регистрация / вход

ЕС и Исламская республика Иран в международных отношениях

Внешнеполитические связи и место на международной арене Ирана после завершения войны с Ираком и Кувейтского конфликта. Попытки налаживания экономических контактов государства со странами Евросоюза и их достижения в сфере малого и среднего бизнеса.

ЕС и Исламская республика Иран в международных отношениях

За 20 лет существования Исламской Республики Иран ее отношения со странами Западной Европы оставались достаточно напряженными, а порой переходили в открытую конфронтацию. Политические и культурные связи, активное экономическое сотрудничество, развивавшиеся в шахский период, были сведены на нет. Такое положение объяснялось внешнеполитическим курсом исламского руководства, выдвинувшего в послереволюционный период антизападные лозунги и спровоцировавшего захват американских заложников, а затем развязавшего ирано-иракскую войну. Ответом на эти действия стал разрыв отношений США с Ираном и объявление ему экономической блокады, к которой присоединилось и Европейское сообщество.

Национализация крупной промышленности и банковской системы, конфискация активов иностранных банков и компаний, активное вмешательство государства в экономику страны, мероприятия по ослаблению зависимости иранской промышленности от импорта, строгий контроль за внешним и внутренним рынком делали экономику малопривлекательной для деловых кругов Запада.

Однако необходимость изменения экономического курса в Иране после завершения войны с Ираком для выхода из глубочайшего экономического кризиса и восстановления разрушенной войной промышленности потребовала воссоздания традиционных внешнеэкономических связей с Западной Европой. Правительство ИРИ предприняло попытки наладить отношения с членами Европейского Союза. Однако в результате вынесения иранскими властями смертного приговора С. Рушди в марте 1989 г. и совершения ряда террористических актов против оппозиционных режиму иранских политических деятелей на территориях европейских стран (руководителя организации Моджахеддине Халг К. Раджави в Швейцарии в 1990 г., Шахпура Бахтиара в Париже в 1991 г., лидеров Демократической партии Иранского Курдистана в Берлине в 1992 г.) напряженность в отношениях ИРИ и стран Западной Европы усугубилась. Активная пропагандистская компания иранских эмигрантов, проживающих в Западной Европе, выступающих против исламского диктата и нарушения прав человека в ИРИ, оказывала давление на общественное мнение и создавала отрицательный имидж властям Тегерана.

Тем не менее руководство ИРИ продолжало изыскивать возможности для размораживания отношений с европейскими государствами, поскольку дальнейшее развитие страны зависело от налаживания внешнеторговых связей. Для восстановления основной экспортной отрасли – нефтяной промышленности – требовались огромные капиталовложения, технологии, новое оборудование. Экономика Ирана была традиционно связана с Европой: оттуда получала запчасти и новое оборудование, техническую помощь. На европейском рынке находили спрос не только товары традиционного экспорта – ковры, икра, сухофрукты, кожи, но и иранская сталь. Определенные сдвиги в отношениях Запада и ИРИ произошли в декабре 1992 г., когда лидеры государств Евросоюза на сессии в Эдинбурге заявили о необходимости пересмотреть свое отношение к Ирану и перейти от политики конфронтации к критическому диалогу (гофтогуйе энтегади). Такое решение стран Западной Европы было принято вопреки стремлениям США создать после распада СССР единственный «полюс силы».

По завершении ирако-кувейтского конфликта США удалось значительно упрочить свое положение в районе Персидского залива и на Ближнем Востоке и практически осуществлять полный контроль за экспортом нефти из этого региона. В сложившейся ситуации ИРИ осталась единственным неподконтрольным США поставщиком энергетического сырья в Европу, обладающим определенным политическим и идеологическим влиянием в регионе Ближнего Востока. Учитывая эти факторы, а также потенциальные возможности Ирана как «моста» между Европой и Азией, Севером и Югом, европейские государства посчитали возможным вступить в переговоры с Тегераном. Определенную положительную роль сыграло и содействие иранских властей в деле освобождения европейских заложников, захваченных исламскими организациями в Ливане. Лидеры ЕС выразили надежду на дальнейшую помощь ИРИ в урегулировании ситуации в этой стране, на что президент ИРИ Хашеми-Рафсанджани в ответных посланиях руководителям европейских государств выразил готовность к диалогу.

Несмотря на резко отрицательную реакцию США на данные инициативы, а также на объявление ими политики «двойного сдерживания» по отношению к Ирану и Ираку, официальные и деловые круги ряда стран Западной Европы пошли на частичное восстановление контактов с ИРИ. Особое внимание уделялось воссозданию и развитию нефтяной промышленности Ирана. Ответной реакцией США стало принятие закона «Д'Амато», согласно которому неамериканские компании, вкладывающие более 40 млн. долларов в нефтегазовые отрасли Ирана и Ливии подпадали под экономические санкции. Официальным обоснованием для введения этого закона стала борьба с террористическими режимами.

Страны Западной Европы, хотя и присоединились к резолюциям, осуждающим связь официальных властей Тегерана с террористическими организациями, выразили несогласие с такой линией Вашингтона. Тем не менее многие компании воздержались от заключения контрактов с Ираном.

Очередной виток напряженности в отношениях ИРИ с Западной Европой возник в начале 1997 г. в связи с делом Миконоса. Поскольку иранские власти отрицали какое-либо свое участие в убийстве курдских оппозиционеров в Берлине, разразился скандал, и послы всех стран ЕС покинули Тегеран. Выборы нового президента ИРИ, объявленная им программа либерализации иранского общества и намерения нормализовать отношения со всеми государствами мирового сообщества позволили двум сторонам вступить на путь урегулирования проблем, накопившихся за 20-летний период.

Президент ИРИ М. Хатами, избранный на этот пост в мае 1997 г., выступил за дипломатическую открытость, развитие диалога со всеми государствами, представителями различных конфессий и культур, призвал к уважению международных законов и прав человека, осудил всяческие проявления терроризма. Эти новые моменты во внешнеполитической линии ИРИ были положительно оценены на Западе. Необходимо отметить, что, возлагая надежды на Хатами, политические деятели западных стран осознают, что основная цель внешней политики исламского Ирана остается неизменной – ренессанс ислама как мировой цивилизации, и нынешнее руководство ИРИ лишь модифицировало методы ее достижения, выдвинув идею диалога цивилизаций и сделав акцент не на политический, а на культурный аспект. Однако в условиях усиления процесса глобализации Западная Европа, стремящаяся в противовес США упрочить свое положение в системе международных экономических отношений, проявила заинтересованность в расширении многостороннего сотрудничества с Ираном.

Приоритетным направлением внешней политики ИРИ с 1998 г. является нормализация в полном объеме отношений со странами Западной Европы. Такая линия обусловлена как международными, так и внутренними экономическими и социальными факторами, среди которых надо отметить следующие:

1. За послереволюционный период ИРИ не удалось стать ни мировым, ни даже региональным лидером исламских государств. Усилившиеся позиции США в регионе Ближнего и Среднего Востока, активное американское проникновение на Кавказ и Среднюю Азию, стремление контролировать углеводородные ресурсы Каспийского моря, создают непосредственную угрозу интересам ИРИ. Многолетняя нестабильность в Афганистане, попытки талибов дестабилизировать ситуацию в Таджикистане представляют опасность для территориальной целостности страны.

2. Иран самостоятельно не способен решить проблему афганских и иракских беженцев, присутствие которых оказывает сильное давление на социально-экономические положение в стране.

3. Ежегодно ИРИ несет значительные материальные расходы и человеческие жертвы в ходе борьбы с контрабандой и распространением наркотиков. Остановить наркотрафик из этого региона – международная проблема, и для ее решения необходимы коллективные усилия.

4. Выше уже упоминалась традиционная зависимость экономики страны от европейского экспорта и необходимости иностранных капиталовложений для восстановления всех отраслей хозяйства, особенно нефтегазового комплекса. Ухудшение финансового положения Ирана в результате падения цен на нефть во второй половине 90-х годов сделало невозможным завершение более 6 тыс. экономических проектов на сумму более 22 тыс. млрд. риалов.

5. Перед правительством Ирана встала и проблема выплаты внешних задолженностей. Только до конца 1998 г. нужно было выплатить долги по краткосрочным займам европейским государствам и Японии на сумму около 3 млрд. долларов. Таких финансовых ресурсов у Ирана не было. Встала необходимость вступления в переговоры с кредиторами по реструктуризации долгов.

6. Достаточно остро в ИРИ ощущается проблема безработицы. По официальным данным, на 1998 г. в стране насчитывалось 2,8 млн. человек, не имеющих работы (т.е. уровень безработицы составлял 13,5%) 4. Созданию и предоставлению новых рабочих мест могли бы помочь иностранные капиталовложения.

Потребность перестройки отношений с западным миром вызывалась и определенным изменением настроений внутри иранского общества. Сегодня больше половины населения страны составляет молодежь, которая родилась уже после революции и хочет иметь доступ к современным мультимедиа (видео, Интернету, международным телепрограммам и пр.) Значительные изменения произошли и среди основной прослойки, выступившей 20 лет назад против монархии Пехлеви, – базариха (мелкие и средние торговцы). На смену поколению, участвовавшему в революции, пришли люди, более молодые, образованные, воспитанные в религиозных традициях, но и осознающие неизбежность процесса интернационализации национальных экономик и стремящиеся к установлению широких связей с другими социально-экономическими структурами. Именно эти новые представители городских средних слоев и поддержали на выборах Хатами и его программу. Необходимость учета их интересов дала возможность перестраивать отношения с западными странами.

Период 1998–2000 годов можно назвать прорывом ИРИ на Запад. Уже в первой половине 1998 г. состоялись первые контакты глав руководителей внешнеполитических ведомств ИРИ и стран Западной Европы, в ходе которых подчеркивалось обоюдное стремление сторон к нормализации отношений. В сентябре 1998 г. в ходе очередной сессии Генеральной Ассамблеи ООН между министрами иностранных дел Великобритании и ИРИ была достигнута договоренность о восстановлении дипломатических отношений на уровне послов.

В марте 1999 г. состоялся государственный визит Президента ИРИ М. Хатами в Италию. Эта страна была выбрана не случайно для первого за 20-летний период выезда руководителя Ирана в Западную Европу. В отношениях двух стран не было острых проблем, их торговые связи развивались постоянно. Италия по праву считается наследницей древней римской культуры, и поэтому руководство ИРИ, выдвинувшее идею диалога цивилизаций, отводит этой стране особое место. Большое значение для развития контактов с западным миром играла и встреча М. Хатами с Папой Иоанном Павлом II.

С этого момента в отношениях ИРИ и Западной Европы начинается переход от периода «критического диалога» к экономическому партнерству.

В сентябре 1999 г. Тегеран посетил президент Австрии, в октябре М. Хатами прибыл во Францию. Хотя этот его визит и не считался государственным (президента ИРИ принимали как гостя ЮНЕСКО и личного гостя Президента Ж. Ширака), он положил начало новому этапу в отношениях двух стран. Целый ряд проблем (присутствие на территории Франции штаб-квартиры оппозиционной иранскому режиму организации Моджахеддине Халг, возвращение ИРИ 1 млрд. долларов, вложенных еще иранским шахом во французский атомный консорциум Евродиф, убийство Ш. Бахтияра), вызывавших конфронтацию государств в прошедший период, осложнял переговоры, однако лидеры Ирана и Франции высказались за развитие политического и экономического диалога.

Другие европейские государства не захотели остаться в стороне от процесса нормализации отношений с Ираном. В марте 2000 г. с официальным визитом в Лондон был приглашен министр иностранных дел ИРИ К. Харрази. В ходе его встреч с премьер-министром Т. Блэром и министром иностранных дел Р. Куком были обсуждены вопросы нормализации отношений двух стран, выявлены общие проблемы, при решении которых обе стороны могли бы активно сотрудничать: трафик наркотиков, борьба с терроризмом, помощь иракским беженцам, ограничение оружия массового поражения. Было подчеркнуто, что хотя Иран и Великобритания имеют различный подход к урегулированию на Ближнем Востоке, обе стороны могут вести диалог для нормализации политического и экономического положения этого региона. Была отмечена роль ИРИ как председателя Организации Исламской конференции в начавшемся диалоге с Евросоюзом.

Развитие контактов ответственных лиц ИРИ с представителями европейских стран ширилось. В июне К. Харрази находился с визитом в Швейцарии. Обе стороны выразили надежду на успешное развитие в будущем политических и экономических связей, отметили необходимость взаимных контактов для урегулирования ситуации в Центральной Азии, на Ближнем Востоке, по борьбе с распространением наркотиков. В ходе этого визита, как и во время встреч представителей ИРИ с политическими деятелями Запада, постоянно поднимался вопрос о борьбе с терроризмом и причастности Ирана к совершению ряда террористических актов в прошлом. Правительство Швейцарии потребовало проведения расследования внутри Ирана по делу об убийстве К. Раджави. В ответ Тегеран предложил заключить совместное соглашение о взаимном сотрудничестве по судебно-правовым вопросам.

Новые горизонты открылись и в отношениях между Тегераном и Берлином. Германия потенциально могла стать основным торговым партнером Ирана. Однако нормализации отношений двух стран препятствовали как сильное давление США и Израиля, с одной стороны, так и противодействие иранской эмиграции, с другой. Тем не менее, в июле 2000 г. состоялся официальный визит М. Хатами в Берлин, продемонстрировавший приоритет экономических интересов в отношениях двух стран.

Продолжали развиваться отношения ИРИ и с государствами Западной Европы, с которыми ранее не возникало серьезных конфликтных ситуаций: с Голландией, Бельгией, Испанией, Австрией и другими странами.

В ходе визитов иранских делегаций в Италию, Францию, Германию особое внимание уделялось обсуждению экономических вопросов. За период 1993–1997 гг. значительно снизился товарооборот между ИРИ и странами ЕС. Так, экспорт из Германии – основного поставщика на иранский рынок – сократился с 4 млрд. долларов в 1993 г. до 1,8 млрд. в 1997. Совокупный импорт ИРИ в страны Евросоюза в 1993 г. составлял 9,6 млрд. долларов или 46,3% общего импорта страны, а в 1997 г. – 6,1 млрд. долларов или 43,6% 8. Помимо чисто политических причин, на снижении товарооборота отразились и другие факторы. Иран был включен в список рисков, т.е. тех стран, которые не могут гарантировать безопасность капиталовложений. В связи с этим были установлены дискриминационные пошлины на ввозимые товары. Иран также попал в число государств, в которые запрещен экспорт товаров двойного назначения. Представители ИРИ требовали снять ограничения на развитие торгово-экономических связей. В частности, в ходе визита К. Харрази в Швейцарию было заключено соглашение о взаимных гарантиях инвестиций и предотвращении двойного налогообложения. Страны ЕЭС по просьбе иранской стороны согласились пересмотреть сроки погашения краткосрочных займов, в результате чего банки Италии, Германии и Франции открыли для экспорта в Иран кредитные линии. Были установлены контакты представителей деловых кругов и заключены новые экономические соглашения.

Из наиболее крупных можно назвать контракт с итальянскими фирмами на строительство 30 газовых турбин мощностью 4700 мегаватт электроэнергии, соглашение с немецкой Lurgi Firm о строительстве крупнейшего в Иране завода по производству метанола, закупке 100 локомотивов во Франции, строительстве железных дорог, госпиталей, водоочистительных станций с австрийскими фирмами, завода по производству товаров бытовой химии с испанской компанией и другие. Для иностранных инвесторов Иран привлекателен своей дешевой, но достаточно квалифицированной рабочей силой, дешевизной электроэнергии, достаточно развитой системой коммуникаций, наличием богатых природных ресурсов, емким внутренним потребительским рынком и доступом на рынки соседних среднеазиатских государств.

За прошедший год значительно увеличился торговый обмен ИРИ со странами Западной Европы. За 9 месяцев 2000 г. (январь-сентябрь) по сравнению с соответствующим периодом 1999 г. экспорт Ирана в страны Евросоюза удвоился, импорт возрос на 29%. Отметим, что основной прирост экспорта в денежном исчислении произошел за счет роста цен на нефть, однако и объем нефтяного экспорта ИРИ возрос на 28%. Самым крупным экспортером в Иран остается Германия. За указанный период ее экспорт в Иран увеличился на 32%. Основным импортером продолжает оставаться Италия. Объем иранского импорта в эту страну в те же сроки возрос на 81% 9. Возобновилась деятельность Британо-иранской торговой палаты.

Особый интерес западных инвесторов был проявлен к нефтегазовому сектору. Еще в 1995 г. французская нефтяная компания Тотал заключила с Иранской национальной нефтяной компанией (ИННК) контракт на сумму 600 млн. долларов на разработку нефтяных полей Сири в Персидском заливе. Работы продолжались даже в период действия американских санкций на сотрудничество с Ираном. С конца 1998 г. на этом месторождении началась добыча нефти. В 1997 г. та же Тотал в консорциуме с малазийской компанией Петронас и российским Газпромом заключила договор на разработку газа области Южный Парс на сумму более 2 млрд. долларов. В 1999 г. в ходе визита президента Ирана в Италию был подписан контракт на разработку нефтяного месторождения Доруд с компаниями Эни (Италия) и Элф (Франция). Международные нефтяные компании после 20-летнего перерыва поспешили вернуться в Иран. Причем европейские фирмы в отсутствие своих американских конкурентов стремятся заполнить все ниши. Не пожелала отстать от своих традиционных партнеров английская Шелл. Она выразила желание участвовать в расширении старых нефтепромыслов: Ахваза, Бангестана и Агаджари. Шелл совместно с компанией Ласмо заключила контракт на проведение разведочно-буровых работ в иранской части Каспийского моря. В сентябре 2000 г. был заключен контракт с Бритиш Газ Груп на производство и экспорт сжиженного газа на сумму 1 млрд. долларов. Необходимо отметить, что все контракты заключаются ИННК по формуле «buy-back», т.е. иностранные компании выступают подрядчиками, так как, согласно Конституции ИРИ, это единственная форма, позволяющая привлекать иностранные инвестиции.

В Иране уделяют большое внимание развитию сотрудничества в сфере среднего и мелкого бизнеса.

Правительство Ирана стремится создать более привлекательные условия для работы иностранных компаний в стране. Либерализируется банковское законодательство, активно развиваются свободные экономические зоны, проводятся международные тендеры. Так, в конце 2000 г. был организован Международный конгресс по иностранным инвестициям, в ходе которого объявлен тендер на 1250 проектов, среди которых – скоростные дороги, железнодорожные участки, мосты, тоннели, торговые центры, отели и пр. Однако серьезное сопротивление привлечению иностранных фирм в экономику страны оказывают консервативные элементы, сохраняющие свои позиции в органах власти ИРИ. Большие надежды возлагались на выборы нового состава меджлиса, прошедшие в феврале 2000 г. Хотя победу на выборах одержали сторонники реформ, до сих пор им не удалось провести кардинальные законопроекты в социальной или экономической областях. Единственным достижением нового меджлиса можно назвать единогласно одобренный в первом чтении в августе 2000 г. законопроект о снятии юридических препятствий для иностранных инвестиций.

Правительство ИРИ намерено следовать выработанной им линии по активному привлечению западноевропейских фирм для экономического развития страны. Причем перед Министерством иностранных дел страны поставлена задача: сохраняя во внешней политике принцип последовательности, уважение к ценностям исламской революции, сделать ее более экономически ориентированной и адаптированной к новой политической ситуации.

Подводя итог вышесказанному, можно констатировать, что развитие отношений со странами Западной Европы стало приоритетным направлением внешнеполитической деятельности правительства Ирана. За период 1998–2000 гг. ИРИ удалось нормализовать отношения со всеми европейскими государствами. Начавшаяся разрядка напряженности в двусторонних отношениях во многом связана с имиджем президента ИРИ М. Хатами – либерала и демократа, который противостоит консервативному духовенству. В ходе его переговоров с европейскими лидерами были сглажены отдельные острые моменты, препятствующие развитию всесторонних связей. Стороны проявили заинтересованность во взаимном сотрудничестве по вопросам ближневосточного урегулирования, нормализации ситуации в Афганистане и вокруг Ирака, борьбы с контрабандой наркотиков и др. Хотя темы нарушения прав человека, свободы прессы, активного развития атомных технологий, роста военной мощи ИРИ являются предметом постоянного беспокойства международной общественности, экономические приоритеты берут верх. Западная Европа стремится к развитию экономических контактов с Ираном. Наиболее активно идет сотрудничество в нефтяной и газовой отраслях. Деловые круги стран Западной Европы выражают готовность вложить свои инвестиции в инфраструктуру, промышленность, туристический бизнес в Иране. Они ждут от иранского правительства обеспечения правовых гарантий для иностранных инвесторов. Дальнейшее развитие как политических, так и экономических отношений ИРИ со странами Западной Европы зависит от того, удастся ли новому президенту страны, выборы которого назначены на июнь 2001 г., сломить сопротивление консервативных сил и претворить в жизнь планы либерализации законодательства как в экономической, так и в социальной сферах. Несомненно, что развитие отношений ИРИ с европейскими государствами будет способствовать постепенной нормализации и ее отношений и с США.

Список и литературы

1 Органы правосудия ФРГ, расследовавшие убийство иранцев в Берлине в 1992 г., вынесли вердикт о причастности к этому преступлению высоких должностных лиц ИРИ.

2 См. об этом подробнее М. Mozaffari. Revolutionary, Thermidorian and Enigmatice Foreign Policy: President Khatami and the «Fear of the Wave» // International Relations. – August 1999. Vol. XIV. – №5. – С. 17.

3 См. Асгар Джафари Валдани. Иран ва Орупа: аз гофтогуйе энтегади та мошаракате эгтесади. – Маджалейе сийасате хареджи, паиз 1378. – С. 237.

4 Там же, с. 239.

5 Посол Великобритании покинул Тегеран в 1989 г. после вынесения смертного приговора С. Рушди.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий