регистрация / вход

Участие Малайзии в Организации исламской конференции

Основные положения внешнеполитического видения Малайзии. Главная задача, стоящая перед движением неприсоединения. Позиция Куала-Лумпура по иракской проблеме. Реакция Малайзии на американо-британскую агрессию против Ирака. Перспективы работы саммита ОИК.

УЧАСТИЕ МАЛАЙЗИИ В ОИК

малайзия ирак движение неприсоединение

Конец 2002 – начало 2003 г. были отмечены небывалой активностью малазийской дипломатии, отличающейся и без того особым динамизмом. Главным действующим лицом на данном поприще, как всегда, выступал премьер-министр Махатхир Мохамад. За полгода он нанес визиты в десяток различных стран: посетил Индию, Пакистан, Саудовскую Аравию, Ливан, Египет, ряд латиноамериканских государств. Однако преимущество явно отдавалось мусульманскому миру, к которому официально причисляет себя сама Малайзия. В Исламабаде Махатхир говорил о том, что исламским государствам-производителям нефти следует выработать стратегию ее использования в качестве действенного средства кардинального изменения ситуации и мышления в мире. В Эр-Рияде он сделал глубокий реверанс в сторону Саудовской Аравии, заявив, что ныне мировое исламское сообщество, как никогда ранее, нуждается в том, чтобы влиятельное мусульманское государство стало державой мирового уровня. Именно такой страной, по мнению Махатхира, является саудовское королевство. Основной темой на встрече с президентом Египта X. Мубараком было укрепление единства мирового сообщества правоверных – уммы (общины), ныне обремененной острыми внутренними противоречиями. В Бейруте Махатхир откликнулся на призыв ливанского премьера Р. Харири принять участие в создании фонда развития стран Западной Азии. Малайзия внесла в него 300 млн. долл.

Нет ничего удивительного, что Малайзия придает особое значение отношениям с исламскими странами и Движением неприсоединения, «мини-ООН третьего мира». На шкале внешнеполитических приоритетов Куала-Лумпура они занимают соответственно второе и третье места, непосредственно следуя за Ассоциацией стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Уместно, видимо, вспомнить, что в 1969 г. Организация исламской конференции (ОИК) была учреждена по инициативе Абдул Рахмана, первого премьер-министра и «отца-основателя» Малайзии.

Его начинание воспринял и поднял на новый уровень Махатхир Мохамад, четвертый по счету малазийский премьер. Сверх того, приняв эстафету от своих предшественников, Махатхир как главный и фактически единоличный архитектор внешнеполитического курса Малайзии утвердил за собой репутацию самого деятельного трибуна мусульманского мира, чей голос на различных международных форумах по конкретным проблемам и перспективам уммы приобрел особое звучание и авторитет. Именно Махатхир утвердил никем не оспариваемое мнение, что возглавляемое им правительство и правящая партия ОМНО вывели страну на положение наиболее передовой по многим параметрам мусульманской страны, на пример которой могут ориентироваться другие члены исламского сообщества.

Что касается повышенной активности малазийской дипломатии в последнее время, она определялась тем важным обстоятельством, что на февраль 2003 г. в Куала-Лумпуре намечалось проведение саммита Движения неприсоединения (ДН), а на октябрь – встречи в верхах ОИК. Они и стали стержневыми моментами внешнеполитической деятельности страны и главы ее правительства. Существенную роль играл и субъективный фактор. Дело в том, что Махатхир публично заявил, а затем неоднократно подтверждал намерение уйти в отставку с поста премьер-министра в конце октября 2003 года в связи с преклонным возрастом (в декабре ему исполнилось 78 лет). Однако сделать это он хотел лишь после того, как обеспечит Малайзии председательство в ДН и ОИК. Более того, предполагалось, что на куала-лумпурском саммите ОИК специально для Махатхира будет учрежден пост постоянного главы организации, т.е. малазийский лидер вовсе не собирается окончательно отказываться от международной политической карьеры.

Основные положения внешнеполитического видения Малайзии были обкатаны Махатхиром в ходе последних зарубежных поездок и изложены в выступлениях на февральском саммите ДН. Они должны стать основой малазийской позиции на октябрьской встрече лидеров стран-членов ОИК. Дипломатия Куала-Лумпура подчеркивает, что фундаментальные цели неприсоединения и ОИК близки или совпадают. Тем более, что из 116 неприсоединившихся государств 57 являются мусульманскими.

Выступая с трибуны саммита ДН Махатхир подчеркнул, что стратегической целью стран «третьего мира» должно стать создание нового, более демократического и справедливого мирового порядка. У Движения имеется на сей счет собственная концепция, суть которой заключается в том, что Северу и Югу надлежит выступать равноправными партнерами в решении коренных политических, экономических и социальных проблем современности.

Главная задача, стоящая перед ДН, по словам Махатхира, состоит в освобождении от негативного имиджа пустопорожнего «ток-шоу», переводе упражнений в риторике в плоскость конкретных практических шагов. Необходима консолидация рядов Движения, совершенствование его организационной структуры и механизма (расширение полномочий председателя, открытие региональных отделений). Не случайно в этой связи, что куала-лумпурский саммит проходил под девизом «продолжения возрождения дееспособности Движения». Оно призвано выступать единым фронтом, дабы реагировать на такие новые вызовы современности, как международный терроризм, пагубные последствия глобализации, растущая интегрированность Юга в мировую экономику, революция в информационно-коммуникационных технологиях, расширяющийся разрыв между развитыми и развивающимися государствами.

В качестве одной из важнейших целей ДН малазийский руководитель определил полную ликвидацию угрозы войны. По его мнению, пока такая опасность нависает над развивающимся миром, Юг никогда не сможет отстаивать и продвигать собственные интересы. Мировое сообщество должно поставить войну вне закона, ликвидировать ядерное оружие, остановить разработку, производство и торговлю наиболее смертоносными видами обычных вооружений. Махатхир высказал точку зрения о желательности сокращения военных ассигнований всеми странами мира до одного процента ВВП. Касаясь этого вопроса, малазийская пресса в ходе саммита отмечала, что в прошлом году военный бюджет США превышал аналогичный показатель всех остальных стран мира, вместе взятых, включая ядерные державы. Следует отметить, что антивоенная тональность выступлений Махатхира во многом объяснялась нараставшей в тот период угрозой американо-британского вторжения в Ирак, являвшийся одним из близких друзей Малайзии на Ближнем Востоке. С санкции малазийских властей в стране были организованы массовые митинги с резким осуждением воинственных планов США и Великобритании, с выражением солидарности с Багдадом.

Позиция Куала-Лумпура по иракской проблеме определилась еще до американо-британского вторжения. В начале февраля 2003 г. в беседах в Лондоне с министром обороны Дж. Хуном и другими высокопоставленными представителями Великобритании глава малазийского оборонного ведомства Наджиб Разак указал, что имеется масса способов урегулирования проблемы, помимо силовой. Он от имени своего правительства подчеркнул, что не обнаружено убедительных фактов наличия у Багдада оружия массового поражения, выразил недоверие к разведывательным данным, обнародованным Вашингтоном и Лондоном. Но даже если такое оружие будет найдено, вопрос следует решать без применения силового варианта. В любом случае все акции в отношении Ирака должны получить однозначное одобрение ООН. Наджиб выразил также мнение Малайзии, что крупные державы не имеют юридического и морального права своевольно менять правительство какой-либо страны, даже в том случае, если оно нарушает права человека и занимается политическим преследованием собственных граждан. Министр акцентировал особое внимание на том, что для Малайзии и всего мусульманского мира не Ирак, а урегулирование палестинской проблемы в долгосрочном плане имеет первостепенное значение.

Под влиянием обострения иракской проблемы, Малайзия вновь подтвердила на саммите ДН, что развивающимся странам необходимо способствовать созданию многополярного мира центральным элементом которого должна быть ООН – ведущий орган по поддержанию международного мира. Недопустимо, чтобы проблемы войны и мира решались в обход ООН путем односторонних действий крупных держав. Малайзия и ее партнеры по Движению выразили готовность оказать полную поддержку сохранению ключевой роли ООН в мировых делах на основе системы многосторонней дипломатии. Однако при этом они выразили мнение, что для укрепления авторитета и демократического характера ООН необходимо ее реформирование. В нынешнем виде она не соответствует современным реалиям, во многом оставаясь отражением итогов Второй мировой войны. Следует пересмотреть функции и состав Совета Безопасности, наделить большими полномочиями Генеральную Ассамблею.

И, наконец, Махатхир выразил мнение, что для успешной деятельности ДН необходимо избегать конфронтации между Югом и Севером, расширять диалог и конструктивное взаимопонимание с промышленно развитыми партнерами, в первую очередь с «большой восьмеркой».

Непосредственно после завершения саммита ДН в Куала-Лумпуре прошла неформальная встреча в верхах ОИК, целиком посвященная проблеме Ирака. От имени Организации Махатхир получил мандат обратиться к Совету Безопасности ООН с предложением отвергнуть представленный США проект резолюции, открывающий путь для военной акции против Багдада. Однако малазийский лидер с самого начала выразил серьезное сомнение, что подобное обращение будет должным образом услышано. Он подчеркнул, что ОИК не обладает военной и финансовой мощью, чтобы адекватным образом влиять на политику великих держав. Остается лишь уповать на моральное воздействие и растущие антивоенные выступления западной общественности.

Неформальный саммит обсудил также вопрос об использовании «нефтяного оружия» для предотвращения войны. Консенсусом было принято решение изучить данный вопрос. Однако в Куала-Лумпуре, предвидя резкую негативную реакцию Вашингтона и его союзников в арабском мире, предпочли занять осторожную позицию. Последовали заверения, что подобная инициатива не исходит от Малайзии; ведь хотя сокращение добычи нефти и повышение мировых цен было бы выгодно для страны как экспортера углеводородного сырья, но это болезненно скажется на положении наименее развитых стран и состоянии мировой экономики в целом.

Малазийцев не удивило, что Саудовская Аравия, ведущий мировой производитель нефти, наперекор куала-лумпурскому консенсусу ОИК договорилась с США о повышении уровня добычи нефти в случае войны с Ираком на том основании, что «черное золото» не может быть орудием политической войны, а является средством обеспечения национальных интересов, а также дала согласие на использование своей территории для нападения на Ирак. В Куала-Лумпуре предвидели и то, что Катар, другой американский союзник, весьма неохотно согласился на проведение в начале марта 2003 г. в своей столице Дохе чрезвычайного саммита ОИК, посвященного иракской проблеме. Как и предполагалось, встреча закончилась безрезультатно.

Первую реакцию Малайзии на американо-британскую агрессию против Ирака озвучил Махатхир, заявивший, что мир оказался в шоке, лицезрея, как крупные державы, считавшиеся высокоцивилизованными, прибегли к массированному убийству во имя достижения своих целей. По его словам, это указывает, насколько упала мораль таких держав, как Соединенные Штаты и Великобритания, сделавших убийство основой государственной политики. Он охарактеризовал действия Вашингтона и Лондона как попытку разрушить систему приоритета международного права.

Махатхир указал также, что Малайзия как председатель ДН и член ОИК обратилась к Генеральному секретарю ООН К.Аннану с требованием созвать чрезвычайную сессию Генеральной Ассамблеи. По его словам, ООН не способна остановить агрессию, однако необходимо показать американцам, что их действия противоречат позиции подавляющего большинства членов ООН.

Комментируя получившее в Малайзии широкое распространение мнение, что «нападение на Ирак является делом рук евреев, использующих США в качестве своего орудия», Махатхир заявил, что не считает его конфликтом христиан с мусульманами. Однако полагает, что он является войной влиятельной еврейской части американского истеблишмента против исламского государства.

Несколько недель спустя малазийский премьер заявил в интервью катарскому спутниковому телеканалу Аль-Джазира, что истинной целью американо-британского вторжения в Ирак являлось не освобождение народа этой страны от тирании Саддама Хусейна, а устранение серьезной внешней опасности, исходившей Израилю от Багдада. Вашингтон и Тель-Авив заинтересованы, чтобы Ирак никогда вновь не поднялся на ноги, а также в том, чтобы активно приобщиться к его нефтяным богатствам. По мнению Махатхира, утверждения, что американцы серьезно намерены восстановить иракскую экономику, являются чистым обманом, как и в случае с Афганистаном. Махатхир выразил также убеждение, что США не удастся создать новую дееспособную администрацию в Багдаде, поскольку иракцы никогда не согласятся сотрудничать с марионеточными властями.

Малазийское руководство устами вице-премьера Абуллы Ахмада Бадави, будущего преемника Махатхира на посту главы правительства, выразило мнение, что, совершив агрессию против Ирака, Вашингтон утратил моральное право возглавлять борьбу против международного терроризма. Если поначалу никто не оспаривал американское лидерство, то после иракских событий даже многие традиционные друзья и союзники отвернулись от администрации Дж. Буша. Особенно тревожно, что оккупация Ирака чревата опасностью спровоцировать новую волну терроризма, поскольку рассматривается многими в мусульманском мире, особенно его радикальным крылом, как оскорбление и вызов исламу. Что касается Малайзии, то, по словам Бадави, действия США в Ираке весьма затруднили деятельность на территории страны регионального антитеррористического центра, спонсированного американцами.

Касаясь причин скорого поражения багдадского режима в войне, официальный Куала-Лумпур неоднократно возвращался к словам, сказанным Махатхиром в Каире в январе 2003 г.: «Мы не следуем предписанию Корана, что Аллах не изменит наши судьбы, если мы не будем стремиться сделать это сами». В переводе на общедоступный язык это означало, что мусульмане во всем мире уделяют львиную долю времени и усилий теологическим диспутам и выяснению взаимных претензий. Война показала, по его словам, что пока мусульмане не могут защитить себя, поскольку не владеют военным искусством, способным устранить врагов ислама. Хотя мусульмане во всем мире усердно возносили молитвы, нападение все же состоялось. Для уммы жгучей необходимостью является овладение всей суммой знаний, накопленных человечеством, приобщение к достижениям современных технологий, особенно информационно-коммуникационных. Без этого, как неустанно повторял Махатхир, исламское сообщество останется на обочине прогресса мировой цивилизации, будет легкой добычей крупных держав Запада, что наглядно продемонстрировали события в Ираке.

Именно по этой причине Малайзия весьма скептически восприняла прозвучавший в октябре 2002 г. призыв главнокомандующего Корпусом стражей исламской революции Ирана Яхьи Рахима Сафари собрать 100 млн. добровольцев для сокрушения Израиля и полного освобождения Палестины. Как отметил Махатхир, даже при наличии самого высокого морального духа они неизбежно станут жертвами применения современных систем оружия12 . Малайзия также не поддержала резолюцию конференции Всемирного форума улемов, призвавшую к созданию «исламского военного блока», отказу от закупок западного оружия и налаживанию собственного производства. Задача, по мнению малазийцев, состоит в ином, а именно в том, чтобы многочисленные решения, принимавшиеся в рамках исламского сообщества, оставались не на бумаге, а претворялись в конкретные согласованные дела.

Несмотря на давление США, Малайзия не разорвала дипломатические отношения с Ираком и не закрыла иракское посольство. Малазийский министр иностранных дел Сайед Хамид Албар заявил в апреле 2003 г., что Куала-Лумпур выступает против плана наделения США и Великобритании полномочиями по управлению Ираком. Его страна, подчеркнул министр, признает только такое правительство Багдада, которое демократическим путем будет избрано самими иракцами при непосредственном содействии ООН. Он сказал также, что не следует винить К. Аннана за неспособность остановить американо-британскую агрессию. Ныне факты свидетельствуют, что Генеральный секретарь серьезно взялся за оказание гуманитарной помощи, разработку планов послевоенного восстановления Ирака. Важно, однако, чтобы в реализации этих планов участвовали азиатские страны, а не только те, которые выберут американцы. Вместе с тем, по мнению Малайзии, преждевременно снимать экономические санкции ООН в отношении Багдада, поскольку это может быть расценено как легализация оккупационного режима.

Малазийская дипломатия приняла самое активное участие в совещании глав внешнеполитических ведомств 57 стран-членов ОИК в Тегеране в конце мая 2003 г. В одобренной министрами декларации в связи с событиями вокруг Ирака отвергалось использование силы и односторонних действий, угрожающих суверенитету, нарушающих международное право и Устав ООН. Была выражена поддержка права иракского народа сформировать демократическое правительство, при содействии ООН восстановить суверенитет страны. Не в последнюю очередь иракская часть Декларации являлась ответом ОИК на прозвучавшие со стороны США угрозы приступить к насильственной смене неугодных режимов в Сирии и Иране.

В Декларации содержалось резкое осуждение политики террора, проводимой Израилем в отношении палестинского населения, обращение к США, России, Евросоюзу и ООН с призывом продолжить усилия по урегулированию палестино-израильского конфликта, реализации законных прав народа Палестины во имя достижения справедливого и прочного мира на Ближнем Востоке. В своих основных положениях этот раздел документа повторял соответствующий раздел заявления куала-лумпурского саммита ДН.

Конференция потребовала полной ликвидации ядерного оружия и призвала все страны, особенно ядерные державы, оказать давление на Израиль, дабы побудить его присоединиться к договору о нераспространении, поставить все израильские ядерные объекты под контроль МАГАТЭ. Данное решение было реакцией на американские обвинения Тегерана в стремлении создать собственное оружие массового поражения.

Следуя в русле заявлений Махатхира, сделанных после событий 11 сентября 2001 г., министерская конференция ОИК резко осудила попытки поставить знак равенства между международным терроризмом и исламом. Из Тегерана прозвучал призыв созвать международную встречу с целью дать определение терроризма, а также провести четкую грань между терроризмом и борьбой за национальное освобождение15 . Как известно, со своей стороны, еще в апреле 2002 г. на чрезвычайном совещании министров иностранных дел стран ОИК по терроризму в Куала-Лумпуре Махатхир предложил свое определение терроризма, включая государственный. По его мнению, «любую вооруженную или иную акцию против гражданского населения, предпринятую индивидуально или с официальной санкции или по приказу, можно считать терроризмом». В качестве примеров этого международного зла он назвал атаку на Международный торговый центр в Нью-Йорке 11 сентября 2001 г., акции палестинских и тамильских боевиков-смертников, действия израильской армии на территории палестинской автономии, массовые убийства мусульман в Боснии. По словам малазийского лидера, терроризм не является монополией какой-то конкретной нации, расы, религии или идеологии. Что касается мусульман, к террору их постоянно подталкивает иностранное угнетение, безысходность и растущая отчужденность в глобализирующемся мире. Махатхир считает, что одним из главных направлений деятельности ОИК должна стать тщательная разработка проблемы международного терроризма.

По понятным причинам в центре внимания Малайзии, одного из признанных лидеров мусульманского сообщества, главы ДН и будущего председателя ОИК, находится палестинская проблема. В Куала-Лумпуре считают, что если в годы второй мировой войны европейское еврейство пережило «первый холокост», ныне палестинские арабы являются жертвами «второго холокоста».

Малазийцы полагают, что правительство Ариэля Шарона проводит политику государственного терроризма в отношении Палестины, выступают с требованием прекращения насилия против мирного палестинского населения за вывод израильских войск с Западного берега Иордана и сектора Газа. Они осуждают блокаду резиденции главы палестинской администрации Ясира Арафата в Раммале, а также планы его депортации. При этом Куала-Лумпур исходит из того, что нейтрализация Арафата или его физическое устранение лишь осложнят ситуацию: ему на смену придут лидеры более радикального направления, что окончательно загонит палестино-израильский конфликт в тупик. Создается впечатление, отмечают в столице Малайзии, что израильские «ястребы» не понимают того важного факта, что сторонники Хамас, Исламского джихада и других радикальных палестинских организаций составляют по меньшей мере половину взрослого населения Палестинской Автономии. Все говорит за то, что на саммите ОИК проблема поиска путей урегулирования ближневосточной проблемы станет одной из центральных.

На октябрьской встрече в верхах Малайзия предполагает предложить вернуться к золоту (в виде так называемого «золотого динара») в расчетах во взаимной торговле и погашении финансовых обязательств. Предполагается, что «золотой динар» будет находиться в обращении параллельно с основными международными валютами, однако станет «страховым полисом» на случай резких колебаний их обменных курсов. Эта идея была выдвинута Махатхиром в 2001 г. по свежим следам азиатского финансово-экономического кризиса 1997–1998 гг. Куала-Лумпур понимает, что введение новой валюты займет длительное время, однако уже договорился с Ираном перейти к использованию «золотого динара» в двусторонней торговле уже в конце текущего года.

В Куала-Лумпуре весьма оптимистично оценивают перспективы работы саммита ОИК, будучи практически уверены, что малазийской дипломатии удастся в целом достичь поставленных задач. Залогом этого, как здесь считают, станет высокий авторитет страны в исламском мире, завоеванный благодаря внутренней политической стабильности, успехам на экономическом фронте, активной и независимой внешней политике. У малазийцев не вызывает серьезных сомнений, что Махатхир Мохамад, будучи в октябре 2003 г. единодушно избран генеральным секретарем ОИК, продолжит дело, начатое в 1969 г. Абдул Рахманом. На этом посту благодаря личному авторитету, энергии и целеустремленности «доктор М» (как называют Махатхира в Малайзии) сможет вдохнуть новую жизнь в деятельность этой международной организации.

Выступая на Куала-Лумпурском саммите ОИК уже в ранге ее председателя, Махатхир вновь вернулся к ранее обозначенным им главным проблемам, стоящим перед мусульманским сообществом: разобщенности рядов и резкому отставанию от мирового севера в научно-технологической и производственной областях. Заметим в скобках, что саммит проходил под девизом «Повышение научного и морального потенциала ислама».

Махатхир подчеркнул, что по этим причинам страны исламской цивилизации, несмотря на свой огромный потенциал, по-прежнему прозябают в полузависимом состоянии, «угнетаются европейцами и евреями». В изложении российских печатных СМИ, Махатхир в своем выступлении неоднократно возвращался к тезису о том, что «евреи – враги ислама», «сегодня евреи правят миром… но 1,3 млрд. мусульман не могут потерпеть поражения от нескольких миллионов евреев». Так, например, «Известия» в редакционном комментарии назвали высказывания нового главы ОИК «антисемитским скандалом», а «Независимая газета» на первой полосе поместила статью под характерным заголовком «Протоколы малазийского мудреца».

Действительно, для незнакомых с высоко эмоциональной манерой, присущей всем публичным речам Махатхира, его слова показались шокирующими. Но только не для руководителей исламских государств, а тем более для малазийцев. В частности, три года назад, выступая на очередном съезде правящей партии в присутствии официальных иностранных делегаций, Махатхир назвал соотечественников «тупоголовыми бездельниками» и даже «идиотами» из-за их нежелания по-настоящему приобщиться к достижениям современной цивилизации. Слова премьера были встречены собравшимися, привыкшими к «риторической шокотерапии “доктора М”», бурными аплодисментами, что казалось непостижимым для непосвященных.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Berita Harian (BH), Kuala Lumpur, 20.10.2002, 23.01.2003.

2. Panorama, Manila, 2000, № 2, с. 62.

3. New Straits Times, Kuala Lumpur, 25.02.2002.

4. Известия, 18.10.2003.

5. Независимая газета, 17.10.2003.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий