регистрация / вход

АТЭС: состояние и перспективы регионального экономического развития

Экономические факторы, обусловившие создание Азиатско-Тихоокеанского Экономического Сотрудничества (АТЭС), принципы его деятельности и структура. Проблемы и перспективы развития АТЭС, принципы участия России в проекте и ее стратегические интересы.

В мире не так много «естественных» регионов, которые четко определяются географическими параметрами и государственными границами. Большинство же регионов динамично меняются в зависимости от приоритетов мировых и региональных держав. К их числу относится и Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР), объединяющий государства с существенными политическими, экономическими и цивилизационно-культурными различиями. Включение стран в АТР по признаку вхождения в бассейн Тихого океана отражает чисто экономический подход к формированию региона с опорой преимущественно на транстихоокеанские связи в области торговли, инвестиций, услуг и т.д. В этом случае к АТР относят страны Восточной Азии, а также США, Канаду, Австралию и др.

Одни исследователи считают, что выделение АТР в самостоятельный регион искажает ситуацию в мировой системе международных отношений, и предлагают в качестве альтернативы отказаться от понятия АТР в целом и давать оценки на уровне его субрегионов. Другие конструируют регион на более универсальной геополитической и геоэкономической основе и утверждают, что встречные потоки мировых тенденция «стягивают» воедино четыре «старых» региона – Центральную, Южную, Северо-Восточную и Юго-Восточную Азию, что способствует возникновению на пространстве Восточной Евразии нового геополитического регионального комплекса – Большой Восточной Азии [Воскресенский 2007: 35]. Речь идет о таких тенденциях, как укрепление влияния Китая на его западных границах, включение КНР и Японии в интеграционные процессы со странами АСЕАН, усиление экономических и военно-политических позиций Индии, активизация США в Центральной Азии.

Идея создания Тихоокеанского Экономического сообщества в интересах взаимовыгодного сотрудничества стран АТР витала в воздухе с начала 60-х годов. Появлению межправительственного форума «Азиатско-Тихоокеанское Экономическое Сотрудничество» ( АТЭС) во многом способствовали усилия крупного бизнеса и деятельность учрежденного в 1980 г. Совета по Тихоокеанскому экономическому сотрудничеству (СТЭС). В рамках этой международной неправительственной организации (МНПО) к диалогу по вопросам экономического сотрудничества в АТР были подключены национальные комитеты стран-участниц, формировавшиеся из представителей правительственных, деловых и научных кругов. Наработанные СТЭС институционные механизмы и опыт многостороннего сотрудничества были широко использованы при создании АТЭС.

Форум АТЭС стал, с одной стороны, отражением процесса глобализации в азиатском регионе, а с другой стороны – воплощением идеи тихоокеанского регионализма*, реализованной Соединенными Штатами при активной поддержке союзников – Японии и Австралии. Последними двигали обеспокоенность формированием торговых блоков в других регионах, а также стремление укрепить связи с быстро развивающимся регионом Восточной Азии, от которого во многом зависело их собственное экономическое будущее. В целом же основатели Форума АТЭС видели в нем средство противодействия «крепости Европа», которая активно продвигалась к созданию общего рынка. Для несевероамериканских стран это была попытка защититься от возможного подъема протекционизма в Северной Америке.

Таким образом, создание АТЭС было обусловлено, главным образом, экономическими факторами, хотя впоследствии деятельность Форума приобрела ярко выраженный политический характер.

Принципы деятельности и структура АТЭС

Странами-основателями АТЭС выступили Австралия, Бруней, Индонезия, Канада, Республика Корея, Малайзия, Новая Зеландия, Сингапур, США, Таиланд, Филиппины и Япония

Первая встреча министров иностранных дел, экономики и торговли этих государств состоялась в ноябре 1989 г. в Канберре (Австралия). Впоследствии к организации присоединились 9 стран: КНР, Гонконг, Тайвань, Мексика, Папуа-Новая Гвинея, Чили, Перу, Россия и Вьетнам. Быстрое становление АТЭС свидетельствовало о том, что его деятельность соответствует процессам глобализации, тенденциям регионализма и отвечает потребностям развития государств-участниц. Всего за четыре года эта межправительственная организация прошла путь от конференции на уровне министров до ежегодных саммитов с участием лидеров ведущих государств АТР. Первый такой саммит, прошедший в 1993 году в Сиэтле, был инициирован президентом США Б. Клинтоном. Россия стала членом АТЭС в 1998 году.

В настоящее время на 21 участника Форума АТЭС приходится 55% мирового ВВП (18 триллионов долларов), 54% объема мировой торговли (5,2 триллионов долларов) и более 40% населения земного шара (более 2,5 миллиарда человек). Несмотря на консультативный статус, эта межправительственная организация разрабатывает правила и нормы торговли, инвестиционной и финансовой деятельности в регионе, отражая общемировую тенденцию интернационализации хозяйственной деятельности государств.

В своей работе АТЭС руководствуется двумя основными принципами: «открытого регионализма » и «согласованных односторонних мер ». Суть первого принципа заключается в том, что развитие сотрудничества и снятие ограничений на движение товаров, денежных и людских потоков внутри АТР сочетается с соблюдением принципов ВТО и отказом от протекционизма в отношении государств, не являющихся членами этой организации. Последние на основе взаимности получают возможность пользоваться всеми преимуществами такого сотрудничества. Второй принцип позволяет участникам выбирать приемлемые для них темпы торговой и финансовой либерализации. В результате скорость движения межправительственной организации по пути интернационализации определяется возможностями и потребностями наиболее отсталых, с этой точки зрения, стран-участниц, и для достижения поставленных целей не требуется высокий уровень институционализации. Поэтому Секретариат АТЭС не велик и не имеет полномочий, которые позволяли бы ему добиваться выполнения членами организации решений, принимаемых на основе консенсуса.

Порядок принятия решений в АТЭС был утвержден с учетом опыта Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) – одной из наиболее успешных межправительственных организаций с более чем сорокалетней историей. Так называемый азиатский подход, или «путь АСЕАН», с одной стороны, обеспечил «жизнеспособность» азиатских межправительственных организаций, а с другой стороны – послужил причиной их низкой эффективности. В силу этого, не все участники АТЭС удовлетворены нормами деятельности организации и время от времени выступают за их пересмотр.

Поведенческие нормы «пути АСЕАН» проистекают из двух индонезийских принципов: диалога – «мушаварах» и консенсуса – «муфвкат». А. Ачарья характеризует «путь АСЕАН» как «процесс региональных взаимодействий и сотрудничества, базирующийся на постепенности, неформальности, консенсуса, личных политических связей, неконфронтационной манере ведения переговоров, большей значимости процесса по сравнению с результатом» [Acharya 1999]. Такой формат общения, практически исключающий для местных элит возможность «потери лица» в процессе диалога, сильно контрастирует с западной моделью, для которой характерны жесткое соперничество и четкая юридическая основа. Основополагающим для «пути АСЕАН» является принцип невмешательства во внутренние дела членов организации, основанный на безусловном признании незыблемости государственного суверенитета.

По своей структуре АТЭС – это объединение форумов, работающих по определенным правилам. Решения высшего органа не носят строго обязательного характера. Высший орган состоит из двух «палат»: встречи министров (иностранных дел и торговли) и неформального саммита лидеров (глав государств и правительств). Председателем Форума в течение года является страна, на территории которой проводится саммит. Она берет на себя расходы по организации саммита и определяет тематику работы АТЭС на срок своего председательства (один год). По результатам саммита принимаются декларации, в которых подводятся итоги работы организации за прошедший год и формулируются позиции участников относительно событий региональной или мировой экономики и стратегия Форума.

Встреча старших должностных лиц – орган, призванный координировать работу по реализации решений, принятых лидерами и министрами; он же является связующим звеном между высшим органом и форумами, имеющими статус структурных подразделений АТЭС. Важный элемент структуры – Деловой консультативный совет, представляющий собой автономный бизнес-форум, в который входят по три представителя от каждого государства.

Органы АТЭС называются форумами. К ним относятся 3 комитета (по торговле и инвестициям, экономический, по бюджету и управлению) и 11 рабочих групп (по энергетике, рыболовству, развитию малых и средних предприятий, транспорту, туризму, развитию людских ресурсов, промышленной науке и технологиям, сохранению морских ресурсов, телекоммуникациям и информации, развитию торговли, техническому сотрудничеству в области сельского хозяйства).

Секретариат АТЭС располагается в Сингапуре и состоит из исполнительного директора, функции которого выполняет представитель председательствующей в текущем году страны, заместителя исполнительного директора (представитель страны, которая будет председательствовать в АТЭС в следующем году), штата профессиональных сотрудников (чиновники от каждого участника Форума) и местного техперсонала.


Проблемы и перспективы развития АТЭС

Пик деятельности АТЭС пришелся на 1994 – 1995 годы, когда были поставлены задачи и объявлен план действий по формированию в регионе свободной торговли и инвестиций. В соответствии с Богорской декларацией (1994 г.) создание зоны свободной торговли было намечено для промышленно развитых стран на 2010 год, для развивающихся – на 2020 год. В 1995 году была принята Осакская программа действий, которая закрепила принципы деятельности межправительственной организации и определила три базовых направления экономического сотрудничества в АТР: торговая и инвестиционная либерализация, содействие торговле и инвестициям, экономическое и техническое сотрудничество.

Тем не менее, перспективы формирования полномасштабной интеграционной группировки на базе АТЭС представляются неопределенными – во многом из-за несовпадения приоритетов англо-саксонских и развивающихся азиатских государств. Так, США заинтересованы в быстрой и полной либерализации торговых и финансовых потоков и в открытии рынков восточноазиатских стран, на долю которых приходится большая часть дефицита их внешнеторгового баланса. Вот почему Вашингтон настаивает на повышении уровня институционализации АТЭС и введении принципа обязательности принимаемых решений. В этом американцев поддерживают Канада, Австралия, Новая Зеландия и ряд других государств. В свою очередь, страны АСЕАН, Япония и Южная Корея* отстаивают добровольный характер этого процесса. Приоритетами для АТЭС развивающиеся страны Восточной Азии считают не либерализацию торговли и капитала, а содействие торговле и экономическое и научно-техническое сотрудничество.

Что касается Пекина, то он активно участвует в деятельности как СТЭС, так и АТЭС. КНР выступила организатором проведения ежегодного совещания СТЭС в Пекине (1990 г.) и саммита АТЭС в Шанхае (2001 г.), в которых принимали участиев качестве членов этой органихации представители Тайваня и Гонконга. В целом, Китай вносит существенный вклад в работу АТЭС, в первую очередь по таким направлениям, как развитие экономического и технического сотрудничества, малого и среднего бизнеса и пр.

На саммите в Куала-Лумпуре (Малайзия) в 1998 году, в разгар азиатского финансового кризиса, прозвучали предложения придать экономической и финансовой интеграции в рамках АТЭС более обязывающий характер. Но по мере преодоления кризиса они не получили дальнейшего развития, в частности, из-за позиции Японии, которая воспрепятствовала включению продукции рыбной и лесной отраслей в список, подпадающий под действие программы «Ранней добровольной секторной либерализации» (РДСЛ). Вашингтон, не найдя понимания у Токио по этой проблеме, вскоре переключил основное внимание на согласование условий вступления Китая в ВТО как важнейшее направление либерализации торговли в АТР.

Тематика РДСЛ была передана на рассмотрение ВТО, что свидетельствовало о неготовности АТЭС к ведению торговых переговоров в их традиционном понимании и о кризисе идентичности этой межправительственной организации [Lincoln 2004: 130]. В более

Япония и Южная Корея не заинтересованы в быстром продвижении АТЭС в этом направлении, поскольку это может заставить их открыть для внешней конкуренции политически чувствительные сектора промышленности и сельского хозяйства широком плане провал инициативы РДСЛ показал, что предложенная промышленно развитыми странами концепция ускоренного создания общерегиональной зоны свободной торговли не нашла поддержки у менее развитых стран-членов Форума

В условиях азиатского финансового кризиса опора на принцип «открытого регионализма» также не помогла пострадавшим странам. АТЭС на смог, с одной стороны, смягчить последствия негативного воздействия внерегиональных сил, а с другой стороны – выработать механизмы, которые заставили бы азиатские государства, имеющие существенные валютные резервы, оперативно помочь соседям по региону. Как следствие, широкую поддержку получили идеи создания исключительно азиатских институциональных механизмов (единой азиатской валюты, Азиатского валютного фонда и т.п.), способных изменить глобальную финансовую архитектуру и противостоять внеазиатским акторам. Активизировались поиски новых идей и концепций развития региональной и субрегиональной интеграции. В 1997 году появилась новая межправительственная организация, получившая название «АСЕАН+3» (страны АСЕАН, Китай, Япония, Республика Корея).

В целом, очевидный с конца 1990-х годов спад деятельности АТЭС постепенно ведет к деконструкции «Азиатско-Тихоокеанского» региона, между странами которого отсутствуют исторические и культурные связи, не развиваются процессы неформальной регионализации. Американская или, например, австралийская идентичность сильно отличается от восточноазиатской, поэтому говорить о наличии общего регионального сознания не приходится.

В то же время, именно разнообразие участников и широкий подход к членству обеспечили АТЭС уникальную роль в АТР: ежегодные саммиты собирают вместе лидеров ведущих мировых и региональных держав – США, Японии, Китая, России, а также стран Юго-Восточной Азии, Тайваня и др. Саммиты дают им отличную возможность проводить так называемые встречи «на обочине» для обсуждения вопросов двусторонних и региональных отношений. Как следствие, повестка дня саммитов АТЭС существенно расширилась за счет включения в нее, помимо экономических проблем, вопросов сотрудничества в области безопасности. Так, на саммите в Окленде (Новая Зеландия) в 1999 г. было оперативно согласовано решение об отправке войск ООН в Восточный Тимор, на саммите в Шанхае (Китай) в 2001 г. была принята резолюция, осуждающая терроризм, на ряде саммитов обсуждались проблемы безопасности Корейского полуострова.

В конце 1990-х годов серьезные проблемы в продвижении торговой либерализации в формате ВТО и на макрорегиональном уровне (АТЭС) привели к быстрому росту двусторонних торговых соглашений в АТР. Первоначально лидером в этой области был Сингапур – отсутствие развитого сельскохозяйственного сектора делало его удобным партнером на переговорах. США также постепенно подключились к этому процессу, рассматривая заключение двусторонних транстихоокеанских торговых соглашений в более широком контексте поддержания своего влияния в АТР. Китай, заключив соглашение о свободной торговле со странами АСЕАН, в свою очередь, существенно консолидировал свои позиции в Юго-Восточной Азии.

После завершения финансового кризиса 1997-1998 годов для стран Восточной Азии политико-экономический фокус сместился с торговых на финансовые потоки, что и стало приоритетом в деятельности организации «АСЕАН+3». Однако этот серьезный фактор не нашел реального отражения в деятельности АТЭС, а США предпочли другие механизмы для устранения финансового кризиса и реализации своих внешнеполитических целей в регионе.

Признавая значимость отмеченных негативных тенденций, следует выделить два момента, которые, напротив, говорят об институциональной жизнеспособности АТЭС. Во-первых, сохраняется тенденция к заключению восточноазиатскими странами двусторонних соглашений не только со своими соседями, но и с государствами из других регионов АТР (например, Северной и Южной Америки), а значит, АТЭС по-прежнему приносит пользу своим членам. Во-вторых, в новых интеграционных структурах Восточной Азии для США пока не находится места, поэтому роль АТЭС как инструмента поддержания диалога Вашингтона со странами АТР в перспективе может возрасти.

Вместе с тем, представители многих, в первую очередь, развивающихся стран высказывают мнение, что по своей природе АТЭС не предназначен для выхода за пределы диалога по актуальным проблемам торговли, инвестиций, экономического и технического сотрудничества. Они считают полезным сохранение АТЭС в качестве межправительственной организации, призванной гармонизировать внешнеэкономическую деятельность стран региона. Начиная с Шанхайского саммита 2001 г., все большую поддержку получает мнение о приоритетности для АТЭС программы экономического и технического сотрудничества (ЭКОТЕК)

В перспективе можно ожидать сохранение разногласий по проблеме поддержания баланса между основными приоритетами деятельности межправительственной организации – либерализацией торговли и инвестиций и программами ЭКОТЕК. На протяжении последних лет в ходе саммитов АТЭС страны-хозяева старались акцентировать внимание участников не на проблемах дальнейшей либерализации торговли, а на совместных инициативах, в частности, экологического характера, и новых подходах к реализации программ ЭКОТЕК. Последние невелики по объему вложенных средств, но способны играть ключевую роль в экономическом и техническом «прорыве» развивающихся стран. Например, Австралия объявила ключевыми приоритетами на 2007 г. относительно новую для АТЭС проблематику глобальных климатических изменений и «чистого развития». Одновременно в итоговой декларации 15-го юбилейного саммита АТЭС в Сиднее в сентябре 2007 г. был поддержан Дохийский раунд ВТО, предусматривающий либерализацию торговли сельскохозяйственной продукцией.

В 2008 году организатором саммита выступила Перу. Ее председательство в АТЭС проходило под девизом «К решению новых задач в интересах развития АТР». Главным приоритетом стало сокращение разрыва между развитыми и развивающимися экономиками. Основное внимание уделялось социальным аспектам глобализации, обеспечению устойчивого социально-экономического развития на всем пространстве АТР, в том числе за счет повышения корпоративной ответственности частного сектора. В этом контексте на саммите АТЭС, состоявшемся в Лиме 22-23 ноября 2008 г., обсуждались региональные вызовы в сфере экономики, безопасности личности, окружающей среды и пр. В итоговой декларации саммита ведущими направлениями деятельности АТЭС были признаны стимулирование региональной экономической интеграции, структурное изменение роли государства в инвестициях и торговле, обеспечение продовольственной безопасности, повышение социальной ответственности корпораций, борьба с коррупцией, терроризмом, совместное противостояние природным катаклизмам и глобальному потеплению.

Помимо итоговой декларации участники саммита приняли специальное заявление по проблемам глобальной экономики и борьбы с мировым финансовым кризисом, в котором выразили уверенность в том, что совместными усилиями государств кризис будет преодолен к середине 2010 г. Тем не менее, замедление темпов экономического роста в странах АТЭС в кризисных условиях было признано неизбежным. Участники саммита поддержали план действий по реформированию финансовых рынков, содержащийся в Вашингтонской декларации лидеров «двадцатки» от 15 ноября 2008 г., а также подчеркнули ключевую роль МВФ, Всемирного банка, Азиатского банка развития и других финансовых институтов в предоставлении финансовой помощи государствам, наиболее пострадавшим от кризиса.

Страны-участники взяли на себя обязательство как минимум в течение года воздерживаться от введения новых барьеров для инвестиций, торговли товарами и услугами, дополнительных ограничений экспорта, а также от любых шагов, несовместимых с правилами ВТО. Кроме того, саммит поддержал меры, направленные на успешное завершение Дохийского раунда ВТО, и подтвердил приверженность перспективным целям Богорской декларации по созданию в АТР зоны свободной торговли и инвестиций.

В итоговой декларации саммита также декларировано стремление участников к укреплению институциональной структуры организации. В составе Секретариата АТЭС учрежден отдел стратегического планирования, одобрен прогресс в решении вопроса о назначении исполнительного директора Секретариата АТЭС на фиксированный срок.

Саммит 2009 г., состоявшийся в Сингапуре в дни двадцатилетнего юбилея сотрудничества в рамках Форума, проходил на фоне мирового финансового кризиса. С учетом новых тенденций и вызовов повестка дня АТЭС расширилась, углубилась и приобрела более комплексный характер. Участники форума признали, что несмотря на предпринятые энергичные антикризисные меры, создавшие основу для экономического оздоровления, это оздоровление пока не базируется на прочном фундаменте.

По итогам саммита главы государств и правительств АТЭС приняли декларацию, а также совместное заявление, отражающее в краткой форме итоги саммита. Ниже приводится полный текст этого заявления.

«Сингапурское заявление глав государств и правительств АТЭС "Новая парадигма роста для единого Азиатско-Тихоокеанского региона в XXI веке"

15 ноября 2009 года

Мы, лидеры экономик АТЭС, собрались в Сингапуре в целях разработки новой парадигмы роста для Азиатско-Тихоокеанского региона, отвечающей требованиям глобальной экономики XXI века.

В мировой экономике начался процесс восстановления, ведущую роль в котором играет Азиатско-Тихоокеанский регион. Однако мы не можем вернуться к прежним моделям роста и торговли. После завершения кризиса экономический ландшафт изменится. Нам нужна новая парадигма роста, свежая модель экономической интеграции.

Мы будем стремиться к сбалансированному, всеобъемлющему и устойчивому росту , поддерживаемому внедрением инноваций и становлением экономики, основанной на знаниях, с тем чтобы поставить восстановление на прочную основу, которая позволит создавать новые рабочие места и повышать благосостояние наших народов.

Наш подход к региональной экономической интеграции будет носить более комплексный характер, для того чтобы он удовлетворял потребности наших деловых кругов и шел в ногу с тенденциями в трансграничной торговле и инвестициях.

Мы будем стремиться к завершению Дохийского раунда многосторонних торговых переговоров в ВТО в 2010 году и отвергаем все формы протекционизма.

Новая парадигма роста

Мы поддерживаем цели рамочного соглашения "Группы двадцати" по обеспечению уверенного, устойчивого и сбалансированного роста. АТЭС, как наиболее экономически динамичный регион земного шара, на который приходится половина мировой торговли и производства, обладает необходимыми возможностями для придания должного импульса достижению этих целей.

Сбалансированный рост . Для уверенного и устойчивого роста необходимы структурные реформы, направленные на постепенное устранение мировых дисбалансов и на повышение производственного потенциала наших экономик.

Мы будем обеспечивать совместимость нашей фискальной, денежной, торговой и структурной политики с более сбалансированной моделью роста как в пределах национальных границ, так и в регионе в целом.

Мы будем улучшать условия для частного предпринимательства, инвестиций и инноваций.

Мы будем развивать наши финансовые рынки в интересах более качественного обслуживания реального сектора экономики.

В этих целях мы будем работать в тесном контакте с международными финансовыми институтами и многосторонними банками развития.

Всеобъемлющий рост . Для достижения всеобъемлющего роста мы должны расширить доступ к экономическим возможностям и обеспечить защиту наиболее уязвимых слоев населения от экономических потрясений. Всеобъемлющий рост укрепит консенсус в пользу свободной торговли и открытых рынков, что является ключом к долгосрочному процветанию.

Мы будем оказывать содействие малым и средним предприятиям, в том числе возглавляемым женщинами, в получении лучшего доступа к глобальным рынкам и финансам.

Мы будем способствовать переподготовке трудовых ресурсов, повышению квалификации и внутренней мобильности рабочей силы.

Мы будем инвестировать образование как основу повышения индивидуальных возможностей для удовлетворительного трудоустройства.

Мы разработаем систему социального страхования, оказывающую краткосрочную поддержку, но не создающую долгосрочной зависимости.

Устойчивый рост . Будущий рост должен быть совместим с глобальными усилиями по защите окружающей среды и противодействию изменению климата. В то же время усилия по противодействию изменению климата должны быть совместимы с нашими международными торговыми обязательствами.

Мы приветствуем Декларацию лидеров форума ведущих экономик по энергетике и климату в Аквиле и Заявление глав государств "Группы двадцати" по итогам Питтсбургского саммита и вновь подтверждаем нашу приверженность борьбе с угрозой изменения климата и работе по достижению далеко идущего результата в Копенгагене в соответствии с целями, положениями и принципами Рамочной конвенции ООН об изменении климата (РКИК).

Мы будем искать пути для сокращения торговых и инвестиционных барьеров в отношении экологических товаров и услуг (ЭТУ) и воздерживаться от возведения новых препятствий для торговли ЭТУ.

Мы сократим и в среднесрочной перспективе прекратим субсидирование ископаемых видов топлива. При этом мы будем предоставлять жизненно необходимые энергетические услуги нуждающимся.

Мы будем обмениваться передовым опытом в области энергетической эффективности, применять более чистые и энергоэффективные технологии, а также проводить добровольные обзоры деятельности экономик АТЭС в этой сфере.

Единый Азиатско-Тихоокеанский регион в XXI веке

Мы будем комплексно подходить к построению модели экономической интеграции XXI века, в которой будут объединены либерализация торговли на границе, улучшение предпринимательского климата в пределах национальных границ и совершенствование каналов поставок через границы.

Либерализация торговли на границе . Мы будем продолжать поиск конструкционных элементов для возможного создания в будущем Азиатско-тихоокеанской зоны свободной торговли.

Мы запустили первопроходческую инициативу Австралии, Канады, Японии, Республики Корея, Новой Зеландии, Сингапура и США по самостоятельной сертификации определения страны происхождения товара, с тем чтобы деловые круги могли использовать преимущества соглашений о свободной торговле в регионе.

Мы будем продвигать инициативу АТЭС по услугам, договорившись о соответствующем плане работы и принципах действий в интересах развития трансграничной торговли отдельными видами услуг

Структурная реформа в пределах национальных границ . Ключевым компонентом наших усилий в области структурных реформ, направленных на сокращение регулятивных барьеров, является План работы по облегчению условий предпринимательства.

Мы будем стремиться к тому, чтобы к 2015 году сократить в общей сложности на 25 процентов стоимость, продолжительность и число процедур, которые необходимо осуществить нашим предпринимателям для открытия бизнеса, получения кредита, выполнения контракта, получения необходимых разрешений и проведения трансграничной торговой операции.

Мы выполним задачу по сокращению трансакционных издержек на 5 процентов к 2010 году. За счет реализации второго Плана действий по облегчению условий торговли мы уже снизили их в 2006-2008 годах на 3,2 процента.

Интегрированность сетей поставок через границы . В результате реализации инициативы АТЭС по совершенствованию транспортного обеспечения торговых операций в региональных логистических системах идентифицированы восемь "узких мест" и разработаны шаги по их устранению.

Мы изучим возможности для совершенствования всего комплекса воздушных, морских и наземных перевозок в целях беспрепятственного перемещения товаров, услуг и деловых людей в Азиатско-Тихоокеанском регионе»[АТЭС-2009]

Саммит АТЭС 2010 года состоялся 13-14 ноября в японском портовом городе Иокогама. Он проходил под девизом «Перемены и действия». Было сформулировано видение путей дальнейшего развития и интеграции экономик АТР в XXI веке, а также определены пути реализации этого видения.

В итоговой «Декларации о достижениях в реализации «Богорских целей» и задачах на последующий период» были подведены итоги пути, пройденного АТЭС за 21 год существования. Отмечается ощутимый прогресс в продвижении экономик АТР к обеспечению свободной и открытой торгово-инвестиционной деятельности. Указывается, что экономика АТР восстанавливается после недавнего кризиса, но неопределенность сохраняется.

В отношении дальнейшего развития АТЭС лидеры государств определили свое видение сообщества АТЭС. Это 1) экономически интегрированное сообщество: сообщество, способствующее укреплению и углублению региональной экономической интеграции; 2) сильное сообщество: сообщество с более высоким качеством роста; 3) безопасное сообщество: сообщество, обеспечивающее более безопасную социально-экономическую среду. Они также наметили пути для достижения такого сообщества. Особая роль придается экономическому и техническому сотрудничеству в интересах продвижения к сообществу АТЭС.

Был также затронут вопрос о членстве в АТЭС. Лидеры постановили продолжить рассматривать вопрос о членском составе АТЭС в будущем.

В заключение участники констатировали, что за более чем двадцать лет своего существования АТЭС стал локомотивом прогресса в наиболее динамично развивающейся части мира. Экономический рост в регионе способствовал повышению благосостояния всех народов мира. Благодаря самоотверженным усилиям экономик-участниц Форум достиг больших успехов в претворении в жизнь идеалов, предначертанных его основателями. В развитие этих успехов лидеры подтверждают свою приверженность достижению еще более тесной региональной экономической интеграции и содействию энергичному, устойчивому и сбалансированному росту в регионе, включая такие действия, как принятие конкретных шагов по формированию АТЗСТ, а также решению новых задач XXI века через реализацию Стратегии развития. Они обязались принять необходимые конкретные шаги, чтобы обозначенные перспективы стали реальностью, что, по их убеждению, повысит благосостояние и благополучие всех людей, проживающих как в АТР, так и за его пределами.

Главы государств и правительств поручили своим министрам и старшим должностным лицам активизировать в предстоящем году работу по усилению и углублению региональной экономической интеграции. В соответствии со сформулированным в декларации видением они также поручили им подготовить и осуществить конкретные инициативы в целях устранения барьеров в торгово-инвестиционной сфере и обеспечения высокого качества и устойчивости экономического роста в будущем [АТЭС-2010].

Кроме декларации главы государств и правительств стран АТЭС приняли «Политическое заявление о результатах работы по реализации «Богорских целей»».

Участие России в АТЭС

Кризис идентичности, который, по мнению некоторых участников и западных экспертов, переживает сегодня АТЭС, предоставляет Москве благоприятную возможность внести собственный вклад в его преодоление, уточнить свои цели и интересы в этой организации и активизировать приоритетные направления деятельности. Если Россия использует эту возможность, то вероятность выпадения ее экономики (в первую очередь, дальневосточной) из тихоокеанского экономического пространства существенно снизится. Главная же проблема на пути активизации участия России в АТЭС – слабая вовлеченность в экономическую жизнь региона и асимметрия в ее торгово-экономических связях со странами-членами Форума.

Доля России во внешнеторговом обороте стран АТР составляет примерно 1%, объем ее инвестиций в эти страны незначителен. Поэтому последние мало заинтересованы в обсуждении с представителями России в рабочих группах АТЭС конкретных положений, регулирующих торговлю и другие направления сотрудничества в регионе. В то же время доля стран АТЭС во внешнеторговых (прежде всего экспортных) операциях России достаточно высока (более 15%), что превышает объем экспорта в страны СНГ. Иными словами, Россия в большей степени зависит от торгово-экономических связей со странами-членами АТЭС, чем они зависят от нее [Якубовский 2004: 78].

В 1999 году на инициированной МИД РФ научной конференции «Россия в АТЭС и АТР», в частности, отмечалось, что объективные возможности российской экономической политики в рамках АТЭС весьма ограничены. Эксперты предупреждали, что роль России в деятельности АТЭС может свестись к участию в саммитах и встречах министров иностранных дел и торговли, тогда как с развертыванием реальной работы, в том числе в рамках рабочих групп, могут возникнуть сложности [Россия в АТЭС и АТР 1999].

Прогноз экспертов во многом оправдался. Ситуация начала меняться в лучшую сторону лишь в последние годы. С 1999 по 2007 годы В. Путин – сначала в качестве председателя правительства, а затем президента России – принимал участие во всех саммитах АТЭС (за исключением саммита 2002 года). Активная работа на высшем политическом уровне позволила донести до стран АТР российские приоритеты в регионе, к которым, в первую очередь, относится выведение регионального сотрудничества в области энергетики, транспорта, наукоемких технологий и т.д. на качественно новый уровень. Участие же России в рабочих группах по-прежнему отличалась пассивностью и отсутствием должной преемственности. Использование этих механизмов остается приоритетной задачей для российского Дальнего Востока, так как позволяет координировать экономическую деятельность со странами АТР в области торговли, рыболовства, инфраструктуры транспорта и связи, энергетики и т.д. [Севастьянов 2001].

Институциональный механизм АТЭС предусматривает активность всех участников, в том числе в организации мероприятий в рамках ежегодной весьма обширной программы. В 2001 году заседание Делового консультативного совета АТЭС прошло в Москве. В дальнейшем местом проведения большинства российских мероприятий из годовой программы АТЭС стал Владивосток. В 2002 г. в этом городе состоялись седьмой инвестиционный симпозиум и третья ярмарка инвестиций АТЭС. А в 2005 г. – ежегодное заседание Транспортной группы АТЭС.

Президент России Д. Медведев впервые принял участие в саммите АТЭС в ноябре 2008г. В преддверии этого мероприятия СМИ ряда стран АТР опубликовали его статью, в которой он поделился своим видением места и задач этой организации, а также перспектив участия в ней нашей страны. По его мнению, Форум АТЭС может и должен играть все возрастающую роль в обеспечении стабильности и процветания АТР. В период борьбы с мировым финансовым кризисом, отметил Медведев, укрепление международного взаимодействия является «ключом к решению первоочередной задачи – формирования многополярной международной финансово-экономической системы». При этом именно АТР в условиях сохранения многими государствами региона высоких темпов роста может стать «тем локомотивом, который в перспективе обеспечит устойчивое развитие мировой экономики» [Медведев 2008а]. Разделяя озабоченность членов Форума колебаниями цен на энергоносители, Медведев заявил о намерении России «содействовать созданию такой системы энергообеспечения в Азиатско-Тихоокеанском регионе, которая позволит потребителям энергоресурсов диверсифицировать географию импорта, обеспечить надежные и бесперебойные поставки» [Медведев 2008а]. В этой же статье президент РФ подтвердил, что в ходе реализации задач Форума АТЭС Россия будет твердо придерживаться основополагающих для него принципов консенсуса и добровольности. Несколько дней спустя на пресс-конференции по итогам встречи глав государств и правительств стран-участниц АТЭС Медведев заявил о приверженности России еще одному краеугольному для этой организации принципу – «открытого регионализма». Он также выразил удовлетворение тем, что саммит в Лиме во многом стал продолжением встречи «Двадцатки» в Вашингтоне, наметившей основные пути выхода из финансового кризиса [Медведев 2008б].

Д. Медведев принимал участие в саммитах АТЭС в Сингапуре в 2009 годе и в Иокогаме в 2010 году. Регулярное участие российских президентов в саммитах, проведение мероприятий АТЭС на территории России свидетельствуют о приоритетности этого направления для высшего руководства страны. Еще одним подтверждением этого факта стало решение провести саммит АТЭС 2012 г. (в период председательства России в этой организации) во Владивостоке.

Разумеется, в тактическом плане превращение Владивостока в один из так называемых мировых, или «ключевых» городов, выполняющих интернациональные экономические и политические функции, имеет большое значение для российского Дальнего Востока. Идея сделать Владивосток местом встреч глав государств и министров иностранных дел стран Азиатско-Тихоокеанского региона высказывалась М. Горбачевым еще в конце 1980-х годов. Концепцию превращения столицы Приморья в «ключевой» город Северо-Восточной Азии выдвинул в 1993 году дальневосточный исследователь В. Михайлов [Михайлов 1993]. В то время, по его мнению, имелись все необходимые условия для того, чтобы сделать Владивосток политическим, культурным, образовательным, научным и туристическим центром не только российского Дальнего Востока, но и всего Тихоокеанского бассейна.

Однако к середине 1990-х годов Приморский край в целом и Владивосток в частности утратили расположение российского руководства и привлекательность в глазах иностранных инвесторов. В результате в городе не произошло реального улучшения состояния транспортной инфраструктуры и курортной зоны. Отставание стало особенно заметным на фоне качественного прорыва в этих областях ряда городов Северо-Восточной Азии, таких как Саппоро, Ниигата (Япония), Пусан (Республика Корея), Далянь и Тяньцзинь (КНР). Тяньцзинь, как и Владивосток, представляет собой крупный город-порт, в котором начинается трансконтинентальная железнодорожная магистраль. Именно этот город китайская сторона предлагает сделать своего рода столицей Северо-Восточной Азии.

Решение руководства России провести саммит АТЭС-2012 во Владивостоке и выделить в связи с этим на развитие городской инфраструктуры более 6 миллиардов долларов вселяет надежду, что через несколько лет Владивосток сможет по праву претендовать на звание одного из «ключевых» городов Северо-Восточной Азии. Проект «Большой Владивосток», рассчитанный на 2008-2012 годы, предусматривает, в частности, реконструкцию международного аэропорта, развитие автодорожной сети, портовой и инженерной инфраструктуры, коммуникаций, а также сооружение многофункционального административно-делового центра, включающего гостиницы и международный конференц-центр на 7 тысяч человек. На острове Русском предполагается открыть туристко-рекреационную зону и технопарк. После саммита несколько возведенных гостиниц планируется использовать для проживания студентов нового федерального университета, в том числе иностранных.

Вместе с тем принципиально важно, чтобы главное внимание руководителей страны, Дальневосточного региона и Приморского края, бизнес-сообщества и научной общественности было сосредоточено не только на сооружении объектов инфраструктуры, но и на содержательной части мероприятия.

Стратегические интересы развития Дальнего Востока требуют уже в ближайшее время определиться с российскими приоритетами в совместной работе с членами АТЭС. Учитывая социально-экономические реалии Дальнего Востока, а также то, что Россия не является членом ВТО, ее интересам в наибольшей степени отвечают собственное участие и вовлечение партнеров в программы ЭКОТЕК. Москва может декларировать несколько приоритетных направлений сотрудничества в этой сфере [Sevastyanov 2007]. Тема энергетического сотрудничества уже предлагалась нашей страной для обсуждения на саммите «Большой восьмерки» в Санкт-Петербурге в 2006 году. Для Восточной Сибири и Дальнего Востока это – ключевая возможность экономической интеграции, и эту тему целесообразно снова представить, но уже в контексте геополитических и экономических реалий Северо-Восточной Азии, а также с учетом новой энергетической политики России, оставляющей за Москвой принятие стратегических решений в области добычи и транзита энергоресурсов.

Поскольку Россия является важнейшим поставщиком леса, рыбы, морепродуктов, металлов и других ресурсов, зависящие от их бесперебойных поставок страны Восточной Азии (особенно Китай и Япония) заинтересованы в развитии регионального сотрудничества в области их защиты и сохранения. В перспективе эта зависимость будет только усиливаться (серьезной региональной проблемой может стать, к примеру, нехватка пресной воды в Китае). Недавние экологические катастрофы на заводах Северо-Восточного Китая, последствия которых ощутили на себе все страны Северо-Восточной Азии, свидетельствует об актуальности темы сотрудничества в таких сферах, как охрана окружающей среды и ресурсосбережение.

Россия может внести весомый вклад в обеспечение транспортного сообщения между Восточной Азией и Европой. В том числе путем соединения Транссибирской и Транскорейской железнодорожных магистралей. В связи с этим необходимо подготовить для обсуждения целый ряд проектов, направленных на совместное с зарубежными партнерами использование российского транспортного потенциала.

Конвструктивное и системное участие в деятельности АТЭС и других региональных международных организаций будет способствовать более эффективному решению неотложных задач, стоящих перед российским Дальним Востоком. Дело в том, что некоторые ключевые проекты развития энергетической и транспортной инфраструктуры Северо-Восточной Азии не могут быть реализованы из-за нерешенности проблемы безопасности на Корейском полуострове. Москве необходимо наращивать усилия по исправлению ситуации, последовательно выступая в роли участника многостороннего сотрудничества в АТР и Северо-Восточной Азии. Например, активное участие России в обсуждении и решении проблемы поставок энергоресурсов в КНДР в формате шестисторонних переговоров может стать ключом к формированию новой межправительственной организации, которая будет заниматься комплексными проблемами безопасности Северо-Восточной Азии.

Наконец, у России есть еще один ресурс – весомый образовательный и научный потенциал вузов и академических институтов Дальнего Востока. В вузах Владивостока и Хабаровска ежегодно растет число иностранных, в первую очередь китайских, студентов, что открывает отличные возможности для наращивания экспорта российских образовательных услуг в страны АТР. Существуют и другие направления регионального сотрудничества, приоритетность и эффективность которых надо оценивать уже сейчас, чтобы иметь возможность представить проработанные проекты для обсуждения в 2012 году.

Подготовка и проведение саммита во Владивостоке позволят гражданам России больше узнать о целях и деятельности АТЭС, о сотрудничестве в АТР и, самое главное, создадут предпосылки для более активного вовлечения Восточной Сибири и Дальнего Востока в интеграционное пространство Северо-Восточной Азии. Решение последней задачи, как и полноценное участие наших представителей в рабочих органах АТЭС, невозможны без качественного увеличения присутствия российского бизнеса при поддержке государства на рынках и в экономиках стран АТР. Иначе России придется еще долго испытывать неудобства, нося пиджак, по меткому выражению Е. Примакова, купленный в 1998 году на два размера больше в расчете на вырост. Россия сделала определенные усилия, чтобы этот пиджак пришелся ей по плечу, но их пока недостаточно. Подготовка к саммиту АТЭС-2012 во Владивостоке создаст Благоприятный фон для наполнения концепций и заявлений о российских намерениях в регионе реальным содержанием.

Список использованной литературы

1. АТЭС-2009 http://medvedev.viperson.ru/wind.php?ID=610257&soch=1

2. АТЭС 2010 http://news.kremlin.ru/ref_notes/774

3.Воскресенский А.Д. 2007. Политические системы и модели демократии на Востоке.

4. Медведев Д.А. 2008а. К упрочению динамичного равноправного партнерства в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Статья для СМИ стран АТР, 21 ноября 2008 года:

http://www.kremlin.ru/text/appears/2008/11/209480.shtml

5. Медведев Д.А. 2008б. Пресс-конференция по итогам встречи глав государств и правительств стран-участниц АТЭС. Перу. Лима, 24 ноября 2008 года: http://www.kremlin.ru/text/appears/2008/11/209579.shtml

6. Михайлов В.М. 1993 Владивосток может стать международным центром АТР // «Владивосток», 22.09

7. Россия в АТЭС и АТР. 1999. Сборник материалов межинститутской научной конференции МИД РФ. М.

8. Севастьянов С.В. 2001. Время соответствовать новым вызовам // «Дальневосточный ученый» (Владивосток), №23

9. Севастьянов С.В. 2008. Форум АТЭС: проблемы эффективности и перспективы развития. Космополис №3 (22) осень 2008. 144-155

10. Якубовский В.Б. 2004. Камо грядеши, АТЭС? // Азиатско-Тихоокеанские реалии, перспективы, проекты: XXI век

11. AcharyaA.1999. Culture, Security, Multilateralism: The “ASEAN Way” and Regional Order // Culture and Security: Multilateralism, Arms Control and Security Building / Ed. By K. Krause. L.: Frank Cass.

12. Lincoln E. 2004 East Asian Economic Regionalism. Washington. The Brookings Institution/

13. Sevastyanov S. 2007. Business and Investments Opportunities in Northeast Asia: Russian Perspective. Greater Tumen Initiative Investment Forum Proceedings. Tumen Secretariat: Beijing

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Все материалы в разделе "Международные отношения"