внутренней и внешней политики. На прошедшем в Оттаве в декабре 2002 г. саммите лидеры Канады и ЕС взяли обязательство разработать «Соглашение о расширении торговли и инвестиций между Канадой и ЕС», которое решит возникшие проблемы в отношениях и обеспечит устранение барьеров в торговле. В конце 2003 г. состоялась встреча министров торговли ЕС и Канады, на которой министры представили предложения к проекту двустороннего соглашения. Переговоры по подготовке соглашения начались в 2004 г.

В свою очередь правительство Канады определило приоритеты в отношении улучшения доступа канадских товаров на рынок ЕС. Это прежде всего касается сфер сельского хозяйства и природных ресурсов, в которых действуют ограничения. В перечень продукции, вызывающей озабоченность у канадских экспортеров, попали вино из замороженного винограда и спиртосодержащие напитки, рыба и морепродукты, алюминий, некоторые цветные металлы (свинец, ртуть, кадмий), бумажная продукция, подпадающая под действие экологического этикетирования. Проблемы возникают и в сертификации лесной продукции, экологически чистых продуктов, строительных материалов. Санитарные и фитосанитарные правила ЕС затронули канадский экспорт сосны (требование предварительной тепловой обработки), говядины (запрещение ЕС использовать гормоны для ускорения выращивания), живых животных и животных продуктов, семян картофеля, генетически измененной канолы и других генетически измененных продуктов (требование обязательного этикетирования и прослеживания продукта от фермы до магазинного прилавка).

В октябре 1999 г. канадское правительство объявило о начале переговоров с государствами Европейской ассоциации свободной торговли - ЕАСТ (Исландия, Лихтенштейн, Норвегия и Швейцария). Переговоры по основному кругу вопросов завершены, однако, некоторые проблемы остались нерешенными. Соглашение о свободной торговле «первого поколения» сконцентрировано на устранении тарифов на промышленные товары, определенной либерализации в сельскохозяйственной области и сотрудничестве по облегчению торговли и конкуренции.

В 2003 г. Канада продолжила создание договорно-правовой базы торгово-экономических отношений с ЕС, включая:

• проведение переговоров о соглашениях, облегчающих доступ на рынок ЕС вина и алкогольных напитков;

• разработку предложений по Соглашению о расширении торговли и инвестиций между Канадой и ЕС;

• интенсификацию сотрудничества в сфере регулирования торговых отношений с целью учреждения нового двустороннего рамочного соглашения, облегчающего процедурные правила для канадских экспортеров и торговли в целом.

В свете вышеизложенного актуальным представляется расширение экономических и политических связей Канады и ЕС как основного торгового партнера страны. Данными факторами обусловлен выбор темы дипломного исследования, целью которого является исследование тенденций международного сотрудничества Канады и стран ЕС.

Для достижения поставленной цели в работе решены следующие задачи:

дана экономико-политическая характеристика Канады и ЕС;

охарактеризованы тенденции экономического и политического сотрудничества Канады и ЕС;

раскрыты проблемы в отношениях между Канадой и ЕС и определены основные направления их решения.

Таким образом, объектом данного дипломного исследования являются Канада и ЕС, предметом – отношения международного сотрудничества между Канадой и ЕС.

Дипломная работа написана на 70 листах и состоит из введения, трех глав, разбитых на параграфы, заключения и списка использованной литературы.


1. Экономическая и политическая ситуация в Канаде и ЕС

1.1 Экономико-политическая характеристика Канады

По государственному строю современная Канада – независимое, суверенное государство. Законодательная власть в нём осуществляется парламентом, который состоит из назначаемого сената и выборной палаты общин. Высший орган исполнительной власти – правительство, которое формирует лидер партии, получивший большинство мест в палате общин. Канада входит в состав Содружества, возглавляемого Великобританией. Главой государства номинально считается королева (король) Великобритании, которую в Канаде представляет генерал-губернатор (обязательно уроженец Канады), назначаемый ею по рекомендации премьер-министра сроком на пять лет.

Канада – федеративное государство, состоящее из десяти провинций и трёх территорий. Как и штаты США, каждая провинция имеет свою эмблему в виде изображения какого-либо зверя, вида растительности.

Красный кленовый лист на центральном белом поле, которое обрамлено вертикальными полосами красного цвета. Флаг символизирует два океана, омывающие берега Канады - Тихий и Атлантический – и заключённую между ними страну. Кленовый лист подчёркивает единство нации. Красный – цвет креста Св. Георгия – символизирует Великобританию. Белый - цвет французской монархии.

Население Канады составляет более 35,5 млн. человек (2006 г.). В течение долгого периода колонизации страны оно только на половину выросло за счёт естественного прироста. В прошлом важным источником роста населения Канады служила иммиграция, которая и теперь обеспечивает 1/3 абсолютного прироста населения. С 1901 г. по 1911 г. в Канаду прибыло 1,7 млн. человек, в период между переписями 1951 г. и 1961 г. Канада приняла более 1,5 млн. человек. В последующем иммиграция сократилась.

С этнической точки зрения Канада представляет собой уникальное образование, эту страну населяют более 100 национальностей, но фактически это двунациональная страна. Сосуществуют две основные культуры и два языка – результат борьбы между Англией и Францией, происходившей на ранних этапах колонизации той части Северной Америки, которой впоследствии было суждено стать Канадой. В наши дни численность англо-канадцев в стране достигает 10 млн. человек, они формируют основное население в девяти из десяти провинций (кроме Квебека). Франко-канадцев в Канаде – 7млн. человек, эта доля меньше, чем на рубеже XIX – XX вв., когда франко-канадцы составляли 1/3 населения страны. В наше время 4/5 франко-канадцев проживает в бывшей французской Канаде – провинции Квебек. Отдельные компактные группы франко-канадцев проживают также в провинциях Онтарио и Нью-Брансуик. Кроме этих наций выделяются национальные меньшинства (переходные группы), обычно не имеющие чётко выраженных этнических территорий, образующие лишь отдельные вкрапления в общем англо-канадском фоне расселения. Самые крупные переходные группы Канады: немецкая, итальянская, украинская.

Официальные языки Канады – английский и французский. Другие канадцы говорят на итальянском, немецком, украинском, португальском языках, а также на различных языках индейских и инуитских народов. Инуктитут (инуитские диалекты) является одним из официальных языков территории Нунавут. В религиозном отношении, около 46% верующих составляют приверженцы римско-католической церкви, 36% – протестанты. Из других вероисповеданий распространены православие, иудаизм, ислам и др.

Среди развитых стран Канада выделяется крайне низкой плотностью населения (3 человека на 1 кв. км) и неравномерностью его размещения. Свыше 9/10 жителей сосредоточены в южной, приграничной с США полосе; 2/3 канадцев проживают в Приозёрной части с Центром в Торонто и в долине реки Св. Лаврентия с центром в Монреале. Здесь, в южной, наиболее обжитой зоне шириной 200 – 500 км, плотность населения составляет 10-50 человек на 1 кв. км, тогда как на Севере она не превышает одного человека на 100-200 кв.км. Для Канады характерна высокая мобильность населения. Люди меняют место жительства, главным образом в поисках работы, так как проблема безработицы остается острой много лет.

Канада высокоурбанизированная страна, городское население составляет 77%. В составе сельского населения преобладают жители, относящиеся к категории «нефермерского населения», лишь 1/5 живёт на фермах.

Наиболее крупный город страны – Торонто (4,7 млн. жителей), бывшая столица колонии Верхняя Канада, в настоящее время – провинции Онтарио, ведущий торговый, финансовый и промышленный центр. Важнейший город на востоке страны – франкоязычный Монреаль (3,4 млн. жителей), один из основных торгово-промышленных и культурных центров, внутренний порт. Между Торонто и Монреалем формируется мегалополис. Столица страны Оттава (1,1 млн.) образует единую агломерацию с расположенным на другом берегу реки Оттава городом Халл. Другие значительные города, образующие агломерации: западный морской порт Ванкувер, Калгари (более 900 тыс.), Эдмонтон (более 900 тыс.), Квебек (ок. 700 тыс.), Виннипег (ок. 700 тыс.) и др.

В Канаде экономически активное население в 2001 г. оценивались в 16,4 млн. человек. Из них 74% были заняты в сфере услуг, 15% – в промышленном производстве, 5% – в строительстве, 3% – в сельском хозяйстве, 3% – в других отраслях.

Канада – высокоразвитая страна с рыночной экономикой, достигшая постиндустриальной стадии развития. По объёму ВНП она занимает седьмое место в мире, по размеру ВНП на душу населения Канада значительно уступает США. Страна входит в группу главных производителей ряда сельскохозяйственных и промышленных товаров. Промышленность. Важнейшая особенность горнодобывающей промышленности Канады – её экспортная направленность: более 4/5 всей продукции добывающих отраслей поставляется на мировой рынок.

Канада занимает первое место по добыче урана, кобальта, калийных солей и асбеста, второе – по добыче цинковых руд и самородной серы, третье – по никелевым рудам, природному газу, производство первичного алюминия, четвёртое – по добыче медных руд, золота, пятое – по добыче свинцовых руд, седьмое по серебру, восьмое – по производству железной руды.

Энергетика. По общему объёму производимой энергии Канада входит в группу лидеров, по потреблению энергии на душу населения она превосходит США и большинство развитых стран. Производство электроэнергии в 2006 г. составило более 566 млрд. квт/ч. Около 3/5 электроэнергии дают гидроэлектростанции, самые мощные «Ла Гранд Ривер», «Черчилл»; 1/5 – тепловые электростанции; 1/5 – АЭС, расположенные в провинциях Онтарио, Квебек, Нью-Брансуик.

Металлургия. Ведущие центры чёрной металлургии находятся в Приозерье – Гамильтон (1/2 продукции), Су-Сент-Мери, Уэлленд, Сидни. Цветная металлургия Канады работает на местном сырье (никель, медь, цинк, свинец), а на импортном сырье создано крупное производство алюминия (основные центры: Арвида, Китимат).

Лесное хозяйство Канады образует важную составную часть мирового лесного хозяйства. Лесные ресурсы Канады, на долю которой приходится более 10% всей площади лесов планеты, используются очень активно. Главный район лесного хозяйства - Британская Колумбия. Страна занимает ведущее место в мире по производству газетной бумаги, целлюлозы, древесной массы и пиломатериалов.

Сельское хозяйство. Роль сельского хозяйства в экономике Канады после Второй мировой войны снизилась, но страна остается одним из ведущих мировых производителей и экспортеров зерна. В целом, пахотная земля занимает около 5% территории Канады, но на ее долю приходится ок. 16% мировой продукции пшеницы. Её выращивают преимущественно в Саскачеване и Манитобе. Развито производство растительного масла, табака, фруктов и овощей. Основным районом скотоводства является провинция Альберта.

Канада обладает разнообразными природно-рекреационными ресурсами, на основе которых сложились крупные природно-рекреационные районы. Начало созданию национальных парков в Канаде было положено еще в конце XIX в., когда был учрежден первый из них – Банф (1885 г.). Они находится во всех основных частях страны. Знаменитый парк Вуд-Баффало (основан в 1922 г.) занимает 45 тыс. кв. км, в нём сохраняют богатейшие водно-болотные угодья.

Транспорт. В Канаде снизилась роль железнодорожного транспорта при быстром развитии автомобильного, авиационного и трубопроводного транспорта. В Канаде сохраняется большая роль внутренних водных путей, прежде всего на Великих озёрах и реке Святого Лаврентия, где после углубления могут проходить и морские суда, за исключением крупнейших. По длине железных дорог Канада уступает лишь России и США, а по протяжённости автодорог она находится на втором месте после США. Главные морские порты – Ванкувер, Монреаль, Квебек и Галифакс.

В хозяйстве Канады наблюдается значительная региональная дифференциация. Промышленные и финансовые центры страны расположены в Южном Онтарио и Квебеке. Основной объем зерновых производится в степных провинциях Манитоба, Саскачеван и Альберта; в последней из них добываются почти вся нефть и природный газ Канады. Британская Колумбия даёт основную часть продукции лесопромышленности.

Канадский Север – район нового освоения, «лицо» которого в первую очередь определяет горнодобывающая промышленность. Здесь добывают основную часть нефти и природного газа, железной руды, вольфрама, некоторых цветных металлов. Канадский Север делят еще на две части: Средний Север и Дальний Север. Территория Юкон, входящая в дальний Север, еще в конце XIX в. прославилась на весь мир «золотой» лихорадкой, охватившей бассейн реки Клондайк. В наши дни здесь также добывают золото, серебро, медь, полиметаллы.

Во внешнеэкономической стратегии Канады активно используются преимущества участия в региональных объединениях: Североамериканской зоне свободной торговли - НАФТА и Азиатско-Тихоокеанском экономическом сотрудничестве - АТЭС. Канада стремится к развитию отношений с группировками стран Центральной Америки, Андской группы, Карибского бассейна. Она активно поддерживает идею создания зоны свободной торговли всех американцев - ФТАА. Имея намерение устранять барьеры на пути к обширному европейскому рынку, правительство Канады проводит переговоры и консультации с целью заключения соглашения о свободной торговле с Европейским союзом.

Актуальным для Канады является обеспечение решения задачи по созданию общей американской зоны свободной торговли. Инструментом, который сегодня позволяет регулировать и развивать отношения Канады с крупнейшими торговыми партнерами - США и Мексикой, остается Соглашение о Североамериканской зоне свободной торговли - North American Free Trade Agreement (НАФТА). В 2007 г. 88% канадского товарного экспорта и 61% экспорта услуг направлялись в страны НАФТА. Поток прямых иностранных инвестиций из стран НАФТА в 2006 г. составил 67% всех иностранных инвестиций в Канаду.

Соглашение о Североамериканской зоне свободной торговли вступило в действие 1 января 1994 г. Почти десятилетний период существования НАФТА показал эффективность этой организации в стимулировании торговли и инвестиций между тремя странами - Канадой, США и Мексикой. В рамках НАФТА Канада стремится обеспечить наилучшие условия для бизнеса, а добивается упрощения правил происхождения товара, условий временного въезда для бизнесменов, трансграничной торговли услугами и др.

С устранением тарифов во взаимной торговле Канады и Мексики, США и Мексики с 1 января 2003 года полностью завершен переход к беспошлинной торговле в Североамериканской зоне свободной торговли. Соглашение НАФТА предусматривает эффективный механизм разрешения споров, хотя альтернативой может быть обращение к механизму разрешения споров ВТО. В Соглашении предусмотрена уникальная система рассмотрения споров двухсторонней группой экспертов, дающая возможность избежать судебного рассмотрения решений по вопросам антидемпинговых и компенсационных пошлин. В отношении инвестиций и финансовых услуг оговорены отдельные положения по рассмотрению споров.

Реализация соглашения НАФТА осуществляется Комиссией НАФТА, которая состоит из министров торговли стран-членов. Комиссия формулирует актуальные проблемы сторон Соглашения и принимает обязательства по их решению. На последнем заседании Комиссии министры торговли подтвердили свое решение завершить полное выполнение Соглашения в соответствии с установленным графиком и рассмотреть перспективы дальнейшего стимулирования торговли трех стран.

В рамках решения задачи по дальнейшему расширению продвижения канадских товаров и услуг на рынок США Канадой на 2008 г. определены соответствующие приоритеты. В их рамках Канада обеспечивает:

• установление оптимального сочетания безопасности, соблюдения законов и свободного перемещения товаров, услуг и людей через общую с США границу;

• положительное разрешение спора по древесине из мягких пород дерева;

• сохранение доступа на американский рынок канадской пшеницы;

• противодействие на различных международных форумах правилам этикетирования страны происхождения товара в соответствии с Фермерским законом США;

• разъяснение в США системы налогообложения канадских фирм с тем, чтобы показать, что эта система справедлива и находится в соответствии с международными нормами;

• участие в работе по разъяснению Соглашения НАФТА;

• формирование гарантий, позволяющих исключить ненужное искажение торговли при реализации предложения Таможни США и Управления по пищевым продуктам и лекарствам касательно предварительного уведомления о прибытии товара будет в целях достижения целей безопасности.

Приоритеты Канады в отношении Мексики на 2008 г. касаются обеспечения мониторинга основных направлений внутренней политики Мексики, которые могут оказать воздействие на канадский экспорт (в частности, генетически измененных продуктов, семенного картофеля); новой политики Мексики по поддержке сельского хозяйства; новых обязательных правил и законодательства Мексики с целью консультирования канадских экспортеров. Контроля за развитием событий на канадско-мексиканской таможенной границе и обеспечения своевременного содействия канадским компаниям при пересечении товаров через границу, включая их транспортировку.

На американском континенте действует и ряд других региональных организаций, с которыми Канада стремится развивать отношения свободной торговли. Так, в 2007 г. региональное объединение Меркосур, в которое входит Аргентина, Бразилия, Парагвай и Уругвай, стало для Канады вторым по значимости рынком сбыта канадских товаров в Южной Америке. Этот союз предусматривает свободное обращение товаров, услуг, капиталов и рабочей силы в рамках региона, установление общего внешнего тарифа и гармонизацию макроэкономической политики. В июне 1998 г. между Канадой и Меркосур было заключено Соглашение о торговом и инвестиционном сотрудничестве, которое легло в основу взаимодействия в рамках ФТАА, ВТО и Кернской группы.

В августе 2002 г. Канада и страны Андской группы, в которую входят Боливия, Колумбия, Эквадор, Перу и Венесуэла, договорились о проведении предварительных обсуждений возможности заключении соглашения о свободной торговле.

Заключение соглашений о свободной торговле со странами Центральной Америки и Карибского бассейна усилит влияние Канады в этом регионе и будет способствовать реализации потенциала для дальнейшего развития торговых отношений между странами, в особенности, в отношении к малому и среднему бизнесу.

Канада придает особое значение участию в АТЭС - Азиатско-Тихоокеанском экономическом сотрудничестве. С начала образования АТЭС Канада поддерживала ее прогрессивные начинания в поддержку многосторонней торговой системы. В 2002 г. Канада участвовала в ряде инициатив, направленных на создание потенциала экономики развивающихся стран. От имени Комитета АТЭС по торговле и инвестициям она осуществляла наблюдение за выполнением исследования, касающегося воздействия условий торговли на экономику, организовала семинар с Таиландом, Гонконгом, Китаем по улучшению условий торговли.

В развитие «Шанхайского соглашения» 2001 г. члены АТЭС приняли План действий по содействию торговле. План нацеливает на снижение операционных расходов в регионе на 5% к 2006 г. и включает конкретные меры по достижению этих целей. На встрече лидеров стран АТЭС был также распространен доклад Мирового банка об экономических преимуществах улучшения условий торговли. Исследование выявило, что улучшение условий торговли повысит ее объемы внутри стран АТЭС на 280 млрд. долл. США. Члены АТЭС приняли Заявление о выполнении странами АТЭС стандартов гласности в законах, процедурах и административных правилах, что улучшит доступ на рынки по всему региону стран АТЭС.

В 2003 г. встреча стран АТЭС произошла в Таиланде. На встрече была усилена работа АТЭС по экономическому и техническому сотрудничеству, при этом особое внимание будет уделено развитию человеческих ресурсов и социальных гарантий по всему региону. Канада оказала содействие в вовлечение общественных организаций в деятельность АТЭС, включая диалог с неправительственными организациями, с целью создания общественной поддержки экономическим реформам, необходимым для поддержания роста и процветания в регионе. И, наконец, Индивидуальный план действий Канады в рамках АТЭС будет рассматриваться наряду с Планами Австралии и Таиланда.

Канада играет активную роль в двух инициативах АТЭС по биотехнологии. В рамках Рабочей группы по техническому сотрудничеству в области сельского хозяйства Канада осуществляет наблюдение за Подгруппой по исследованиям, разработке и распространению сельскохозяйственных биотехнологий (Research, Development and Extension of Agricultural Biotechnology - RDEAB). Эта группа представляет собой форум для разъяснения общих вопросов биотехнологии в сельском хозяйстве. В функции Подгруппы входит осуществление работы по биотехнологии в сельском хозяйстве в таких направлениях, как проведение научно-обоснованной оценки продуктов биотехнологии, техническое сотрудничество, гласность и информационный обмен среди стран-членов. Подгруппа организовывала семинары по биотехнологии в Австралии, Канаде, Малайзии, Таиланде и США.

Канада реализует определенные цели в каждой из стран-участниц АТЭС, исходя из специфики экономических отношений. Так в отношении Японии, второго после США торгового партнера Канады, занимающей третье место по объему инвестиций в Канаду, ставятся задачи: снижение таможенных пошлин на ряд канадских товаров (в частности, на растительное масло, в особенности, канолу, продукцию лесоперерабатывающей промышленности, цветные металлы и др.), сокращения или устранения технических и законодательных барьеров, действующих в Японии в отношении приоритетной канадской экспортной продукции (пищевая продукция, строительные материалы, услуги), а также изменения правил и стандартов, отличающиеся от международных.).

В отношении Китая канадское правительство изыскивает пути улучшения доступа на китайский рынок сельскохозяйственной продукции, банковских услуг, страхования, ценных бумаг, возобновления переговоров о заключении соглашения о защите иностранных инвестиций. В отношении Индии поставлены задачи добиться соблюдения этой страной взятых обязательств по Соглашению об информационных технологиях и мониторинга применения Индией средств торговой защиты против канадских экспортеров.

Канада - одна из восьми стран в мире, которая не имеет специальных преференциальных торговых отношений с Европейским союзом. Содействие торговле между ЕС и Канадой оказывают действующие двусторонние соглашения. Для содействия торговле между ЕС и Канады в рамках соглашения 1976 г. о коммерческом и экономическом сотрудничестве создан Совместный комитет по сотрудничеству. Совместная политическая декларация 1996 г. об отношениях ЕС и Канады и План действий Канады и ЕС позволили сформулировать цели по расширению отношений не только в торгово-экономической сфере, но и в области внутренней и внешней политики. На прошедшем в Оттаве в декабре 2002 г. саммите лидеры Канады и ЕС взяли обязательство разработать «Соглашение о расширении торговли и инвестиций между Канадой и ЕС», которое решит возникшие проблемы в отношениях и обеспечит устранение барьеров в торговле.

В свою очередь правительство Канады определило приоритеты в отношении улучшения доступа канадских товаров на рынок ЕС. Это прежде всего касается сфер сельского хозяйства и природных ресурсов, в которых действуют ограничения. В перечень продукции, вызывающей озабоченность у канадских экспортеров, попали вино из замороженного винограда и спиртосодержащие напитки, рыба и морепродукты, алюминий, некоторые цветные металлы (свинец, ртуть, кадмий), бумажная продукция, подпадающая под действие экологического этикетирования. Проблемы возникают и в сертификации лесной продукции, экологически чистых продуктов, строительных материалов. Санитарные и фитосанитарные правила ЕС затронули канадский экспорт сосны (требование предварительной тепловой обработки), говядины (запрещение ЕС использовать гормоны для ускорения выращивания), живых животных и животных продуктов, семян картофеля, генетически измененной канолы и других генетически измененных продуктов (требование обязательного этикетирования и прослеживания продукта от фермы до магазинного прилавка).

В октябре 1999 г. канадское правительство объявило о начале переговоров с государствами Европейской ассоциации свободной торговли - ЕАСТ (Исландия, Лихтенштейн, Норвегия и Швейцария). Переговоры по основному кругу вопросов завершены, однако, некоторые проблемы остались нерешенными. Соглашение о свободной торговле «первого поколения» сконцентрировано на устранении тарифов на промышленные товары, определенной либерализации в сельскохозяйственной области и сотрудничестве по облегчению торговли и конкуренции.

Канада продолжила создание договорно-правовой базы торгово-экономических отношений с ЕС, включая:

• проведение переговоров о соглашениях, облегчающих доступ на рынок ЕС вина и алкогольных напитков;

• разработку предложений по Соглашению о расширении торговли и инвестиций между Канадой и ЕС;

• интенсификацию сотрудничества в сфере регулирования торговых отношений с целью учреждения нового двустороннего рамочного соглашения, облегчающего процедурные правила для канадских экспортеров и торговли в целом.


1.2 Экономико-политическая характеристика ЕС

Экономическая интеграция (integration, от лат. integratio – восстановление) – взаимодействие и взаимоприспособление национальных хозяйств разных стран, ведущая к их постепенному экономическому слиянию.

Результатом международного разделения труда и международной производственной кооперации является развитие международного обобществления производства – интернационализация производства. Она экономически выгодна, поскольку, во-первых, позволяет наиболее эффективно использовать ресурсы разных стран, а во-вторых, дает экономию на масштабе. Второй фактор в современных условиях наиболее важен. Дело в том, что высокотехнологичное производство требует высоких начальных инвестиций, которые окупятся, только если производство будет крупномасштабным (рис. 1.1), иначе высокая цена отпугнет покупателя. Поскольку внутренние рынки большинства стран (даже таких гигантов как США) не обеспечивают достаточно высокого спроса, то требующее больших затрат высокотехнологичное производство (автомобиле- и самолетостроение, производство ЭВМ, видеомагнитофонов) становится выгодным лишь при работе не только на внутренний, но и на внешние рынки.

Интернационализация производства идет одновременно и на общемировом уровне, и на уровне отдельных регионов. Для стимулирования этого объективного процесса создаются специальные наднациональные экономические организации, регулирующие мировую экономику и перехватывающие часть экономического суверенитета у национальных государств.


Рис. 1.1 – Эффект экономии на масштабе

При малом объеме выпуска Q1, только для внутреннего рынка, товар имеет высокую себестоимость и, как следствие высокую цену; при большем объеме выпуска Q2, с использованием экспорта, себестоимость и цена значительно понижаются

Интернационализация производства может развиваться по-разному. Простейшая ситуация – это когда между разными странами устанавливаются устойчивые экономические связи по принципу взаимодополнения. В этом случае каждая страна развивает свой особый набор отраслей, чтобы продавать их продукцию в значительной мере за рубеж, а затем на валютную выручку приобретать товары тех отраслей, которые лучше развиты в других странах (например, Россия специализируется на добыче и экспорте энергоресурсов, импортируя потребительские промтовары). Страны получают при этом обоюдные выгоды, но их экономика развивается несколько односторонне и сильно зависит от мирового рынка. Именно эта тенденция доминирует сейчас в мировом хозяйстве в целом: на фоне общего экономического роста увеличивается разрыв между развитыми и развивающимися странами. Главными организациями, стимулирующими и контролирующими такого рода интернационализацию в мировом масштабе, являются Всемирная торговая организация (ВТО) и международные финансовые организации как, например, Международный валютный фонд (МВФ).

Более высокая ступень интернационализации предполагает выравнивание экономических параметров стран-участниц. В международном масштабе этот процесс стремятся направлять экономические организации (например, ЮНКТАД) при Организации Объединенных Наций. Однако результаты их деятельности до сих пор выглядят довольно малозначительными. С гораздо более ощутимым эффектом подобная интернационализация развивается не на мировом, а на региональном уровне в виде создания интеграционных союзов различных групп стран.

Помимо чисто экономических причин у региональной интеграции есть и политические стимулы. Укрепление тесных экономических отношений между разными странами, сращивание национальных экономик гасит возможность их политических конфликтов и позволяет вести единую политику в отношении других стран. Например, участие Германии и Франции в ЕС ликвидировало их политическое противостояние, длившееся со времен Тридцатилетней войны, и позволило им выступать «единым фронтом» против общих соперников (в 1950–1980-х – против СССР, с 1990-х – против США). Формирование интеграционных группировок стало одной из мирных форм современного геоэкономического и геополитического соперничества.

В начале 2000-х, по данным Секретариата Всемирной торговой организации (ВТО), в мире зарегистрировано 214 региональных торговых соглашений интеграционного характера. Международные экономические интеграционные объединения есть во всех регионах земного шара, в них входят страны с самым разным уровнем развития и социально-экономическим строем. Самые крупные и активные действующие интеграционные блоки – это Европейский союз (ЕС), Североамериканская зона свободной торговли (НАФТА) и организация «Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество» (АТЭС) в бассейне Тихого океана.

Региональная экономическая интеграция в своем развитии проходит ряд ступеней (Табл. 1.1):

зона свободной торговли,

таможенный союз,

общий рынок,

экономический союз и

политический союз.

Таблица 1.1 - Ступени развития региональной экономической интеграции

Ступени Сущность Примеры
1. Зона свободной торговли Отмена таможенных пошлин в торговле между странами – участниками интеграционной группировки ЕЭС в 1958–1968 ЕАСТ с 1960 НАФТА с 1988 МЕРКОСУР с 1991
2. Таможенный союз Унификация таможенных пошлин в отношении третьих стран ЕЭС в 1968–1986 МЕРКОСУР с 1996
3. Общий рынок Либерализация движения ресурсов (капиталов, рабочей силы и т.д.) между странами – участниками интеграционной группировки ЕЭС в 1987–1992
4. Экономический союз Координация и унификация внутриэкономической политики стран-участников, включая переход к единой валюте ЕС с 1993
5. Политический союз Проведение единой внешней политики Пока примеров нет

На каждой из этих ступеней устраняются определенные экономические барьеры (различия) между странами, вступившими в интеграционный союз. В результате в границах интеграционного блока складывается единое рыночное пространство, все страны-участницы выигрывают за счет повышения эффективности деятельности фирм и понижения государственных расходов на таможенный контроль.

Сначала создается зона свободной торговли – снижаются внутренние таможенные пошлины в торговле между странами-участницами. Страны добровольно отказываются от защиты своих национальных рынков в отношениях со своими партнерами рамках данного объединения, но в отношениях с третьими странами они выступают не коллективно, а индивидуально. Сохраняя свой экономический суверенитет, каждый участник зоны свободной торговли устанавливает собственные внешние тарифы в торговле со странами, не участвующими в данном интеграционном объединении. Обычно создание зоны свободной торговли начинается с двусторонних договоренностей двух тесно сотрудничающих стран, к которым затем присоединяются новые страны-партнеры (так было в НАФТА: сначала – договор США с Канадой, к которому затем присоединилась Мексика). Большинство существующих экономических интеграционных союзов находятся именно на этом начальном этапе.

После завершения создания зоны свободной торговли участники интеграционного блока переходят к таможенному союзу. Теперь уже унифицируются внешние тарифы, проводится единая внешнеторговая политика – участники союза совместно устанавливают единый тарифный барьер против третьих стран. Когда таможенные тарифы в отношении третьих стран различны, то это дает возможность фирмам стран вне зоны свободной торговли проникать через ослабленную границу одной из стран-участниц на рынки всех стран экономического блока. Например, если тариф на американские автомобили во Франции высок, а в Германии низок, то американские автомобили могут «завоевать» Францию – сначала их продадут в Германию, а затем, благодаря отсутствию внутренних пошлин, легко перепродадут во Францию. Унификация внешних тарифов дает возможность надежнее защищать формирующееся единое региональное рыночное пространство и выступать на международной арене в качестве сплоченного торгового блока. Но при этом страны-участники данного интеграционного объединения теряют часть своего внешнеэкономического суверенитета. Поскольку создание таможенного союза требует значительных усилий по координации экономической политики, не все зоны свободной торговли «дорастают» до таможенного союза.

Первые таможенные союзы появились еще в 19 в. (например, германский таможенный союз, Zollverein, объединявший в 1834–1871 ряд немецких государств), накануне Второй мировой войны функционировало более 15 таможенных союзов. Но поскольку тогда роль мировой экономики в сравнении с внутринациональным хозяйством была невелика, эти таможенные союзы не имели особого значения и не претендовали на превращение во что-то иное. «Эра интеграции» началась в 1950-е, когда бурный рост интеграционных процессов стал закономерным проявлением глобализации – постепенного «растворения» национальных экономик в мировом хозяйстве. Теперь таможенный союз рассматривается не как конечный результат, а лишь как промежуточная фаза экономического сотрудничества стран-партнеров.

Третьей ступенью развития интеграционных объединений является общий рынок. Теперь к минимизации внутренних пошлин добавляется устранение ограничений на перемещение из страны в страну различных факторов производства – инвестиций (капиталов), работников, информации (патентов и ноу-хау). Это усиливает экономическую взаимозависимость стран – членов интеграционного объединения. Свобода передвижения ресурсов требует высокого организационного уровня межгосударственной координации. Общий рынок создан в ЕС; НАФТА приближается к нему.

Но и общий рынок не является завершающим этапом интеграционного развития. Для формирования единого рыночного пространства мало свободы передвижения через границы государств товаров, услуг, капиталов и рабочей силы. Чтобы завершить экономическое объединение, надо еще выровнять уровни налогов, унифицировать хозяйственное законодательство, технические и санитарные стандарты, скоординировать национальные кредитно-финансовые структуры и системы социальной защиты. Выполнение этих мероприятий ведет, наконец, к созданию подлинно единого внутрирегионального рынка экономически объединившихся стран. Данную ступень интеграции принято называть экономическим союзом. На этом этапе усиливается значение специальных надгосударственных управленческих структур (типа Европарламента в ЕС), способных не только координировать экономические действия правительств, но и принимать оперативные решения от имени всего блока. До этого уровня экономической интеграции дошел пока только ЕС.

По мере развития экономического союза в странах могут сложиться предпосылки для высшей ступени региональной интеграции – политического союза. Речь идет о превращении единого рыночного пространства в целостный хозяйственно-политический организм. При переходе от экономического союза к политическому возникает новый многонациональный субъект мирохозяйственных и международных политических отношений, который выступает с позиции, выражающей интересы и политическую волю всех участников этих союзов. Фактически происходит создание нового крупного федеративного государства. Пока нет ни одного регионального экономического блока столь высокого уровня развития, но ближе всего к нему подошел ЕС, который иногда называют «Соединенными Штатами Европы».

Почему в одних случаях (как в ЕС) интеграционный блок оказывался прочным и устойчивым, а в других (как в СЭВ) – нет? Успех региональной экономической интеграции определяется рядом факторов, как объективных, так и субъективных.

Во-первых, необходима одинаковость (или сходство) уровней экономического развития интегрирующихся стран. Как правило, международная экономическая интеграция возникает либо между промышленно развитыми странами, либо между развивающимися государствами. Соединение в одном интеграционном блоке стран сильно различающихся типов встречается довольно редко, такие ситуации обычно имеют чисто политическую подоплеку (например, объединение в СЭВ промышленно развитых стран Восточной Европы – как ГДР и Чехословакия – с аграрными странами Азии – как Монголия и Вьетнам) и заканчиваются «разводом» разнородных партнеров. Более устойчивой является интеграция высокоразвитых стран с новыми индустриальными странами (США и Мексика в НАФТА, Япония и Малайзия в АТЭС).

Во-вторых, все страны-участницы должны быть не только близки по экономическому и социально-политическому строю, но и иметь достаточно высокий уровень хозяйственного развития. Ведь эффект экономии на масштабе заметен главным образом в высокотехнологичных отраслях. Именно поэтому в первую очередь оказываются успешными интеграционные объединения высокоразвитых стран «ядра», в то время как «периферийные» союзы неустойчивы. Слаборазвитые страны сильнее заинтересованы в экономических контактах с более развитыми партнерами, чем с такими же, как они сами.

В-третьих, в развитии регионального интеграционного союза необходимо соблюдать последовательность фаз: зона свободной торговли – таможенный союз – общий рынок – экономический союз – политический союз. Возможно, конечно, забегание вперед, когда, например, происходит политическое объединение стран, еще не вполне единых в экономическом плане. Однако исторический опыт показывает, что такое стремление сократить «родовые муки» чревато появлением «мертворожденного» союза, который слишком зависит от политической конъюнктуры (именно так было с СЭВ).

В-четвертых, объединение стран-участниц должно быть добровольным и взаимовыгодным. Для соблюдения равноправия между ними желателен некоторый баланс сил. Так, в ЕС четыре сильных лидера (Германия, Великобритания, Франция и Италия), поэтому более слабые партнеры (например, Испания или Бельгия) могут в спорных ситуациях поддерживать свой политический вес, выбирая, к кому из сильных лидеров им выгоднее примкнуть. Менее устойчива ситуация в НАФТА и в ЕврАзЭС, где одна страна (США в первом случае, Россия во втором) превосходит по экономической и политической силе всех остальных партнеров.

В-пятых, предпосылкой возникновения новых интеграционных блоков является так называемый демонстрационный эффект. В странах, участвующих в региональной экономической интеграции, обычно происходит ускорение темпов экономического роста, снижение инфляции, рост занятости и другие положительные экономические сдвиги. Это становится завидным образцом для подражания и оказывает определенное стимулирующее воздействие на другие страны. Демонстрационный эффект проявился, например, в желании восточноевропейских стран как можно скорее стать членами Европейского Союза, даже не имея для этого серьезных экономических предпосылок.

Главным критерием устойчивости интеграционной группировки является доля взаимной торговли стран-партнеров в их общей внешней торговле (Табл. 1.2). Если члены блока торгуют в основном друг с другом и доля взаимной торговли растет (как в ЕС и НАФТА), то это показывает, что они достигли высокой степени взаимослияния. Если же доля взаимной торговли мала и, тем более, имеет тенденцию снижаться (как в ЭКО), то такая интеграция бесплодна и неустойчива.

Интеграционные процессы приводят, прежде всего, к развитию экономического регионализма, в результате которого отдельные группы стран создают для себя более благоприятные условия торговли, передвижения капиталов и рабочей силы, чем для всех других стран. Несмотря на очевидные протекционистские черты, экономический регионализм не считается негативным фактором для развития мировой экономики, если только группа интегрирующихся стран, упрощая взаимные экономические связи, не устанавливает менее благоприятные, чем до начала интеграции, условия для торговли с третьими государствами.


Таблица 1.2 - Динамика доли внутрирегионального экспорта в общем экспорте стран-участниц некоторых интеграционных группировок в 1980-2006

Интеграционные группировки 1980 1990 1995 2000 2006
Европейский союз, ЕС (до 1993 – Европейское экономическое сообщество, ЕЭС) 60% 59% 59% 62% 60%
Североамериканская зона свободной торговли, НАФТА 41% 47%
Ассоциация стран Юго-Восточной Азии, АСЕАН 23% 17% 18% 19% 22%
Южноамериканский общий рынок, МЕРКОСУР 9% 20%
Экономическое сообщество государств Западной Африки, ЭКОВАС 10% 5% 8% 11%
Организация экономического сотрудничества, ЭКО (до 1985 – Региональное сотрудничество в целях развития) 3% 6% 10% 3% 3%
Карибское сообщество, КАРИКОМ 5% 4% 6% 8% 4%

Интересно отметить примеры «пересекающейся интеграции»: одна страна может быть членом сразу нескольких интеграционных блоков. Например, США состоит в НАФТА и в АТЭС, а Россия – в АТЭС и в ЕврАзЭС. Внутри больших блоков сохраняются малые (как Бенилюкс в ЕС). Все это является предпосылкой сближения условий региональных объединений. На эту же перспективу постепенного перерастания региональной интеграции в международную интернационализацию направлены и переговоры между региональными блоками. Так, в 1990-е был выдвинут проект соглашения о трансатлантической зоне свободной торговли, TAFTA, которая бы соединила НАФТА и ЕС.

Таким образом, экономическая интеграция в начале 21 в. происходит на трех ярусах: двусторонние торгово-экономические соглашения отдельных государств – малые и средние региональные группировки – три крупных экономико-политических блока, между которыми есть соглашения о сотрудничестве.

Исторически наиболее глубокое развитие международная экономическая интеграция получила в Западной Европе, где во второй половине 20 в. постепенно создано единое экономическое пространство – «Соединенные Штаты Европы». Западноевропейское сообщество является в настоящее время самым «старым» интеграционным блоком, именно его опыт служил главным объектом для подражания другим развитым и развивающимся странам.

Для западноевропейской интеграции есть много объективных предпосылок. Страны Западной Европы имеют длительный исторический опыт развития хозяйственных связей, в результате чего произошла сравнительная унификация экономических институтов («правил игры»). Западноевропейская интеграция опиралась также на близкие культурные и религиозные традиции. Немалую роль в ее возникновении сыграли идеи единой Европы, которые были популярны еще в средневековую эпоху как отражение единства христианского мира и как память о Римской империи. Важное значение имели и итоги Первой и Второй мировых войн, которые окончательно доказали, что силовое противоборство в Западной Европе не принесет победу какой-то одной стране, а лишь приведет к общему ослаблению всего региона. Наконец, существенную роль сыграли и геополитические факторы – необходимость объединять Западную Европу для противодействия политическому влиянию с востока (со стороны СССР и восточноевропейских соцстран) и экономической конкуренции других лидеров «ядра» капиталистической мир-экономики (прежде всего, США). Этот комплекс культурно-политических предпосылок уникален, его невозможно скопировать ни в одном другом регионе планеты.

Начало западноевропейской интеграции положил подписанный в 1951 и вступивший в силу в 1953 Парижский договор об учреждении Европейского объединения угля и стали (ЕОУС). В 1957 был подписан Римский договор о создании Европейского экономического сообщества (ЕЭС), вступивший в силу в 1958. В этом же году образовалось Европейское сообщество по атомной энергии (Евратом). Таким образом, Римский договор объединил три крупные западноевропейские организации – ЕОУС, ЕЭС и Евратом. С 1993 Европейское экономическое сообщество переименовали в Европейский Союз (ЕС), отразив в изменении названия повышение степени интегрированности стран-участниц.

На первом этапе западноевропейская интеграция развивалась в рамках зоны свободной торговли. В этот период, с 1958 по 1968, в Сообщество входили только 6 стран – Франция, ФРГ, Италия, Бельгия, Нидерланды и Люксембург. На начальном этапе интеграции между участниками были отменены таможенные пошлины и количественные ограничения на взаимную торговлю, но каждая страна-участница еще сохраняла свой национальный таможенный тариф в отношении третьих стран. В этот же период началась координация внутренней экономической политики (прежде всего, в сфере сельского хозяйства).

Почти одновременно с ЕЭС, с 1960, начала развиваться другая западноевропейская интеграционная группировка – Европейская ассоциация свободной торговли (ЕАСТ). Если в организации ЕЭС главенствующую роль играла Франция, то инициатором ЕАСТ стала Великобритания. Первоначально ЕАСТ была многочисленнее ЕЭС – в 1960 в нее входило 7 стран (Австрия, Великобритания, Дания, Норвегия, Португалия, Швейцария, Швеция), позже в нее вошли еще 3 страны (Исландия, Лихтенштейн, Финляндия). Однако партнеры по ЕАСТ являлись куда более разнородными, чем участники ЕЭС (Табл. 3). Кроме того, Великобритания превосходила по экономической силе всех своих партнеров по ЕАСТ вместе взятых, в то время как ЕЭС имел три центра силы (ФРГ, Франция, Италия), и самая экономически сильная страна ЕЭС не имела абсолютного превосходства. Все это предопределило менее удачную судьбу второй западноевропейской группировки.


Таблица 1.3 - Соотношение сил в ЕЭС и ЕАСТ, 1960

ЕЭС ЕАСТ
Страны Национальный доход (млрд. долл.) Национальный доход на душу населения (долл.) Страны Национальный доход (млрд. долл.) Национальный доход на душу населения (долл.)
ФРГ 51,6 967 Великобритания 56,7 1082
Франция 39,5* 871* Швеция 10,9 1453
Италия 25,2 510 Швейцария 7,3 1377
Голландия 10,2 870 Дания 4,8 1043
Бельгия 9,4 1000 Австрия 4,5 669
Люксембург Норвегия 3,2* 889
Португалия 2,0 225
ИТОГО 135,9 803 89,4 1011

Второй этап западноевропейской интеграции, таможенного союза, оказался самым продолжительным – с 1968 по 1986. В этот период страны-члены интеграционной группировки ввели единые внешние таможенные тарифы для третьих стран, установив уровень ставок единого таможенного тарифа по каждой товарной позиции как среднее арифметическое национальных ставок. Сильный экономический кризис 1973–1975 несколько затормозил интеграционный процесс, но не остановил. С 1979 начала действовать Европейская валютная система.

Успехи ЕЭС сделали его центром притяжения для других западноевропейских стран (Табл. 1.4). Важно отметить, что большинство стран ЕАСТ (сначала Великобритания и Дания, затем Португалия, в 1995 сразу 3 страны) «переметнулись» в ЕЭС из ЕАСТ, доказав тем самым преимущества первой группировки перед второй. По существу, ЕАСТ оказался для большинства его участников своего рода стартовой площадкой для вступления в ЕЭС /ЕС.

Таблица 1.4 - Этапы расширения числа стран-участниц ЕЭС/ЕС

Дата приема новых членов Страны, ставшие новыми членами ЕЭС/ЕС
1973 Великобритания, Дания, Ирландия
1979 Греция
1985 Гренландия выходит из сообщества
1986 Испания, Португалия
1990 ГДР (присоединилась к Западной Германии)
1995 Австрия, Финляндия, Швеция
2004 Венгрия, Кипр, Латвия, Литва, Мальта, Польша, Словакия, Словения, Чехия, Эстония
2007 Болгария, Румыния

Третий этап западноевропейской интеграции, 1987–1992, ознаменовался созданием общего рынка. Согласно Единому европейскому акту 1986 было намечено формирование в ЕЭС единого рынка как «пространства без внутренних границ, в котором обеспечивается свободное движение товаров, услуг, капиталов и гражданских лиц». Для этого предполагалось ликвидировать пограничные таможенные посты и паспортный контроль, унифицировать технические стандарты и системы налогообложения, провести взаимное признание образовательных сертификатов. Поскольку мировая экономика переживала подъем, все эти меры удалось осуществить довольно быстро.

Яркие достижения ЕС стали в 1980-е образцом для создания других региональных интеграционных блоков развитых стран, опасающихся своего экономического отставания. В 1988 между США и Канадой было заключено Североамериканское соглашение о свободной торговле (NAFTA), в 1992 к этому союзу присоединилась Мексика. В 1989 по инициативе Австралии образовалась организация «Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество» (АТЭС), членами которого первоначально стали 12 стран – как высокоразвитых, так и новых индустриальных (Австралия, Бруней, Канада, Индонезия, Малайзия, Япония, Новая Зеландия, Южная Корея, Сингапур, Таиланд, Филиппины, США).

Четвертый этап западноевропейской интеграции, развитие экономического союза, начался с 1993 и продолжается до сих пор. Главными его достижениями стали завершившийся в 2002 переход на единую западноевропейскую валюту, «евро», и введение с 1999, согласно Шенгенской конвенции, единого визового режима. В 1990-е начались переговоры о «расширении на восток» – приеме в ЕС экс-социалистических стран Восточной Европы и Балтии. В результате в 2004 в ЕС вступили стразу 10 стран, увеличив число участников этой интеграционной группировки до 25, в 2007 году в ЕС вступили еще две страны, в результате число участников увеличилось до 27. Членство в АТЭС в эти годы тоже расширялось: к 1997 там состояла уже 21 страна, включая Россию.

В перспективе возможен и пятый этап развития ЕС, Политический союз, который предусматривал бы передачу национальными правительствами надгосударственным институтам всех основных политических полномочий. Это означало бы завершение создания единого государственного образования – «Соединенных Штатов Европы». Проявлением этой тенденции является рост значения наднациональных органов управления ЕС (Совета ЕС, Европейской комиссии, Европарламента и др.). Главной проблемой является трудность формирования единой политической позиции стран ЕС по отношению к самому главному их геополитическому сопернику – США (особенно ярко это проявилось во время вторжения США в Ирак в 2002): если страны континентальной Европы постепенно усиливают критику претензий Америки на роль «мирового полицейского», то Великобритания остается твердым союзником США.

Что касается ЕАСТ, то эта организация не продвинулась далее организации беспошлинной торговли, в ее рядах в начале 2000-х остались только четыре страны (Лихтенштейн, Швейцария, Исландия и Норвегия), которые тоже стремятся влиться в ЕС. Когда Швейцария (в 1992) и Норвегия (в 1994) проводили референдум о вступлении в Союз, противники этого шага одержали победу лишь с небольшим перевесом. Можно не сомневаться, что в начале 21 в. ЕАСТ полностью сольется с ЕС.


2. Основные направления сотрудничества Канады и ЕС

2.1 Экономическое сотрудничество

В 2006г. исполнилось 30 лет с момента подписания рамочного соглашения о торг. и эконом. сотрудничестве между Канадой и Евросоюзом, которое, наряду с др. канадо-европейскими договоренностями в экономической и научно-технической сфере, формирует правовую базу для многопланового хозяйственного взаимодействия Канады с государствами группировки, нацеливая обе стороны на развитие и диверсификацию таких связей в рамках созданного и эффективно функционирующего механизма регулярных двусторонних консультаций. Крупными вехами в истории двусторонних экономических отношений явились также принятие в 1996г. совместного плана действий (устанавливает приоритетные направления хозяйственного сотрудничества) и запуск в 1998г. канадо-европейской торговой инициативы (фокусирует внимание сторон на продвижении взаимодействия в области регулирования торговли и инвестиций, сферы услуг, гос. закупок, защиты прав интеллектуальной собственности, электронной торговли, контактов между представителями деловых кругов и т.п.). В последние годы интенсивно развиваются двусторонние контакты по линии ВТО, в ходе которых Канада и ЕС проводят многосторонние торговые переговоры и которые укреплению роли и значения ВТО в системе международной торговли.

Продвижение совместного плана действий и торговой инициативы наряду с другими вопросами двусторонних отношений в хозяйственной, политической и иных областях формируют повестку дня проводимых дважды в год канадо-европейских саммитов.

В промежутках между встречами лидеров функционируют многочисленные двусторонние структуры, сформированные по принципу межправительственной комиссии: «комитет-подкомитет-рабочая группа». Так, например, в торгово-экономической области двусторонних отношений действует совместный комитет по сотрудничеству, подкомитет по торговле и инвестициям, рабочие группы по основным направлениям взаимодействия, канадо-европейский круглый стол для бизнеса и т.д.

Традиционно важное место в ходе любого саммита отводится вопросам торгово-экономических и инвестиционных связей, значение которых постоянно возрастает.

Достаточно сказать, что страны Евросоюза являются вторым по значению (после США) партнером Канады в сфере торговли и инвестиций, аккумулируя порядка 9% канадской внешней торговли и 20% зарубежных капиталовложений. В 2005г. объем двусторонней торговли достиг 56 млрд.долл. (в т.ч. канадский экспорт – 19 млрд.долл., импорт – 37 млрд.долл.), еще около 18 млрд.долл. приходилось на торговлю услугами. В структуре канадского экспорта в государства ЕС (пять его членов – Великобритания, Германия, Бельгия, Франция и Италия – входят в десятку наиболее крупных торговых партнеров Канады) преобладают машины и оборудование (в т.ч. энергетическое и электротехническое), авиатехника и запасные части к ней, целлюлозно-бумажные товары, металлы и металлопрокат, пиломатериалы, сельхозтовары и морепродукты. В импорте Канады из европейских стран ведущие позиции занимают машины, оборудование и транспортные средства, мин. сырье, химпродукты.

Велика роль стран ЕС и в двустороннем инвестиционном взаимодействии: в 2007г. совокупный объем прямых канадских капиталовложений в государства группировки (в основном в экономику Великобритании, Ирландии и Голландии) составил 63,6 млрд.долл., в то время как приток прямых европейских инвестиций в Канаду достиг 85,4 млрд.долл.

Вместе с тем, несмотря на столь внушительные объемы двусторонней торговли и инвестиций, тесное взаимодействие по всем основным векторам политической и хозяйственной жизни, в торговых отношениях между Канадой и ЕС сохраняется немало проблем, обсуждение и решение которых дается отнюдь не просто и поглощает львиную долю времени на двусторонних переговорах и консультациях всех уровней, включая высший.

Главная проблема, по мнению канадцев, заключается в том, что вплоть до настоящего времени Канада остается в числе немногих стран-членов ВТО (всего таких государств восемь), не имеющих преференциального доступа на рынок товаров и услуг Евросоюза, и, соответственно, испытывает на себе все «прелести» тарифных и нетарифных ограничений. Справедливости ради, следует отметить, что уровень ставок импортного тарифа в странах ЕС в последние годы существенно снизился и в среднем составляет 5% адвалор (в Канаде – 4,6%). Однако и этого, полагают в Оттаве, оказывается достаточно, чтобы сохранять неблагоприятный для Канады баланс в торговле, сдерживая развитие канадского экспорта (темпы его прироста за последние годы существенно уступают темпам прироста импорта) и постепенно снижая удельный вес стран группировки во внешней торговле страны в пользу более динамично развивающихся отношений с др. государствами, прежде всего, США. Полная отмена тамож. барьеров в двусторонней торговле (к чему настойчиво призывают ЕС канадцы), согласно существующим расчетам, может сразу же увеличить объемы канадского экспорта в страны группировки почти на 16%, или на 3,4 млрд.долл., в то время как импорт может возрасти более чем на 30%, или на 7 млрд.долл. в год.

Прогнозируя такие темпы прироста внешней торговли с государствами Евросоюза, канадцы исходят прежде всего из сложившейся к настоящему времени структуры торговли и возможностей ее расширения за счет отмены пошлин на подпадающие под установленные ЕС тарифы 48% товарной номенклатуры канадского экспорта и 52% товарной номенклатуры импорта (облагаемой в Канаде пошлинами в размере от 5 до 25% от стоимости).

Речь, в частности, идет о таких товарах канадского экспорта в ЕС как рыба, креветки и другие морепродукты (подлежат обложению в пределах от 12 до 23% от стоимости; исключение составляют поступающие для дальнейшей переработки в странах Евросоюза креветки в пределах определенной для Канады квоты в 5 тыс.т. в год, облагаемые «льготной» 6% пошлиной), алюминиевые заготовки (6%), широкая номенклатура промышленных товаров, пошлины на которые хотя и остаются на невысоком уровне (ниже 5%), однако оказываются весьма чувствительными при значит. объемах поставок. В свою очередь, канадцы продолжают сдерживать ввоз европейских продовольственных товаров, текстиля и готовой одежды (импорт шерсти и синтетических волокон подпадает под 16% тамож. пошлину, готовой одежды – под 25%), обуви, продукции судостроения (большинство видов которой облагается 25% ввозной пошлиной). Европейцев беспокоит применяемая канадцами система т.н. «эскалации» тамож. тарифов, предусматривающая последовательное повышение ставок импортных пошлин в зависимости от глубины и степени переработки товара (в отношении канадских партнеров по САЗСТ она не действует), а также широкое распространение практики «тарифного квотирования» (прежде всего в отношении ввозимых из ЕС молочных продуктов, яиц, мяса птицы и т.п.), когда ввозимые сверх установленной квоты товары подвергаются повышенным, зачастую запретительным ставкам обложения.

Весьма непросто обстоят дела и в плане применяемых сторонами в отношении друг друга нетарифных барьеров. Европейцев тревожат существующие в Канаде ограничения на доступ иностранного капитала к отдельным отраслям предпринимательской деятельности (в т.ч. в банковской и финансовой сфере, а также к целому направлению бизнеса, регламентируемому интересами защиты так называемой «национальной культурной самобытности»); практика провинциальных властей по регулированию закупок алкоголя; ограничения в системе государственных закупок (предоставляет весомые преимущества национальным производителям телекоммуникационного и транспортного оборудования, продукции судостроения и связанных с ними услуг); запреты на ввоз свежих овощей и фруктов без наличия твердых заказов со стороны канадских покупателей; ограничение каботажного судоходства и торговли судами, зарегистрированными под канадским флагом и т.д.

В свою очередь, канадцы не удовлетворены темпами реформирования европейской «Единой сельскохозяйственной политики», серьезно сдерживающей доступ канадских сельскохозяйственных товаров не только в страны-члены ЕС, но и на рынки третьих стран; установленными в ЕС требованиями к сертификации винодельческой продукции; запретами на ввоз генетически измененных продуктов питания и крайне осторожным подходом к выдаче разрешений на их импорт; ограничениями и запретами на ввоз свинца, ртути и кадмия, а также содержащих эти элементы товаров; излишне жесткими, на их взгляд, требованиями к производству, упаковке, маркировке и проверке качества продукции органического происхождения; требованиями обязательной тепловой обработки деловой древесины на предмет устранения вредителей; запретом на ввоз говядины, произведенной с использованием ростостимулирующих гормонов; ограничениями в системе государственных закупок (отдает преимущество европейским производителям телекоммуникационного, транспортного, электротехнического и энергетического оборудования и услуг и т.д.).

Совокупность существующих проблем в сфере торговли и инвестиций является предметом двусторонних консультаций как в рамках сформированных канадо-европейских структур, так и специальных органов ВТО, призванных урегулировать возникающие разногласия. Вместе с тем, отнюдь не всегда такие споры завершаются мирным путем. Так, например, установленный ЕС в 1989г. запрет на ввоз говядины, произведенной с использованием ростостимулирующих гормонов, стал предметом длительного разбирательства между подавшими иск в ВТО американцами и канадцами, с одной стороны, и ЕС – с другой. Отказ Евросоюза выполнить вынесенное арбитражным и апелляционным органами ВТО решение в пользу США и Канады привело к ответным мерам со стороны последних: в частности, Канада в 1999г. ввела компенсационные пошлины на ввоз европейской говядины, свинины, огурцов и корнишонов.

В рамках прошедшего в июне 2001г. в Стокгольме очередного канадо-европейского саммита Оттава вновь сделала попытку преодолеть существующие разногласия, прежде всего в плане обеспечения недискриминационного доступа товаров и услуг на рынки друг друга. Определенный прогресс, достигнутый на этом направлении (в частности, в области снижения средневзвешенных ставок тамож. тарифов), по мнению канадцев, не отражает состояния дел в торговле отдельными товарами, а также в сфере нетарифного регулирования, носящего в ряде случаев выраженный протекционистский характер. Заинтересованные в дальнейшем наращивании объемов торговли и инвестиционного сотрудничества с ЕС, канадцы в ходе саммита активно продвигали идею заключения двустороннего соглашения о свободной торговле. В подкрепление своей позиции руководству Евросоюза была передана аналитическая записка, свидетельствующая о значительных обоюдных выгодах от отмены тамож. тарифов во взаимной торговле. Вместе с тем добиться поддержки этой идеи в Европе канадцам, похоже, снова не удалось: как и прежде руководство ЕС весьма сдержанно реагировало на «фритредерские» инициативы Оттавы, высказываясь в том смысле, что ныне существующий уровень тарифов в двусторонней торговле слишком мал, чтобы оказывать существенное влияние на ее ход.

Таким образом, несмотря на единство взглядов Канады и ЕС по большинству крупных международных проблем и подходам к их решению торгово-инвестиционного компонента в двусторонних отношениях пока еще далека от совершенства, оставаясь той самой «рубашкой», принадлежность которой к собственному телу оказывается для каждой из сторон ближе демонстрируемых ими глобалистических устремлений.


2.2 Политическое сотрудничество

Европейский союз и Канада создали совместную рабочую группу по стрелковому оружию для решения проблемы распространения и дестабилизирующего накопления стрелкового оружия и легких вооружений.

В соответствии со своим Совместным заявлением по стрелковому оружию от 2 сентября 1999 года Европейский союз и Канада продолжают придерживаться общего подхода к решению проблемы, порождаемой чрезмерным и дестабилизирующим накоплением и неконтролируемым распространением стрелкового оружия.

Эта проблема представляет собой большую опасность для безопасности человечества. В тех регионах и общинах, где по-прежнему царит обстановка страха и отсутствия безопасности, сохраняющееся наличие стрелкового оружия может послужить фактором, способным привести к вспышке или обострению конфликта, а также к расширению временных рамок и повышению уровня насилия. Оно может серьезно затруднить усилия по постконфликтному миростроительству и инициативы, направленные на формирование культуры мира. Жертвами чаще всего становятся представители наиболее уязвимых групп общества, в первую очередь дети. Европейский союз и Канада будут укреплять свое сотрудничество в усилиях по решению этой сложной проблемы, угрожающей безопасности человечества.

Европейский союз и Канада приветствуют решение Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций осуществлять дальнейшее решение проблемы незаконной торговли стрелковым оружием и легкими вооружениями во всех ее аспектах.. Европейский союз и Канада прилагают усилия к обеспечению того, чтобы были выработаны эффективные руководящие принципы или юридически обязательные документы, а также программа действий, охватывающая все сферы международного сотрудничества в области стрелкового оружия. Они подчеркивают также важность комплексного учета региональных подходов в рамках этих усилий.

Обе стороны подчеркивают важность продолжения работы по разработке протокола против незаконного изготовления и оборота огнестрельного оружия, боеприпасов и других соответствующих материалов, дополняющего Конвенцию Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности.

Канада по-прежнему поддерживает принципы Совместного решения Европейского союза в отношении стрелкового оружия и легких вооружений, принятого 17 декабря 1998 года. Канада поддерживает также принципы, изложенные в Кодексе поведения Европейского союза в отношении экспорта оружия, и признает его вклад в прилагаемые международные усилия по регулированию передачи стрелкового оружия. Европейский союз и Канада привержены установлению высоких стандартов в отношении регулирования экспорта обычных вооружений и проявления сдержанности в этой области и считают общей целью обеспечение большей транспарентности в поставках оружия. Руководствуясь этой приверженностью высоким стандартам в отношении критериев, регулирующих экспорт оружия, Европейский союз и Канада будут способствовать международным и региональным усилиям по обеспечению того, чтобы стрелковое оружие и легкие вооружения передавались лишь государствам или субъектам, уполномоченным государствами. Хотя это оружие является основным инструментом обеспечения законных потребностей всех государств в самообороне, необходимо принимать меры к недопущению того, чтобы это оружие оказывалось в распоряжении репрессивных государственных структур, террористов, преступных полувоенных организаций и других негосударственных субъектов.

Европейский союз и Канада приветствуют обращенную к Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций просьбу создать группу правительственных экспертов для исследования посреднической деятельности, связанной со стрелковым оружием, включая деятельность перевозчиков и финансовые сделки.

Европейский союз и Канада приветствуют решение по стрелковому оружию и легким вооружениям, принятое Форумом ОБСЕ по сотрудничеству в области безопасности. Европейский союз и Канада будут и далее прилагать активные совместные усилия к обеспечению того, чтобы в рамках ОБСЕ, СЕАП и других соответствующих форумов разрабатывались конкретные меры по решению этих проблем.

Используя знания и опыт друг друга, Европейский союз и Канада будут предпринимать совместные действия по претворению в жизнь их общего подхода, поддерживая усилия по осуществлению инициатив и проектов в наиболее затрагиваемых регионах мира, не дублируя при этом существующие инициативы. В частности, Европейский союз и Канада сконцентрируют свое внимание на Африке как на регионе, наиболее остро нуждающемся в помощи и поддержке.

В целях дальнейшего укрепления своего сотрудничества Европейский союз и Канада приняли решение создать совместную Рабочую группу Европейского союза и Канады по стрелковому оружию. Рабочая группа будет собираться не менее одного раза в течение председательствования каждой страны - члена ЕС в Европейском союзе.

Евросоюз и Канада во время саммита в Берлине в 2007 году договорились о необходимости обеспечить снижение выбросов СО2 в атмосферу по меньшей мере на 50% до 2050 года.

Об этом говорится в заявлении, подписанном сторонами по итогам саммита.

В документе, в частности, содержится обещание Канады уменьшить до 2050 года выбросы СО2 в атмосферу на 60-70% по сравнению с 2006 годом.

При этом ЕС согласился с тем, что развитые стране должны вместе уменьшить свои выбросы на 60-80% до 2050 года по сравнению с 1990 годом.

Как сообщили УНИАН в немецком президентстве в ЕС, по завершении саммита Федеральный канцлер Германии Ангела МЕРКЕЛЬ отметила, что проведет переговоры на эту тему на саммите стран “Большой восьмерки”, где Германия также председательствовала в 2007 году.

При этом, по убеждению немецкого канцлера, дальнейшие переговоры на эту тему также должны быть проведены в рамках ООН.

В ходе саммита стороны также договорились усилить сотрудничество в энергетике, экономике и поддержании мира и стабильности в мире.

Кроме того, Канада по просьбе ЕС пообещала предоставить информацию относительно критериев и процесса окончательной отмены виз для граждан всех стран - членов ЕС. На сегодняшний день граждане 8 европейских стран должны получать канадские визы, тогда как визы в страны ЕС для канадцев не нужны.

Компании, выполняющие полеты из стран-членов ЕС в Канаду, с 2005 года обязаны предоставлять информацию о пассажирах канадским властям с целью определения потенциальной угрозы безопасности.

По условиям соглашения между ЕС и Канадой, подписанного правительством ЕС в Люксембурге, авиалинии обязаны передавать Агентству Пограничной Службы Канады информацию о пассажирах, включая номера телефонов и кредитных карточек владельцев, направляющихся в Канаду.

Госпожа Бенита Ферро-Валднер (Benita Ferrero-Waldner), европейский комиссар международных дел, заявила, что эта сделка представляет собой хорошее равновесие между стандартами безопасности и защитой гражданских свобод. Это самое последнее, конкретное выражение причастности ЕС и Канады к проблеме угрозы глобальной безопасности, такой как терроризм, что соответствует принципам и ценностям демократии.

Обмен информацией в отношении европейских граждан с властями других стран является спорным вопросом для Европы. Европарламент выдвинул судебный иск в отношении Европейской Комиссии и правительств ЕС в отношении договора о предоставлении данных США, аргументируя свои действия тем, что это нарушение законов о защите частной жизни граждан и, к тому же, не обеспечивает адекватной защиты.

Соглашение с Канадой менее противоречиво, так как европейские авиалинии должны предоставлять меньше информации.

Таким образом, в 2006г. исполнилось 30 лет с момента подписания рамочного соглашения о торговом и экономическом сотрудничестве между Канадой и Евросоюзом, которое, наряду с другими канадо-европейскими договоренностями в экономической и научно-технической сфере, формирует правовую базу для многопланового хозяйственного взаимодействия Канады с государствами группировки, нацеливая обе стороны на развитие и диверсификацию таких связей в рамках созданного и эффективно функционирующего механизма регулярных двусторонних консультаций. Крупными вехами в истории двусторонних экономических отношений явились также принятие в 1996г. совместного плана действий (устанавливает приоритетные направления хозяйственного сотрудничества) и запуск в 1998г. канадо-европейской торговой инициативы (фокусирует внимание сторон на продвижении взаимодействия в области регулирования торговли и инвестиций, сферы услуг, государственных закупок, защиты прав интеллектуальной собственности, электронной торговли, контактов между представителями деловых кругов и т.п.). В последние годы интенсивно развиваются двусторонние контакты по линии ВТО, в ходе которых Канада и ЕС договорились о совместных действиях по запуску нового раунда многосторонних торговых переговоров и укреплению роли и значения ВТО в системе международной торговли.

Продвижение совместного плана действий и торговой инициативы наряду с другими вопросами двусторонних отношений в хозяйственных, политических и иных областях формируют повестку дня проводимых дважды в год канадо-европейских саммитов.

В промежутках между встречами лидеров функционируют многочисленные двусторонние структуры, сформированные по принципу межправительственной комиссии: «комитет – подкомитет – рабочая группа». Так, например, в торгово-экономической области двусторонних отношений действует совместный комитет по сотрудничеству, подкомитет по торговле и инвестициям, рабочие группы по основным направлениям взаимодействия, канадо-европейский круглый стол для бизнеса и т.д.

Традиционно важное место в ходе любого саммита отводится вопросам торгово-экономических и инвестиционных связей, значение которых постоянно возрастает.

Велика роль стран ЕС и в двустороннем инвестиционном взаимодействии.

Вместе с тем, несмотря на столь внушительные объемы двусторонней торговли и инвестиций, тесное взаимодействие по всем основным векторам политической и хозяйственной жизни, в торговых отношениях между Канадой и ЕС сохраняется немало проблем, обсуждение и решение которых дается отнюдь не просто и поглощает львиную долю времени на двусторонних переговорах и консультациях всех уровней, включая высший.


3. Проблемы повышения эффективности сотрудничества Канады и ЕС

3.1 Проблемы в отношениях между Канадой и ЕС

Представители Европейского союза сообщили о намерении привлечь Всемирную торговую организацию для переговоров с Канадой по вопросу налогов на вино и пиво, сообщает УНИАН.

1 июля 2006 года власти Канады пересмотрели в сторону уменьшения внутренние налоги на вино и пиво собственного производства, в то же время сохранив налоги на образцы европейской продукции. Налоги на французские вина и бельгийское пиво остаются на прежнем уровне.

Как сообщает РБК, новое налоговое законодательство должно вступить в силу в течение 9 месяцев после его пересмотра в случае его утверждения канадским парламентом. В то же время, представители ЕС отмечают, что новая система налогов уже применяется на практике.

Комиссар ЕС по вопросам сельского хозяйства и аграрного развития Марианн Фишер Боэль рекомендует Канаде прекратить подобную дискриминацию в отношении европейской продукции. Подобная мера - несправедлива, и это негативно отражаются на импорте продукции Европейских стран.

Представители Еврокомиссии выразили сегодня надежду на решение проблемы посредством вмешательства Всемирной торговой организации (ВТО).

В 2005 году ЕС реализовал экспортные поставки вин на сумму 446 млн. евро, а пива - на 110 млн. евро. В случае, если стороны не смогут добиться компромисса по этому вопросу, ЕС будет вправе запросить у ВТО создания специальной комиссии для расследования законности действия Канады, что, в свою очередь, может ускорить отмену союзом освобождения от уплаты налогов.

Большинство канадских предпринимателей, как и бизнесмены США, рассматривали Киотский протокол в качестве потенциальной угрозы будущему развитию своего дела. Это относится даже к таким сравнительно лояльным нефтяным компаниям как, «Шелл» и «Санкор», что подтверждается неколебимостью их планов относительно существенных инвестиций в разработку битуминозных песков Альберты. Однако многие компании (включая и эти) постепенно проявляют все большее внимание к потенциальным проблемам с эмиссиями и поэтому подключаются к программам сокращения выбросов, торговли квотами, модернизации технологии, использования возобновляемых источников энергии. Так они рассчитывают в будущем защитить себя от возможной критики.

Вместе с тем в некоторых отраслях говорят о том, что бизнес может упустить неплохие возможности, которые позволили бы канадской экономике стратегически развиваться в направлении большей экологичности и достижения устойчивого развития. В политике постепенно нарастает влияние объединений, подобных "Киотосмарт" (это союз акционеров, в котором участвуют частные предприниматели, власти канадских провинций, профсоюзы, неправительственные организации), хотя, конечно, к настоящему времени они составляют несомненное меньшинство в частном секторе страны.

Европейский бизнес пользуется репутацией более прогрессивного, нежели американский, в основном благодаря некоторым публичным акциям (например, выступление сэра Джона Броуна, проведшее водораздел между "Бритиш Петролеум" и нефтяными компаниями США), активному и прогрессивному лоббированию на переговорах (развитие энергетики, соответствующей стандартам устойчивого развития, поощрение соответствующего страхового сектора), а также экспериментальной торговле квотами и мерам по сокращению выбросов за пределами Европы, осуществлявшимся задолго до их формального одобрения политиками. Сегодня предприниматели ЕС имеют дело с намного более предсказуемой экологической политикой, чем предприниматели Америки, благодаря тому, что Киотская система была поддержана на самом высоком политическом уровне (и политика эта не зависит от вступления Протокола в силу). Кроме того, в Европе общество морально обязывает бизнес ответственнее относиться к проблемам климата и экологии в целом.

Отличия европейской позиции от американской, связанные с будущими рисками, очевидны, а вот более глубинные различия выявить труднее. В странах ЕС корпорации намного чувствительнее к так называемой "социальной ответственности бизнеса" ("corporate social responsibility", CSR) и к возможному ущербу своей репутации. Причины этого лежат во взаимоотношениях между корпорациями и обществом, в политическом давлении на бизнес, которые побуждают бизнес учитывать фактор экологии в проведении своих маркетинговых кампаний.

Тем не менее, в настоящее время интерес к образованию рынка квот, к примеру, является пассивным, бизнес скорее обороняется, защищая себя от возможных ограничений эмиссий в будущем, а не пытается использовать новые рыночные возможности. Традиционно влиятельное промышленное лобби на уровне ЕС по-прежнему пытается обеспечить принцип добровольности, рыночный подход к решению экологических проблем. Делается это под предлогом защиты конкурентоспособности европейской промышленности на международной арене, хотя в ходе обсуждения торговли квотами выявились определенные разногласия. Прогрессивная часть делового мира заявляет о себе все громче, но во многих странах ЕС она остается сравнительно слабой и далекой от сплоченности.

В мировом сообществе Канада пользуется репутацией сторонника политических методов разрешения споров и конфликтов между государствами, а её дипломаты известны как мастера выработки компромиссов, учитывающих интересы всех участников спора. Это – одна из отличительных черт канадской внешней политики. Сама Канада, как государство, возникла, в отличие от соседних США, не в результате революции или войны, а мирным, эволюционным путем, в итоге переговоров с Лондоном представителей четырех колоний Великобритании в Северной Америке, выступавших совместно, что, в свою очередь, было результатом их договоренности, взаимных компромиссов. Дальнейшее развитие канадской государственности проходило в основном также эволюционным путем, что объясняет глубоко укоренившуюся традицию решать самые сложные внутриполитические споры и конфликты путем переговоров.

Наконец, для канадцев в целом типично отсутствие милитаристских настроений, традиций. Канадские военные никогда не играли роли политического фактора в жизни страны.

Эти особенности привлекали и привлекают в Канаду многочисленных иммигрантов из беспокойных районов всего мира. В сочетании с ограниченными силовыми возможностями страны они также объясняют отсутствие в ее внешней политике мессианских устремлений, свойственных для поведения на мировой арене южного соседа. Для международной деятельности канадцев характерно проявление идеологической и политической терпимости, которую Оттава неоднократно демонстрировала в своем отношении к СССР, Китаю, Кубе, другим государствам социалистической ориентации, к революционному движению в странах Латинской Америки.

Одной из основных черт политической культуры Канады, отличающей ее от Соединенных Штатов, является сильное влияние британских традиций, таких как приверженность граждан закону. Во внешней политике это в сочетании с отмеченным выше положением державы среднего ранга, проявляется в стремлении Канады добиваться разработки и введения четких международных правил политического и торгово-экономического взаимодействия, обязательных для всех государств, включая самые сильные, прежде всего США. В сочетании с наличием двух официальных государственных языков – английского и французского – эта особенность привела к уникальному результату, позволив Канаде стать основателем и активным членом практически всех важнейших международных и многих региональных организаций, таких, как ООН, ЮНЕСКО, Содружество, Франкофония, МВФ (Международный валютный фонд), ВТО (Всемирная торговая организация), ОБСЕ (Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе), ЕБРР (Европейский банк реконструкции и развития), ОАГ (Организация американских государств), АТЭС (Организация азиатско-тихоокеанского сотрудничества) и др.

Положение государства средней «мощности» в мире, где Канаде приходится иметь дело с более сильными державами, вызывает необходимость для руководителей канадской внешней политики иметь возможность быстро и гибко реагировать на изменения в двусторонних отношениях или в международной обстановке, которые канадцы не в состоянии предотвратить. Поэтому канадское правительство не имеет жесткой, детально разработанной внешнеполитической программы, рассчитанной на длительный период. В силу своего положения державы среднего ранга Канада ограничена в возможностях воздействовать на более мощные государства или международные события. Отсюда – случаи непоследовательности, противоречивости её поведения на международной арене.

Ключевые задачи канадской внешней политики сформулированы в правительственном заявлении «Канада в мире», опубликованном в 1995 году, весьма лаконично: «содействие процветанию и занятости, защита нашей безопасности в рамках международной стабильности и распространение канадских ценностей и культуры».

Канадская внешняя политика не имеет давних традиций. Формально Канада получила право на самостоятельное проведение внешней политики лишь в 1931 году по акту британского парламента, так называемому Вестминстерскому статуту. До этого такого рода деятельность осуществлялась через Лондон. Фактически же активную и самостоятельную внешнюю политику Канада стала проводить только после окончания второй мировой войны, которая продемонстрировала смертельную опасность предвоенной политики изоляционизма. Канада вышла из войны значительно окрепшей в экономическом и военном отношении, канадское общественное мнение требовало международного признания заслуг страны в совместных действиях союзных держав по разгрому фашизма. Возникшая вскоре опасность ядерного конфликта между СССР и США, в который неизбежно была бы втянута и Канада, требовала от неё неотложных и самых энергичных действий на международной арене по предотвращению этой угрозы. Кроме того, страна все сильнее вовлекалась в международную торговлю, от состояния которой все больше зависело благополучие канадцев. Это вызывало необходимость активно добиваться максимально благоприятных условий в двусторонней торговле с отдельными странами, а также соответствующих правил международной торговли в целом.

В наши дни зависимость экономического процветания страны от состояния ее внешней торговли как никогда высока, стоимость экспорта товаров и услуг составляет более 40% ВНП. Поэтому, после окончания холодной войны внешняя политика Канады в решающей степени подчинена интересам её внешнеэкономической деятельности.

В отличие от внешней политики таких держав среднего ранга, как, например, Австралия, которая имеет в основном региональную направленность, внешняя политика Канады имеет ясно выраженный глобальный характер. В Оттаве полагают, что этого требует глобальный характер канадских внешнеэкономических связей и таких угроз международному миру и стабильности, как распространение ядерного и других видов оружия массового поражения, бедность, терроризм и т. п.


3.2 Основные направления решения проблем в отношениях между Канадой и ЕС

Канада, как и многие другие страны, стремится играть на международной арене особую, заметную роль, которая позволяла бы ей защищать свои национальные интересы, выгодно используя для этого имеющиеся у нее опыт и ресурсы. В годы холодной войны Канада приобрела репутацию «честного брокера», посредника в урегулировании межгосударственных споров и конфликтов. Наиболее известным примером деятельности такого рода является инициатива канадского министра иностранных дел Л. Пирсона в 1956 году о создании чрезвычайных сил ООН для разрешения Суэцкого кризиса путем физического разъединения воюющих сторон и обеспечения необходимых условий для мирных переговоров (за что Л. Пирсон в следующем году получил Нобелевскую премию мира). Вплоть до 1993 году канадцы участвовали во всех подобных операциях по поддержанию мира (ОПМ). В сочетании с активной и умелой деятельностью канадских дипломатов миротворчество Канады служило формированию ее международной «визитной карточки», стало еще одной отличительной чертой канадской внешней политики.

У Канады общие с европейскими странами ценности. Для Канады сходство даже глубже, чем у США или России. Канада и большинство стран ЕС достигли высокого уровня промышленного развития, во все большей мере основывающегося на высоком уровне технологии, а также значительной доли сектора услуг в экономике. Для Канады ЕС является вторым после США зарубежным торговым партнером и инвестором.

Для рассмотрения вопросов торговли дважды в год – поочередно в Брюсселе и в Оттаве – происходят встречи руководства ЕС и канадских высокопоставленных официальных лиц. Ежегодно происходит обмен мнениями с канадскими парламентариями и депутатами Европарламента по вопросам двусторонних и международных отношений. Всеамериканская хартия, аналогичная Трансатлантической хартии между ЕС и США, была подписана ЕС и Канадой в 1990 г.

После прекращения военного противостояния двух лагерей во главе с СССР и США и окончания холодной войны прежняя объективная необходимость в «посреднике», которым стремилась быть Канада, отпала. Перед Канадой вновь встала задача найти для себя подходящую роль, «нишу» в системе международных отношений. В новых условиях, когда количество различных вооружённых конфликтов стало стремительно расти, они всё чаще стали возникать не между государствами, как раньше, а внутри государств, а их разрешение стало много труднее, опаснее и потребовало гораздо больших затрат, прежняя роль посредника подчас превышала финансовые и кадровые возможности Канады.

Во второй половине 1990-х годов такой «нишей» становится защита прав человека. Отметим, что Канада проявляла большую активность в этой области еще в период холодной войны, когда главное внимание уделялось обеспечению безопасности государств. Новой особенностью канадской внешней политики в последние годы стал настойчивый перенос акцента на «безопасность личности» при широком толковании понятия «безопасность», включающем теперь устранение не только военных, но и невоенных угроз – бедности, терроризма, распространения наркотиков и т.п. Такое смещение акцента повлекло за собой изменение трактовки канадцами понятия суверенитета, положения о недопустимости вмешательства извне во внутренние дела государства. Представители Канады неоднократно настаивали на том, что в новых условиях, когда в центре внимания мирового сообщества находится не государство, а личность, ее безопасность, в случае массового и жестокого нарушения прав человека со стороны государства допустимо и даже необходимо силовое давление вплоть до прямого «гуманитарного» международного вмешательства под эгидой ООН, НАТО, ОАГ, Содружества, Франкофонии и других организаций во внутренние дела государства-нарушителя, невзирая на его суверенитет, во имя обеспечения безопасности личности. Подобные аргументы канадцы приводили в обоснование своей поддержки не только ОПМ, проводившихся по решению Совета Безопасности ООН в Сьерра Леоне, Восточном Тиморе, экономических санкций против Нигерии, но и военных действий НАТО в Боснии. Критики такой политики указывают на случаи непоследовательности в ее проведении в тех случаях, когда могут серьезно пострадать экономические интересы Канады. В качестве примеров приводят отношение канадских представителей к нарушениям прав человека в странах Азиатско-Тихоокеанского региона, в частности, в Китае.

Среди главных направлений канадской внешней политики на первом месте все послевоенные годы стояли отношения с Соединенными Штатами Америки. В настоящее время приходит понимание того, что необходимо стабилизировать и развивать отношения и с европейскими странами. По мере усиления повседневного влияния США на экономику, политику и, наконец, культуру Канады всё большее число канадцев проявляло озабоченность, а затем и растущее недовольство таким развитием событий.

Отражением этого недовольства явилась победа на парламентских выборах 1968 года Либеральной партии во главе с П. Трюдо. Именно правительство Трюдо стало проводить политику ограничения притока американских инвестиций в экономику страны. Помимо этого П. Трюдо неоднократно выступал с критикой поведения США на мировой арене, его внешнеполитические шаги нередко шли вразрез с курсом Белого дома. Ограничение влияния США в Канаде приводит к возможности роста взаимоотношений с ЕС. Все это вызывало резкое недовольство американских правящих кругов, а в Канадо-Американских отношениях наступило непривычное похолодание.

В условиях исчезновения «советской угрозы» Канада и Европа перестали нуждаться друг в друге для обеспечения собственной военной безопасности. Вывод в начале 1990-х годов канадского контингента из состава сил НАТО в Европе лишил Оттаву самого действенного фактора влияния внутри альянса, который поэтому не может играть для Канады былую роль противовеса Соединённым Штатам в сфере двусторонних оборонных отношений.

Намерение администрации Б. Клинтона создать, в нарушение советско-американского договора 1972 года, систему национальной ПРО вызвало в Оттаве большую озабоченность. Правительство Канады выступает за строгую интерпретацию этого договора, против любых действий, способных нанести ущерб существующему режиму в этой области. В то же время на позиции Оттавы сказывается желание канадских деловых кругов не отвергать возможностей прибыльного сотрудничества с американцами в программах по изучению перспектив создания систем наблюдения и контроля за соблюдением договора 1972 года. с использованием соответствующих канадских технологий.

После некоторых колебаний Канада одобрила решение о расширении НАТО на восток, одновременно выступая за тщательную, длительную подготовку этого шага и обязательный учет интересов безопасности России. На позиции канадского правительства сказалось сильное давление со стороны как США, так и восточноевропейских иммигрантских организаций внутри страны. Прием в альянс новых государств, стратегически более важных для США и других его участников, смещение внимания членов альянса на восток грозит Канаде дальнейшим ослаблением её влияния внутри НАТО.

Вторым главным направлением канадской внешней политики являются отношения с Европой, с которой большинство канадцев связывают давние исторические, политические, экономические, языковые и культурные связи. Европа продолжает быть для Канады важным экономическим партнером.

До начала 1970-х годов Европа привлекала внимание Оттавы главным образом как регион, откуда исходила наибольшая опасность возникновения третьей мировой войны (а также поддержки Квебекских сепаратистов). Политика «третьей альтернативы», разработанная либеральным правительством П. Трюдо, включала в себя меры по созданию в Европе «противовесов» господству американцев во внешней торговле Канады. П. Трюдо потратил много сил и времени, чтобы добиться заключения в 1976 году Общего соглашения о торговле и экономическом сотрудничестве с ЕЭС. Однако это соглашение не оправдало надежд канадцев, Европа не стала «противовесом».

Заключив соглашения о свободной торговле с США, а затем с США и Мексикой и сознавая опасность «класть все яйца в одну корзину», правительство консерваторов возобновило попытки своих предшественников поднять на новый уровень развитие торгово-экономических связей Канады с Европой. Но европейцы, во-первых, были поглощены проблемами регулирования своих собственных интеграционных процессов, а во-вторых, при наличии НАФТА с еще большим основанием, чем в 1970-е годы, были склонны рассматривать Канаду как часть единого североамериканского торгово-экономического блока, и потому считали, что договариваться следует в первую очередь с его ведущей составляющей, т. е. с США.

Канадцам, которым грозило оказаться вне возникающей экономической оси Вашингтон-Брюссель, не без труда удалось «вклиниться» в их переговорный процесс и подписать в 1990 году с Европейским Сообществом (ЕС) Трансатлантическую Декларацию об экономическом сотрудничестве, которая в основном так и осталась декларацией.

Окончание холодной войны вынудило Канаду провести вслед за США переоценку приоритетов своей политики в Европе и, отодвинув заботы о европейской безопасности на второй план, добиваться договоренности с ЕС об экономических отношениях в новых условиях. Это было тем более необходимо, что у Канады то и дело возникали споры и конфликты по поводу введения европейскими партнерами разного вида ограничений и запретов на экспорт канадских товаров. При этом европейцы все чаще выступали не в одиночку, а единым фронтом, в рамках всего Союза.

США подписали в 1995 году с ЕС План действий по развитию всестороннего сотрудничества, тогда как у Канады достижение аналогичной договоренности застопорились из-за серьезного конфликта с Испанией по поводу размеров вылова рыбы испанцами в районе Ньюфаундленда. Преодолеть разногласия удалось только через год, когда наконец были подписаны Совместная политическая декларация об отношениях Канады и Европейского Союза и Канадо-европейский План совместных действий. Однако и после этого Оттаве приходилось заниматься не столько реализацией Плана, сколько смягчением таких последствий дальнейшей интеграции в Европе, как введение евро и расширение самого Союза. Одновременно Оттава настойчиво, но без заметного успеха агитировала за создание американо-европейской Североатлантической зоны свободной торговли.

Не всегда благополучно развивались и двусторонние отношения Канады с европейскими странами. Помимо «рыбной войны» с Испанией, в ходе которой канадцы не остановились перед применением своих военных судов, не всё ладилось и в отношениях с Францией. Время от времени развитие этих отношений нарушалось вспышками обострений в связи с очередными акциями французов в поддержку Квебекских сепаратистов. Так, весной 1999 года Париж направил без предварительной консультации с Оттавой приглашение Квебеку на совещание министров суверенных государств по вопросам развития и культуры. Правительство Канады демонстративно отказалось от участия в совещании.

Отношения со странами Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) – третье главное направление внешней политики Канады, ставшее таковым относительно недавно. До конца 1960-х годов этот регион пользовался особым вниманием канадских политиков лишь в периоды возникновения угрозы международной безопасности. После начала войны в Корее правительство Канады в ответ на настойчивую просьбу администрации Г. Трумэна направило на поддержку американских войск суда канадских ВМФ, военно-транспортную авиацию и наземную бригаду, что явилось высшей формой прямого участия Канады в проведении США политики противостояния международному коммунизму после второй мировой войны. Вместе с тем, неоднократные попытки Вашингтона добиться от Оттавы хотя бы символической военной поддержки американской агрессии против Вьетнама успеха не имели. Более того, в Канаде нашли убежище десятки тысяч молодых американцев, не желавших принимать участия в этой авантюре. После окончания войны Канада приняла более 150 тыс. беженцев из Южного Вьетнама.

Правительство Трюдо пыталось создать «противовесы» влиянию США не только в Европе, но и в АТР. Первым шагом в этом направлении было решение политического характера – признание в 1970 году Китайской Народной Республики вопреки явно отрицательному отношению со стороны Вашингтона. При этом канадцы не скрывали, что рассчитывают на экономические выгоды своего появления на огромном китайском рынке раньше американцев, чье сближение с Китаем П. Трюдо предвосхитил за полгода до неожиданного визита в КНР президента США Р. Никсона. «Культурная революция», однако, сорвала расчеты на быстрый рост канадского экспорта в Китай. Самым крупным успехом канадцев в торговле с Китаем за последние годы стала продажа двух ядерных реакторов для производства электроэнергии.

В экономическом плане главным объектом внимания канадцев в АТР была и остается Япония. Масштабы торговли с ней быстро росли, и уже в 1973 году Япония стала вторым торговым партнером Канады, оттеснив с этого места Англию. Но простой рост торговли не мог удовлетворить канадцев, так как структура японо-канадского товарооборота закрепляла за ними роль«дровосеков и водоносов»: до 95% канадского экспорта составляло сырье, тогда как такая же доля японского экспорта приходилась на промышленные товары. Преодоление подобной структурной односторонности торговли были постоянным предметом Канадо-Японских переговоров, однако японцы шли на уступки очень неохотно и медленно, опасаясь создавать прецедент, который мог бы быть использован другими странами, прежде всего Соединенными Штатами, главным торговым партнером Японии.

Разделяя мнение о том, что в недалеком будущем АТР станет самым быстроразвивающимся регионом мира, и что, следовательно, укрепление торгово-экономических связей с ним является крайне важным для экономического благополучия страны, Оттава добивалась участия во всех важнейших региональных организациях – АСЕАН, АТЭС и др. Достижение такой цели облегчалось тем, что у Канады было сходное со многими странами региона колониальное прошлое и отсутствовал груз каких-либо агрессивных действий, направленных против этих стран. Кроме того, у Канады в регионе была репутация весьма крупного донора, обладателя целого ряда самых передовых технологий и, наконец, ключей к доступу на североамериканский рынок. Канада была одним из инициаторов решения совещания АТЭС в Богоре в 1994 году о создании зоны свободной торговли в АТР к 2010-2020 годов.

Канадские политики были обеспокоены отсутствием в регионе какого-либо постоянного коллективного механизма по обеспечению мира и безопасности при одновременном обилии в нем источников потенциальных конфликтов. В 1990 году Канада выступила с инициативой учреждения форума для проведения переговоров по проблемам безопасности в северной части Тихого океана. Однако положительный отклик на эту инициативу поступил только из Москвы. Вашингтон явно не собирался ограничивать чем-либо свою свободу действий в Тихом океане, Япония не хотела ввязываться в споры с американцами по этому поводу, Китай опасался возможности возникновения в ходе переговоров вопроса о статусе Тайваня.

Канада использовала для обсуждения проблем АТР ежегодные совещания в рамках АСЕАН и так называемые «диалоги партнеров» АСЕАН, добиваясь включения в повестку дня вопросов региональной безопасности. Её усилия привели к созданию в 1994 году консультативного Регионального форума АСЕАН, где Канада, как и в других региональных организациях такого рода, выступает за многосторонние подходы к предупреждению и устранению существующих и потенциальных угроз безопасности в АТР.

Большую озабоченность у Оттавы вызывает обострение обстановки в Южной Азии в связи с ядерными испытаниями в Индии и Пакистане в 1998 году Канадцы, последовательно выступающие за укрепление режима нераспространения ядерного оружия, в то же время несут определенную моральную ответственность за сложившееся положение: в свое время Канада поставила Индии для проведения научных работ небольшой реактор, который был использован индийцами при подготовке испытания своего первого ядерного устройства в 1974 году.

В последнее десятилетие бурно развивается новое направление канадской внешней политики – отношения со странами Латинской Америки. До заключения в 1993 году НАФТА Канада не проявляла заметной активности в этом регионе, её главные исторические и военно-политические интересы и обязательства находились в США и Европе. Не желая связывать себя формальными обязанностями члена крупнейшего регионального объединения западного полушария – Организации американских государств (ОАГ), где господствуют США – Канада ограничивалась статусом постоянного наблюдателя.

Заключение консерваторами соглашений о свободной торговле с США в 1988 году и НАФТА в 1993 году объективно с новой силой поставило перед Канадой задачу поиска возможностей ослабить всестороннюю зависимость от южного соседа. К этому моменту в Латинской Америке произошли важные перемены – в экономической политике стали укрепляться рыночные подходы, на смену большинства военных диктатур пришли демократические режимы. В Европе холодная война доживала последние дни. Вопросы экономического развития выходили на первый план мировой политики. В этих условиях консервативное правительство Б. Малруни приняло решение о присоединении Канады к ОАГ на правах полного члена с начала 1990 года.

Осознание либералами, вернувшимися к власти в 1993 году, невозможности безболезненного отказа от соглашений, заключенных консерваторами, и окончание холодной войны сделали задачу поисков новых рынков и политических союзников ещё более неотложной. Прежние военно-политические связи Канады с Европой, поглощенной процессом внутренней интеграции, были обречены на дальнейшее угасание, Азию интересовали лишь чисто экономические аспекты отношений, традиционные связи со странами Содружества и Франкофонии тоже не обещали многого. В условиях, когда экономический регионализм по темпам развития явно опережал эволюцию глобализма, выбор у Канады был невелик: либо оставаться наедине с США в Северной Америке, либо включаться в более широкие системы. Выходило, что Канаду без больших оговорок были готовы принять только в западном полушарии, где латино-амерканцы рассчитывали на нее как на партнера в противостоянии господству США, как на источник экономической помощи развитию и богатого инвестора.

Либералы понимали, что НАФТА не только гарантировало свободный доступ на рынки США и Мексики канадским товарам, но и открывало канадскому бизнесу перспективы широкого проникновения далее на юг, в Латинскую Америку. Тем самым НАФТА давало возможность пытаться возродить курс на создание там экономических, политических и культурных противовесов Соединенным Штатам. Для этого НАФТА должно было носить действительно открытый характер, предусмотренный его условиями, чтобы можно было превратить это соглашение из тройственного в многостороннее, в котором было бы легче противостоять воле США.

Канадское правительство считало, что кандидатами на вступление в НАФТА должны стать в первую очередь Чили, а затем Колумбия и Аргентина. Однако республиканское большинство в Сенате США заблокировало процедуру принятия решения о присоединении Чили к НАФТА. В ответ на это канадцы демонстративно заключили с Чили двустороннее соглашение о свободной торговле по образцу НАФТА, а также различные соглашения со многими странами Латинской Америки по вопросам экономического сотрудничества, скопированные с соответствующих статей НАФТА. Наиболее значительным соглашением такого рода можно считать соглашение 1998 года о сотрудничестве в области торговли и капиталовложений с самым крупным торговым союзом южноамериканского континента МЕРКОСУРом (куда входят Бразилия, Аргентина, Парагвай и Уругвай). Канада активнейшим образом включилась в реализацию решения ОАГ от 1994 года о создании Зоны свободной торговли всей Америки к 2005 году Судьба этого решения опять-таки во многом зависит от позиции американского сената, а также и от исхода президентских выборов в США в 2000 году.

В качестве члена Организации американских государств (ОАГ) Канада во многом оправдала надежды, возлагавшиеся на нее латиноамериканцами, проявляя наибольшую активность в трех взаимосвязанных областях – права человека, демократия и безопасность. Одновременно, следуя своей традиции всего послевоенного периода, Канада выступала в защиту интересов малых стран Центральной Америки и Карибского бассейна, которые опасались, что в зоне свободной торговли западного полушария их голос не будет услышан экономически более сильными государствами.

Одним их самых больных вопросов в деятельности ОАГ является членство Кубы, которое было приостановлено по настоянию США после революции на острове. Невзирая на постоянное давление со стороны Соединённых Штатов, Канада не прерывала ни дипломатических, ни торговых отношений с Кубой и, став членом ОАГ, не изменила своей принципиальной позиции. Практически на каждой сессии Генеральной Ассамблеи ОАГ канадцы поднимают вопрос о восстановлении членства Кубы, чтобы вовлекать ее в диалог по ключевым проблемам развития полушария, подталкивать режим Ф. Кастро к изменениям в духе рыночной экономики и демократии. Демонстрацией твердого намерения проводить курс на конструктивные отношения с Кубой служили неоднократные официальные визиты на остров во второй половине 1990-х годов премьер-министра и министра иностранных дел Канады.

Такая позиция, однако, отнюдь не означала одобрения режима Ф. Кастро. Канада открыто выражала свое неодобрение случаев нарушения прав человека на Кубе, безоговорочно осудила действия кубинских ВВС, сбивших в 1996 году два американских гражданских самолета, пилотируемых кубинскими эмигрантами из Флориды. Однако когда в качестве ответной меры на действия кубинцев американский конгресс принял закон Хелмса-Бертона, правительство Ж. Кретьена обвинило Вашингтон в нарушении принципов международного права, собственных обязательств США по НАФТА, провело через парламент закон, блокирующий действие акта Хелмса-Бертона в Канаде, и внесло жалобу на действия США в ВТО, подав этим пример для аналогичного шага Европейскому Союзу.

Что касается проблем региональной безопасности, то Канада приняла активное участие в обеих совместных миссиях ООН и ОАГ по наблюдению за выполнением мирных соглашений в Центральной Америке, а ее воинский контингент был там самым многочисленным. В самой ОАГ Канада добилась создания Комитета по вопросам безопасности, что ослабляло монополию США в этой важнейшей области. Одновременно канадцы предлагали либо упразднить Межамериканский совет обороны, либо кардинально пересмотреть его роль, подчинив этот военный орган гражданскому контролю ОАГ. После устранения силами ООН военной хунты в Гаити Канада приняла активное участие в операции по поддержанию мира на острове, направив туда значительный военный и гражданский контингент, и выделила крупные средства на помощь её экономическому развитию. Канадцы также проявили себя в «тушении» военных конфликтов, возникавших между членами ОАГ, и выступали за создание механизма быстрого выявления, предотвращения и урегулирования подобных столкновений.

Добившись за годы после вступления в ОАГ определенных успехов и признания в качестве члена сообщества Америк, Канада вместе с тем столкнулась с рядом сложных проблем, прежде всего с проблемой гегемонии США, их склонности к односторонним, силовым действиям, к навязыванию своей воли всей Организации. Поиск форм эффективного противодействия такому поведению Соединенных Штатов остается нерешенной задачей для всех членов ОАГ, включая Канаду. В самом начале находится решение задачи освоения Канадой рынка Латинской Америки, на который в 1998 году приходилось всего 1,8% общей стоимости канадского экспорта. На пути к созданию зоны свободной торговли Америки предстоит преодолеть опасения малых стран региона и сопротивление ряда государств, решительно не согласных включать в соответствующее соглашение единые стандарты регулирования трудовых отношений и режима охраны окружающей среды, соблюдение которых для этих стран экономически непосильно.

Заключение Канадой Соглашения о свободной торговле с США в 1988 году привело к качественному сдвигу в ее связях с внешним миром. Стремясь после окончания холодной войны к максимальному расширению сферы режима свободной торговли, канадцы предприняли соответствующие усилия на трех основных направлениях своей внешней политики – трансатлантическом (инициатива заключения соглашения НАФТА-ЕС), азиатско-тихоокеанском (аналогичная инициатива в рамках АТЭС) и на новом, до этого неосвоенном направлении – к югу от США. Вступление в ОАГ, распространение режима свободной торговли на Мексику (по НАФТА), на Чили, заключение целого ряда торгово-экономических соглашений многостороннего и двустороннего характера со странами Латинской Америки и Карибского бассейна, наконец, участие в переговорах об установлении режима свободной торговли в западном полушарии – все это говорит о том, что латиноамериканское направление канадской внешней политики по своему значению встаёт в один ряд (помимо самого главного – с США) с европейским и азиатско-тихоокеанским. При этом канадцы выступают в традиционной для себя роли посредника между странами с разными уровнями экономического развития и разной идеологической ориентации.

Несколько слов относительно российско-канадских отношений. Межгосударственные отношения между Российской Федерацией официально установлены 25 декабря 1991 года, когда правительство Канады признало Россию «в качестве суверенного независимого государства, принимающего на себя международные обязательства, взятые ранее на себя бывшим Советским Союзом».

В основе развития отношений между нашими странами лежит объективная взаимная заинтересованность друг в друге. Природно-географическое сходство и огромность территорий, уникальность влияния Севера и Арктики на экономическое и государственно-политическое освоение этих пространств, поразительное сходство богатства недр, схожие черты в федеративном государственном устройстве, в многонациональном составе населения, наконец, общая заинтересованность в сохранении и укреплении мира – всё это порождает сходство множества проблем, которые приходится решать России и Канаде. Отсюда вытекает возможность и растущая необходимость обеспечения и укрепления дружеских отношений для взаимовыгодного обмена опытом, торговли и политического сотрудничества. Канада в настоящее время особенно интересна для России ещё и потому, что по своим экономическим показателям и возможностям Россия пока более схожа с Канадой, чем с США, на которые привыкли ориентироваться многие в нашей стране.

Вплоть до 1987 года Советский Союз неизменно рассматривался в Оттаве как источник главной угрозы безопасности, внутриполитическим и внешнеполитическим интересам Канады. Лишь в 1989 году правительство консерваторов признало качественный характер процесса реформ в СССР.

Программные заявления либерального правительства по итогам пересмотра внешней и оборонной политики, предпринятого в 1994-1995 годах., констатировали окончание холодной войны, распад Советского Союза и, как следствие, резкое ослабление «угрозы ядерного уничтожения, которая висела над Канадой и ее союзниками более 40 лет». В целом же Россия рассматривалась в Оттаве в основном как государство, с которым следует серьёзно считаться и иметь дело по проблемам обеспечения международной и региональной безопасности, но не как сила, влияющая на динамику развития мировой экономики и торговли, от которой в современных условиях в решающей степени зависит благополучие Канады.

Вместе с тем, Канада оказывала поддержку процессу демократических преобразований в России, выступала за содействие этому процессу со стороны Запада, в частности путем принятия России в такие международные организации и объединения, как Всемирная торговая организация, Большая семерка, многосторонние структуры АТР.

Между Россией и Канадой есть и расхождения. Их позиции не совпадают, например, в отношении к расширению НАТО на восток, в оценке и методах решения кризиса в Югославии. Канадские ВВС приняли участие в бомбардировках Югославии натовской авиацией, которые вызвали безоговорочное осуждение со стороны России.

Однако главной проблемой российско-канадских отношений на нынешнем этапе представляется незаполненность их в целом удовлетворительной политической и договорно-правовой «оболочки» торгово-экономическим «содержанием», которое в данный момент и по своему объему, и по качественному наполнению никак не соответствует объективно существующему потенциалу.

Обстановка холодной войны существенно ограничивала возможности проведения страной внешней политики, отражавшей её особый национальный характер и интересы. Будучи премьер-министром, П. Трюдо с явным сожалением признавал, что определяющим фактором в поведении Канады на международной арене было её участие в военном блоке НАТО.

С окончанием холодной войны, когда исчезла смертельная угроза самому существованию Канады, перед ней открылась не существовавшая ранее степень свободы от необходимости подчинять свои внешнеполитические шаги блоковой дисциплине или воле той сверхдержавы, которая её фактически определяла.

Наряду с другими государствами «среднего ранга» Канада получила возможность в полный голос заявить о своём видении будущего мира и активно добиваться его воплощения в жизнь, нарушая тем самым монополию великих держав определять динамику развития международной обстановки. Примером такого поведения Канады может служить её инициатива относительно заключения международной конвенции о запрещении противопехотных мин. Канада решительно возглавила усилия многочисленных неправительственных организаций в этой области и, фактически игнорируя вялотекущие переговоры по данному вопросу в Женеве, добилась в невиданно короткий срок – за два года – успешной подготовки и подписания этой важнейшей конвенции в декабре 1997 года в Оттаве представителями более 120 государств. При этом в полной мере проявились такие описанные выше характерные черты канадской дипломатии, как многосторонний подход к решению острой международной проблемы, умение идти на компромисс в деталях ради достижения главного результата. Канадцам даже удалось получить принципиальное одобрение конвенции её главными противниками – Соединёнными Штатами Америки, Россией и Китаем, которые обязались присоединиться к ней, как только изменятся специфические обстоятельства, препятствующие тому в данный момент.

Таким образом, главная проблема, по мнению канадцев, заключается в том, что вплоть до настоящего времени Канада остается в числе немногих стран-членов ВТО (всего таких государств восемь), не имеющих преференциального доступа на рынок товаров и услуг Евросоюза, и, соответственно, испытывает на себе все «прелести» тарифных и нетарифных ограничений. Следует отметить, что уровень ставок импортного тарифа в странах ЕС в последние годы существенно снизился и в среднем составляет 5% адвалор (в Канаде – 4,6%). Однако и этого, полагают в Оттаве, оказывается достаточно, чтобы сохранять неблагоприятный для Канады баланс в торговле, сдерживая развитие канадского экспорта (темпы его прироста за последние годы существенно уступают темпам прироста импорта) и постепенно снижая удельный вес стран группировки во внешней торговле страны в пользу более динамично развивающихся отношений с др. государствами, прежде всего, США. Полная отмена тамож. барьеров в двусторонней торговле (к чему настойчиво призывают ЕС канадцы), согласно существующим расчетам, может сразу же увеличить объемы канадского экспорта в страны группировки почти на 16%, или на 3,4 млрд.долл., в то время как импорт может возрасти более чем на 30%, или на 7 млрд.долл. в год.

Прогнозируя такие темпы прироста внешней торговли с государствами Евросоюза, канадцы исходят прежде всего из сложившейся к настоящему времени структуры торговли и возможностей ее расширения за счет отмены пошлин на подпадающие под установленные ЕС тарифы 48% товарной номенклатуры канадского экспорта и 52% товарной номенклатуры импорта (облагаемой в Канаде пошлинами в размере от 5 до 25% от стоимости).

Речь, в частности, идет о таких товарах канадского экспорта в ЕС как рыба, креветки и др. морепродукты (подлежат обложению в пределах от 12 до 23% от стоимости; исключение составляют поступающие для дальнейшей переработки в странах Евросоюза креветки в пределах определенной для Канады квоты в 5 тыс.т. в год, облагаемые «льготной» 6% пошлиной), алюминиевые заготовки (6%), широкая номенклатура пром. товаров, пошлины на которые хотя и остаются на невысоком уровне (ниже 5%), однако оказываются весьма чувствительными при значит. объемах поставок. В свою очередь, канадцы продолжают сдерживать ввоз европейских продовольственных товаров, текстиля и готовой одежды (импорт шерсти и синтетических волокон подпадает под 16% тамож. пошлину, готовой одежды – под 25%), обуви, продукции судостроения (большинство видов которой облагается 25% ввозной пошлиной). Европейцев беспокоит применяемая канадцами система т.н. «эскалации» тамож. тарифов, предусматривающая последовательное повышение ставок импортных пошлин в зависимости от глубины и степени переработки товара (в отношении канадских партнеров по САЗСТ она не действует), а также широкое распространение практики «тарифного квотирования» (прежде всего в отношении ввозимых из ЕС молочных продуктов, яиц, мяса птицы и т.п.), когда ввозимые сверх установленной квоты товары подвергаются повышенным, зачастую запретительным ставкам обложения.

Весьма непросто обстоят дела и в плане применяемых сторонами в отношении друг друга нетарифных барьеров. Европейцев тревожат существующие в Канаде ограничения на доступ иностранного капитала к отдельным отраслям предпринимательской деятельности (в т.ч. в банковской и финансовой сфере, а также к целому направлению бизнеса, регламентируемому интересами защиты т.н. «национальной культурной самобытности»); практика провинциальных властей по регулированию закупок алкоголя; ограничения в системе государственных закупок (предоставляет весомые преимущества национальным производителям телекоммуникационного и транспортного оборудования, продукции судостроения и связанных с ними услуг); запреты на ввоз свежих овощей и фруктов без наличия твердых заказов со стороны канадских покупателей; ограничение каботажного судоходства и торговли судами, зарегистрированными под канадским флагом и т.д.

В свою очередь, канадцы не удовлетворены темпами реформирования европейской «Единой с/х политики», серьезно сдерживающей доступ канадских с/х товаров не только в страны-члены ЕС, но и на рынки третьих стран; установленными в ЕС требованиями к сертификации винодельческой продукции; запретами на ввоз генетически измененных продуктов питания и крайне осторожным подходом к выдаче разрешений на их импорт; ограничениями и запретами на ввоз свинца, ртути и кадмия, а также содержащих эти элементы товаров; излишне жесткими, на их взгляд, требованиями к производству, упаковке, маркировке и проверке качества продукции органического происхождения; требованиями обязательной тепловой обработки деловой древесины на предмет устранения вредителей; запретом на ввоз говядины, произведенной с использованием ростостимулирующих гормонов; ограничениями в системе государственных закупок (отдает преимущество европейским производителям телекоммуникационного, транспортного, электротехехнического и энергетического оборудования и услуг и т.д.).

Совокупность существующих проблем в сфере торговли и инвестиций является предметом двусторонних консультаций как в рамках сформированных канадо-европейских структур, так и специальных органов ВТО, призванных урегулировать возникающие разногласия.

Таким образом, несмотря на единство взглядов Канады и ЕС по большинству крупных международных проблем и подходам к их решению торгово-инвестиционного компонента в двусторонних отношениях пока еще далека от совершенства, оставаясь той самой «рубашкой», принадлежность которой к собственному телу оказывается для каждой из сторон ближе демонстрируемых ими глобалистических устремлений.


Заключение

Канада и Евросоюз предприняли шаги по упрощению товарообмена между двумя странами. Правительством Канады и Еврокомиссией были разработаны рамочные условия для сотрудничества в области регулирования торговли. Стороны ставят перед собой цель упразднить нормативные барьеры, возникающие, например, вследствие разных требований к маркировке продукции. Об этом сообщает официальный Интернет-сайт Еврокомиссии.

ЕС и Канада уже сейчас имеют тесные двусторонние торговые связи, однако новая форма сотрудничества позволит более эффективно решать вопросы защиты прав потребителей, безопасности продукции для здоровья человека и окружающей среды.

ЕС является вторым крупнейшим внешнеторговым партнером Канады после США (10% канадского импорта и 6% экспорта). Канада уверенно удерживает девятое место в первой десятке внешнеторговых партнеров Евросоюза в течение уже многих лет. Важным элементом двустороннего экономического сотрудничества в последнее время стали инвестиции. Канада является четвертым крупнейшим инвестором в экономику Евросоюза после США, Швейцарии и Японии (4% входящих инвестиций в 2002 году); ЕС занимает второе место среди инвесторов в канадскую экономику (почти 25% прямых иностранных инвестиций).

В 2006 году основными статьями экспорта из ЕС в Канаду стали оборудование и транспортные средства (44%), иная промышленная продукция (23%), химические вещества (18%) и сельскохозяйственная продукция (7%). Евросоюз импортировал из Канады оборудование и транспортные средства (38%), иную промышленную продукцию (23%), сырье (18%) и химические вещества (8%).

в 2006г. исполнилось 30 лет с момента подписания рамочного соглашения о торговом и экономическом сотрудничестве между Канадой и Евросоюзом, которое, наряду с другими канадо-европейскими договоренностями в экономической и научно-технической сфере, формирует правовую базу для многопланового хозяйственного взаимодействия Канады с государствами группировки, нацеливая обе стороны на развитие и диверсификацию таких связей в рамках созданного и эффективно функционирующего механизма регулярных двусторонних консультаций. Крупными вехами в истории двусторонних экономических отношений явились также принятие в 1996г. совместного плана действий (устанавливает приоритетные направления хозяйственного сотрудничества) и запуск в 1998г. канадо-европейской торговой инициативы (фокусирует внимание сторон на продвижении взаимодействия в области регулирования торговли и инвестиций, сферы услуг, государственных закупок, защиты прав интеллектуальной собственности, электронной торговли, контактов между представителями деловых кругов и т.п.). В последние годы интенсивно развиваются двусторонние контакты по линии ВТО, в ходе которых Канада и ЕС договорились о совместных действиях по запуску нового раунда многосторонних торговых переговоров и укреплению роли и значения ВТО в системе международной торговли.

Велика роль стран ЕС и в двустороннем инвестиционном взаимодействии.

Вместе с тем, несмотря на столь внушительные объемы двусторонней торговли и инвестиций, тесное взаимодействие по всем основным векторам политической и хозяйственной жизни, в торговых отношениях между Канадой и ЕС сохраняется немало проблем, обсуждение и решение которых дается отнюдь не просто и поглощает львиную долю времени на двусторонних переговорах и консультациях всех уровней, включая высший.

главная проблема, по мнению канадцев, заключается в том, что вплоть до настоящего времени Канада остается в числе немногих стран-членов ВТО (всего таких государств восемь), не имеющих преференциального доступа на рынок товаров и услуг Евросоюза, и, соответственно, испытывает на себе все «прелести» тарифных и нетарифных ограничений.

Совокупность существующих проблем в сфере торговли и инвестиций является предметом двусторонних консультаций как в рамках сформированных канадо-европейских структур, так и специальных органов ВТО, призванных урегулировать возникающие разногласия.

Таким образом, несмотря на единство взглядов Канады и ЕС по большинству крупных международных проблем и подходам к их решению торгово-инвестиционного компонента в двусторонних отношениях пока еще далека от совершенства, оставаясь той самой «рубашкой», принадлежность которой к собственному телу оказывается для каждой из сторон ближе демонстрируемых ими глобалистических устремлений.


Список использованной литературы

1. Акимов Ю.Г. «Атомные секреты» Запада и «Дело Гузенко»: некоторые аспекты // Россия в глобальном мире. Социально-теоретический альманах № 7. СПб., 2004.

2. Акимов Ю.Г. Внешнеполитическая деятельность Квебека: становление и характер // Канада и Россия: из прошлого в будущее. Материалы Третьих канадских чтений. 20 апреля 2004 г. СПб.: Астерион, 2004.

3. Акимов Ю.Г. Внешняя политика и дипломатия Канады. Учебно-методическое пособие. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2006.

4. Акимов Ю.Г. Из истории отношений между Россией и Канадой (доконфедерационный период) // Канадский ежегодник. Вып. 7. М., 2002.

5. Акимов Ю.Г. Канадские провинции на международной арене в конце ХХ – начале XXI в. (новые направления и тенденции) // Вестник С.-Петерб. ун-та. 2006. Сер. 6. Вып.2.

6. Акимов Ю.Г. Российско-канадские отношения в конце XX –начале XXI в.: тенденции, проблемы перспективы // Россия и Канада в начале XXI века. Материалы международного семинара 6 апреля 2005 года. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2006.

7. Акимов Ю.Г. Федерализм и организация внешней политики: Канада и Россия // Россия и Канада в начале XXI века. Материалы международного семинара 6 апреля 2005 года. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2006. С. 13–19.

8. Акимов Ю.Г. Штаты и провинции в американо-канадских отношениях // Североамериканские исследования в Санкт-Петербургском университете. Материалы конференции, посвященной 10-летию кафедры Североамериканских исследований. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2006.

9. Акимов Ю.Г., Минкова К.В. Внешнеполитическая деятельность канадских провинций // Россия в глобальном мире. Социально-теоретический альманах № 7. СПб., 2004.

10. Акимов Ю.Г., Минкова К.В. Российско-канадские отношения в конце XX – начале XXI в.: тенденции, проблемы перспективы Россия и Канада в начале XXI века. Материалы международного семинара 6 апреля 2005 года. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2006. С. 4–13.

11. Актуальные проблемы российско-канадских отношений. М., 1999.

12. Барановский К.Ю. Канада: проблема суверенитета в Арктике // США–Канада: экономика, политика, культура, 2006. № 12.

13. Белл М. “У российско-канадских отношений хорошие перспективы” // США: экономика, политика, идеология. 1992. № 7.

14. Берзин Л.Б. Научно-исследовательские центры и организации, обслуживающие внешнюю политику США и Канады. М., 1983.

15. Бодмен Р. Канадская дипломатия и ООН. Тенденции, факторы и подходы // США: экономика, политика, идеология. 1990. № 12.

16. Бородаевский А.Д. Канада в системе международных экономических отношений. М., 1985.

17. Вахрушев В.В. Канада и страны Южной, Юго-восточной Азии и Дальнего Востока. М., 1977.

18. Внешнеполитические исследовательские центры США и Канады. М., 1990.

19. Володин Д. А. Современные вооруженные силы Канады // США–Канада: экономика, политика, культура, 2005. № 1.

20. Володин Д.А. Канада: проблема суверенитета в Арктике // США–Канада: экономика, политика, культура, 2006. № 12.

21. Горбатенков С. Советско-канадские отношения, 1927–1942 (историографический обзор) // Канадский ежегодник. Вып. 7. М., 2002.

22. Дюамель Л. Советско-канадские и российско-канадские отношения // Вестник МГУ. Серия 12. 1994. № 1.

23. Иванов Е.В. Военная доктрина и военная политика Канады после Холодной Войны // США: экономика, политика, идеология. 1994. № 4.

24. Исраелян Е.В. Канада и “большая семерка” // США: экономика, политика, идеология. 1997. № 1.

25. Исраелян Е.В. ООН в политике Канады // США–Канада: экономика, политика, культура, 1995. № 6.

26. Исраелян Е.В., Тесленко П.В. Канада и помощь международному развитию // США-Канада: экономика, политика, культура. 2004, № 2.

27. Исраэлян Е.В. Проблемы международной безопасности в российско-канадские отношения // США-Канада: экономика, политика, культура. 2001, № 10.

28. Исраэлян Е.В. Северное турне генерал-губернатора Канады // США–Канада: экономика, политика, культура. 2004, № 4.

29. Исраэлян Е.В. Урегулирование региональных и внутригосударственных конфликтов: Инициатива Канады // США–Канада: экономика, политика, культура. 1999, № 6.

30. Исраэлян Е.В., Комкова Е.Г. Встреча Большой «восьмерки» в Канаде // США–Канада: экономика, политика, культура. 2002, № 6.

31. Йендал Э. «Канада заинтересована в развитии связей с Россией в самых различных областях» // США–Канада: экономика, политика, культура. 2002, № 1.

32. Канада: взгляд из России / Отв. ред. В.И. Соколов. М., 2002 (Разделы III, V).

33. Клинов В.Г. Интеграция экономик США и Канады: результаты и перспективы // США–Канада: экономика, политика, культура, 2006. № 6.

34. Коленеко В.А. В поисках национальных приоритетов: внешняя политика Канады и русско-канадские отношения (70–90-е гг. ХХ в.) // Размышления о Канаде. Историко-культурологический альманах. Вып. 2. М., 1999.

35. Комкова Е.Г. Внешнеэкономическая проблематика в документах основных политических партий Канады // Канадский ежегодник. Вып. 7. М., 2002.

36. Комкова Е.Г. Канада после 11 сентября 2001 г. // США–Канада: экономика, политика, культура. 2002. № 4.

37. Комкова Е.Г. Канадская политика в отношении России: коррективы курса // США–Канада: экономика, политика, культура. 2003. № 3.

38. Комкова Е.Г. Аналитическое и мозговые центры Канады // Российские исследования о Канаде. Труды РАИК. Вып. 1. М., 1997.

39. Комкова Е.Г. АТР в планах Оттавы // США: экономика, политика, идеология. 1997. № 8.

40. Комкова Е.Г. К открытию IV сессии российско-канадской межправительственной экономической комиссии // Вестник РАИК. № 12. Весна 2000.

41. Комкова Е.Г. Канадские провинции, американские штаты, трансграничные регионы // США–Канада: экономика, политика, культура. 2007. № 2.

42. Комкова Е.Г. Культура как фактор во внешней политике Канады // Российские исследования о Канаде. Труды РАИК. Вып. 3. М., 1999.

43. Комкова Е.Г. Российско-канадские экономические связи после финансового кризиса в России (август 1998 г.) // Канада и Россия: аспекты сотрудничества. Материалы Первых канадских чтений. СПб., 2000.

44. Комкова Е.Г. Экономический компонент российско-канадских отношений // США: экономика, политика, идеология. 1998. № 3.

45. Кочегарова Н.И. Внешняя политика Канады после второй мировой войны: к истории отношений Канады с США и Великобританией. М., 1988.

46. Милейковский А.Г. Канада и англо-американские противоречия. М., 1958.

47. Минкова К.В. Экономическая деятельность канадских провинций // Канадский ежегодник. Вып. 9. М., 2005.

48. Молочков С.Ф. Внешняя политика Канады: факторы, особенности, проблемы // США–Канада: экономика, политика, культура. 2000. № 10.

49. Перминов Л.В. Политика “безопасности человека” в международных отношениях Канады в 90-е годы // Канадский ежегодник. Вып. 5. М., 2000.

50. Сафонова Е.С. Внешнеполитическая деятельность Квебека в конце ХХ века // Современная Канада глазами молодых ученых. М., 2004.

51. Сафонова Е.С. Внешнеполитическая деятельность Квебека в конце ХХ века: основные направления и тенденции // Канада и Россия: из прошлого в будущее. Материалы Третьих канадских чтений. СПб., 2004.

52. Сафонова Е.С. Особенности внешнеполитической деятельности канадских провинций в конце ХХ века // Актуальные проблемы канадоведения. Сб. статей молодых ученых. СПб., 2003.

53. Соколов В.И. Канада в современном мире // Канадский опыт и Россия / Под ред. Ю.Г. Акимова. СПб., 2002.

54. Соколов В.И. Россия и Канада: дипломатия сотрудничества // США–Канада: экономика, политика, культура. 2000. № 4.

55. Шило В.Е. Канадский федерализм и международные отношения. М., 1985.

56. Яковлев А.Н. «Чуть похожа на Россию…»: Из мемуаров бывшего посла СССР в Канаде // Канадский ежегодник. Вып. 7. М., 2002.