регистрация / вход

Ирано-китайские отношения в международном аспекте

Основные положения отчета ЦРУ "Развитие иностранного ядерного потенциала и угроза атаки межконтинентальными баллистическими ракетами". Оценка уровня развития двухсторонних отношений между Ираном и Китаем и состояния военно-промышленного комплекса стран.

Реферат:

Ирано-китайские отношения в международном аспекте


По оценке ЦРУ, в ближайшие 15 лет угроза безопасности США будет исходить от Китая, Ирана, Ирака и Северной Кореи. Чтобы оправдать трату миллиардов долларов на создание национальной программы противоракетной обороны, главным врагом решено считать Китай, который к 2015 г. будет иметь от 75 до 100 баллистических ракет. С 20 ракетами, утверждает ЦРУ, еще можно справиться. Все же остальные могут достичь территории США.

В отчете ЦРУ, озаглавленном "Развитие иностранного ядерного потенциала и угроза атаки межконтинентальными баллистическими ракетами до 2015 года", указано, что ныне у КНР на вооружении около 20 ракет типа "Дунфэн", способных достичь США. Имеются и несколько ракет среднего радиуса действия, а также ядерная подводная лодка, оснащенная такими же ракетами.

Кроме того, сейчас в Китае продолжаются исследования по созданию трех новых ракетных систем, которые могут быть поставлены на боевое дежурство в 2010 г. По данным ЦРУ, новые китайские ракеты будут размещаться не в стартовых шахтах, а на мобильных платформах. Это во много раз усложнит возможность их обнаружения и уничтожения.

В документе также указано, что к 2015 г. Северная Корея и Иран создадут собственные ракеты дальнего радиуса действия. У Северной Кореи уже есть ракета, способная достичь Калифорнии. Это двухступенчатая "Тэпходон-2". Причем Пхеньян обладает одной-двумя ядерными боеголовками, которыми она может снаряжаться.

Что же касается Ирака, то ему вполне по силам в короткие сроки создать даже межконтинентальную ракету – "с помощью внешних союзников и покровителей, которые в обход запрета ООН могут тайно снабжать иракцев ядерными технологиями и оборудованием".

Однако Иран, полагает ЦРУ, куда более опасен для США, нежели КНДР. Теоретически уже в 2005 г. иранцы испытают ракету дальнего радиуса действия, а к 2010-му поставят ее на боевое дежурство.

По мнению американцев, во всех этих проектах развития ядерных программ, в частности Тегерана, видна "рука" Пекина, которая для США является более опасной, чем "рука" Москвы.

Китайское высшее военно-политическое руководство старается использовать весь свой политический, экономический, научно-технический и военный потенциал для проникновения, закрепления в странах ближневосточного и центральноазиатского регионов, а также вытеснения из них своих потенциальных противников, прежде всего США, Израиль, Турцию и Россию.

Одно из важных мест в этих планах отводится Ирану, который, по мнению как китайских, так и американских и российских аналитиков, является ключевой страной региона, могущей в ближайшие годы занять место регионального лидера. В свою очередь и Тегеран не только живо откликается на все китайские инициативы, но и сам активно способствует развитию двухстороннего сотрудничества практически в любой области.

Посол Ирана в Китае Фаридун Вардинежад, выступая перед китайскими учеными-иранистами, предложил начать воплощение идеи создания "международной коалиции мира" с Азии. По его мнению, это можно сделать в рамках "диалога цивилизаций", в рамках общения представителей двух древнейших культур, иранской и китайской. Руководящую роль в этом деле должны взять на себя великие цивилизации Ирана и Китая. По сообщению газеты "Иран", Фаридун Вардинежад выступил 13 ноября 2002 г. в пекинском университете перед китайскими учеными, изучающими культуру и историю Ирана. Он сказал, что воплощение в жизнь идеи создания международной коалиции мира позволит воспрепятствовать деятельности "мировых агрессоров", под которыми понимаются США и Израиль.

В свою очередь и Китай имеет в Иране свои интересы. К 2010 г. половину своих потребностей в нефти Китай будет удовлетворять за счет импорта углеродных ресурсов. Годовые темпы роста потребления сырой нефти в стране уже в течение десяти лет составляют 6% при менее чем двухпроцентном росте внутреннего производства. В 2001 г. Китай (с 1993 г. ставший нетто-импортером) ввозил 65 млн. тонн нефти – примерно треть от потребляемых в стране 200 млн. тонн (около 15% – из Ирана через Казахстан). При этом основные эксплуатируемые месторождения на севере Китая близки к истощению, а разработка новых разведанных месторождений в населенном мусульманами Синьцзян-Уйгурском автономном районе на северо-западе страны тормозится из-за целого ряда внутренних политических проблем.

Главными поставщиками сырой нефти в КНР стали Оман, Йемен, Иран и Саудовская Аравия. Ближний Восток сегодня дает около 60% импортируемой в Китай нефти, а к 2010 г. доля этого региона в китайском импорте должна превысить 80%. Именно поэтому риск разрастания конфликта на Ближнем Востоке заставляет Пекин разрабатывать антикризисные планы на случай резкого роста цен и прекращения поставок. Реализация проекта создания стратегических нефтяных резервов в КНР началась сразу после терактов в США 11 сентября 2001 г. Ведь Китай располагает запасами нефти, дающими возможность автономно существовать лишь несколько дней, а США, например, своими резервами обеспечены на три месяца. Пекин намерен до 2010 г. сформировать запасы нефти в 15 млн. тонн1 , которые могли бы обеспечивать его потребность в течение примерно трех месяцев. Кроме того, он будет стремиться диверсифицировать свои закупки и внешние инвестиции в нефтяной сектор, уменьшая зависимость от нестабильного и контролируемого американцами Ближнего Востока. Китайские нефтяные фирмы значительно укрепили, например, свои позиции в Казахстане. Правда, если до 11 сентября Пекин рассматривал казахстанский вариант как способ обойти маршруты поставок нефти, контролируемые США (то есть как "стратегический" вариант, например, на случай кризисной ситуации в отношениях с Тайванем), то теперь американское присутствие в Центральной Азии оживляет старые опасения Китая. Поэтому сейчас китайцы усиленно прорабатывают "иранский" вариант, а в случае мирного разрешения иракского кризиса и полного снятия экономической блокады с этой страны возможен и второй, дублирующий вариант – "иракский".

По сообщению информационного сайта "Ол Иран", перевозки товаров из Китая через Иран в значительной мере могут улучшить положение с транзитом в стране. Как сказал начальник управления транзитных перевозок таможенной службы Ирана Мортаза Хензекиян, транзит может приносить доходы, сопоставимые с доходами от экспорта, поэтому ему следует уделить серьезное внимание. Высшее руководство страны считает транзит отраслью, которая приносит доходы и позволяет создавать новые рабочие места. По словам Мортазы Хензекияна, с точки зрения условий для осуществления транзита Иран находится в более выгодном положении по сравнению с другими странами. Он сказал: "Через нашу страну проходит путь, соединяющий Европу со странами Востока и недавно получившими независимость государствами Центральной Азии. Кроме того, через территорию Ирана будет проходить коридор "Север-Юг". Следует иметь в виду, что еще один путь, по которому доставляются товары, проходит в Китай через Афганистан. Недавно Китай присоединился к Таможенной конвенции о международной перевозке грузов с использованием карнетов TIR от 1975 г. Такое положение отвечает интересам Ирана и самого Китая. Иранские транспортники могут взять на себя перевозку китайских товаров в Европу. Высокопоставленный чиновник отметил, что польза от перевозки транзитных товаров заключается в возможности создавать рабочие места и получать прибыль. При этом определенная выгода может быть получена и в таких отраслях, как судостроение, производство железнодорожных рельсов, а также в сфере обслуживания (гостиницы, рестораны и т.д.). По мнению Мортазы Хензекияна, заинтересованные структуры должны самым серьезным образом заниматься координацией действий для расширения транзита, который позволит значительно быстрее доставлять товары через территорию страны покупателям.

Эти и другие вопросы решались на встрече иранских и китайских руководителей в Пекине2 . По приглашению председателя ПК ВСНП Ли Пэна делегация Собрания исламского совета Ирана во главе с председателем Мехди Кярруби с 9 по 14 декабря 2002 г. находилась в Китае с официальным и дружественным визитом.

Заместитель министра почты, телеграфа и телефона Ирана во время встречи в Гонконге с министром информационной промышленности Китая3 подчеркнул необходимость еще большего развития сотрудничества двух стран. На этой встрече стороны, выразив удовлетворение развитием двусторонних связей в области политики, экономики и культуры, положительно оценили состояние сотрудничества в сфере связи. Отметив многообразие возможностей для сотрудничества, они заявили о готовности к еще большему развитию и сближению в этой области. Заместитель министра Ирана на этой встрече, отметив молодость иранских специалистов по информатике и специфику местоположения Ирана в регионе, назвал эти факторы преимущественными для развития регионального сотрудничества двух стран, а также призвал к использованию его новых форм, особенно между частными секторами двух стран. Иранский представитель предложил создать рабочий комитет по сотрудничеству в области информатики в рамках совместной комиссии по экономическому сотрудничеству двух стран, что было поддержано китайской стороной. Предусмотрено, что специалисты изучат возможность реализации этого предложения в самое ближайшее время. Китайский министр информационной промышленности, подчеркнув важность двустороннего сотрудничества в рамках всемирного союза связи, охарактеризовал возможности и потенциал своей страны в сфере информации и информационных технологий и заявил о готовности сотрудничать и обмениваться опытом с Ираном. Иран вступил в члены Международного союза связи через тридцать лет после его основания.

Новый посол Китая в Иране на встрече с министром иностранных дел Ирана Камалем Харрази4 дал положительную оценку уровню развития двусторонних отношений. Он заявил, что сотрудничество между Тегераном и Пекином на международной арене будет способствовать укреплению мира и стабильности во всем мире. Камаль Харрази подчеркнул важность двусторонних отношений и заявил, что Исламская Республика Иран придает большое значение укреплению своих связей с Китаем как с одним из влиятельных и успешно развивающихся государств. Отметив, что Иран занимает особое место в регионе и располагает значительными возможностями в области торговых отношений и добычи природных ресурсов, Камаль Харрази выразил надежду на то, что китайские компании будут активнее вкладывать свои капиталы в иранскую экономику. Он также подчеркнул, что обе страны, представляющие собой восточный и западный полюса Азии, должны развивать между собой двустороннее экономическое сотрудничество, что позволит им сыграть важную роль в деле установления стабильности и безопасности в регионе и во всем мире, а также противостоять экспансии США и их союзников.

Высшее военно-политическое руководство Ирана, уделяя особое внимание вопросам поддержания национальных вооруженных сил на должном уровне, рассматривает военно-техническое сотрудничество с Китайской Народной Республикой как одно из приоритетных направлений. Ход программ модернизации иранских вооруженных сил позволяет сделать вывод о том, что достигнутый уровень развития технологий национального производства вооружения и военной техники (ВВТ) не позволяет официальному Тегерану полностью отказаться от использования внешних программ создания современных видов вооружений.

В этой связи иранское военное командование, рассмотрев и оценив все источники получения как готовых образцов ВВТ, так и технологий их производства, активно ищет пути развития военно-технического сотрудничества (ВТС) с ведущими в этой области странами. По мнению иранцев, к их числу, сотрудничающих с Ираном в области ВТС, относится и Китай.

Кроме того, учитывая значительное количество китайской (и советской) военной техники, состоящей на вооружении национальных вооруженных сил, Тегеран стремится поддерживать ее в боеготовом состоянии за счет закупок боеприпасов и запасных частей, а также организации их производства внутри страны на основе китайских технологий.

Иранское руководство рассматривает Китай в качестве одного из ведущих партнеров по военному и военно-техническому сотрудничеству. Объем поставок китайского вооружения и военной техники в Иран за период с 1997 по 2002 гг. составил, по предварительным оценкам, около 5 млрд. долл. США. Особенностью ирано-китайского ВТС также является то, что Пекин не только поставляет готовые образцы вооружения, но передает Ирану ряд технологий, оказывает содействие в создании его военно-промышленного комплекса, способного выпускать тактические и оперативно-тактические ракеты, артиллерийские системы, боевые корабли и катера.

Значительным прорывом в области военно-технического сотрудничества стал визит председателя КНР Цзянь Цземиня в Тегеран в апреле 2002 г. В ходе визита был обсужден широкий спектр вопросов в области гражданского сотрудничества, а именно о поставках иранской нефти и газа, строительстве гидроэлектростанций, автодорог, расширении сети железных дорог, метрополитена в Тегеране, строительстве международного аэропорта и пяти нефтяных танкеров. Кроме того, состоялось подписание контракта на совместное производство систем оптико-волоконной связи и в области ирано-китайского военно-технического сотрудничества.

Иранскую сторону наряду с планами поставок китайской военной техники интересовало и обслуживание поставленных из КНР самолетов и вертолетов, ракетных катеров для иранских ВМС, а также лицензионное производство компонентов и узлов к ракетной технике, созданной на базе китайских баллистических ракет средней дальности. Как представляется, данный визит свидетельствует об углублении ВТС между двумя странами, а также возобновлении сотрудничества в атомной энергетике (разработка урановых месторождений, ядерные исследования, подготовка иранских специалистов в китайских ВУЗах), замороженного в 1999 г. под давлением США.

По китайским оценкам, в настоящее время в Иране организовали и активно совершенствуют свой бизнес свыше 1200 китайских компаний и фирм, часть из которых занято в ирано-китайском военно-техническом сотрудничестве. К числу наиболее крупных предприятий, работающих на военно-промышленный комплекс КНР и присутствующих в Иране, можно отнести:иран китай военный промышленный

– NORINKO (Китайская Северная индустриальная корпорация);

– CATIC (Китайская национальная компания по экспорту и импорту авиационной техники);

– CEIEC (Китайская национальная компания по экспорту и импорту электроники);

– CXSDC (Китайская компания "Новая эра");

– CSTC (Китайская судостроительная торговая компания);

– CPMIEC (Китайская экспортно-импортная компания точного машиностроения).

Спектр военно-технического сотрудничества с Ираном довольно широк. К числу основных контрактов в области ВВТ, заключенных между Ираном и Китаем, можно отнести соглашения о поставке боевых и транспортных самолетов, ракет класса "корабль" – "корабль" и "поверхность" – "поверхность", артиллерийских систем различного назначения, средних боевых танков и боевых бронированных машин.

Несмотря на отрицание официальным Пекином фонда сотрудничества двух стран в области ракетных вооружений, имеются свидетельства, подтверждающие проведение совместных работ по созданию ракетных комплексов на основе китайских технологий.

В соответствии с долгосрочными контрактами на судоремонтных верфях в городах Бендер-Аббас и Бушир строятся эсминцы, фрегаты, корветы и малые ракетные катера для ВМС ИРИ. В частности, данные катера были созданы путем технологического копирования китайского аналога, что свидетельствует о том, что китайская сторона просто закрывает глаза на нарушение Тегераном международных договоров и конвенций об авторском и патентном праве.

К числу тактических и оперативно-тактических ракет, разработанных в Иране при участии китайских и северо-корейских специалистов, относятся ракетные системы типа "НАЗЕАТ" класса "поверхность-поверхность". Так, в июле 2001 г. иранцы совместно с КНР разработали новую систему наведения для "НАЗЕАТ-10". Модернизированная ракета получила собственное наименование – "ФАТЕХ-110". Применив полученные технологии ввода данных по коррекции траектории полета боеголовки на конечном участке, удалось провести начальный этап испытаний ракеты. В сентябре 2002 г. состоялся запуск модернизированной ракеты "ФАТЕХ-110", которая имеет уже увеличенную дальность полета.

В ходе работ по программе модернизации ракет "Шехаб" (по натовской классификации "Скад") Тегеран проявляет заинтересованность к китайским технологиям твердотопливных ракет типа "Дунфэн". Основные цели, преследуемые иранцами в НИОКР в военно-техническом сотрудничестве с Китаем, заключаются в следующем:

– получение технологий производства ракетных двигателей на новых видах топлива;

– увеличение дальности пуска;

– повышение ударной мощности боеголовки по цели;

– использование принципа отделения боеголовки на конечной траектории полета;

– доступ к разработкам Исследовательского института телеметрии (г. Пекин) по усовершенствованию управления ракетой за счет интеграции бортового вычислительного комплекса с системой спутниковой навигации GPS.

Несмотря на неоднократные опровержения со стороны МИД КНР своего участия в иранских программах по ракетостроению, Тегерану удалось закупить в Китае специальное технологическое оборудование. В частности, это касается контрольно-измерительных приборов проверки качества, высокоточных станков с числовым программным управлением, систем контроля телеметрии ракет на базе автомобилей повышенной проходимости, других компонентов и приборов.

Новым направлением военно-технического сотрудничества двух стран стало создание совместных предприятий. В частности, ирано-китайское совместное предприятие "Дурсандж" ("DOURSANJ") является официальным дилером компаний FOIF, BOIF, HICA, HUA, DADI, SIWEI (КНР). Сотрудничество осуществляется в области разработки и производства оборудования как гражданского, так и военного назначения. К примеру, эхолоты и глубиномеры используются как в рыболовном, так и военно-морском флоте. Используя компанию "Дурсандж" в качестве основного канала получения технологий, иранское руководство заключило при ее посредничестве соглашения с рядом высших учебных заведений КНР. Соглашениями предусматривается подготовка иранских национальных кадров в данных учебных заведениях по различным направлениям для последующей работы на промышленных и научных объектах Ирана. Активность ирано-китайского сотрудничества в данной области во многом ограничена техническими возможностями компаний и фирм КНР по предоставлению современных технологий и материалов. В этой связи иранцы все больше внимания обращают на развитие сотрудничества с государствами Европы, что вызывает некоторое раздражение китайских руководителей.


Список источников и литературы

1) Алиев В. Современное состояние Иранской внешней политики. – М., 2007

2) РИА ТЭК, 12.11.2002.

3) ИРНА, 03.12.2002.

4) ИСНА, 25.11.2002.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий