регистрация / вход

Американо-иранские отношения на современном этапе

Основные направления внешней политики Ирана. Характеристика механизмов усиления влияния США на Персию. Способы сохранения дипломатического противостояния между исследуемыми странами. Показание возможных мирных и военных путей разрешения иранского кризиса.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Глава 1. Актуальные тенденции и проблемы политики США в отношении Ирана

1.1 Внешняя политика Ирана

1.2 Позиция США

Глава 2. Перспективы развития политики США в отношении Ирана

2.1 Сохранение дипломатического противостояния между Ираном и США

2.2 Разрешение иранского кризиса военным путем

2.3 Урегулирование иранской проблемы мирным путем

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Цели США на Ближнем и Среднем Востоке делятся на официально провозглашенные и те, о которых не принято объявлять открыто. К первым относятся нераспространение оружия массового уничтожения (ОМУ) и ракетной технологии, обеспечение бесперебойного поступления нефти из региона, борьба с терроризмом, содействие арабо-израильскому мирному процессу, поддержание стратегического превосходства Израиля над его арабскими соседями. Однако действия США свидетельствуют, что наряду с перечисленными, они преследуют еще ряд целей, идущих значительно дальше "миролюбивого" поддержания статус-кво.

Иранскому направлению во внешнеполитической стратегии США всегда отводилось особое место. Конфликт между Исламской Республикой Иран и США длится практически на протяжении трех десятилетий. В период прихода к власти республиканской администрации во главе с Дж. Бушем-младшим Иран был причислен Соединенными Штатами к странам "оси зла"[1] . Учитывая сложности, связанные с двумя крупномасштабными войнами в Афганистане и Ираке, во внешнеполитической линии Вашингтона, актуальность проблемы Ирана в первый срок пребывания Дж. Буша в Белом доме в некоторой степени отошла на второй план по сравнению с сугубо военными вопросами. Однако в свете широкой международной дискуссии по "иранскому ядерному досье" и ожидающихся силовых военных действий США против Ирана на сегодня складывается очевидная тенденция, когда иранская проблематика вновь все чаще выносится на повестку дня руководством Белого дома как первоочередная.

Целью данной работы является рассмотрение проблем американо-иранских отношений на современном этапе. Данная цель позволила сформулировать следующие задачи данного исследования:

1. Рассмотреть существующие проблемы в отношениях между Ираном и США.

2. Показать возможные пути развития отношений между этими странами.

Актуальность данной работы определяется тем, что с начала 90-х годов на Ближнем Востоке произошел бурный рост американского влияния. Этот процесс далеко не случайно совпал с немотивированным уходом СССР из региона в период, когда внешняя политика нашей страны определялась Горбачевым и Шеварднадзе. Ускоренному и яркому проявлению доминирующей роли США здесь способствовала война в Персидском заливе 1991 г. Вашингтону удалось использовать опрометчивую агрессию Ирака против Кувейта для сплочения под своим руководством широкой коалиции государств, и главное – арабских, которые впервые в истории добровольно, на своей земле, примкнули к иноземцам в войне против своих собратьев-иракцев. А однажды придя на Аравийский полуостров, американский солдат оттуда уже не ушел: и после окончания "бури в пустыне" США оставил в Саудовской Аравии свои военные объекты.

В ходе написания работы были использованы труды таких авторов как Л.Е. Шевченко, И.Е. Федорова, К. Поллак, Э. Мирзоев, А.А. Измайлов, М. Вагин, С.В. Багдасаров, С.Л. Агаев, А. Ливен и другие.

В них рассматриваются различные аспекты развития взаимоотношений США и Ирана с середины 90-х годов прошлого века по сегодняшний день.

Были также использованы Интернет-ресурсы.

Глава 1. Актуальные тенденции и проблемы политики США в отношении Ирана

1.1 Внешняя политика Ирана

Важным стратегическим партнером Ирана в регионе является Россия. Учитывая возрастающее давление на Иран со стороны США, с одной стороны, и обладание Россией правом вето в Совете Безопасности – с другой, ирано-российские отношения как инструмент сдерживания США будут и далее укрепляться. И на это существуют объективные причины[2] .

Для противодействия американской политике на Ближнем и Среднем Востоке Иран стремится наладить конструктивное сотрудничество с Россией и стать ее основным региональным партнером.

Тегеран заинтересован в поддержке Россией формирования ирано-сирийского военно-политического блока.

В свою очередь, иранская позиция, учитывающая российские интересы на Южном Кавказе и в Центральной Азии, отвечает усиливающимся геополитическим амбициям России, и для нее весьма кстати. При этом Россия, пытаясь отстоять свои коммерческие интересы и укрепить политическое влияние на ИРИ, прочно закрепляет свои позиции на иранском внутреннем рынке вооружений и технологий. Несмотря на жесткую критику стран Запада, стороны планируют строительство второй очереди атомных электростанций в Бушере.

Позитивные тенденции во взаимоотношениях складываются между Ираном и "европейской тройкой", решительно настроенной на разрешение иранской проблемы через взаимовыгодный диалог. Основа лояльной европейской позиции к Ирану заложена в стремлении сформировать независимую от США европейскую внешнеполитическую стратегию и подтвердить свою международную дееспособность в качестве серьезного политического актора. Кроме того, ведущие страны Европейского Союза (ЕС) сегодня не располагают таким военно-политическим потенциалом, как США, в связи с чем политика диалога является основным внешнеполитическим инструментом Европы на международной арене.

Следовательно, для достижения успеха ЕС проводят более гибкий курс, используя по возможности стратегию "soft power"[3] . Иран также заинтересован в сотрудничестве с европейскими державами, так как данный процесс нейтрализует попытки США по применению жестких мер в отношении Ирана.

Значимым стимулом для ведущих европейских держав в сотрудничестве с Ираном является стремление обеспечить собственные энергетические интересы, так как вряд ли какое-либо из других арабских нефтедобывающих государств (в том числе Оман, с которым имеются очень тесные связи) могло бы стать их приоритетным партнером в условиях доминирования США в регионе без обеспечения со стороны европейских государств гарантий безопасности.

Положительные тенденции к сближению позиций складываются между Ираном и Китаем. Подобно России КНР активно выступает против передачи "иранского досье" в Совет Безопасности ООН и в отличие от России реально может применить право "вето" на принятие отрицательного решения в отношении Тегерана. Иран прочно выстроил отношения с Китаем, став одним из основных потребителей китайских военных технологий и вооружений, а также вторым по объемам поставщиком нефти в эту страну (по некоторым данным, на Иран приходится порядка 20% нефтяного импорта Китая). Следовательно, с учетом собственных долгосрочных энергетических перспектив Китаю не выгодно иметь "американизированный" Иран[4] .

Отрицательная динамика усиливается во взаимоотношениях между Ираном и Израилем. Основные столкновения интересов имеют исторические корни и сосредоточены в геополитических противоречиях, которые усиливаются в связи с активными тенденциями геополитического блокирования в регионе "Большого Ближнего Востока". Кроме этого, имеет место конфликт на этнорелигиозной почве, так как Иран рассматривает Израиль как притеснителя законных прав арабов и оказывает поддержку палестинским террористическим организациям. Израиль активно лоббирует нефтекоммуникационные проекты в Каспийском бассейне в обход Ирана с целью деактуализировать Исламскую Республику Иран (ИРИ) как нефтяного партнера для США. Вместе с тем Израиль осознает, что начало военных действий против Ирана в настоящее время может привести к необратимым последствиям. Вследствие этого Израиль, вероятнее всего, заинтересован в продлении сложившейся ситуации и сохранении статус-кво, так как:

1. Деятельность США, направленная на подрыв позиций Ирана в регионе, и постоянное напряжение иранского режима в связи с вероятной угрозой для своей национальной безопасности объективно подрывает усилия Ирана стать региональным "центром силы" в противовес Израилю.

2. Ситуативное желание сохранить статус-кво необходимо Израилю для осуществления планов Ариэля Шарона в Палестине, особенно сегодня, когда с чаши весов снят "фактор Арафата" и стороны пытаются прийти к урегулированию конфликта. В частности, осуществлен план по выводу израильских поселений из сектора Газы, а также имеются шансы реанимировать план "Дорожная карта". В случае же военной поддержки Израилем США есть реальная вероятность эскалации новой волны противостояния в арабо-израильском конфликте, учитывая предположительную связь Ирана с палестинскими террористическими группировками.

Напряженность во взаимоотношениях складывается между ИРИ и Турцией.

1. Конфликт интересов между Турцией и Ираном проявляется в региональном соперничестве на Кавказе, в Центральной Азии и в Каспийском регионе[5] :

На Кавказе. Активная интеграция Турции с Азербайджаном представляет значительную внутри- и внешнеполитическую угрозу для Ирана (этнические азербайджанцы составляют порядка 30% населения Ирана). Кроме этого, существенное сближение позиций Турции и Грузии и ослабление позиций России в Грузии углубляет тенденцию по изоляции Ирана, так как без участия Грузии невозможно осуществить коммуникационные проекты "Юг – Север" и "Юг – Север – Запад", в которых заинтересован Иран.

В Центральной Азии. Распространение экономического влияния Турции на регион закладывает предпосылки к формированию приоритетных взаимоотношений со странами Центральноазиатского региона (ЦАР), что вызывает обеспокоенность со стороны Тегерана. Но при этом на сегодня Иран не претендует на широкое распространение своего влияния на этот регион, так как его геополитические амбиции сосредоточены пока исключительно на создании собственного жизненного пространства. Дополнительно Иран не намерен посягать на геополитические интересы России в Центральной Азии (ЦА). Хотя в перспективе Иран рассматривает Центральную Азию, в особенности ираноязычную ее часть, как составную будущего "иранского политического пространства".

В Каспийском регионе. Турция является основным конкурентом Ирана (кроме России) в развитии транспортно-энергетических нефтепроводов в регионе (нефтепровод Баку – Тбилиси – Джейхан), которые пользуются поддержкой со стороны США в ущерб экономическим интересам стран региона и компаниям, ведущим разработку нефтяных месторождений на шельфе Каспия, так как иранский маршрут трубопровода представляется наиболее рентабельным и перспективным.

2. Конфронтация в рамках "исламского поля" – недовольство со стороны Ирана политикой интеграции Турции с Израилем, несмотря на складывающуюся тенденцию к охлаждению во взаимоотношениях. Тегеран обвиняет Стамбул в "измене" исламским принципам.

1.2 Позиция США

На сегодня для США складывается неблагоприятная внешнеполитическая конъюнктура для того, чтобы провоцировать военный конфликт с Ираном. Данная тенденция определяется современным развитием международной обстановки, обусловливаемой следующими факторами:

1. Не завершен иракский кризис. В связи с этим США пока не в силах вовлекаться в еще один долгосрочный военный конфликт. В ближайшей перспективе иракский вопрос будет являться определенным индикатором того, как будут развиваться американо-иранские отношения.

2. Усложнены и углублены противоречия в трансатлантических отношениях по принципам регулирования миропорядком в целом и по вопросу применения военной силы. Так, Франция, Германия и Великобритания выступают за решение иранской проблемы через диалог с Тегераном. Расхождения в подходах по урегулированию иранской проблемы между США и ЕС значительно ослабляют позицию Вашингтона в отношении Ирана. Без однозначной дипломатической поддержки своих европейских партнеров Вашингтону будет достаточно сложно создать сильную антииранскую коалицию. Позитивная позиция европейских союзников особенно важна, чтобы не допустить раскола НАТО, с тем чтобы использовать потенциал данной организации в качестве геополитического инструмента на Среднем Востоке[6] .

Следовательно, в ближайшей перспективе политика республиканской администрации будет выжидательной и направлена на улучшение сложившегося "статус-кво" в свою пользу. США не препятствуют попыткам ЕС решить иранский вопрос мирным путем. В случае ее провала, европейская линия будет скомпрометирована. Это станет обоснованием для применения Соединенными Штатами жесткого варианта. В настоящее время Соединенным Штатам требуется время для реализации ряда дипломатических тактических действий против Тегерана с целью создания в лице Ирана "образа врага" для международного сообщества. Дополнительно США попытаются использовать данный период для подготовки почвы с целью передачи иранского досье в Совет Безопасности ООН.

Данные тенденции в глобальной стратегии США протекают на фоне активизации политики Ирана по налаживанию международных контактов и сотрудничества с крупными международными политическими акторами в рамках обеспечения национальной безопасности от США.

Глобальная стратегия США в области безопасности предполагает трансформировать Иран в страну-сателлит, нейтрализовав его возможность стать региональной державой в противовес американским геостратегическим и геополитическим интересам. С геополитической точки зрения Иран является связующим звеном между Ближним и Средним Востоком, Средней Азией и Индокитаем, Дальним Востоком, обеспечивающим связь Европы с Азией. С геоэкономической точки зрения Иран обладает колоссальным нефтяным потенциалом, имеет широкие транзитные возможности, а также располагает значительным и дешевым трудовым ресурсом.

США выражают свое недовольство Ираном по следующим пунктам:

1. Сохранение заметных фундаменталистских элементов во внутреннем устройстве. В период правления экс-президента Ирана Мохаммеда Хатами, который принадлежал к блоку реформаторов, консервативные клерикальные круги в лице духовного лидера аятоллы Али Хаменей де-факто сохраняли контроль над страной. Однако реформаторский настрой экс-президента относительно либерализовал политическое поле в Иране. Сегодня же, после прошедших в стране в июне 2005 года президентских выборов, на которых победил политик консервативного толка (бывший мэр Тегерана Махмуд Ахмадинеджад), власть в Иране закрепила позиции духовенства.

2. Стремление Ирана к региональному лидерству и ограничению присутствия в регионе глобальных игроков.

3. Поддержка международных террористических организаций "Хамас", "Хезболла" и военизированных шиитских группировок на территории Ирака.

4. Развитие ядерной программы. По данным американских разведслужб, Иран способен создать ОМУ в ближайший год в случае отсутствия сопротивления со стороны мирового сообщества. Разработка же Ираном ракетных и ядерных технологий в комплексе вызывает еще большую озабоченность, чем если бы эти разработки велись раздельно. Речь идет о модифицированном прототипе ракеты типа "Шехаб-3" – "Шехаб-4", созданных на базе северокорейской ракеты "Нодон", которая, как предполагается, при полете на высоте 250 км способна достигать территории Египта, Израиля, практически всей территории Южного Кавказа, Турции и Пакистана, всей Центральной Азии, западных регионов Индии и Китая, всех стран Персидского залива. В результате в радиусе действия этой ракеты оказываются Суэцкий канал, Черноморские проливы, нефтяные промыслы и важнейшие коммуникации в Персидском заливе и в Каспийском бассейне, практически все военные базы США и Великобритании в Восточном Средиземноморье, в Турции[7] .

5. Тесное сотрудничество Ирана с Россией и Китаем, а также рядом европейских государств в рамках "критического диалога" с ИРИ (германские и французские компании и банки сохраняют лидирующие позиции в иранском нефтегазовом комплексе). Это заставляет США критически подходить к решению иранской проблемы, так как, проводя политику изоляционизма и отказываясь от всякого сотрудничества с иранской стороной, США не имеют доступа к иранскому рынку, где укрепляются позиции других политических акторов. На сегодня они имеют несомненные преимущества в формировании своих отношений с иранской стороной. Данный факт противоречит стратегическим интересам США, направленным на контроль иранского рынка (он составляет не менее 40 млрд долларов, с учетом возможных экономических и технологических потребностей Ирана)[8] , который представляет благодатную почву для развития бизнеса.

Глава 2. Перспективы развития политики США в отношении Ирана

В целом все нижеприведенные сценарии развития политики США в отношении Ирана являются лишь одной из попыток проанализировать различные перспективы развития иранского кризиса.

На сегодня можно предположить три основных варианта развития политики США в отношении Ирана:

1. Сохранение дипломатического противостояния между Ираном и США.

2. Разрешение иранского кризиса военным путем.

3. Урегулирование иранской проблемы мирным путем.

2.1 Сохранение дипломатического противостояния между Ираном и США

Сохранение дипломатического противостояния между Ираном и США представляется наиболее реалистичным вариантом развития событий в краткосрочной перспективе (год-два года).

В рамках данной политики дипломатия США будет нацелена на ослабление позиций клерикально-консервативных кругов Ирана[9] .

На начальном этапе осуществления данного варианта предполагается определенная консервация текущей обстановки в американо-иранских отношениях, при которой Иран проявляет одностороннее желание к прямому сотрудничеству. В этом контексте со стороны США предполагается оказание определенного давления на Тегеран, а также "работа" с международным сообществом с целью его склонения к американскому виденью разрешения иранской проблемы.

Предположительно официальные и неофициальные меры Вашингтона, направленные на ослабление позиций консервативно-клерикальных кругов в Иране, будут сводиться к следующему:

1. Поддержка со стороны США всех антиправительственных сил на территории Ирана: Иранский Совет Национального Сопротивления (оплот радикальной иранской оппозиции), Движение Национального Возрождения Южного Азербайджана (ДНВЮА), чья деятельность частично переплетается с экстремистскими тенденциями. Кроме этого, предполагается актуализировать использование потенциала иранских диаспор, с которыми налажены контакты. Ряд политиков и аналитиков из их числа представляются США как возможные претенденты на роль проамериканских политиков в Иране.

2. Вовлечение иранской молодежи (она составляет 60% населения Ирана) в более активное участие в реформистском и либеральном движении, набирающем обороты в Иране.

3. Установление американскими спецслужбами, исследовательскими учреждениями, общественными фондами, нефтяными и иными американскими компаниями регулярных связей и контактов с иранскими политиками, деятелями иранских СМИ и другие. Возможно установление контактов с военными кругами Ирана (предположение). Данные действия будут нацелены на создание конъюнктурного дисбаланса на внутриполитическом поле Ирана.

4. Проведение более развернутой кампании шпионажа. Программа ЦРУ предполагает вдвое увеличить количество собственных разведчиков-шпионов, внедряемых в страны, причисленные к "оси зла"[10] .

На международной арене политика США, вероятнее всего, будет выстраиваться в следующем ракурсе:

1. Направление политики США на урегулирование взаимоотношений с европейскими союзниками, что позволит республиканской администрации легче манипулировать международным общественным сознанием по иранской проблематике. Кроме этого, несмотря на возникшие противоречия между сторонами в ЦАР, Вашингтон попытается проводить гибкую политику по отношению к крупным международным акторам (Россия, Китай), влияющим на иранский вопрос.

2. Давление США на "европейскую тройку" с тем, чтобы в ирано-европейское Соглашение обязательно был включен пункт, в соответствии с которым против Тегерана автоматически будут введены международные санкции, если им будут нарушены обязательства, проистекающие из этого Соглашения. Учитывая, что в Совбезе данное решение может быть заблокировано Россией и Китаем, в Соглашение может быть включен другой механизм введения санкций: через ЕС, "большую восьмерку" и так далее.

3. Возможно, из американских разведывательных структур будет периодически поступать информация с новыми данными об иранских ядерных разработках, тем самым нагнетая дипломатическое давление на эту страну. Не исключена преднамеренная утечка информации о планируемых военных планах Пентагона относительно иранского государства, преследующих такую же цель.

4. Вашингтон предпримет попытки задействовать круг международных акторов – ООН, МАГАТЭ, МВФ для оказания давления на Иран. При этом Белый дом будет сконцентрирован на постоянном давлении на указанные международные институты, в особенности на ООН, с тем, чтобы их давление на Исламскую Республику усиливалось и было жестче.

5. Наращивание и демонстрация со стороны США военного потенциала в регионе. Есть основания полагать, что будут проведены очередные военные учения в водах Персидского залива, а также не исключено, что Соединенными Штатами будет развернут ряд новых программ по военно-политическому сотрудничеству США со странами региона[11] .

Как показывает анализ, основные, "невоенные", итоги своего дипломатического противостояния с Ираном американская сторона видит в развитии ситуации по схеме применения блокады Ирана, которая может быть частичной или же полной. Ее воплощение возможно в случае передачи иранского досье в Совбез ООН. Многое будет зависеть от позиций России и Китая, обладающих правом "вето".

Основным поводом к принятию санкций может послужить отказ Ирана от сотрудничества с МАГАТЭ и тремя европейскими державами или же периодические нарушения иранской стороной достигнутых договоренностей, а также предоставление американской стороной в Совбез ООН определенного набора разведанных о проведении иранской стороной тайных разработок ядерного оружия.

Маловероятной представляется идея организации "полной блокады" Ирана. Подразумевается не ограниченная политическая и частично экономическая блокада, а прямая пространственная блокада со стороны, прежде всего, соседних с ним государств региона. Однако осуществление данной блокады по идеальной схеме практически невозможно, так как ни европейские государства, ни Россия, ни Китай не согласятся с этой идеей. Такие страны, как Армения и Туркменистан, не решатся на этот шаг в связи с тем, что от экономических отношений с Ираном во многом зависит их жизнедеятельность. Кроме того, каждой стране, присоединившейся к блокаде, США должны будут предоставить компенсацию за данную политику, так как для многих стран региона Иран является важным экономическим партнером.

Более вероятным представляется применение локальных, детерминированных форм блокады. Вполне допустимо, что США попытаются привлечь к этому проекту и Россию, чьи отношения с Ираном могут быть ограничены в обмен на сокращение американского присутствия на Южном Кавказе и в Центральной Азии. Таким образом, региональный аспект является важным в формировании американской политики в отношении Ирана.

В целом локальная блокада будет охватывать четыре основных аспекта.

1. Политический аспект. Иран может утратить значительную часть официально налаженных дипломатических отношений с рядом государств. Внешнеполитические связи Тегерана станут носить еще более скрытый характер и протекать в рамках неофициальных соглашений и договоренностей с рядом заинтересованных государств по стратегически важным для Ирана вопросам. К примеру, отношения Ирана с Грецией, Сирией, Арменией, Туркменистаном, Таджикистаном и другими странами более глубоки и разнообразны, нежели предполагают имеющиеся официальные договоры. Таким же образом развиваются отношения Ирана и с рядом государств Европы.

Во внутриполитической сфере иранское общество может, напротив, консолидироваться вокруг правящего режима, так как, по отдельным оценкам, до 80–85% населения либо поддерживают нынешний режим, либо не отрицают его необходимость[12] .

2. Экономический аспект. Экономические санкции будут расширены за счет их официальной ратификации Совбезом ООН. Следовательно, западные, российские, японские и китайские компании, частично присутствующие на иранском внутреннем рынке, должны будут еще более ограничить свое торговое сотрудничество с Ираном. Основные экспортные статьи Ирана, помимо сырьевой, будут значительно ограничены в доступе на мировой рынок. Блокада Ирана может затронуть и казахстанско-иранское экономическое сотрудничество. К примеру, могут быть приостановлены или ограничены поставки казахстанского зерна в размере 1 млн тонн в год в Иран по схеме замещения SWAP.

3. Энергетический аспект. Предсказуем ввод эмбарго на поступления иранской нефти и газа на мировой рынок, в большей степени это скажется на китайских и западноевропейских импортерах. Появятся дополнительные ограничения для притока иностранных инвестиций в сырьевой сектор иранской экономики. В данном случае появится существенная вероятность того, что Республика Казахстан будет вынуждена остановить поставки казахстанской нефти до северных иранских портов на Каспии методом SWAP, что в какой-то степени ограничит развитие энергетического сектора Казахстана в Каспийском регионе, особенно при учете того, что объем поставок казахстанской нефти увеличивается с каждым годом.

4. Военный аспект. Военное сотрудничество Ирана с Россией и Китаем может быть ограничено санкциями ООН. Иран потеряет основных поставщиков военных технологий, что может привести к активизации Ирана как потребителя на мировом "черном рынке" технологий и вооружений. Желание Тегерана создать ядерное оружие приобретет новые импульсы как единственное средство обеспечения национальной безопасности, а в дальнейшем и как инструмент давления на мировое сообщество с целью признать Иран в качестве полноценного участника международных процессов[13] .

Применение блокады Ирана является наиболее выгодным для США вариантом развития иранского вектора американской политики в ближайшей перспективе, так как позволит США ослабить сложившуюся политико-экономическую базу сотрудничества Ирана с европейскими союзниками, Россией, Китаем, рядом государств региона, что отвечает интересам Вашингтона получить в перспективе приоритетный доступ к иранскому внутреннему рынку, включая энергетические ресурсы.

Применив блокаду, США ограничат внутри- и внешнеполитическое развитие Ирана, поставив его в жесткие рамки, что может подтолкнуть Тегеран к осуществлению нелегитимных проектов, операций и контактов в своей политике, ориентированной на сохранение национальных интересов. Учитывая такое развитие ситуации, блокада может стать одной из ступеней к осуществлению военного вмешательства в Иран с необходимыми санкциями Совбеза ООН, опять же при учете позиций России и Китая. В случае же, если они прибегнут воспользоваться правом "вето" по всем вышеназванным вопросам, касающимся Ирана, то это, с одной стороны, может привести к новому противостоянию, с другой же стороны, США могут начать военную операцию без каких-либо санкций Совбеза ООН, повторив иракский сценарий. Тем не менее последний сценарий представляется маловероятным, однако требует своего рассмотрения.

2.2 Разрешение иранского кризиса военным путем

Гипотетически претворение в жизнь данного сценария возможно в средне- или долгосрочной перспективе (через 1 – 2 г.). В то же время США могут без подготовки и предупреждений осуществить военную акцию в отношении Ирана, учитывая то, что главный фактор при проведении силовой акции – внезапность. Предпосылками к силовому урегулированию иранской проблемы может стать неэффективность применения комплекса дипломатических подходов и методов давления на Тегеран. Другой сопутствующий военному разрешению иранской проблемы фактор – это успешное завершение для США иракской кампании, после чего Вашингтон и Тель-Авив попытаются усилить нагнетание обстановки вокруг Ирана[14] .

Военный сценарий объединяет два основных видения по разрешению иранской проблемы.

1. Изменение политики Ирана с помощью ограниченных военных акций.

В этом случае возможно применение двух подходов.

Первый подход предполагает нанесение удара с воздуха по вероятным ядерным объектам с целью оказать давление на руководство ИРИ, а также разрушить как можно больше военной инфраструктуры.

Успех по нанесению военно-воздушного удара по местам сосредоточения ядерных объектов Ирана во многом будет зависеть от точности разведданных США и ее главного союзника в регионе – Израиля.

Второй подход сконцентрирован на смене существующего режима, но без крупномасштабной операции, опираясь на действия спецподразделений. К данному процессу предполагается привлечь иранскую оппозицию. Данный подход является наиболее вероятным, так как крупномасштабная военная операция сопряжена с рядом трудностей ввиду особенностей иранского государства. Дополнительно для США будет достаточно сложным втягиваться в еще один более масштабный военный проект. Кроме того, базовые элементы трансформации вооруженных сил США сосредоточены на усилении боевых способностей ВС на фоне значительного игнорирования такого важного аспекта, как подготовка американской армии к наведению порядка в поствоенных государствах. Данный шаг указывает на новую военную стратегию американского военного командования, где тезис о маловероятности широкомасштабных войн обычным оружием находит свое воплощение.

В случае провала операции по нанесению точечных ударов, а также операции спецподразделений США, это грозит превращением ограниченной военной акции в крупномасштабное военное противостояние со стороны Ирана со всеми вытекающими из этой ситуации последствиями расширения театра военных действий. Соответственно, в этой ситуации уже следует рассматривать полномасштабные военные действия на территории Ирана[15] .

2. Вооруженное вторжение и оккупация Ирана. Этот проект предполагает полномасштабные военные действия на территории Ирана с целью смены существующего режима и создания модели слабого государства с марионеточным правительством, подверженным влиянию Белого дома.

Однако в тактическом смысле на фоне иракской войны в Иране американское командование столкнется с рядом сложностей:

1. Площадь территории Ирана вчетверо больше территории Ирака. Она имеет сложный географический рельеф, сплошь представленный скалами.

2. Население Ирана втрое больше населения Ирака. Иранское общество глубоко идеологизировано. Оно сумело совершенно четко отделить политические амбиции группировок и интересы национальной безопасности, что говорит о наличии в Иране испытанных механизмов саморегуляции и критических самооценок. Население Ирана в большинстве своем не разделено на религиозные исламские разветвления и фактически представлено лишь мусульманами-шиитами (95%), что делает его менее раздробленным и уязвимым.

3. Проведение операции против Ирана невозможно без крупномасштабной военной мобилизации. Военные ресурсы в данном случае должны будут превышать затраченные на иракскую кампанию в два-три раза (на фоне недостаточности людских ресурсов для ведения боевых действий). Кроме того, на сегодня в американской армии налицо синдром "хронической усталости" от затяжной военной кампании в Ираке.

Вероятно, основной удар будет наноситься со стороны западных границ страны, поскольку от главных городов Ирана эту границу отделяет небольшое расстояние[16] . В качестве важнейшей основы для осуществления данного сценария рассматриваются основные и вспомогательные базы американской армии вокруг Ирана, а также места дислоцирования американских ВМС в регионе:

1. В Афганистане. Американское военное командование намеревается приступить к созданию военной базы в непосредственной близости от границы с Ираном, в западной провинции Герат, находящейся в 45-ти километрах от границы с Ираном на пересечении транспортных артерий, ведущих в Иран и Туркменистан.

2. В Турции. Наиболее крупная база ВВС США в Турции – "Инджирлик", которая постоянно используется для патрулирования воздушного пространства около Ирана. Военные США рассматривают ее как место базирования самолетов F-117A Nighthawks, способных действовать ночью. При этом ВС США предоставлено право использовать ВВБ в Измире, а также ряд других военных объектов.

3. В Кувейте. На территории страны находятся две базы США: "Аль Салем" и "Ахиед Аль Джабер", на которых могут быть размещены противоракетные комплексы Patriot и командный центр.

4. В Бахрейне. Столица страны Манама – главная стоянка Пятого Флота США, располагающая пятью оперативными группами, в том числе соединениями эсминцев, амфибийно-десантных и минно-тральных сил. На авиабазе "Шейх Иса" базируются самолеты-заправщики. В Манаме также размещен региональный передовой пункт управления Сил специальных операций ВС США.

5. В Катаре. Военно-воздушная база "Аль Удейд" используется как база хранения вооружений, амуниции и военных материалов. В ее модернизацию за последние годы было вложено более $150 млн. На взлетной полосе могут разместиться до ста боевых самолетов. Авиабаза "Аль-Удей" стала одним из основных воздушных операционных центров в регионе. Пентагон намерен закрепить этот статус. В частности, в сентябре 2003 года США закончили вывод войск из военной базы "Принц Султан" в Саудовской Аравии, а основные функции, возложенные на эту военно-воздушную базу, перешли к американским базам в Катаре.

6. В Объединенных Арабских Эмиратах. Военно-воздушная база "Аль Дхарфра" является одним из важнейших складов горючего ВС США в этом регионе. Имеются небольшие склады для американских ВМС в Джебель Али, в качестве пункта материально-технического обеспечения ВМС США используют порт "Эль-Фуджейра", американские военные корабли и суда имеют право захода в порт "Абу-Даби". Имеется договоренность об аренде аэродромов "Рас-эль-Хайма" и "Эль-Фуджейра", которые по планам оперативного развертывания группировки военной авиации США в регионе предназначены для базирования тактической авиации и стратегических самолетов-разведчиков.

7. В Пакистане. Возможно, США достигнут соглашения использовать военно-воздушные базы "Джакобобад", "Далбандин" и "Панси" для транспортных операций.

8. В акватории Персидского залива имеются авианосцы, на вооружении которых находятся около 270 ударных самолетов и примерно 2 тыс. крылатых ракет "Томагавк" (Tomahawk). Именно они сыграли решающую роль на начальном этапе иракской операции[17] .

При этом нельзя исключать возможности нанесения военных ударов по Ирану с военных баз, расположенных на территории Азербайджана. Прежде всего, имеется в виду Кюрдамирская военная база. С ее помощью можно оперативно реагировать и контролировать при необходимости территорию соседнего Ирана. Она может стать одной из основных точек базирования войск США.

С учетом вероятности реализации сценария военного вторжения и оккупации Ирана Совет Национальной Безопасности США еще в 2003 году приступил к подготовке плана масштабной силовой акции против ИРИ.

Военный план вторжения США в Иран, как представляется, будет иметь следующие основные контуры и реализован в три этапа.

На первом этапе предполагается нанесение массированного удара по военным базам и местам концентрации элитных иранских подразделений "Корпус стражей исламской революции" (КСИР).

Второй этап включает в себя нанесение ракетно-бомбовых ударов по предполагаемым иранским ядерным объектам и военным предприятиям. Данный этап представляется наиболее сложным, так как на территории Ирана имеется порядка 350 известных и неизвестных ядерных объектов. При этом нет точных данных по поводу того, какие из ядерных объектов наиболее важны и какие из них активны. Места дислокации ядерных объектов тщательно спрятаны под землей. В большинстве случаев они замаскированы под мирные объекты.

На третьем этапе планируется начать оккупацию Ирана сухопутными войсками. Наиболее вероятным государством основного базирования войск США в ходе операции против Ирана является Ирак. Несмотря на все сложности, которые на сегодня армия США испытывает в Ираке, некоторые западные эксперты отмечают, что тенденция американского правления по наращиванию военного контингента в этой стране связана с желанием США сосредоточить здесь больше войск с целью осуществления в перспективе интервенции в Иран. Однако сложность заключается в том, что большую часть населения Ирака составляют мусульмане-шииты, из-за чего военные действия против Ирана могут вызвать протестную волну внутри Ирака. Кроме того, ситуация в Ираке далека от стабилизации, и ее урегулирование не предвидится в ближайшее время. На фоне этого начало войны в Иране еще более расширит географию конфликтных неподконтрольных зон на территории Ближнего Востока, особенно с учетом территориального соседства этих двух стран[18] .

В целом война в Иране может иметь следующие глобальные последствия как для США, так и для мирового сообщества:

- Наступление геополитического и геостратегического хаоса в регионе.

- Усугубление противопоставления исламского мира западному.

- Формирование глубоких предпосылок к деградации международного права (принцип невмешательства во внутренние дела суверенных государств).

- Окончательное падение роли ООН и других международных организаций в разрешении подобных конфликтов мирным путем.

- Создание реальной опасности для нарастания трансатлантических противоречий в случае начала войны без надлежащих санкций Совбеза ООН. Также под угрозу могут быть поставлены взаимоотношения США с Россией и Китаем.

- Усугубление арабо-израильского конфликта и иракского кризиса. Иран может нанести американцам ответный удар, используя иракских боевиков, а также террористические группировки на территории Палестины против Израиля как основного союзника США в регионе.

- Дестабилизация мирового нефтяного рынка и значительное повышение мировых цен на нефть. В подобных условиях увеличение военных расходов (По оценкам многих американских экспертов крупных аналитических центров, полномасштабная военная операция против Ирана будет стоить американскому бюджету $400–500 млрд, хотя Пентагон рассчитывает на меньшую сумму. К сравнению – фактический бюджет иракской кампании составил 150–200 млрд.)[19] и высокие цены на энергоресурсы станут неблагоприятным фактором для США, экономика которых в основном сосредоточена на импортировании сырья.

Помимо энергетического хаоса, в Персидском заливе удар по Ирану прямым образом скажется и на обстановке в Каспийском регионе и может нанести урон американским компаниям и региональным транспортным коммуникациям, что не отвечает интересам США. В данной ситуации могут пострадать практически все прикаспийские государства, в том числе и Казахстан. При учете того, что в энергосекторе Казахстана и Азербайджана американские инвестиции присутствуют в большей степени, нельзя исключать вероятности того, что американские компании, действующие в прикаспийской зоне этих стран, могут стать (в большей степени территория Азербайджана) военной целью иранской стороны. Вероятны удары со стороны Ирана по территории Турции, где расположены крупные американские военные базы, а также Израиля и Пакистана, что может привести к катастрофическим последствиям по периметру и периферии всего "Большого" Ближнего Востока, превратив и без того сложный регион в одну крупную зону конфликта.

В поствоенном Иране в случае смены режима США столкнутся с необходимостью решения ряда сложнейших задач, подобных тем, с которыми США пришлось столкнуться в поствоенном Ираке:

- Урегулирование социально-политической обстановки.

- Решение проблемы террористических атак.

- Для иранского народа будет характерно развертывание широкомасштабной партизанской войны.

Самым опасным вариантом развития ситуации может стать фактическое разделение Ирана на два или более государств[20] . Гипотетически данный вариант развития ситуации выгоден Израилю, Турции и Азербайджану. В турецких политических кругах преобладает желание создать в северо-западных провинциях Ирана независимое, подконтрольное ей секулярное государство. Азербайджан не стремится афишировать свое негласное желание присоединить часть района иранского Азербайджана к своей территории, тем не менее способствует развитию деструктивных элементов в этом районе. Израилю как основному оппоненту Ирана в регионе со всех сторон выгодно стремление к созданию нежизнеспособного иранского государства. Однако эти страны не способны достичь своих целей без поддержки США, которые все же не являются сторонниками территориального расчленения Ирана в связи с опасностью непредсказуемых последствий:

1. Обрушение иранской этнополитической конструкции, что повлечет за собой образование ряда трудноконтролируемых очагов политической и военной напряженности.

2. Появление реальной опасности долгосрочного блокирования источников нефти и важнейших коммуникаций в Персидском заливе.

3. Распространение конфликта в соседние регионы и страны. При этом существует угроза создания радикально-тоталитарных режимов наподобие "Талибан" в Афганистане.

В данном контексте для Вашингтона наиболее выгодным является построение в поствоенном Иране сильного проамериканского режима с целью скорейшей стабилизации ситуации в стране.

2.3 Урегулирование иранской проблемы мирным путем

В целом сторонники дипломатического пути урегулирования иранского вопроса указывают на целый ряд факторов, апеллирующих к диалогу с Тегераном:

1. Исламская Республика Иран представляет собой внутренне сплоченное государство, отличающееся стабильностью развития и не находящееся на грани революционных волнений. В условиях не очень благоприятной внешнеторговой конъюнктуры Иран продолжает постепенными темпами модернизировать экономику.

2. На современном этапе в Иране происходят постепенные перемены в сторону создания условий для демократизации общества. Данный процесс носит сложный, с учетом национальных особенностей, но необратимый процесс. Постоянное же давление со стороны Америки на Иран может иметь обратный результат, заставляя сплачиваться население вокруг консервативно-клерикального режима, укрепляя его позиции. В случае же, если сторонники жесткого курса в Тегеране сами откажутся от налаживания мостов, они могут оказаться в изоляции как в международной, так и во внутренней, когда иранская общественность начнет самоотторгаться от правящего режима.

3. Иран заинтересован в экономических связях с США, так как опыт развития в условиях эмбарго и санкций со стороны Соединенных Штатов наглядно показал уязвимость иранской экономики от этих санкций и отсутствие других внешнеэкономических субъектов, способных полностью восполнить отсутствие США на иранском рынке.

4. В долгосрочной перспективе переориентация отношений с Ираном позволила бы расширить экономический доступ к энергетическим ресурсам Центральной Азии. Через территорию Ирана пролегают наиболее удобные транспортно-коммуникационные коридоры, по которым энергоресурсы из Каспийского региона могут транспортироваться и выходить на крупный мировой нефтяной рынок. Учитывая широкую представленность американских нефтяных компаний в данном регионе, транзитный потенциал иранского государства позволит им расширить транспортно-коммуникационное поле[21] .

5. Развитие американо-иранского сотрудничества является существенно важным фактором в деле стабилизации ситуации как в Ираке, так и в Афганистане:

1) В Ираке, помимо трудностей, связанных с охраной общей границы с Ираном, успех реконструкции в значительной степени зависит от отношений Вашингтона с шиитским большинством, существенное влияние на которое может оказать иранское шиитское духовенство. Пока же Тегеран имеет прямое отношение к усилению антикоалиционных сил сопротивления в этой стране через поддержку иракских и региональных террористических группировок. Это предположительно вызвано желанием Тегерана продлить на долгосрочный период конфликт в Ираке, с тем чтобы США надолго "увязли" в нем, тем самым отводя "огонь" от своей территории.

При возможности американо-иранского сотрудничества и в результате значительного снижения угрозы со стороны США, Тегерану не придется столь сильно опасаться стабилизации ситуации в Ираке по американскому сценарию.

2) В Афганистане представители бывшего Северного альянса, пользовавшиеся во время и после войны поддержкой со стороны Ирана и России, практически полностью контролируют силовые структуры. Хамид Карзай, пуштун по происхождению, является больше номинальным главой государства. Центральное правительство страны находится преимущественно под влиянием "северян". Помимо этого, Афганистан разделен на зоны влияния различных полевых командиров, большинство из которых ориентируются на Тегеран и Москву. В данном контексте Вашингтон заинтересован если не в снижении геополитического влияния Ирана в Афганистане, то хотя бы в достижении нейтралитета при процессе централизации страны и усиления президентской власти. Поэтому основное содержание политической борьбы в Афганистане в ближайшем будущем будет определяться отношениями между США и Ираном.

6. Верховный лидер аятолла Али Хаменей, часто принимающий сторону консерваторов, в конце прошлого года официально одобрил контакты на высшем уровне с властями США. Иранские сторонники твердой линии считают такие контакты лучшим способом снизить опасность военной интервенции в Иран.

7. Европейская "тройка лидеров" в переговорном процессе с Ираном достигла значительных результатов. В сотрудничестве с МАГАТЭ европейские страны настроены на более объективное и конструктивное урегулирование иранской проблемы, не ограничивая ее разрешение определенными жесткими сроками. Со своей стороны Иран не заинтересован идти на какие-то серьезные обострения отношений с международным сообществом, следовательно, руководство республики будет стремиться соблюдать свои обязательства по договоренности с "европейской тройкой"[22] .

Заслуживает внимания новая точка зрения так называемых экспертов-прагматиков, склоняющихся к альтернативному мнению, что максимум того, к чему должно стремиться мировое сообщество, – это отсрочка момента приобретения Тегераном ядерного статуса. ОМУ рассматривается Ираном как средство сдерживания в условиях неравных экономических возможностей, не позволяющих Тегерану успешно вести гонку вооружений в региональном разрезе с Турцией, Саудовской Аравией, Пакистаном и Израилем. Причем ряд из этих государств являются ядерными державами, представляющими опасность для Ирана. Кроме этого, существует реальная вероятность нанесения превентивных ударов по территории Ирана со стороны Америки без санкций СБ ООН. В случае отказа Тегерана от разработки ядерного оружия – это может привести к его полной незащищенности, так как развитие военно-технических сил Ирана глубоко разнится с военной мощью Америки и Израиля.

В то же время создание Тегераном ядерного оружия – дело времени, больше половины основного пути в данном направлении Тегераном уже пройдено. В случае консервации собственной ядерной программы, а позднее отказа от этого, Иран может создать ОМУ за кратковременный срок – полгода-год. При активных усилиях международного сообщества отсрочку создания Ираном ядерного оружия возможно продлить до 2012 года или даже еще на более длительный срок, когда ситуация в регионе не будет столь напряженной и провокационной: во-первых, уровень экономического развития и политической культуры заметно возрастет; во-вторых, возможно, эволюционным путем или, по крайней мере, без внешнего вмешательства в Иране возьмут верх демократические силы, что будет способствовать укреплению связей с международным сообществом, и тем самым уровень опасности применения ОМУ будет снижен до незначительного.

Достижение данной цели возможно в случае внутренней трансформации политики Ирана, процессу которой будет способствовать включение его в региональную систему безопасности. Иран, по их утверждению, необходимо "опутать" сетями сотрудничества и обязательств. Эта система должна состоять из накладывающихся друг на друга и взаимодополняющих подсистем, каждая из которых включала бы в себя как страны региона, так и одного или нескольких влиятельных международных игроков – США, Россию, европейские страны. Тем самым Ирану будет предоставлен полный доступ к участию в региональных структурах, создано ощущение его лидерства в регионе.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итоги, следует отметить, что отношения США с Ираном носят квазистационарный характер. Представляют интерес механизмы усиления влияния США на Иран. Данные инструментарии можно подразделить на следующие направления:

1. Ограничение отношений Ирана с ведущими экономическими державами Запада, особенно в высокотехнологичной сфере, а также в инвестициях в иранскую экономику (недостаток иностранных инвестиций остается наиболее серьезным фактором сдерживания в экономическом развитии Ирана).

2. Тотальный геополитический шантаж Ирана Соединенными Штатами через создание пояса изоляции вокруг Ирана. США довольно легко манипулируют отношениями между Ираном и государствами регионов Ближнего Востока, Центральной и Южной Азии, Южного Кавказа и другими (важным рычагом влияния на Иран имеет активность американской политики в отношении Ирака, Афганистана и Каспийского моря), обладая контролем над большинством государств этих регионов.

3. Поддержка таких государств, как Саудовская Аравия, Израиль, Турция, Узбекистан и Азербайджан, что заставило Иран втянуться в региональную гонку безопасности, которая предполагает огромные материальные затраты и тем самым ограничение экономического развития.

4. Вовлечение иранской диаспоры в США, насчитывающей 1,5 млн человек и относящейся к одной из наиболее организованных и состоятельных общин Америки, оказывает возрастающее влияние на Иран и его политику, в том числе имеет пропагандистское значение для иранской молодежи.

5. Привлечение проиранского лобби в США, имеющего беспрецедентно большое влияние, так как включает не только ведущие нефтяные компании, но и их представителей в Конгрессе и в администрации, становится важным фактором влияния на Иран и на иранское общество (по существу, иранцы увидели в этом лобби выразителей своих интересов).

Однако в складывающихся условиях начинает приобретать значительное влияние на США позиция европейских стран по разрешению иранской проблемы. Благодаря этому на сегодня ситуацию вокруг Ирана можно охарактеризовать как состояние шаткого политического равновесия.

Кроме этого, в США сформировались группа политиков и аналитические группы, выступающие за деидеологизацию внешней политики США и обеспечение большего прагматизма, в особенности касательно экономических приоритетов.

На сегодня политика Вашингтона в отношении Тегерана, несмотря на укрепление позиций в Белом доме жестких консерваторов, находится в состоянии ожидания и выбора возможных путей разрешения иранской дилеммы. Во многом американская позиция будет зависеть от внешних факторов, прежде всего от разрешения иракского кризиса и результата сотрудничества европейской "тройки стран" по предотвращению развития Ираном ядерных разработок.

Новым субъективным фактором, который уже сегодня заставляет США в определенной степени отстраниться от иранского кризиса, является ситуация в Центральной Азии и на постсоветском пространстве в целом, где Вашингтон столкнулся с жестким и конструктивным сопротивлением против своей политики в регионе, обострив отношения с Китаем, Россией и рядом центральноазиатских республик.

Не исключено, что "проблемы" Вашингтона в Ираке и в Центральной Азии могут подстегнуть иранское руководство к проведению менее сдержанной и более вызывающей политики по отношению к американской стороне. Вполне вероятны новые заявления лидеров ИРИ о возобновлении ядерных разработок в мирных целях, а также их критика в адрес политики администрации Дж. Буша на международной арене и, в частности, по отношению к Ираку. В данном случае иранский кризис может принять новые формы долгосрочного противостояния сторон до определенного решающего момента. В этой связи нельзя исключать и военной интервенции со стороны США, однако в меньшей степени.

В целом на сегодня, вероятнее всего, политика Вашингтона будет выстраиваться в ракурсе прежней жесткой критики Ирана. А, учитывая характер серьезных трений, наиболее предпочтительным сценарием развития американо-иранских отношений в предстоящие один-два года станет, скорее всего, хрупкий мир.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Агаев С.Л. Иранская революции, США и международная безопасность (444 дня в заложниках). – М., 1984.

2. Багдасаров С.В. Масштабы и структура военных расходов стран Ближнего и Среднего Востока // Военная экономика стран Востока. – М., 1986.

3. Брутенц К. В погоне за pax americana // Свободная мысль. – 2003. –№ 5,6

4. Вагин М. "Большая игра" в "Большой Центральной Азии" // Вестник РАМИ. – 2001. – № 1.

5. Измайлов А.А. США. Поход на восток. – Режим доступа: http://www.rusk.ru.

6. Ливен А. Как выбраться из иранской ловушки. – Режим доступа: http://www.inoСМИ.Ru.

7. Лики Востока. – СПб., 2000.

8. Мирзоев Э. Тегеран вновь бросает вызов Вашингтону. – Режим доступа: http://www.obzor.ru.

9. Подкопаева М. Счеты и отношения // Завтра. – 2002. – № 50.

10. Поллак К. Как сделать Персидский Залив безопасным // Россия в глобальной политике. – 2004. – 1 июня.

11. Реза Годс М. Иран в XX веке: Политическая история. – М., 1994.

12. Современные международные отношения: Учебник. – М., 2005.

13. Тер-Арутюнянц Г. Информатаки как обкатка геополитических сценариев. – Режим доступа: http://www.golos.ru.

14. Тулепбергенова Г.К. Иран во внешней политике США // Казахстан-Спектр. – 2005. – № 3.

15. Федорова И.Е. Отношения Соединенных штатов Америки и Ирана во второй половине 90-х гг. // Иран: Эволюция исламского правления. – М.: ИВ РАН, 1998.

16. Федорова И.Е. Американо-иранские отношения: патовая ситуация или обещающие перспективы // Ближний Восток и современность. – Вып. 15. – М.: ИИИиБВ, 2002. – С. 210 – 219.

17. Шарипов У.З. Международные отношения в регионе персидского залива и роль нефтяного фактора (запад и страны региона). – М., 2002.

18. Шевченко Л.Е. Современные формы и методы борьбы США за глобальное лидерство // Вестник БГПУ. – 2004. – № 1.

19. The domestic politics of an American foreign policy / P.J. Haney and W. Vanderbush. – Режим доступа: http://www.martinoticias.com/mision.asp.


[1] Шевченко Л.Е. Современные формы и методы борьбы США за глобальное лидерство // Вестник БГПУ. – 2004. – № 1. – С. 19.

[2] Федорова И. Е. Отношения Соединенных штатов Америки и Ирана во второй половине 90-х гг. // Иран: Эволюция исламского правления. – М.: ИВ РАН, 1998. – С. 64.

[3] Мирзоев Э. Тегеран вновь бросает вызов Вашингтону. – Режим доступа: http://www.obzor.ru.

[4] Вагин М. «Большая игра» в «Большой Центральной Азии» // Вестник РАМИ. – 2001. – № 1. – С. 23.

[5] Ливен А. Как выбраться из иранской ловушки. – Режим доступа: http://www.inoСМИ.Ru.

[6] Тулепбергенова Г.К. Иран во внешней политике США // Казахстан-Спектр. – 2005. – № 3. – С. 14.

[7] Измайлов А.А. США. Поход на восток. – Режим доступа: http://www.rusk.ru.

[8] Брутенц К. В погоне за pax americana // Свободная мысль. – 2003. – № 5. – С. 25.

[9] Измайлов А.А. США. Поход на восток. – Режим доступа: http://www.rusk.ru.

[10] Мирзоев Э. Тегеран вновь бросает вызов Вашингтону. – Режим доступа: http://www.obzor.ru.

[11] Ливен А. Как выбраться из иранской ловушки. – Режим доступа: http://www.inoСМИ.Ru.

[12] Тулепбергенова Г.К. Иран во внешней политике США // Казахстан-Спектр. – 2005. – № 3. – С. 27.

[13] Тер-Арутюнянц Г. Информатаки как обкатка геополитических сценариев. – Режим доступа: http://www.golos.ru.

[14] Тулепбергенова Г.К. Иран во внешней политике США // Казахстан-Спектр. – 2005. – № 3. – С. 29.

[15] Ливен А. Как выбраться из иранской ловушки. – Режим доступа: http://www.inoСМИ.Ru.

[16] Измайлов А.А. США. Поход на восток. – Режим доступа: http://www.rusk.ru.

[17] Тулепбергенова Г.К. Иран во внешней политике США // Казахстан-Спектр. – 2005. – № 3. – С. 30.

[18] Измайлов А.А. США. Поход на восток. – Режим доступа: http://www.rusk.ru.

[19] Ливен А. Как выбраться из иранской ловушки. – Режим доступа: http://www.inoСМИ.Ru.

[20] Ливен А. Как выбраться из иранской ловушки. – Режим доступа: http://www.inoСМИ.Ru.

[21] Лики Востока. – СПб., 2000. – С. 219.

[22] Мирзоев Э. Тегеран вновь бросает вызов Вашингтону. – Режим доступа: http://www.obzor.ru.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий