регистрация / вход

Конфликты в современном мире: проблемы и особенности их урегулирования

Понятие конфликта как особенного общественного явления. Средства воздействия третьей стороны на конфликт, силовой метод его урегулирования и функции переговорного процесса. Вооруженное столкновение на Балканах и миротворческие операции в Косово и Боснии.

Курсовая работа

Конфликты в современном мире: проблемы и особенности их урегулирования

Студента 1 курса

Специальности "История"

2010


Содержание

Вступление

1. Общая характеристика и определение конфликтов

1.1 Понятие конфликта как особенного общественного явления

1.2 Структура и фазы конфликта

2. Возможности и проблемы урегулирования конфликтов

2.1 Средства воздействия третьей стороны на конфликт

2.2 Силовой метод урегулирования конфликта

2.3 Переговорный процесс при конфликте. Функции переговоров

3. Причины и основные этапы югославского конфликта. Комплекс мероприятий по его урегулированию

3.1 Развал СРФЮ. Перерастание конфликта на Балканах в вооруженное столкновение

3.2 Миротворческая операция в Боснии и Герцеговине

3.3 Миротворческая операция в Косово

Заключение

Использованные источники и литература


Введение

Актуальность темы. По подсчетам институтов, занимающихся вопросами военной истории, со времени окончания второй мировой войны было только двадцать шесть дней абсолютного мира. Анализ конфликтов за эти годы свидетельствует об увеличении количества вооруженных конфликтов, при сложившихся условиях взаимосвязи и взаимозависимости государств и различных регионов, способные к быстрой эскалации, преобразования в крупномасштабные войны со всеми их трагическими последствиями.

Современные конфликты стали одним из ведущих факторов нестабильности на земном шаре. Будучи плохо управляемыми, они имеют тенденцию к разрастанию, подключению все большего числа участников, что создает серьезную угрозу не только тем, кто непосредственно оказался вовлеченным в конфликт, но и всем живущим на земле.

А поэтому, это является свидетельством в пользу того, что следует рассматривать и изучать особенности всех современных форм вооруженной борьбы: от небольших вооруженных столкновений до широкомасштабных вооруженных конфликтов.

Объектом исследования есть конфликты, которые произошли на рубеже ХХ – ХХІ веков. Предметом исследования есть развитие конфликтов и возможности их урегулирования.

Целью исследования является раскрытие сущности вооружено-политического конфликта, выяснение особенностей современных конфликтов и выявление на этой основе эффективных способов их регулирования, а если этого не получится сделать, то локализации и прекращения на более поздних этапах их развития, поэтому задачами работы являются:

• выяснить сущность конфликта, как особенного общественного явления;

• найти основные закономерности возникновения конфликтов на современном этапе развития человечества;

• исследовать основные проблемы и причины распространения конфликтов, как неотъемлемого компонента исторического процесса ;

• выявить и изучить главные особенности урегулирования конфликтов;

Степень изученности. Как в зарубежной, так и в отечественной науке наблюдается дефицит системного анализа объекта исследования.

Однако следует отметить, что процессы формирования научных трудов берут свое начало во второй половине ХХ века, несмотря на не иссякающий интерес исследователей разных эпох к проблеме конфликта (к ней обращались такие мыслители прошлого, как Гераклит, Фукидид, Геродот, Тацит, а позже Т.Гоббс, Дж. Локк, Ф.Гегель, К.Маркс и другие).

Сегодня проблема возникновения, а впоследствии и урегулирования конфликтов исследуется как отечественными, так и зарубежными исследователями. Проблемами, связанными с возможностью урегулирования конфликтов занимались такие исследователи: Н. Макиавелли, Г. Спенсер, Р. Дарендорф, Л. Козер, Г. Зиммель, К. Боулдинг, Л. Крисберг, Т. Гобс, Э. Карр, Т. Шеллинг, Б. Коппитер, М. Емерсон, Н. Хейсен, Дж. Рубин, Г. Морозов, П. Цыганков, Д. Алгульян, Б. Бажанов, В. Барановський, А. Торкунов, Г. Дробот, Д. Фельдман, О. Хлопов, И. Арцибасов, А. Егоров, М. Лебедева, И. Доронина, П. Кременюк и др.

Также рассмотрена выходящая периодическая литература, а именно: "Журнал по разрешению конфликтов" (The Journal of Conflict Resolution), "Международный журнал по урегулированию конфликтов" (The International Journal of Conflict Management), "Журнал по исследованию проблем мира" (Journal of Peace Research), "Журнал по переговорам" (Negotiation Journal), "Международные переговоры: журнал практических и теоретических исследований" (International Negotiation: A Journal of Theory and Practice).
1. Общая характеристика и определение конфликтов

1.1 Понятие конфликта как особенного общественного явления

Несмотря на важнейшую значимость научного исследования конфликтов, понятие "конфликт" — не получило должного определения, а потому используется неоднозначно.

Для обозначения международных трений и разногласий, понятие "конфликт" (фр. - "conflit") использовалось активно, но постепенно было вытеснено английским "dispute" (рус. — "спор", фр. - "differend"). Начиная с принятия в 1945 г. Устава ООН, в международном праве для обозначения международных трений и противоречий употребляются понятия "международный спор" и "ситуация".

Конфликт как проблема практической политики, получил наибольшее развитие с началом "холодной войны". Его методологической основой является общая теория конфликта. Предметом общей теории конфликта является изучение причин возникновения, условий протекания и разрешения конфликта.

Наиболее распространенным определением этого понятия в западной науки можно считать следующую формулировку, данную американцем Я. Озером: "Социальный конфликт - борьба за ценности и претензии на определенный статус, власть и ресурсы, борьба, в которой целями противников являются нейтрализация нанесение ущерба или уничтожение соперника". [37, с.407]

Но прежде чем выяснять особенности конфликтов, следует выяснить что, собственно, подразумевается под термином "конфликт". Различные исследователи, трактуют этот термин по-разному, и на сегодняшний день нет главенствующей трактовки этого понятия. Рассмотрим же основные идеи.

В своих трудах, Кеннет Боулдинг утверждает, что конфликт это "ситуация соперничества, в которой стороны признают несовместимость позиций, и каждая сторона пытается занять положение, несовместимое с тем, которое пытается занять другая". [11, с.27] Отсюда, очевидно, конфликт необходимо определять как явление, которое происходит между появлением противостояния в отношениях сторон и его окончательным урегулированием.

Напротив, с точки зрения Джона Бертона, "конфликт носит в основном субъективный характер... Конфликт, который как будто затрагивает "объективные" расхождения интересов, может быть преобразован в конфликт, имеющий позитивный результат для той и другой сторон, при условии такого "переосмысления" ими восприятия друг друга, которое позволит им сотрудничать на функциональной основе совместного использования оспариваемого ресурса". [10, с.144]

Как утверждает Р. Касте, конфликт - это ситуация "состояния очень серьёзного ухудшения (либо обострения) отношений между участниками международной жизни, которые с целью решения между ними спора угрожают один другому применением вооруженных сил или непосредственно их применяют" как категорию социального поведения для обозначения ситуации существования двух или нескольких сторон в борьбе за что-либо, что не может принадлежать им всем одновременно. [18, с.108]

Обобщая все вышеуказанные теории конфликта, следует указать, что конфликт рассматривается как особое политическое отношение двух или нескольких сторон - народов, государств или группы государств, - концентрированно воспроизводящее в форме косвенного или непосредственного столкновения экономические, социально-классовые, политические, территориальные, национальные, религиозные или иные по природе и характеру интересы.

Разумеется, конфликт - это особое, а не рутинное политическое отношение, поскольку оно означает и объективно и субъективно разрешение разнородных конкретных противоречий и порождаемых ими проблем в конфликтной форме, и в ходе своего развития может порождать международные кризисы и вооруженную борьбу государств.

Часто конфликт отождествляют с кризисом. Однако соотношение конфликта и кризиса - это соотношение целого и части. Кризис лишь одна из возможных фаз конфликта. Он может возникнуть как закономерное следствие развития конфликта, как его фаза, означающая, что конфликт дошел в своем развитии до той грани, которая отделяет его от вооруженного столкновения, от войны. На этапе кризиса неимоверно возрастает роль субъективного фактора, поскольку, как правило, весьма ответственные политические решения принимаются узкой группой лиц в условиях острого дефицита времени. [8, с.67]

Однако кризис - это совсем не обязательная и неизбежная фаза конфликта. Его течение достаточно длительное время может оставаться латентным, не порождая непосредственно кризисных ситуаций. Вместе с тем кризис - далеко не всегда завершающая фаза конфликта даже при отсутствии прямых перспектив перерастания его в вооруженную борьбу. Тот или иной кризис усилиями политиков может быть преодолен, а международный конфликт в целом способен при этом сохраняться и возвращаться к скрытому состоянию. Но при определенных обстоятельствах этот конфликт может вновь достигать фазы кризиса, при этом кризисы могут следовать с определенной цикличностью.

Наибольшей остроты и крайне опасной формы конфликт достигает в фазе вооруженной борьбы. Но вооруженный конфликт - это также не единственная и не неизбежная фаза конфликта. Он представляет собой высшую фазу конфликта, следствие непримиримых противоречий в интересах субъектов системы международных отношений.

Употребление понятия "конфликт" должно следовать следующему определению: конфликт - это ситуация предельного обострения противоречий в области международных отношений, проявляющихся в поведении его участников - субъектов международного отношений в форме активного противодействия или столкновения (вооруженного или невооруженного); если в основе конфликта не лежит противоречие, он проявляется только в конфликтном поведении сторон.

1.2 Структура и фазы конфликта

Необходимо отметить, что конфликт, как система, никогда не выступает в "законченной" форме. В любом случае он представляет собой процесс или совокупность процессов развития, предстающих как определенная целостность. При этом в процессе развития может происходить изменение субъектов конфликта, а, следовательно, и характера противоречий, лежащих в основе конфликта.

Изучение конфликта в его последовательно сменяющихся фазах позволяет рассматривать его как единый процесс, обладающий различными, но взаимосвязанными сторонами: исторической (генетической), причинно-следственной и структурно-функциональной. [8, с.19]

Фазы развития конфликта - это не абстрактные схемы, а реальные, детерминированные в историческом и социальном планах конкретные состояния конфликта как системы. В зависимости от сущности, содержания и формы того или иного конфликта, конкретных интересов и целей его участников, применяемых средств и возможностей введения новых, вовлечения других или выхода имеющихся участников, индивидуального хода и общих международных условий его развития международный конфликт может проходить через самые различные, в том числе и нестандартные фазы.

По Р. Сетову, существует три важнейшие фазы конфликта: латентная, кризис, война. Выходя из диалектичного понимания конфликта как качественно новой ситуации в международных отношениях, которая возникла из-за количественного нагромождения взаимно направленных враждебных действий, необходимо обозначить его границы в промежутке от возникновения спорной ситуации между двумя участниками международных отношений и связанного с ним противостояния до окончательного урегулирования тем или иным способом. [31, с.186]

Конфликт может развиваться в двух основных вариантах, которые условно можно назвать классическим (или конфронтационным) и компромиссным.

Классический вариант развития предусматривает силовое урегулирование, который лежит в основе отношений между враждующими сторонами и характеризуется обострением отношений между ними, близким к максимальному. Такое развитие событий состоит из четырех фаз:

• обострение

• эскалация

• деэскалация

• угасание конфликта

В конфликте происходит полный ход событий, от появления разногласий до их решения, включая борьбу между участниками международных отношений, которая в меру включения в неё ресурсов максимально возможного объёма обостряется, а после его достижения постепенно угасает.

Компромиссный вариант, в отличие от предыдущего, не имеет силового характера, поскольку в такой ситуации фаза обострения, достигая значения, близкого к максимального, не развивается в направлении дальнейшей конфронтации, а в точке, в которой ещё возможный компромисс между сторонами, продолжается путём разрядки. Такой вариант урегулирования разногласий между участниками международных отношений предусматривает достижение согласия между ними, в том числе и путём взаимных уступок, которые частично удовлетворили интересы обеих сторон и в идеальном случае обозначает не силовое урегулирование конфликта.

Но в основном разделяют шесть фаз конфликта, которые мы и рассмотрим. А именно:

Первая фаза конфликта - это сформировавшееся на основе определенных объективных и субъективных противоречий принципиальное политическое отношение и соответствующие ему экономические, идеологические, международно-правовые, военно-стратегические, дипломатические отношения по поводу данных противоречий, выраженные в более или менее острой конфликтной форме.

Вторая фаза конфликта - это субъективное определение непосредственными сторонами конфликт своих интересов, целей, стратегии и форм борьбы для разрешения объективных или субъективных противоречий с учетом своего потенциала и возможностей применения мирных и военных средств, использования международных союзов и обязательств, оценки общей внутренней и международной ситуации. На этой фазе сторонами определяется или частично реализуется система взаимных практических действий, носящих характер борьбы сотрудничества, с целью разрешить противоречие в интересах той или иной стороны или на основе компромисса между ними.

Третья фаза конфликта заключается в использовании сторонами достаточно широкого диапазона экономических, политических, идеологических, психологических, моральных, международно-правовых, дипломатических и даже военных средств (не применяя их, однако, в форме прямого вооруженного насилия), вовлечения в той или иной форме в борьбу непосредственно конфликтующими сторонами других государств (индивидуально, через военно-политические союзы, договоры, через ООН) с последующим усложнением системы политических отношений и действий всех прямых и косвенных сторон в данном конфликте.

Четвертая фаза конфликта связана с увеличением борьбы до наиболее острого политического уровня - политического кризиса, который может охватить отношения непосредственных участников, государств данного региона, ряда регионов, крупнейших мировых держав, вовлечь ООН, а в ряде случаев - стать мировым кризисом, что придает конфликту невиданную ранее остроту и содержит прямую угрозу того, что одной или несколькими сторонами будет использована военная сила.

Пятая фаза - это вооруженный конфликт, начинающийся с ограниченного конфликта (ограничения охватывают цели, территории, масштаб и уровень ведения боевых действий, применяемые военные средства, количество союзников и их мировой статус), способного при определенных обстоятельствах развиваться до более высокого уровня вооруженной борьбы с применением современного оружия и возможным вовлечением союзников одной или обеими сторонами. Также следует указать, что если рассматривать эту фазу конфликта в динамике, то в ней можно выделить целый ряд полуфаз, означающих эскалацию военных действий. [29, с.66]

Шестая фаза конфликта - это фаза угасания и урегулирования, предполагающая постепенную деэскалацию, т.е. снижение уровня интенсивности, более активное вовлечение дипломатических средств, поиск взаимных компромиссов, переоценку и корректировку национально-государственных интересов. При этом урегулирование конфликта может стать следствием усилий одной или всех сторон конфликта либо начаться вследствие давления со стороны "третьей" стороны, в роли которой может оказаться крупная держава, международная организация либо мировое сообщество в лице ООН.

Недостаточное урегулирование противоречий, которое привело к конфликту, или фиксирование определённого уровня напряженности в отношениях между конфликтующими сторонами в виде принятии ими определённого (modus vivendi) является основой для возможной повторной эскалации конфликта. Собственно такие конфликты имеют затяжной характер, периодично угасая, они снова взрываются с новой силой. Полное прекращение конфликтов возможно только тогда, когда противоречие, которое обусловило его возникновение, в тот или иной способ будет урегулировано.

Таким образом, рассмотренные выше признаки могут быть использованы для первичной идентификации конфликта. Но при этом всегда необходимо учитывать высокую подвижность грани между такими явлениями, как собственно военный конфликт и война. Сущность этих явлений одна и та же, но она имеет различную степень концентрации в каждом из них. Отсюда и известная трудность в различении войны и военного конфликта.


2. Возможности и проблемы урегулирования конфликтов

2.1 Средства воздействия третьей стороны на конфликт

С древних времен для урегулирования конфликтов привлекалась третья сторона, которая вставала между конфликтующими с тем, чтобы найти мирное решение. Обычно в качестве третьей стороны выступали наиболее уважаемые в обществе люди. Они судили, кто прав, а кто виноват, и выносили решения о том, на каких условиях должен заключаться мир.

Понятие "третья сторона" является широким и собирательным, включающим в себя обычно такие термины, как "посредник", "наблюдатель за ходом переговорного процесса", "арбитр". Под "третьей стороной" может пониматься также любое лицо, не имеющее статуса посредника или наблюдателя. Третья сторона может вмешиваться в конфликт самостоятельно, а может — по просьбе конфликтующих сторон. Ее воздействие на участников конфликта очень разнообразно. [17, с.77]

Внешнее вмешательство третьей стороны в конфликт получило обозначение "интервенции". Интервенции могут быть формальными и неформальными. Наиболее известная форма интервенции – посредничество (mediation).

Под посредничеством, как правило, понимается осуществляемое со стороны третьих государств или международных организаций по их собственной инициативе или по просьбе находящихся в конфликте сторон содействие мирному урегулированию спора, состоящее в ведении посредником на базе его предложений прямых переговоров со спорящими с целью мирного разрешения разногласия.

Цель посредничества, как и других мирных средств разрешения споров, состоит в урегулировании разногласий на взаимоприемлемой для сторон основе. При этом, как показывает практика, задачей посредничества является не столько окончательное разрешение всех спорных вопросов, сколько общее примирение спорящих, выработка основы соглашения, приемлемого для обеих сторон. Поэтому основными формами содействия третьих государств урегулированию спора при посредничестве должны быть их предложения, советы, рекомендации, а не обязательные для сторон решения. [4, с.248]

Другое распространенное средство воздействия третьей стороны на участников конфликтов, имеющее ограничительный и принудительный характер, — это введение санкций. Санкции довольно широко используются в международной практике. Они вводятся государствами по собственной инициативе или по решению международных организаций. Введение санкций предусматривается Уставом ООН в случае угрозы миру, нарушения мира или акта агрессии со стороны какого-либо государства. [20, с.407]

Существуют разные виды санкций. Торговые санкции касаются импорта и экспорта товаров и технологий, причем особое внимание уделяется тем из них, которые могут использоваться в военных целях. Финансовые санкции включают в себя запрет или ограничения на предоставление займов, кредитов, а также на инвестиции. Используются и политические санкции, например исключение агрессора из международных организаций, разрыв с ним дипломатических отношений.

Санкции порой оказывают и противоположный эффект: порождают не сплоченность, а поляризацию общества, что в свою очередь ведет к трудно прогнозируемым последствиям. [12, с.77]

Так, в поляризованном обществе возможна активизация экстремистских сил, а в результате конфликт будет только обостряться. Конечно, не исключен и другой вариант развития событий, когда, например, вследствие поляризации в обществе возобладают силы, ориентированные на компромисс, — тогда вероятность мирного урегулирования конфликта значительно возрастет.

Еще одна проблема связана с тем, что введение санкций наносит ущерб не только экономике той страны, в отношении которой они вводятся, но и экономике государства, вводящего санкции. Так бывает особенно в тех случаях, если до введения санкций у этих стран были тесные экономические и торговые связи и отношения. [9, с.52]

Таким образом, использование санкций осложняется тем, что они действуют не избирательно, а на все общество в целом, причем преимущественно страдают наименее защищенные слои населения. Для снижения этого негативного эффекта иногда используют частичные санкции, которые не затрагивают, например, сферу поставок продовольствия или медикаментов.

Урегулирование конфликта мирным путём, при участии только лишь самих субъектов конфликта, является крайне редким явлением. Для помощи в этом нелёгком труде часто приходит на помощь третья сторона.

В арсенале средств воздействия третьей стороны на участников конфликта не исключаются и различные средства ограничения и принуждения, например отказ в предоставлении экономической помощи в случае продолжения конфликта, применение санкций к участникам; и все эти средства интенсивно используются в ситуациях вооруженного конфликта, как правило, на первой (стабилизационной) фазе урегулирования, с целью побудить участников прекратить насилие. Принудительные и ограничительные меры иногда применяются и после достижения договоренности с тем, чтобы обеспечить выполнение соглашений (например, в зоне конфликта остаются миротворческие силы).

2.2 Силовой метод урегулирования конфликта

Из всех средств ограничения и принуждения, которые используются третьей стороной, наиболее распространенными являются операции по поддержанию мира (термин введен Генеральной Ассамблеей ООН в феврале 1965 г.), а также применение санкций в отношении конфликтующих сторон.

При использовании операций по поддержанию мира часто вводятся миротворческие силы. Это происходит тогда, когда конфликт достигает стадии вооруженной борьбы. Главная цель миротворческих сил — разъединение противоборствующих сторон, недопущение вооруженных столкновений между ними, контроль над вооруженными действиями противоборствующих сторон. [16, с.48]

В качестве миротворческих сил могут использоваться как воинские подразделения отдельных государств (например, во второй половине 80-х годов индийские войска находились в качестве миротворцев в Шри-Ланке, а в начале 90-х годов 14-я российская армия — в Приднестровье) или группы государств (по решению Организации африканского единства межафриканские силы участвовали в урегулировании конфликта в Чаде в начале 80-х годов), так и вооруженные формирования Организации Объединенных Наций (вооруженные силы ООН неоднократно использовались в различных конфликтных точках).

Одновременно с введением миротворческих сил часто создается буферная зона с тем, чтобы развести вооруженные формирования противоборствующих сторон. Практикуется также введение зон, свободных от полетов (non-flying zones), для того чтобы предотвратить нанесение бомбовых ударов с воздуха одним из участников конфликта. войск третьей стороны помогает урегулированию конфликтов прежде всего благодаря тому, что военные действия противоборствующих сторон становятся затруднительными. [34, с.125]

Но следует учитывать и то, что возможности миротворческих сил ограничены: они, например, не имеют права преследовать нападающего, а использовать оружие могут только в целях самообороны. В этих условиях они могут оказаться своеобразной мишенью для противоборствующих группировок, как это неоднократно происходило в различных регионах. Более того, были случаи захвата представителей миротворческих сил в качестве заложников. Так, в первой половине 1995 г. в Боснийском конфликте в заложниках оказались и российские военнослужащие, находившиеся там с миротворческой миссией.

В то же время предоставление больших прав миротворческим силам, в том числе придание им полицейских функций, разрешение наносить удары с воздуха и т.п., чревато опасностью расширения конфликта и вовлечения третьей стороны во внутренние проблемы, а также возможными жертвами среди мирного населения, разделением мнений внутри третьей стороны относительно правомерности предпринятых шагов. [22, с.206]

Так, весьма неоднозначно были оценены действия НАТО, санкционированные ООН и связанные с нанесением бомбовых ударов в Боснии по позициям боснийских сербов в середине 90-х годов.

Пребывание войск на территории другого государства также представляет собой проблему. Она не всегда просто решается в рамках национальных законодательств стран, которые предоставляют свои вооруженные силы. Кроме того, участие войск в урегулировании конфликтов за рубежом часто негативно воспринимается общественным мнением, особенно если среди миротворческих сил появляются жертвы.

И, наконец, самая большая проблема заключается в том, что введение миротворческих сил не заменяет политического урегулирования конфликта. Этот акт может рассматриваться только как временный — на период поиска мирного решения.

2.3 Переговорный процесс при конфликте. Функции переговоров

Переговоры имеют столь же древнюю историю, как войны и посредничество. Этот инструмент использовался для их урегулирования еще задолго до появления правовых процедур. Переговоры — универсальное средство человеческого общения, которое позволяет находить согласие там, где интересы не совпадают, мнения или взгляды расходятся. Однако то, как ведутся переговоры — их технология, долгое время оставалось без внимания. Только во второй половине XX столетия переговоры стали объектом широкого научного анализа, что обусловлено, прежде всего, той ролью, которую приобрели переговоры в современном мире.

Следует указать, переговорный процесс в условиях конфликтных отношений довольно сложен и имеет свою специфику. Несвоевременное или неверное решение, принятое на переговорах, часто влечет за собой продолжение или даже усиление конфликта со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Переговоры в условиях конфликта, как правило, оказываются более успешными, если:

• предмет конфликта четко определен;

• стороны избегают использовать угрозы;

• отношения сторон не сводятся только к урегулированию конфликта, а охватывают многие области, где интересы сторон совпадают;

• обсуждается не слишком большое количество вопросов (одни вопросы не "тормозят" решение других);

Одной из важнейших особенностей переговоров является то, что интересы сторон частично совпадают, а частично расходятся. При полном расхождении интересов наблюдаются конкуренция, состязание, противоборство, конфронтация и, наконец, войны, хотя, как отмечал Т. Шеллинг, даже в войнах у сторон имеется общность интересов. Однако из наличия общих и противоположных интересов сторон следует, что в случае крайне выраженного силового диктата переговоры перестают быть переговорами, уступая место конфликту. [36, с.252]

Направленность на совместное решение проблемы одновременно является главной функцией переговоров. Это то главное, ради чего ведутся переговоры. Реализация данной функции зависит от степени заинтересованности участников в поиске взаимоприемлемого решения.

Однако почти на всех переговорах по урегулированию конфликта наряду с главной присутствуют и другие функции. Использование переговоров с различными функциональными целями возможно в силу того, что переговоры всегда включаются в более широкий политический контекст и служат инструментом при решении целого комплекса внутриполитических и внешнеполитических задач. Соответственно, они могут выполнять различные функции.

Наиболее существенными и часто реализуемыми функциями переговоров, кроме главной, являются следующие:

Информационно-коммуникативная функция присутствует практически на всех переговорах. Исключение могут составлять переговоры, которые предпринимаются для "отвода глаз", но и в них коммуникационный аспект, хотя и в минимальной степени, все же присутствует. Иногда бывает, что участники конфликта, вступая в переговоры, заинтересованы лишь в обмене взглядами, точками зрения. Такие переговоры часто рассматриваются сторонами как предварительные, а их функция — как чисто информационная. Результаты предварительных переговоров служат основой для выработки позиций и предложений к их следующему, основному раунду. [17, с.192]

Следующая важная функция переговоров — регуляционная. С ее помощью осуществляются регуляция, контроль и координация действий участников. Она предусматривает также детализацию более общих решений с целью их конкретного воплощения. Переговоры, на которых реализуется эта функция, выполняют роль своеобразной "настройки" отношений сторон. Если переговоры многосторонние, то на них происходит "коллективное управление взаимозависимостью" — регуляция отношений участников.

Пропагандистская функция переговоров заключается в активном воздействии на общественное мнение с целью разъяснения широким кругам своей позиции, оправдания собственных действий, предъявления претензий противоположной стороне, обвинения противника в противоправных действиях, привлечения на свою сторону новых союзников и т.п. В этом смысле она может рассматриваться в качестве производной или сопутствующей такой функции, как решение собственных внутриполитических или внешнеполитических проблем.

Говоря о пропагандистской функции и об открытости переговоров, не следует сбрасывать со счетов и положительные моменты, благодаря которым стороны оказываются под контролем общественного мнения.

Переговоры могут выполнять и маскировочную функцию. Эта роль отводится, прежде всего, переговорам с целью достижения побочных эффектов для "отвода глаз", когда на самом деле договоренности вовсе не нужны, поскольку решаются совсем иные задачи - заключить соглашения с целью выиграть время, "усыпить" внимание противника, а при начале вооруженных действий — оказаться в более выгодном положении. В этом случае их функциональное предназначение оказывается далеким от основного — совместного решения проблем, и переговоры перестают быть переговорами по своей сути. Конфликтующие стороны мало заинтересованы в совместном решении проблемы, поскольку решают совсем иные задачи. Примером могут быть мирные переговоры между Россией и Францией в Тильзите в 1807 г., вызвавшие недовольство и в той, и в другой стране. Однако и Александр 1, и Наполеон рассматривали Тильзитские соглашения не более чем "брак по расчету", временную передышку перед неизбежным военным столкновением.

Особенно явно "маскировочная" функция реализуется в том случае, если одна из конфликтующих сторон стремится успокоить оппонента, выиграть время, создать видимость стремления к сотрудничеству. В целом же следует отметить, что любые переговоры многофункциональны и предполагают одновременную реализацию нескольких функций. Но при этом функция поиска совместною решения должна оставаться приоритетной. Иначе переговоры становятся, по выражению М. М. Лебедевой, "квазипереговорами". [17, с.198]

Вообщем же, оценивая функции переговоров с точки зрения их конструктивности или деструктивности, следует иметь в виду весь политический контекст и то, насколько целесообразно совместное решение проблемы (например, нужны ли переговоры с террористами, захватившими заложников, или лучше предпринять действия по их освобождению). Подход к переговорам как к совместному с партнером поиску решения проблемы основывается на иных принципах и подразумевает в значительной степени открытость обоих участников, формирование отношений диалога. Именно в ходе диалога участники стараются по-иному увидеть проблему и ее решение. В диалоге между сторонами формируются новые отношения, ориентированные в перспективе на сотрудничество и взаимопонимание.

Таким образом, мы можем определить, что в различные исторические периоды, на различных переговорах те или иные функции использовались и продолжают использоваться в большей или меньшей степени. В условиях конфликтных отношений, стороны особо склонны к тому, чтобы интенсивнее использовать иные, отличные от основной переговорные функции.


3. Причины и основные этапы югославского конфликта и комплекс мероприятий по его урегулированию

3.1 Развал СРФЮ. Перерастание конфликта на бакланах в вооруженное столкновение

Югославский кризис имеет глубокую предысторию и сложный противоречивый характер. В его основе лежали внутренние (экономические, политические и этнорелигиозные) причины, приведшие к распаду федеративного государства. На примере того, что на месте единой Югославии образовалось шесть небольших самостоятельных государств, воюющих друг с другом не столько из-за религиозно-этнических приоритетов, сколько из-за взаимных территориальных претензий. Можно сказать, что причины военного конфликта в Югославии кроются в системе тех противоречий, которые возникли сравнительно давно и обострились в момент принятия решения на проведение радикальных реформ в экономике, политике, социальной и духовной сфере. [14, с.8]

На протяжении долгого противоречия между Югославскими республиками, которые перешли в стадию активного кризиса, две республики Словения и Хорватия первые заявили о выходе из СФРЮ и провозгласили свою независимость. Если в Словении конфликт приобрел характер противостояния Федерального центра и словенской республиканской элиты, то в Хорватии противостояние стало развиваться по этническому принципу. В районах с преобладающим сербским населением начались этнические чистки, заставившие сербское население создавать отряды самообороны. В этот конфликт были втянуты подразделения югославской армии, которые пытались разъединить враждующие стороны. Хорватское руководство отказало сербскому населению в элементарных правах, более того, развязав зверскую войну против сербов, хорваты сознательно провоцировали ответную реакцию федеральных войск, а затем становились в позу жертв сербских войск. Цель подобных действий сводилась к привлечению внимания международной общественности, развязыванию информационной войны против сербов и стремлению вызывать давление международного сообщества на Сербию для скорейшего признания независимости Хорватии. [43, с.12]

Первоначально страны ЕС и США руководствуясь принципом нерушимости границ, не признали новые государственные объединения, справедливо оценив их заявления, как сепаратизм. Однако с ускорением процесса распада СССР, с исчезновением сдерживающего фактора в лице Советского Союза на Западе стали склоняться к мысли поддержать "некоммунистические республики" Югославии. Развал ОВД, СЭВ, распад Советского Союза кардинально изменил расстановку сил в мире. Для стран Западной Европы (прежде всего только недавно объединенной Германии) и США появилась возможность значительно расширить зону своих геополитических интересов в стратегически важном регионе. [13, с.35]

Можно отметить тот факт, что в период "закипания балканского котла" международное сообщество не имело единого мнения. Ситуация на Балканах усугублялась наложением национальных, политических и конфессиональных фактора. Процесс развала СФРЮ в 1991 г. начался с отмены автономного статуса Косово в рамках Сербии. Кроме того, инициаторами развала Югославии среди прочих выступали хорваты, при этом особый упор был сделан на католицизм как свидетельство европейской идентичности хорватов, противопоставившим себя остальным православным и мусульманским народам Югославии. [15, с.23]

В результате длительного процесса перерастания конфликта в вооруженное столкновение сторон и невозможности мирового сообщества примирить стороны и найти решение кризиса мирным путем, кризис перерос в военные действия НАТО против СФРЮ. Решение о начале войны было принято 21 марта 1999 г. Советом НАТО – региональной военно-политической организацией 19 государств Европы и Северной Америки. Решение о начале операции принял Генеральный секретарь НАТО Солана в соответствии с предоставленными ему Советом НАТО полномочиями. В качестве основания для применения силы названо стремление предотвратить гуманитарную катастрофу, вызванную политикой геноцида, проводимой властями СФРЮ по отношению к этническим албанцам. Операция НАТО "Союзническая сила" была начата 24 марта 1999 г., приостановлена 10 июня, окончание операции – 20 июля 1999 г. Продолжительность активной фазы войны – 78 суток. Участвовали: с одной стороны – военно-политический блок НАТО, представленный 14 государствами, предоставившими вооруженные силы или территорию, воздушное пространство предоставили нейтральные страны Албания, Болгария, Македония, Румыния; с другой стороны — регулярная армия СФРЮ, полиция и нерегулярные вооруженные формирования. Третья сторона – Освободительная армия Косово, представляющая собой совокупность полувоенных формирований, использующих базы вне территории СФРЮ. Характер военных действий представлял собой воздушно-морскую наступательную операцию со стороны НАТО и воздушно-оборонительную операцию со стороны СФРЮ. Силами НАТО было завоевано господство в воздухе, бомбовыми и ракетными ударами по военным и промышленным объектам было уничтожено: нефтеперерабатывающая промышленность и запасы топлива, нарушены коммуникации, разрушены системы связи, выведены временно из строя энергетические системы, разрушены объекты промышленности и инфраструктуры страны. Потери среди гражданского населения составили 1,2 тысяч убитых и 5 тысяч раненых, около 860 тысяч беженцев. [15, с.78]

НАТО путем проведения воздушно-морской наступательной операции добилась капитуляции руководства СФРЮ в Косово на условиях, выдвинутых НАТО еще до войны. Войска СФРЮ выведены из Косово. Однако основная декларируемая политическая задача – предотвращение гуманитарной катастрофы в провинции – не только не выполнена, но и обострилась за счет роста потока беженцев-сербов после выхода армии СФРЮ и ввода миротворческих сил. НАТО инициировало решение СБ ООН миротворческую операцию по возвращению албанских беженцев в Косово, что позволило закрепить победу в войне и вывести Косово и Метохию из-под власти правительства СФРЮ. В миротворческом контингенте участвуют около 50 тысяч военнослужащих под руководством НАТО. [50, с.91]

3.2 Миротворческая операция в Боснии и Герцеговине

В связи с вооруженными конфликтами, как в Европе, так и за ее пределами, НАТО в 90-х годах прошлого столетия стала разрабатывать планы своего участия в миротворческих действиях. [48, с.11]

В этой связи возникла, по мнению натовских аналитиков, необходимость дополнения действующей системы коллективной безопасности новыми элементами для "миротворческой деятельности". При этом можно сформулировать основные задачи следующим образом:

• своевременное предотвращение конфликтов и разрешение их до начала их интенсивной эскалации;

• вооруженное вмешательство для принуждения к миру и восстановления безопасности. [48, с.115]

Отсюда, можно сделать вывод, что для выполнения этих задач НАТО необходимы, естественно, более совершенный механизм принятия решений, гибкая структура командования вооруженных сил. Поэтому в натовских стратегических концепциях 1991 и 1999 годов указывается, что "НАТО в сотрудничестве с другими организациями будет содействовать предотвращению конфликтов, а в случае возникновения кризиса - участвовать в его эффективном урегулировании в соответствии с международным правом, обеспечивать в зависимости от конкретного случая и в соответствии с собственными процедурами проведение миротворческих и иных операций под эгидой Совета Безопасности ООН или под ответственность ОБСЕ, в том числе путем предоставления своих ресурсов и опыта". [23, с.58]

Итак, ряд резолюций Совета безопасности ООН уже давали полномочия НАТО регулировать нарастающий конфликт в Боснии и Герцеговине, но так, что этого почти никто не понимал. Чаще всего НАТО скрывалась за словами "региональные организации или союзы". [51, с.46]

Для урегулирования возникшего конфликта в республике БиГ, НАТО предпринимала ряд действий.

Для начала, по просьбе Генерального секретаря начались осуществляться полеты самолетов НАТО для соблюдения режима "бесполетной зоны". Затем министры иностранных дел стран НАТО приняли решение о предоставлении защиты с воздуха силам обороны ООН на территории Югославии. И самолеты НАТО начали проводить учебные полеты в целях обеспечения непосредственной авиационной поддержки. [44, с.5]

Таким образом, конфликт на территории Югославии достаточно быстро и серьезно стал обсуждаться в НАТО, причем с явно военных позиций. Надо заметить, что не все официальные деятели Запада разделяли подобный подход. В качестве примера можно процитировать министра иностранных дел Англии Дугласа Хэрда: "НАТО - это не международная полиция. И это, конечно, не армия крестоносцев, которые выступают, чтобы с помощью силы разъединить воюющие войска или водрузить знамя на чужой земле. В ее полномочия не входит навязывать странам, не являющимся элементами НАТО, западные представления о ценностях или улаживать споры между другими государствами. Но НАТО не может заменить ООН, СБСЕ или Европейское Сообщество. Прежде всего, ООН с ее особым правовым авторитетом не имеет себе равных" [48, с.114]

Однако, несмотря на подобную позицию ряда европейских стран, НАТО приступила к выполнению резолюции Совета безопасности ООН по Югославии: корабли, входящие в постоянное соединение ВМС НАТО в Средиземноморье, осуществляли в Адриатическом море контроль за соблюдением торгового эмбарго против Сербии и Черногории и эмбарго на поставку оружия всем бывшим республикам; был начат также контроль над воздушной зоной Боснии и Герцеговины, запрещенной для полетов.

После того, как сербы отказались принять план Вэнса-Оуэна, Организация Североатлантического договора "в рамках регионального договора" приступила к проведению предварительных исследований о возможности участия военных групп НАТО "в планировании широкой оперативной концепции осуществления мирного плана для Боснии и Герцеговины", или осуществления задач военного характера в рамках мирного плана. НАТО предложила провести наземную разведку и связанные с этим мероприятия, а также "рассмотреть возможность предоставления ключевой штабной структуры, предусматривающей возможность задействования других стран, которые могут направить свои воинские контингенты".

НАТО придерживалась таких основных целей, как проведение военно-морских операций, военно-воздушных операций и операций по защите персонала ООН. [38, с.82]

В дальнейшем НАТО от своего имени предъявила ультиматум боснийским сербам отвести в десятидневный срок на 20 км от Сараево свое тяжелое вооружение. Ультиматум был подкреплен угрозой нанести удар с воздуха. После объявления ультиматума Генеральный секретарь ООН Б. Бутрос-Гали на встрече представителей стран НАТО в Брюсселе поддержал идею нанесения воздушных ударов по боснийским сербам. "Я наделен полномочиями, - заявил он, - нажать кнопку" относительно воздушной поддержки... но для воздушных ударов необходимо будет решение Совета НАТО...". После вхождения воздушно-десантного батальона в Гравицу (пригород Сараево), позволило разделить сербов и мусульман, что и обеспечило прекращение огня. После чего было подписано мирное соглашение по Боснии, где Североатлантический союз создал и возглавил Многонациональные силы по выполнению соглашения (ИФОР), перед которыми была поставлена задача выполнения военных аспектов соглашения. В соответствии с приложением 1А Мирного соглашения операцию "Джойнт Индевор" возглавляла НАТО под политическим управлением и контролем Североатлантического совета. По условиям Мирного соглашения, все тяжелое оружие и войска должны были быть собраны в районах расквартирования или демобилизованы. Это было последним этапом выполнения военного приложения к Мирному соглашению. [45, с.48]

Чуть позже в Париже был утвержден двухлетний план укрепления мира, который затем был доработан в Лондоне под эгидой Совета по выполнению мирного соглашения, созданного в соответствии с Мирным соглашением. На основе этого плана и изучения в НАТО вариантов обеспечения безопасности, министры иностранных дел и министры обороны стран НАТО приняли решение о том, что для обеспечения стабильности требуется присутствие в стране меньших по численности военных сил, - Сил стабилизации (СФОР) - которые должна была организовать НАТО. СФОР получили аналогичную ИФОР установку на жесткое применение силы, если это потребуется для выполнения поставленной задачи и самообороны. [23, с.62]

3.3 Миротворческая операция в Косово

Зоной другой миротворческой операции сил НАТО было Косово, когда возник конфликт между воинскими формированиями Сербии и Силами косовских албанцев. НАТО под предлогом гуманитарной интервенции вмешалась в конфликт и начала воздушную кампанию против Союзной Республики Югославии, которая продолжалась 77 дней. Тогда Совет Безопасности ООН принял резолюцию о принципах политического разрешения кризиса в Косово и направлении туда под эгидой ООН международного военного контингента, состоящего в основном из сил НАТО и под единым натовским командованием. [51, с.50]

Главная политическая цель, которую преследовало НАТО в косовском конфликте, заключалась в свержении авторитарного режима С. Милошевича. Прекращение гуманитарной катастрофы в Косово тоже входило в задачи НАТО, но не было главной целью его интервенции в Югославию.

Военная стратегия НАТО была построена на осуществлении воздушной наступательной операции с тем, чтобы максимально использовать свое полное доминирование в воздухе и нанести максимальный вред югославской армии, прежде мобильным комплексам ПВО и сухопутным войскам. Удар, нанесенный экономической и транспортной инфраструктуре Югославии, имел целью создать определенный психологический эффект, направленный на как можно быстрее капитуляции С. Милошевича.

В середине февраля руководство НАТО приняло оперативный план 10/413 (кодовое название "Совместная дозор") по развертыванию военного миротворческого контингента НАТО и стран-партнеров Альянса в Косово.

Следует заметить, что такая заранее спланированная подготовка НАТО к военному вмешательству в Косово независимо от результатов мирных переговоров наворачивает на мысль о том, что урегулирование конфликта в стране не было для НАТО основной целью. После Боснии НАТО стало откровенно претендовать на роль главной организации по вопросам безопасности в Европе.

24 марта 1999 в ответ на отказ официального Белграда согласиться с условиями урегулирования ситуации в Косово военно-воздушные силы НАТО начали бомбардировки территории Югославии. Воздушная операция сил НАТО (операция "Союзная сила") была очередным вариантом реализации стратегии контролируемой эскалации. Она предусматривала повреждения жизненно важных для обороны и жизнедеятельности страны объектов. Военная стратегия Белграда в войне с силами НАТО, оборонный бюджет которого в 300 раз превышал югославский, была рассчитана на ведение массовой патриотической войны. Учитывая полное господство сил НАТО в воздушном пространстве, С. Милошевич пытался сохранить основные силы своей армии для сухопутной фазы войны, максимально розсредоточив их по территории Косово и других районов Югославии.

Однако, одновременно с развертыванием боевых действий югославской армией сербские силы безопасности и отряды сербских добровольцев начали вводить широкомасштабные этнические чистки с тем, чтобы если не изменить этнический баланс в крае в пользу сербов, то по крайней мере значительно уменьшить демографическую преимущество албанцев. В результате боевых действий и этнических чисток количество беженцев из Косово достигло 850 тыс. человек, из которых около 390 тыс. перешло в Македонию, 226 тыс. - в Албанию, 40 тыс. - в Черногорию. Несмотря на это, последствия натовских бомбардировок заставили С. Милошевича пойти на уступки. С июня 1999 при посредничестве президента Финляндии специального посланника ЕС М. Ахтисаари и специального посланника РФ В. Черномырдина после многодневных политических дебатов президент СФРЮ С. Милошевич согласился подписать "Документ о достижении мира". Им предусматривалось размещение в Косово международных военных контингентов под объединенным командованием НАТО и эгидой ООН, создание временной администрации края и предоставление ему широкой автономии в составе СФРЮ. Так завершился четвертый период развития косовского конфликта. После принятия 10 июня 1999 СБ ООН резолюции № 1244 стадия эскалации Косовского конфликта изменилась стадией деэскалации В резолюции содержалось требование немедленного прекращения боевых действий и репрессий со стороны СФРЮ в Косово поэтапного вывода всех военных, полицейских и военизированных формирований СФРЮ с территории края. 20 июня 1999 последние части югославской армии покинули Косово. Также следует указать очевидный факт - СФРЮ в политической и военном плане потерпела поражение. Потери от вооруженного противостояния с НАТО оказались довольно значительными. Страна оказалась в международной изоляции. Официальный Белград практически утратил политический, военный и экономический контроль над Косово, отдав его дальнейшую судьбу и будущее территориальной целостности своей страны в руки НАТО и ООН.

Стал совершенно очевидным тот факт, что эффективность работы международных механизмов урегулирования военных конфликтов поставлена под сомнение. Прежде всего, существенно изменилось содержание деятельности ООН. Данная организация стала сдавать позиции, менять свою миротворческую роль, уступая часть своих функций НАТО. Это радикально меняет всю систему европейской и мировой безопасности.

Югославскую проблему нельзя было решить мирным путем, потому что: во-первых, не было взаимного согласия и трудно было рассчитывать на мирный путь; во-вторых, право наций на самоопределение признавалось за всеми республиками, входившими в Югославию, в то время как сербы даже в местах компактного проживания этого права лишались; в-третьих, право Югославской Федерации на территориальную целостность отвергалось, в то же время право отделившихся республик было оправдано и защищено международным сообществом; в-четвертых, международное сообщество и ряд стран (таких как США и особенно Германия) открыто заняли позиции одной стороны и тем самым стимулировали противоречия и вражду; в-пятых, во время конфликта было ясно видно, кто на чьей стороне выступает.

Таким образом, Практические меры, принятые мировым сообществом в бывшей Югославии, не ликвидировали (они лишь на время задавили конфликт) причины войны. Вмешательство НАТО на время устранило проблему противоречий между Белградом и косовскими албанцами, но вызвало новое противоречие: между Освободительной Армией Косово и силами КФОР.


Заключение

Озабоченность мирового сообщества ростом числа конфликтов в мире обусловлена как многочисленностью жертв и огромным материальным ущербом, наносимым последствиями, так и тем, что благодаря развитию новейших технологий, имеющих двойное назначение, деятельности средств массовой информации и глобальных компьютерных сетей, крайней коммерциализации в сфере т.н. масс культуры, где культивируются насилие и жестокость, у все большего числа людей появляется возможность получить, а затем и использовать информацию о создании самых изощренных средств уничтожения и способах их применения. Не застрахованы от вспышек терроризма ни высокоразвитые, ни отстающие в экономическом и социальном развитии страны с различными политическими режимами и государственным устройством.

В период завершения "холодной войны" горизонты международного сотрудничества казались безоблачными. Главное на тот момент международное противоречие - между коммунизмом и либерализмом - уходило в прошлое, правительства и народы устали от бремени вооружений. Если не "вечный мир", то, по крайней мере, длительный период затишья на тех участках международных отношений, где все еще оставались нерешенные конфликты, не выглядел слишком уж большой фантазией.

Следовательно, можно было представить дело так, будто в мышлении человечества произошел крупный этический сдвиг. Кроме того, свое слово сказала и взаимозависимость, начавшая играть все большую роль не только и не столько в отношениях между партнерами и союзниками, но и в отношениях между противниками. Так, советский продовольственный баланс не сходился без поставок продовольствия из стран Запада; энергетический баланс в странах Запада (по приемлемым ценам) не сходился без поставок энергоресурсов из СССР, а советский бюджет не мог состояться без нефтедолларов. Целая совокупность соображений, причем и гуманитарного и прагматического характера, предопределила разделяемый главными участниками международных отношений - великими державами, ООН, региональными группировками - вывод о желательности мирного политического урегулирования конфликтов, а также управления ими.

Интернациональный характер жизни людей, новые средства связи и информации, новые виды вооружений резко снижают значимость государственных границ и иных средств защиты от конфликтов. Возрастает многообразие террористической деятельности, которая все больше увязывается с национальными, религиозными, этническими конфликтами, сепаратистскими и освободительными движениями. Появилось немало новых регионов, где террористическая угроза стала особенно масштабной и опасной. На территории бывшего СССР в условиях обострения социальных, политических, межнациональных и религиозных противоречий и конфликтов, разгула преступности и коррупции, внешнего вмешательства в дела большинства стран СНГ пышным цветов расцвел постсоветский терроризм. Таким образом, тема международных конфликтов является на сегодняшний день актуальной и занимает важное место в системе современных международных отношений. Так, во-первых, зная природу международных конфликтов, историю их возникновения, фазы и виды можно спрогнозировать возникновение новых конфликтов. Во-вторых, анализируя современные международные конфликты можно рассматривать и исследовать влияние политических сил разных стран на международной арене. В-третьих, знание специфики конфликтологии помогает лучше проанализировать теорию международных отношений. Следует рассматривать и изучать особенности всех современных конфликтов – от самых незначительных вооруженных столкновений до широкомасштабных локальных конфликтов, так как это даёт нам возможность избегания в будущем, либо найти решения в современных международных конфликтных ситуациях.


Использованные источники и литература

Международно-правовые акты:

1. Дополнительный протокол I к Женевским конвенциям от 12 августа 1949г., касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов 1977г. // Международная защита прав и свобод человека. Сборник документов. М., 1990г.

2. Конвенция о законах и обычаях сухопутной войны 1907г. // Действующее международное право. / Сост. Ю.М. Колосов и Э.С. Кривчикова. Т. 2.

3. Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие, 1980г. // Ведомости СССР, 1984г.№3.

4. Международное право в избранных документах т. II — Ст. 6 Гаагской конвенции о мирном решении международных столкновений 1907 г. — М., 1957. — C.202 - 248.

5. Международное право. Ведение боевых действий. Сборник Гаагских конвенций и иных соглашений. МККК, М., 1995 г

6. Международное право. Ведение боевых действий. Сборник Гаагских конвенций и иных соглашений. МККК, М., 1995 г

7. Протокол о запрещении или ограничении применения мин-ловушек и других устройств с поправками, внесенными 3 мая 1996г. (Протокол II с поправками, внесенными 3 мая 1996г.), прилагаемый к Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения // Московский журнал международного права. – 1997г. №1. Стр. 200 – 216.

Основная литература:

8. Арцибасов И.Н. Вооруженный конфликт: право, политика, дипломатия. - М.,1998. – С.151 – 164.

9. Багинян К. А. Международные санкции по Уставам Лиги Наций и Организации Объединенных Наций и практика их применения. — М.: 1948. — С.34 - 58.

10. Бертон Дж. Конфликт и коммуникации. Использование контролируемой коммуникации в международных отношениях. – М.,1999. – С.134 - 144.

11. Боулдинг К. Теория конфликта. – Л.,2006. – С.25 - 35.

12. Василенко В. А. Международно-правовые санкции. — К.,1982. — C.67 – 78.

13. Волков В. Новый мировой порядок" и балканский кризис 90-х годов: Распад ялтинско-постдамской системы международных отношений. – М.,2002. – С.23 – 45.

14. Гуськова Е.Ю. История Югославского кризиса (1990-2000). – М.,2001. – С.28 – 40.

15. Гуськова Е.Ю. Вооруженные конфликты на территории бывшей Югославии. – М.,1999. – С.22 – 43.

16. Деханов С.А. Право и сила в международных отношениях // Московский журнал международного права. — М.,2003. – С.38 – 48.

17. Лебедева М.М. "Политическое урегулирование конфликтов". — М.,1999. — С.67 – 87.

18. Лебедева М.М., Хрусталев М. Основные тенденции в зарубежных исследованиях международных переговоров. – М.,1989. – С.107 – 111.

19. Левин Д.Б. Принципы мирного разрешения международных споров. – М., 1977. – С.34 – 56.

20. Лукашук И.И. Международное право. Особенная часть. — М.,2002. — С.404 – 407.

21. Луков В. Б. Современные дипломатические переговоры: проблемы раз-вития. Год 1987. – М.,1988. – С. 117 – 127.

22. Михеев Ю. Я. Применение принудительных мер по Уставу ООН. — М.,1967. — С. 200 – 206.

23. Морозов Г. Миротворчество и принуждение к миру. – М.,1999. – С.58 – 68.

24. Мурадян А.А. Самая благородная наука. Об основных понятиях международно-политической теории. – М.,1990. – 58 – 67.

25. Нергеш Я. Поле битвы - стол переговоров/Пер, с венгер. – М.,1989. – С.77 – 88.

26. Никольсон Г. Дипломатия. М.,1941. – С.45 – 67.

27. Ниренберг Дж. - Маэстро переговоров. М.,1996. – С.86 –94.

28. Нитце П. - Прогулка в лесу. – М.,1989. – С.119 – 134.

29. Полторак А.И. Вооруженные конфликты и международное право. – М., 2000. – C.66 – 78.

30. Пугачев В.П. Введение в политологию. 3-е изд., перераб. и доп. – М., 1996 (гл. 20 "Политические конфликты") – С.54 - 66.

31. Сетов Р.А. Введение в теорию международных отношений. – М.2001. – С.186 – 199.

32. Степанов Е.И. Конфликтология переходного периода: Методологические, теоретические, технологические проблемы. – М.,1996. С.56 – 88.

33. Удалое В. Баланс сил и баланс интересов. – М.,1990. – С.16–25.

34. Ушаков Н.А. Правовое регулирование использования силы в международных отношениях. — М.,1997. – С.103 – 135.

35. Фишер Р. Подготовка к переговорам. – М.,1996. – С.90 – 120.

36. Ходжсон Дж. Переговоры на равных. — Мн.,1998. — C.250 – 257.

37. Цыганков П.А. Теория Международных Отношений. — М., 2004. — С.407 – 409.

38. Шагалов В.А. Проблема урегулирования региональных конфликтов в постбиполярную эпоху и участие российских военнослужащих в миротворческих операциях. – М.,1998. – С.69 – 82.

Совместные издания:

39. Международное право. /Под ред. Ю.М. Колосова, В.И. Кузнецова. М. 1996. – С. 209 –237.

40. Международные конфликты современности. /Под ред. В. И. Гантмана. М.,1983. С.230 – 246.

41. О процессе международных переговоров (опыт зарубежных исследо-ваний). /Отв. редакторы Р.Г. Богданов, В.А. Кременюк. М.,1989. С.350 – 368.

42. Современные буржуазные теории международных отношений: критический анализ. /Под ред. В.И. Гантмана. М.,1976. С.123 – 145.

Статьи в периодических изданиях:

43. Война в Югославии. //Особая папка НГ № 2, 1999г. - С.12.

44. Заявление Совета по внешней и оборонной политике о войне НАТО против Югославии //Независимая Газета 16.04.99г. – С.5.

45. Кременюк В.А. На пути урегулирования конфликтов//США: экономика, политика, идеология. 1990. № 12. С. 47-52.

46. Кременюк В.А. Проблемы переговоров в отношениях двух держав// США: экономика, политика, идеология. 1991. № 3. С.43-51.

47. Лебедева М.М. Трудный путь урегулирования конфликтов. //Вестник Московского университета. Серия 18: Социология и политология. 1996. № 2. С. 54-59.

48. Романов В.А. Североатлантический союз: Договор и организация в меняющемся мире//Московский журнал международного права. 1992. №1. – С.111 – 120.

49. Рубин Дж., Колб Д. Психологические подходы к процессам международных переговоров/Психологический журнал. 1990. № 2. С.63-73.

50. Симич П. Дейтонский процесс: сербский взгляд // МЭ и МО. 1998. – С.91

51. Ясносокирский Ю.А. Миротворчество: Некоторые концептуальные аспекты политического урегулирования конфликтов и кризисных ситуаций // Московский журнал международного права. 1998. №3. С.46

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий