Социально-экономическое развитие Ливии в 80-90 гг. ХХ века

Последствия полного торгового эмбарго, установленного против Ливии в 1986 г. Последствия поддержания завышенного курса динара. ENI как крупнейший производитель нефти. Сектор телекоммуникаций как перспективная отрасль для вложений иностранного капитала.

Социально-экономическое развитие Ливии в 80-90 гг. ХХ века

ливия эмбарго иностранный капитал

В период с начала 80-х годов на экономическое развитие ВСНЛАД оказывали влияние колебания цен на нефть на мировом рынке, а также политические факторы. После введения в 1978 г. односторонних американских санкций против Ливии (установления полного торгового эмбарго и замораживания всех активов Ливии в США) ряд американских компаний, в том числе «Occidental Petroleum», «Conoco», покинули ее территорию. В 1992 г. СБ ООН принял резолюцию № 748 о введении санкций в отношении Ливии (запрет на авиасообщения, военно-техническое сотрудничество и пр.) в связи с обвинениями в причастности ливийских граждан к взрыву самолета американской компании «Пан-Ам» в небе над шотландским городом Локерби. В 1993 г. были введены дополнительные санкции ООН в отношении Ливии. Они включали, в частности, запрет на импорт технологического оборудования и запасных частей для нефтеперерабатывающих заводов и нефте- и газопроводов в соответствии с утвержденным перечнем (за исключением бурового оборудования). Под влиянием всех перечисленных факторов добыча нефти в Ливии сократилась с 1,8 млн. в 1980 г. до 1,4 млн. в 1998 г. (кроме того, она резко колебалась по годам – в 1997 г. было добыто 973 тыс. б/д).

Уменьшение поступлений от экспорта нефти с 22,5 млрд. долл. в 1980 г. до 10 млрд. в 1983 г. и 6 млрд. долл. в 1986 г. поставило под угрозу выполнение плана социально-экономического развития с общей суммой капиталовложений в 18,5 млрд. лив.д., срок действия которого заканчивался в 1986 г.

Следует отметить, что наиболее существенное сокращение доходов пришлось на 80-е годы, когда страна реализовывала крупные проекты экономического развития, импортировала большое количество потребительских товаров для населения, оплачивала иностранную рабочую силу, закупала вооружение. Ливийское руководство было вынуждено резко сократить импорт, отложить или заморозить осуществление некоторых проектов, снизить расходы госбюджета. Тем не менее, в списке первоочередных были оставлены такие объекты тяжелой обрабатывающей промышленности, как металлургический комплекс в Мисурате, алюминиевый в Зуаре, несколько нефтехимических предприятий в Аль-Бреге и Рас Лануфе, а также сооружение Великой искусственной реки (ВИР) по переброске 2 млн. куб. м. воды в день из подземного резервуара на юго-востоке страны в прибрежные районы на севере.

Установление полного торгового эмбарго против Ливии в 1986 г. вызвало значительное сокращение государственных капиталовложений, главным образом на реализацию проектов в области инфраструктуры. По некоторым оценкам, было приостановлено выполнение проектов на общую сумму около 30 млрд. долл., что привело к значительному сокращению рабочих мест. Появилась безработица. Рост цен на продовольствие и услуги достигал в отдельные годы 200%. Государство выделяло субсидии на сырье и товары первой необходимости, чтобы они оставались доступными для населения. Возникла нехватка многих потребительских товаров, а субсидируемые товары и продукты продавались на «черном рынке» по более дорогой цене. Процветала контрабандная торговля. Обострилась жилищная проблема, ухудшилась работа учреждений здравоохранения и образования.

Только за пять лет действия международного эмбарго, согласно опубликованному в Триполи в декабре 1997 г. докладу народного бюро по внешней политике, потери Ливии превысили 24 млрд. долл., причем наиболее сильно пострадали такие отрасли экономики, как нефтедобыча, обрабатывающая промышленность, сельское хозяйство. Эмбарго подорвало планы развития инфраструктуры.

Все эти факторы способствовали снижению ВВП, который начал увеличиваться лишь с середины 90-х годов в связи с улучшением конъюнктуры мирового рынка нефти и смягчением экономических санкций.

Следует сказать, что ливийскому руководству не удалось пока решить задачу преодоления чрезмерной зависимости экономики от добычи и экспорта нефти. На ее долю по-прежнему приходится до 95% доходов от экспорта. Доля нефтяной и газовой промышленности в ВВП в 2000 г. составляла около 40%.

В конце 90-х годов лидер ливийской революции М. Каддафи с целью повышения темпов экономического роста и преобразования экономической структуры (преодоления ее ориентированного преимущественно на нефть характера) призвал к проведению экономической и финансовой реформ, которые предусматривали частичную экономическую либерализацию, введение плавающего курса ливийского динара, преобразование ряда государственных предприятий в «государственные акционерные компании». М. Каддафи предложил провести перестройку экономики, находящейся под «строгим государственным контролем» (т.е. речь шла об ослаблении государственного влияния на экономику).

Ограничения на импорт потребительских товаров и поддержание завышенного курса ливийского динара привели к увеличению спроса на наличную иностранную валюту внутри страны. Центральный банк Ливии предпринял ряд мер, направленных на ограничение теневого оборота валюты, который составлял до 25% общего объема валютных сделок. В конце 1998 г. была осуществлена девальвация динара на 14%, а также проведена серия валютных интервенций, что позволило уменьшить параллельный курс с 3,2 динара за один долл. до 1,5. Предполагалось введение плавающего курса ливийского динара.

В начале 2000 г. М. Каддафи подверг резкой критике деятельность Высшего народного конгресса (ВНК). После этого ВНК внес изменения в финансирование государственного плана, которые заключались в том, что отныне только 20% необходимых средств будут выделяться за счет доходов от нефти (при этом, однако, не было указано, за счет каких источников будут финансироваться остальные государственные расходы).

Увеличившийся с середины 90-х годов спрос на ливийскую нефть и рост доходов от нее (в 1995 г. – 4 млрд. долл.) позволили ливийскому руководству разработать пятилетнюю программу социально-экономического развития на 2001–2005 гг. с общей суммой капиталовложений в 30 млрд. долл. (самый большой объем капиталовложений за последние 20 лет). Утверждая эту программу, ВНК исходил из того, что в 2001 г. реальный прирост ВВП составил 4,7%. На 1999 г. был запланирован темп роста в 4,3%, а фактически он составил 5,4%4 . Значительную часть увеличившихся доходов – около 12–13 млрд. долл. – предполагается направить на развитие инфраструктуры и модернизацию тяжелой промышленности, что будет способствовать модернизации экономики в целом. В числе основных проектов – переоборудование металлургического завода в г. Мисурата с удвоением его мощности до 1,2 млн. т в год. На проведение этих работ ливийская металлургическая компания («Lisco») намерена затратить 20–25 млн. долл. План предусматривает также развитие нефтедобычи и нефтепереработки.

Для выполнения программы необходимо привлечь иностранные инвестиции. Запланированный значительный объем капиталовложений, 5%-ный экономический рост послужили сигналом для заграничных инвесторов, которые стали рассматривать Ливию как потенциального торгового партнера и объект для инвестиций (как в 70-е годы). Немалую роль сыграл и отказ ливийского руководства от политики изоляции.

Иностранный капитал проявляет интерес к инвестированию в ливийскую экономику, причем не только в ее нефтегазовую отрасль. Сдерживающим фактором для иностранных инвесторов является отсутствие соответствующего законодательства. Законы шариата применяются в основном при решении семейных проблем, в отношении наследуемого имущества и пр. Существует коммерческий (торговый) свод законов, а также специальные законы и декреты. Законов же, касающихся иностранных компаний, которые намерены вкладывать свои капиталы в Ливии, немного. Это нефтяной закон № 25 от 1955 г., закон № 5 «Обеспечение иностранных инвестиций в Ливии» от 1977 г. и различные законы о социальной защите, занятости и иммиграции.

Одновременно с принятием закона № 5 было создано специальное ведомство, призванное содействовать привлечению инвестиций в сельское хозяйство, промышленность, сферу обслуживания, туризм и т.д. Особо подчеркивалась необходимость налаживания производства оборудования, запасных частей, совершенствование телекоммуникаций, в частности, подключение к Интернету. Закон об иностранных инвестициях предусматривал ряд льгот для инвесторов, а также местных предпринимателей, занятых в совместных предприятиях. Список льгот включал в себя: освобождение от таможенных пошлин и налогов на машины и оборудование, право передачи собственности на разработанный проект и реэкспорта капитала, право использовать иностранный персонал за неимением подготовленного местного соответствующей квалификации. Отдельные положения закона касались лизинга, собственности на землю и сооружения зданий, необходимых для осуществления проекта.

Закон № 5 гарантировал безопасность от национализации и конфискации, за исключением случаев по судебным решениям. В том случае, если род деятельности, которой занимался инвестор, не подходил ни под одну из статей закона, последний мог выбрать альтернативные варианты: 1) зарегистрироваться как ливийское отделение иностранной компании, 2) образовать совместное предприятие с ливийским партнером, 3) выбрать местного агента. Если иностранная компания намеревалась открыть в Ливии филиал, она должна была избрать тот вид бизнеса, в котором разрешалась деятельность иностранных фирм, а именно: горнодобывающая промышленность, геологоразведка, судоходство, авиация, связь. Следует отметить, что процедура оформления дочерних представительств очень сложная, требует сбора массы документов и предоставления их ливийскому коммерческому департаменту на арабском языке, а затем ливийское народное бюро передает их уже на языке материнской компании. Что касается второго варианта – основания совместной компании, то условия здесь менее привлекательны для иностранных инвесторов, поскольку 51% капитала должен принадлежать ливийскому государству, и большинство членов совета директоров, а также сам директор должны быть ливийцами. Документ об учреждении совместной компании должен содержать данные о компании, сфере ее деятельности и о держателях акций. Третий вариант – назначение агента внутри страны. Это наиболее популярная стартовая точка для желающих вложить свои капиталы в Ливии. Однако законы об агентах устарели, они не содержат четких и ясных рекомендаций относительно таких соглашений о компенсациях, которые должны выплачиваться и пр.

Следует сказать, что с момента принятия закона № 5 об иностранных инвестициях от 1977 г. прошло довольно много лет. С тех пор в мире произошли большие изменения, выразившиеся в распространении информации и знаний, многократном и полном обновлении технологий, развертывании процессов регионализации и глобализации (процесс концентрации производительных сил человечества) и т.д. Назрела необходимость принятия нового, более совершенного законодательства об иностранных инвестициях, учитывающего происходящие в мире изменения. Тем не менее, как отмечал журнал «MiddleEast» в октябре 2002 г., «президент ННК А.А. Хафез аз-Злитни является убежденным сторонником привлечения иностранных инвестиций, и это, видимо, во многом определяет благоприятный для инвесторов климат в стране».

В проведенном в начале 2002 г. компанией «Robertson Research» исследовании Ливия названа в числе наиболее привлекательных в мире стран для разведки и добычи нефти. По результатам опроса, проведенного в нефтяных компаниях, единственным недостатком была названа долгая процедура выдачи лицензий на разведку и разработку месторождений. Хотя низкие издержки производства, составляющие всего 1 долл. за баррель, несомненно, являются фактором, привлекающим инвесторов. Нынешняя открытость ливийской экономики для иностранного капитала также способствовала такому выводу исследования.

После завершения «дела Локерби» 30 января 2001 г. открылись перспективы урегулирования отношений с Западом. Но отношения с США оставались напряженными. Ввод полного торгового эмбарго против Ливии в 1986 г. фактически закрыл доступ на ее территорию американским нефтяным компаниям. В результате американские нефтяные компании понесли большие убытки, потеряв обширные территории в нефтеносном бассейне Сирт. Активы группы «Oasis», в которую входили «Conoco», «AmeradaHess», «MaratonOilCompany», «OccidentalOilCorporation» и ныне не существующая «GracePetroleum», были заморожены. Ливийское руководство предлагало американским нефтяным компаниям возобновить деятельность, пообещав урегулировать вопрос в отношении их собственности. Несмотря на это, представитель США заявил, что любая компания, которая инвестирует в экономику Ливии более чем 40 млн. долл., согласно ирано-ливийскому акту о санкциях, или закону Амато-Кеннеди (ILSA), должна быть наказана. Однако крупные европейские компании, такие как итальянская ENI, французская «TotalFinaElfofFrance»и испанская «Repsol YPF», продолжали работать в Ливии, не подвергаясь санкциям. Крупнейшими иностранными производителями после ухода пяти американских нефтяных компаний являются итальянская ЕNI с ее дочерним отделением «Agip», которые производят 82 тыс. б/д на месторождении БуАтифель, и испанская «Repsol», добывающая 150 тыс. б/д на комплексе «Аш-Шахара». Однако «Agip» предполагает превзойти все другие иностранные компании по объему инвестиций в этой стране, осуществив грандиозный проект разработки месторождений природного газа в Западной Ливии стоимостью примерно в 5,5 млрд. долл.

В период нового пятилетнего плана предусматривается укрепление экономических отношений с Италией, предоставление новых привилегий итальянским партнерам. Итальянские фирмы окажут Ливии содействие в разработке нефтяных и газовых месторождений, нефтепереработке, развитии инфраструктуры и прочих отраслей хозяйства. Достаточно отметить, что из общей суммы иностранных инвестиций на развитие экономики Ливии до конца 2005 г., которая оценивается в 12 млрд. долл., на итальянские фирмы приходится половина. Италия готова содействовать строительству железных дорог, которые свяжут Ливию с Тунисом и Египтом, трубопровода, Великой искусственной реки (ВИР), окажет помощь в очистке нефти.

Ливия намерена подписать с Италией контракты на общую сумму 4 млрд. долл. Из них 2250 млн. долл. ею предполагается израсходовать на обустройство континентальных и шельфовых месторождений, а также на строительство нефтегазоперерабатывающего завода в г. Мелита.

Оставшаяся сумма поступит в распоряжение Ливийской национальной нефтяной корпорации. Кроме того, дополнительно 750 млн. долл. будут выделены на строительство транссредиземноморского трубопровода.

ENI (через своего местного оператора «Agip North Africa») является крупнейшим производителем нефти в Ливии. Общая добыча на месторождении БуАтифель и шельфе Бури в блоке NC-41 составляет 170 тыс. б/д. Приобретение акций английской компании «Lasmo» и ее доли в крупнейшем месторождении Элефант в блоке NC-174 увеличило возможности ENI. К 2005/2006 г. компания намечает поднять добычу до 250 тыс. б/д в нефтяном эквиваленте. Согласно заявлению представителя «Lasmo», запасы открытых ею залежей нефти на месторождении Элефант оцениваются в 500 млн. барр. «Lasmo» действовала в блоке NC-174 совместно с дочерней компанией ENI – «Agip» и южнокорейским консорциумом «KoreaPetroleumDevelopmentCorporation» («Pedco»).

Испанская компания «Repsol» является основным участником международного консорциума в составе французской «Total» (24% акций), австрийской «OMV» (24%) и норвежской «Saga» (20%), который еще в 1997 г. подписал контракт на разработку и эксплуатацию нефтяного месторождения на площади З2 тыс. кв. км. Добыча нефти составляет 75 тыс. б/д. Этот участок прилегает к другому месторождению, разработку которого ведет консорциум почти в таком же составе за исключением норвежской компании.

Следует отметить, что компания «Total» вторично за короткий промежуток времени стала участницей объединения, деятельность которого могла навлечь на себя санкции со стороны США, согласно закону Амато-Кеннеди (речь идет об участии этой компании совместно с российским «Газпромом» и малазийской фирмой «Petronas» в консорциуме для разработки крупного газового месторождения в Иране).

Испанская компания «Repsol» подписала соглашение об исследовании и разработке еще двух месторождений в бассейне Мурзук общей площадью 23 тыс.кв.км. Ливийская сторона намерена предложить «Repsol» более выгодные условия в рамках EPSA – 3 (соглашение о разработке и долевом участии в производстве).

В мае 2002 г. дипломатические источники сообщили, что немецкая компания «Wintershell» вела переговоры с ННК относительно проведения буровых работ на территории концессии, принадлежавших группе американских компаний «Oasis». Предполагается, что разработка новых месторождений на этой территории (ранее добычу осуществляла компания «WahaOil») позволит удвоить добычу нефти в Ливии, доведя ее до 3 млн. б/д. В трудных условиях, несмотря на все препятствия, ННК сумела сохранить уровень добычи, определенный квотой ОПЕК – 1,4 млн. б/д.

В последние годы, учитывая нестабильность цен на нефть на мировом рынке, ограничительные квоты ОПЕК на ее добычу, целенаправленную политику стран-импортеров, прежде всего индустриально развитых государств, вызвавшую перестройку всего энергосырьевого сектора мирового хозяйства (несмотря на мощное воздействие роста добычи нефти на конъюнктуру мирового топливного рынка, общие темпы ее роста существенно отстают от темпов роста добычи угля, а еще больше – природного газа), ливийское руководство стало уделять большое внимание разработке своих богатейших месторождений газа. В 1999 г. ННК заключила соглашение с итальянской компанией ENI о строительстве транссредиземноморского трубопровода длиной 600 км через Италию в Европу. Проект получил название «Зеленый поток». К 2004 г. в Италию планируется поставлять 8 млрд. куб. м газа в год. Это крупнейшее вложение иностранного капитала в последнее время, а также первый столь масштабный проект по использованию фактически нетронутых запасов природного газа Ливии. Трубопровод представляет собой грандиозное инженерное сооружение, самое глубоководное в мире. На его строительство предполагается израсходовать 750 млн. долл. Контракты на осуществление проекта заключены с японской компанией «JGC Corporation», итальянской «Saipem» и китайской «China Engineering Petroleumand Construction». Уже достигнуты соглашения с рядом компаний об экспорте добываемого газа, в том числе с «GasdeFrance» и итальянской «Energia» о закупке по 2 млрд. куб. м в год каждой и итальянской «EdisonGas» о закупке ею 4 млрд. куб. м газа в год. Каждое соглашение заключено на 24-летний период. Столь высокий спрос на ливийский природный газ отражает возросшую потребность в этом виде сырья и топлива в европейских странах. По расчетам специалистов, к 2015 г. импортируемый Италией газ составит до 40% всех потребляемых ею энергоресурсов, т.е. на 30% превысит нынешний уровень. Ливия, обладая гигантскими запасами газа в 1,3 трл. куб. м, а также в силу географической близости к рынкам Южной Европы может стать для нее крупным поставщиком этого вида углеводородного сырья. Газ будет поступать с двух главных месторождений – Вафа в блоке NC-160 вблизи алжирской границы и шельфового – в блоке NC-41, в 110 км севернее Триполи. Произведенный в количестве 10 млрд. куб.м газ планируется перекачивать на перерабатывающие установки строящегося на побережье в г. Мелита завода. Отсюда 8 млрд. куб. м будет экспортироваться через «Зеленый поток» в Италию и Европу, а оставшиеся 2 млрд. пойдут на удовлетворение внутренних потребностей Ливии.

Совместная ливийско-итaльянcкaя компания «AgipGas», 75% акций которой принадлежит ENI и 25% акций – ННК, будет управлять обустройством месторождения Вафа, шельфовой платформы в блоке NC-41. «AgipGas» от имени ENI и ННК заключили контракт с консорциумом во главе сяпонской «JGC Corporation» в составе итальянской «Tecnimont» и ее французского филиала «Sofregas» на сумму 1200 млн. долл. на проектирование и строительство комплекса установок по обработке углеводородного сырья близ г. Мелита. Мощность комплекса должна составить 4,9 млн. т в год жидких углеводородов и 10 млрд. куб. м газа. Строительство комплекса является частью проекта освоения шельфового (блок NC-41) и сухопутного (блок NC-169) нефтегазовых месторождений.

В конце 80-х и в 90-е годы в условиях низких цен на сырье появилась тенденция к наращиванию мощностей нефте- и газоперерабатывающей промышленности. Пока уровень переработки добываемой нефти в Ливии составляет 25%, т.е. значительно ниже, чем, например, в Иране (42%) или в Ираке (52%). Мощности нефтеперерабатывающих предприятий (без учета мощностей в Европе, где Ливия имеет долевое участие) возросли со 130 тыс. б/д в 80-е годы до 1524 тыс. б/д в 2000 г. Кроме того, Ливия наладила партнерские связи с европейским капиталом в области переработки ливийской нефти в странах-потребителях ливийского углеводородного сырья – Италии, Германии, Швейцарии. Ливией были предприняты меры и по созданию собственной дистрибьюторской сети в странах-потребителях – Италии, Германии, Испании. Если учесть те производственные мощности, которыми частично владеет Ливия в Европе, то доля нефти, которая может быть переработана, возрастет примерно до 45% (380 тыс. т на собственных НПЗ и 300 тыс. т на европейских). В 1998 г. из 7З млн. т добытой нефти было произведено 20 млн. т нефтепродуктов. Ливийское руководство основной упор в своей нефтяной политике делает на увеличение переработки нефти в Европе. Им выдвинута цель – увеличить мощности по переработке нефти в ближайшее время до 2 млн. б/д. При этом руководящие деятели Ливии отдают себе отчет в том, что эта цель может быть достигнута только при привлечении к участию международных нефтяных компаний. Находясь в изоляции, страна не имела ни финансовых средств, ни доступа к современным технологиям для усовершенствования отрасли. В связи с этим представляется, что ливийское руководство будет приветствовать возвращение американских нефтяных компаний в Ливию. (Главным препятствием для улучшения отношений с американскими компаниями является нерешенность вопроса о выплате компенсаций семьям пострадавших при взрыве самолета над Локерби. В случае невыплаты США могут заморозить ливийские активы, включая капиталы, размещенные за границей). Нефтехимическое производство находится в Ливии в начальной стадии. Но все же здесь налажен выпуск продукции, пользующейся спросом как на внутреннем, так и на внешнем рынке: полиэтилена, пластмасс, удобрений и т.п.

Другой перспективной отраслью для вложений иностранного капитала является сектор телекоммуникаций. За 15-летний период относительной изоляции от внешнего мира технологии в этой отрасли серьезно устарели. Для того, чтобы привести ее в соответствие с современными требованиями, по расчетам специалистов, потребуется вкладывать в течение ближайших 10 лет не менее чем по 400 млн. долл. в год. В Ливии обеспеченность даже телефонной сетью очень низкая: всего 10% населения против 43%, например, в Марокко. Компания «GeneralPostandTelecommunications» (GPTC), образованная в 1985 г. из двух существующих организаций и 13 местных муниципальных компаний, планирует обеспечить телефонами 20% населения к 2010 г., ввести обслуживание сотовой телефонной связью GSM и увеличить число пользователей Интернетом до 500 тысяч. В осуществлении этих проектов разрешено участвовать частным инвесторам. Ранее претворение в жизнь намеченных планов сдерживалось американским эмбарго и отсутствием средств для инвестиций. В настоящее время мобильная сотовая связь и Интернет быстро распространяются в Ливии. Перевод существующей системы на цифровую займет не менее пяти лет. В 2000 г. итальянская компания «PirelliSubmarineTelecomsSystems» завершила прокладку подводного оптоволоконного кабеля мощностью 2,5 Гигабайт/сек и обеспечила синхронную цифровую связь на основе оптических медианосителей (SDH) между Триполи и материковой Европой. Немецкая компания «Siemens» выиграла тендер на установку микроволновой системы SDH для поддержания линейной и сотовой GSM-связи в Триполи, Сирте и Бенгази. «Siemens» также осуществляет постепенный перевод передач на цифровую технологию. Международный концерн «Alcatel» ведет работы по наращиванию кабеля от границы с Тунисом к 12 прибрежным городам и далее до Александрии в Египте и Тартуса в Сирии. Компания «Alcatel» завершила испытания сети GSM, которая будет использовать систему SDH компании «Siemens». Три местных оператора GSM предлагают свои услуги главным прибрежным городам. Базирующаяся в Триполи «LTT Net», контролируемая сыном М. Каддафи Мухаммедом Сайедом аль-Исламом, является наиболее крупной и обеспечивает сотовую связь GSM и доступ в Интернет для жителей Триполи и его окрестностей. Она намерена наладить связь с крупнейшими в Европе операторами GSM. Компания «GPTC» планирует стать провайдером услуг GSM.

Шведская компания «Ericsson», которая построила систему сотовой связи GSM от границы с Тунисом до Сирта, намерена создать с ливийской стороной совместное предприятие. Ныне она имеет акции совместно с «GPTC» в компании «Аль-Мадар», которая обеспечила местную мобильную сеть общего пользования и предоставляет услуги по обеспечению сотовой связью GSM. Связь осуществляется с помощью небольших мобильных сетей, которые получают и передают данные при помощи 14 местных внутренних (Domset) и международных (Interset) наземных станций. Оптоволоконный подводный кабель мощностью 45 Мегабайт/сек. от английской «FLAG Telecom» соединяет Ливию с международной сетью «FLAG» и обеспечивает передачу большого объема информации. «GPTC» намеревалась заключить с «FLAG» соглашение о внедрении на местных сетях технологии SDH, чтобы увеличить их возможности к 2010 г. «GPTC» планирует к этому сроку иметь адекватные современным потребностям технологии передачи информации и обеспечить доступ к Интернету не менее 500 тыс. абонентам.

Ливия приобрела 5% акций государственной телекоммуникационной компании из ОАЭ, которая намеревалась запустить спутник связи, обеспечивающий 2,5 млн. телефонных каналов. Как здесь стало известно, промышленная группа «GPTC» инвестировала 25 млн. долл. в уставный капитал компании. Учитывая усиливающиеся связи Ливии с африканскими странами, «GPTC» намерена приобрести контрольный пакет акций в планируемом проекте осуществления спутниковой связи – «AfricanSatelliteProject» стоимостью 500 млн. долл.

Ливийское руководство считает перспективной отраслью для иностранных инвестиций также туризм. Эта отрасль сферы услуг развита здесь сравнительно слабо. Кроме того, введение воздушного эмбарго в 1992 г. привело к снижению числа туристов на 75%. В 1995 г. Ливию посетили не более 100 тыс. туристов – ничтожно малая цифра для страны, располагающей 118 гостиницами, находящимися в основном на побережье Средиземного моря и способными одновременно разместить 15,5 тыс. гостей. Для туристов предлагаются следующие перспективные районы: оазис Бзима (Bzimah), расположенный в 160 км к северо-западу от Аль-Куфры, пустыни Залляф (Zallaf) и Убари (Ubari) с четырьмя большими озерами, долина Аллюд(Allud) в 206 км к юго-востоку от Мисураты с развалинами римского периода, изобилующая артезианскими скважинами, национальный парк Сурман (Surman) в 50 км западнее Триполи и др.

В 1998 г. была образована туристическая компания «Tourism Investmentand Promotion Board» (TIPB). В течение следующих пяти лет, начиная с 2001 г., правительство планирует инвестировать 2–3 млрд. долл. в развитие туризма. В задачи «TIPB» входит убедить туроператоров, а также предпринимателей в том, что Ливия обладает уникальной культурой, традициями, историческими памятниками, протяженной береговой линией и, главное, открыта для бизнеса. Как заявил министр по вопросам туризма Букари Хауда, «Ливия богата дикими пляжами, памятниками греко-римской и исламской архитектуры, пустынными ландшафтами, которые не могут не привлечь любителей сафари». Для того, чтобы принять возрастающее число туристов, «TIPB» должна создать дополнительно 60 тыс. мест.

Компания «TIPB» предлагает желающим инвестировать средства в туристические объекты создавать совместные предприятия в соответствии с законом № 5. Однако необходимо убедить потенциальных инвесторов в том, что развитие туризма в Ливии – действительно выгодное дело. Европейские предприниматели проявляют определенный интерес к туризму, но остаются нерешенными вопросы о частоте авиарейсов, получении виз, переводе прибылей и др. Ныне 23 международных транспортных агентства обслуживают четыре международных аэропорта: в Триполи, Сирте, Бенгази и Тобруке. Возросшее число туристов вынудит Ливию увеличить число рейсов и организовать чартерные рейсы. Итальянская компания «Valtur», которая обслуживает туристические деревни в Марокко, Тунисе, Египте, готова действовать и в Ливии. В феврале 2001 г. она заключила контракт с «TIPB» на 50 млн. долл. о создании совместного предприятия для строительства отеля на 600 мест в Вилла Силин (VillaSilin) вблизи Триполи с перспективой расширения до 1 тыс. мест. При нем будут созданы центр конгрессов, площадки для игры в гольф, амфитеатр, оздоровительные и спортивные центры. Мальтийская компания, занимающаяся строительством отелей, «Corinthia Group» намерена реализовать совместно с «TIPB» другой проект. Почти половина (47%) акций этой компании принадлежит ливийской инвестиционной компании «Libian Arab Foreign Investment» – ЛАФИКО. Мальтийская компания пригласила архитекторов для проектирования комплекса для отдыхающих вблизи г. Мисурата, к востоку от Аль-Хомса, причем это не первый проект, осуществляемый данной компанией в Ливии. В Триполи ее дочерняя компания построила пятизвездочный отель, а также деловой центр и магазины на площади 600 кв.м. Общая стоимость строительства оценивается в 125 млн. долл. Вслед за мальтийской фирмой швейцарская «Moevenpick» планирует соорудить отель на 260 номеров. Базирующаяся в Лондоне «PKF» завершила проектные работы для строительства комплекса вблизи Аль-Фатах на площади 60-70 тыс. кв. м стоимостью около 60 млн. долл., который будет включать отель на 300 номеров, деловой центр и магазины. Ливийское руководство намерено объявить международные торги для осуществления этих проектов.

Таким образом, смягчение санкций позволило Джамахирии выйти из изоляции и предпринять шаги к восстановлению позиций на международной арене. Руководство ВСНЛАД продолжает принимать меры для привлечения иностранных инвесторов в экономику, прежде всего в нефтегазовую отрасль. При этом оно придерживается двустороннего подхода: во-первых, создать благоприятный инвестиционный климат в стране, во-вторых, попытаться интегрироваться на международной политической арене путем улучшения отношений с правительствами западно-европейских стран и США, где находится большинство потенциальных инвесторов. Этому способствовал и наметившийся в последние годы поворот к рыночной экономике. Так, в ряде заявлений, сделанных за последние годы М. Каддафи и другими руководящими деятелями, отмечалось, что они более не считают нефтяной и газовый сектор прерогативой исключительно ливийского государства. Эти заявления сопровождались некоторыми изменениями в экономической политике, направленными на снятие ограничений на деятельность частных местных и иностранных предпринимателей и привлечение иностранных инвесторов. ЦБ девальвировал ливийский динар. В январе 2002 г. курс динара был снижен на 51%, чтобы сократить разницу между официальной ценой и стоимостью на «черном рынке» и удешевить импорт технического оборудования. В январе 2002 г. были снижены таможенные пошлины. Эта мера преследовала двойную цель – привлечь инвестиции и содействовать развитию торговли.

Условия соглашений о добыче нефти и газа также стали более благоприятными для иностранных инвесторов, так как была значительно облегчена процедура вывоза за пределы страны прибылей, снижены налоговые ставки.

В 2000 г. было произведено реформирование государственного аппарата, были преобразованы 2/3 бывших министерств (народных бюро), сокращены избыточные кадры в министерствах промышленности, информации, культуры и др. При этом было образовано новое министерство по координации отношений с Черной Африкой. Министерство энергетики было упразднено, а его функции переданы ННК. Результатом стало улучшение управления, уменьшение бюрократических проволочек, ускорение работы с документами.

Несомненно, однако, что для эффективного развития отраслей ливийского хозяйства частных мер недостаточно. Необходимы еще более благоприятные политические условия и более тесная интеграция в мировую экономику, без которой вряд ли возможно широкомасштабное сотрудничество с международными компаниями, обладающими передовыми технологиями во всех сферах экономики.


Список литературы

1. Кеворков Л.С. Экономические санкции против Ливии и их последствия // Ближний Восток и современность. М., с. 60-69.

2. Бенскандеров A.M. Основные тенденции развития нефтегазовой отрасли Ливии, Ирака и Ирана в конце ХХ – начале XXI веков // Ближний Восток и современность. М. 2001, с. 25.