регистрация / вход

Международный аспект египетско-израильских отношений на рубеже веков

Причины и предпосылки "прохладных" отношений между Египтом и Израилем в начале XXI в. Особенности военно-политических отношений между странами. Арабо-израильские переговоры, противостояния и конфликты во второй половине 90-х гг. XX – начале XXI вв.

Реферат

Международный аспект египетско-израильских отношений на рубеже веков

египет израиль международный отношение


Египетско-израильские отношения были, есть и остаются одним из определяющих факторов всей ближневосточной политики. На протяжении последних десятилетий они меняли свой характер, что существенным образом влияло не только на отношения между арабами и Израилем, но и на расклад сил внутри самого арабского сообщества. Египет был одним из самых активных участников арабо-израильских войн, начиная с момента образования государства Израиль в 1948 г. вплоть до 1973 г., когда случилась война «Судного дня». Однако за годы вооруженного противостояния с Израилем Египту не удалось решить военным путем ни задачу возвращения собственных территорий, ни палестинскую проблему. Тогда руководство АРЕ, возглавляемое президентом Анваром Садатом, решилось на резкую смену внешнеполитического курса и под лозунгом «мир в обмен на землю» пошло на переговоры с Израилем. Их итогом стало подписание в 1979 г. мирного договора АРЕ с Израилем, что привело к тому, что Египет за свою сепаратную сделку оказался изолированным от остального арабского мира почти на целое десятилетие.

После прихода к власти в 1981 г. президент Хосни Мубарак заявил о своей приверженности кэмп-дэвидским соглашениям, но вместе с тем взял курс на нормализацию отношений с арабскими странами и существенно дистанцировался от тесных связей с Израилем.

В решении палестинской проблемы, которая является одной из ключевых составляющих внешнеполитического курса АРЕ, Каир предложил формулу «мир в обмен на землю». Однако Израиль долгое время отказывался иметь дело с представителями Организации освобождения Палестины (ООП), которую Египет в свою очередь признавал в качестве единственного законного представителя палестинского народа.

Подписание между израильтянами и палестинцами ряда соглашений в 1993–1995 гг. вселяло надежду на скорое урегулирование конфликта и в то же время заметно улучшило отношения между Египтом и Израилем. Однако приход к власти в Израиле правых сил в 1996 г. и выбор ими курса на конфронтацию с Палестинской национальной администрацией (ПНА) поставил под угрозу не только реализацию этих соглашений, но и будущее ближневосточного урегулирования в целом. После начала 28 сентября 2000 г. 2-й палестинской интифады и военных операций Израиля на Западном берегу реки Иордан Египет выступил с осуждением действий еврейского государства и в ноябре 2000 г. отозвал своего посла из Израиля.

На современном этапе отношения между Египтом и Израилем практически целиком зависят от положения дел на палестино-израильском направлении. Египет стремится играть роль посредника в урегулировании палестино-израильского конфликта, поддерживает план «Дорожная карта», выступает в качестве посредника в переговорах между палестинцами и израильтянами, стараясь тем самым создать базу для будущих мирных переговоров. Однако усилия Каира регулярно наталкиваются на откровенно силовую политику кабинета Ариэля Шарона в отношении палестинцев, что в свою очередь существенно снижает эффективность усилий Каира.

В ходе переговоров Хосни Мубарака с госсекретарем США Колином Пауэллом в египетском городе Шарм эш-Шейхе в октябре 2003 г. президент Египта призвал американское руководство заставить Израиль выполнять достигнутые обязательства «Дорожной карты». Как заявил глава МИД АРЕ Ахмед Махер, «требуется обязать Израиль отказаться от своей манеры действий и поведения». В египетском руководстве по-прежнему уверены, что именно Шарон является единственным человеком, который может содействовать достижению мира, если того захочет. Каир надеется на то, что власти США окажут давление на Израиль с тем, чтобы тот выполнял положения плана «Дорожная карта». В июне 2003 г. Египет заявил о том, что не вернет своего посла в Израиль до тех пор, пока тот не продемонстрирует на практике готовности идти по пути мирного процесса. По мнению официального Каира, сейчас Израиль своими действиями показывает, что не хочет мира с палестинцами. Как заявил Ахмед Махер, послы будут возвращены в Тель-Авив только тогда, когда еврейское государство начнет осуществлять одобренный мировым сообществом план мирного урегулирования палестино-израильского конфликта «Дорожная карта».

На фоне углубления и укрепления отношений Египта с Сирией и Ираном Каир весьма болезненно воспринимает угрозы со стороны Израиля (поддерживаемые США) в адрес Дамаска и Тегерана. Египет резко осудил израильскую атаку на палестинские лагеря на территории Сирии 5 октября 2003 г. Официальный Каир, который прилагает большие усилия для активизации межарабской интеграции, весьма болезненно воспринял подобную акцию Израиля. Сирия была и остается одной из ключевых стран в арабском мире, а потому любые враждебные действия против нее воспринимаются египетским руководством, интеллигенцией и общественностью как попытка ослабить ее позиции.

Во второй половине 90-х гг. XX – начале XXI вв. перед египетской экономикой стали открываться новые перспективы, что было вызвано ростом добычи природного газа в АРЕ и началом осуществления проектов по его экспорту в страны Ближнего Востока и Европы. Особое место в вопросе экспорта египетского газа в соседние страны занимает перспектива строительства газопровода на территорию Израиля и Палестины. В середине 90-х гг. прошлого века, когда были подписаны первые соглашения между израильтянами и палестинцами, и казалось, что мирный процесс наконец-то вошел в правильное русло, отношения между Египтом и Израилем, в том числе и экономические, переживали заметный подъем. В этой связи всерьез обсуждались планы прокладки газопровода в Израиль и Палестину.

Египетское правительство совместно с иностранными инвесторами планировало строительство газопровода, способного доставлять египетский газ в Израиль и Палестину. Газопровод длиною в 460 км должен был пролечь от египетского Порт-Саида до города Хайфа на средиземноморском побережье Израиля, а уже от него предполагалось построить 40-километровое ответвление в палестинский Сектор Газа. К 1998 году планировалось проложить 500-километровый газопровод, однако, из-за прихода к власти в Израиле правого кабинета министров во главе с Беньямином Нетаньяху, выбравшего в отношении арабских стран жесткий внешнеполитический курс, и как следствие этого ухудшения политического климата в регионе реализация данного проекта была отложена на более поздний срок1 .

Израиль, не обладающий запасами углеводородного топлива и являющийся его импортером, мог бы стать одним из основных потребителей египетского газа. Израиль граничит с Египтом, и, кроме того, Египет – одно из двух арабских государств, с которым у еврейского государства имеется мирный договор, позволяющий налаживать тесные экономические связи. С началом палестинского восстания (интифады) в сентябре 2000 г. и в связи с победой на парламентских выборах в Израиле в феврале 2001 г. Ариэля Шарона, ставшего премьер-министром и выбравшего касательно палестинцев весьма жесткий курс, отношения между Египтом и Израилем еще больше ухудшились.

В итоговой декларации Арабского саммита, проходившего в Каире в октябре 2000 г., было отмечено, что «блокирование мирного процесса в различных аспектах повлекло за собой прекращение многосторонних переговоров», и потому главы государств решили «не возобновлять никакую официальную деятельность в многосторонних рамках и положить конец любому региональному экономическому сотрудничеству с участием Израиля». Египет, проводящий гибкую и последовательную внешнюю политику и связывающий свой курс в отношении еврейского государства с положением дел на палестино-израильском участке, принял решение заморозить реализацию крупномасштабных проектов с Израилем. Данный шаг всецело подчиняется логике египетского внешнеполитического курса, долгое время поддерживающего палестинцев в их борьбе за создание независимого государства, но в то же время лишает Каир важного источника валютных поступлений. Словом, политика в очередной раз взяла верх над экономикой.

Таким образом, присоединение Израиля к газопроводу, идущему из Египта в страны Ближнего Востока и в дальнейшем в Европу, возможно лишь после полного и справедливого разрешения ближневосточного конфликта и нормализации арабо-израильских отношений. Однако сегодняшнее положение дел в зоне палестино-израильского конфликта, увы, не дает надежды на скорое его окончание и уж тем более делает маловероятным возможность осуществления масштабных экономических проектов с участием обеих сторон.

Каир весьма заинтересован в скором урегулировании арабо-израильских противоречий и подписании соглашений, которые документально зафиксируют завершение вооруженного противостояния и переход к мирному сосуществованию и взаимовыгодному сотрудничеству. Это, с одной стороны, подтвердит правильность выбранного Египтом курса по отношению к Израилю, с которым он первым из арабских стран подписал мирный договор в 1979 г., а с другой стороны, создаст условия для раскрытия потенциала экономических отношений в регионе. В этом случае роль Египта как ведущей арабской страны и геополитически сильного игрока в региональных отношениях еще больше возрастет.

Неурегулированность арабо-израильского противостояния, в том числе палестино-израильский конфликт, оказывают большое влияние на египетско-израильские отношения и во многом определяют их характер. В выработке своего внешнеполитического курса в отношении израильских властей официальному Каиру, безусловно, приходится учитывать показания барометра общественного мнения страны. Египетское общество крайне негативно относится к нынешнему премьер-министру Израиля Ариэлю Шарону. Не только в Египте, но и практически во всех арабских странах его считают повинным в целом ряде военных преступлений, совершенных в ходе вооруженных операций израильтянами против арабов за последние полвека. В Египте Ариэля Шарона, в частности, обвиняют в том, что израильские войска под его командованием во время войны 1967 года осуществляли пытки и убийства в отношении египетских военнопленных.

Что касается нынешнего кабинета министров Израиля, возглавляемого Ариэлем Шароном, то официальный Каир старается проявлять выдержку и терпение, хотя это часто обходится ему недовольством со стороны арабской общественности. В Каире полагают, что какой бы ни была репутация А.Шарона в арабском мире, все же именно с ним приходится иметь дело и Египту и другим посредникам. Египет, несмотря на «холодный мир» между ним и Израилем, четко следует положениям кэмп-дэвидских соглашений, решая двухсторонние вопросы, а также споры, возникающие между Израилем и арабскими странами путем дипломатических усилий.

X.Мубарак исключает возможность втягивания его страны в войну с Израилем для защиты палестинцев от проводимой еврейским государством военных операций на палестинских землях, заявляя, что «с помощью войны ничего нельзя добиться, а можно лишь посеять еще большую ненависть». «Некоторые требуют развязать войну с Израилем в качестве ответа на его зверства в отношении палестинских женщин, детей, молодежи, уничтожения их городов, деревень и домов, – отметил Мубарак. – Я же считаю, что насилие порождает лишь большее насилие». «Мы не хотим войны, поскольку она не отвечает нашим национальным интересам». Это заявление египетского лидера лишний раз подтвердило одну из основных доктрин внешней политики АРЕ, согласно которой мир остается «стратегическим выбором» Египта. В обращении к нации в преддверии 20-й годовщины освобождения Синайского полуострова X.Мубарак заявил, что «государственный терроризм Израиля в отношении законного палестинского сопротивления лишь будет подогревать чувство мести не только у палестинцев, но и у всех 300 миллионов арабов». Тем не менее, подчеркнул он, его страна «намерена придерживаться умеренного подхода к отношениям со своим соседом – еврейским государством, не позволяя эмоциям возобладать над политическим прагматизмом».

Однако несмотря на недоверие к правительству Израиля, возглавляемому Ариэлем Шароном, Египет продолжает осуществлять контакты с израильскими политиками высокого ранга с целью содействия развитию ближневосточного мирного процесса. Президент Мубарак в последнее время отказывается встречаться с израильским премьером. Вместо него в декабре 2003 г. Израиль посетил министр иностранных дел АРЕ Ахмед Махер. Выступая в Иерусалиме после встречи с Ариэлем Шароном, глава МИД Египта сообщил, что изложил тому позицию АРЕ, согласно которой «мирное решение должно основываться на интересах как израильской, так и палестинской стороны». Махер вновь подтвердил, что Египет будет продолжать способствовать мирному урегулированию в регионе. В свою очередь Шарон заверил главу внешнеполитического ведомства АРЕ, что Израиль остается верным положениям плана «Дорожная карта». Визит продемонстрировал готовность обеих сторон и впредь проводить консультации на высоком уровне по проблемам ближневосточного урегулирования. Общее впечатление от этой поездки несколько подпортил инцидент у мечети Аль-Акса в Иерусалиме, где египетский министр подвергся нападению со стороны группы палестинцев, в результате чего был госпитализирован.

Итак, отношения между Египтом и Израилем в начале XXI в. продолжают оставаться «прохладными», при этом стороны стараются не демонстрировать в открытую своих антипатий и стремятся решать двусторонние вопросы и проблемы общерегионального характера за столом переговоров. Вместе с тем, осознавая потенциальную военную угрозу, исходящую от Израиля в адрес арабского мира, официальный Каир часто дает понять, что вооруженные силы Египта, достигшие высокого уровня боеготовности и профессионализма, в состоянии защитить государственную границу.

Хочешь мира – готовься к войне. К сожалению, военно-политические реалии Ближнего Востока на протяжении последних десятилетий придают данному высказыванию весьма и весьма актуальное звучание. Несмотря на наличие мирного договора, довольно активные контакты на официальном уровне и маленькую вероятность возникновения между странами вооруженного конфликта на современном этапе, именно Израиль рассматривается Египтом в качестве основного противника в регионе. В связи с этим стратегической целью Египта в деле оснащения и усовершенствования своих вооруженных сил ставится достижение военного паритета с Израилем. По заявлению министра обороны АРЕ маршала X.Тантауи, египетская армия должна «убедить и друзей и врагов в своей готовности защищать национальную безопасность»2 .

Официальный Каир, как и власти других арабских стран, проявляет озабоченность по поводу ядерного арсенала Израиля, который, по мнению международных экспертов, насчитывает по меньшей мере 200 ядерных боеголовок, включая авиабомбы, боеголовки ракет и нестратегическое оружие3 . Египет не вынашивает планов создания и применения атомного оружия, несмотря на то, что таковым обладает Израиль. Каир относится к ядерному оружию Израиля скорее как к средству сдерживания, а не нападения. Руководитель египетского Агентства по атомной энергии Фаиза Абдель Магид полагает, что «объективные возможности применения ядерных вооружений в регионе ограничены в силу его географической компактности». «В случае использования Израилем атомной бомбы против Египта или других арабских государств еврейское государство пострадает не меньше, чем остальные»4 . Египет в свое время подписал Договор о нераспространении ядерного оружия, в то время как Израиль этого не сделал. Египет давно выступает за превращение Ближнего Востока в зону, свободную от оружия массового поражения (ОМП). Приветствуя в конце декабря 2003 г. решение Ливии отказаться от оружия массового уничтожения и подписать Договор о нераспространении ядерного оружия, Каир потребовал от Израиля, чтобы тот также присоединился к данному соглашению5 .

В том, что США оказывают Израилю огромную военную помощь, Египет видит угрозу для всего региона, полагая, что наращивание Израилем военной мощи может подтолкнуть граничащие с еврейским государством страны к обладанию ядерным, химическим и биологическим оружием. И все же вероятность серьезного конфликта между Египтом и Израилем на сегодняшний день и в обозримом будущем крайне ничтожна. Порукой тому – не только имеющиеся двусторонние договоренности, но и важная посредническая роль США, под чьим пристальным наблюдением разворачиваются взаимоотношения этих двух государств на протяжении двух с половиной десятилетий. Стоит отметить, что и Египет, и Израиль получают солидный кусок от американского пирога финансовой помощи, при этом Египет занимает второе место по объему получаемой от США безвозмездной помощи, уступая лишь тому же Израилю.

Подводя итоги всего вышесказанного, хочется отметить, что, по всей видимости, на период правления в Израиле правительства Ариэля Шарона отношения между Египтом и Израилем будут оставаться столь же «холодными» как и в предыдущие годы.

Список литературы

1. Бондаренко С.В. Нефтегазовая отрасль Алжира и Египта в конце XX – начале XXI вв. // Ближний Восток и современность. Вып. 10. – М.: ИИИБВ, 2001, с. 58.

2. Юрченко В.П. Армия и власть в Египте // Армия и власть на Ближнем Востоке. – М.: ИИИБВ, 2002, с. 18.

3. Ежегодник СИПРИ 2002. Вооружения, разоружение и международная безопасность. – М.: Наука, 2003, с. 560.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий