регистрация / вход

Региональный аспект международных отношений Египта и Израиля в 90-х гг. XX – начале XXI вв.

Вооруженное противостояние между израильской армией и палестинцами в конце 90-х. Напряженность между Каиром и Тель-Авивом, причины, последствия. Оснащение армии, развитие военной промышленности Израиля. Подписание египетско-израильского мирного договора.

Региональный аспект международных отношений Египта и Израиля в 90-х гг. XX – начале XXI вв.

Вооруженное противостояние между израильской армией и палестинцами в конце 90-х не только не уменьшилось, но даже усилилось. Новая волна насилия на Ближнем Востоке на рубеже XX и XXI веков стала причиной охлаждения отношений между Египтом и Израилем. Жесткие меры израильского правительства по отношению к палестинцам приводят к усилению антиизраильских и антиамериканских настроений в регионе. После начала второй интифады во многих арабских странах проходят митинги с антиамериканскими и антиизраильскими лозунгами и сжиганием национальных флагов этих стран. Почти во всех мечетях Египта во время пятничных проповедей имамы мечетей крайне отрицательно высказываются о евреях и об Израиле. Многие специалисты приходят к выводу, что в эскалации напряженности на Ближнем Востоке виноват пресловутый конфликт цивилизаций. По-прежнему лицам, имеющим в своем паспорте израильскую визу, крайне трудно попасть в арабские страны. Между тем, выступая в вашингтонском институте по ближневосточной политике, председатель ЛАГ Амр Мусса подчеркивал, что такое неприятие Израиля – это не позиция официального руководства, а реакция египетского народа на израильскую политику.

Пик напряженности между Каиром и Тель-Авивом достиг такой точки, что египетский министр иностранных дел Ахмед Махер в октябре 2001 г. назвал израильское правительство «бандой убийц», обвиняя его в том, что применяемые израильтянами методы сравнимы с практикой террористических организаций. По мнению одного из арабских политических обозревателей СалахаИссы, таких жестких заявлений высшее руководство Египта не делало с 1976 г. Но несмотря на это, на саммите в Аммане в марте 2001 г. Хосни Мубарак заявил, что Ариелю Шарону нужно дать шанс, и арабским странам не следует уклоняться от переговорного процесса. На этой встрече лидеры арабских государств продемонстрировали, что они не собираются идти в русле американской политики, если это не отвечает национальным интересам их стран, хотя и умеренные настроения, проявившиеся на саммите, показали, что арабские государства не намерены входить в конфронтацию с США и, тем более, воевать с Израилем. В начале апреля 2002 г. Ахмед Махер отверг предложение сирийского президента Башира Асада о полном бойкотировании Израиля. По его словам, «египетско-израильские отношения важны для Египта и всего Ближнего Востока, для палестинцев и сирийцев». Подтверждением такой позиции стала встреча в конце мая 2002 г. в Тель-Авиве советника по политическим вопросам Мубарака Усамы аль-База с Шароном, на которой обсуждалась сложившаяся на Ближнем Востоке ситуация. Вместе с тем позднее египетский президент заявил, что никакое урегулирование палестино-израильского конфликта невозможно до тех пор, пока Шарон остается премьер-министром Израиля.

Двусторонние отношения Египта с Израилем при Мубараке претерпели значительные изменения. Отказавшись от доктринального антиизраильского догматизма во внешней политике, Каир стремился воспрепятствовать его проявлению и другими арабскими странами. Египетское руководство всячески доказывало правильность политики поисков путей мирного урегулирования с Израилем. Именно с такой линией поведения Египет связывал существенные сдвиги как в арабо-израильских отношениях в целом, так и в распутывании палестинского узла противоречий. Занятие таких позиций обеспечило Египту возвращение всех потерянных в 1967 г. территорий. И способствовало тому, что и другие арабские страны попытались наладить диалог с Тель-Авивом. Как выразился серый кардинал политической власти Египта Усама аль-Баз, «Египту важно сохранить связи с Израилем, особенно в кризисные периоды ближневосточного мирного процесса».

В то же время X. Мубарак вынужден был учитывать возможность использования против Египта рычагов финансово-экономического воздействия со стороны США, не скрывающих своей заинтересованности в урегулировании ближневосточной проблемы в большей степени в пользу Израиля и сохранении мирных отношений между Египтом и Израилем. Вместе с тем на египетского президента постоянно оказывали давление внутренняя оппозиция и египетское общественное мнение, требовавшие проводить курс, отвечающий национальным интересам Египта и всех арабских стран.

В результате этого до сих пор так и осталось нереализованным положение египетско-израильского договора о нормализации отношений, предусматривающее широкий торговый, культурный и туристический обмен. Выполнение этого пункта натолкнулось на сильное сопротивление египтян. Туристическим фирмам не удается привлечь сколько-нибудь значительного числа желающих посетить Израиль. Израильские товары подвергаются бойкоту. Многие египетские бизнесмены отказываются закупать израильское оборудование из-за опасения, что рабочие не согласятся на нем работать. В Египте запрещены книги израильских авторов, и в египетском прокате невозможно найти ни одного израильского фильма. «Мы не против мира, – заявляет Хамди Гейт, президент синдиката актеров Египта, – но отношения между двумя странами нормализуются только тогда, когда Израиль уйдет со всех оккупированных арабских территорий». Показателен в этой связи опрос, проведенный газетой «Аль-Ахрам» в январе 1995 г. Более 71% опрошенных сказали, что они ни в коем случае не будут покупать израильские товары, и более половины опрошенных заявили, что не желают, чтобы израильские граждане посещали Египет. С другой стороны, по мнению директора Израильского академического центра (Израел академик сентр ин Кайро) Эммануэля Маркса, «это проблема стереотипов. Египтяне думают, что мы – общество варваров. Мы не создаем литературу, не имеем культуры и моральных ценностей, и поэтому нам нельзя доверять». А видный египетский социолог Сейид Ясин, бывший одно время директором Центра политических и стратегических исследований при газете «Аль-Ахрам», специально изучил работы израильских антропологов, посвященные арабскому национальному характеру, и пришел к выводу: «Они полностью игнорируют взгляды египтян на положительные стороны египетского национального характера, чтобы дать целиком негативную оценку. Из-под их пера выходит образ египтянина как воплощение закостенелости, неизменности в течение веков, неспособности к прогрессу, к организациям и переменам нашего века. Они пытаются доказать господство негативных черт в национальном характере египтян и утверждают, что эти их черты – врожденные. Глубочайшие и быстрые изменения в национальном характере они замечать не хотят…». Из всего вышесказанного следует, что «холодный» мир между двумя странами так и не потеплел, несмотря на непрекращающиеся попытки Вашингтона укрепить связи между Египтом и Израилем.

Следует отметить, что немаловажную роль во взаимоотношениях Каира с Тель-Авивом играет египетская интеллигенция. Она активно участвует в политической жизни страны, притом не только путем воздействия политических партий, но и силами различных ассоциаций, формально неполитического характера. Наиболее крупные из них – синдикаты адвокатов, журналистов, врачей и инженеров. Особенно популярным среди них является синдикат адвокатов, зарекомендовавший себя ярым противником мира с Израилем еще при Садате. При нынешнем президенте эта организация продолжает активную антиизраильскую пропаганду. Неоднократно на собраниях были зафиксированы случаи сжигания американского и израильского флагов. Как отмечал израильский профессор Ш. Шамир, работавший послом в Египте в конце 1980-х годов, «профессиональные синдикаты в АРЕ иногда заставляют правительство снижать уровень взаимодействия с Вашингтоном. В плане отношения с Израилем они уже вызвали частичный бойкот израильского присутствия в Египте, который иногда выходит за рамки намерений правительства».

В этой связи можно упомянуть одно из последних событий, внесших очередную ноту напряженности между Каиром и Тель-Авивом. С наступлением месяца Рамадан, 6 октября 2002 г. египетское телевидение начало трансляцию телесериала «Всадник без лошади», являющегося экранизацией провокационной антиеврейской книги «Протоколы сионских мудрецов». Телесериал вызвал ряд возмущенных отзывов в мире, однако все претензии к египетскому правительству были отвергнуты министром пропаганды Савфатомаш-Шарифом. Телесериал транслировался по египетскому государственному телевидению, египетскому телеканалу Dream, государственному телевидению Ирака и по каналу «Аль-Манар», принадлежащему организации «Хизбаллах». Вместе с тем, как сообщила газета «Аш-Шарк аль-Аусат», 6 арабских государств решили отменить показ телесериала, чтобы избежать напряженности в отношениях с Америкой.

Египетская комиссия по цензуре утвердила сериал к показу. Комиссия египетского комитета по радио и телевидению отметила, что «сериал является большим событием в истории арабской драмы». А министр пропаганды Египта заявил, что «позиция, выраженная в сериале, не является антисемитской». По сведениям газеты «Аш-Шарк аль-Аусат», министр пропаганды принял решение о показе сериала только после того, как лично просмотрел все отрывки, связанные с «Протоколами». Израильские и американские заявления в связи с показом сериала вызвали гневную реакцию в египетской и арабской прессе. Большинство авторов поддерживает трансляцию сериала, тогда как немногие критикуют антисемитское содержание некоторых сериалов и книг, издающихся в Египте.

Очень выразительно, на наш взгляд, о своем отношении к показу этого телесериала написал лондонский журналист Ибрагим аль-Араби: «Неужели наш народ настолько ослеп благодаря системе образования и СМИ, что он не понимает, что наша главная битва – это битва с невежеством, недостатком демократии, разбазариванием народных ресурсов и, конечно же, сложная палестинская проблема? Те, кто не понимают этого, будут смотреть этот сериал с детским восторгом, так как они уверены, что то, что раздражает евреев, уже является победой арабов». Но были и противоположные взгляды. Так, главный редактор крупнейшей египетской газеты «Аль-Ахбар» Галаль Давидар писал, что «веря в демократию, основанную на ценностях свободы слова, мы обязаны защитить египетское искусство от варварской атаки, которой оно подверглось». А создатель телесериала и ведущий актер в нем Мухаммад Субхи стал популярным гостем в арабских газетах и на телеканалах. В интервью египетскому оппозиционному еженедельнику «Аль-Усбуа» Субхи заявил, что «Америка вмешивается в наши внутренние дела, она хочет сменить Саддама Хусейна и Ясира Арафата, а теперь она запрещает нам показывать комический сериал. Тот, кто утверждает, что этот сериал приведет к кризису в отношениях между Египтом и Израилем, ничего не понимает».

Одновременно с этим для лучшей оценки состояния египетско-израильских отношений в наступившем веке и настроений, царящих в египетской интеллектуальной среде, на наш взгляд, следует упомянуть историю египетского драматурга Али Салема. Известный писатель в 1994 г. совершил поездку в Израиль. По его словам, сделал он это «не из любви к Израилю, а из-за желания избавиться от ненависти к нему». По возвращении Али Салем написал книгу «Поездка в Израиль», в которой поделился своими впечатлениями. Реакция на выход книги была более чем жесткой. Коллеги драматурга перестали с ним здороваться, и в 2001 г. после нескольких предупреждений его исключили из союза писателей Египта с формулировкой «пособничество сионизму». Но, что примечательно, Али Салем не смирился с подобным развитием событий. Он подал в суд и добился восстановления его членства в союзе писателей. Более того, Али Салем принял активное участие в налаживании культурных связей с Израилем, многократно еще совершал поездки в Тель-Авив, давая там интервью и читая лекции в израильских университетах.

Но главным фактором, вызывающим охлаждение египетско-израильских отношений, был и остается палестинский вопрос. Египетская пресса крайне негативно относится к действиям Израиля на оккупированных территориях. Египетские газеты оправдывают террористические акты, совершаемые шахидами. Как пишет газета «Аль-Ахбар», «Израиль боится только этого законного палестинского оружия – тел шахидов, которые смогут пробить израильскую гордость и тупость израильских лидеров». А главный редактор другой египетской газеты «Аль-Джумхурия» Самир Рагаб пишет: «Израильтяне продолжат называть храбрых палестинцев террористами, если те продолжат проводить акции возмездия в ответ на израильские преступления. Израильтяне не добьются ни безопасности, ни мира, пока они продолжат разрушать дома и проливать кровь невинных». А более умеренная газета «Аль-Ахрам» в своей передовице под заголовком «Когда же израильские лидеры начнут учиться на своих ошибках?» пишет: «Насилие порождает ответное насилие, а самые строгие меры безопасности не смогут предотвратить пролитие крови в результате акций шахидов. Единственное решение – это вернуться за стол переговоров и прийти к общему знаменателю». Вместе с тем оправдывают террористические действия палестинцев и египетские духовные лидеры. В частности, верховный муфтий Египта Ахмад Ат-Тиб заявил, что «поскольку Израиль является агрессором, а американская администрация поддерживает израильскую политику насилия, у палестинцев есть полное право взрывать все, что они пожелают». В свою очередь, израильское правительство обвиняет Египет в том, что Каир снабжает палестинцев оружием, несмотря на то, что египетский президент неоднократно отвергал это обвинение.

В целом Египет можно считать образцом прагматичного подхода к Израилю. На это указывает и израильская газета «Иерусалим пост», отметив следующие принципы внешнеполитической стратегии Египта:

1. Египет стремится к гегемонии в арабском мире и на Ближнем Востоке.

2. Никакая другая страна не имеет права ограничивать влияние Египта в регионе.

3. Любой сильный региональный союз должен быть во главе с Египтом. Если возникнет альтернативный союз (наподобие Израиля и Турции), то это вызовет протест в Каире.

4. Положение Египта требует, чтобы он имел дружественные отношения со всеми странами региона.

5. Египет хочет быть арбитром в палестино-израильском конфликте, претендует на роль покровителя сирийско-израильских переговоров и спонсора возвращения Ирака в арабский мир. Египет претендует на роль главного арабского союзника США.

6. Египет заинтересован в стабилизации положения в регионе.

7. Египет придерживается умеренного национализма и не питает никаких иллюзий относительно идей арабского единства.

8. Египет не заинтересован в конфликте с Израилем. Последствия конфликта могут тяжело отразиться на его экономическом положении.

Существующее недоверие между двумя странами, взаимная подозрительность относительно намерений друг друга накладывают весьма негативный отпечаток на египетско-израильские отношения и не позволяют им реально стать добрососедскими. Данное обстоятельство в значительной мере объясняет наращивание обоими государствами своих военных потенциалов. В Египте не забыли слова, сказанные в свое время премьер-министром М. Бегином президенту X. Мубараку о том, «что для израильских танковых соединений достаточно одних суток, чтобы преодолеть синайские пески и выйти в случае необходимости на Суэцкий канал». В связи с избранием А. Шарона главой правительства Израиля египетский маршал X. Тантави заявил, что хотя Египет и «стремится к миру, однако при этом ему не следует забывать готовиться к войне».

В Каире главную стратегическую угрозу по-прежнему видят со стороны Израиля. При этом особую озабоченность у египтян вызывает наличие у него ядерного оружия, что не подвергается сомнению (по египетским оценкам, у Израиля до 200 ядерных боеголовок). Египет обвиняет Израиль в гонке вооружений, отказе подписать Договор о нераспространении ядерного оружия – ДНЯО и провести международную инспекцию ядерных объектов. Египетские дипломаты неоднократно заявляли, что ядерное оружие в руках одного Израиля неумолимо должно привести к его появлению и распространению в других странах региона. Как пишет один из ведущих египетских аналитиков Мохаммед Сид-Ахмед, «Вашингтон считает, что Израиль имеет «моральное право» на наличие ядерного оружия, видя в нем гарантию своей безопасности».

Сам же Египет выступает за превращение Ближнего Востока в зону, свободную от ОМП (Оружие массового поражения) и не имеет ядерных амбиций. Страна является участником ДНЯО. Вместе с тем Мубарак заявил, что Египет может стать его обладателем, если будет необходимо ответить на израильскую ядерную угрозу. Следует отметить, что египетские программы ядерных вооружений закончились неудачей и в течение длительного времени не развиваются. В середине 90-х годов египетское руководство пыталось оказать давление на Израиль, требуя, чтобы Тель-Авив присоединился к ДНЯО, но так и не достигло своих целей. В ответ на такую реакцию израильтян египетское руководство в конце 1997 г. возобновило свою ядерную программу. В частности, с помощью Аргентины было возобновлено строительство ядерного реактора в Аншасе.

Кроме того, АРЕ не подписала Конвенцию о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсичного оружия и об их уничтожении (1972 г.) и Конвенцию о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и об его уничтожении (1993 г.). Специально с целью оказать давление на Каир в этом вопросе в марте 1998 г. Египет посетил госсекретарь США Уоррен Кристофер, но позиция египетской стороны так и не изменилась. В этой связи показательна точка зрения Ахмеда Махера, который еще в бытность свою послом Египта в Соединенных Штатах заявил, что Израиль не подчиняется никаким международным санкциям. Он ставит вполне логичный вопрос: «Почему мировое сообщество, осуждая наличие ядерного оружия в Ираке, Северной Корее и Пакистане не делает этого по отношению к Израилю.

Выступая на открытии новой сессии парламента страны, Мубарак призвал оказать на Израиль такое же международное давление, какому подвергается Ирак с тем, чтобы Багдад ликвидировал свое оружие массового уничтожения. По его словам, Египет, выступая за проверки в Ираке, требует таких же инспекций израильских вооружений. Египетский президент отметил, что «создание зоны, свободной от оружия массового уничтожения, является одним из компонентов достижения всеобъемлющего мира на Ближнем Востоке». Кроме того, египетские ученные и официальные лица выразили свое несогласие с инициативой Международного Агентства по Атомной Энергетике (МАГАТЭ), по которой все ядерные исследования в развивающихся странах подпадали под контроль Агентства. По их мнению, план МАГАТЭ нарушает суверенитет страны и препятствует использованию ядерной энергии в мирных целях.

В свою очередь, Израиль не может не беспокоить поступательное наращивание военной мощи АРЕ. Как пишет один из израильских журналистов, «Египет слишком большая и важная страна, чтобы сбрасывать его со счетов как потенциального врага». В отличие от Садата, который держал курс на сокращение военного бюджета и ограничение роли армии в общественной жизни, Мубарак огромное внимание уделяет модернизации и укреплению вооруженных сил Египта. Нынешний египетский президент видит в армии не только гаранта своей региональной безопасности, но и инструмент для сохранения своего режима внутри страны.

Несмотря на мирный договор с Израилем, Египет неустанно прилагал самые серьезные усилия для достижения паритета с Израилем по конвенциональным вооружениям. Опираясь на ежегодную помощь США в 2,1 млрд. долл., из которых 1,3 млрд. предназначаются на военные нужды, Египет находится в процессе преобразования своих вооруженных сил в современную, построенную по западному типу армию. Более того, в ведущем по импорту оружия регионе мира Египет является единственной страной, увеличившей с 1990 г. объем закупок вооружений. В то время как его страна испытывает серьезные экономические и социальные трудности, правительство Мубарака не жалеет средств на реорганизацию и переоснащение своих вооруженных сил, так что практически в количественном и качественном отношении они сравнялись с израильской армией.

И в Иерусалиме не без основания считают, что Египет обладает одними из самых сильных и современных ВС в регионе. Причем особые опасения у израильтян вызывает быстрый рост боевого потенциала египетских ВВС, что, по их мнению, напрямую угрожает безопасности израильского государства. Израильтяне считают, что Египет стремится занять место Израиля как стратегического союзника США на Ближнем Востоке, чтобы воплотить в жизнь мечты о гегемонии в этом регионе. По мнению одного из израильских журналистов, Египет всячески укрепляет свои вооруженные силы, ведет кампанию по изоляции еврейского государства на международной арене и старается сорвать любой шаг, направленный на нормализацию отношений Израиля с арабским миром. А другой израильский исследователь предостерегает свое правительство, утверждая, что Египет ежегодно тратит на свои вооруженные силы около 20 млрд. долл. (по официальным египетским данным, эта сумма не превышает 2,7 млрд. долл.), что составляет треть от ВНП страны, и что подобные расходы на военный бюджет были за всю историю человечества только у нацистской Германии. Есть также данные о том, что расходы Египта на оборонные нужды равны 14 млрд. долл.

Так, один из исследователей Шон Пайн пишет: «Каковы бы ни были истинные размеры египетского военного бюджета, совершенно ясно, что они намного превосходят официальную цифру в 2,7 млрд. долл.». Такие предположения высказываются, несмотря на официальные данные, указывающие на сокращение годового оборонного бюджета Египта. В связи с этим в мае 2001 г. на переговорах премьер-министра Шарона и главы Совета по национальной безопасности Израиля Узи Даяна с шефом ЦРУ и главой оборонного ведомства США израильская сторона предложила американской пересмотреть вопрос о ежегодной военной помощи Египту. Но после того, как информация об этом попала в СМИ, израильский премьер официально ее опроверг и не стал настаивать на своем предложении.

Озабоченность израильских политиков вызывает осложняющаяся демографическая ситуация в АРЕ, связанная с быстрым ростом населения (в 2001 г. население Египта составляло 70,6 млн. чел., по прогнозам, к 2015 г. оно достигнет 78,7 млн., а к 2030 г. – 92 млн. чел.). При этом население страны сосредоточено практически на той же территории, что и сотни лет назад (долина Нила, его дельта, и небольшое число оазисов). А правительственные программы, призванные регулировать рождаемость, дали противоположные результаты, не столько снизив ее, сколько укрепив антиправительственные позиции радикальных фундаменталистов. В этих условиях весьма вероятно обострение (возможно резкое) экономических, а главное – социальных проблем в стране, что может создать благоприятные условия для прихода к власти радикальных исламистских сил, откровенно враждебных Израилю и могущих при определенных обстоятельствах пойти на развязывание войны против него. По мнению Е.А. Сатановского, «хотя Египет и является наиболее стабильным звеном в цепи соседей Израиля, не следует исключать возможности возвращения его в более или менее отдаленном будущем на позиции потенциального противника этой страны, причем противника, входящего в категорию самых серьезных».

Однако дальнейшее ухудшение египетско-израильских отношений не в интересах как АРЕ, так и Израиля. Конечно, в связи с интифадой «Аль-Акса» их отношения все более и более ухудшаются. Но есть несколько важнейших факторов, требующих от Египта сохранения мира с Израилем. Один из них – давление Вашингтона. В случае если египетская сторона инициирует «замораживание» контактов с Тель-Авивом, она может лишиться американской экономической помощи, в которой крайне нуждается и без которой экономика Египта понесет серьезные потери. Но Мубарак, прекрасно осознающий, что его страна переживает острый демографический и природоресурсный кризис, вряд ли на это пойдет. И, на наш взгляд, рано или поздно египетский посол вернется в Тель-Авив, тем более такой прецедент уже имел место. Хотя Каир и говорит о прекращении контактов с израильским правительством, но держит дипломатические каналы открытыми. Помимо этого, Египет продолжает поддерживать связи с умеренными силами Израиля и многочисленными еврейскими организациями. В частности, в июне 2002 г. Мубарак встретился в Каире с руководителями американских еврейских организаций. В ходе встречи Мубарак заявил, что Египет нуждается в мире и стабильности в регионе и что достижение этого является стратегической целью Египта в XXI веке.

Несмотря на взаимные упреки в несоблюдении условий мирного договора, крайне маловероятна и возможность военных действий между двумя странами. Развязывание наступательной войны против Израиля в ближайшей перспективе будет стратегической ошибкой египетского руководства. Этому препятствует и фактическая демилитаризация большей части Синая, где АРЕ имеет право держать лишь ограниченный контингент войск на расстоянии не более 50 км восточнее Суэцкого канала. Египту запрещено держать на Синае боевую авиацию. Контроль за военной деятельностью на полуострове осуществляют международные силы, основу которых составляют подразделения ВС США. Причем по соглашению о статусе МНС (1981 г.) они могут быть выведены из Синая только при условии согласия на это всех трех стран-подписантов – США, Израиля и Египта. Кроме того, американо-израильский меморандум о взаимопонимании 1988 г. официально подтвердил обязательства США по обеспечению безопасности Государства Израиль, которое является стратегическим партнером Америки и имеет статус «союзника США вне рамок НАТО».

Важнейшим сдерживающим фактором для Египта остается военная мощь Израиля. Несмотря на колоссальное военное строительство, предпринятое арабскими странами региона, израильская армия – ЦАХАЛ – все еще сохраняет ощутимое преимущество над армиями соседних арабских стран как в вооружениях, так и в подготовке личного состава и освоении современных военных технологий. В настоящее время израильские ВС по численности (163,5 тыс. чел.) значительно уступают египетским, но существенно превосходят их по качеству вооружения, уровню подготовки личного состава, в первую очередь офицеров. Особенно велик перевес Израиля в военной авиации, в сфере РЭБ, новейших средствах разведки, связи и управления войсками. Танков «Меркава» (1280 ед.) у израильтян значительно больше, чем «Абрамсов» (555) у египтян.

Но Израиль постепенно утрачивает свой уровень превосходства из-за того, что арабы, и прежде всего Египет, получили доступ к американскому оружию. У Египта уже есть ракеты «SCUD-B» (Скад) с химическими и биологическими боеголовками с дальностью 300 км, способные поразить любую цель в Израиле. Кроме того, египетское правительство закупило у США большое количество ракет «MAVERICK» и «STINGER».

Каир сотрудничает с Северной Кореей в области повышения дальности действия и точности попадания ракет «SCUD». Работа над этим проектом началась еще в 1981 г. По данным западных разведок, тогда Египет в нарушение своего договора с Москвой передал Пхеньяну несколько ракет «SCUD-В». Корейцы усовершенствовали конструкцию ракеты, чтобы повысить дальность ее действия и точность попадания. В результате появились ракеты «SCUD-С» и «SCUD-D» с радиусом действия в 600 и 1000 км соответственно. Согласно договору, Северная Корея поставила Египту несколько партий ракет «SCUD-С». Кроме того, в июне 2001 г. появилась информация о том, что представители министерства обороны и оборонной промышленности Египта при участии высокопоставленных офицеров Службы общей разведки ведут переговоры с Северной Кореей о закупке технологий по производству баллистических ракет класса «Земля-земля». Одновременно Египет рассматривает возможность приобретения у КНДР 50 двигателей для баллистических ракет. Кроме этого, по данным американских спецслужб, в реализации ракетной программы Каира участвуют от 50 до 300 северокорейских специалистов. Но египетское руководство опровергает подобные утверждения. По заявлению Мубарака, «Египет не заинтересован в строительстве ракет дальнего действия, потому что он не имеет враждебных намерений по отношению к любой стране, в том числе и Израилю».

Чтобы удержать перевес, Израиль вынужден из года в год вкладывать все больше средств в оснащение армии и развитие военной промышленности. По количественным параметрам преимущество арабов постоянно растет. Если в войну Судного дня действовала пропорция – 1 израильский танк на 2,42 арабских, – то теперь на один танк ЦАХАЛа приходится по 3,5 арабских. То же самое происходит и в отношении военно-воздушных сил. В 1973 г. на один израильский самолет приходилось по 2,88 арабских, а сегодня соотношение равно 1:3,10. При этом нужно учитывать, что Египет и страны Персидского залива располагают сегодня не устаревшей советской боевой техникой, а современными американскими танками «Абрахамс» и самолетами F-16. По мнению А.3. Егорина, «Египет на финише XX века – это такой центр силы, с которым в регионе не могут не считаться. В первую очередь это касается Израиля, восточного соседа Египта». И в этой связи интересно высказывание Х. Myбарака, который в ответ на угрозы захвата Синая и бомбардировок Асуанской плотины, прозвучавшие со стороны министра инфраструктуры Израиля Авигдора Либермана, заявил, что «война 1967 г. больше никогда не повторится».

С момента подписания мирного договора египетско-израильские отношения переживали как взлеты, так и падения. При этом спады происходили гораздо чаще. Главные факторы, вносящие напряженность в двусторонние отношения – борьба за региональное лидерство и палестинский вопрос, – не потеряли своей актуальности и в начале нового столетия. Пресса обеих стран выражает крайнюю взаимную враждебность. Хотя иногда встречается и объективная оценка египетско-израильских отношений. В частности, анализируя эти отношения, «Иерусалим пост» пишет, что ситуация не настолько тупиковая, что длительный египетско-израильский мир доказал, что обе страны находятся в лагере сторонников мирного процесса.

Израиль и Египет не спешат к установлению добрососедских отношений. Каждая страна как бы добилась своих главных целей. С одной стороны, Египет вышел из состояния тяжелейшей военной конфронтации. А с другой Израилю удалось вывести из стана противников самую могущественную арабскую страну. Но обе стороны осознают чрезвычайную важность двустороннего сотрудничества. Подтверждением этому служит тот факт, что четверо предыдущих израильских премьер-министров начинали свое правление с визитов в первую очередь в Каир. Лишь нынешний глава израильского правительства Шарон нарушил эту традицию, предпочтя Анкару.

Обострение ситуации на Ближнем Востоке после посещения Шароном Храмовой горы 29 сентября 2000 г. вынуждает руководство Каира занимать более жесткую по отношению к Тель-Авиву позицию. Теперь Египет, уже не удовлетворяясь частичными уступками, все чаще требует от Израиля возврата всех оккупированных в 1967 г. арабских территорий. Руководство АРЕ считает, что пока Израиль не начнет серьезных переговоров по созданию палестинского государства и не выведет свои войска со всех ливанских и сирийских территорий, безопасность Израиля не сможет быть гарантирована. Но, по мнению одного из исследователей, «отношения Египта и Израиля, характеризуемые как «холодный мир», тем не менее, выдержали испытание «интифадой Аль-Акса» в немалой степени вследствие того, что на отношениях египтян к палестинцам вообще и Ясиру Арафату, в частности, серьезнейшим образом сказываются воспоминания о противоречивой истории палестино-египетских отношений, включавших и высылку из страны будущего лидера ООП, и террористическую деятельность палестинцев, направленную против Египта.

На характере египетско-израильских отношений может также отразиться и смена министра иностранных дел Египта, произошедшая в мае 2001 г. Предыдущий министр Амр Муса, известный как сторонник жесткой позиции по отношению к Израилю, пользовался большой популярностью как в Египте, так и во всем ближневосточном регионе. Назначенный вместо него Ахмед Махер – более спокойный политик, не обладающий такой харизмой, как его предшественник. По мнению некоторых арабских дипломатов, смена министра связана с тем, что Мубарак намерен изменить свою внешнеполитическую стратегию. Одновременно с этим назначение Амр Мусы на пост генерального секретаря ЛАГ вызвано желанием Каира более эффективно использовать эту организацию в достижении своих внешнеполитических целей.

При Мубараке внешняя политика Египта стала более гибкой и нацеленной на компромисс с вечным антагонистом арабского мира – Израилем. Несмотря на многочисленные призывы радикалов и требования оппозиции, Мубарак не идет на полное «замораживание» отношений с Тель-Авивом. В интервью египетскому еженедельнику «Ахбар аль-Йом» он заявил: «Я не привык принимать решения только ради того, чтобы угодить кому-то в Египте или в арабском мире. Все решения, принятые мной с тех пор, как я стал президентом, служат интересам Египта, а также всего арабского мира. Я не ищу аплодисментов у тех, кто хочет повернуть ход истории назад, и меня не интересуют информационные атаки, которые ведут подстрекатели против меня или против египетской политики, так как я прекрасно знаю сам, что хорошо, а что плохо для арабской нации».

израильский армия военный мирный


Список литературы

1. Говоров Ю.Л. История стран Азии и Африки в новейшее время. – Кемерово, 1997, с. 153.

2. Васильев A.M. Египет и египтяне. – М., 2000, с. 151.

3. Трофимов А. Стремиться к миру и готовиться к войне // Еврейские новости, №12, 02.10.2002.

4. Егорин А.З. Ближний Восток: Гонка вооружений… «Во имя мира» // Ближний Восток: проблемы региональной безопасности. – М., 2000, с. 136.

5. Сатановский Е.А. Израиль в современной мировой политике: вероятные стратегические противники и стратегические партнеры. – М., 2001, с. 62.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий