регистрация / вход

Российско-Грузинские взаимоотношения в международном аспекте

Общая характеристика источников напряженности и расстановки основных политических сил в Грузии. Направленность политического курса Тбилиси в регионе Кавказа. Оценка причин двойственности действий руководства Грузии в российско-грузинских отношениях.

Курсовая работа по политологии

Российско-Грузинские взаимоотношения в международном аспекте


Оглавление

Введение

1. Взаимоотношения России и Грузии в период Российской империи и Советского Союза

1.2 Грузия и Российская Империя

1.2 Грузия в составе Советского Союза

2. Взаимоотношения России и Грузии на постсоветском пространстве

2.1 Внешнеполитические взаимоотношения двух стран в период с 1992 по 2004 год

2.2 Внешнеполитические взаимоотношения двух стран в период с 2004 по 2009 год. Грузино-югоосетинский конфликт

Заключение

Список использованных источников и литературы


Введение

На сегодняшний день Грузия играет важнейшую роль в зоне стран Южного Кавказа, что, не в последнюю очередь, определяется особенностями региональной политики Тбилиси. Современная политическая элита Грузии стремится показать себя как политического лидера региона, предлагая себя в качестве стратегического союзника и проводника региональных интересов западных стран. Именно поэтому любые политические или социально-экономические процессы в Грузии важны с точки зрения их влияния не только на ситуацию в стране, но и в Кавказском регионе в целом.

В геополитическом отношении Грузия сегодня по праву может считаться ключевым государством в зоне Закавказья. Данный статус определяется географическим положением, богатым историческим наследием, высоким уровнем культуры и образования населения, развитыми внешними связями, известностью и определенным авторитетом на Западе нынешнего руководства страны.

Отношения с Грузией важны для России, так как они в значительной мере воздействуют на всю нашу политику в этом регионе. Между тем, отношения эти в последнее время заметно осложнились. Что стало причиной этих осложнений, что надо предпринять, чтобы между нашими странами и народами воцарился дух традиционного взаимопонимания и согласия?

Поэтому основная цель работы может быть сформулирована следующим образом: на основе обобщения материалов по истории взаимодействии России и Грузии на различных этапах исторического процесса, проследить основные закономерности во взаимоотношениях двух стран, обратив особое внимание на отношения России и Грузии в эти периоды и на ближайшую перспективу.

Для достижения этой цели необходимо последовательно решить следующие задачи:

o дать общую характеристику источников политической напряженности и расстановке основных политических сил в Грузии;

o проанализировать направленность политического курса официального Тбилиси в регионе Кавказа;

o установить причины двойственности действий руководства Грузии в российско-грузинских отношениях;

o определить предложения, касающиеся российской политики на грузинском направлении в начале XXI века.

Именно решению данных задач посвящена наша исследовательская работа, которая должна дать ответы на многие актуальные вопросы двусторонних отношений в современности и дать почву для размышлений о перспективах дальнейшего сотрудничества.


1. Взаимоотношения России и Грузии в период Российской империи

и Советского союза

1.1 Грузия и Российская Империя

Грузия вошла в состав Российской Империи еще в 1801 году, и, с тех пор, долгое время, являлась одним из стратегически важнейших регионов нашего государства, который стал его южной границей.

Но было бы ошибочным считать, что до официального включения Грузии в состав Российской Империи не существовало никаких связей между двумя государствами.

Дипломатические связи между Москвой и Кахети – крупнейшим княжеством Грузии, начались в 1558 году, а в 1589 году царь Фёдор Иоаннович предложил царству свою защиту. Однако Россия в это время была слишком далека, чтобы на равных соперничать с Ираном и Турцией на Кавказе, и никакой помощи из Москвы не поступало.

Реальный же интерес России к Закавказью появился в начале XVIII века и первым шагом сделанным Россией в сторону развития дипломатических отношений с Грузией стало заключение союза Петра I с царём Картли Вахтангом VI в 1722 г., но две армии так не смогли соединиться, и позже российские войска отступили на север, оставив Картли беззащитным перед Ираном.

Преемник Вахтанга, царь Картли-Кахетинского царства Ираклий II (1762 — 1798), обратился к России за защитой от Турции и Ирана. Екатерина II, воевавшая с Турцией, была заинтересована в союзнике, но не хотела посылать в Грузию значительные воинские силы, которые могли понадобиться России на основном фронте. В 1769 — 1772 годах незначительный русский отряд под командованием генерала Тотлебена воевал против Турции на стороне Грузии.

В 1783 году Ираклий подписал с Россией Георгиевский трактат, устанавливающий российский протекторат над царством Картли-Кахети в обмен на военную защиту России.

Но уже в сентябре 1786 годаИраклий II нарушил Георгиевкий трактат, начав переговоры с турецкими властями, и заключил с http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D1%85%D0%B0%D0%BB%D1%86%D0%B8%D1%85%D0%B5ахалцихским Сулейманом-пашой договор, который был ратифицирован султаном летом 1787 года (как раз во время войны России и Турции). С этого момента Георгиевский трактат утратил свою силу, а русские войска должны были покинуть Грузию.

В 1795 иранские войска Ага Мохаммед-хана вторглись в Закавказье, захватив и разграбив Тифлис. Согласно многократным просьбам царя Ираклия, Россия направила в апреле 1796 года 13-тысячный Каспийский корпус в азербайджанские провинции Ирана.

При подписании между Россией и Турцией Ясского мирного договора, завершившего русско-турецкую войну 1787—1791, Турция отказывалась от претензий на Грузию и обязывалась не предпринимать каких-либо враждебных действий в отношении грузинских земель. Это событие стало одним из первых важнейших шагов по присоединению грузинских земель к России, но само присоединение состоялось чуть позже 12 сентября 1801 года, когда Александр I издал манифест об упразднении Картли-Кахетского царства и вхождении Восточной Грузии в состав Российской империи.

Но вхождение Грузии в состав империи проходило отнюдь не гладко, так как Россия, по сути, осуществила аннексию, то есть насильственный акт присоединениячасти территории Грузии, поэтому первые несколько десятилетий в составе Российской империи Грузия находилась под военным управлением. Российские власти стремились интегрировать Грузию в империю. Конечно, российское и грузинское общество имели много общего: православие как основная религия, крепостное право и слой помещиков, но, тем не менее, вначале российские власти не уделяли достаточного внимания особенностям Грузии, местным законам и традициям.

В 1811 году была упраздненанезависимость Грузинской православной церкви: с 30 июня Восточная Грузия вошла в состав Российской Церкви как Грузинский экзархат, а впоследствии был ликвидирован и Абхазский католикосат.

Политика царского правительства оттолкнула часть грузинской знати. Группа молодых дворян организовала заговор с целью свержения царской власти в Грузии, но заговор был раскрыт 10 декабря 1832 года, а все его участники были высланы в отдалённые области России. В 1841 году произошло крестьянское восстание. Ситуация изменилась к лучшему лишь после назначения кавказским наместником князя Воронцова в 1845 году. Воронцову удалось привлечь на свою сторону грузинскую знать и европеизировать её без утраты национальных особенностей и культуры.[1]

Но недовольство грузинского народа имперской политикой все же сохранялось, что вылилось в новое национально-освободительное движение 1860-80 гг., основными признаками которого были:

Первый. Национальное движение не было локальным или региональным, оно было общегрузинским и имело целью спасение Грузии и грузинского народа от вырождения, т.е. выживание грузинской нации.

Второй. Своей ближайшей целью национальное движение ставило ликвидацию тяжелых последствий шестидесятилетней колониальной политики России.

Третий. Движение не было ориентировано на какое-либо сословие, оно выражало интересы всех социальных слоев и сословий, всего грузинского народа.

Четвертый.Программа национального движения не предусматривала в ближайшем будущем организацию всегрузинского восстания против России с тем, чтобы восстановить государственную независимость Грузии.

Как мы можем увидеть, отношения России и Грузии были очень напряженными, но, исходя из положений национально освободительного движения, мы можем задаться вопросом: “Почему же, несмотря на все свое недовольство правящей властью, руководители движения не предусматривали в скором времени организацию всегрузинского восстания против России? Как же независимость?”[2]

И здесь мы сталкиваемся с ситуацией, когда чрезвычайно сложно дать однозначный ответ, можно лишь выдвигать гипотезы, исходя из знаний в области политической науки.

Во-первых, Грузия, будучи составной частью империи, понимала, что вооруженное восстание внутри страны, ставшей одной из мощнейших мировых держав, было заранее обречено на провал;

Во-вторых, у грузинской стороны отсутствовали союзники, что, в немалой степени, объяснялось участием Грузии, как региона Российской Империи в Крымской войне;

В-третьих, Грузия, выступив на стороне России в той самой Крымской войне, уже предопределила вектор развития отношений и уже не могло идти речи о всеобщем недовольстве населения, так как результатом участия грузинских войск в этом конфликте стало, пусть незначительное, но укрепление мнения о близости русского и грузинского народов.

Но, ни в коем случае, нельзя говорить о том, что это движение не принесло Грузии ничего, кроме осознания собственной несостоятельности в борьбе против России. Оно принесло грузинскому народу то, чего он действительно ждал долгие годы, а именно преодоление угрозы полной ассимиляции грузинского населения и культуры в культуру российскую, что грозило потерей национального самосознания.[3]

Именно с тех времен и началось активное взаимодействие двух государств и народов, которое в рамках Российской империи закончилось в апреле 1918 года, когда закавказский парламент проголосовал за независимость, которая была провозглашена в мае 1918 года. Была образована Грузинская Демократическая Республика, просуществовавшая до 1921 года.[4]

Подводя итог к первому пункту нашей работы, хотелось бы отметить, что взаимодействие России и Грузии на первом этапе сотрудничества, принимало различные формы и развивалось под влиянием множества факторов, как внутренних, так и внешних, а также всегда характеризовалось некой напряженностью и противоречивостью.


2. Взаимоотношения России и Грузии на постсоветском пространстве

2.1 Внешнеполитические взаимоотношения двух стран в период с 1992 по 2004 год

Выйдя из состава СССР, Грузия продолжала осуществлять те реформы, основа которым была заложена еще в конце 80-х гг., а именно политику дезинтеграции с Россией и другими бывшими республиками Советского Союза. Президент Грузии Звиад Гамсахурдиа всеми силами старался уничтожить все то, что напоминало грузинскому народу о временах, когда Грузия входила в состав СССР.

Вспомним действия, предпринятые Гамсахурдиа еще до выхода Грузии из состава СССР:

На первой же Сессии Верховного Совета (председателем которого был сам Гамсахурдиа) был принят закон «Об объявлении переходного периода в республике Грузия». Были утверждены также законы республики Грузия об изменении наименования Грузинской республики, о государственном гербе республики, а также о государственном знамени и государственном гимне республики Грузия. Высший законодательный орган страны приступил к работе, по ликвидации насильственно навязанной Грузии советской системы в период ее нахождения в составе Советского Союза. Была создана комиссия по подготовке проекта новой Конституции Грузии. На всей территории Грузии было приостановлено действие советского закона об обязательной военной службе. В декабре 1990 года в силу принятых Верховным Советом законов на территории Грузии прекратились полномочия Советов (органов советской власти), а в ноябре 1991 года была ликвидирована система местных Советов и принят закон о проведении выборов местных органов власти.

Важнейшее значение в этом вопросе приобретало выражение воли всего населения Грузии.[5]

31 марта 1991 года был проведен референдум: каждый гражданин Грузии должен был ответить на вопрос, согласен ли он на восстановление государственной независимости Грузии на основании «Акта о независимости Грузии», принятом 26 мая 1918 года. Абсолютное большинство населения – 89,9 % граждан с правом голосования – положительно ответило на этот вопрос.

Опираясь на результаты референдума, Верховный Совет Грузии 9 апреля 1991 года в 12 ч. 30 минут принял Акт о восстановлении государственной независимости Грузии.

Именно такими были меры грузинского руководства в последние годы существования СССР, которые выглядели как фундамент нарождавшихся процессов развала Союза. А что же предпринимало грузинское правительство во главе с президентом Звиадом Гамсахурдиа уже после знаменитых апрельских событий?

В сентябре 1991 года состоялось подписание Верховным Советом Грузии постановления о статусе Вооруженных Сил Советского Союза в республике Грузия, в котором читаем:

1) «Расположенные на территории Грузии Вооруженные Силы Советского Союза объявить оккупационными.

2) Правительство Грузии должно начать переговоры с Советским Союзом о выводе советских войск из пределов Грузии».

Исходя из вышеизложенного, невольно начинаешь думать о том, а не было ли правительство Звиада Гамсахурдиа националистически настроенным?

Безусловно, было, но это был не тот национализм, который граничил с фашизмом, и обрушился бомбежками на головы европейских граждан в 1939 году.[6]

Преследуя, изначально благие цели, которыми Гамсахурдиа виделись сохранение культуры, языка, памятников и исторического наследия Грузии, его правительство встало на путь конфронтации с СССР и отрицало всё, что было связано с союзным государством. Любая акция протеста, организованная против действий грузинского руководства, рассматривалась этим самым руководством как провокация, а любой человек, не желающий признавать независимость Грузии или любые другие положения, принятые руководством Грузии, считался ставленником Москвы, вносящим раскол в стройные ряды истинных патриотов Грузии.[7]

Одним из таких ставленников Гамсахурдиа считал экс-министра иностранных дел СССР Эдуарда Амвросиевича Шеварднадзе, который в 1992 году возглавил военный переворот, фактически остановивший гражданскую войну, и в результате которого Звиад Гамсахурдиа был смещен со своего поста, а Шеварднадзе стал председателем нелегитимного органа — Государственного Совета Республики Грузия.[8]

Пришедший к власти в стране Шеварднадзе, будучи бывшим министром иностранных дел СССР, не являлся противником России (в отличие от радикально настроенного Гамсахурдиа), но на первых порах не вступал в тесные взаимоотношения с Россией, до тех самых пор, пока в сентябре 1993 Звиад Гамсахурдиа не вернулся в страну и не возглавил вооружённые отряды своих сторонников, действующие в Западной Грузии. Для сохранения своей власти Шеварднадзе был вынужден обратиться за военной помощью к России в обмен на подписание договора о вхождении Грузии в Содружество Независимых Государств и согласие на участие России в миротворческих операциях в Абхазии и Южной Осетии.[9]

Эти события, которые напрямую обязывали Грузию сотрудничать с Россией, вкупе с партийным прошлым Эдуарда Шеварднадзе предопределили дальнейший внешнеполитический курс Грузии в отношениях с Российской Федерацией, и всё последующее время, которое Шеварднадзе находился на посту президента Грузии (1995-2003) прошло относительно спокойно – между двумя странами не было зарегистрировано крупных политических столкновений.

Новой вехой политических отношений России и Грузии стал период, когда, в результате цветной «Революции роз» и последующей отставки действующего президента Эдуарда Шеварднадзе, обвиняемого в фальсификации парламентских выборов 2 ноября 2003 года, к власти в Грузии пришел Михаил Николозович Саакашвили, ставший президентом по итогам голосования на выборах 4 января 2004 года, а также впоследствии ставший одной из самых обсуждаемых персон мировой политики.

2.2 Внешнеполитические взаимоотношения двух стран в период с 2004 по 2009 год. Грузино-югоосетинский конфликт

Пришедший к власти в Грузии в 2004 году, Михаил Саакашвили был полной противоположностью экс-президенту Грузии Эдуарду Шеварднадзе и сразу же вступил в конфликт с действующей российской властью, делая резкие заявления, в которых обвинял Россию в попустительстве сепаратистскими устремлениями властей Южной Осетии и Абхазии, не желавших урегулировать политические отношения с Грузией. Обвиняя Россию в пристрастности, Саакашвили выражал желание заменить российский миротворческий контингент войсками НАТО или, по крайней мере, дополнить российские войска подразделениями других стран СНГ — например, Украины.[10]

Грузинское руководство обвиняло Россию в:

- нарушениях морского и воздушного пространства Грузии,

- продолжении и расширении экономических, торговых, финансовых и транспортных отношений с Абхазией и Южной Осетией,

- разведывательной деятельности на территории грузинских автономий,

- недружественных действиях в отношении грузинских граждан с точки зрения визового режима.

25 января 2006 года Михаил Саакашвили подписал указ о выходе Грузии из состава Совета министров обороны стран СНГ в связи с тем, что Грузия взяла курс на вступление в НАТО и не сможет находиться в двух военных объединениях одновременно.[11]

Вообще, за время правления Михаила Саакашвили российско-грузинские отношения достигли самой низкой отметки за всю историю Грузии.

Но самое страшное было еще впереди, ведь Грузия не оставляла попыток «завоевать» территории непризнанных республик – Абхазии и Южной Осетии, и самое известное событие, вылившееся в пятидневную войну произошло в августе 2008 года, когда грузинские войска были введены на территорию Южной Осетии.[12]

Но, прежде чем обсуждать данную тему, я хотела бы сказать, что в сферу моих интересов входило рассмотрение проблемы вступления России в грузино-югоосетинский конфликт.

Я думаю, что всем известно о том, какие события происходили в период в 8 по 13 августа 2008 года в Южной Осетии и Абхазии, поэтому считаю нужным перейти сразу к анализу ситуации.

Стоит серьёзно задуматься: А только ли ради защиты собственных граждан, находящихся на территории непризнанных республик, российские власти ввели войска в Абхазию и Южную Осетию?

Безусловно, защита своих граждан сыграла в данном случае определенную роль, но на проблему конфликта можно посмотреть с нескольких сторон.

Первым и главным аспектом рассмотрения этой проблемы я назову правовой. Формулировка его будет звучать следующим образом: имела ли Россия право вторгаться на территорию независимого государства и вести там военные действия? С точки зрения российского обывателя всё просто – наше государство рассматривается в качестве некоего Робин Гуда, который помогает слабым и даёт отпор агрессорам. Эти предположения подкреплены официальной статистикой: по данным Всероссийского Центра Исследования Общественного Мнения (ВЦИОМ) более 80% россиян были уверены, что Россия, вступив в конфликт, делает всё абсолютно правильно и осуждали не только грузинскую сторону, но и реакцию Запада, на наше вторжение. А, между тем, реакция западных стран вполне объяснима, ведь с точки зрения международного права Российская Федерация не имела никаких прав вторгаться на территорию независимого государства, несмотря на то, что в этом самом государстве проживает немало ее граждан. И в данном вопросе невольно начинаешь проводить параллели с американским вторжением в Ирак, которое было абсолютно безосновательным, но, в отличие от «российского вторжения», этот шаг американского руководства во главе с Джорджем Бушем нельзя было объяснить никакими внятными формулировками.[13] Здесь и выявляется одна из главных проблем мировоззрения российского человека, когда действия “потенциального противника” оцениваются чрезвычайно строго, а действия своего правительства рассматриваются как нечто должное.[14]

И вот здесь мы, рассмотрев проблему с юридической стороны, можем плавно перейти к осознанию того, что нужно России на Кавказе, кроме защиты собственных граждан и границ. Нет никаких сомнений, что, узнав о ситуации на Кавказе российское правительство могло урегулировать проблему без применения крайних мер, коими и явились вооруженное вторжение и, впоследствии, поднятие вопроса о признании Южной Осетии и Абхазии независимыми государствами.

Какими же тогда мотивами руководствовался аппарат президента, принимая столь непростое решение, спросите вы? Ради чего мы осмелились вступить в конфронтацию фактически со всем мировым сообществом?

Одной из основных причин этого, называется попытка продемонстрировать Западу нашу мощь, как политическую, так и военную и, стоит признать, что в чем-то это нам удалось, ведь в итоге Россия все же смогла остановить эту войну и провести референдум о признании Абхазии и Южной Осетии как независимых государств. Да и в мышлении российских граждан укрепилось мнение о могуществе России в мировом сообществе. Опираясь на данные полученные ВЦИОМ, резюмирую, что, по мнению 57% россиян, в последние годы влияние России в мире значительно возросло, 44% включают Россию в пятерку самых влиятельных стран мира, а 7% опрошенных вообще считают Россию самой влиятельной страной на данный момент. Большинство из этих 7% граждан, без сомнения, приняли эту точку зрения именно после августовских событий, параллельно понимая, что, войдя в открытую конфронтацию с Западом, Россия может, образно говоря, «нажить себе неприятностей». Эти цифры красноречиво дают понять нам то, что Россия намерена и дальше наращивать свой вес в мировом сообществе и готова, в случае чего, применять любые, даже самые крайние, меры.[15]

Но, несмотря на достаточную обоснованность этой теории, нельзя назвать ее в качестве основной причины вмешательства России во внутренние дела Грузии. Многие известнейшие политологи называют в качестве основного мотива вмешательства России в конфликт, желание расширить собственные границы за счет, в первую очередь, Южной Осетии, но и Абхазию нельзя исключать из списка потенциально новых субъектов Российской Федерации.[16]

Некоторые из вас могут возразить этим учёным, считая, что Россия не имела никаких территориальных интересов на Кавказе, лишь защищаю исконно свои земли, но… это звучит, по меньшей мере, наивно. В обоснование этой теории хотелось бы привести ряд статистических данных и примеров.

Всем известно, что Россия и Украина длительное время решают вопрос относительно принадлежности этим государствам полуострова Крым, который, после его завоевания в 1783 году, более полутора веков принадлежал России и считался уже исконно российской землей, вплоть до передачи его в 1954 году Н.С. Хрущёвым Украинской ССР.

Формально все права на Крым закреплены за украинской стороной, так как принадлежность этого полуострова Украине отражена в официальных документах, но Россия не намерена так просто отдавать «свои» территории, систематически взывая к тому, что Крым должен вернуться в состав Российской Федерации в силу исторической принадлежности. Эта точка зрения применима в каких-либо бытовых спорах, но на уровне официальных переговоров эта позиция звучит неубедительно. И здесь уместным будет привести статистику ВЦИОМ о том, что 31% россиян считает, что возвращение Севастополя – основного населенного пункта полуострова и важнейшей военной базы войск Черноморского флота, в состав России необходимо даже ценой ухудшения отношений с Украиной, 21% считает, что Севастополь необходимо вернуть в состав РФ только в случае вступления Украины в НАТО и лишь 18% респондентов считают Севастополь недостаточной причиной для ухудшения отношений с Украиной.

Для чего я привела пример с Севастополем? Как раз для того, чтобы доказать, что Россия готова, в случае чего, вступать в конфронтацию с другими государствами, ради достижения своих, нередко сомнительных, целей.

Многие задаются вопросом: Почему же тогда Россия не предприняла решительных шагов к прямому вхождению непризнанных республик в состав нашего государства? Здесь все видится довольно отчётливо. Введя войска в Грузию, Россия уже рисковала, поставив на карту репутацию государства, а такой беспрецедентный шаг, как включение в свой состав административно-территориальной единицы суверенного государства, окончательно подорвал бы доверие к нашей стране и, без сомнения, последовали бы санкции со стороны мирового сообщества и, в первую очередь, США и стран Западной Европы.[17] А в той ситуации, которую мы имеем, Россия выступает в роли некоего посредника в делах Грузии, Абхазии и Южной Осетии, как бы отводя от себя подозрения по поводу реальных своих целей на Кавказе. Да и, просто напросто, мировые гиганты не допустили бы вхождения этих республик в состав России, так как даже голосование по поводу признания независимости Абхазии и Южной Осетии поддержали всего несколько государств, таких как: Россия, Никарагуа и Приднестровская Молдавская республика, а также несколько стран, одобривших это признание без подписания официальных документов.[18]

Однако нельзя умолчать о том, что ни одна политическая проблема не может быть «качественно» рассмотрена только с точки зрения права. Ведь, вспоминая прошлое, мы можем задаться вопросом: имели ли право Соединенные Штаты Америки вести военные действия на территории Косово? Имели ли они право вторгаться в Афганистан? Ирак? А НАТО размещать системы ПРО на территории сопредельных России государств?[19]

Ответ очевиден – нет! И здесь стоит сказать о том, что такое явление как «этика права», то есть соблюдение всеми государствами основных правовых норм, по сути, кануло в лету. Государства, обладающие военной мощью и являющиеся сильными державами нередко позволяют себе нарушать правила международной игры, поэтому осуждать Россию, если она имеет реальные притязания на включение Южной Осетии, Абхазии или Крыма в свой состав, глупо. Да и если говорить о Грузии, то этого вторжения не случилось бы, если грузинские власти не обладали протекторатом самой «бессовестной» страны на Земле, коей является Америка, постоянно нарушающая всяческие запреты и влияющая на политику большого количества государств, в том числе и Грузии. Поэтому, говоря о дальнейшей перспективе развития российско-грузинских отношений, мы можем говорить о перспективах развития отношений российско-американских. Ведь тот же самый конфликт в Южной Осетии с определенного времени стал рассматриваться, как «proxy war» («посредническая война») не между Южной Осетией и Грузией и даже не между Тбилиси и Москвой, а между Россией и Западом.[20]

Да и мнение многих видных деятелей политической науки с течением времени менялось. Мнение «по горячим следам» всегда идёт вразрез с тем мнением, которое появляется после осознания всего произошедшего, поэтому, несмотря на массу критических стрел в сторону курса российского правительства, оно, по сути, поступило правильно, приняв участие в этом конфликте. Не совсем верными были лишь средства достижения результата и генеральная линия действий. Если бы Россия выступала в этом конфликте в качестве стороннего наблюдателя, то могла, со временем потерять Кавказ, являющийся важнейшим стратегическим регионом, что отбросило бы страну на несколько десятилетий назад.

В заключение рассмотрения темы хотелось бы сказать, что новое правительство во главе с Владимиром Путиным и президент Дмитрий Медведев, несмотря на все ошибки, допущенные на Кавказе, действовали достаточно профессионально, благодаря чему конфликт был локализован в кратчайшие сроки, а наше государство подтвердило свои многочисленные амбиции на лидерство. Этот конфликт стал первой серьезной проверкой нового президента России, которую он с честью прошёл, не потеряв Кавказ и, обретя авторитет в мировом сообществе, попутно повысив авторитет России, как грозной политической силы, способной своим вмешательством урегулировать международные конфликты.


Заключение

Ключевым государством в Закавказье в настоящее время считается Грузия, которая имеет специфическое географическое положение, богатое историческое наследие, высокий уровень культуры и образования населения и авторитет на Западе нынешнего грузинского руководства. Отношения с Грузией важны для России, поскольку они в значительной мере воздействуют на всю нашу политику в этом регионе.

Вместе с тем, все более очевидным становится антироссийская направленность деятельности грузинского руководства. Это вполне объяснимо, поскольку в последние несколько лет Грузия попала под протекторат Соединенных Штатов Америки, которые еще со времен «холодной войны» пытаются выключить Россию из международного процесса.[21]

На протяжении нескольких веков Россия и Грузия поддерживали партнерские отношения. За все время совместного сосуществования эти два государства многое перенесли: и ссоры, и конфликты, и объединение как территориальное, так и морально-духовное, наши народы успели стать братскими. Поэтому выстраивание перспектив дальнейших отношений требует тщательнейшей проработки и немаловажную роль в том, как будут развиваться наши отношения в будущем, сыграет то, кто придет к власти в Тбилиси. Ясно одно, если у власти в Грузии встанет человек подобный Михаилу Саакашвили, то о сотрудничестве России и Грузии придётся забыть надолго, а нужно быть готовыми к новым провокациям, которые будут исходить из совместных американо-грузинских штабов, новым бомбежкам неугодных им государств.[22]

И немаловажную роль сыграет то, как будет вести себя Россия в мире, ведь показав свою готовность защищать братские народы, даже вопреки международному законодательству, Россия должна соответствовать заданной планке и, как говорится, «держать марку».

Поэтому будущее России и Грузии в их совместных руках и, остается надеяться на то, что на предстоящих президентских выборах грузинский народ сделает правильный выбор, который обеспечит процветание стране и развитие ее дипломатическим отношениям, в том числе и с Российской Федерацией.


Список использованных источников и литературы

1. Андрусенко Л. Миру на Кавказе нужны большие деньги // Политический журнал 2008. №11 (188)

2. Арутюнян Ю.В. Грузия: перемены в общественном сознании// Социс 1997.№12. С. 71-76.

3. Вачнадзе Мераб, Гурули Вахтанг, Бахтадзе М.А. – История Грузии (с древнейших времен до наших дней)

4. Гаджиев Г. “Кавказский мир” и мир для Кавказа // Политический журнал 2008. №11 (188)

5. Данилов Д. Тонкое звено // Политический журнал 2008. №9 (186)

6. Игнатьев А. Россия и США на Кавказе: проблема “грузинского коридора” // Политический журнал 2008. №8 (185)

7. Казин Ф.А. Взаимоотношения России с Южной Осетией и Абхазией в сравнительной перспективе // ПОЛИС 2009. №1

8. Карпец В. Вооруженная Великороссия снова в строю // Политический журнал 2008. №9 (186)

9. Карпец В. Обратная сторона независимости // Политический журнал 2008. №8 (185)

10. Кириллов Н. Хотят ли русские колбасы? // Политический журнал 2008. №9 (186)

11. Кочеров С. Хотят ли Грузия и Россия войны? // Еженедельное независимое аналитическое обозрение (www.polit.nnov.ru) 29/09/2006

12. Мамаев Ш. Форсаж после битвы // Политический журнал 2008. №8 (185)

13. Маркедонов С. Россия – Грузия - США: неравнобедренный треугольник // Россия в глобальной политике 2008.№4

14. Митрофанов С. Мир после войны // Политический журнал 2008. №8 (185)

15. Нарочницкая Н. Если мы затормозим, то потеряем все (интервью) // Политический журнал 2008. №8 (185)

16. Страны мира: Энциклопедический справочник. - Смоленск: Россия, 2001.-С.24.

17. Тезиев О. Американцев подвело незнание грузин // Политический журнал 2008. №8 (185)

18. www.wikipedia.org Грузия в составе Российской империи // http://ru.wikipedia.org/wiki/

19. www.wikipedia.org Шеварднадзе // http://ru.wikipedia.org/wiki/

20. www.wikipedia.org Гамсахурдиа // http://ru.wikipedia.org/wiki/


[1] Грузия в составе Российской империи [Электронный ресурс] Википедия Свободная энциклопедия URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/Грузия_в_составе_Российской_империи

[2] Гаджиев Г. «Кавказский мир» и мир для Кавказа // Политический журнал 2008. №11 (188)

[3] Кочеров С. Хотят ли Грузия и Россия войны? // Еженедельное независимое аналитическое обозрение (www.polit.nnov.ru) 29/09/2006

[4] Карпец В. Обратная сторона независимости // Политический журнал 2008. №8 (185)

[5] Гамсахурдиа[Электронный ресурс] Википедия Свободная энциклопедия URL: // http://ru.wikipedia.org/wiki/Гамсахурдиа

[6] Карпец В. Вооруженная Великороссия снова в строю // Политический журнал 2008. №9 (186)

[7] Нарочницкая Н. Если мы затормозим, то потеряем все (интервью) // Политический журнал 2008. №8 (185)

[8] Шеварднадзе[Электронный ресурс] Википедия Свободная энциклопедия URL:

//http://ru.wikipedia.org/wiki/Шеварнадзе

[9] Казин Ф.А. Взаимоотношения России с Южной Осетией и Абхазией в сравнительной перспективе // ПОЛИС 2009. №1

[10] Арутюнян Ю.В. Грузия: перемены в общественном сознании// Социс 1997.№12. С. 71-76.

[11] Андрусенко Л. Миру на Кавказе нужны большие деньги // Политический журнал 2008. №11 (188)

[12] Вачнадзе Мераб, Гурули Вахтанг, Бахтадзе М.А. – История Грузии (с древнейших времен до наших дней)

[13] Кириллов Н. Хотят ли русские колбасы? // Политический журнал 2008. №9 (186)

[14] Страны мира: Энциклопедический справочник. - Смоленск: Россия, 2001.-С.24.

[15] Данилов Д. Тонкое звено // Политический журнал 2008. №9 (186)

[16] Мамаев Ш. Форсаж после битвы // Политический журнал 2008. №8 (185)

[17] Маркедонов С. Россия – Грузия - США: неравнобедренный треугольник // Россия в глобальной политике 2008.№4

[18] Данилов Д. Тонкое звено // Политический журнал 2008. №9 (186)

[19] Тезиев О. Американцев подвело незнание грузин // Политический журнал 2008. №8 (185)

[20] Митрофанов С. Мир после войны // Политический журнал 2008. №8 (185)

[21] Игнатьев А. Россия и США на Кавказе: проблема «грузинского коридора» // Политический журнал 2008. №8 (185)

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий