регистрация / вход

Япония в геополитике США

Развитие отношений Японии и США во второй половине XX века. Япония как стратегический союзник США. Японская внешняя политика в условиях американской однополюсности. Соединенные штаты в представлениях японской политической элиты.

КУРСОВАЯ РАБОТА

ЯПОНИЯ В ГЕОПОЛИТИКЕ США

2004

СОДЕРЖАНИЕ:

ВВЕДЕНИЕ.. 3

Глава 1. Япония в геополитических планах США.. 6

1.1. Развитие отношений Японии и США во второй половине ХХ века. 6

1.2. Япония как стратегический союзник США.. 11

Глава 2. Японская внешняя политика в условиях американской однополюсности.. 16

2.1. Степень соответствия внешнеполитических приоритетов Японии американской геополитической доктрине. 16

2.2. Соединенные Штаты в представлениях японской политической элиты.. 21

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.. 26

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ... 28

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы. Взаимоотношения Соединенных Штатов и Японии (на протяжении 150 лет) всегда отличались противоречивостью. Однако практически на всем протяжении второй половины ХХ века и в начале XXI-го эти страны демонстрировали и демонстрируют устойчивый курс к сближению. В различные исторические периоды в его основе лежали три основных приоритета: геополитический, военный и экономический.

Всю вторую половину прошлого столетия и до нынешних дней центральное место во внешней политике Японии остаются отношения с Соединенными Штатами Америки. Период американской оккупации (сентябрь 1945 - начало 1952 гг.), сопровождавшийся принятием новой конституции, глубокими демократическими реформами, которые изменили весь облик Японии и поставили преграду возрождению милитаризма, завершился формированием японо-американского военно-политического союза.

Специфический характер этого союза, оформленного подписанием двусторонних договоров, сначала «о гарантии безопасности» (1951 г.), а затем ныне действующего «о взаимном сотрудничестве и безопасности» (I960 г.), состоит в том, что партнером США является страна, которая по настоянию Вашингтона провозгласила в своей послевоенной конституции принципы, ориентирующие ее на исключительно мирное развитие. В девятой статье основного закона Японии зафиксирован отказ «от войны как суверенного права нации, а также от угрозы или применения вооруженной силы как средства разрешения международных споров». Более того, там же содержится обещание никогда не создавать «сухопутные, морские и военно-воздушные силы, равно как и другие средства ведения войны».

Стремление Японии опереться на конституцию, чтобы не допустить прямого втягивания в военные действия, проявилось и позже, когда в 1978 г. были подписаны Руководящие принципы японо-американского сотрудничества в области обороны. В этом документе также было зафиксировано, что создание Японией благоприятных условий для сотрудничества в области обороны и оказания помощи США осуществляется «в соответствии с японскими законами»[1] .

Во время «холодной войны» среди японцев довольно широко распространилось опасение того, что союзнические отношения с США таят в себе угрозу втягивания Японии в военные действия в защиту чуждых им интересов. Но одновременно большие надежды возлагались и на американские гарантии обеспечения безопасности Японии от потенциальных внешних угроз. При этом к их числу неизменно приписывались СССР и Китай.

После окончания «холодной войны» в японском общественном мнении стали появляться взгляды о возможности пересмотра правительственной политики безопасности, ослабления военного аспекта японо-американских отношений. Но по-прежнему господствующей оставалось идея о том, что центральное место в политике обеспечения национальной безопасности Японии должен сохранять японо-американский договор.

Россия никогда не оставались безучастными к этим процессам, поскольку они напрямую затрагивали ее геополитические интересы, особенно в регионе Дальнего Востока.

Цель курсовой работы - рассмотреть особенности геополитики Соединенных Штатов Америки в отношении Японии.

В работе предполагается решить следующие задачи:

1. Изучить характер развития взаимоотношений Японии и США в геополитическом аспекте во второй половине ХХ и начале ХХIвв.

2. Показать внешнеполитические приоритеты США в Азиатско-тихоокеанском регионе и роль Японии в геополитических планах Соединенных Штатов.

3. Показать особенности реагирования японской политической элиты на геополитическую стратегию США в АТР.

Характер взаимоотношений Японии с Соединенными Штатами нашел отражение как в отечественной, так и зарубежной литературе. Следует отметить работы В.И.Акимова[2] , Р.Алиева[3] , О.А. Арина[4] , В.Н.Бунина[5] , М.И.Крупянко[6] , Д.В.Петрова[7] , А.И.Уткина[8] , Г.Аллисона, Х.Кимуры, К.Саркисова[9] . В материалах периодической печати эти вопросы также отражались достаточно регулярно, поэтому при написании данной работы автор использовал материалы Foreign Policy, The Japan Times, журнала «Проблема Дальнего Востока».

Глава 1. Япония в геополитических планах США

1.1. Развитие отношений Японии и США во второй половине ХХ века

Начало японо-американским отношением было положено ровно 150 лет назад. В 1854 году, в конце периода Эдо (1603-1867), когда в Японию прибыли «черные суда» командора Мэтью Перри, страны подписали знаменитый двусторонний Договор о мире и дружбе. Для Японии этот документ был поворотным моментом в истории. Он ознаменовал конец политики «закрытых дверей», которая велась сёгунатом Токугава более 200 лет, и переход к модернизации страны.

ХХ век оказался наиболее насыщен политическими переменами. Если взять за точку отсчета поражение японских войск на Халхин-голе летом 1939 г. и заключение Советским Союзом Пакта о ненападении с Германией в августе того же года, то следует отметить, что именно тогда стратегический курс Японии радикально изменился. Японские властные структуры сочли целесообразным отказаться, по крайней мере временно, от «продвижения на Север» и решили реализовать свою концепцию безгранично широко понимаемой безопасности в регионе Южных морей, где находились так необходимые Японии нефть, каучук, олово и другие виды ресурсов.

В 1941 году Япония заключает с СССР Пакт о нейтралитете, который имел исключительно важное значение для обеих сторон. Министр иностранных дел Мацуока был ярым сторонником геополитической идеи К.Хаусхофера о создании оси Берлин - Москва - Токио. Он говорил Сталину во время их встреч в Кремле 24 марта и 12 апреля 1941 г., что англосаксы являются общими врагами Японии, Германии и Советской России, и подчеркивал, что Япония воюет в Китае не против китайского народа, а против США и Англии, которые хотят присвоить себе Китай.

Что касается США, то на первых порах им казалось, что руками Японии удастся ликвидировать «большевистскую заразу» в Китае. Соединенные Штаты не соглашались с применением каких-либо санкций против Японии со стороны Лиги Наций. Аналогичную позицию американские представители заняли и на заседаниях Брюссельской конференции, где рассматривалась китайская жалоба на Японию.

Становившееся все более явным давление Японии в южном направлении заставило их, равно как и другие западные демократии, ужесточить реакции на японские действия. Китаю была оказана большая финансовая помощь и дипломатическая поддержка. Вашингтон ввел торговые санкции против Японии, заморозил ее финансовые авуары. США отказались признать «реформированное правительство Нанкина» и поддерживали контакты только с Чан Кайши. Япония оказалась в экономической блокаде. Запаса нефти в стране оставалось на полгода.

В этой обстановке японские военные пошли на риск большой войны. 5 ноября 1941 г. на совещании у императора было решено воевать с США, Англией и Голландией, если те не примут переданные Вашингтону «минимальные» требования. 26 ноября 1941 г. госсекретарь К.Хэлл вручил японскому послу в Вашингтоне послание, которое было воспринято в Токио как ультиматум. 8 декабря японская эскадра совершила нападение на Перл-Харбор.

В этих условиях центральным пунктом англо-американской политики по отношению к Восточной Азии была изоляция Японии и СССР и разжигание между ними антагонизма и враждебности. Является нескрываемым фактом, что Америка и Англия неуклонно придерживались политики превращения Японии в проводника их антисоветской политики в Восточной Азии. Америка и Англия не могли скрыть своего изумления, когда путем заключения Пакта о нейтралитете была гарантирована стабильность японо-советских отношений. Действительно, это означало, по замечанию Б.Славинского, создание великой стены против дьявольской Америки и жестокой Англии»[10] .

После окончания Второй мировой войны Москва сумела «переиграть» Соединенные Штаты в Китае. После того как Квантунская армия в Маньчжурии была разбита советскими войсками, все ее вооружение было передано китайским коммунистам.

Соединенные Штаты, со своей стороны, закрепились в Южной Корее и установили единоличный контроль над оккупированной ими Японией. После «потери» Китая главная задача внешней политики США заключалась в том, чтобы сохранить Японию на стороне Запада. Решение этой задачи было возложено на специального представителя президента Г.Трумэна - Дж.Ф.Даллеса. Он должен был подготовить такой мирный договор с Японией, который позволил бы США превратить эту страну в крупнейшую американскую военную базу на Дальнем Востоке, в своего стратегического союзника.

Первый проект мирного договора с Японией США разработали в марте 1951 г. Даллес полагал, что оккупированная Япония недостаточно эффективно выполняет функции перевалочной базы для американской армии, воевавшей на Корейском полуострове, и настаивал на быстрейшем предоставлении ей независимости.

Надеясь, что СССР воздержится от участия в мирной конференции по Японии, США и Великобритания объявили, что они созывают в Сан-Франциско представителей произвольно отобранных ими стран не для обсуждения мирного договора, а только для его одобрения и подписания. Вносить какие-либо поправки в текст договора, составленного Соединенными Штатами и Англией, не допускалось. 8 сентября 1951 г. состоялась церемония заключения мирного договора с Японией. Советский Союз, Польша и Чехословакия отказались поставить свои подписи под этим документом. А.Громыко назвал этот мирный договор сепаратной сделкой между США и Японией.[11]

Однако для Токио и Вашингтона Сан-Францисский мирный договор стал результатом компромисса. Правящие круги Японии в итоге длительных закулисных маневров добились юридического прекращения оккупации и передачи в их руки всей полноты власти в стране. За это им пришлось пойти на ряд серьезных уступок Соединенным Штатам в политической и военной областях, в частности согласиться с неограниченным какими-либо сроками пребыванием американских войск на японской территории.

При подписании мирного Договора был также подписан Договор о безопасности, в результате чего:

- во-первых, Япония, которая после поражения в войне полностью лишилась своих вооруженных сил и осталась практически беззащитной, получила американскую гарантию от советской агрессии, а события на Корейском полуострове делали такую агрессию вполне возможной;

- во-вторых, большинство стран Азии, а также Австралия и Новая Зеландия, явившиеся объектами японского нападения и откровенно опасавшиеся возможного возрождения японского милитаризма, получили от Соединенных Штатов гарантии безопасности (ради согласия этих стран с американскими планами в отношении Японии США пошли на заключение двустороннего военного соглашения с Филиппинами и создание военного союза с Австралией и Новой Зеландией - АНЗЮС);

- в-третьих, под эффективный контроль было поставлено развитие японского военного потенциала;

- в-четвертых, американский «ядерный зонтик» надежно прикрыл Японию от коммунистического окружения и позволил совершить беспрецедентный экономический рывок, выведший ее в первую шеренгу развитых стран.

В 1960 г. во время официального визита в США премьером Н.Киси был подписал новый японо-американский «договор безопасности», развивавший положения прежнего, но повысивший статус Японии от «вассала» до младшего партнера. Подписание и ратификация договора вызвали беспрецедентные политические волнения в Японии, приведшие к срыву запланированного визита в Токио президента США Д.Эйзенхауэра, а затем и к отставке кабинета.

Несмотря на определенные сложности, взаимная заинтересованность США и Японии способствовала объединению их позиций во времена «холодной войны». После поражения СССР военное сотрудничество США и Японии только усиливалось и приобрело новые очертания.

С одной стороны, японское руководство стало придавать первостепенное значение развитию добрых отношений, отношений плодотворного экономического сотрудничества со своими азиатскими соседями как средству преодоления недоверия с их стороны к Японии, питаемого воспоминаниями о годах второй мировой войны, и интеграции их в гражданский блок, сосредоточенный на хозяйственной деятельности и наделенный весомой долей политической самостоятельности.

С другой стороны, учитывая прежде всего вполне реальную перспективу превращения КНР в ядерного гиганта с непредсказуемой внешней политикой, а также сохраняющуюся возможность (какой бы мизерной она сегодня ни выглядела) коммунистической реставрации в России со всеми ее последствиями, руководство Японии пошло на усиление военного сотрудничества с США в рамках пересмотренного в 1997 году Договора безопасности.

Пересмотренный Договор безопасности отразил симптоматичные сдвиги в японо-американском военном союзе: прежде всего переход Японии от статуса младшего партнера к статусу равноправного участника со всеми сопутствующими этой трансформации обязательствами.

С точки зрения Японского форума по международным отношениям, Договор безопасности в его нынешнем виде перекрывает потребности обороны собственно Японии. Он вырастает в важный механизм двустороннего военного сотрудничества и координации в обеспечении безопасности АТР. США и Япония как бы выступают ее гарантами.

Само собой разумеется, что пересмотренный Договор лишний раз подтвердил на перспективу глубокую заинтересованность Соединенных Штатов в делах этого региона вообще. Недаром помощник госсекретаря США У.Лорд заявил: «Сегодня в мире нет более важного для Соединенных Штатов региона, чем Азиатско-тихоокеанский. Завтра, в XXI в., эта тенденция полностью сохранится»[12] . В сущности о том же говорил на заседании Корейской национальной ассамблеи президент Б.Клинтон: «Америка - это тихоокеанская страна. У нас нашли свой дом и приют многие жители со всей Азии, в том числе миллион корейцев. Мы вели здесь три войны в течение этого столетия»[13] .

Таким образом, новая Программа сотрудничества ориентировала на поддержку американского военного присутствия в АТР и на всемерное укрепление японо-американской системы безопасности.

Руководящие принципы 1997 г.[14] предусматривают сотрудничество между Силами самообороны и войсками США, расположенными на Японских островах, в мирное время, во время вооруженного нападения на Японию и в чрезвычайных ситуациях, возникающих в окружающих ее районах.

Судя по всему, Япония усматривает в новом варианте Договора безопасности шаг по пути приведения ее политической роли в соответствие с ее экономическим могуществом. Но неизбежное при этом увеличение бремени разнообразной ответственности беспокоит определенные круги в стране. Эти аспекты мы рассмотрим во второй главе данной работы.

1.2. Япония как стратегический союзник США

К концу ХХ века сформировались три центра экономического могущества: США - Западная Европа - Япония, которые возникли еще в начале 70-х годов. За прошедшие годы структура этих центров изменилась и довольно существенно. Во-первых, экономические потенциалы этих центров стали более равновесны. Во-вторых, они стали более взаимопереплетенными. В-третьих, несмотря на относительное падение удельного веса США в рамках этой трёхугольной системы, именно сейчас у них появилась возможность для единоличной гегемонии как внутри системы, так и за ее пределами, т.е. в глобальном масштабе. Последнее было вызвано сломом биполярности в международных отношениях на рубеже 80-х-90-х годов в результате распада СССР и превращения России в третьеразрядную державу по экономической мощи. Подобный ход событий резко усилил стремление США играть единоличную гегемонистскую роль в мире.

Чтобы понять поведение США на международной арене, необходимо понимать, что скрывается за доктриной национальных интересов, которая является альфой и омегой внешней политики Вашингтона в любой точке земного шара, в том числе и в Японии.

При всех нюансах в интерпретации современной доктрины национальных интересов, в том числе и самими американскими президентами, она опирается на три классических постулата. Первый - усиление американской экономики. Второй - распространение демократических ценностей. Третий - необходимость обладанием мощной военной силы, поддерживающей и обеспечивающей выполнение первых двух постулатов.

Все это вкупе должно служить реализации глобальных целей США. Не всегда это удавалось, однако в настоящее время, после окончания «холодной войны», США, ощутив себя фактическим единоличным лидером в мире, пытаются во всей полноте воспользоваться ситуацией. Американские теоретики международных отношений и мировой истории (Эрриги, Уоллерстайн и др.) как бы с объективных позиций обосновали нынешний исторический цикл, связанный с гегемонизмом США, который начал себя проявлять после второй мировой войны.

В геополитических планах США на ХХIвек Японии отводится весьма почетная миссия. Она – важнейший, и что не менее значимо, надежный геостратегический союзник супердержавы.

Среди перечисленных в Руководящих принципах 1997 года сорока видов японо-американского сотрудничества в чрезвычайных ситуациях - организация работы с беженцами, поиск и спасение, эвакуация мирного населения, обеспечение эффективности экономических санкций, тыловая поддержка в виде поставок горюче-смазочных материалов, транспортировки персонала и оборудования для миннотральных операций в японских и международных водах и т.д.

Сотрудничество распространяется и на операции против партизан, и на организацию противоракетной обороны.

Япония разрешает войскам США использовать гражданские аэродромы и морские порты в случае возникновения чрезвычайных обстоятельств, а также осуществлять инспекции иностранных гражданских судов, следующих с грузом в период экономических санкций, которым подвергается та или иная страна, вызвавшая напряженность обстановки (впрочем, делается оговорка, в соответствии с которой инспекции судов проводятся только по вынесении резолюции Советом Безопасности ООН)[15] .

Сегодня на территории Японии расположено американское ядерное оружие, но по сведениям Китая и Северной Кореи Япония располагает и собственным.

В 2004 году впервые контингент сухопутных войск, включающий бронетехнику, был переброшен для поддержки американской оккупации Ирака. Боевые корабли Морских сил самообороны впервые с 1944 г. отметились военными походами в Индийский океан. И, наконец, восстановление японской военной мощи потребовало официального оформления. Правительство Японии уже открыто говорит, что Силы самообороны давно не соответствуют формальному статусу, и готовит план пересмотра Конституции страны - отменить демилитаризующую статью (ст.9).

Впервые на повестку дня поставлен вопрос о превращении Сил самообороны в полноценную армию для решения геополитических задач. Япония будет посылать свои вооруженные силы туда, куда сочтет нужным. И вдобавок к уже появившемуся на японской территории ядерному оружию Япония собирается войти в американскую систему ПРО и проводить дальнейшую модернизацию своих вооруженных сил. Одним словом, при непосредственной поддержке США Япония собирается вернуть себе право на армию и войну.

Главную ударную силу группировки сил общего назначения США в Тихоокеанской зоне составляют шесть авианосцев, каждый из которых способен нести до 90 самолетов и вертолетов. Их мощь дополняют ракетные корабли и многоцелевые атомные подводные лодки, вооруженные дальнобойными крылатыми ракетами. Амфибийные силы США с приданными кораблями и судами способны перебросить и обеспечить высадку экспедиционной дивизии морской пехоты - 50 тыс. человек при 370 боевых бронированных машинах, 360 самолетах и вертолетах, 120 орудиях полевой артиллерии. Из трех существующих в Корпусе морской пехоты США дивизий две дислоцированы на Тихом океане. Сухопутные войска в Тихоокеанской зоне (без размещенных на западном побережье Америки) насчитывают 51 тыс. человек в составе четырех дивизий, а ВВС (в трех воздушных армиях) - 290 боевых самолетов. При этом американцы не снижают внимания к развитию новых концепций применения своих войск в региональных и локальных войнах. Чтобы обеспечить себе полное преобладание в военной области, они периодически проверяют свои войска и силы флота в реальных военных конфликтах на различных театрах военных действий. На основе приобретенного опыта происходит интенсивное обновление систем управления войсками и оружием. Внедряются автоматизированные системы управления, обеспечивающие соединениям своевременность обнаружения, надежность сопровождения, оперативность нацеливания и высокую вероятность поражения заданных целей в масштабе времени, близком к реальному. Развертывается корабельная система ПРО на Тихоокеанском театре для борьбы с баллистическими ракетами противника. Продолжаются разработки ряда образцов нетрадиционного оружия, а также работы по совершенствованию существующих систем вооружения.[16]

Для России военное возрождение Японии имеет особое значение в контексте «проблемы северных территорий» - территориальных претензий Японии к России. Япония требует от России передать ей группу южнокурильских островов, которые были присоединены к СССР после окончания Второй мировой войны. «Северные территории» - это острова: Кунашир (яп. Кунасири), Ловцова (Бэнтон), Итуруп (Эторофу) с прилегающими островами Лебедя и Камень-Лев (Моэкэси), Шпанберга (Сикотан), и группе островов Плоские (Хабомаи), к которой относятся острова Сигнальный (Кайгара), Танфильева (Суйсё), Юрий (Юри), Анучина (Акиюри), Зеленый (Сибоцу) и Полонского (Тараку) с прилегающими островами и скалами. Общая площадь всех названных островов составляет 5 тыс. кв. км.[17]

Спорные острова - не просто 5 тысяч километров голых скал и камней. Огромное значение имеет геостратегическое и экономическое положение островов. Для Японии (а значит, и для США) - это выход на континент, это плацдарм для геополитической экспансии и сдерживания Китая, Северной Кореи и России. И фактически, в условиях возрождения боевой мощи Японии, сдерживающим фактором насильственного японского вторжения на острова остается только российское ядерное оружие. Войска РФ на островах сокращены до уровня бригады, а общий военный потенциал в регионе Дальнего Востока продолжают деградировать. Так что для Японии остается только выжидать удобного момента для оккупации островов. Когда военный потенциал России на Дальнем Востоке окончательно сведется к нулю, а основная часть ядерного оружия выйдет из строя, тогда Япония при поддержке США перестанет «просить» нужные ей территории, а просто заберет их силой, как в свое время и делала в отношении слабых Китая и Кореи.

Глава 2. Японская внешняя политика в условиях
американской однополюсности

2.1. Степень соответствия внешнеполитических приоритетов Японии
американской геополитической доктрине

События Второй мировой войны надолго исключили Японию из международных политических процессов. В начале 70-х годов начались разговоры о необходимости приведения внешнеполитической роли Японии в мире в соответствие с ее экономическим потенциалом - идея, которую советский японовед Д. В. Петров рассматривал как доктрину.[18] Она состояла из трех частей: 1) содействие стабильности рыночных демократий в мире; 2) обеспечение стратегического баланса сил между капитализмом и социализмом; 3) вклад в стабильные экономические и политические отношения между Севером и Югом, в особенности в Азии.

Новый поворот во внешней политике Японии наметился в 90-х годах прошлого столетия. В этот период произошли три события, внесшие коррективы во внешнюю политику Японии. Это, во-первых, поражение США во Вьетнаме; во-вторых, Япония заняла второе место в капиталистическом мире по ВНП; в-третьих, началась разрядка в советско-американских отношениях.

После окончания «холодной войны» перед Японией вновь встала задача определения ее роли в мире. В отличие от эйфории в США в связи с развалом Советского Союза Япония значительно сдержаннее отнеслась к этому историческому событию. Более того, она оказалась, пожалуй, единственной страной в капиталистическом мире, которая не только ничего не выиграла от этого, но кое в чем проиграла. Геостратегическая ситуация вокруг Японии усложнилась. Среди новых «источников беспокойств», как деликатно выразился Ацумаса Ямамото, являются: страхи по поводу а) сокращения военного присутствия США в регионе; б) будущего поведения Китая; в) намерений Японии стать военной державой.[19] Если Россия рассматривался в контексте текущего момента, то Китай калькулировался в качестве «угрозы» на перспективу.

Усилиями премьер-министра Накасонэ устанавливается персональный контакт с Р.Рейганом («Рон-Ясу») и М.Горбачевым, что рассматривается как наступление новой эры в отношениях сотрудничества «свободного мира» и коммунистического блока, Востока и Запада. Проблемы региональной и глобальной безопасности были для Накасонэ как премьера наиболее важными, поскольку 70-е годы стали временем роста антияпонских настроений за границей, вызванных успехами ее экономической экспансии. В правящей элите США к этому добавилось недовольство еще и тем, что Япония не желала увеличивать свои военные расходы в соответствии с требованиями Вашингтона. Накасонэ не только приложил максимум усилий для восстановления доверия, но и сделал ставку на дальнейшее укрепление стратегического партнерства в области обороны и безопасности, которое вышло на новый уровень еще в 1978 г. после заключения соглашения о совместном оперативном планировании.

Преемник Накасонэ Н.Такэсита продолжил ту же внешнеполитическую линию. Внешнеполитическая активность Такэситы была очень высока: он выезжал за границу едва ли не чаще всех других послевоенных глав кабинетов, но оценки результативности его поездок постепенно становились все более скептическими. Эксперты токийского Института мира и безопасности в одном из обзоров решительно говорили об отсутствии у него «какой бы то ни было политики» и подытоживали: «Энергичные визиты Такэситы во множество стран... может быть, и могли помочь утвердить его в мире, но от них ожидалось нечто большее, чем только улыбки»[20] .

В самом начале 90-х годов официальная Япония выстраивала свои внешнеполитические задачи по образцу Дж. Буша (старшего) через концепцию Нового мирового порядка.В марте 1990 г. премьер Кайфу сформулировал свое понимание нового мирового порядка, основанного на: 1) укреплении мира и безопасности; 2) уважении свободы, равенства и демократии; 3) гарантировании всемирного процветания через открытую рыночную экономику; 4) обеспечении развития, гарантирующего всем людям достойную жизнь; 5) создании системы стабильных международных отношений с диалогом и сотрудничеством как главными чертами[21] .

Но начавшаяся война в Персидском заливе поставила перед руководством Японии ряд принципиально важных вопросов, в том числе вопрос о степени подчиненности политики Японии в области обороны и безопасности курсу США. Война в Заливе была названа поворотным моментом для японской политики и дипломатии, уроки которого необходимо было осмыслить в полной мере[22] .

С 1992 г. Белая книга по внешней политике Японии больше не содержит разделов об отношениях Японии с теми или иными странами или регионами, но построена по проблемам, на первое место среди которых выдвинулись разоружение (в свете благополучного окончания «холодной войны») и внешнеэкономическая помощь.

Выступая в парламенте 24 января 1992 г. с программной речью, премьер Миядзава, в частности заявил: «Наши соглашения о безопасности с Соединенными Штатами являются незаменимым основанием для мира и процветания в Азиатско-Тихоокеанском регионе, и Япония будет строго их придерживаться. В соответствии с нашей мирной конституцией и базовыми принципами об исключительно оборонительном характере и непревращении в военную державу, которая может угрожать другим странам, Япония будет продолжать усилия по укреплению достаточной обороноспособности со строгим гражданским контролем и в соответствии с тремя неядерными принципами»[23] .

Однако безынициативная в целом политика премьера не получила поддержки. Один из его критиков И.Одзава выпустил книгу «План реконструкции Японии», вызвавшую за границей весьма бурную реакцию. Главным лозунгом Одзавы был призыв к превращению Японии в «нормальную» страну, включая легализацию армии, которая и без того фактически существует, и активизацию внешней политики как в двусторонних, так и в многосторонних отношениях.

Если в российско-японских отношениях удалось достичь хотя бы формального прогресса путем принятия Токийской декларации, то переговоры с Вашингтоном по вопросам внешней торговли зашли в тупик: 11 февраля 1994 г. Хосокава и Б.Клинтон публично и откровенно заявили о невозможности достижения на данном этапе соглашения или даже компромисса в этой области. Как показали дальнейшие события, это не означало наличия в двусторонних отношениях фатально неразрешимых проблем, но в тот момент ситуация казалась исключительно серьезной[24] .

Вмесите с тем, все большее место в официальных публикациях МИД стало уделяться региональным конфликтам и роли Японии в их урегулировании (в том числе потенциальной), что хорошо видно, скажем, при сравнении Голубых книг по внешней политике 1993 (администрация Хаты) и 1995 гг. (администрация Мураямы)[25] .

В области оборонной политики особого внимания заслуживала новая Совместная японо-американская декларация безопасности, обнародованная 17 апреля 1996 г. по результатам переговоров Хасимото и Б.Клинтона[26] . Она не только подтвердила приверженность обеих стран существующей политике в целом, но особо подчеркнула роль стратегического партнерства Японии и США применительно к АТР.

При Хасимото «три столпа» внешней политики Японии были призваны содействовать: 1) стабильности и миру во всем мире: 2) развитию развивающихся стран: 3) благосостоянию каждого и каждого гражданина глобального общества. В парламентской речи от 22 января 1996 г. японский премьер-министр Р. Хасимото заявил: «...японо-американские отношения являются наиболее важными двусторонними отношениями не только для Японии, но и для всего мира, и что они являются краеугольным камнем мира и стабильности в АТР и во всем мире»[27] .

Основные направления двустороннего характера включали следующие страны и регионы:

- США как краеугольный камень внешней политики Японии;

- Азиатско-Тихоокеанский регион как экономически быстро растущий регион будущего;

- Корейская Республика важна с точки зрения безопасности в СВА;

- Китай как держава, способная оказать влияние на будущее АТР;

- Россия с точки зрения «решения проблем северных территорий - самой важной проблемы в японо-русских отношениях»;

- Европа как один из глобальных центров мира.

Далеко не все страны с одобрением встретили новую Совместную декларацию. Поэтому переговоры Хасимото с лидерами США, России и КНР должны были показать, что у четырех крупнейших тихоокеанских держав нет принципиальных политических разногласий, которые нельзя было бы успешно преодолеть за столом переговоров. В этом отношении особенно показательны «встречи без галстуков» с Б.Ельциным в Красноярске (ноябрь 1997 г.) и Кавано (март 1998 г.). Они стали началом «евразийской дипломатии» японского премьера, провозглашенной им в конце июля 1997 г.

В сентябре 1997 г. были обнародованы новые Основные направления военного партнерства и сотрудничества США и Японии, заменявшие аналогичный документ 1978 г. и развивавшие Совместную декларацию 1996 г., облекая ее положения в форму конкретного плана мероприятий[28] . Подчеркивалось, что в области обороны и безопасности остаются в силе все прежние договоренности, иными словами, основы «сан-францисской системы». Главной целью сотрудничества было названо обеспечение результативной и быстрой координации действий сторон в случае возникновения критической ситуации.

Несмотря на внушительный ряд достижений во внешней политике, Япония пока не решила двух важнейших задач, без которых ее внешнеполитическая «реабилитация» остается неполной.

Во-первых, она так и не добилась места постоянного члена Совета Безопасности (СБ) ООН. Трудно не согласиться с японскими лидерами, когда они говорят, что их страна, вторая по экономической мощи держава мира, занимает не менее важное положение, чем Россия и КНР, и несомненно более важное, чем Великобритания и Франция, даже несмотря на наличие у двух последних ядерного оружия. Приведение формального статуса Японии в рамках ООН в соответствие с фактическим положением вещей уже не первый год остается одним из главных пунктов программы японской дипломатии, но продвижение к намеченной цели оказалось мучительно медленным.

Во-вторых, до сих пор не разрешена проблема «северных территорий» и не заключен мирный договор с Россией: до недавнего времени Токио акцентировал внимание на первом пункте как непременном условии для второго, но постепенно отказывается от такой последовательности действий, понимая ее бесперспективность.

2.2. Соединенные Штаты в представлениях японской политической элиты

Если американский курс на использование в своих интересах геополитического положения Японии и ее экономической мощи во второй половине ХХ века и начале ХХI-го в основе своей не подвергался резким колебаниям, то взгляды японской правящей элиты на эволюционирующий мировой порядок представляют собой смесь идей, рассчитанных как на весьма краткосрочную, так и долгосрочную перспективы, не сведенных в стройный логический комплекс. Кое-кто именует эту конструкцию «стратегическим прагматизмом». Стратегический прагматизм вообще пользуется популярностью как у японской бюрократии, так и в предпринимательских кругах[29] . Под «стратегическим»» подразумевается ориентированность на отдаленные по времени цели в сочетании с оптимистическими надеждами; под «прагматизмом» - доведение дела кое-как до конца методом проб и ошибок. Во всяком случае взгляды японской правящей элиты неразрывно связаны с концепциями обеспечения международной безопасности при руководящей роли США и свободной торговли.

В отношении гегемонии Соединенных Штатов в Японии существует главным образом две концепции. Сторонники одной из них отмечают на неопределенность и непредсказуемость государственных союзов и балансов сил в среднесрочной перспективе. Сторонники второй подчеркивают факт могущества Соединенных Штатов в перспективе краткосрочной и усматривают в Северной Корее источник прямой и непосредственной угрозы Японии. Из Китая, считают они, исходит более туманная, косвенная угроза.

Сторонники первой концепции избегают дискуссий о специфических угрозах. Принимая в расчет подвижную, быстро изменяющуюся ситуацию в прилегающем к Японии районе, будь то сдвиги в экономическом и технологическом развитии, с одной стороны, или эволюция схемы союзнических связей, с другой, они полагают целесообразным воздерживаться от четких упоминаний об угрозах, которые выражались бы в чьих-либо способностях или намерениях осуществить агрессивные действия.

Те, кто видят в Соединенных Штатах защитника Японии, по меньшей мере в краткосрочной перспективе, ориентированы преимущественно на приоритетности политических и дипломатических проблем, а те, кто ставит во главу угла неопределенность и непредсказуемость государственных союзов, озабочены прежде всего военно-техническими проблемами. Надо сказать, что о взглядах первых в средствах массовой информации сообщается больше, чем о взглядах вторых.[30]

Но для тех и других Соединенные Штаты - лучший друг Японии, ее единственный эффективный союзник. Сторонники обеих концепций утверждают, что США играют важную роль в деле поддержания стабильности в Северо-Восточной Азии и в «тихоокеанской» Азии в целом. Расходятся они лишь в оценке основы этой стабилизирующей роли: связана ли она с выполнением Соединенными Штатами функций «балансера» или же обязанностей заинтересованного гегемона. Само собой разумеется, что большинство считает Соединенные Штаты с их активной, по большей части двусторонней дипломатией в регионе неким гибридом «балансера» и гегемона.

Некоторые прагматики считают, что Америку надо просто использовать в интересах Японии. Политик Дзюн Сакурада в одном интервью говорил: лозунги типа хамбэй (долой Америку), камбэй (ненавидь Америку) и бубэй (отделяйся от Америки) уже устарели. «Что нам надо, так это строить здоровые отношения с Соединенными Штатами для будущего... используя Америку (ёбэй)»[31] .

Члены японской правящей элиты признают за Соединенными Штатами право на использование силы, но желают, чтобы это право получило более широкое признание в международном сообществе. Дело в том, что их представления о мире неразрывно связаны с пожеланиями сохранить мирное сосуществование и процветание в условиях любого нового мирового порядка. Их взгляд на использование силы является, скорее, продуктом прагматических соображений, чем философских изысков, и они меньше интересуются обсуждением принципов, оправдывающих или легитимизирующих это использование, чем практическим обеспечением мира и стабильности в современном мире.

Критика «американского фундаментализма» и «неразделения властей» обычно касается иных сфер, чем сфера обеспечения безопасности, и в этом смысле может быть признана ограниченной. Но важно подчеркнуть, что члены правящей элиты, имеющие отношение к этим самым «иным сферам», с известной подозрительностью взирают на союз с Соединенными Штатами, на равнение на них, хотя союз этот и это равнение представляются членам правящей элиты, имеющим отношение к сфере обеспечения безопасности, краеугольными камнями японской дипломатии.

Важно отметить при этом, что заинтересованность японской правящей элиты в «мягком» завершении великого перехода к новой системе международной безопасности оборачивается беспокойствами по поводу складывающегося характера власти в границах международного сообщества и его составляющих. В этом плане она решительно отдает предпочтение принадлежащей Джозефу Наю идее «мягкой власти»[32] .

Доминирующее положение Соединенных Штатов ощущается сейчас еще сильнее, чем прежде, ввиду согласования японскими и американскими дипломатами новых руководящих принципов поддержания взаимной безопасности. В известном смысле эти принципы являются оперативным выражением «Нового оборонительного плана», утвержденного японским правительством во главе с премьер-министром Томиити Мураямой в ноябре 1995 г.

Отличительная черта новой схемы обороны - условия, относящиеся к реагированию на агрессию. В соответствии с прежней схемой Япония должна была отражать ограниченную, маломасштабную агрессию самостоятельно, в одиночку. Согласно же новой схеме, в случае чрезвычайного положения, вызванного прямой агрессией, Япония должна отражать ее во взаимодействии с Соединенными Штатами.

Отличаются специфической чертой и новые руководящие принципы обороны. В соответствии с прежними предоставление Японией услуг вооруженным силам США в случае возникновения чрезвычайного положения за пределами Японии, но в границах Дальнего Востока определялось японо-американским Договором об обеспечении безопасности и связанными с ним соглашениями.

Что же касается господства американского доллара в экономике стран «тихоокеанской» Азии, то слышатся все более громкие голоса, призывающие к превращению иены в региональную валюту, поскольку, по крайней мере в реальной экономике, товары, произведенные в Японии, и сделки с этими товарами превалируют в буквальном смысле этого слова[33] . Подобный шаг уменьшил бы возможности атак спекулянтов, укрепил бы стабильность валютного рынка и повысил бы эффективность всех сделок. Поскольку часть региональных валют перестает быть привязанной к американскому доллару, утверждают «поклонники» иены, план ее превращения в региональную валюту необходимо энергично претворять в жизнь.

Таким образом, американское господство признается членами японской правящей элиты и в сфере экономики, хотя наряду с этим признанием рассматриваются определенные варианты выхода из-под него. Но несмотря на всю эту неопределенность, элита все-таки твердо придерживается тех политических опционов, которые предполагают наличие американской гегемонии. В итоге положение японской правящей элиты в общем и целом можно охарактеризовать следующим образом: она вынуждена без особого энтузиазма поддерживать американскую однополюсность, время от времени принимая решения, которые не отражают ее собственную точку зрения на проблему.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Анализ роли Японии в геополитических планах Соединенных Штатов показал, что на протяжении ХХ и в начале ХХI-го вв. она была довольно высокой и постоянно усиливалась. Основным объединяющим фактором японо-американских отношений долгие годы оставалось стремление противостоять внешнеполитическому курсу СССР, Китая и Северной Кореи, что отвечало в целом планам Вашингтона, считавшим СССР своим главным идеологическим противником. Но взаимоотношения США и Японии складывались противоречиво и до сих пор получают неоднозначную оценку политических элит.

Первым важнейшим событием, наметившим курс на стратегическое взаимодействие, стало поражение Японии во Второй мировой войне. В результате этого поражения японская политика, включая внешнюю, оказалась тотально и безусловно скомпрометирована. Она находилась в состоянии войны с большинством стран мира, где ее представители были интернированы. Японии надо было реабилитировать себя в глазах как отдельных стран, так и мирового сообщества. Наряду с обеспечением успешного экономического восстановления и развития это стало главной задачей ее послевоенной политики. Не случайно именно этот момент был выбран Соединенными Штатами для укрепления своего присутствия в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

США сыграли ключевую роль в послевоенной «реабилитации» Японии, в результате которой страна заключила мирный договор с 48 странами - бывшими военными противниками, кроме СССР и стран коммунистического блока.

Военный вклад Японии в «сдерживании» Советского Союза определялся участием в системе безопасности с США, собственными вооруженными силами и предоставлением японских территорий для размещения американских баз.

В совместной японо-американской декларации по безопасности - альянс на ХХI век - национальные политики двух государств ориентированы на отстаивание свободы, демократии и уважении прав человека.

Географическая сфера национальных интересов США совпала с зоной действия японской политики национальной безопасности, что предполагает использование всех средств политики, включая военные средства, для защиты территориальной целостности, суверенитета и идеологических ценностей не только собственного государства, но и всего мира, точнее той ее части, которая строится на капиталистической основе. Соответственно, любое противодействие или несогласие с ценностями этой системы рассматривается как угроза безопасности Японии или США. Следовательно, субъекты такого противодействия превращаются в объекты политики безопасности Японии или США как военных союзников.

Отличительная черта новой схемы обороны - условия, относящиеся к реагированию на агрессию. В соответствии с прежней схемой Япония должна была отражать ограниченную, маломасштабную агрессию самостоятельно, в одиночку. Согласно же новой схеме, в случае чрезвычайного положения, вызванного прямой агрессией, Япония должна отражать ее во взаимодействии с Соединенными Штатами.

Отличаются специфической чертой и новые руководящие принципы обороны. В соответствии с прежними предоставление Японией услуг вооруженным силам США в случае возникновения чрезвычайного положения за пределами Японии, но в границах Дальнего Востока определялось японо-американским Договором об обеспечении безопасности и связанными с ним соглашениями. Абсолютное господство в сфере обеспечения безопасности - отправной пункт всех исканий Соединенных Штатов. Это господство в «тихоокеанской» Азии сегодня особенно очевидно. Здесь они правят безраздельно, обладают подавляющим военным могуществом и постоянно готовы к вмешательству.

Таким образом, анализ проблемы показал, что Япония в геополитическом смысле крайне важна для Соединенных Штатов, как и США для Японии.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Актуальные проблемы внешней и внутренней политики Японии /Редкод.: В.И.Акимов (гл.ред.) и др. -М., 1981. -205 с. - (Информ.бюл. /АН СССР. Ин-т Дал.Востока; № 23).

2. Алиев Р. Ш.-А. Внешняя политика Японии в 70-х - начале 80-х гг.: (Теория и практика). - М.: Наука, 1976. - 312 с.

3. Аллисон Г. От холодной войны к трехстороннему сотрудничеству в Азиатско-Тихоокеанском регионе: Сценарии развития новых отношений между Японией, Россией и Соединенными Штатами/ Г. Аллисон, Х. Кимура, К. Саркисов. - М.: Наука. Изд. фирма "Вост. лит.", 1993. - 382 с.: ил.

4. Арин О.А Азиатско-тихоокеанский регион: мифы, иллюзии и реальность.- М.: Флинта, Наука, 1997. - 435 с

5. Бунин В.Н. Япония в военно-политической стратегии США в АТР (80-е - 90-е гг.): В 2 ч. - М., 1991. - Ч.1-2. - (Информ. бюл./ АН СССР. Ин-т Дал. Востока; № 4).

6. Бунин В.Н. Японо-американский союз безопасности. М., 2000.

7. Крупянко М.И. Япония в системе Восток-Запад: Политика, экономика/ АН СССР. Ин-т востоковедения. - М.: Наука, 1991. - 246 с.

8. Латышев И.А. Покушение на Курилы. Ю.-Сахалинск: Пресса, 1992.

9. Носов М. Зрелое партнерство на фоне экономической конкуренции // Япония. 1994/1995. Ежегодник. М., 1995.

10. Петров Д.В. Япония в мировой политике. М., 1973.

11. Пресс-бюллетень МИД Японии. 23.09.1997.

12. Сборник документов и материалов по Японии. 1951-1954. М., 1954.

13. Сенаторов А. Япония: от «одинокого пацифизма» к «обычной стране?»// Проблемы Дальнего Востока, N.1, 2004.

14. Славинский Б. Пакт о нейтралитете между СССР и Японией: дипломатическая история, 1941-1945. М., 1996.

15. Уткин А.И. США - Япония: вчера, сегодня, завтра. - М.: Наука, 1990. - 228 с.

16. Эволюция военного фактора и его влияние на систему международно-политических отношений в Восточной Азии»// Военная мысль, N.2, 2004.

17. Allagappa M. Systemic Change, Security, and Governance in the Asia Pacific. - Chan Heng Chee (ed.). The New Asia-Pacific Order. Singapore, 1997.

18. Asian Security. 1988-1989. Tokyo, 1988.

19. Diplomatic Bluebook. 1995. Toward the Creation of a New Era. Tokyo, 1996.

20. Kaifu T. Japan's Vision. // Foreign Policy. № 80. Fall 1990.

21. Kwan C.H. Economic Interdependence in the Asia-Pacific Region: Towards a Yen Bloc. L., 1994.

22. Lord W. Opening Statement at Senate Confirmation Hearings. 31.03.1993.

23. Nye J. Soft Power // Foreign Policy. № 80. Fall 1990.

24. PacNet Newsletter, No.42, Oct. 18, 1996.

25. Policy Speech by Prime Minister Ryutaro Hashimoto to the 136th Session of the National Diet (January 22, 1996).

26. Remarks by President in Address to the National Assembly of the Republic of Korea. 10.07.1993.

27. Schmiegelow М., Schmiegelow H.. Strategic Pragmatism. N.Y., 1989.

28. The Japan Times. 18.04.1996.

29. The Japan Times. 23.09.1997.

30. Yamamoto, Atsumasa. Multilateral Activities for Stability in the East Asia-Pacific region. - IIPS Policy Paper 135E, September 1994 (Internet).

31. White Papers of Japan. 1990-1991. Tokyo, 1992.


[1] Текст документа см. в кн.: Бунин В.Н. Японо-американский союз безопасности. М., 2000. С. 138.

[2] Актуальные проблемы внешней и внутренней политики Японии /Редкод.: В.И.Акимов (гл.ред.) и др. -М., 1981. -205 с. - (Информ. бюлл. /АН СССР. Ин-т Дал.Востока; № 23).

[3] Алиев Р. Ш.-А. Внешняя политика Японии в 70-х - начале 80-х гг.: (Теория и практика). - М.: Наука, 1976. - 312 с.

[4] Арин О.А Азиатско-тихоокеанский регион: мифы, иллюзии и реальность.- М.: Флинта, Наука, 1997. - 435 с

[5] Бунин В.Н. Япония в военно-политической стратегии США в АТР (80-е - 90-е гг.): В 2 ч. - М., 1991. - Ч.1-2. - (Информ. бюл./ АН СССР. Ин-т Дал. Востока; № 4); Он же: Японо-американский союз безопасности. М., 2000.

[6] Крупянко М.И. Япония в системе Восток-Запад: Политика, экономика/ АН СССР. Ин-т востоковедения. - М.: Наука, 1991. - 246 с.

[7] Петров Д.В. Япония в мировой политике. М., 1973.

[8] Уткин А.И. США - Япония: вчера, сегодня, завтра. - М.: Наука, 1990. - 228 с.

[9] Аллисон Г. От холодной войны к трехстороннему сотрудничеству в Азиатско-Тихоокеанском регионе: Сценарии развития новых отношений между Японией, Россией и Соединенными Штатами/ Г. Аллисон, Х. Кимура, К. Саркисов. - М.: Наука. Изд. фирма "Вост. лит.", 1993. - 382 с.: ил.

[10] См.: Славинский Б. Пакт о нейтралитете между СССР и Японией: дипломатическая история, 1941-1945. М., 1996, с.74-75, 91-95.

[11] Текст выступления А.А.Громыко на пресс-конференции см.: Сборник документов и материалов по Японии. 1951-1954. М., 1954, С.24-31.

[12] Lord W. Opening Statement at Senate Confirmation Hearings. 31.03.1993, p.2.

[13] Remarks by President in Address to the National Assembly of the Republic of Korea. 10.07.1993, p.2.

[14] Пресс-бюллетень МИД Японии. 23.09.1997.

[15] Пресс-бюллетень МИД Японии. 23.09.1997.

[16] Эволюция военного фактора и его влияние на систему международно-политических отношений в Восточной Азии» // Военная мысль, N.2, 2004.

[17] Подробнее о спорах вокруг Курильских островов см.: Латышев И.А. Покушение на Курилы. Ю.-Сахалинск: Пресса, 1992.

[18] Петров Д.В. Япония в мировой политике. М., 1973; См. также: Алиев Р. Ш.-А. Внешняя политика Японии в 70-х - начале 80-х гг.: (Теория и практика). - М.: Наука, 1976.

[19] Yamamoto, Atsumasa. Multilateral Activities for Stability in the East Asia-Pacific region. - IIPS Policy Paper 135E, September 1994 (Internet).

[20] Asian Security. 1988-1989. Tokyo, 1988, p.135.

[21] Kaifu T. Japan's Vision. // Foreign Policy. № 80. Fall 1990.

[22] White Papers of Japan. 1990-1991. Tokyo, 1992, p. 24-33.

[23] White Papers of Japan. 1990-1991, p.214-216.

[24] Подробно см.: М.Носов. Зрелое партнерство на фоне экономической конкуренции // Япония. 1994/1995. Ежегодник. М., 1995.

[25] В кратком предисловии к Голубой книге 1993 г. главными источниками нестабильности в мире названы бывшая Югославия, Северная Корея и бывший СССР (Diplоmatic Bluebook. 1993. Striving for a More Secure and Humane World. Tokyo, 1994, p. 1, 2-9). Голубая книга 1995 г. дает более подробный и взвешенный анализ ситуации (Diplomatic Bluebook. 1995. Toward the Creation of a New Era. Tokyo, 1996, p.1-19).

[26] The Japan Times. 18.04.1996.

[27] Policy Speech by Prime Minister Ryutaro Hashimoto to the 136th Session of the National Diet (January 22, 1996)

[28] The Japan Times. 23.09.1997.

[29] Schmiegelow М., Schmiegelow H.. Strategic Pragmatism. N.Y., 1989.

[30] Allagappa M. Systemic Change, Security, and Governance in the Asia Pacific. - Chan Heng Chee (ed.). The New Asia-Pacific Order. Singapore, 1997, p.29-89.

[31] PacNet Newsletter, No.42, Oct. 18, 1996.

[32] Nye J. Soft Power // Foreign Policy. № 80. Fall 1990, p. 153-171.

[33] См., например: C.H.Kwan. Economic Interdependence in the Asia-Pacific Region: Towards a Yen Bloc. L., 1994.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий