регистрация / вход

Международная экономическая интеграция

Соотношение основных экономических факторов объединения и разъединения новых независимых государств. Перспективы и наиболее вероятные варианты структурирования постсоветского пространства. Векторы экономической интеграции стран СНГ и Республики Беларусь.

Содержание

Введение

1. Теоретические основы интеграции

1.1 Цели и предпосылки интеграции. Плюсы и минусы привступлении в союзы

1.2 Этапы интеграции

1.3 Экономические группировки в мире

2. Экономическая интеграция стран СНГ: опыт, проблемы и перспективы

3. Республика Беларусь: векторы интеграции

Заключение

Список использованных источников

Приложение


Введение

В Декларации V Международной конференции ЮНЕСКО (1997) прозвучали простые, но мудрые слова: правительствам мира надо проводить такую образовательную политику, реализация которой позволит в ХХI веке учиться познавать, учиться делать, учиться быть и учиться жить вместе. Это означает, что в новом столетии во внешней политике государства первостепенную важность приобретает его способность органично влиться в мировое сообщество. В данном направлении особую роль играют международные интеграционные процессы, так как, в рамках интеграционного объединения у любого государства-участника имеется значительно больше возможностей оказывать политико-экономическое воздействие на общие условия хозяйствования, нежели если бы это государство пыталось самостоятельно действовать на мировом рынке.

В данном контексте в работе рассматривается проблема интеграции на постсоветском пространстве. Распад СССР стал одним из крупнейших геополитических событий в мировой истории XX столетия. Одномоментное превращение границ между республиками единого государства в межгосударственные положило начало подрыву ранее целостного народохозяйственного комплекса, что повлекло за собой громадные экономические, социальные и политические издержки для ставших суверенными государств. В данной ситуации рационально было бы объединить усилия для поднятия национальных экономик, защиты национальных интересов на мировой арене и эффективного включения в международные экономические отношения. Являясь геополитическим и социокультурным звеном между объединившейся Западной Европой и стремительно развивающимся Азиатско-Тихоакеанским регионом, интегрирующиеся Содружества Независимых государств в состоянии активно влиять в своих интересах на взаимодействие основных мировых экономических центров и тем самым – на всю систему международных экономических и политических отношений начала XXI столетия.

Однако взаимоотношения бывших советских республик носят сложный противоречивый характер. Эти взаимоотношения характеризуются, с одной стороны, сохранением глубокой взаимозависимости их субъектов вплоть до безальтернативной дополняемости, вытекающей из десятилетиями создававшихся производственно-технологических и кооперационных связей, из единства научно-технической базы, и т.п. С другой, не только политическим, но и экономическим обособлением экс-республик СССР, в том числе их попытками самостоятельно включиться в мирохозяйственную систему.

В работе анализируется соотношение основных экономических факторов объединения и разъединения новых независимых государств и на основе данного анализа рассматриваются перспективы и наиболее вероятные варианты структурирования постсоветского пространства.

Кроме того, на примере Республики Беларусь исследуются перспективы участия стран СНГ в других международных интеграционных объединениях. Существуют различные подходы к данному вопросу. Так, многие западные ученые и политики считают, что СНГ восстанавливает бывшую империю, угрожает независимости новых суверенных государств и делает невозможным их вступление в Евросоюз. Сторонники данной позиции не видят объективной возможности и необходимости сотрудничества новых независимых государств постсоветского региона в формах неполной социально-экономической интеграции, не исключающей участие стран СНГ в других межгосударственных объединениях. В то же время события начала XXI века, в частности кардинальное продвижение России в развитии партнерских отношений с ЕС и НАТО, свидетельствует о том, что именно сотрудничество с Россией может помочь странам СНГ стать равноправными участниками международных интеграционных объединений.

В этой связи в работе рассматривается вопрос последствий и возможностей межрегионального взаимодействия между ЕС и Россией для Беларуси. В частности, анализируется такая ситуация, при которой Беларусь могла бы находиться одновременно с одним из центров силы (Россией) в состоянии союзных отношений, а с другим (ЕС) – в состоянии ассоциированного членства.


1. Теоретические основы интеграции

Состояние современного мирового хозяйства характеризуется наличием в нем двух противоположных тенденций. Одна из них – возрастающая глобализация и превращение мировой экономики в единое целое; другая – развитие процессов обособления, образования отдельных экономических центров мирового хозяйства, экономического сближения и взаимовлияния ряда стран и регионов, создание международных интеграционных группировок.

Международная экономическая интеграция является основной характерной чертой современной мировой экономики. Она представляет особый, новый этап в интернационализации мирового хозяйства.

Международная экономическая интеграция – это высшая на современном этапе ступень интернационализации хозяйственной жизни. Между странами – участницами интеграции осуществляются более глубокое международное разделение труда, интенсивный обмен товарами, услугами, капиталом, рабочей силой. Более интенсивно идет процесс концентрации и централизации производства и капитала. Все это объективно требует выработки единой экономической политики в пределах интеграционной группировки государств. Международная экономическая интеграции подразумевает переплетение, взаимопроникновение и сращивание воспроизводственных процессов объединившихся государств [2, с.66].

Международная экономическая интеграция – это процесс хозяйственного и политического объединения стран на основе развития глубоких устойчивых взаимосвязей и разделения труда между национальными хозяйствами, взаимодействия их экономик на различных уровнях и в различных формах. На межгосударственном уровне интеграция происходит на основе формирования экономических объединений государств и согласования национальных политик.

Бурное развитие межфирменных связей порождает необходимость межгосударственного (а в ряде случаев надгосударственного) регулирования, направленного на обеспечение свободного движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы между странами в рамках данного региона, на согласование и проведение совместной экономической, валютно-финансовой, научно-технической, социальной, внешней и оборонной политики. В результате создаются целостные региональные хозяйственные комплексы с единой валютой, инфраструктурой, общими экономическими задачами, финансовыми фондами, общими наднациональными или межгосударственными органами управления.

Одно из первых определений интеграции было дано Яном Тинчом. Он определяет экономическую интеграцию как процесс и проводит различие между негативной интеграцией как процессом устранения дискриминационных и ограничительных институтов и введения свободы экономических сделок, с одной стороны, и, с другой стороны, позитивной интеграцией как процессом приспособления существующих и установления новых политик и институтов, наделенных силой принуждения.

Бела Баласса определял интеграцию и как процесс, и как состояние: понимаемая как процесс, интеграция означает устранение дискриминационных барьеров в, экономических отношениях между различными государствами, а как состояние - отсутствие различных форм дискриминации.

Под экономической интеграцией также понимается процесс экономического взаимодействия стран, приводящий к либерализации международных экономических отношений, что находит отражение в уменьшении и снятии ограничений на их осуществление.

Можно выделить три основных подхода к либерализации мирохозяйственных отношений и, прежде всего, мировой торговли: международный, региональный и транснациональный.

Международный подход реализуется посредством проведения международных конференций (раундов) под эгидой Всемирной торговой организации, целью которых является сокращение тарифных и нетарифных барьеров в международной торговле по всему миру.

Транснациональный подход активно реализуется, в последнее время в особенности, через производственно-экономическую деятельность транснациональных компаний (ТНК).

Региональный подход предполагает достижение соглашений между небольшим количеством государств, целью которых является установление между собой режима свободной торговли при сохранении торговых ограничений с остальными странами мира [11, с.66].

1.1 Цели и предпосылки интеграции. Плюсы и минусы при вступлении в союзы

Основной целью экономической интеграции является рост благосостояния наций, формирующих интеграционное объединение. Это становится возможным потому, что благодаря интеграции происходит расширение размеров рынка, позволяющее снизить трансакционные издержки и извлечь другие выгоды от использования экономии на масштабе производства. Вместе с тем экономическая интеграция может преследовать не только чисто экономические, но и другие цели (социальные, политические, военные, националистические) [7, с.16]. Все экономические объединения всегда имеют и положительные, и отрицательные, экономические последствия. Причем страны могут стремиться к экономической интеграции даже тогда, когда ожидаемые экономические выгоды будут очень невелики и даже когда с экономической точки зрения интеграция в целом окажется невыгодной. С другой стороны, значительные потенциальные экономические выгоды какой-либо страны от участия в экономическом блоке не приведут с необходимостью к ее членству в данном интеграционном объединении. Многие страны оценивают свою независимость более высоко, чем возможность роста благосостояния в результате участия в интеграционном объединении [9, с.5].

Сегодня нет единого мнения о предпосылках интеграционных процессов в мире. Одни считают, что все дело в стремлении некоторых стран к преодолению фактора ограниченности своих ресурсов при производстве специфических дорогих науко- и капиталоемких товаров либо в желании расширить технологический обмен, что дает возможность существенно экономить средства на НИОКР.

Другие выдвигают в качестве доминирующих предпосылок внеэкономические факторы, например укрепление коллективной обороноспособности. Третьи считают, что создание интеграционных группировок позволяет их участникам легче и быстрее достигать устойчивого роста производства, социальной стабильности и т. п.

К наиболее общим предпосылкам относят:

– интеграционные процессы наиболее продуктивно происходят между странами, находящимися примерно на одинаковом уровне экономического развития и имеющими однородные хозяйственные системы;

– географическая близость интегрирующихся стран, расположенных в одном регионе и имеющих общую границу;

– наличие между странами исторически сложившихся и достаточно прочных экономических связей. Большое значение имеет общность экономических интересов и проблем [12, с.835].

Также следует отметить, что на процесс интеграции влияют успехи существующих интеграционных объединений, что приводит к желанию не входящих в них стран либо присоединиться к ним, либо создать собственный интеграционный блок (так называемый демонстрационный эффект). Движущей силой интеграции также является и "эффект домино": после вступления большинства стран какого-либо региона в экономическую группировку решения, принимаемые данным региональным объединением, неизбежно оказывают воздействие (зачастую негативное) на страны, не вошедшие в группировку, что вызывает стремление этих стран присоединиться к господствующему в регионе интеграционному объединению.

Выгоды и плюсы от интеграции имеют наибольшее значение для стран желающих вступить в ту или иную группировку.

Например, интеграция развивающихся стран основана не на возможностях получения статических выгод от изменений, связанных с усилением конкуренции в рамках существующей структуры производства и торговли. Она ориентирована на достижение динамических выгод от ускоренного развития региональных рынков, способствующего формированию новой структуры производства, генерирующей больший объем и разнообразие торговли. Следовательно, успех региональных экономических объединений (РЭО) в развивающихся странах может быть оценен только в долгосрочном периоде, после создания производственного сектора, способного реагировать на рост внутрирегионального спроса. Другим основанием для формирования РЭО среди развивающихся стран может быть то, что региональная кооперация может увеличить переговорную силу этих стран в их внешнеэкономических и нередко внешнеполитических отношениях.

В общем, экономическая интеграция обеспечивает ряд благоприятных условий для взаимодействующих сторон: Во-первых, интеграционное сотрудничество дает хозяйствующим субъектам (товаропроизводителям) более широкий доступ к разного рода ресурсам: финансовым, материальным, трудовым, к новейшим технологиям в масштабах всего региона, а также позволяет производить продукцию в расчете на емкий рынок всей интеграционной группировки. Во-вторых, экономическое сближение стран в региональных рамках создает привилегированные условия для фирм стран–участниц экономической интеграции, защищая их в определенной степени от конкуренции со стороны фирм третьих стран. В-третьих, интеграционное взаимодействие позволяет его участникам совместно решать наиболее острые социальные проблемы, такие, как выравнивание условий развития отсталых районов, смягчение положения на рынке труда, предоставление социальных гарантий малообеспеченным слоям населения, дальнейшее развитие системы здравоохранения, охраны труда и социального обеспечения [13, с.67].

Основные отрицательные последствия, с которыми может быть связано присоединение к торгово-экономическому союзу, состоят в следующем:

– при определенном стечении обстоятельств может начаться отток ресурсов из страны, перераспределяемых в пользу более сильных в экономическом отношении членов союза. Страна в этом случае может превратиться в "отсталый регион".

– в том случае, если интеграция способствует установлению более тесных интеграционных связей между отдельными фирмами стран-участниц, результатом может быть более широкое распространение олигопольного сговора, влекущего за собой повышение цен на соответствующую продукцию. Кроме того, может возрасти количество слияний, что, в свою очередь, повлечет за собой усиление господства монополий.

– в ряде случаев может возникнуть эффект потерь от увеличения масштабов производства, связанный с формированием слишком больших компаний (отрицательный эффект масштаба). Необходимо отметить, что в комплексном виде оценить все эти аргументы чрезвычайно трудно, тем более, что многие последствия, как положительные, так и негативные, носят весьма долгосрочный характер и зависят от общего положения на мировой арене. Наконец, следует добавить, что определенная часть аргументов, как "за", так и "против", а, следовательно, и соответствующих последствий, носит сугубо политический характер и потому находится за пределами экономического анализа.


1.2 Этапы интеграции

Международная экономическая интеграция в зависимости от степени интегрированности имеет пять ступеней развития, пять форм организации, а именно:

– Преференциальный торговый клуб.

– Зона свободной торговли.

– Таможенный союз.

– Общий рынок.

– Экономический союз (полный экономический союз).

Преференциальный торговый клуб (объединение). Две или более стран образуют преференциальный торговый клуб, если они сокращают пошлины на импорт всех товаров (исключая капитал) для каждого из участников клуба, сохраняя свои первоначальные тарифы для всего остального мира.

Зона свободной торговли. Две или более стран образуют зону свободной торговли (ассоциацию свободной торговли), если они упраздняют между собой все торговые барьеры (пошлины и количественные ограничения), но сохраняют каждая свои торговые барьеры по отношению к третьим странам. Отмена таможенных пошлин и нетарифных ограничений касается, как правило, промышленных товаров; в отношении сельскохозяйственных товаров либерализация импорта ограниченна. В такой зоне таможенный контроль на границах стран-участниц должен быть сохранен. Его целью в этом случае становится налогообложение или запрещение импорта из третьих стран, который мог проникнуть в зону через низкий таможенный барьер соседней страны-участницы. Страны действуют на основе взаимного моратория на повышение пошлин Standstill, который означает, что партнеры не могут в одностороннем порядке повышать таможенные пошлины либо возводить новые торговые барьеры. Примером зоны свободной торговли является Европейская ассоциация свободной торговли (ЕАСТ), образованная в 1960 г. Австрией, Данией, Норвегией, Португалией, Швецией, Швейцарией и Великобританией. С 1995 года осталось три страны.

К положительным чертам таких соглашений следует отнести более стабильный и предсказуемый характер торговой политики стран–участниц. Функционирование ЗСТ позволяет странам более четко выполнять принятые на себя обязательства в рамках "Уругвайского раунда", совершенствовать всю систему внешнеэкономической деятельности, более гибко приспосабливаться к международной практике. Вместе с тем следует отметить, что взаимодействие стран–участниц ЗСТ, регулирование деятельности в соответствующей области происходит без создания постоянно действующих наднациональных систем управления или принятия специальных общих решений. Все решения, как правило, принимаются высшими должностными лицами стран-участниц по политическим проблемам и руководителями министерств и ведомств (внешнеторговых, финансовых и др.) – по экономическим. Эти решения уже на данной стадии должны носить обязательный характер, обеспечивая скоординированность шагов и обязательность сторон.

При создании ЗСТ выявился и целый рад негативных моментов, замедляющих процесс сближения, но не имеющих разрушительного характера. Создание 3СT приводит к усилению конкуренции на внутреннем рынке, что не всегда благоприятно воздействует на качество и технический уровень изделий отечественной промышленности. Либерализация импорта создает серьезную угрозу для национальных производителей товаров, увеличивает опасность банкротств тех из них, которые не выдерживают соперничества с более конкурентоспособными и качественными импортными товарами. Без поддержки их со стороны государства велика опасность того, что иностранные производители вытеснят отечественных со своего же внутреннего рынка, несмотря на применяемые средства защиты.

Таможенный союз. Две или более стран образуют таможенный союз, если они упраздняют все таможенные ограничения во взаимной торговле всеми товарами (кроме обслуживания капитала), а также принимают (учреждают) единую систему внешних торговых барьеров с третьими странами, снимая тем самым необходимость содержания таможенной службы на внутренних границах. В отношении торговли примером таможенного союза является Европейское экономическое сообщество (ЕЭС).

Общий рынок. Две или более стран образуют общий рынок, если они создают таможенный союз и, кроме того, допускают свободное передвижение всех факторов производства между собой (миграция рабочей силы и капитала). Устранение внутренних торговых барьеров расширяет размер рынка для сельского хозяйства, промышленности и услуг, поэтому эти секторы заинтересованы в расширении своей деятельности в других странах-членах таможенного союза. Это приводит к росту инвестиций в этих странах, а также к стремлению устранить барьеры, препятствующие перемещению капитала и труда. Примером общего рынка являются ЕЭС или Европейский общий рынок, имеющий официальное название – Европейские сообщества.

Экономический союз. Две или более стран образуют экономический союз, если они создают общий рынок и, кроме того, унифицируют свою экономическую политику, включая денежную, налоговую и социальную, а также политику в отношении торговли и движения рабочей силы и капитала. Страны соглашаются координировать решения по поводу процентных ставок, обменных курсов, общей политики в отношении инфляции, что вызывает потребность во введении единой валюты. Когда граждане имеют возможность свободно перемещаться между странами-членами общего рынка, с неизбежностью усиливается давление на национальные правительства с целью принятия координированной политики в области образования, переподготовки, пособий по безработице, пенсионного обеспечения, здравоохранения и других услуг. Это, в свою очередь, усиливает спрос на координированную экономическую политику и ведет, таким образом, к созданию экономического союза. Примером экономического союза стал Benelux – экономический союз, образованный Бельгией, Нидерландами и Люксембургом (термин Benelux составлен из первых букв названий стран-участниц). Эти три страны образовали таможенный союз в 1949 г., который был превращен затем в экономический союз в 1960 г.

Ярким примером экономического союза могут служить Соединенные Штаты Америки, где 50 штатов объединены в полный экономический союз с общей валютой и единым Центральным банком (Федеральная резервная система). Торговля между отдельными штатами свободна, и капитал и труд свободно перемещаются в погоне за максимальной прибылью. Фискальная и монетарная политики, так же как и международные связи, военные расходы, пенсионное обеспечение, программы здравоохранения, едины и обеспечиваются единым федеральным правительством. Другие программы, такие как образование, культура, обеспечение порядка (полиция), финансируются штатами, что позволяет последним утверждать свою "самобытность" в пределах союза [11, с.168].

Некоторые источники выделяют также политический союз.

Политический союз означает, что страны принимают единую политику практически во всех сферах, единую внешнюю и оборонную политику. Рост экономической интеграции может привести к усилению политической интеграции, поскольку правительства стран-членов работают во все более тесной связи друг с другом [9, с.9]. В таком случае давление может привести к созданию политического союза, который предусматривает передачу национальными правительствами большей части своих функций в отношениях с третьими странами надгосударственным органам. Это означает создание международной конференции и потерю суверенитета отдельными государствами [6, с.314].

Точно определить на каком этапе развития находится та или иная группировка довольно сложно. Тем не менее, возможно классифицировать существующие интеграционные группировки по заявленным целям, что нашло отражение в таблице П.А.1.

1.3 Экономические группировки в мире

Согласно статистике, на страны, входящие в экономические блоки, приходится 2/3 совокупного ВВП мира, основная часть международной торговли– около 7 трлн. долл. – и межстранового движения капиталов - около 0,6 трлн. долл. США.

Интеграционным объединением называют хозяйственную группировку, созданную для регулирования интеграционных процессов между ее странами-участницами. В настоящее время в мире насчитываются десятки интеграционных объединений. В развитых странах это в первую очередь ЕС и НАФТА, в развивающихся - МЕРКОСУР в Латинской Америке и АСЕАН в Юго-Восточной Азии, в странах с переходной экономикой – СНГ, в Азиатско-Тихоокеанском регионе – АТЭС. Наиболее крупные интеграционные группировки включают в себя десятки стран, так, Африканское экономическое сообщество - более 30 стран, АТЭС – более 20, ЕС – 25.

Из понятий международной экономической интеграции и интеграционных объединений вытекает, что объединения строятся на базе глубоких и устойчивых связей между фирмами стран-участниц. Попытки создать интеграционные объединения на базе не-глубоких и неустойчивых связей между компаниями стран-участниц в большинстве случаев приводили либо к формальному существованию этих объединений (такова судьба большинства интеграционных группировок в Африке), либо к их неустойчивому развитию (примером может быть СНГ), либо вообще к их краху (например, СЭВ, созданный прежде всего по политическим мотивам и развалившийся сразу же после распада СССР). История североамериканской интеграции показывает, что юридическое оформление региональной интеграции может происходить без спешки (американо-канадское соглашение о свободной торговле было заключено лишь в 1989 г., затем в 1992 г, к нему присоединилась Мексика, в результате чего НАФТА в ее нынешнем размере действует с 1994 г.).

В то же время пример ЕС говорит о том, что процесс быстро развивающихся связей между компаниями соседних стран можно стимулировать, если заключать и совершенствовать интеграционные соглашения между странами-участницами не по итогам, а по ходу этого процесса.

Отсюда можно сделать вывод для СНГ: не отрицая возможностей государственного регулирования экономических отношений в рамках данной хозяйственной группировки, ее активное развитие, возможно, прежде всего, при условии активизации отношений между Компаниями стран – участниц СНГ.

Пытаются развивать интеграционные процессы в своем регионе и африканские государства. Образовывая экономические и таможенные союзы, африканские страны планировали на основе скоординированной политики развивать взаимные экономические связи. В результате предполагалось образовать в отдельных регионах относительно емкие внутренние рынки как базу для модернизации экономики. Интеграция ими рассматривалась как альтернативный путь развития, во многом как способ достижения экономического процветания в "опоре на собственные силы". Эта идея и до сих пор присутствует в планах Организации африканского единства – идея создания к 2025 году Африканского экономического сообщества.

В интеграционных объединениях активно могут участвовать страны с разным экономическим уровнем развития.

В то же время, говоря об экономической интеграции развивающихся стран, нельзя не отметить отсутствие реальных предпосылок для ее эффективной практической реализации. Многие из провозглашенных интеграционных группировок в силу незрелости социально-экономических отношений, примитивности и структурной недифференцированности национальных хозяйств, неразвитости рыночной и финансовой инфраструктур обрекали эти формирования либо на откровенное прозябание, либо на полную неудачу.

В странах третьего мира экономическую интеграцию сдерживают:

– Внутренние особенности экономики каждой отдельной страны (низкий уровень развития производительных сил, монокультурность, недостаточная внутренняя интегрированность национальной экономики);

– Характер взаимосвязи интегрирующихся государств (слабое развитие инфраструктуры, однотипность народнохозяйственных и отраслевых структур, недостаток финансовых ресурсов);

– Факторы внешнего порядка (нарастание финансовой зависимости от индустриальных стран, значительный контроль ТНК над внешней торговлей и экспортным производством);

– Политическая нестабильность.

Каждый интеграционный блок имеет свои преимущества в силу экономических и политических факторов. Процессы интеграции оказывают положительное влияние на благосостояние людей и развитие экономики в целом.


2. Экономическая интеграция стран СНГ: опыт, проблемы и перспективы

Распад СССР стал одним из крупнейших геополитических событий в мировой истории XX столетия. Прекращение существования Союза кардинальным образом изменило военно-политическую конфигурацию мира. Но и в социально-экономическом отношении последствия этого события имеют глобальный характер. Некоторые из них уже проявились в полной мере, другие пока не вполне очевидны и могут дать о себе знать через какое-то время.

В концентрированном виде многочисленные последствия распада СССР отражает феномен, который принято называть дезинтеграцией постсоветского пространства. Одномоментное превращение границ между республиками единого государства в межгосударственные положило начало подрыву ранее целостного народнохозяйственного комплекса. Разграничение экономических пространств новых государств почти автоматически инициировало возникновение многочисленных барьеров на пути взаимных хозяйственных и социальных связей. А преодоление таких барьеров естественным образом потребовало от предприятий существенного повышения трансакционных издержек (связанных с таможенным, пограничным и санитарным контролем, конвертацией валют, страхованием, и т.д.). В отношениях экс-советских республик появились такие реальности, как ввозные пошлины, товарные квоты и прямые запреты на поставки тех или иных изделий.

С дезинтеграцией постсоветского пространства тесно связан начавшийся в 90-е годы спад производства. В среднем по странам СНГ за 1992–2000 гг. валовой внутренний продукт снизился на 38%, объем промышленного производства–на 45, продукция сельского хозяйства – на 36, инвестиции в основной капитал – на 71% [4, C. 58].

Следует также указать на так называемый структурный фактор дезинтеграции. Речь идет о том, что за десятилетие суверенного существования новых государств произошло заметное упрощение структур их национальных экономик: резко сократилась доля обрабатывающей промышленности и в ее составе – высокотехнологичных производств. Одновременно увеличился удельный вес добывающих отраслей и отраслей, производящих продукцию низкой степени обработки. Примитивизация экономик стран-членов СНГ проявляется ныне в сужении материальной базы их взаимного сотрудничества и обостряющейся конкуренции на мировых рынках углеводородов, металлов, химикатов и текстиля. Для преодоления структурного разобщения необходимы взаимные инвестиции, но их объемы ныне крайне незначительны.Наконец, новые границы рассекли не только единые производственно-технологические системы, размещавшиеся в пределах нескольких республик, но и, что особенно драматично, – этнически однородные территории. За пределами России осталось 25 млн. русских и около 11 млн. человек, представляющих "русскоговорящее" население; в своем большинстве они проживают в приграничных районах Казахстана и Украины.Каков же баланс потерь и преимуществ от суверенитета, к которому так стремились республики СССР в начале 90-х годов? Потери вполне очевидны, в то время как о приобретениях можно говорить лишь как о потенциальных предпосылках желаемого благоденствия (таблица 1).

В целом можно утверждать, что за время своей эволюции постсоветское пространство стало более дифференцированным, контрастным и конфликтным. Создававшееся в течение десятилетий (а если иметь в виду досоветскую историю России, – и столетий), оно быстро утратило экономическое и социальное единство. Обнаружилось также, что по основным социально-экономическим показателям все постсоветские страны сместились на периферию мировой экономики с адекватным этому резким ослаблением социальной политики.


Табл. 1 Выгоды и потери от суверенизации постсоветских стран

Потери Выгоды

1.Удорожание взаимных связей.

2.Утрата части рынков друг друга.

3.Осложнение взаимного общения граждан.

4.Возрастание внешних угроз.

5.Глубокий и продолжительный экономический спад и снижение уровня жизни.

6."Примитивизация" структуры экономики.

7.Утрата части культурного и научного потенциала.

8.Высокие страновые риски и отток капитала и "мозгов".

9.Усиление внутренних (межрегиональных) социально-экономических контрастов.

1.Возможность проводить экономическую политику в соответствии с национальными интересами страны.

2.Возможность контролировать и использовать ресурсы в целях собственного развития.

3.Возможность проводить самостоятельную внешнюю политику.

4.Возможность эффективного включения в глобальную экономику.

5.Возможность культурного самоопределения на основе выработки национальной идентичности.

Громадные экономические, социальные и политические издержки дезинтеграции, довольно быстро погасив эйфорию вокруг суверенизации, умерили надежды на то, что экономическая и политическая независимость от диктата "союзного центра" обеспечит быстрый народнохозяйственный рост и повышение уровня жизни населения. Политические элиты постсоветских государств стали искать пути противодействия хаотичной дезинтеграции, которая вызывает протест у населения. Основными побудительными мотивами интеграции стали:

– Сохраняющиеся технико-технологические и инфраструктурные связи, специализация и кооперация, без которых невозможен выпуск конечной продукции и самостоятельное функционирование национальных экономических комплексов и многих предприятий.

– Наличие мощной взаимодополняемой сырьевой базы, которая включает в себя все виды стратегического сырья;

– Геополитические аспекты, историческая целесообразность сохранения и развития экономических связей с соседними государствами, общие научно-технологическая база производства и культура;

– Доступные и непритязательные, десятилетиями существовавшие для взаимной торговли рынки стран СНГ;

– Заинтересованность субъектов хозяйствования западных рынков в экспорте из стран СНГ только сырьевых ресурсов, наличие технических барьеров и ограничений, препятствующих сбыту продукции перерабатывающих отраслей промышленности государств Содружества на рынках третьих стран вследствие ее низкой конкурентоспособности;

– Целесообразность совместного противостояния на мировых рынках конкуренции со стороны развитых государств и региональных экономических образований.

Интеграционные процессы на постсоветском пространстве начались сразу же после распада Советского Союза. Решение о создании Содружества Независимых Государств (СНГ) было принято президентами России, Белоруссии и Украины одновременно с подписанием Беловежских соглашений о роспуске СССР в конце 1991 г. В дальнейшем к СНГ присоединились все бывшие советские республики, кроме прибалтийских. В Уставе СНГ были определены цели Содружества: "способствовать интеграции членов СНГ в экономической, политической и гуманитарной областях, поддерживать и развивать контакты и сотрудничество между людьми, государственными институтами и предприятиями стран содружества" [1,с.327-328]. На данном этапе вплоть до второй половины 1993 г. все еще сохранялась идея реинтегрировать постсоветское пространство на основе сохранения рублевой зоны. Однако эта концепция оказалась нереалистичной и была заменена классической концепцией построения экономического союза с последовательным прохождением этапов межгосударственной ассоциации свободной торговли (зоны свободной торговли), таможенного союза, общего рынка и валютного союза.

Так, 24 сентября 1993 г. главами государств-участников СНГ был подписан Договор о создании Экономического союза, в котором провозглашались следующие цели: формирование условий стабильного развития экономик; поэтапное создание общего экономического пространства на базе рыночных отношений; обеспечение равных возможностей и гарантий для всех хозяйствующих субъектов; снятие ограничений и барьеров в торговле; совместное осуществление экономических проектов [6, с.71].

В 1994 г. в развитие этого документа был подписан ряд соглашений, в числе которых такие важнейшие, как о создании Зоны свободной торговли, Таможенного и Платежного союзов, о содействии в создании и развитии производственных, коммерческих кредитно-финансовых, страховых и смешанных транснациональных объединений.

При этом необходимо отметить, что часть государств – Армения, Беларусь, Грузия, Россия, Туркменистан – не сочли возможным ратифицировать подписанное всеми государствами-участниками СНГ Соглашение о создании Зоны свободной торговли [20, с.75], хотя по оценкам экспертов данный документ отвечал самым высоким требованиям: он предусматривал постепенную отмену таможенных пошлин, налогов и сборов, а также количественных ограничений во взаимной торговле, сохраняя за каждым участником право самостоятельно определять характер своих отношений с третьими странами.

Таким образом, принятые соглашения по сути остались на бумаге, ибо оказались оторванными от внутренних процессов развития экономик стран-участниц и от проводимых в них реформ. Кроме того, они не были подкреплены созданием международного механизма реализации.

В 1998 г. была предпринята новая попытка создать условия для развития экономической интеграции между странами СНГ. Одним из конкретных шагов в данном направлении стала организация на московском саммите в 1998 г. специального межгосударственного форума по проблемам совершенствования деятельности Содружества. Казалось, здесь удалось осуществить определенный прорыв: была принята Декларация об основных направлениях развития СНГ и подписан Протокол о внесении изменений и дополнений в соглашение 1994 г. о создании Зоны свободной торговли [6, с.71]. Однако, к сожалению, намечавшееся с 1 января 2000 г. оформление де-юре такой зоны до сих пор не состоялось.

В целом, анализируя взаимодействие государств по ратификации интеграционных соглашений, следует подчеркнуть, что за период с 1992 по 2000 годы из 158 принятых документов Советом глав государств и Советом глав правительств только 6 вступили в силу во всех государствах СНГ [3, с.319].

При этом вряд ли имеются достаточные основания утверждать, что провал совместного реинтеграционного проекта в рамках СНГ обусловлен исключительно недостатком политической воли руководящих структур новых независимых государств. Отношение стран-участниц к СНГ в значительной мере рационально. Его суть при некотором упрощении может быть выражена формулой "максимум экономических выгод в двусторонних отношениях при минимуме или полном игнорировании обязательств, официально согласованных на многосторонней основе". Кроме того, у государств Содружества до сих пор нет четкой научно обоснованной концепции, единого подхода и программы действий по развитию процессов экономической интеграции на постсоветском пространстве. Отсутствует оценка факторов и особенностей, определяющих ее характер и динамику, необходимых условий, возможностей и перспектив интеграционного взаимодействия. В соответствии с общемировой тенденцией развития регионального экономического сотрудничества государств, и прежде всего ЕС, провозглашаются цели интеграции, создаются политико-правовые структуры, но сама задача сближения национальных хозяйственных систем, развития многостороннего экономического сотрудничества практически не решается. Органы Содружества лишены реальных властных полномочий, без которых невозможно эффективное развитие интеграционных процессов и искомое создание единого экономического пространства. Подписанные в рамках СНГ соглашения остаются на бумаге, отсутствует реальная координация внешнеэкономической, денежно-кредитной, налоговой политики, не создана система ответственности за выполнение принятых обязательств. Наиболее действенным механизмом сотрудничества между странами Содружества остаются двусторонние соглашения.

Учитывая, что СНГ не создало объективных предпосылок для развития реальной экономической интеграции между бывшими республиками Советского Союза, то на территории СНГ получила развитие "разноскоростная интеграция", т.е. формирование различных альтернативных субрегиональных объединений. Последние с точки зрения преследуемых их участниками целей можно разделить на две группы.

Объединения первой группы нацеливаются на ускорение интеграции и принимают решения по более тесному экономическому и политическому взаимодействию, к которым пока не готовы все 12 государств Содружества; это–Союз Белоруссии и России, Таможенный союз пяти государств (Россия, Беларусь, Казахстан, Киргизия, Таджикистан). Вторую же группу представляют объединения, формирующиеся на базе сугубо региональных интересов, в том числе Центрально-азиатское экономическое сообщество (Узбекистан, Казахстан, Киргизия, Таджикистан) и ГУУАМ (Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан, Молдавия), основывающийся на совместном использовании транспортно-коммуникационного потенциала входящих в него стран. В этих организациях пока не выработано решений, нацеливаемых на более глубокое, нежели в рамках всего Содружества в целом взаимодействие [6, с.72].

Среди перечисленных объединений наиболее продвинутым является первое. Стратегия формирования Союза Белоруссии и России учитывает экономические (взаимодополняемость народнохозяйственных комплексов, тесные производственно-кооперативные связи); внешнеполитические (сходство государственных интересов в области обеспечения национальной безопасности на европейском континенте и на мировой арене) и историко-социальные (близость национальных менталитетов, жизненных укладов и исторических судеб государств) факторы. В ходе функционирования Союза создан наиболее развитый на сегодня в СНГ механизм широкого взаимодействия. По существу ликвидирована внутренняя граница между государствами, задействован общий таможенный тариф и принят ряд других далеко идущих планов, созданы общие органы взаимодействия, в том числе Таможенный и Пограничный комитеты, принимающие обязательные к исполнению решения. В Союзе впервые формируется общий бюджет, направленный на финансирование совместных программ развития. В то же время в Союзном государстве так и не создана зона свободной торговли без изъятий и ограничений. Не отвечает оно и критериям единой таможенной территории; сказываются также большие различия в системах организации и управления экономикой и финансами, тормозящие движение по пути валютной интеграции, сближения цен и тарифов, налоговых систем.

Еще одно региональное объединение, на котором хотелось бы остановиться подробнее – Таможенный союз (ныне ЕврАзЭС). Соглашение о Таможенном союзе было подписано 6 января 1995 г. между Республикой Беларусь и Российской Федерацией, а затем 20 января 1995 г. - и Республикой Казахстан [6, с.72]. Позже участниками Таможенного союза стали Киргизия и Таджикистан. В отличие от СНГ, Таможенный союз предусматривал решение целого комплекса экономических задач, способствующих развитию более плодотворных интеграционных экономических взаимоотношений между государствами союза. В частности, данный союз предполагал: унификацию таможенного законодательства стран; отмену таможенных пошлин, платежей и процедур количественных ограничений во взаимной торговле; введение общих ставок таможенных пошлин и режима торговли с третьими странами. Однако реализация достигнутых договоренностей столкнулась с серьезными трудностями как технического, так и экономического характера: потребовался большой объем нормативной работы по изменению существующего законодательства; при согласовании единого таможенного режима в отношении третьих стран возникли существенные расхождения в интересах. В целом удалось согласовать внешний тариф примерно для 70% импортной номенклатуры товаров [4, с.60]. Однако в действительности по-прежнему нередки случаи введения на поставляемую друг другу продукцию тарифных и нетарифных ограничений.

Еще одним препятствием на пути создания единого таможенного пространства стало вступление Киргизии в ВТО в 1998 г. Став членом ВТО, Киргизия обязалась присоединиться к данной международной организации с установлением минимальных ставок таможенного обложения. Учитывая, что таможенный союз по своему экономическому содержанию предполагает проведение единой тарифной политики с интеграционными партнерами, то ВТО потребовало от Беларуси, Казахстана, России, Таджикистана принять на себя обязательства, аналогичные тем, которые приняла Киргизия. Однако, как показывает анализ ставок таможенных пошлин Киргизии по всем товарным группам, данные ставки по 85,5% товарных позиций представляют угрозу экономическим интересам стран Таможенного союза [3, с.321]. В этой связи эти страны обратились в ВТО с просьбой сохранения индивидуального порядка вступления в ВТО.

В мае 2000 г. президенты пяти стран-участников Таможенного союза приняли решение создать на базе Таможенного союза более продвинутую международную экономическую организацию. 10 октября того же года главами пяти государств (Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России и Таджикистана) был подписан Договор об учреждении Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) [6, с.73]. При заинтересованном и умелом подходе эта инициатива, будучи внедренной в практику, может оказаться исходным моментом начала существенных социально-экономических преобразований в этих странах.

Превращение Таможенного союза в ЕврАзЭС позволило его участникам ставить перед собой новые задачи:

– ускоренное формирование единого экономического пространства, общего рынка товаров, услуг, капитала и рабочей силы, единых транспортных, энергетических и информационных систем;

– координация внешней политики;

– совместная охрана внешних границ [14, с.1].

Главной целью создания ЕврАзЭС является повышение эффективности продвижения процесса формирования единого таможенного и экономического пространства через проведение согласованной таможенно-тарифной политики, выработку единой позиции государств-членов Сообщества во взаимоотношениях с ВТО и другими международными экономическими организациями.

Значительным преимуществом ЕврАзЭС перед Таможенным союзом является общепринятая в современной международной интеграции система принятия решений путем "взвешенного голосования", при котором государство с большим экономическим весом располагает и большим количеством голосов. При этом голоса разделены в следующей пропорции: Россия – 40%, Беларусь и Казахстан – по 20%, Киргизия и Таджикистан – по 10%. Соответственно разделены и взносы в бюджет Сообщества. Это означает, что наиболее мощный, имеющий 40% голосов, участник – Россия – не может навязывать свою волю партнерам, а должен заручиться поддержкой других членов объединения [6, с.74].

Тем не менее, важно отметить, что сотрудничество в рамках ЕврАзЭС стимулируют не только и даже не столько экономические причины, сколько внешние угрозы. Развитие Сообщества – прежде всего своего рода плата за безопасность южных рубежей России. Экономические же мотивации, необходимые и достаточные для того, чтобы деятельность этой организации была стабильной и развивалась по восходящей линии, пока отсутствуют.

В феврале 2003 г. было заявлено об образовании новой региональной экономической группировки государств Содружества - Организации региональной интеграции - в составе Белоруссии, Казахстана, России и Украины. Как следует из соглашения, подписанного в сентябре 2003 г. главами этих государств, цель нового объединения - поэтапное, с учетом возможностей разноуровневой и разноскоростной интеграции формирование единого экономического пространства, согласование экономической политики по ряду направлений, гармонизация соответствующего законодательства, создание единого регулирующего межгосударственного органа (Комиссии) с постепенным повышением значимости последнего [18, с.91]. Образование Организации региональной интеграции (ОРИ) можно рассматривать как поиск оптимального формата, очередную попытку и реальную возможность экономической интеграции постсоветских стран.

В целом воздействие регионализации СНГ на общие интеграционные процессы в рамках Содружества неоднозначно. С одной стороны, она дробит единое интеграционное пространство, но, с другой стороны, означает мини-интеграцию на постсоветском пространстве в тех случаях, когда общая интеграция оказывается затруднительной. При определенных обстоятельствах "интеграция разных скоростей" может даже способствовать интеграционным процессам в целом, порождая "зоны кристаллизации", втягивая другие страны в общую "ткань сотрудничества". Препятствия на этом пути те же самые, что и на уровне всего Содружества: прежде всего нежелание ограничить свой суверенитет и учитывать должным Образом интересы партнеров, сомнения в выгодности сближения.

Что касается совместного реинтеграционного проекта в рамках СНГ, то необходимо признать, что всеобщей интеграции в рамках Содружества в обозримой перспективе не предвидется. Здесь сказываются не только субъективные подходы отдельных политиков, но и объективные различия интересов стран-членов Содружества. В чем же причины очевидного преобладания в СНГ центробежных тенденций над центростремительными? Перечень наиболее существенных, как представляется, факторов, подрывающих реинтеграционные надежды новых независимых государств, таков:

1. Молодость государственности стран-участниц, существенные различия в их экономических и политических системах, отсутствие демократических традиций, преобладание в ходе утверждения новой государственности элементов националистической идеологии.

2. Упрощенные представления о предпосылках, инструментах и сроках реинтеграции постсоветского пространства.

3. Унаследованная от советской экономики более высокая эффективность национального протекционизма по сравнению с протекционизмом коллективным.

4. Опасения ряда стран СНГ по поводу возрождения имперских устремлений России, перспективы фактической утраты в связи с этим приобретенного суверенитета.

5. Длительный экономический спад, объективно сузивший материальную основу реинтеграции.

6. Разные модели экономических реформ и отсутствие синхронности в их проведении.

7. Противодействие постсоветским реинтеграционым процессам со стороны Запада, международных финансовых организаций и мощных транснациональных корпораций.

8. Выбор модели интеграции, не соответствующей реальным условиям постсоветских стран.

9. Неготовность России выступить в качестве "локомотива" интеграции и донора для остальных стран-участниц.

10. Противоречие между принципом равноправия стран-участниц и резко преобладающим экономическим потенциалом России.

11. Углубление различий в уровнях социально-экономического развития стран.

12. Отсутствие у их элит политической воли к исполнению принятых интеграционных решений.

Факторы не случайно приведены в произвольном порядке: их достоверное ранжирование по силе воздействия вряд ли возможно. Тем не менее, каждый из данных факторов представляется реально значимым и заслуживает специального анализа. Здесь же можно ограничиться характеристикой наиболее существенных объективных обстоятельств, которые, если и не оправдывают провал "новой интеграции", то превращают ее в проект, довольно трудный для реализации при любой степени заинтересованности со стороны потенциальных участников.

Каждое новое государство унаследовало от СССР такую структуру экономики и взаимного хозяйственного обмена, которая десятилетиями складывалась без учета рыночных критериев. Поэтому резкое изменение характера межреспубликанского разделения труда, т.е. перевод его из административно-командного в рыночный режим неизбежно должно было привести к ликвидации немалой части взаимных хозяйственных связей, функционировавших в соответствии с разработанными в Москве общесоюзными приоритетами. После распада СССР обнаружилась нерациональность значительной части торгово-производственных связей, определяемых прежней системой хозяйствования и моделью внутрисоюзного и отраслевого разделения труда, а также низким уровнем цен на исходное сырье, материалы и энергоносители. Приближение цен на сырье и энергоносители к уровню мировых, возросшие транспортные тарифы обнаружили неэффективность многих хозяйственных связей. Сохранять их становится экономически невыгодным.

То обстоятельство, что экономики государств Содружества были некогда частями единого народнохозяйственного комплекса, вовсе не означает простоты и заданности темпов интеграционных процессов. Нельзя объединить государства Содружества тем же методом, каким они были разъединены, - политическими решениями лидеров и высших органов власти. Политическая воля здесь - значимый, но не главный фактор. Ныне все более весомыми становятся общие законы рыночной экономики, интересы субъектов хозяйствования.

Решения по интеграции, принимаемые в СНГ на уровне правительств государств и их политического руководства, не оказывают существенного влияния на реальную практику многостороннего хозяйственного взаимодействия, если не считать двусторонних договоренностей. Как свидетельствует мировой опыт, основой и движущей силой интеграционных процессов может быть только экономическая целесообразность. Политические альянсы различных государств многократно создавались и распадались на протяжении всей истории и, за редким исключением, не приводили к экономической интеграции. Страны с относительно невысоким уровнем индустриального развития не способны к хозяйственному взаимодействию друг с другом. В послевоенные годы в Азии, Африке и Латинской Америке был создан не один десяток экономических группировок государств. Однако большинство их планов и программ до сих пор так и не реализовано. Внутрирегиональный товарооборот в таких группировках чаще всего составляет 5-10% общего объема их торговли.

Интеграцию на постсоветском пространстве пытаются осуществить государства с различным уровнем индустриального развития и степенью рыночного реформирования экономики. Среди участников Содружества можно выделить группу государств - Белоруссия, Россия, Украина, - которые имеют достаточно развитую промышленность, транспортную и телекоммуникационную инфраструктуру, квалифицированные кадры и общий высокий уровень образования населения. В определенной мере к этой группе государств можно отнести и Казахстан. Другие участники Содружества (прежде всего государства Центральной Азии и Закавказья) по своим социально-экономическим параметрам ближе к развивающимся странам. Их характеризует преимущественно аграрно-сырьевая структура экономики с высокой долей добывающих отраслей и первичной переработки сельскохозяйственного и минерального сырья.

Товарная структура торговли внутри СНГ примерно соответствует структуре товарооборота региональных группировок развивающихся стран, осуществляющих обмен продуктами сельского хозяйства, добывающей промышленности или первичной переработки минерального сырья. Такая структура уменьшает взаимодополняемость экономик государств Содружества, ослабляет их интерес друг к другу, а порой даже приводит к соперничеству в борьбе за один и тот же рынок.

Объем товарооборота, - фундаментальный показатель экономического взаимодействия между участниками Содружества, невысок, динамика и темпы его роста неравномерны. Если в 1994-1996 гг. объемы взаимной торговли росли, то в 1997-1999 г. - снижались. Доля взаимной торговли в общем ее объеме составила в 2000 г. 27.8%, в том числе в экспорте - 19.3 и в импорте - 45.1% [18, с.92]. В товарной структуре взаимного экспорта преобладают минеральное сырье, черные и цветные металлы, продукция химической, нефтехимической и пищевой отраслей. Существенных изменений в товарной структуре экспортно-импортных операций на протяжении ряда лет не происходит. Это характерно и для торговли с третьими странами. При этом государства СНГ зависят от импорта не только высокотехнологичной и наукоемкой продукции, но и продовольствия, медикаментов, товаров народного потребления.

При общей тенденции к сокращению взаимной торговли государства определяют свои приоритеты в выборе партнера внутри Содружества. Особенностью географической структуры товарообмена в СНГ является четко выраженное преобладание России как основного партнера по экспорту и импорту, а также локальная ограниченность торговых связей двумя-тремя соседними странами.

Снижение уровня взаимной торговли государств Содружества и выбор торговых партнеров определяют и такие факторы, как большие расстояния и высокие железнодорожные тарифы на перевозки. Так, для Белоруссии продукция из Казахстана, Киргизии или Узбекистана обходится в 1.4-1.6 раза дороже, чем аналогичная из Польши и Германии [18, с.93].

Интеграции государств Содружества препятствуют глубинные структурные проблемы, обусловленные недостаточным общим технико-технологическим уровнем развития. По удельному весу обрабатывающих отраслей в общем объеме материального производства эти государства в большинстве случаев существенно уступают не только успешно интегрирующимся странам Западной Европы, но и странам Латинской Америки, где до реальной экономической интеграции еще далеко. При этом за последние годы у большинства государств Содружества (кроме Белоруссии и Украины) произошла определенная деиндустриализация. В Армении, Грузии и Киргизии значительно увеличилась доля сельского хозяйства. В Азербайджане, Казахстане, Молдавии, России и Узбекистане доля обрабатывающих отраслей снизилась, а добывающих возросла в два раза и более.

Низкий технический и технологический уровень большинства предприятий не позволяют государствам Содружества производить высококачественные и конкурентоспособные на мировом рынке товары, прежде всего машины, оборудование, электронику, многие другие сложные изделия (исключение составляют технология и продукция ВПК). Это в значительной степени определяет сырьевую направленность экспорта государств Содружества.

Динамика процессов экономической интеграции в СНГ напрямую зависит от степени рыночной продвинутости государств-участников. При общей направленности на создание социально-ориентированной рыночной экономики реформирование хозяйственных отношений в странах СНГ осуществляется по различным сценариям. Так, по пути "шоковой трансформации" пошли Россия, Киргизия и Молдавия, а модель постепенной трансформации избрали Белоруссия, Узбекистан и Туркменистан [4, c.56]. Причем последние выделяются сохранением особенно высокого уровня государственного вмешательства в экономику. Разумеется, разные модели политических систем и организации экономической жизни при общем движении к рынку отражают поиск странами баланса между соответствующей культурной традицией и стремлением к динамичной модернизации. Но сам факт различий в содержании и темпах преобразований не может не усиливать дезинтеграционные процессы в рамках СНГ. Ведь в мире еще не было примеров успешной интеграции государств с непохожими хозяйственными укладами и низким уровнем индустриального развития.

Существенным препятствием интеграции на постсоветском пространстве является отсутствие согласованности в разработке позиции по отношению к третьим странам. Образование любой региональной экономической группировки государств Содружества предполагает, что ее участники будут согласовывать и гармонизировать условия вступления в ВТО. Между тем в ВТО уже вступили четыре государства Содружества - Киргизия, Грузия, Молдавия и Армения. Это почти полностью открывает не только внутренний рынок этих государств, но и потенциально общий внутренний рынок Содружества для товаров и услуг из третьих стран, значительно затрудняет возможности создания таможенного союза и общего экономического пространства в формате всех государств СНГ.

Еще одним препятствием на пути реальной интеграции стран Содружества является противоречие между принципом равноправия стран-участниц и резко преобладающим экономическим потенциалом России. Россия слишком велика для равноправной многосторонней интеграции. Если на одну страну приходится больше двух третей всего экономического потенциала группы из 12 стран, то неминуемо возникает очень серьезная и опять-таки объективная проблема согласования интересов и принятия интеграционных решений. Даже если бы в таких решениях была общая потребность, вследствие специфического положения РФ потенциальной интеграционной группировке пришлось бы решать задачу, сравнимую с квадратурой круга: институционально-организационное доминирование России в СНГ неприемлемо для остальных его членов, а "координация на равных" сплошь и рядом противоречит российским интересам. Несомненно, правы аналитики Евросоюза, напрямую связывающие его результативность с относительным равенством экономических и политических потенциалов Франции, ФРГ, Италии и Великобритании.

Итак, в силу самых разнообразных объективных и субъективных обстоятельств попытки активизировать сотрудничество стран СНГ на многосторонней основе не смогли остановить дезинтеграцию постсоветского пространства. И сегодня, судя по всему, она достигла предела, который определяется потреблением энергоресурсов, поставляемых из России и некоторых других стран Содружества. Падение ниже этого предела чревато окончательной деградацией национальных экономик.

Вместе с тем в межгосударственных структурах Содружества все еще доминирует представление о том, что интегрирование национальных хозяйств можно осуществлять одновременно в формате всего СНГ. Однако неоднократные попытки и усилия с 1993 г. создать общее экономическое пространство, с 1994 г. - зону свободной торговли как простейшую форму экономической интеграции не привели к желаемым результатам. Если отсутствует необходимый уровень взаимной привязанности национальных хозяйств, о реальной экономической интеграции говорить практически не приходится, а существующие организационно-политические структуры интеграции - лишь форма, почти не наполненная содержанием.

Государствам Содружества нет необходимости убеждать друг друга в важности развития взаимовыгодного экономического сотрудничества, призывать всех участников подписывать и ратифицировать соглашения, в том числе для формирования зоны свободной торговли. Настала пора определиться: всем ли государствам Содружества нужен режим свободной торговли? Кто реально, а не на словах готов создавать его? Решающим критерием участия в развитии интеграции становится экономическая целесообразность, желание и объективная готовность к многостороннему сотрудничеству.

В ближайшей перспективе наиболее велики шансы на успех экономической интеграции у трех-четырех более развитых государств - России, Белоруссии, Украины и Казахстана. На них приходится почти 90% совокупного ВВП Содружества, 92.6% внутрирегионального экспорта и 89.3% импорта [18, с.96].

Образование Организации региональной интеграции (ОРИ) можно рассматривать как поиск оптимального формата, очередную попытку и реальную возможность экономической интеграции постсоветских стран. Участникам Организации предстоит договариваться об открытии своих рынков друг для друга, формировать национальные структуры производства, которые бы дополняли друг друга с учетом сравнительных преимуществ каждой страны-участницы. Баланс интересов даже в новом формате четырех найти будет непросто. Предстоит разработать механизмы согласованного снижения тарифных барьеров и ограничений во взаимной торговле, способы учета интереса всех участников, механизмы компенсации потерь менее развитым странам от открытия национальных рынков.

Учитывая сложившуюся в Содружестве практику отношения к принятым соглашениям и решениям, общий уровень политико-правовой зрелости постсоветских государств, а также цели по формированию общего экономического пространства, вынужденным шагом является создание на постоянной основе единого регулирующего межгосударственного органа (Комиссии), обладающего наднациональными полномочиями. Участникам ОРИ предстоит наделить эту Комиссию таким объемом полномочий, который позволял бы ей эффективно влиять на ход процесса.

Для того, чтобы формировать общее экономическое пространство, кроме объективных факторов готовности и экономической целесообразности, необходимы политическая воля лидеров государств, поддержка в обществе и прежде всего в законодательных структурах власти. Наиболее проблематично это для Украины с учетом внутриполитической обстановки и предстоящих выборов президента в 2004 г. Здесь новую интеграционную инициативу участников Содружества будут оценивать в соотношении с официально объявленной ориентацией страны на вступление в НАТО и ЕС, ранее принятыми обязательными перед партнерами по альянсу ГУУАМ, соглашением о формировании зоны свободной торговли с государствами ЕС, проходящими переговорами об условиях и сроках вступления страны в ВТО [18, с.97].

Не исключено, что ратификация соглашения о создании Единого экономического пространства с Россией, Белоруссией и Казахстаном может быть заблокирована украинским парламентом. При отказе Украины участвовать в ОРИ возможна интеграционная комбинация из трех государств (России, Казахстана и Белоруссии), которая, скорее всего, станет последней в поиске оптимального формата для создания единого экономического пространства.

Оценивая перспективы экономической интеграции в СНГ, следует отметить, что степень интеграционного взаимодействия государств Содружества в целом соответствует уровню их индустриального развития, рыночного реформирования экономики, демократизации общественных отношений, не противоречит стратегическим целям и отвечает политической конъюнктуре большинства государств-участников. В формате всего Содружества не следует надеяться на скорое решение каких-либо значительных задач в сфере экономики и других областях взаимодействия. Очевидно, что ускоренное развитие и преобразование Содружества в полноценное региональное экономическое объединение в ближайшей перспективе невозможно. СНГ и в дальнейшем может существовать как полезный форум для встреч и консультаций, как механизм сближения и согласования интересов с тем, чтобы возникающие противоречия не достигли критической массы.

Перспективы отдельных региональных группировок государств Содружества также весьма неоднозначны. Появление Организации региональной интеграции означает, что проще создавать новое экономическое объединение постсоветских стран, чем пытаться реформировать уже существующие. Цели и задачи ЕврАзЭС и ОРИ примерно одинаковы. Если в рамках нового объединения государств будут решаться поставленные задачи, то сохранять ЕврАзЭС не будет смысла. Центральноазиатское экономическое сообщество и альянс ГУУАМ по своей сути – "экономические пустоцветы" и по объективным причинам не способны в ближайшем будущем реализовать поставленные задачи. Подлинная интеграция постсоветских государств, новая структура связей и состав участников более реально определится только на основе взаимной выгоды, хода экономических и политических реформ в этих государствах, а также развивающихся в мире процессов взаимосвязи и взаимозависимости.


3. Республика Беларусь: векторы интеграции

Процесс формирования новой геополитической структуры мира и, в частности, европейского и евразийского регионов в начале XXI века вступает в новую фазу. Каковы же основные факторы, позволяющие говорить об этом? Во-первых, Россия воспряла после глубочайшего кризиса и последствий распада СССР и активно включается в формирование нового миропорядка. Во-вторых, складывается новое взаимодействие партнерского характера между двумя центрами силы – ЕС и Россией.

Внешнеполитический прорыв России произошел одновременно на двух уровнях: глобальном и региональном.

На глобальном – это партнерский характер отношений с США и НАТО, обретение статуса страны с рыночной экономикой, укрепление позиций в "большой восьмерке".На региональном уровне - кардинальное продвижение в развитии партнерских отношений с ЕС и НАТО, создание на постсоветском пространстве Евразийского экономического сообщества [8, с.109].

Все основные международные события начала XXI века свидетельствуют о том, что наступает новая фаза большой политической игры, связанной с оформлением новой роли России и новых отношений двух центров силы - Евросоюза и России (в перспективе ЕвразЭС). В эту игру неизбежно будет втянута и Беларусь. Объективные факторы, которые определяют характер участия РБ в этой игре, следующие: нарастающая регионализация-глобализация, от которой не уйти, расширение Европейского союза на Восток и нахождение Беларуси на линии межцивилизационного разлома и взаимодействия двух центров силы. Специфическое геополитическое положение страны создает проблемы для ее внешней политики. В частности, существует объективная тенденция поглощения Беларуси, то есть превращения ее либо в северо-западную, либо в северо-восточную окраину одного из центров силы.

Уникальная роль "стыковой" страны побуждает Беларусь искать пути и прилагать усилия для извлечения максимально возможной выгоды для себя. В этом плане показателен пример Украины, которая также находится на линии геополитического соприкосновения России и ЕС. Большая геополитическая гибкость Украины позволяет ей выстраивать отношения стратегического партнерства одновременно и с Россией, и с Евросоюзом, более умело использовать свой транзитный ресурс (создание с РФ газового консорциума и подписание соглашения о транспортировке российского газа в Европу через Украину) [8, с.111].

Геополитическая зажатость Белоруссии между двумя центрами силы, объективная роль геополитического "стыка" на межцивилизационной линии соприкосновения предполагает особую гибкость внешней политики страны.

Внешнеэкономические приоритеты Беларуси должны базироваться на многовекторности, которая предполагает одновременное развитие сотрудничества с Россией и странами СНГ и активное участие в общеевропейских экономических процессах.

Основной приоритет торгово-экономических интересов Беларуси связан с Россией, что обусловлено исторически сложившимися хозяйственными, экономическими, культурными и иными связями. Развитие интеграционных процессов с этой страной отвечает национальным экономическим интересам в долгосрочной перспективе.

Союз Беларуси и России основывается на приоритете экономических интересов. Для Белоруссии огромное значение имеет бесперебойное снабжение (причем на льготных условиях) российским сырьем и топливом, а также, подключение ее к энергетической системе России. Кроме того, емкий российский рынок является основным потребителем продукции белорусской промышленности. В долгосрочной перспективе для Беларуси объединение с Россией означает повышение эффективности экономики и обеспечение стабильной финансово-кредитной системы.

Для России союз с Беларусью сохраняет свою геополитическую значимость и возможность обеспечения стратегических интересов на западном направлении.

Экономические цели Союзного государства заключаются в создании благоприятных и равных условий хозяйственного развития Беларуси и России, в повышении благосостояния обоих государств.

Основной целью развития Союза Беларуси и России в социально-экономической сфере является повышение жизненного уровня населения на основе объединения и наиболее полного использования в первую очередь производственного и научно-технического потенциалов, извлечения дополнительных преимуществ межгосударственного разделения труда, специализации и кооперации производства, устранения дублирующих производств и распыления финансовых и инвестиционных ресурсов.

Однако эти объективные потребности нуждаются в механизмах реализации, которые в течение первого пятилетия союзных отношений не получили достаточного развития. Одними из причин, обусловивших потерю темпа интеграции, являются отсутствие единого понимания сущности и конечных целей интеграции, неопределенность конкретной формы Союзного государства, противоречия между и внутри политических элит обеих стран, неготовность обоих государств "поступиться" частью суверенных прав для создания наднациональных органов Союзного государства.

Тем не менее, белорусско-российский союз является на сегодня единственной работающей межгосударственной структурой на постсоветском пространстве. От ее реального становления зависит интенсивность интеграционных процессов в рамках всего СНГ.

Следующая интеграционная группировка, участником которой является Беларусь – Таможенный союз (Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Россия и Туркменистан). Основные внешнеэкономические интересы Беларуси в рамках Таможенного союза на современном этапе заключаются в создании на основе этого союза единого экономического пространства.

Последовательная реализация положений Договора о Таможенном союзе позволит создать на территориях пяти государств однотипные механизмы регулирования экономики, основанные на рыночных принципах, гармонизированные правовые нормы, единую инфраструктуру, а также позволит проводить согласованную налоговую, денежно-кредитную, валютно-финансовую, торговую и таможенную политику, обеспечивающую свободное движение товаров, услуг, капитала и рабочей силы.

Кроме того, Таможенный союз должен стать тем объединением, посредством которого экономики государств-участников будут интегрироваться в мировую экономическую систему, прежде всего в мировую торговлю.

К сожалению, Таможенный союз (в рамках "пятерки") остается пока недостаточно эффективной структурой. "Пятерка" не выходит на запланированные цели. В то же время при всех ограниченных возможностях этой структуры для Беларуси она необходима и незаменима в качестве моста между Беларусью и центрально-азиатскими республиками, прежде всего Казахстаном. Важно и то, что государства "пятерки" оказывают (в отличие от СНГ) реальную поддержку друг другу в международных организациях. Так, одной из основных целей созданной на основании Таможенного союза новой региональной группировки – Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) - является выработка единой позиции государств-членов во взаимоотношениях с ВТО и другими международными экономическими организациями [14, с.1].

Делая упор на экономическое взаимодействие с Россией и отдельными государствами СНГ, нельзя упускать из виду императивы хозяйственного взаимодействия и интеграции в формате всех стран-участниц СНГ.

На данном этапе интересы Беларуси в рамках СНГ заключаются в создании полноценной зоны свободной торговли. Создание зоны свободной торговли государств - участников СНГ является необходимостью в рамках формирования в СНГ полноценной рыночной инфраструктуры, перехода к более высоким ступеням хозяйственного сотрудничества, развития в будущем общего экономического пространства, основанного на свободном перемещении товаров, услуг, рабочей силы и капиталов. Зона свободной торговли должна быть призвана содействовать более плавному и равноправному вхождению государств - участников СНГ в мировую экономическую систему, вступлению в ВТО, развитию сотрудничества с другими международными организациями, адаптации к нормам и требованиям соответствующих региональных и универсальных структур.

Создание единого экономического пространства на территории СНГ позволит реализовать экономически целесообразные и технологически детерминированные производственно-кооперационные связи. Они возможны в металлургии, химии, машиностроении. Это способствовало бы как экономическому росту и поддержанию занятости в отечественном народном хозяйстве, так и сохранению для Беларуси ранее освоенных рынков. В рамках реализации этого варианта Беларусь будет иметь преференциальный режим доступа к источникам сырья в государствах - участниках СНГ, за счет которого покрывается 70% - 90% ее сырьевых потребностей [7, c.432]. Развитие экономических отношений с государствами - участниками СНГ облегчит проблему транспортировки белорусских внешнеторговых грузов на азиатском направлении. Сопредельные страны, в том числе и Россия, заинтересованы в надежной и рентабельной работе белорусской транспортной инфраструктуры.

Создание государствами - участниками СНГ единого евроазиатского экономического пространства позволит каждой из стран Содружества во многом ориентировать на него свое производство.

Но как уже отмечалось в предыдущей главе, в рамках СНГ имеются серьезные проблемы по реализации подписанных соглашений и договоров. В Содружестве по-прежнему преобладают центробежные, а не интеграционные процессы. Внутри СНГ возникают субрегиональные объединения типа Центральноазиатского экономического сообщества и ГУУАМа. Всеобщей интеграции в рамках Содружества и обозримой перспективе не предвидится. Здесь сказываются не только субъективные подходы отдельных политиков, но и объективная разность интересов стран-членов Содружества.

Тем не менее, Содружество представляет определенную ценность как единственная структура, связывающая постсоветские республики. Механизму периодических встреч и консультаций глав государств и правительств, ведущих министерств и других республиканских органов государственного управления в рамках СНГ альтернативы нет.

Отдавая приоритет нашим отношениям с Россией и другими государствами - участниками СНГ, Беларусь во внешнеэкономической политике должна руководствоваться принципом многовекторности. Беларусь - государство, расположенное в центре Европы, глубоко заинтересовано в поддержании стабильных отношений со всеми странами континента.

Ключевое значение в этой связи имеет развитие сотрудничества с европейскими государствами и общеевропейскими структурами.

Расширение Европейского союза на Восток привело к тому, что в настоящее время он имеет с Беларусью общую границу протяженностью в несколько сотен километров. Этот факт вынуждает наполнить новым содержанием и новой энергией как европейскую политику Беларуси, так и политику ЕС по отношению к Беларуси. Вступление в ЕС ближайших соседей Беларуси (Польши, Литвы, Латвии) дает основание выразить надежду на начало нового этапа взаимодействия Беларуси с объединенной Европой. Проблемы границы, вопросы экологии, торговли, транзита между ЕС и Россией просто невозможно обсуждать без участия белорусской стороны.

Представить точный сценарий развития отношений крупнейшей региональной организации с Беларусью не только в долгосрочной, но и в среднесрочной перспективе достаточно сложно. На наш взгляд, было бы более логичным попытаться определить внутренние и внешние факторы, которые оказывают и будут оказывать влияние на этот процесс, а также оценить степень влияния этих факторов на ситуацию.

Политический фактор. В ближайшей перспективе политический фактор будет оставаться препятствием в восстановлении нормальных контактов как с Европейским союзом в целом, так и с государствами, расположенными к западу от Беларуси. Европа может не пойти на восстановление полномасштабных политических контактов с официальным Минском. Следует подчеркнуть, что, несмотря на расхождение взглядов на политическую и экономическую ситуацию в Беларуси, белорусское руководство не скрывает, что желало бы улучшить отношения с Европой. Heсколько лет тому назад на официальном сайте Министерства иностранных дел Беларуси в качестве одного из направлений внешней политики было отмечено стремление стать ассоциированным членом ЕС, а впоследствии и начать процедуру вступления в эту структуру (в настоящее время официально такая цель не формулируется) [19, с.46].

На современном этапе белорусский МИД пытается продвинуть концепцию "ответственного соседства с ЕС", реализация которой поручена Межведомственной государственной комиссии по участию Республики Беларусь в европейских интеграционных процессах (создана в 1999 г.).

Эта концепция охватывает следующие положения:

1. Выработка общегосударственной комплексной стратегии взаимодействия Республики Беларусь с Евросоюзом, причем это официально признается "не просто одним из главных внешнеполитических приоритетов, но и насущной потребностью определения устойчивых параметров и ориентиров внутреннего строительства страны".

2. Республика Беларусь признает, что ее интересам, как и интересам членов ЕС, соответствует создание самодостаточной системы общеевропейской безопасности. "Система европейской безопасности должна обеспечивать справедливый учет интересов всех государств континента. Сам факт ее строительства объективно снижает атлантическую (американскую) составляющую баланса сил и интересов на Евразийском континенте". По мнению белорусских дипломатов и экспертов, представляющих государственные органы, проблема общеевропейской безопасности может стать дополнительной точкой сопряжения интересов Беларуси и ЕС и площадкой для развития сотрудничества в нынешних политических условиях.

3. Стимулирование перехода Европейского союза от политики ограничений по отношению к Беларуси к политике вовлечения Беларуси в конструктивное и взаимовыгодное сотрудничество и процессы, связанные с европейской интеграцией.

4. Развитие программы партнерства Республики Беларусь с Европейским союзом. Речь идет о размораживании процесса ратификации Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между Европейским союзом и Республикой Беларусь. Ясно, что эта позиция концепции "ответственного соседства", которая формулируется как задача для белорусского внешнеполитического ведомства, выглядит наименее реальной с точки зрения ее реализации, так как процесс размораживания напрямую связан с конкретными политическими переменами в Беларуси. В этом случае политический вес России и складывающиеся особые отношения на уровне лидеров государств России и Европы могут способствовать улучшению отношений.

5. Развитие торговых отношений Республики Беларусь с Европейским союзом. Европа является основным торговым партнером Беларуси вне СНГ. Торговля со странами – членами Евросоюза служит стабильным источником поступлений твердой валюты, а также продукции производственно-технического назначения, необходимой для развития белорусской промышленности. По мере расширения ЕС за счет государств Центральной и Восточной Европы, являющихся важными торговыми партнерами Беларуси, роль Евросоюза во внешнеэкономических связях будет возрастать. Понимая важность развития торгового сотрудничества с ЕС, белорусское правительство приняло решение о предоставлении более благоприятных условий для доступа на белорусский рынок текстильных товаров, импортируемых из стран–членов ЕС, несмотря на то, что это затрудняет выполнение обязательств Беларуси перед третьими государствами, предусматривающих установление режима наибольшего благоприятствования во взаимной торговле, формирование таможенного союза и Союза Беларуси и России, а также проведение переговоров со странами–членами ВТО по присоединению Беларуси к ВТО (в соответствии с Соглашением о торговле текстилем и текстильными изделиями между Республикой Беларусь и Европейским союзом, пролонгированным на период до 2004 г., правительством Республики Беларусь временно установлены пониженные ставки ввозных таможенных пошлин на отдельные виды текстильных товаров, происходящих из стран – членов ЕС).

Фактор новых государств – членов ЕС (Польша, Литва, Латвия и другие). Перспективы взаимодействия Беларуси с руководящими структурами ЕС, государствами-членами в значительной мере зависят от позиции стран – будущих членов ЕС. Эти страны, в первую очередь Польша. Литва. Латвия, не только имеют с Беларусью общие границы, но и тесно связаны с ней историческими, культурными, экономическими отношениями. Для политических элит и граждан этих стран Беларусь не являлась "тера инкогнито", как для стран "старой Европы". Было бы логичным, если эти государства возьмут на себя роль инициаторов активизации "восточноевропейского вектора" политики Европейского союза.

Последствия расширения ЕС для Беларуси. В 2000 г. в Центре международных исследований Белорусского, государственного университета группа белорусских ученых по заказу Министерства иностранных дел Беларуси провела исследование на тему "Экономические последствия расширения Европейского союза для Республики Беларусь" [19, с.47]. К позитивным факторам расширения ЕС для Беларуси эксперты отнесли более тесную общую интеграцию Беларуси в общеевропейское пространство, прежде всего за счет неизбежного вхождения в единую коммуникационную инфраструктуру Европы; рост инвестиционной привлекательности Беларуси, как транзитного государства, между расширяющимся Европейским союзом и Россией; увеличение возможностей для диалога с ЕС в будущем по более широкому спектру двусторонних отношений и развитие сотрудничества в гуманитарной сфере, а также по линии формирования в Беларуси гражданского общества; расширение зоны экономической и политической стабильности в Европе; снижение таможенных пошлин и установление более стабильного режима транзита.

В соответствии с требованиями ЕС страны-кандидаты будут вынуждены денонсировать двусторонние межправительственные соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве с Беларусью. Практически все эти соглашения предусматривают применение во взаимной торговле режима наибольшего благоприятствования. Возможно, потребуют пересмотра и внесения изменений соглашения о сотрудничестве в области пограничного контроля, транспортного движения и сельского хозяйства. Негативные последствия для торговых интересов Республики Беларусь может вызвать автоматическое использование странами-кандидатами системы мер нетарифного регулирования внешней торговли ЕС. В первую очередь это касается антидемпинговых и защитных мер, квотирования и лицензирования импорта. Так, в настоящее время ЕС применяет антидемпинговые пошлины на импорт пяти товарных позиций (хлористого калия, карбамидо-аммиачной смеси, карбамида, полиэфирных штапельных волокон, химических волокон и жгута). Ограничения белорусских поставок хлористого калия будут иметь негативные последствия и для сельского хозяйства Польши и стран Прибалтики. Существуют и другие серьезные проблемы. Особая проблема – вопрос о визовом режиме. Он будет сдерживать проезд граждан Восточной Европы в Польшу и другие страны Центральной Европы.

Следует отметить и негативные моменты для белорусской промышленности и сельского хозяйства, связанные с переходом новых членов ЕС на новые технические нормы и стандарты.

Перечисленные проблемы могут нанести ущерб Беларуси, но могут в некоторой степени и осложнить долгосрочные экономические и культурные связи новых членов ЕС на востоке Европы.

Таким образом, от позиции новых членов ЕС во многом будет зависеть формирование будущих взаимоотношений ЕС с Беларусью.

Особо хотелось бы отметить роль Польши, тесно связанной с Беларусью в области истории, культуры, экономики. Озвученные инициативы Польши направлены на повышение значения восточноевропейского вектора политики ЕС, активизацию разработки нового статуса государства-соседа, который применим и для Беларуси. Активная позиция Польши в этом направлении по праву позволит занять ей ведущие позиции в новом направления внешней политики ЕС – "Восточном измерении".

Заслуживают внимания и инициативы польской стороны по установлению со странами-соседями режима свободной торговли и дальнейшей взаимовыгодной интеграции. Одним из направлений этой деятельности является распространение на все страны-соседи концепции Общего экономического пространства, которую ЕС предусматривает лишь по отношению к России.

Не может вызывать поддержку со стороны восточных соседей позиция Польши по либерализации визового режима, который, несмотря на аргументацию ЕС, формирует новую разделительную линию в Европе, что может создать серьезные проблемы в будущем [19, с.47].

Вместе с тем ряд экспертов отмечают, что стремление Польши взять на себя роль "адвоката" стран-соседей обречено на провал в силу отсутствия у страны значительных материальных ресурсов.

Российский фактор. Подчеркивая значимость новых государств-членов ЕС, следует признать, что решающую роль в развитии отношений Беларуси с объединенной Европой играет политика России. Характерной чертой современной геополитической структуры мира является новое взаимодействие партнерского характера между двумя центрами силы - ЕС и Россией. Отношения между ЕС и Россией базируются на следующих тенденциях:

– ЕС выступает одним из основных торгово-экономических партнеров России. Расширение ЕС на восток усиливает внешнеэкономическое значение ЕС для России;

– в ближайшие 15 лет ЕС будет одним из основных потребителей продуктов российского экспорта. Усиление европейской интеграции влечет за собою рост потребления странами ЕС российского сырья и дополнительно втягивает Россию в экономическое сотрудничество;

– неизбежное усиление торгово-экономических связей между ЕС и Россией влечет за собою усиление взаимной технологической, финансовой, политической зависимости;

– формирование единой энергетической системы между ЕС и Россией, установление между ними отношений стратегического партнерства в рамках создания единого финансового и инвестиционного пространства, зоны свободной торговли открывает путь к возможному созданию единой системы безопасности в Европе [7, c.435].

Таким образом, Беларусь оказывается как бы в тени качественно новых российско-европейских отношений. Поэтому в обозримой перспективе достаточно реальной представляется формула "В Европу вместе с демократической Россией".

Россия и ЕС заинтересованы в эффективном функционировании транспортных магистралей через территорию Беларуси. С учетом формирования между ними стратегического партнерства, создания единого финансового, энергетического и инвестиционного пространства, зоны свободной торговли, приоритеты белорусской политики в среднесрочной перспективе должны быть направлены на:

– создание максимально привлекательных условий для прохождения через территорию Беларуси трансъевропейских коммуникационных проектов;

– сохранение и развитие привилегированных отношений Беларуси с Россией в рамках Союзного государства и обеспечение прямого доступа к эксплуатации российских природных ресурсов;

– усиление двусторонних экономических и политических связей с соседними странами, используя возможности крупной белорусской промышленности и транспортной инфраструктуры;

– установление отношений стратегического партнерства между крупными промышленными предприятиями Беларуси и крупными корпорациями ЕС;

– обеспечение единого экономического пространства с Россией;

– обеспечение ассоциированного членства Беларуси в ЕС;

– установление отношений стратегического партнерства между Беларусью и Россией в области транспортировки товаров и энергоносителей;

– активное участие Беларуси в формировании стратегического партнерства между ЕС и Россией;

– формирование новой экономической политики в рамках реальной интеграции экономики Беларуси в европейскую экономическую, финансовую, банковскую системы;

– обеспечение открытости экономики, в том числе в рамках реформы внешней торговли, банковской и страховой систем;

– обеспечение совместного вступления Беларуси и России в ВТО.

В краткосрочной перспективе отношения Беларуси со странами ЕС и Центральной и Восточной Европы необходимо развивать на базе норм и принципов ВТО, открытости белорусской экономики и ее финансового рынка.

Очевидно, что российский фактор очерчивает пределы в отношениях Беларуси с ЕС. При этом речь идет как о верхней, так и о нижней планке в этих отношениях. Беларусь практически не сможет принять политических решений, которые будут противоречить интересам России.

Одновременно российский фактор будет стимулировать расширение сотрудничества Беларуси с Европой. Стратегическое партнерство между ЕС и Россией будет развиваться. Этому способствуют объективные обстоятельства. К примеру, из семи стратегических энергетических проектов ЕС пять связаны с Россией.

Таким образом, геополитическая ситуация, складывающаяся в Европе, требует от белорусского истэблишмента серьезных усилий, гибких подходов и принятия нестандартных решений. Новое внешнеполитическое мышление руководства Белоруссии должно складываться на основе следующих основных принципов: приоритета национальных интересов и разумного прагматизма; максимального извлечения пользы из уникального геополитического положения Белоруссии как "стыковой" страны между двумя центрами силы; использования особых партнерских отношений с ближайшим соседом - Россией, как державы с мировым статусом, одним из членов "большой восьмерки".

Геополитическая зажатость Белоруссии между двумя центрами силы, объективная роль геополитического "стыка" на межцивилизационной линии соприкосновения предполагает особую гибкость внешней политики страны.

Не случайно в связи с мощным расширением Европейского союза прорабатывается концепция разноскоростной, разноуровневой интеграции, предполагающей наличие интеграционного "ядра" (то есть ЕС) и интеграционных поясов с различной степенью притяжения к нему, в том числе периферийного пояса стран со статусом ассоциированного членства и вовлеченных в общие правила игры, определяемые Евросоюзом. Достаточно взглянуть на карту, чтобы увидеть, что новые периферийные восточные границы Евросоюза на большом протяжении от Балтики до Черного моря прямо соприкасаются с российскими границами. Важно, чтобы этот рубеж соприкосновения не стал новой "берлинской стеной", а полоса "балтийско-черноморского перешейка" послужила бы соединительной линией для двух центров силы. Подобный подход, видимо, не будет исключать статус ассоциированного членства в Евросоюзе и для Беларуси.

Анализ различных вариантов включения Беларуси в интеграционные процессы дает основание считать возможной и наиболее выгодной такую стратегию, при которой она могла бы находиться одновременно с одним из центров силы (Россией) в состоянии союзных отношений, а с другим (ЕС) - в состоянии ассоциированного членства, параллельно участвуя и в других интеграционных объединениях в рамках СНГ.

Беларусь – государство, расположенное в центре Европы. Являясь на протяжении столетий пространством столкновения и пересечения различных культурных влияний и традиций, накопив при этом богатый опыт сохранения своего национального образа, Беларусь располагает необходимыми условиями для создания открытого демократического общества, способного обеспечить прогресс во всех сферах, в том числе и в процессах интеграции. Для достижения этой цели белорусское общество нуждается, прежде всего, в национальной консолидации, избавлении от психологии "второсортности" и навязываемой веками роли "культурной провинции".


Заключение

Международная экономическая интеграция – характерная особенность современного этапа мировой экономики. В конце XX века она стала мощным инструментом ускоренного и гармоничного развития региональных экономик и повышения конкурентоспособности на мировом рынке стран – участниц интеграционных группировок. Тем не менее, экономическая интеграция – успешно реализуемый проект либерально-рыночной экономики в Западной Европе и других регионах мира - в постсоветских условиях сопряжена со значительными трудностями.

Договор о создании Экономического союза (сентябрь 1993 г.) в рамках СНГ во многом учитывал интеграционные принципы и подходы, которые использовались при формировании ЕЭС, и был направлен, прежде всего, на создание общего экономического пространства на базе рыночных отношений. В последующие годы было принято более 80 соглашений, решений и других нормативно-правовых актов для развития интеграционных процессов в рамках СНГ. Однако существенных результатов в формировании новых межгосударственных структур не было достигнуто. До сих пор в Содружестве в формате двенадцати государств не создана даже зона свободной торговли - простейшая форма экономической интеграции и первый шаг на пути к единому экономическому пространству.

Не лучше обстоят дела и в региональных группировках государств Содружества, будь то Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭс), Центральноазиатское экономическое сообщество или Союзное государство Белоруссии и России. В Союзном государстве так и не создана зона свободной торговли без изъятий и ограничений. Не отвечает оно и критериям единой таможенной территории, а в поставленной задаче - создать к 2005 г. валютный союз преобладают политические цели, а не экономическая целесообразность.

Перечень наиболее существенных, как представляется, факторов, подрывающих интеграционные процессы на постсоветском пространстве таков:

1. Молодость государственности стран-участниц, существенные различия в их экономических и политических системах, отсутствие демократических традиций, преобладание в ходе утверждения новой государственности элементов националистической идеологии.

2. Упрощенные представления о предпосылках, инструментах и сроках интеграции постсоветского пространства.

3. Опасения ряда стран СНГ по поводу возрождения имперских устремлений России и перспективы фактической утраты в связи с этим приобретенного суверенитета.

4. Длительный экономический спад, объективно сузивший материальную основу интеграции.

5. Разные модели экономических реформ и отсутствие синхронности в их проведении.

6. Противодействие постсоветским интеграционным процессам со стороны Запада, международных финансовых организаций и мощных транснациональных корпораций.

7. Выбор модели интеграции, не соответствующей реальным условиям постсоветских стран.

8. Неготовность России выступить в качестве "локомотива" интеграции и донора для остальных стран-участниц.

9. Противоречие между принципом равноправия стран-участниц и резко преобладающим экономическим потенциалом России.

10. Углубление различий в уровнях социально-экономического развития стран и др. причины.

Без особого риска ошибиться можно утверждать, что для полноценной интеграции на рыночной основе в рамках Содружества условия пока не сложились.

Сегодня в СНГ даже не рассматривается вопрос о каком-либо "коллективном обособлении" от внешнего мира, не говоря уж о выработке единой позиции по отношению к третьим странам. Наоборот, вполне отчетливо просматривается стремление каждого из государств Содружества в одиночку включиться в процессы глобализации экономики: некоторые из них уже являются членами ВТО, другие добиваются такого членства, пытаясь автономно подключиться в той или иной форме к европейской интеграции, диверсифицировать внешнеэкономические связи, сократить долю ненадежных рынков и найти новых партнеров - потенциальных инвесторов.

И все же, несмотря на все проблемы и трудности в развитии Содружества, здесь еще не исчерпаны довольно мощные, резервы оживления центростремительных тенденций. Сохраняющаяся взаимозависимость и растущее в ряде стран СНГ осознание того, что переориентация на Запад (где их продукция, за исключением ряда сырьевых товаров, почти не пользуется спросом) ведет к дальнейшей деградации их экономик и к окончательному разрушению наукоемких отраслей, – объективные факторы, способствующие взаимному экономическому сближению. Нельзя также сбрасывать со счетов сохранившиеся со времен СССР духовные, культурные и родственные связи между жителями экс-союзных республик. Правда, здесь не должно быть места иллюзиям: указанные резервы не имеют никаких шансов на автоматическую реализацию. Более того, время, судя по всему, работает на их истощение. В обозримой перспективе динамика постсоветского пространства будет складываться под влиянием множества разнонаправленных факторов. Ясно, что конкретное содержание его структурирования будет определяться экономическим и политическим весом новых государств в Европе и мире, характером их взаимных отношений, позицией третьих стран и других региональных группировок.

В формате всего Содружества не следует надеяться на скорое решение каких-либо значительных задач в сфере экономики, в социальной и других областях взаимодействия. Очевидно, что ускоренное развитие и преобразование Содружества в полноценное региональное экономическое объединение в ближайшей перспективе невозможно. СНГ и в дальнейшем может существовать как полезный форум для встреч и консультаций, как механизм сближения и согласования интересов с тем, чтобы возникающие противоречия не достигли критической массы.

Перспективы отдельных региональных группировок государств Содружества также весьма неоднозначны. Появление Организации региональной интеграции (Россия, Украина, Беларусь, Казахстан) означает, что проще создавать новое экономическое объединение постсоветских стран, чем пытаться реформировать уже существующие. Цели и задачи ЕврАзЭс и ОРИ примерно одинаковы. Если в рамках нового объединения государств будут решаться поставленные задачи, то сохранять ЕврАзЭс не будет смысла. Центральноазиатское экономическое сообщество и альянс ГУУАМ по своей сути – экономические пустоцветы и по объективным причинам не способны в ближайшем будущем реализовать поставленные задачи. Подлинная интеграция постсоветских государств, новая структура связей и состав участников более реально определится только на основе взаимной выгоды, хода экономических и политических реформ в этих государствах, а также развивающихся в мире процессов взаимосвязи и взаимозависимости.

Что касается перспектив участия Республики Беларусь в различных интеграционных объединениях, то здесь приоритеты должны базироваться на многовекторности: концентрации усилий на формировании интеграционного сообщества совместно с государствами-участниками СНГ, развитии экономического взаимодействия с Россией в рамках Союзного государства, активном участии в общеевропейских интеграционных процессах. Последнее в свою очередь возможно лишь при активном сотрудничестве с Россией, учитывая ее партнерский характер отношений с ЕС.


Список использованных источников

1. Авдокушин И. Международные экономические отношения. – М. – 2000.

2. Алексеев И.С. Управление внешнеэкономической деятельностью.- М.- 2002.

3. Внешнеэкономическая политика государства: Учебное пособие для студентов вузов / Филькевич И.А. – Гомель: УО "Белорусский торгово-экономический университет потребительской кооперации".- 2002.

4. Гринберг Р. Десятилетие эволюции и перспективы структурирования постсоветского экономического пространства // Российский экономический журнал. – №8.- 2001. – С.55–67.

5. Давыденко В. Экономическая теория.- Мн.- 2002.

6. Инсингарин Н. СНГ: Интеграционно-дезинтеграционные факторы, сценарии развития и тенденция регионализации // Российский экономический журнал. – №9. – 2001. – С.69–74.

7. Качуровский Е.П., Астапченко Ю.Л. Беларусь: новая торговая политика.- Мн.- 2002

8. Конобеев В. ЕС-Россия-Беларусь: императивы взаимодействия // Мировая экономика и международные отношения.- №5. – 2003. – С.109-111.

9. Кротов М. Экономическая интеграция стран СНГ: проблемы и перспективы // Российский экономический журнал.- №1.- 2001.-С.67-74.

10. Международная экономическая интеграция: Учебно-методическое пособие / М. Г. Баканова.- Мн.: БГУ.- 2002.

11. Международные экономические отношения. Интеграция: Учебное пособие для Вузов / Ю.А. Щербанин, К.Л. Рожков, В.Е. Рыбалкин, Г. Фишер. – М.: Юнити. – 1997.

12. Михайлушин А. Международная экономика.- М.- 2002.

13. Мацнев Д. Макроэкономика СНГ: десятилетия реформ // Российский экономический журнал. – №5. –2001.- С.81-86.

14. Пугачев В. Мы по-прежнему вместе (ЕврАзЭС) // Национальная экономическая газета.- №60.- 2002.- С.1,4.

15. Смирнов А. Экономика.- М.- 2000.

16. Спиридонов И.А. Мировая экономика. – М.- 2002.

17. Строев Е. Глобализация и региональная интеграция в СНГ: проблемы сочетания // Российский экономический журнал.- №8.- 2001.- С.63-67.

18. Шумский Н. Общее экономическое пространство государств содружества: оптимальный формат // Мировая экономика и международные отношения.- №2.- 2004.- С.91-97.

19. Шадурский В. Отношения Республики Беларусь и ЕС: внутренний и внешний контекст//Белорусский журнал международного права и международных отношений.- №3.-2003.-С.45-48.

20. Яров Ю. Глобализация экономики и развитие интеграционных процессов в СНГ // Российский экономический журнал.- №1.- 2001.- С.74-78.

21. Экономическая теория: Учебник. – Изд. испр, и доп. / Под об. Ред.академика В.И. Видяпина, А.И. Добрынина, Г.П. Журавлевой, Л.С. Тарасевича. – М,: ИНФРА-М, 2005. – 322 с.

22. Ломакин В.К. Мировая экономика: Учебник для вузов. – М.: Финансы, ЮНИТИ, 2008. – 727 с.

23. Международные экономические отношения: Учебник для вузов / под ред. В.Е. Рыбалкина. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007. – 605 с.

24. Экономическая теория: Учеб. пособие / Л.Н. Давыденко, А.И. Базылева, А.А. Дичковский и др.; Под общ. ред. Л.Н. Давыденко. – 2-ое изд., перераб. – Мн.: Выш. шк., 2004. – 366 с.

25. Нухович Э.С., Смитиенко Б.М., Эскиндиров М.А. Мировая экономика на рубеже XX-XXI веков. М., 2005.– 420 с.

26. Спиридонов Н.А. Мировая экономика: Учебное пособие. – М.: ИНФРА-М, 2007. – 256 с.

27. Колесов, В.П., Кулаков М.В. Международная экономика: Учебник. – М.: ИНФРА-М, 2006.

28. Международная экономическая интеграция: Учебное пособие / под ред. д.э.н., проф. Н.Н. Ливенцева. – М.: Экономистъ, 2009.

29. Международные экономические отношения: Учебник для вузов / Е.Ф. Жуков, Т.И. Капаева и др.; Под ред. проф. Е.Ф. Жукова – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007.


Приложение

Табл. 2: Уровень развития Интеграционных объединений

УРОВЕНЬ

Преференци-

альное торговое соглашение

НАЗВАНИЕ, ГОД СОЗДАНИЯ

1. Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и странами бывшего СССР,

1994 г.

СТРАНЫ-ЧЛЕНЫ

ЕС, Беларусь, Казахстан, России, Украина

2. Соглашение об ассоциации с ЕС, 1991-1995 гг. Болгария, Чехия, Венгрия . Польша, Румыния, Словакия, Эстония, Латвия, Литва, Словения.
Зона свободной торговли (ЗСТ) 1. Европейская Ассоциация свободной торговли (ЕАСТ), 1960 г. Aвстрия, Великобритания, Дания, Швейцария, Финляндия, Исландия, Лихтенштейн, Португалия, Норвегия, Швеция. В 1972 г. из ЕАСТ вышли Великобритания и Дания, в 1986 г. - Португалия, в 1995 г. - Австрия, Финляндия, Швеция.
2. Балтийская ЗСТ, 199З г. Эстония, Латвия, Литва
3. Вышеградская четверка, 1990 г. Венгрия, Польша, Чехия, Словения.
4. Центрально-Европейская зона свободной торговли (ЦЕФТА), 1992 г. Венгрия, Польша, Чехия, Словакия, Словения.
5. Североамериканская зона свободной торговли, НАФТА, 1994 г. Канада, Мексика, 6ша.
6. Австралийско-новозеландское торговое соглашение о углублении экономических связей, АНЦСЕРТА, 1983 г. Австралия, Новая Зеландия.
7. Организация Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества, АТЭС, 1989 г. 21 страна-участница Азии, Северной и Южной Америки: Австралия, Бруней, Малайзия, Сингапур, Таиланд, Новая Зеландия, Индонезия, Гвинея, Филиппины, Тайвань, Гонконг, Китай, Юж. Корея, Япония, США, Канада, Чили; с 1997 г. -Вьетнам, Перу, РФ.
Таможенный союз 1.общий рынок (ЦАОР), 1961 г.

Коста-Рика, Сальвадор, Гватемала" Гондурас,

Никарагуа.

2. Арабский общий рынок, 1964 г. Египет, Ирак, Иордания, Ливия, Мавритания, Сирия, Йемен.
Общий рынок 1. Латиноамериканская ассоциация интеграции, лаи, 1960 г. Аргентина, Боливия, Бразилия, Чили, Колумбия, Эквадор, Мексика, Перу, Уругвай, Венесуэла, Парагвай.
2. Общий рынок Южного Конуса, МЕРКОСУР, 1991 г. Аргентина, Бразилия, Уругвай, Парагвай.
3. Карибское сообщество и Карибский общий рынок, КАРИКОМ, 1973 г. Антигуа и Барбуда, Багамские острова, Барбадос, Белиз, Доминика, Гренада, Гайана, Ямайка, Монтсеррат, Сент-Китс и Невис, Сент-Люсия, Сент-Винсент и Гренадины, Тринидад и Тобаго; 13 государств.
4. Андская группa, 1969 г.

Боливия, Колумбия, Эквадор,

Перу, Венесуэла.

5. Совет сотрудничества арабских стран Персидскою залива, "нефтяная шестерка*, 1981 г. Бахрейн, Кувейт, Оман, Катар, Саудовская Аравия, ОАЭ.
6. Ассоциация государств Юго-Восточной Азии, АСЕАН, 1967 г. Индонезия, Филиппины, Бруней, Сингапур, Малайзия, Таиланд, с 1995 г. Вьетнам.
Экономический союз 1. Европейское экономическое сообщество, ЕЭС, 1957г., с 1993 г. -Европейский союз, ЕС.

Австрия, Бельгия, Великобритания, Дания,

Германия, Греция, Ирландия, Испания, Италия, Люксембург, Нидерланды, Португалия, Финляндия, Франция, Швеция.

2. Экономический союз, Бенилюкс, 1948 г.

Бельгия, Нидерланды,

Люксембург.

3.Содружество независимых государств (СНГ), 1992 г. Армения, Азербайджан, Беларусь, Грузия, Казахстан, Киргизия, Молдова, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Украина, Узбекистан.
ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий