Египетско-израильские международные отношения в аспекте палестино-израильской проблемы в 80-90 гг. ХХ века

Реферат: Египетско-израильские международные отношения в аспекте палестино-израильской проблемы в 80-90 гг. ХХ века


Важнейшую роль во внешней политике Египта играют взаимоотношения с Израилем. В силу сложившихся на Ближнем Востоке геополитических условий Египет и Израиль долгое время стояли по разные стороны баррикад. Конфронтация между двумя странами несколько раз выливалась в тяжелейшие войны 1956, 1967 и 1973 гг. Но после войны Судного Дня, не выявившей явного победителя, но показавшей значительно возросшую боеспособность египетской армии, А.Садат под давлением США принял стратегическое решение пойти на сближение с Израилем. При активном содействии госсекретаря Г.Киссинджера в сентябре 1975 г. Израиль и Египет заключили промежуточное Синайское соглашение, по которому Израиль обязывался оставить часть оккупированной территории и отвести свои войска на 30–40 км в глубину. Стороны сделали заявление, в котором говорилось о невозможности решения египетско-израильского и всего ближневосточного конфликта силовыми методами. Это соглашение вызвало негативную реакцию в арабском мире, особенно в Сирии и среди палестинцев, и было воспринято как выход Египта из совместного фронта борьбы против Израиля1 .

Но Садат продолжил линию сепаратных сделок. Выступая в парламенте 9 ноября 1977 г., он объявил, что готов поехать в Израиль ради достижения мира. 19 ноября он предпринял свой исторический визит и выступил в кнессете с призывом к заключению мира. Затем, в декабре того же года израильский премьер-министр М.Бегин совершил визит в Каир. Результатом этих двусторонних контактов стало подписание 17 сентября 1978 г. в Кэмп-Дэвиде египетско-израильских соглашений. Были подписаны два соглашения: одно было посвящено урегулированию палестинской проблемы, другое – египетско-израильскому мирному договору. Согласно кэмп-дэвидскому проекту, предусматривавшему, в частности, создание на Западном берегу и в секторе Газа палестинской автономии, в переговорах по этому вопросу палестинцы могли участвовать в составе иорданской делегации.

После этого стремление Каира и Тель-Авива к установлению мира воплотилось в подписании 26 марта 1979 г. мирного договора. Египет стал первой арабской страной, признавшей израильское государство де-юре и де-факто и заключившей с ним мирный договор. В феврале 1980 г. обе стороны обменялись послами. По мирному договору Израиль обязывался последовательно, в течение трех лет вывести свои войска с оккупированной территории Синайского полуострова с ее последующей демилитаризацией и вводом межнациональных сил. Мирный договор также содержал пункты, предусматривавшие тесное культурно-экономическое и политическое сотрудничество. Египетское руководство приняло закон о прекращении экономического бойкота Израиля, подписало с Тель-Авивом соглашения о сотрудничестве в области сельского хозяйства, культуры, спорта, туризма, об установлении прямого воздушного сообщения2 .

Но уже через короткое время после подписания мирных соглашений стали очевидными расхождения в египетско-израильских позициях. Не прошло и двух месяцев после их подписания, как кнессет голосовал за строительство новых поселений на оккупированных территориях. 30 июля 1980 г. кнессет принял закон, объявляющий «объединенный Иерусалим» «вечной и неделимой» столицей Израиля, после чего были ускорены темпы «израилизации» восточной (арабской) части города. А в декабре 1981 г. кнессет принял решение о распространении израильских законов на район Голанских высот. Провалилась попытка претворить в реальность кэмп-дэвидское соглашение о предоставлении палестинцам автономии. Это соглашение предусматривало проведение выборов в местные органы на оккупированной территории. Предусматривался пятилетний переходный период, в течение которого был бы определен окончательный статус территорий Западного берега реки Иордан и сектора Газа. В рамках кэмп-дэвидской схемы предполагалось достижение компромиссного решения в течение года. Переговоры по предоставлению палестинцам автономии были начаты в мае 1979 г. Однако и к крайнему сроку 26 мая 1980 г. и в дальнейшем они не принесли абсолютно никаких результатов. Но это не останавливало Садата. Летом 1981 г., в то время, когда израильские самолеты бомбили Бейрут, Египет и Израиль в Вашингтоне подписали 3 августа соглашение, положившее начало деятельности межнациональных сил и наблюдателей на Синае3 . Затем произошли события, подвергшие египетско-израильские отношения серьезным испытаниям: во время военного парада 6 октября 1981 г. А.Садат был убит террористами. Новым президентом АРЕ был избран Х.Myбарак.

После прихода к власти новым президентом была выработана такая форма отношения Египта к Израилю, по которой взаимоотношения Египта с последним целиком зависели от общей ситуации на Ближнем Востоке. Такая позиция (а Х.Мубарак следовал ей неукоснительно) предполагала поддержание определенной дистанции в отношениях с Тель-Авивом. В этой связи Х.Мубарак не принял предложение израильского премьер-министра М.Бегина посетить Иерусалим, поскольку отказывался признавать его статус «столицы Израиля». Такая внешнеполитическая линия, явно направленная на защиту общеарабских интересов, не могла остаться незамеченной в арабских столицах. Это позволило Египту постепенно восстановить былой престиж в арабском мире. Египет подверг критике израильскую политику, направленную на подавление палестинского движения в оккупированных районах, осудил действия Израиля, который, с одной стороны, вел переговоры о предоставлении палестинцам автономии, а с другой, – продолжал строительство новых поселений на оккупированной территории. Египетская же дипломатия настаивала на том, чтобы Израиль согласился на участие в переговорах любой палестинской организации, одобрившей резолюции Совета Безопасности ООН № 242 и 338, а также вступил в контакты с умеренным крылом ООП. Израильская сторона довольно жестко отреагировала на такую смену позиции Египта по ближневосточному конфликту. По замечанию известного советского аналитика, «премьер-министр Израиля М.Бегин в «дружественных посланиях» президенту АРЕ X.Мубараку неоднократно давал понять, что израильские танки могут вновь появиться на Суэцком канале, если египетское руководство «посмеет» отойти от устраивающего США и Израиль внешнеполитического курса, прежде всего в вопросах ближневосточного урегулирования»4 .

Серьезные разногласия в египетско-израильских отношениях возникли в период ливанского кризиса 1982 г. 6 июня 1982 г. армия Израиля пересекла границу Ливана на юге и вторглась в пределы ливанской территории. Как и во время предыдущих своих военных акций по отношению к арабским странам, израильское правительство утверждало, что такой шаг был предпринят с целью обеспечить национальную безопасность Израиля5 . Используя свое подавляющее военное превосходство, израильская армия продвинулась далеко вглубь страны вплоть до Бейрута, под израильской оккупацией оказалось около 40% территории Ливана6 .

Myбарак жестко отреагировал на агрессию Израиля в Ливане. Президент Египта потребовал от Тель-Авива немедленного прекращения военных действий и отвода войск с ливанской территории. Было решено в максимально возможной степени «заморозить» отношения с израильскими властями, ужесточить позицию АРЕ по палестинскому вопросу. Переговоры по палестинской автономии были прерваны до тех пор, пока израильские войска не будут полностью выведены из Ливана. Сократились взаимные визиты официальных лиц, контакты по линии туризма, культурных связей. Египетская печать регулярно помещала материалы с критикой политики правительства Бегина. Наконец, после резни в лагерях Сабра и Шатила в сентябре 1982 г. египетское руководство приняло решение об отзыве своего посла из Израиля. Х.Мубарак дал понять Тель-Авиву, что Каир не потерпит столь грубых нарушений прав арабских стран. Как отмечает бывший посол США в Египте (1973–1979 гг.) Г.Эйлтс, «ни кэмп-дэвидские соглашения, ни египетско-израильский мирный договор не давали Израилю права совершать агрессию против арабской страны, и отзыв посла был единственным политическим жестом, который оставалось сделать Х.Мубараку»7 . «После нападения Израиля на Ливан, – писал Б. Гали, – в Каире мало найдется людей, сохраняющих надежду на позитивное развитие арабо-израильского переговорного процесса»8 .

Каир выдвинул три условия «размораживания» отношений с Тель-Авивом: 1) урегулирование вопроса о Табе; 2) полный и безоговорочный вывод войск из Южного Ливана; 3) согласие на полномасштабные переговоры по урегулированию палестинского вопроса с участием палестинской делегации. Эти условия были выполнены частично. Израиль пошел на уступки лишь по первому пункту. Долгое время напряженность между Египтом и Израилем вносил спор о приграничной территории Таба (площадью около 1 кв. км). По кэмп-дэвидским соглашениям, эта область должна была отойти к Египту, но израильское руководство отказывалось от ее передачи. С апреля 1982 г. по сентябрь 1986 г. состоялось четыре раунда переговоров по Табе с участием экспертов США. Однако они не привели к достижению ощутимого прогресса в урегулировании проблемы9 .

К тому же в октябре 1985 г.в египетско-израильских отношениях возник новый пик напряженности после двух инцидентов – убийства в Каире израильского дипломата и убийства группы израильских туристов на Синае египетским пограничником. Дело вокруг террористабыло использовано египетскими фундаменталистами для раздувания антиизраильских настроений в Египте. В его поддержку были созданы общественные комитеты, а после его самоубийства в следственной тюрьме в университетах Каира, Заказика и Мансуры прошли массовые студенческие демонстрации с антиизраильскими лозунгами.

После возвращения Синая тон высказываний Каира в отношении израильской политики стал более жестким. Этому способствовал и тот факт, что, несмотря на позицию официального руководства антиизраильские настроения в египетском обществе всегда оставались достаточно сильными. А Мубарак внимательно прислушивается к общественному мнению. Он помнит, что стало с предыдущим президентом Египта. Такое положение сохраняется и по сегодняшний день. Антиизраильские настроения доминируют на египетской «улице», в среде военной и интеллектуальной элиты, а продолжающаяся радикализация египетского общества не дает повода для улучшения двухсторонних отношений. В связи с этим существуетмнение, что тотальный отказ принять существование Израиля в наибольшей степени проявляется именно в Египте, несмотря на заключение мирного договора10 .


Copyright © MirZnanii.com 2015-2018. All rigths reserved.