Основные направления внешнеэкономической политики Российской Федерации в XXI веке

Роль внешнеэкономического фактора в условиях рыночных преобразований. Проблемы и противоречия во взаимоотношениях России с ЕС и США. Прирост товарооборота с Китаем. Торгово-экономическое сотрудничество со странами СНГ. Политика во взаимодействии с ВТО.

.

Основные направления внешнеэкономической политики Российской Федерации в XXI веке

Введение

«Не воевать, а торговать» - вот главный тезис в современной международной политике

Россия – обширная евразийская держава, имеющая самое большое из стран мира число сухопутных соседей – 14 стран. Среди её морских соседей такие державы, как США и Япония. На Чёрном море Россия соседствует с Турцией, а на Каспийском море – с Ираном. Наша страна занимает громадное пространство, расположенное между крупнейшими мировыми экономическими зонами – Европейским Союзом, Северной Америкой и Северо-Восточной Азией. На юге и западе России располагаются страны, ранее входившие в СССР. В результате распада СССР Россия стала более северной страной, отделённой от Центральной и Западной Европы новыми государствами. Начался новый этап либерализации внешней торговли уже в новой стране и в рамках радикальной рыночной реформы. В конце 1991 года по этому поводу был принят пакет указов Президента и постановлений Правительства РФ («О либерализации внешнеэкономической деятельности на территории РСФСР», «О формировании республиканского валютного резерва РСФСР», «О введении экспортного тарифа на отдельные товары, вывозимые с территории РФ» и др.). Право на ведение внешнеэкономической деятельности, включая посредническую, получили все зарегистрированные в РФ юридические лица. Кардинальные изменения геополитического и геоэкономического положения России после распада СССР существенно повысило роль внешнеэкономического фактора в развитии страны. Внешнеэкономическими стали для России хозяйственные и торговые связи не только с дальним, но и с ближним зарубежьем. В результате зависимость России от внешних рынков более чем удвоилась. Усиление внешнеэкономического фактора объективно диктуется проводимыми рыночными преобразованиями, формирующими качественно новые основы для взаимодействия отечественной экономики с мировой, внутреннего рынка с внешним.

Сейчас по уровню экономического развития Российская Федерация занимает промежуточное положение между развитыми и развивающимися странами. И на данном этапе для неё характерно интенсивное сотрудничество с иностранными государствами. Россия сохраняет своё место ведущего экономического и политического компонента на постсоветском пространстве; она, будучи частью Европы, многие столетия оказывала существенное влияние на общеевропейский процесс развития и сегодня, не вписываясь по своим масштабам в нормальное членство в составе ЕС, активно сотрудничает и с ним, и с его членами на взаимосогласованных основах; она, как один из крупнейших по территории и природным ресурсам партнёр в Азиатско-Тихоокеанском регионе активно проявляет заинтересованность в участии в существующих и нарождающихся интеграционных объединениях различных форматов в этой части мира. Рассмотрим более подробно внешнеэкономическую деятельность России в XXI веке, её отношения с наиболее важными торговыми партнёрами, странами – лидерами мирового рынка.

1. Диалог России и Европейского Союза: Через тернии к …

1.1 Внешнеполитическое сотрудничество

Европейское направление занимает важное место во внешнеполитическом курсе современной России. Ведущие европейские аналитики подчёркивают, что западноевропейская ориентация при Владимире Путине рассчитана надолго не только потому, что ей не существует никакой реальной альтернативы, но и, прежде всего она вытекает из убеждения, что Россия лишь путём партнёрства с Европой сможет провести свою внутреннюю модернизацию и добиться желанного восстановления своего величия. Действительно, если оценивать внешнеполитическую концепцию России 1993 и 2000 годов, то нельзя не заметить, что в 1993 году Европа занимала 5-ое место в приоритетах внешней политики, а в 2000 г. переместилась на почётное второе место, сразу после СНГ. С тех пор эта позиция удерживается во всех ежегодных посланиях президента Путина Федеральному Собранию. Однако, оценивая результаты диалога России и ЕС последних лет, экс-премьер-министр Швеции Карл Бильдт справедливо отмечает, что, несмотря на взаимный интерес ко многим региональным и глобальным проблемам, «приходиться признать, что до сих пор этот диалог был удивительно бесплодным». К сожалению, честолюбивая риторика и высокие цели подменяют собой фактические формы сотрудничества. Парадокс состоит в том, что уже создано и создаётся немало структур для поддержания такого диалога, но при этом двусторонние контакты Москвы с отдельными европейскими столицами (особенно с Берлином и Парижем) неизменно оказываются более действенными. Одна из главных причин состоит в том, что Европейский союз всё ещё не говорит в один голос даже по наиболее крупным международным проблемам. Вторая важная причина видится в том, что назрела необходимость повысить уровень политического диалога между Россией и ЕС и сделать его более продуктивным в практическом плане. Соглашение о партнёрстве и сотрудничестве с ЕС было подписано на греческом острове Корфу в 1994 году, и спустя пять лет было подкреплено «Современной стратегией ЕС по отношению к России» и «Стратегией развития отношений РФ с ЕС на среднесрочную перспективу (2000 – 2010 годы)».

И российские, и европейские аналитики, комментируя последние документы, справедливо обращают внимание на разность заявленных целей. В европейской стратегии приоритетные задачи обозначены в самом общем и широком плане – построение в России стабильной, открытой и плюралистической демократии, основанной на принципах правового государства и опирающейся на процветающую рыночную экономику; вовлечение России в общеевропейское экономическое пространство, включая подготовку ко вступлению в ВТО; защита окружающей среды и борьба с организованной преступностью. Российская стратегия ставит приоритетные цели в более практической области: создание надёжной системы коллективной безопасности, повышение формата и результативности политического диалога, акцент на развитие торговли и инвестиций, инфраструктуры и правовой базы сотрудничества. Отдельно оговариваются интересы России при расширении ЕС, вопросы трансграничного сотрудничества. К сожалению российское предложение – составить совместный план действий на основе двух стратегий – не получило должной поддержки со стороны ЕС, сложилась своеобразная ситуация «асимметричного партнёрства». В мае 2004 состоялось последнее расширение ЕС за счёт вступления Польши и стран Балтии. Таким образом, общая граница России и ЕС достигла 2000 километров, что делает добрососедское сотрудничество весьма актуальным. Между тем в 2004 заканчивался срок действия «Совместной стратегии ЕС по отношению к России», а в 2007 году – заканчивается срок действия Соглашения о партнёрстве и сотрудничестве, и сегодня пора подумать над тем, как сделать более действенными и эффективными важные для обеих сторон российско-европейские отношения. Многие российские эксперты оценивают действующее Соглашение о партнёрстве и сотрудничестве и другие официальные документы, развивающие партнёрство, как результат переоценки возможностей российско-европейского сближения, поскольку с обеих сторон имели место завышенные ожидания, которые затем сменились очевидным разочарованием. С европейской стороны оценки аналогичные: нельзя не согласиться с известным немецким политологом, руководителем исследовательской группы Германского института международной политики и безопасности Х. Тиммерманном в том, что пора отойти от деструктивной критики друг друга и перевести обсуждение в конструктивное русло, разрабатывая конкретные рабочие программы по отдельным проблемам, рассчитанные на краткосрочный период. И для этого необходимо обозначить не только точки пересечения взаимных интересов, но также проблемы и противоречия, которые накопились в последние годы.

1.2 Экономическое сотрудничество

Позитивные результаты российско-европейского сближения наиболее очевидны в экономической сфере, где в последние годы упрочились многосторонние экономические связи. ЕС представляет для России одного из более значимых экономических партнёров: 52% прямых инвестиций в Россию идут именно из ЕС (из США – 14%), почти 50% российской внешней торговли приходится на ЕС (на США – 8%, на Японию – 3%). Вместе с тем в экономической области возможности сотрудничества России – ЕС далеко не исчерпаны, и это касается как развития отношений в сфере торговли, так и партнёрства в области энергетики. Решение British Petroleum объединиться с группой «Альфа» и инвестировать 7,1 млрд. долл. в российский нефтяной гигант ТНК представляет собой качественно новый шаг в осуществлении прямых инвестиций в Россию. Известно также, что с 2000 года Германия достаточно тесно связана с российским энергетическим сектором и немецкий капитал участвует сегодня в «Газпроме». По запасам природного газа Россия занимает первое место в мире, и европейские эксперты подчёркивают, что доля природного газа в энергобалансе Европы будет постепенно увеличиваться. Последние четверть века Европа быстро смещается от потребления традиционных видов топлива, прежде всего угля и нефти, к газу и отчасти атомной энергии. Если в мире потребление газа за последнее 10-летие выросло на 20%, то в Европе – почти на 40%. Правда, европейские страны прилагают усилия по развитию собственных возобновимых ресурсов (энергия ветра, биомасса, солнечная энергия). Однако в обозримой перспективе использование возобновимых энергоносителей не решит энергетических проблем. Решение основных проблем своего энергетического сектора – повышение конкурентоспособности продукции ЕС и минимизация негативного влияния на окружающую среду – Европа видит в увеличении доли газа в энергобалансе. Это подразумевает переход на импортный ресурс: к 2020 году от 60% до 70% газоснабжения Европы будет обеспечиваться за счёт импорта. И один из его главных источников – импорт из России и СНГ. Уже сейчас ЕС получает из России примерно половину всего импортируемого газа. Но до сих пор существуют разногласия, возникающие по вопросу о внутренних ценах на энергоносители. Даже европейские эксперты откровенно пишут о том, что не обеспечено честных условий конкуренции для русских инвесторов и поставщиков энергоносителей в Европу и поэтому они «нередко встречают противодействие лоббистских группировок, едва лишь речь заходит о том, чтобы предложить равные условия при приватизации (пример: предприятия по переработки нефти), или же об экспорте недорогой энергии (пример: электроэнергия)». Аналогичные явления происходят в вопросах вовлечения высокоразвитых секторов российской экономики в единый европейский сектор военной промышленности. Можно напомнить, что некоторые выгодные совместные проекты были провалены из-за сопротивления европейских лоббистских группировок, например производство военно-транспортного самолёта АН-70. Значительные возможности расширения сотрудничества между Россией и ЕС заложены в сфере науки, технологии, безопасности и культуры. Многие европейские аналитики указывают на потенциал космического сектора, где амбициозные европейские проекты создания глобальной системы навигации и развёртывания «Галилей» должны открыть новые перспективы для совместной работы. Планы использования европейского космодрома Куру во Французской Гвиане для запуска космических кораблей «Союз» – важная составляющая этих условий. В политической повестке дня вопросы, связанные с Ближним Востоком, Афганистаном и Ираком, занимают первое место для России и ЕС. В качестве постоянного члена Совета Безопасности Россия обладает в нём правом «вето» и без согласия России не может быть представлен ни один мандат ООН на обеспечения мира и проведение действий по устранению кризисных ситуаций.

Мнения российских аналитиков по поводу последствий расширения ЕС для России разделились. Одни с тревогой предупреждают о неблагоприятных последствиях этого процесса. Речь идет, прежде всего, об отмене безвизового режима въезда россиян во вновь вступившие страны, переориентация торговли этих стран на внутренний рынок Сообщества с российских рынков, перехожее на технические стандарты и сертификаты ЕС вновь вступивших стран, что поставит более жёсткие барьеры на пути ввоза в них российского экспорта. Однако, опасения, которые высказывались по поводу того, что интегрированные Польша и Литва, оказавшись внутри ЕС, могут внести в его политику критические акценты в отношении Москвы, к счастью, не оправдались. Существует также мнение, что исторически сложившиеся тесные культурные и экономические связи России со странами ЦВЕ могут отчасти способствовать оживлению российско-европейского диалога. Помимо этого присоединение к ЕС новых членов будет также способствовать повышению темпов их экономического роста, генерируя дополнительный спрос на российский экспорт. Аналогичные процессы наблюдались в 1995 году после вступления в ЕС Финляндии, Швеции и Австрии, когда вслед за расширением европейской интеграции последовало бурное развитие отношений с Россией. Большой потенциал несёт в себе участие России в «северном измерении» ЕС и в диалоге со странами Балтии, где приоритетными являются проблемы окружающей среды, информационные технологии, ядерная безопасность, энергетика, развитие инфраструктуры. Успешное региональное сотрудничество со странами «северного измерения» и странами Балтии ЕС может стать для России не только путём развития её приграничных областей, но и стимулом для укрепления общих отношения с ЕС.

1.3 Россия в ОЕЭП

Откровенное обсуждение сложных вопросов российско-европейского сотрудничества могло бы стать реально деловой основой не только экономического сотрудничества, но и парламентского диалога России и ЕС, который сегодня используется недостаточно активно для обсуждения противоречий стратегического партнёрства. Это тем более актуально, что европейцы в основу проекта Общего европейского экономического пространства России и ЕС (общая концепция ОЕЭП одобрена на римском саммите 2003 г.) предлагают заложить гармонизацию правового пространства и выработку единого регулирования. Однако «сближение» российского и европейского законодательства не может идти только в направлении приведения российских правовых норм в соответствие со стандартами ЕС, - необходимо совместное обсуждение конкретных противоречивых аспектов европейского законодательства, которое должно сопровождаться изменением некоторых норм и введением новых правил, которые касаются конкретных сфер совместного сотрудничества. Многие российские эксперты с тревогой пишут о том, что создание с ЕС Общего европейского экономического пространства (ОЕЭП) потребует от России в первую очередь признать реальной перспективу утраты части своего суверенитета, что связано с необходимостью принять массив европейского законодательства, в разработке которого Россия не принимает участия. И здесь уместно посмотреть на опыт создания Общего европейского экономического пространства ЕС с Норвегией (которая не является членом ЕС). Норвежские политологи откровенно пишут о том, что норвежские парламентарии утратили интерес к работе в комитетах ОЕЭП, поскольку там от их мнения почти ничего не зависит, и 80% законопроектов принимается вообще без изменений. В тех случаях, когда принятый законопроект противоречит интересам Норвегии, это ведёт к судебному разбирательству ЕС в отношении Осло, и в судебном порядке Норвегию принуждают принять нормы ЕС. В качестве примера можно назвать введение в действие директивы по либерализации рынка природного газа 1998 г. В этой связи не могут не вызвать удивление советы некоторых российских политологов принять именно норвежскую модель как наиболее предпочтительную для России. Необходимо подчеркнуть, что если для европейских государств отказ от некоторых полномочий и части суверенитета в пользу наднациональных органов является основой всей политической конструкции ЕС, то для России принцип неделимости суверенитета является принципиально важным. Именно поэтому Россия должна вырабатывать свою собственную модель взаимоотношений с ЕС, которая достаточно полно защищает её национальные интересы и суверенитет. Представляется особенно важным предположение некоторых российских экономических экспертов договориться о периоде «негативной интеграции», когда обе стороны обязуются признавать законы партнёра. Можно также заранее оговорить, что на отдельные сферы общность экономического пространства распространяться не будет. Такие прецеденты в мировой практике есть: Швейцария добилась автономии её банковского сектора и транспорта, Норвегия – рыболовства и сельского хозяйства. Для России особенно важно защитить её естественные монополии и рыболовство, ведь речь идёт об экономической безопасности нашей страны. Далее необходимо обратить внимание на то, что статья 7 Соглашения об ОЕЭП предусматривает следующее: сближение правовых норм должно проходить не путём унификации способов их достижения, а посредством постановки общих целей. Следовательно, для России на переговорах с европейскими законодателями и правительственными структурами важно активнее предлагать именно варианты постановки общих целей, которые потребуют взаимной увязки правовых процедур и выработки новых правил. Важную роль в процессе экономического сближения могли бы сыграть деловые круги России, которые имеют реальный опыт европейского сотрудничества и знают его «изнутри» как деловые партнёры.

Таким образом, несмотря на реальные проблемы и противоречия, стратегическое партнёрство России и ЕС имеет интересные и весьма многомерные перспективы развития в сфере экономики, политики, безопасности, экологии и культуры, а также в области регионального сотрудничества. Общее стремление к экономической и политической стабильности в европейском пространстве должно сделать российско-европейский диалог более действенным и конструктивным.

2. Россия и США

2.1 Торговые отношения России с США

С момента разрушения «железного занавеса» американские и российские дипломаты пытались нащупать такую особую модель отношений между Москвой и Вашингтоном, которая стала бы альтернативой вражде времён «холодной войны». США входят в группу ведущих торговых партнёров России среди развитых промышленных стран, но в списке торговых партнёров Соединённых Штатов Россия заняла в 2004 году 28 место (доля РФ в торговле США составила лишь 0,65%, в том числе в экспорте – 0,37% и в импорте – 0,8%). По данным министерства торговли США, российско-американский товарооборот увеличился в 2004 г. на 34% - до 14,8 млрд. долл., в том числе экспорт РФ – до 11,8 млрд. (рост на 37,8%) и импорт – до 3 млрд. (на 20, 7%). Положительное для России сальдо баланса торговли в 2004 г. достигло 8,8 млрд. долл. (в 2003 г. – 6,1 млрд.). В структуре российского экспорта в США в 2004 г. на сырьё и полуфабрикаты приходилось более 80%, в том числе энергетическое сырьё (включая нефть и нефтепродукты) – 35,9% , металлы и изделия из них – 34,7%, продукцию химической промышленности – 13,5%, драгоценные камни и металлы (в основном платиноиридиевой группы и алмазы) – 5,4%, текстильно-трикотажные товары и сельскохозяйственное сырьё (в основном морепродукты и алкогольные напитки) – 2,7%. Поставки чёрных металлов увеличились (по стоимости) в 6,3 раза; нефти и нефтепродуктов – на 36%, алмазов – на 28%, алюминия (в основном необработанного) – на 67%, кобальта, титана, магния – на 63%, никеля – на 10%, меди – на 37%. В 2004 году экспорт продукции цветной металлургии возрос на 55,1%, а металлов платиноиридиевой группы – на 4,4%. Поставки древесины и изделий из неё (преимущественно фанеры и пиломатериалов) увеличилось на 43%, произведений искусства и антиквариата – в 3 раза, химических удобрений - на 28%. В 2004 г. удельный вес России в Американском импорте радиоактивных материалов составил 32,5%, нефтепродуктов – 5,7% и нефти – 0,8%. Россия заняла 9-е место среди основных поставщиков энергоресурсов на американский рынок, и удельный вес поставок из РФ энергетического сырья достиг в импорте США 10,8%. Увеличению российского экспорта в США в 2004 г. способствовали рост цен на нефть и нефтепродукты, а также благоприятная конъюнктура на рынке металлургической продукции, совпавшая с прекращением действия ряда ограничений на импорт стали в США. В 2004 г. экспорт текстильной и трикотажной одежды снизился на 32,4%, продукции неорганической химии (из-за уменьшения продаж радиоактивных химических элементов и аммиака) – на 9,2%, продовольствия и сельхозсырья – на 7,8%, рыбы и прочих морепродуктов – на 13%. Доля продукции машиностроения в российском экспорте США составила 1,2%, а объем её поставок в стоимостном выражении уменьшился по сравнению с 2003 г. на 20%. В российском импорте из США доля машинотехнической продукции составила 50,6%, в том числе механического оборудования – 31%, электротехнического оборудования и электроники – 6,8%, приборов и аппаратов – 6%, средств наземного (кроме ж/д.) транспорта – 5,5%. Доля продовольственных товаров и сельхозсырья в российском импорте увеличилась до 29,7%, а продукция химической промышленности – снизилась до 9,6%. Российские закупки возросли почти по всем основным товарным группам, в том числе ввоз машин и оборудования – на 16,4%. Импорт механического оборудования увеличился на 11,5%, транспортных средств – на 65%, авиационной техники и запчастей – почти в 3 раза. Поставки в РФ продовольственных товаров и сельхозсырья повысились на 38,8%, возрос по стоимости ввоз мяса и мясных продуктов на 30% (в основном за счёт увеличения импорта мяса птицы – на 40,3%), табачного сырья и сигарет – в 2 раза, пшеницы – в 3 раза. В 2003 – 2004 гг. сократились закупки химических товаров из-за снижения поставок продукции неорганической химии на 84%. В 2005 г. ожидается рост российско-американского товарооборота при опережении темпов российского экспорта. Прогнозируется расширение объёмов экспорта из России чёрных и цветных металлов, нефти и нефтепродуктов, а в импорте из США возрастёт доля машин и оборудования при сохранении доли ввоза продовольственных товаров и сельхозсырья на уровне предыдущих лет.

2.2 Деятельность российских предприятий на рынке США

В 2004 году состоялась презентация Республики Карелия в Нью-Йорке под названием «Развитие бизнеса и инвестиционные возможности в Карелии» с участием российских предприятий-экспортёров, на которой были представлены экспортные товары, предлагаемые на американский рынок карельскими предприятиями. Интерес у компаний США вызвала продукция деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности, изделия народных промыслов республики и др. Некоторые российские предприятия с целью продвижения своих товаров создают в США представительства или дочерние фирмы. Так, в США учредили дочерние фирмы ОАО «Нижнекамскнефтехим» (синтетический каучук и другие химические товары), Одинцовская шоколадная фабрика «Коркунов», часовой завод «Восток», компания «Вимм-Билль-Дан» (соки). Удерживают позиции на рынке морепродуктов российские экспортёры из Камчатской области, Дальнего Востока и других регионов. Налажена производственная кооперация между Верхнее-Салдинским металлургическим производственным объединением (ВСМПО) и концерном «Boeing». Так, все поперечные балки, являющиеся основой для шасси самолётов семейства «Boeing – 777», изготавливаются этим объединением, и доля российского титана в самолётах концерна достигла 25%. Координацией поставок этих изделий занимается дочерняя компания «ВСМПО» в США. В 2004 г. совместно с компаниями США организовано продвижение на американский рынок конкурентоспособной малой и сельскохозяйственной авиации – российских самолётов «Авиатика» и «И-1А» (РСК МАПО «МИГ»), а также самолёта-амфибии для противопожарной авиации «БЕ-200» (НПК «Иркут») и вертолёта «Ка-32А1» (ОАО «Камов»). В настоящее время при содействии компаний США активизировалось продвижение некоторых российских товаров машинотехнической группы для их реализации на рынках США и третьих стран. Так, компания «Bergstrom» изучает возможность поставок оборудования и организации совместного производства с ОАО «КамАЗ» автомобильных кондиционеров. Американская компания «Far East American, Inc.» заинтересована в установлении контактов с российскими производителями берёзовой фанеры с целью её импорта в США и другие страны мира. В связи с ростом спроса в США на постельное бельё высокого качества увеличилось количество заявок на поставку льняного полотна из России производства ведущего российского предприятия по выпуску льняного и хлопкового полотна «Русский текстиль» с американскими компаниями «Armani International» и «Julia». Российские IT-компании активизировали деятельность на американском рынке. Так, в последние годы состоялось несколько заседаний российско-американского «круглого» стола по информационным и телекоммуникационным технологиям, организованы передвижные маркетинговые акции по американским городам, российские программисты участвовали в ряде конференций и выставок, в США открылись филиалы нескольких российских фирм. Заказчиками российского программного обеспечения стали американские компании «IBM», «Boeing», «Intel», «Motorola», «Compaq», «Dell Computer», «Ford», «Citibank», «Colgate-Palmolive», часть из них создали в России собственные инженерные центры, укомплектованные российскими программистами. К основным конкурентным преимуществам российской продукции относится невысокая стоимость работ, наличие большого числа высококвалифицированных специалистов, длительный опыт проведения научно-исследовательских работ. Это позволяет российским экспортёрам IT-технологий конкурировать на рынке США с другими зарубежными поставщиками. Указанные факторы явились основанием для многочисленных прогнозов о том, что Россия в течение ближайших лет выйдет на второе место после Индии на американском рынке IT-аутсорсинга.

2.3 Инвестиционное сотрудничество

США входят в число ведущих зарубежных стран по объему накопленных в экономике России инвестиций. По данным Росстата, на начало 2005 года по объёму накопленных иностранных инвестиций в России США находилось на 6-м месте – около 6,7 млрд. долл., причём в структуре поступающих из США инвестиций преобладают прямые. По объёму накопленных прямых иностранных инвестиций США на начало 2005 г. находились на 3-м месте – 4,2% млрд. долл. Американские прямые инвестиции в России направлялись в основном в производственный сектор; по оценке американских экспертов, в нём сосредоточено ¾ их объёма. На непроизводственную сферу приходится ¼ прямых инвестиций США, направляемых в основном в банковский и страховой сектора, а также сферу информационно-консультационных услуг. Инвесторы США отмечают положительные изменения в системе налогообложения в РФ, в совершенствовании законодательной базы и механизмов управления экономикой. Однако представители деловых кругов США, прежде всего малого и среднего бизнеса, отмечают высокий риск инвестиционной деятельности в России из-за несовершенства правоприменительной практики и слабой, по их мнению, правовой защиты. В ближайшее время наиболее перспективной сферой для привлечения американского капитала в Россию останется нефтегазовый сектор в связи с возрастающей зависимостью США от импорта энергоносителей, а также проводимой администрацией США политикой диверсификации источников импорта нефти. По мнению экспертов США, стимулом для вложения капитала США в данный сектор может стать решение правительства РФ о строительстве новых нефтепроводов, связывающих Восточную Сибирь с портом Находка и регионы нефтедобычи в Западной Сибири с портом Мурманск. По мнению американских экспертов, в ближайшей перспективе кроме нефтегазового сектора важными сферами инвестиционного сотрудничества могут стать авиакосмическая промышленность и автомобилестроение. Ниже представлены наиболее крупные проекты российско-американского инвестиционного сотрудничества. Нефтегазовый сектор. С российскими партнёрами взаимодействуют «ExxonMobil», «ConocoPhillips», «ChevronTexaco». К наиболее значимым относится проект освоения на условиях СРП нефтегазовых ресурсов о. Сахалин. В проект «Каспийский трубопроводный консорциум (КТК)», в котором кроме компаний России и некоторых других стран, участвуют также американские компании «ChevronTexaco», «ExxonMobil» и «Kerr-McGee», инвестировано более 1,3 млрд. долл. из 2,6 млрд. (объём инвестиций в проект составил 4 млрд.). Завершено строительство российского участка экспортного нефтепровода Тенгиз – Новороссийск. В 2004 году пропускная способность нефтепровода достигла 48 млн. тонн нефти. Инвестиции в проект разработки нефтяных месторождений в Ханты-Мансийском автономном округе с участием компании «Marathon Oil» составили около 275 млн. долл. (приобретение Ханты-Мансийской нефтяной компании). Компания «ConocoPhillips» в 2004 году приобрела более 7% акций компании «ЛУКОЙЛ», находившихся в федеральной собственности, за 2 млрд. долл. Данный проект является крупнейшим в России с участием компаний США по размерам американских инвестиций. Авиакосмическая промышленность. Ряд совместных российско-американских проектов реализуется с участием компании «Boeing». В Москве функционирует Конструкторско-дизайнерский центр, организованный этой корпорацией совместно с рядом российских авиационных НИИ для проектирования узлов самолётов и компонентов. В данные проекты инвестировано более 1,2 млрд. долл. Автомобильная промышленность и тракторостроение. Компания «General Motors» совместно с АвтоВАЗ» организовала производство внедорожников «Шеви-Нива» на предприятии в г.Тольятти. Планируются поставки автомобилей на экспорт в страны Европы и Латинской Америки. Осенью 2004 г. предприятие начало осваивать производство новой модели автомобиля «Шеви-Нива» на базе «Опель Астра». Другое. Компания «International Paper» инвестировала более 100 млн. долл. в Светогорский целлюлозно-бумажный комбинат, являющийся лидером на рынке писчей бумаги в России и экспортирующий продукцию в европейские страны. Компания «Mars» инвестировала в предприятие по производству кондитерских изделий и кормов для домашних животных в г. Ступино Московской области около 500 млн. долл. Кроме того, с участием этой компании построена фабрика по производству кормов для домашних животных в Новосибирской области (20 млн. долл.). Компания «Северосталь» приобрела компанию «Rouge Steel», занимающую 5-е место среди американских компаний по объёму выплавляемой стали. Компания «Норильский никель» приобрела 51% акций американской компании «Steelwater Mining», являющейся единственным производителем металлов платиновой группы в США и пятым производителем данной продукции в мире.

В России действуют американские государственные кредитно-финансовые институты: Экспортно-импортный банк США (Эксимбанк), Агентство по торговле и развитию (ТДА) и Корпорация зарубежных частных инвестиций (ОПИК). Политика Эксимбанка США, например, направлена на оказание помощи американским компаниям в создании новых рабочих мест путём поддержки экспорта продукции этих компаний на рынках развивающихся стран. В последние годы в инвестиционном сотрудничестве с РФ активизировались частные инвестиционные фонды и агентства США, в том числе российско-американский фонд «Delta Capital Management», фонд «Евразия», Агентство прямых инвестиций США. На российском направлении активно действует компания «Дельта-Лизинг» (в основном в Приморском и Хабаровском краях, Сахалинской и Новосибирской областях, а также в других регионах Сибири и Дальнего Востока). Собственником компании является Инвестиционный фонд «США – Россия», учреждённый с целью содействия России в переходе к рыночной экономике.

2.4 Современные взаимоотношения

Российская Федерация и США более не являются стратегическими противниками. Московский Договор о сокращении стратегических вооружений служит символом новой реальности и отражает радикальные перемены в российском образе мышления, что позволяет надеяться на формирование продуктивных долговременных отношений России с Евро-Атлантическим сообществом и Соединенными Штатами. Высшее руководство России реально оценивает слабое состояние своей страны и ее внешнеполитические позиции в настоящее время, и такая оценка необходима для преодоления этих проблем. Оно все отчетливее понимает, что методы времен "холодной войны" не отвечают интересам государства и что российские и американские интересы во многом близки.

Соединенные Штаты пытаются воспользоваться таким поворотом в российском мышлении с тем, чтобы сфокусировать отношения на решении существующих и новых проблем, связанных с общими интересами. США оказывают России содействие в реализации ее намерений вступить в ВТО, добиваясь снижения вступительных критериев, с целью формирования взаимовыгодных торговых отношений. Был создан Совет Россия-НАТО, имеющий целью углубление взаимодействия между Россией, США и их европейскими союзниками в вопросах безопасности. США и впредь намерено выступать за независимость государств бывшего СССР в надежде на то, что сосуществование процветающих и стабильных стран будет способствовать интеграции России в Евро-Атлантический союз. В то же время Америка реально оценивает те разногласия, которые до сих пор разделяют её с Россией, а также время и силы, которые потребуются для строительства длительных стратегических партнерских отношений. Разжигание недоверия к американским основополагающим принципам и политическим подходам некоторыми российскими высшими структурами замедляет процесс нормализации отношений между США и РФ. Неустойчивое отношение России к основным ценностям свободного рынка и демократии, а также нерешительность в борьбе с нераспространением оружия массового поражения остаются ключевыми проблемами в российско-американских отношениях. Крайняя слабость России ограничивает возможности сотрудничества. Тем не менее, эти возможности сейчас намного шире, чем десятилетия и даже годы назад.

3. Россия – АТР, АТЭС: Широкие горизонты сотрудничества

3.1 Общая картина взаимоотношений

Развитие Азиатско-Тихоокеанского региона, куда, по оценкам многих экспертов, постепенно перемещается центр тяжести мировой политики и экономики, действительно впечатляет. Часто можно слышать о вызревающем здесь экономическом чуде. Но на самом деле имеет место масштабная и напряжённая работа, которую проводят государства АТР. Достаточно упомянуть, что здесь производится две трети глобального ВВП и сосредоточена значительная часть мировых инвестиционных капиталов. Россия стремится вносить свой реальный вклад в экономическое развитие этого региона. Прирост ежегодного товарооборота нашей страны со странами АТР составляет более 20 процентов. С Китаем, например, торговля растет на 20–30 процентов в год, и по итогам текущего года, очевидно, выйдет на рекордную для наших государств цифру – в 25 миллиардов долларов. Те же тенденции – и с другими странами Азиатско-Тихоокеанского региона. В своих действиях и планах Россия исходит из того, что она – неотъемлемая часть АТР. Этот регион – не только пространство бурного экономического роста. Здесь проявляется одно из позитивных следствий глобализации – постепенное выравнивание уровней социально-экономического развития различных регионов мира. Еще одна отличительная черта АТР – высокая динамика интеграционных процессов, которые позитивно влияют на формирование нового, более справедливого мироустройства. Для России такой настрой на коллективный поиск решения региональных проблем важен и ценен. Кроме того, на деле видно стремление и готовность стран АТР учиться на опыте других, к примеру, у государств Европы, которые прошли свой путь к солидарности и взаимоподдержке, к осознанию того, что продуманная интеграция, опирающаяся на отлажено работающие институты и механизмы, может эффективно обеспечить безопасность и процветание. Регион АТЭС для России, особенно для её Дальнего Востока, представляется весьма перспективным. Структура связей со странами АТЭС, и, прежде всего со странами Северо-Восточной Азии, а также с Аляской и Канадским севером может претерпеть существенные прогрессивные преобразования. Об этом свидетельствуют потенциальные возможности российского Дальнего Востока и постоянно действующие факторы взаимодополняемости национальных хозяйственных комплексов в этом регионе. Вступив в 1998 году в АТЭС, Россия получила важный шанс укрепить свою роль в этом регионе, заметно расширить свои внешнеэкономические связи, в первую очередь в интересах ускоренного развития дальневосточных и сибирских районов страны, более активно подключиться к глобальным экономическим процессам. К настоящему времени на долю АТЭС приходится 47% мировой торговли, причём объёмы внутрирегиональной торговли превышают 70% внешнеторгового оборота стран-участниц. Россия имеет соглашение о торговле, предусматривающие взаимное предоставление режима наибольшего благоприятствования, с 13 государствами региона, что подразумевает распространение на Россию проводимого этими странами в рамках ВТО снижениями таможенных пошлин. В свою очередь, Россия в соответствии с Общей системой преференций ЮНКТАД предоставляет тарифные льготы от США и Канады. Накопленные инвестиции из стран региона в российскую экономику составляют 24,5% от общего объёма иностранных вложений, в том числе ПИИ – почти 40%. Сотрудничество в рамках АТЭС для России представляется весьма полезным, так как пока нет иных коллективных институтов в этой части мирового хозяйства, где можно было бы осуществлять продвижение своих торгово-экономических интересов, в том числе связанных с развитием Дальнего Востока и Сибири, поддержкой инициатив российских деловых кругов на товарных и инвестиционных рынках АТР. В перспективе в АТР ставится задача формирования Восточно-азиатского общего рынка (ВАОР). Ряд российских учёных склоняется к тому, чтобы ориентировать наш Дальний Восток на будущую интеграцию в качестве составной части ВАОР. Это предложение требует детального обсуждения с точки зрения выполнения дальневосточным регионом своих финансовых обязательств перед федеральным бюджетом. Но то, что это послужит делу оживления экономической конъюнктуры в дальневосточных и сибирских краях и областях, – несомненно, ибо наши ближайшие соседи по АТР – Китай, Япония, оба корейских государства, Аляска и Западная Канада вполне способны стать потенциальными участниками этого рынка. Имеются также оценки, показывающие, что вклад российского Дальнего Востока в ВАОР может носить не только топливно-сырьевой, но и инновационный характер.

3.2 Россия и Китай

Последние годы внесли качественные изменения в отношения России и Китая. Визит в Китай президента Российской Федерации В.В. Путина в октябре 2004 года подвёл черту под целым этапом их развития в постсоветскую эпоху. В ходе визита был подписан важнейший по своему значению «План действий на 2005 – 2008 гг.» по реализации положений «Договора» о дружбе и сотрудничестве между РФ и КНР от 2001 года. Историческим событием стало подписание комплекса документов о границе и, тем самым закрытие темы пограничного размежевания как политического вопроса. Вступление России и Китая в новый этап развития отношений «стратегического партнёрства» ознаменовалось и новыми взаимными достижениями. Они общеизвестны. В области безопасности и глобальной политики усилилось российско-китайское взаимодействие в рамках ООН, в борьбе против распространения ядерного оружия, с международным терроризмом и другими угрозами безопасности. В экономике произошёл стремительный рост взаимной торговли с 11 млрд. долл. в 2001 году до 30 млрд. долл. в 2005 году. В военной сфере были проведены первые российско-китайские военные учения. В экономике, несмотря на быстрый рост взаимной торговли, стороны сдержанно относятся друг к другу. Россия заинтересована в развитии экономического сотрудничества с Китаем, российский бизнес видит новые возможности на Китайском рынке. Однако Китай пока ещё не воспринимается российским бизнесом как стратегически значимый партнёр, в отличие от Европы, например. Высокие темпы роста взаимной торговли обусловлены быстрым развитием Китайской экономики в целом, а не качеством собственно российско-китайского сотрудничества. Торговля с Россией по-прежнему составляет не более 2% внешнеторгового оборота КНР. Как исключение, практический интерес Китая представляет весьма традиционный российский отраслевой спектр: нефтегазовый сектор, военно-техническое сотрудничество, потенциал российских научно-технических наработок. В свою очередь и Китай не входит в число экономических приоритетов России. Объём взаимной торговли составляет менее 10% российского внешнеторгового оборота. Китайский «инвестиционный портфель» для России только начинает формироваться. Структура торговли, в которой в российском экспорте в Китае преобладает сырьё, а в импорте – готовые изделия, не отвечает долгосрочным интересам России. С учётом «серой торговли» российское сальдо в торговле с Китаем по оценкам экспертов отрицательное, а не в пользу России, как о том говорит официальная статистика. А это означает отток валютных ресурсов из нашей страны. Начавшаяся в 2004 – 2005 гг. экспансия китайского капитала за рубежом создаёт как новые возможности, так и вызовы российско-китайским отношениям. Постоянно формируются возможности для повышения взаимной стратегической значимости России и Китая в хозяйственной сфере. В пользу этого говорит, прежде всего, ожидаемая в ближайшие годы 8%-ая динамика китайской экономики. Однако для реализации «потенциала взаимной значимости» требуется корректировка подхода к двустороннему сотрудничеству. В стратегическом плане необходимо новое видение России и Китая как основных частей «интегрирующейся пространственной экономики» Северо-Восточной Азии, включающей также Японию и Южную Корею. Без такого видения России трудно будет использовать интеграционные возможности СВА, в том числе и Китайской экономики как части экономического пространства СВА. В среднесрочной перспективе важно, во-первых, практическое выстраивание полномасштабного российско-китайского энергетического диалога, который позволил бы превратить энергетические отношения между Россией и Китаем в региональное, а в стратегической перспективе – глобальное энергетическое партнёрство. Во-вторых, важно использовать фактор финансовой либерализации Китая в ближайшие два года, в соответствии с требованиями ВТО для выхода российского бизнеса на китайский рынок финансовых и банковских услуг.

4. РОССИЯ – СНГ

В регионе СНГ после распада СССР Россия и другие страны постсоветского пространства, за исключением стран Балтии, столкнулись с непростой задачей, заявленной в учредительных документах Содружества, – сохранить сложившиеся экономические и научно-технические связи, несмотря на государственное размежевание. К сожалению, стремление к самостоятельности (не путать с независимостью), характерное для руководства многих постсоветских стран начального периода, и не в последнюю очередь России, зачастую сводило на нет предпринимавшиеся на ранних стадиях усилия отраслевых и региональных структур, тесно взаимодействовавших ранее хозяйствующих субъектов. А ведь в новом интеграционном процессе в этой части мира наибольшая ответственность лежит именно на России – историческом ядре постсоветского пространства, – принявшей на себя наследие большинства обязательств СССР перед остальным миром и вынужденной исходя из своих масштабов, экономического и оборонного потенциала, веса в мировой политике поддерживать своим авторитетом стабильность в Евразии. После десяти стагнации и даже свёртывания взаимных связей СНГ как международная организация всё больше превращается в консультативный политический форум, где главы государств обсуждают наиболее острые вопросы взаимодействия в военно-политической и экономической сферах. В то же время на пространстве СНГ как совокупности независимых государств за последние годы сформировался ряд субрегиональных организаций «по интересам», с той или иной степенью глубины решающих конкретные задачи взаимного экономического и научно-технического сотрудничества между членами этих группировок. Среди них Союзное государство России и Белоруссии, внутри которого достигнута высокая степень унификации инструментов хозяйственной политики, проводится единая научно-техническая и промышленная политика, восстановлены и расширены связи в области производственной кооперации. Далее это Евразийское экономическое сообщество пяти стран (Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан), в основу которого положено единое таможенное и валютно-финансовое пространство, а также координация национальных мер, связанных с присоединением членов ЕврАзЭС к ВТО. Принятые решения являются обязательными для выполнения. Два других образования – это Центральноазиатское сотрудничество (Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Узбекистан и Россия) и ГУУАМ (Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан и Молдавия), созданное при поддержке США и сосредоточившее свои усилия, прежде всего, на разработке совместных транспортно-энергетических проектов. В начале 2003 г. мы стали свидетелями новой инициативы – шагов по созданию в рамках Организации региональной интеграции (ОРИ), учреждаемой Россией, Белоруссией, Казахстаном и Украиной, Единого экономического пространства (ЕЭП) в качестве своего рода моста между СНГ и ЕС. Учредители ОРИ олицетворяют в совокупности 94% ВВП и 88% товарооборота всех стран СНГ и поэтому от их позиций в значительной мере зависит судьба постсоветского экономического, да и политического пространства. Важно, что участники нового интеграционного образования СНГ заявляют о готовности идти на создание наднациональных структур в области регулирования ряда направлений экономической политики.

Торгово-экономические отношения России со странами СНГ являются главной составляющей сотрудничества независимых государств. На протяжении 90-х годов произошло заметное ослабление торгово-экономического сотрудничества России и стран СНГ, на что повлияли как снижение объёмов реального сектора экономики, так и последствия затяжного системного финансово-экономического кризиса. Негативные последствия отражаются на экономике стран СНГ до сих пор. Наибольший удельный вес в торговле между странами Содружества сохраняются за государствами, обладающими сырьевыми и топливно-энергетическими ресурсами: Россией, Украиной, Белоруссией и Казахстаном. На начало XXI века главной статьёй экспорта в страны СНГ остались топливно-энергетические товары, несмотря на существенное снижение их доли в общем экспорте в страны СНГ до 48,1%по сравнению с 57,1% в 1999 году. Экспортные поставки машин и оборудования в страны СНГ выросли на 30%, а их доля в общем экспорте составила 20,3%. Экспорт продукции химической промышленности увеличился на 41%, металлов и изделий из них – на 79%. В импорте из стран СНГ преобладают поставки продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья (21,2% всего импорта из стран СНГ), металлов и изделий из них (18,4%), топливно-энергетических товаров (15,3%), машин и оборудования (14,4%), продукции химической промышленности (12,8%). Основными торговыми партнёрами на пространстве СНГ являются Беларусь (36,6%), Украина (34,1%), Казахстан (17,5%) и Узбекистан (, 3,6%). Особенность географической структуры товарообмена в Содружестве – чётко выраженное преобладание России как основного торгового партнёра по экспорту и импорту, а также локальное ограничение торговых связей государств двумя – тремя пограничными странами. Региональный товарооборот диверсифицирован слабо. Товарные структуры экспорта и импорта продолжают оставаться преимущественно сырьевыми или с преобладанием продукции с низкой степенью переработки. Таким образом, внешняя торговля России с государствами СНГ сдерживается причинами, делающими её всё менее привлекательной. Либерализация внешнеэкономической деятельности расширила возможности российских хозяйствующих субъектов в выборе торговых партнёров. Усилению ориентации хозяйствующих субъектов на рынки стран дальнего зарубежья в ущерб странам СНГ способствует ряд факторов, среди которых: товарное наполнение и возможность удовлетворения потребности в высокотехнологичной и наукоёмкой продукции высокого качества, большой выбор партнёров, надёжность валютно-финансовых и платёжно-расчётных операций, возможность получения свободно-конвертируемой валюты. Одним из существенных направлений на пути к укреплению и устойчивому развитию экономических связей России на пространстве СНГ является интеграция суверенных государств путём разработки совместных правовых норм и унификаций национальных условий деятельности хозяйствующих субъектов, организаций и функционирования интеграционных объединений.

5. Присоединение РОССИИ к ВТО: Плюсы и минусы

Нынешняя экономическая политика с точки зрения взаимодействия с ВТО, ЕС, АТЭС и СНГ требует переосмысления. Если не принимать во внимание политическую риторику, то следует констатировать отсутствие в этой политике стратегического стержня и расплывчатость целей, вытекающие из недостаточного учёта закономерностей и особенностей процессов глобализации и международного интегрирования. С одной стороны, на переговорах о присоединении к ВТО Россия отстаивала право на применение сравнительно высоких импортных тарифов по ряду чувствительных товарных позиций, ограничение допуска иностранных фирм на рынки услуг, поддержку и субсидирование сельского хозяйства. По существу проводится линия на сохранение определённого уровня протекционистской защиты. С другой стороны, идя в направлении создания зон свободной торговли со сторонами СНГ и ЕС, а в перспективе и с АТЭС, наша страна ведёт дело к снятию тарифных и нетарифных барьеров на пути перемещения товаров и услуг почти с 60 странами мира, на которые приходится около 4/5 российского внешнеторгового оборота. Иными словами, предпринимается попытка одновременного продвижения по пути умеренного протекционизма и масштабной либерализации торгово-политического режима для всех основных партнёров, создающей предпосылки для интегрирования с ними. В случае реализации заявленных интеграционных намерений Россия может получить возможность свободно оперировать на гигантском рынке, охватывающем примерно половину населения планеты. Естественно, что при этом ей придётся полностью открыть свой внутренний рынок для стран-партнёров, что может привести к серьёзным экономическим осложнениям, несоизмеримым с последствиями присоединения к ВТО. При этом в отношениях с Россией в проигрыше окажется основной массив развивающихся стран – латиноамериканские и африканские страны, страны Ближнего Востока, Индия и некоторые другие страны Азии. Высказываются различные точки зрения относительно последствий вступления России в ВТО, отражающие как завышенные ожидания, так и чрезмерную драматизацию последствий вхождения в ВТО. «Ни одна отрасль российской экономики не пострадает от присоединения к ВТО. Это показали независимые исследования, проведенные в последние годы отечественными экспертами. А, к примеру, исследование Всемирного банка на эту тему показало, что уже через несколько лет после присоединения российская экономика будет получать дополнительно по 19 млрд. долл. в год», — заявил в ходе конференции «Россия в ВТО: баланс плюсов и минусов» директор информационного бюро по присоединению России в ВТО Алексей Портанский. С ним согласен руководитель отдела ВТО департамента торговых переговоров МЭРТ РФ Дмитрий Лякишев. «Некоторые отрасли, несомненно, окажутся более чувствительными к «фактору ВТО» — мясомолочная, химико-фармацевтическая, микробиологическая промышленность, автомобилестроение, сельскохозяйственное машиностроение. Однако и в этих случаях фактор присоединения не ведет к падению или стагнации производства. Расчёты показали, что влияние понижений ставок на некоторые виды товаров на размер производства не превышает доли процента. В целом, на экономический рост страны, в том числе, отдельных отраслей гораздо большее влияние будет оказывать общий ход экономических реформ и другие факторы, такие, например, как цены на энергоносители или обменный курс рубля». Экономист инвестиционной компании «ФИНАМ» Ольга Беленькая придерживается другой точки зрения, считая, что в краткосрочном периоде вступление России в ВТО приведет к потере российскими предприятиями существенной доли внутреннего рынка при массовом внедрении международных корпораций с более высоким качеством товаров и низким уровнем издержек. «Возможен существенный спад производства и сокращение рабочих мест в отдельных отраслях (автомобильная промышленность, авиация, сельское хозяйство). Этот эффект может затронуть и смежные отрасли, изменив структуру производства в России и увеличив ее зависимость от импорта». Присоединение РФ к ВТО также может обесценить значимость некоторых масштабных проектов, реализуемых сейчас государством, в частности, инвестиций в развитие отечественного автопрома. «Проблема заключается в возможности отечественных предприятий предложить потребителям товар, который по критерию «цена-качество» сможет быть конкурентоспособным. Если судить по нынешним моделям управления, то инвестиции окажутся потраченными впустую», — заявил ведущий эксперт «Центра политической конъюнктуры России» Александр Павлюк. Компромиссной точки зрения придерживается заместитель председателя комитета Государственной Думы РФ по экономической политике, предпринимательству и туризму Алексей Лихачев. Он выделяет такие базовые риски присоединения к ВТО как снижение таможенных тарифов и обострение конкуренции, в том числе за счет прихода в Россию иностранных инвесторов. По мнению депутата, присоединение к ВТО ориентировано не на добывающие отрасли, а на сегменты высокой переработки. «Я не просто надеюсь, я верю, что наша страна из образа «мировой керосинки» будет переходить в состояние экспортера высоких технологий, интеллектуальной собственности, товаров с высоким содержанием добавленной стоимости. А вот здесь как раз необходимо участие мировой торговой системы, иначе наши партнеры будут иметь слишком большое количество инструментов для сдерживания российского прихода на мировой рынок. Переход в качество экспортера не энергоресурсов, а технологий и высокотехнологичной продукции невозможен без участия в мировой торговой системе. Я еще раз хочу подчеркнуть, что это не гарантированный плюс. Это лишь та возможность, тот инструмент, который приобретет Россия после оформления своего участия во Всемирной торговой организации». В принципиальном плане (признании необходимости присоединения к ВТО) власть, общественные и предпринимательские круги ныне занимают солидарную позицию.

Участие в ВТО, вопреки расхожим представлениям, не требует от нашей страны полного и безоговорочного таможенного разоружения. По оценке РАН и Национального инвестиционного совета, народному хозяйству не грозят сколько-нибудь значительные негативные последствия в результате ожидаемого связывания импортных пошлин на сравнительно низком уровне: динамика ВВП может сократиться максимум один процентный пункт. Расширение допуска иностранных фирм на отечественные рынки товаров и услуг обострит конкуренцию, но к захвату подавляющей части рынков не приведёт. Вступление в ВТО должно стать важным шагом по пути укрепления рыночных отношений и формирования конкурентной среды в России, полноправного включения её в систему международного экономического обмена, совершенствования хозяйственного законодательства и сближения его норм с правовой практикой других стран. Выигрыш России от вступления в ВТО будет тем весомее, чем последовательнее и эффективнее будет проводиться политика реформирования экономики. Особенно важным в этом плане представляется формирование полноценных рынков факторов производства – производственных ресурсов, земли, труда, капитала, сопровождаемое созданием систем кредитования, страхования, лизинга, внедрения инноваций. Всё это – необходимые условия для проведения структурной перестройки экономики и адаптации народного хозяйства, его институтов и субъектов к деятельности в условиях дальнейшего открытия рынка и усиления конкуренции. Само собой, последствия перехода к режиму свободной торговли должны быть достаточно достоверно спрогнозированы как с точки зрения расширения притока импортных товаров и услуг на российский рынок, так и в плане уменьшения таможенных доходов бюджета, за счёт которых в настоящее время осуществляется финансирование реального сектора и социальных программ.

Заключение

Оставаясь в мировом хозяйстве в незавидном качестве поставщика энергоресурсов и полуфабрикатов и потребителя готовой продукции, Россия не сможет динамично расширять экспорт, противостоять экспансии потребительского импорта, диверсифицировать товарную и географическую структуру внешней торговли, участвовать в промышленной кооперации, эффективно подключаться к процессам экономического интегрирования. Более активному включению России в международный обмен призвана способствовать продуманная и сбалансированная внешнеэкономическая политика, учитывающая как общемировые тенденции, так и интересы отечественной экономики. Качественно менять характер своего участия в международном разделении труда России предстоит в ходе формирования глобального экономического пространства, которое складывается на планете в результате усиления интеграционных процессов в различных регионах и роста открытости национальных хозяйств. Полное устранение барьеров для входа на рынке либо их снижения не только расширяют возможности внешнеэкономического обмена, но и выравнивают условия конкуренции для национальных и зарубежных производителей и инвесторов, сближают требования потребителей в разных странах к цене и качеству товаров и услуг. В таких условиях обеспечения и поддержание конкурентоспособности становится универсальным требованием, предъявляемым глобализацией к фирмам и предприятиям. Поэтому наиважнейшая задача России состоит в повышении конкурентоспособности материального производства и сферы услуг. Степень конкурентоспособности национальных отраслей и фирм в решающей мере будет определять позиции страны в мировом хозяйстве – объёмы и структуру её экспорта и импорта, состояние торгового и платёжного балансов. Современная Россия находится на стадии развития конкуренции, базирующейся в основном на факторах производства. Для укрепления позиций в мировой экономике ей жизненно необходимо приступить к расширению источников конкурентных преимуществ за счёт включения в их число инвестиций и инноваций.

Поэтапное продвижение от умеренного протекционизма к региональному интегрированию позволит России оперировать на всех ярусах мирового экономического пространства. На первом из них, где будут взаимодействовать страны, не входящие в интеграционные группировки, она будет поддерживать торгово-экономические отношения главным образом со странами Африки и некоторыми странами Латинской Америки. На втором ярусе этого пространства, сосредоточивающем взаимодействие внутри относительно небольших интеграционных группировок, Россия может быть представлена в случае успеха в создании зоны свободной торговли «четвёрки» наиболее экономически развитых стран СНГ. На третий ярус она может выйти путём включения в азиатско-тихоокеанский торгово-экономический суперблок. Двигаясь по такой траектории, Россия попадает и на четвёртый ярус этого пространства – ярус взаимодействия трёх формирующихся центров экономической мощи. В результате она сможет влиять на модификацию механизмов регулирования международного экономического оборота не только как рядовой член ВТО, но и как участник влиятельного интеграционного объединения.

России было бы важно определить своё отношение к доминирующим в международном экономическом обмене тенденциям и последовательно реализовывать внешнеэкономическую политику, обеспечивающую её подобающее место в мире. Вполне очевидно, что темпы и качество экономического развития нашей страны не в последнюю очередь будет зависеть также и от того, каким окажутся её позиции в меняющемся мировом экономическом пространстве, на континентальных и трансконтинентальных рынках.

Список используемой литературы:

1. А.Н. Барковский, В.П. Оболенский Внешнеэкономическая политика России в глобальном экономическом пространстве/Журнал Экономической теории - №1, стр. 21-40, 2005 г.

2. И.А. Василенко Диалог России и Европейского Союза: через тернии к…/ВЛАСТЬ - №7, М., 2005 г.

3. И. Мухамедшин Россия и ВТО: возможные последствия присоединения./ЗАКОН, №4, 2003 г.

4. Торговые отношения России с США/Бюллетень Иностранной Коммерческой Информации, №106 – 107, стр. 1-4, 2-4. 2005 г.

5. Международные отношения и внешнеполитическая деятельность России. М., 2004 г.

6. Россия – ШОС, ЕврАзЭС, ЕЭП, СНГ/Российско-китайский центр торгово-экономического сотрудничества. М., 2006 г.

7. Россия: интеграция в мировую экономику. М., 2003 г.

8. Сайт Федеральной Службы Государственной статистики – www.gks.ru

9. Сайт Президента РФ – www.kremlin.ru

Приложение

Внешнеторговый оборот Российской Федерации с основными торговыми партнерами:

Январь-сентябрь 2006г.

Справочно январь-сентябрь 2005г.

млн. долларов США

в % к январю-сентябрю 2005г.

в % к итогу

млн. долларов США

в % к январю-сентябрю 2004г.

в % к итогу

Внешнеторговый оборот

315572

130,5

100

241847

133,6

100

в том числе:

страны вне СНГ

268662

131,3

85,1

204544

138,3

84,6

из них: страны Евросоюза

168538

133,1

53,4

126591

142,3

52,3

из них:

Германия

30840

130,3

9,8

23663

140,4

9,8

Италия

22708

137,6

7,2

16504

152,7

6,8

Нидерланды

28307

145,6

9,0

19446

167,0

8,0

Польша

10824

133,6

3,4

8100

140,1

3,3

Соединенное Королевство

10112

127,9

3,2

7905

149,8

3,3

Финляндия

9612

123,2

3,0

7799

132,8

3,2

Франция

9490

141,1

3,0

6725

132,8

2,8

страны АТЭС

52693

136,8

16,7

38528

126,8

15,9

из них:

Китай

19942

147,8

6,3

13491

126,2

5,6

Соединенные Штаты

10900

136,7

3,5

7975

119,4

3,3

Япония

8545

126,1

2,7

6775

128,2

2,8

государства- участники СНГ

46910

125,7

14,9

37304

112,7

15,4

страны ЕврАзЭС

24602

130,3

7,8

18886

102,3

7,8

В том числе:

Беларусь

14695

130,7

4,7

11240

92,0

4,6

Казахстан

9081

128,1

2,9

7091

122,4

2,9

Киргизия

489

142,4

0,2

343

126,2

0,1

Таджикистан

338

159,1

0,1

212

120,7

0,1

страны ЕЭП

41699

125,2

13,3

33302

110,7

13,7

из них Украина

17923

119,7

5,7

14971

124,1

6,2

Товарная структура экспорта и импорта Российской Федерации (%)

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ