Перспективы развития американо-египетских отношений в начале XXI века

Общая характеристика экономических и политических отношений Египта и США, развитие событий между Каиром и Вашингтоном в 50-е годы XX века и на современном этапе. Реакция Египта на теракты в США, противоречия этих стран и перспективы развития отношений.

Перспективы развития американо-египетских отношений в начале XXI века

египет сша политическое отношение

Отношения Египта и США всегда были объектом повышенного внимания политиков. Во многом это произошло потому, что обе эти страны всегда имели большое влияние на развитие событий: США – в общемировом масштабе, а Египет – на Арабском Востоке. Особый характер двусторонние отношения между Каиром и Вашингтоном приобрели в 50-е годы XX века, когда молодая египетская республика встала перед выбором: на чьей стороне быть в разгар «холодной войны», разделившей мир. Около двух десятилетий Египет был одним из самых дружественных государств для СССР на Востоке и врагом союзника США – Израиля, что в свою очередь предопределило конфронтационный характер отношений Каира с Вашингтоном.

Поворот в отношениях между Каиром и Вашингтоном произошел при президенте АРЕ Анваре Садате (1970–1981 гг.). В 1974 г. были восстановлены дипломатические отношения между двумя странами, а во второй половине 70-х годов при посредничестве США А.Садат начал переговоры с Израилем, приведшие к подписанию в 1979 г. мирного договора между двумя странами. С тех пор США всячески стремятся вывести на качественно новый уровень египетско-израильские связи, что, по мнению Вашингтона, должно несколько смягчить отношение к еврейскому государству в арабском мире. Правда, в условиях нынешнего роста напряженности в регионе эта задача вряд ли выполнима.

На современном этапе Египет и США осуществляют сотрудничество по целому ряду вопросов, имеющих большое значение как для развития двусторонних связей, так и для стабилизации обстановки на Ближнем Востоке. США являются одним из основных торгово-эконо-мических партнеров Египта, крупнейшим поставщиком вооружений в АРЕ, гарантом египетско-израильского мирного соглашения.

Рубеж XX–XXI вв. ознаменовался обострением международных отношений, как в глобальном масштабе, так и в регионе Ближнего и Среднего Востока. США оценили то, что в трудную для них минуту после терактов 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке и Вашингтоне президент Египта Хосни Мубарак выступил в поддержку любых действий США в борьбе с терроризмом. Как заявил египетский лидер, «после происшедших в Америке терактов мы решили поддержать любые шаги, направленные на искоренение терроризма, поскольку на себе испытали, что это такое».

В послании президента Египта Хосни Мубарака президенту США Джорджу Бушу, переданном через египетского министра иностранных дел Ахмеда Махера была изложена позиция АРЕ по вопросам, касающимся борьбы с терроризмом. Каир, в частности, выступил за созыв международной конференции по борьбе с терроризмом. На переговорах с госсекретарем США Колином Пауэллом вскоре после терактов 11 сентября Ахмед Махер подчеркнул необходимость «решительного, но мудрого» искоренения этого явления. Как завил глава МИД АРЕ, «Египет испытал на себе, что такое терроризм, и совершенно естественно, что он присоединится к любой попытке покончить с этим злом»1 . В ответ на это Пауэлл заметил, что США «есть, чему поучиться у египтян в плане борьбы с терроризмом, и мы можем многое сделать вместе», намекнув тем самым на возможность включения Египта в ряды антитеррористической коалиции, которую на тот момент США активно собирали.

После терактов в США Египет активизировал свои действия по поимке лидеров экстремистских группировок и уже в конце 2001 – начале 2002 гг. в зарубежных странах были пойманы и переданы египетским властям активисты радикальной партии «Аль-Гамаа аль-исламийя»2 . Египет в борьбе с международными террористами тесно координирует свои действия с другими странами, в том числе и арабскими, среди которых следует выделить Саудовскую Аравию, Сирию, Ливию.

Отношение египетских граждан к США проявилось в реакциях на теракты 11 сентября 2001 г. Общественное мнение в оценках случившегося разделилось. Официальный Каир, «стратегический партнер» Вашингтона на Ближнем Востоке, в лице президента Египта Хосни Мубарака безоговорочно осудил массированную террористическую атаку на Америку. Египетский лидер направил соболезнования президенту США, заявив, что «этого никто не ожидал и не мог себе даже представить»3 .

Совсем иначе отреагировала на случившееся «каирская улица». Простые египтяне, как правило, не скрывали своего удовлетворения. Некоторые из них даже сравнивали события 11 сентября с октябрьской войной 1973 г., когда египетская армия, успешно форсировав Суэцкий канал и прорвав укрепленную «линию Барлева», нанесла неожиданный удар по израильтянам, оккупировавшим за шесть лет до этого Синайский полуостров. Причин столь негативного отношения египтян к США немало. Для большинства простых граждан АРЕ США – основной виновник происходящих бед на Арабском Востоке, в частности, затянувшегося палестино-израильского конфликта, в котором, по мнению подавляющего большинства жителей АРЕ, Вашингтон давно и твердо занимает сторону еврейского государства. Кроме того, в намерениях США провести демократические реформы на Арабском Востоке арабы видят попытку нарушить вековые устои и самобытность стран и народов в этом регионе. Самолеты, врезавшиеся в здания Всемирного торгового центра (ВТЦ) в Нью-Йорке, многим представлялись карающим мечом Аллаха, пронзившим логово «Большого Сатаны», как часто называют в мусульманском мире Соединенные Штаты.

Главная египетская газета «Аль-Ахрам», комментируя события 11 сентября в США, задалась вопросом: «Возможно, это означает начало войны с глобализацией?». И сама же постаралась дать на него ответ: «Настоящей причиной терроризма является углубление пропасти между Югом и Севером и безумная гонка потребления, охватившая мир»4 .

Руководство Египта поддержало антитеррористическую операцию США в Афганистане, заявив через главу египетского МИД Ахмеда Махера, что у Вашингтона, вероятно, были веские причины для нанесения ударов по Кабулу. При этом министр выразил серьезную обеспокоенность судьбой афганского народа, «который достаточно страдал и не должен вновь страдать»5 . Каир также отказался принять участие в военной акции против Афганистана6 , обосновав свое решение нежеланием воевать против какой-либо мусульманской страны без достаточных тому оснований7 . Вместе с этим стоит сказать, что реакция в некоторых других арабских столицах была совершенно иной. Так, внешнеполитические ведомства Судана и Ливана выступили против американской военной акции в Афганистане. В Хартуме посчитали, что США тем самым развязывают войну против мусульман, а официальный Бейрут со своей стороны предупредил, что удары по Афганистану вызовут враждебную реакцию в арабском и мусульманском мире.

Однако со временем отношение Египта к антитеррористической операции США на Востоке и в целом к ближневосточной политике Вашингтона изменилось. Уже в апреле 2002 г. президент Египта Хосни Мубарак в обращении к нации заявил, что «война против террора получила новое качество, направленное на обеспечение политических интересов еврейского государства за счет арабских и других исламских стран», обвинив тем самым США в том, что они подчинили международную антитеррористическую кампанию интересам Израиля. По мнению Мубарака, «лозунг борьбы против терроризма используется для попыток подавления законного палестинского сопротивления израильской оккупации»8 .

Неодобрение Египта вызывает и так называемая «доктрина Буша», согласно которой США оставляют за собой право наносить упреждающие удары, если появится угроза их национальной безопасности. Эта доктрина была реализована против Ирака в 2003 г., хотя никаких доказательств того, что режим Саддама Хусейна представлял угрозу национальной безопасности Соединенных Штатов, так представлено и не было. Это вызвало негодование в мире, в том числе в странах, считающихся партнерами США. По мнению бывшего советника по национальной безопасности в администрации президента США Джимми Картера, известного политолога Збигнева Бжезинского, Джордж Буш-младший «проводит экстремистскую, примитивную политику, которая упрощенно разделяет всех на «плохих» и «хороших». Нынешняя позиция США – «кто не с нами, тот против нас», по мнению Бжезинского, ведет страну к изоляции на международной арене. Он также критически оценил действия Вашингтона, связанные с войной в Ираке, заметив, что США из освободителей превратились в оккупантов, и добавив при этом, что «война обходится нам слишком дорого». В связи с этим, по мнению политолога, в будущем у США может возникнуть немало проблем, связанных с эскалацией экстремистских движений в странах Ближнего и Среднего Востока, в том числе и в Египте9 .

В США еще не забыли, что «правой рукой» главы террористической сети «Аль-Каида» Усамы бен Ладена является египтянин Айман аз-Завахири. В декабре 2003 г. он заявил, что «США терпят поражение на всех фронтах и их ждут только новые потери в Афганистане и Ираке». По его мнению, «американцы неизбежно капитулируют, как сделали это уже во Вьетнаме, Ливане и Сомали». Он также подчеркнул, что «Аль-Каида» будет продолжать «охоту на американцев повсюду»10 .

Еще одним результатом последствий 11 сентября стало обострение отношений между США и мусульманским миром. В Египте с тревогой наблюдают за тем, как определенные политические круги на Западе, в том числе и в США, проводят оголтелую антиисламскую пропаганду, эксплуатируя чувства людей, возникшие после терактов. Египет как один из центров мусульманского богословия стремится очистить образ ислама – одной из мировых религий, которую на Западе нередко связывают с крайне радикальными формами политической борьбы. В Египте считают своим долгом вести борьбу с религиозным экстремизмом и искаженным толкованием ислама. С этой целью министерство по делам вакуфов Египта и руководство университета Аль-Азхар время от времени отправляют в разные страны группы богословов, в чью обязанность вменяется разоблачение религиозных деятелей, которые, прикрываясь Кораном, призывают к насилию и таким образом дискредитируют ислам. С помощью эмиссаров-богословов Аль-Азхар стремится довести до людей в разных уголках земного шара истинный смысл ислама и тем самым ответить критикам ислама, которых на Западе, в том числе и в среде политической элиты, можно встретить нередко.

Надо сказать, что после победы на президентских выборах в США Джорджа Буша-младшего Египет проявлял определенный скептицизм к ближневосточной политике новой республиканской администрации, полагая, что она будет уделять делам в этом регионе гораздо меньше внимания, чем это делалось в 90-е годы, когда США фактически сосредоточили в своих руках роль главного коспонсора мирного процесса. В феврале 2001 г. президент Египта Хосни Мубарак заявил, что Джорджу Бушу не стоит вмешиваться в процесс палестино-израильских переговоров, поскольку он не будет следовать стратегии своего предшественника Билла Клинтона, заметив, что сейчас наступило время Европы, которая должна играть более важную роль в процессе мирного урегулирования на Ближнем Востоке11 .

Тем не менее власти Египта находятся в постоянном контакте с руководством США, обсуждая пути решения палестино-израильской проблемы. Каир выступает за отвод израильских войск к границам 1967 г. и осуществление законного права палестинского народа на создание своего государства. По мнению главы МИД Египта Ахмеда Махера, «это – единственный путь разрешения конфликта».12 Египетские власти заявляют, что «палестинцы никогда не смирятся с присутствием израильских войск на своей территории для охраны еврейских поселений»13 . Египет и США выступают за скорое создание палестинского государства, прекращение насилия в регионе, однако мнения расходятся относительно методов осуществления этих целей.

То, насколько существенны противоречия Каира и Вашингтона касательно решения палестинской проблемы, показали итоги визита Хосни Мубарака в США в июне 2002 г. Частые вторжения израильской армии на Западный берег реки Иордан и сектор Газа, а также блокаду резиденции Арафата Буш расценил как «право Израиля защищать себя». Мубарак выразил точку зрения Египта, согласно которой, только при условии мирного существования двух соседних государств – Израиля и Палестины можно гарантировать, что взрывы, осуществляемые палестинскими смертниками, прекратятся14 .В египетском руководстве уверены, что даже если палестинское руководство сможет осуществить некоторые реформы, вывод израильских войск необходим для того, чтобы провести выборы на территориях, подконтрольных ПНА15 .

Серьезные противоречия связаны с отношением к фигуре главы ПНА Ясира Арафата, о необходимости замены которого все чаще говорят официальные лица Израиля и США. Шарон ранее заявлял, что не признает Арафата в качестве лидера палестинцев16 . В Египте же считают, что только Ясир Арафат способен достичь мира с Израилем, а «намерение иметь дело с другими палестинскими лидерами обернется катастрофой»17 . По мнению Мубарака, «причина отсутствия политического диалога между израильтянами и палестинцами состоит в том, что Арафат не доверяет премьер-министру Ариэлю Шарону»18 . Глава МИД Египта Ахмед Махер по итогам состоявшихся переговоров X.Мубарака с группой американских сенаторов заявил, что Египет решительно поддерживает демократически избранного главу Палестинской национальной администрации (ПНА) Ясира Арафата и отвергает любые попытки его смещения19 .

В сентябре 2003 г. Египет безоговорочно осудил решение израильского правительства выслать Ясира Арафата за пределы палестинских территорий, назвав намерение еврейского государства препятствием на пути к достижению мира. Стоит сказать, что Вашингтон, выступая против физического устранения Арафата, уже давно не считает его приемлемым для себя партнером в переговорах по процессу ближневосточного урегулирования. Расходятся позиции Каира и Вашингтона и по проблеме определения границ будущего палестинского государства. Египет выступает за то, чтобы оно было создано в границах, существовавших до 4 июня 1967 г., а США не разделяют позицию Каира по этому вопросу, так как против этой идеи категорически возражает Израиль.

В сложившейся ситуации новым шансом для процесса ближневосточного урегулирования стал план «Дорожная карта», разработанный «четверкой» коспонсоров мирного процесса – США, Россией, ООН и ЕС. «Дорожная карта» – это поэтапный план палестино-израильского мирного урегулирования в течение трехлетнего периода, включающий график создания независимого палестинского государства к 2005 году. План разрабатывался с привлечением заинтересованных стран – Египта, Иордании, Саудовской Аравии.

3 июня 2003 г. в Шарм-эш-Шейхе собрались главы ведущих арабских государств, чтобы обсудить с президентом США пути разрешения ближневосточного конфликта. Главным итогом саммита можно назвать то, что его участники полностью поддержали «Дорожную карту» и осудили терроризм во всех его проявлениях. От имени арабских участников встречи Мубарак также высказался за полное прекращение израильской оккупации палестинских земель в соответствии с решениями международного сообщества и призвал все палестинские группировки отказаться от насилия и поддержать созданное правительство Махмуда Аббаса. Такая позиция в полной мере устраивала США, стремившиеся максимально ослабить позиции Арафата и посеять раздор в палестинском руководстве. Однако, как показало время, ни Махмуд Аббас, ни его преемник на этом посту Ахмед Куреи не смогли в полной мере стать реальными авторитетами в исполнительной власти ПНА.

Израиль, несмотря на то, что план «Дорожная карта» был утвержден парламентом страны, продолжает чинить препятствия его осуществлению. Продолжаются строительство еврейских поселений на палестинских территориях и убийства активистов палестинского сопротивления. Противники «Дорожной карты» имеются и с палестинской стороны, особенно среди радикальных группировок, которые не приемлют компромисса с еврейским государством.

Египет со своей стороны не перестает надеяться, что Вашингтон окажет некоторое давление на Израиль с тем, чтобы тот выполнял положения «Дорожной карты». Ведь на кону стоит не только престиж Египта, но и США как одного из разработчиков «Дорожной карты». Почти весь 2003 год был посвящен испытанию «Дорожной карты», призванной положить конец одному из самых кровопролитных конфликтов современности. Официальный Каир при поддержке США взялся за осуществление сближения позиций между правительством Израиля и палестинцами. В столице АРЕ прошло несколько встреч с лидерами радикальных палестинских группировок, на которых египтяне старались убедить их в необходимости заключения долгосрочного перемирия с израильтянами. Несмотря на то, что в конце концов посреднические усилия Египта не привели к желаемому успеху, миротворческая деятельность Каира получила в большинстве стран положительные оценки.

Очередной визит президента Египта Хосни Мубарака в США в середине апреля 2004 г. обещал быть непростым. Накануне поездки практически все издания в один голос подмечали, что повестка дня на переговорах будет насыщенной. То, что представлял собой регион Ближнего Востока к этому времени, не могло не вселять опасения. В Ираке год спустя после падения режима Саддама Хусейна началась, по сути, вторая и, видимо, главная часть ирако-американ-ского противостояния. На палестино-израильском направлении после того, как Израиль вернулся к тактике точечной ликвидации лидеров палестинского сопротивления, также наблюдалось резкое осложнение обстановки.

Весна 2004 г. ознаменовалась на Ближнем Востоке событиями, которые поставили под угрозу не только реализацию плана «Дорожная карта», но и весь процесс ближневосточного урегулирования. 22 марта 2004 г. израильтяне в секторе Газа ликвидировали духовного лидера палестинского движения ХАМАС шейха Ахмеда Ясина, что вызвало сильную волну протеста антиизраильской и антиамериканской направленности в арабских и мусульманских странах. Известие о гибели духовного лидера ХАМАС вызвало настоящие народные протесты в Каире и других крупных городах страны. Митингующие требовали объявления арабским сообществом войны Израилю.

Президент Египта Хосни Мубарак осудил убийство шейха Ахмеда Ясина, назвав акцию Израиля «бессмысленной, имеющей непредсказуемые результаты и подрывающей все усилия по возобновлению мирного процесса на Ближнем Востоке»20 . Мубарак приказал в знак протеста отменить участие своей страны в праздновании 25-летия соглашения в Кэмп-Дэвиде. В итоге не состоялся визит египетских парламентариев в Израиль, где должны были пройти торжества по случаю юбилея египетско-израильского мирного договора. В других регионах мира, в том числе и в Европе, данная акция Израиля была расценена как незаконная операция, наносящая удар по мирному процессу. США ее не осудили и наложили вето на резолюцию Совета Безопасности ООН, осуждающую убийство Израилем лидера ХАМАС.

На этом фоне от Мубарака ждали, что на переговорах в США он займет жесткую пропалестинскую позицию. С самого начала одним из основных вопросов, которые должны были обсудить лидеры Египта и США в ходе двусторонних переговоров, назывался план израильского премьер-министра Ариэля Шарона о выводе израильских войск из сектора Газа. Согласно этому плану, Израиль намеревался эвакуировать из сектора Газа все еврейские поселения, вывести дислоцированные в этом районе войска, а также ликвидировать четыре еврейских поселения на Западном берегу реки Иордан. Вместе с тем Израиль заявил о намерении сохранить израильский суверенитет над рядом крупных поселений на Западном берегу реки Иордан – Маале-Адумим, Ариэль, Гуш-Эцион, Гиват-Зеэв и Кирьят-Арба, а также еврейскими кварталами в городе Хеврон. Израиль также заявил о том, что не отказывается от строительства «разделительной стены» между Израилем и территориями, находящимися под контролем ПНА. Это, по мнению правительства еврейского государства, необходимо для обеспечения безопасности израильских граждан от акций палестинских радикалов.

На состоявшейся 12 апреля 2004 г. совместной пресс-конферен-ции президенты Египта и США Хосни Мубарак и Джордж Буш приветствовали план кабинета Ариэля Шарона покинуть Газу. В то же время оба лидера подчеркнули, что данное решение о выводе должно быть частью процесса по реализации «Дорожной карты» по ближневосточному урегулированию. Лидеры США и Египта подтвердили стремление продолжать работу с Израилем и палестинцами в целях прекращения насилия и возвращения их за стол переговоров. При этом Хосни Мубарак заявил, что «готов сделать все что угодно, чтобы возродить надежду на всеобъемлющее урегулирование» арабо-израильского конфликта21 .

По итогам визита в США главы АРЕ Египет и Соединенные Штаты условились расширить сотрудничество в борьбе с терроризмом. «Отправной точкой для мира и процветания» в этом регионе, подчеркнул Буш, должно стать прекращение терроризма. Также в ходе официального визита в Соединенные Штаты Мубарака Египет и США отметили 30-летие восстановления дипломатических отношений между двумя странами. Политический советник президента Египта Усама аль-Баз, характеризуя нынешнее состояние египетско-американских отношений, заявил, что «они основаны на дружбе и откровенности»22 .

Два дня спустя после египетско-американских переговоров состоялась встреча Буша с израильским премьером Ариэлем Шароном. Американский лидер практически полностью поддержал программу «одностороннего отделения», выдвинутую израильским премьером, назвав ее «историческим и смелым шагом». Но вместе с тем Буш заявил также, что «невозможно ожидать, что в рамках окончательной договоренности будет реализован полный отход Израиля к линии размежевания, установленной перемирием 1949 г.». Глава Белого дома также отметил, что палестинским беженцам должно быть обеспечено право на возвращение в палестинское государство, но не в Израиль. Реакция на заявление Буша со стороны палестинцев была скорой и вполне ожидаемой. Палестинцы выступили против позиции США, назвав заявления американского президента «грубым посягательством на резолюции ООН и международную законность», «отказом от принципов Мадридской конференции». Многие арабские журналисты вскоре окрестили позицию Буша как вторую «декларацию Бальфура».

Официальный Каир разочаровала позиция США по палестино-израильскому конфликту. Вашингтон согласился на такой план урегулирования, который устроил бы еврейское государство. Премьер-министр Израиля добился от США весьма значительных уступок практически по всем интересовавшим его вопросам, в том числе по вопросу о границах и беженцах. Поддержав план выхода Израиля из Газы, Буш в то же время согласился на фактическую аннексию части земель на Западном берегу реки Иордан, что было встречено весьма негативно в арабском мире, в том числе и официальным Каиром, надеявшимся на урегулирование в рамках «Дорожной карты», а не двустороннего американо-израильского сговора.

Вскоре после этого произошло событие, подлившее масла в разгорающийся ближневосточный пожар. Не прошло и месяца со дня гибели шейха Ясина, как 17 апреля 2004 г. Израиль ликвидировал его преемника на посту лидера ХАМАС Абдель Азиза ар-Рантиси. Стало ясно, что усилия Египта по поиску компромисса между палестинскими радикалами и правительством Израиля были фактически проигнорированы кабинетом Ариэля Шарона. Как заявил Ахмед Махер, «убийство ар-Рантиси – это убийство последней возможности на достижение мира на Ближнем Востоке». В арабской прессе появились предположения, что «добро» на устранение ар-Рантиси Шарон получил во время своего визита в США.

В итоге официальный Каир оказался в непростой ситуации, поскольку всегда высказывался за политическое решение палестино-израильского конфликта, убеждая своих арабских партнеров в целесообразности продолжения диалога с правительством еврейского государства. Теперь же в сложившейся обстановке после гибели двух лидеров палестинского сопротивления пацифистский настрой Египта явно не отвечал настроениям арабской общественности. Палестинские радикалы, разъяренные убийствами двух лидеров сопротивления и одобрением США откровенно произраильского плана по ближневосточному урегулированию, обещали Израилю «вулкан мести».

В своем выступлении в конце апреля 2004 г. по случаю 22-й годовщины освобождения Синайского полуострова Хосни Мубарак заявил, что «Египет придерживается требований выполнить все международные обязательства, связанные с ближневосточным урегулированием». «Должны быть освобождены все занятые в 1967 году земли в Палестине, сирийские Голанские высоты, ливанские территории, а палестинскому народу возвращены его законные права, первое из которых – создание своего независимого государства»23 .

Касаясь изложенного израильским премьер-министром Ариэлем Шароном в Вашингтоне плана одностороннего ухода из сектора Газа и некоторых поселений на Западном берегу, египетский президент заявил, что его страна приветствовала бы эти шаги, если бы они осуществлялись в координации с палестинцами, не сопровождались строительством новых поселений и стали бы только первым этапом в выполнении плана «Дорожная карта» на пути к конечной цели урегулирования.

Египет стремится быть одним из ключевых посредников в процессе ближневосточного урегулирования. С одной стороны, это позволяет АРЕ поддерживать свое лидерство среди арабского сообщества, а с другой накладывает большую ответственность за положение дел в зоне палестино-израильского конфликта. Египет заинтересован в скором претворении в жизнь плана «Дорожная карта» и стоит на позициях «полного и безоговорочного выполнения обеими сторонами всех его положений. Египет, не будучи непосредственно автором плана, тем не менее является активным координатором претворения в жизнь его пунктов и всячески старается сблизить позиции израильского правительства и властей ПНА. Каир ставит целью обеспечить выполнение палестинской стороной своих обязательств в рамках «Дорожной карты», предусматривающих прекращение акций со стороны радикальных палестинских группировок, повышение безопасности в регионе и создание условий для возобновления мирного процесса. США поддерживают посреднические усилия Каира, направленные на достижение компромисса между правительством Израиля и радикальными группировками палестинского сопротивления.

Египет активно участвует в мирных инициативах, направленных на урегулирование ближневосточного конфликта, поскольку заинтересован в политическом решении этой проблемы, позволяющем надеяться на то, что арабо-израильские отношения перейдут из области конфронтации к взаимопониманию, мирному сосуществованию и в будущем сотрудничеству. Безусловно, Каир весьма заинтересован в скором урегулировании арабо-израильских противоречий и подписании соглашений, которые документально зафиксируют завершение вооруженного противостояния и переход к мирному сосуществованию и взаимовыгодному сотрудничеству. Это, с одной стороны подтвердит правильность выбранного Египтом курса по отношению к Израилю, с которым он первым из арабских стран подписал мирный договор в 1979 г., а с другой стороны, создаст условия для разблокирования потенциала экономических отношений на Ближнем Востоке. В этом случае роль Египта как ведущей арабской страны и геополитически сильного игрока в региональных отношениях еще больше возрастет.

В США понимают это и используют дипломатическую активность Каира для налаживания палестино-израильского диалога. Одержав серьезную стратегическую и дипломатическую победу в конце 70-х годов, когда Вашингтону удалось убрать из антиизраильского фронта самое сильное его звено – Египтет, США стремятся к реализации подобного рода планов и по отношению к другим арабским странам. Однако в то же время Вашингтон, принимая сторону Израиля по ряду ключевых вопросов, сводит на «нет» усилия египетского руководства. США, в частности, признают за Израилем право устранения лидеров палестинских группировок, называя это «правом на самооборону».

Раздувание кризиса вокруг Ирака, которое стал осуществлять Вашингтон в 2002 г., грозило серьезными политическими и экономическими проблемами для всего ближневосточного региона. В отличие от войны в Персидском заливе 1990–1991 гг., когда Египет в составе антииракской коалиции участвовал в восстановлении суверенитета Кувейта, захваченного армией Саддама Хусейна, ситуация 2002–2003 гг. для официального Каира представлялась совершенно иной. Ирак не был агрессором, а обвинения США в том, что Багдад обладает оружием массового поражения (ОМП), были бездоказательными. Кроме того, Ирак в последние несколько лет стал активно налаживать отношения с арабскими и европейскими странами, а Египет занимал одно из ведущих мест среди всех стран мира по объему торговли с Ираком в рамках программы ООН «Нефть в обмен на продовольствие».

Накануне начала военных действий официальные лица Египта неоднократно выступали с критикой правительства США, предлагавшего силой разоружить Ирак. Согласно занятой Египтом позиции по иракскому вопросу, ключевая роль в урегулировании данной проблемы должна принадлежать ООН24 . Официальный Каир категорически отверг военное решение иракской проблемы и заявил, что не будет участвовать в войне против братского Ирака25 . Глава египетского МИД А.Махер, видимо осознавая неизбежность силовой акции США в Ираке, заявил, что Египет не примет никакого участия в антииракской военной акции, даже если она будет санкционирована ООН26 . Уже после окончания войны, в ходе своего турне по странам Аравийского полуострова осенью 2003 г. президент Египта заявил об отказе своей страны посылать войска в послевоенный Ирак27 . Это было ответом на американские предложения к мировому сообществу принять участие в послевоенном обустройстве Ирака. Вместе с тем Хосни Мубарак призвал Соединенные Штаты сохранять свое военное присутствие в Ираке до избрания там законного правительства, поскольку в противном случае Ирак может оказаться полностью охваченным анархией и беспорядками. По мнению руководства Египта, в Ираке продолжают действовать силы, стремящиеся путем разжигания межэтнической и межконфессиональной вражды вызвать в стране гражданскую войну28 .

Египет не устраивал режим Саддама Хусейна, как диктаторский и непредсказуемый. Как заявил X.Мубарак, «мы с болью наблюдаем за страданиями иракского народа, однако без всяких симпатий относимся к иракскому президенту Саддаму Хусейну»29 . Он возложил ответственность на С.Хусейна за то, что тот своими действиями подверг опасности весь Ближний Восток, поставив регион на грань вооруженного конфликта. Во многом это произошло из-за того, что с 1990 г., когда Ирак вторгся в Кувейт, иракская политика способствовала наращиванию иностранного военного присутствия в регионе и дестабилизировала обстановку на Ближнем Востоке и в арабском мире30 .

Каир был также против силового метода смены властей в Багдаде. Военный удар США и их союзников по Ираку был чреват серьезным экономическим уроном странам Ближнего Востока, в том числе и Египту, чьи доходы во многом зависят от зарубежного туризма, поступлений за эксплуатацию Суэцкого канала, от иностранных инвестиций – секторов экономики, тесно связанных с международной обстановкой в регионе. Говоря о внутриполитических негативных последствиях войны в Ираке, X.Мубарак отметил, что война в Ираке не даст ожидаемых результатов, породит новых «Бен Ладенов», подтолкнув мусульман еще ближе к экстремизму антизападного направления31 , а также может стать катализатором гражданской и региональной войны.

Подавляющая часть египетского общества, равно как и в других арабских странах, яростно осуждала действия США и их союзников в Ираке, не санкционированные резолюциями Совета безопасности ООН. Пятничные молитвы в Каире и других крупных городах страны выливались в мощные антивоенные демонстрации, в которых четко звучали антиамериканские и антиизраильские лозунги. После начала войны в Ираке в египетской столице стали проходить одна за другой массовые антиамериканские манифестации. Демонстранты обращались к египетским властям с требованием разрешить им выехать в Ирак и в качестве добровольцев присоединиться к борьбе иракцев против американо-британских агрессоров32 .

Ведущие арабские издания были единодушны во мнении, когда писали, что «арабы испытали шок, узнав о применявшихся американцами пытках и издевательствах над иракскими заключенными в тюрьме «Абу Грейб», включая изнасилования»33 . Известия о пытках американских военных над иракскими пленными еще больше усилили антиамериканские настроения в Египте.

Однако несмотря на широкий общественный резонанс в арабских странах, который вызвала военная акция против Багдада, официальный Каир не пошел на осложнение отношений с Западом. Он, в частности, не стал закрывать Суэцкий канал для прохода кораблей США и Великобритании, направлявшихся в зону военных действий против Ирака34 . Руководство страны сослалось при этом на действующие со дня открытия канала для свободного судоходства международные соглашения, согласно которым Египет имеет право на закрытие искусственной водной артерии только в случае, если египетское государство будет находиться в состоянии войны. В целом же надо отметить, что Египет выбрал тактику умеренной критики в отношении «иракского кризиса», заняв позицию «золотой середины» в арабском мире. Критикуя действия США и их союзников, Египет не позволял себе перейти ту грань, за которой могло бы последовать ухудшение отношений с Вашингтоном. Кроме того, Каир не мог не учитывать тот факт, что США ежегодно оказывают Египту колоссальную безвозмездную экономическую помощь в размере 2 млрд. долларов.

Уже в июле 2003 г. Египет и США подписали весьма важное для Вашингтона двустороннее соглашение, гарантирующее американским гражданам иммунитет перед лицом Международного уголовного суда в Гааге. Как заявил министр иностранных дел АРЕ Ахмед Махер, Египет принял обязательство, согласно которому «американцы, обвиняемые в преступлениях против человечества, будут направляться в американские суды»35 . Стоит отметить, что данное решение Каира было продиктовано не только довольно высоким уровнем египетско-американских отношений, но и угрозами со стороны США лишить военной помощи все страны, которые отказываются подписать подобное соглашение. Для Египта как одного из крупнейших получателей военной помощи США предупреждение Вашингтона прозвучало как недвусмысленное предложение.

Реагируя на призывы представителей арабского сообщества заморозить отношения с США как с подельником Израиля в его антипалестинских действиях, X.Мубарак высказался против объявления бойкота этим двум странам. Он заявил: «В конце концов, бойкот негативно скажется на нашей экономике. Мы импортируем технологии промышленно развитого Севера, чтобы наш народ смог осуществить намеченный прогресс, а бойкот закроет для нас двери сотрудничества»36 .

В своем обращении к открывшейся в мае 2002 г. в Каире конференции Организации арабских стран-экспортеров нефти (ОАПЕК) президент Египта призвал министров нефти арабских стран не превращать нефть в политическое оружие и не прекращать ее стабильные поставки на мировой рынок37 . Мубарак не одобряет использование нефтеэкспорта в качестве инструмента давления на США. По его мнению, если арабские страны перестанут поставлять на Запад нефть, это негативно скажется на состоянии их экономик.

Учитывая сложную обстановку в районе арабо-израильского конфликта, принявшего перманентный характер, Египет совершенствует свои вооруженные силы, стремясь максимально упрочить свою национальную безопасность. Египет поддерживает особые отношения с США в области военно-технического сотрудничества. Символическим демаршем на начальном этапе этого сотрудничества стало участие приобретенных АРЕ американских самолетов «Фантом» в военном параде 6 октября 1979 г. Среди всех арабских стран Египет является крупнейшим получателем американской безвозмездной помощи со второй половины 70-х годов XX века. Ежегодно Египет получает от США 1,3 млрд. долл. безвозмездной военной помощи38 . По этому показателю АРЕ занимает второе место после Израиля.

Негласная гонка вооружений, которая ведется между Египтом и Израилем, грозит стать еще одним источником накала напряженности в регионе. При этом США заинтересованы в том, чтобы Израиль имел преимущество перед Каиром на случай возможной войны. В том, что США оказывают Израилю огромную военную помощь, Египет видит угрозу для всего региона, полагая, что наращивание Израилем военной мощи может подтолкнуть граничащие с еврейским государством страны к «обладанию ядерным, химическим и биологическим оружием». И тогда, по мнению Мубарака, весь мир окажется на грани катастрофы39 .

Египет считается одним из основных стратегических партнеров Соединенных Штатов в регионе. Начиная с 1981 г. Египет и США проводят совместные военные учения под названием «Сверкающая звезда». В октябре 2001 г. на средиземноморском побережье Египта прошли одиннадцатые по счету широкомасштабные военные маневры, в которых приняли участие около 70 тыс. военнослужащих (из них 43 тыс. египетских) из 10 стран.

С 1988 г. Египет имеет статус союзника США из числа стран, не входящих в НАТО40 . Это позволило за последние годы существенно расширить сотрудничество в военной области, так как по американским законам страны, являющиеся главными союзниками США, пользуются льготным режимом экспортного контроля при закупках боевой техники. Такой же статус имеет и Израиль. Но характер отношений США с Египтом и Израилем различный. Если Израиль является для США одним из главнейших союзников в мире, интересы которого Вашингтон методично соблюдает в самых разных областях международных отношений, то «стратегический партнер» Египет – это в первую очередь влиятельный канал для общения с арабским миром, с которым у США диалог никак не получается. Для самого Египта такая роль, с одной стороны, почетна, поскольку признает за ним статус лидера в арабском мире, а с другой, рискованна, ибо закрепляет в сознании людей имидж Египта как большого друга ненавистной для большинства арабов Америки. Отсюда – стремление Каира балансировать между общеарабскими интересами и собственными планами укрепить лидирующие позиции в регионе.

Со своей стороны Белый дом стремится как можно больше расширить и углубить связи с Египтом, чтобы стать единственным стратегическим партнером этой арабской страны. В Каире в свою очередь понимают, что реальной альтернативы уровню партнерства с США в обозримом будущем не предвидится. За последние годы заметно активизировались торгово-экономические отношения между Египтом и США. Как заявил министр внешней торговли АРЕ Юсеф Бутрос Гали, экспорт египетских товаров в США в 2003 г. по сравнению с 2002 г. вырос более чем на 21% и составил свыше 1,1 млрд. долл., в то время как годом ранее он равнялся около 942 млн. долл.41 Вместе с тем масштабы египетско-американской торговли существенно меньше товарообмена между США и Саудовской Аравией42 .

Не последнюю роль в развитии египетско-американских отношений играет религиозный фактор. Дело в том, что в США проживает довольно значительная община коптов – конфессиональная группа, насчитывающая в Египте, по некоторым данным, до 7 млн. человек. Так, отдельные средства массовой информации в США время от времени поднимают вопрос о притеснениях христиан-коптов в Египте. В Конгрессе США даже звучали требования снизить объемы ежегодной американской помощи Каиру в качестве наказания за гонения на религиозные меньшинства.

Глава коптов Египта Шенуда III не раз выступал с осуждением тех коптов за рубежом, прежде всего живущих в США, кто своими заявлениями по поводу притеснений христиан в Египте старается нарушить межконфессиональный мир в стране. Сами египетские копты считают подобные инсинуации попыткой влиять на внутриполитическую обстановку в АРЕ. Хотя отношения между Египтом и США остаются довольно тесными, Вашингтон, видимо, не прочь заполучить лишний рычаг давления на Каир на тот случай, если египетские власти решат проводить политику, отличающуюся от американского видения.

Стоит отметить, что критических замечаний со стороны коптов, живущих за пределами Египта, по поводу политики официального Каира в отношении религиозных меньшинств за годы правления Хосни Мубарака стало значительно меньше. Очевидно, что это произошло в результате достижения реальных успехов в деле создания атмосферы толерантности в египетском обществе и улучшения положения коптов.

В США пристально следят за внутриполитическими процессами в Египте. Вашингтон устраивает режим президента Хосни Мубарака, переизбранного 26 сентября 1999 г. подавляющим большинством голосов на очередной – уже четвертый – шестилетний президентский срок. На международной арене за более чем два десятилетия президентства Хосни Мубарак успел зарекомендовать себя как внушающая доверие политическая фигура. Именно Мубарак, став президентом в 1981 г., дистанцировался от Израиля, но не отошел от политики сотрудничества с США в различных областях.

Египет – страна, обладающая большим политическим весом в Арабском мире, стремится к закреплению в нем своего лидерства, хотя и не обладает теми колоссальными запасами углеводородного сырья, которые имеют страны Персидского залива. Во внешней политике Египет стремится стать одним из коспонсоров палестино-израильского урегулирования, ключевым звеном в системе безопасности как в северной Африке, так и в регионе Арабского Машрика.

Внутри страны власти делают ставку на масштабные национальные проекты, которые при успешной реализации могут решить внутренние задачи и существенно повысить престиж Египта на международной арене. Речь идет о планах стать одним из крупнейших поставщиков природного газа в мире, центром продвижения новейших информационных технологий, а также о намерении разрешить проблему водных ресурсов в бассейне реки Нил. Все это, безусловно, малореализуемо без солидной финансовой поддержки Запада, прежде всего США. Поэтому, стремясь укрепить свое региональное лидерство на Арабском Востоке, Египет в обозримом будущем обречен на тесное сотрудничество с Соединенными Штатами.

И Запад, и Израиль, и, разумеется, арабские страны заинтересованы в том, чтобы в Египте царили мир и спокойствие. Этого требует особая роль Египта, играющего роль посредника между Арабским миром и Западом, особенно в том, что касается насущных политических вопросов арабского сообщества. В этом смысле нынешний правящий режим во главе с опытным Хосни Мубараком многих устраивает. Учитывая в целом благоприятные отношения Каира с Западом, а также большой интеллектуальный потенциал «страны пирамид», на Западе нередко звучат прогнозы, что Египет – это будущий «тигр Нила», которого ждет быстрый и блестящий подъем, подобно некоторым странам Юго-Восточной Азии. США, заинтересованные в том, чтобы лидером арабского сообщества был их «стратегический партнер», всячески поддерживают такие мнения.

Египет является несущей конструкцией всей ближневосточной политики Вашингтона. Через Каир власти США стараются найти общий язык с теми арабскими режимами, с которыми у Вашингтона до сих пор не сложились отношения. Однако нынешняя арабская политика США вызывает у официального Каира опасения. На фоне углубления и укрепления отношений Сирии с Египтом Каир весьма болезненно воспринимает угрозы со стороны Израиля (поддерживаемые США) в адрес Дамаска. Египет резко осудил израильскую атаку на палестинские лагеря на территории Сирии 5 октября 2003 г.43 Официальный Каир, который также прилагает большие усилия для активизации межарабской интеграции, весьма негативно воспринял вызывающую акцию Израиля. Сирия была и остается одной из ключевых стран в арабском мире, а потому любые враждебные действия против нее воспринимаются египетским руководством, интеллигенцией и общественностью как попытка ослабить их собственные позиции.

Быстрыми темпами налаживаются отношения Египта с другим соперником США в регионе Ближнего и Среднего Востока – Ираном, а также с Суданом, который Вашингтон причисляет к государствам, поддерживающим международный терроризм. Все это говорит о том, что Каир стремится самостоятельно выстраивать свою региональную политику, и развивать политические и экономические отношения с государствами, максимально дистанцируясь от влияния США.

В то же время серьезную ставку на Каир делают в Вашингтоне в деле скорейшего преодоления последствий вторжения в Ирак. В ходе своего визита в Египет в августе 2003 г. помощник госсекретаря США по Ближнему Востоку Уильям Берне призвал египетские власти «поддержать политические процессы, проводимые под эгидой Временного управляющего совета Ирака (ВУСИ), такие как принятие конституции, проведение выборов, формирование правительства, поскольку это в интересах как США, так и Египта»44 . По мнению американского дипломата, то же самое должны сделать и власти других арабских стран, а роль Египта заключается в том, чтобы донести до политических элит арабского мира необходимость признания и сотрудничества с властями постсаддамовского Ирака.

В ходе встречи с Джорджем Бушем в апреле 2004 г. президент Египта выразил «серьезную обеспокоенность в связи с нынешним положением дел в Ираке, в частности в сфере безопасности и гуманитарной области». Мубарак выступил за скорейшее возвращение суверенитета иракскому народу и отметил, что «усилия расширить роль ООН в этом процессе являются важным шагом вперед и заслуживают поддержки»45 .

Официально Египет для США – «ключевой партнер по борьбе с терроризмом и процессу мирного урегулирования на Ближнем Востоке». На деле – мост для общения с арабским миром, а в будущем, быть может, и канал для внедрения американских идей по реформированию региона. В начале 2004 г. США выступили с инициативой, получившей название «Большой Ближний Восток»46 . Она предполагала проведение широких политических, демократических и экономических реформ в 22 странах ближневосточного региона, включая Северную Африку, в обмен на масштабную финансовую помощь Запада. Фактически речь шла о планах коренного переустройства целого региона по образцу, предлагаемому Вашингтоном.

В марте 2004 г. в рамках ближневосточного турне в Каир прибыл заместитель государственного секретаря США по политическим вопросам Марк Гроссман с целью изложить египетскому руководству американскую инициативу «Большой Ближний Восток»47 . Реакция на этот план в арабском мире была негативной. Местные обозреватели сразу обратили внимание на два неприемлемых для большинства арабских стран момента – инициатива США игнорирует конфликт с Израилем, который арабы считают главной причиной кризисного состояния в арабском мире, и навязывает внутренние реформы извне.

Заверения США в том, что «Соединенные Штаты не могут и не хотят навязывать преобразования» и что «реформы должны быть инициированы в самом регионе», не убедили правительства арабских стран. Как заявил министр информации Сирии Ахмед аль-Хасан на проходившем в Дамаске международном симпозиуме, обсуждавшем политику США в регионе, арабские страны должны активно противодействовать американскому плану «Большой Ближний Восток» и другим подобным планам, которые навязываются арабам извне48 . Подводя итоги симпозиума, директор Арабского центра стратегических исследований Мунир аль-Хамаш отметил, что его участники были едины во мнении, что процесс политических реформ на Ближнем Востоке должен иметь внутренние корни, а не навязываться его народам из-за границы. Участники симпозиума подтвердили необходимость объединения усилий арабских народов для противодействия подобным планам, которые, по их мнению, в соответствии с международным правом не имеют какой-либо законной силы. Они отметили также, что американский план оставляет в стороне решение основных экономических и социальных проблем, которые стоят перед народами региона, и прежде всего главной проблемы – урегулирования ближневосточного конфликта.

Официальный Каир скептически отнесся к инициативе США. Как заявил президент Египта Хосни Мубарак, реформы должны вызреть в арабских обществах с учетом национальных особенностей, традиций, влияния религии и собственного политического опыта, а навязанные извне реформы могут привести к власти в арабских странах экстремистские исламские режимы49 . В конце концов, план США не получил поддержки даже в Египте и Иордании – арабских странах, считающихся близкими партнерами Вашингтона в регионе Ближнего Востока. В итоге в конце марта США были вынуждены отозвать свою инициативу50 .

В XXI век Арабская Республика Египет вступила в качестве крупнейшего по численности населения арабского государства, открыто претендующего на региональное лидерство. Весомая роль Египта в Арабском мире основывается на активности и разновекторности его внешней политики, старающейся охватить основные проблемы современных международных отношений. Особые отношения с США, мирный договор и дипломатические контакты с Израилем позволяют Египту играть роль проводника взаимных интересов между арабскими странами и Западом. Каир стремится быть активным посредником в процессе ближневосточного урегулирования, включающем в себя не только решение палестино-израильского конфликта, но и снятие напряженности в отношениях между Израилем и большинством арабских стран. В связи с этим египетско-американские отношения, регулярно затрагивающие эти и другие проблемы, приобретают особую важность для будущего региона.


Список источников и литературы

1. Ражбадинов М.З. Радикальный исламизм в Египте. – М.: ИИИБВ, 2003. – С. 214.

2. ИТАР-ТАСС. 12.09.2001.

3. Аль-Ахрам. 12.09.2001.

4. ИТАР-ТАСС. 09.10.2001.

5. Юрченко В.П. Военно-техническое сотрудничество США с арабскими странами (конец XX – начало XXI вв.) // Ближний Восток и современность. Вып. 18. – М.: ИИИБВ, 2003. – С. 248.

6. Пульс планеты. Ежедневный бюллетень международной информации. 06.08.2002.

7. Примаков Е.М. Мир после 11 сентября. – М.: Мысль, 2002. – С. 83.

8. РИА «Новости». 22.03.2004.

9. www.arabicnews.com. Politics, 1 October 2003.

10. РИА «Новости». 04.07.2003.

11. Юрченко В.П. Армия и власть в Египте // Армия и власть на Ближнем Востоке. – М.: ИИИБВ, 2002. – С. 17.

12. Юрченко В.П. Военно-техническое сотрудничество США с арабскими странами (конец XX – начало XXI вв.) // Ближний Восток и современность. Вып. 18. – М.: ИИИБВ, 2003. – С. 247.

13. План «Большой Ближний Восток», предложенный США // Al-Siyassaal-Dawliya, Cairo, April 2004, Issue № 156. – С. 297–301.