регистрация / вход

Турецкая диаспора в ФРГ

История формирования турецкой диаспоры в ФРГ, ее размещение на территории страны. Структура занятости турков. Социо-демографический состав турецких частных предприятий. Средний доход и источники турецкого домохозяйства, сферы реализации денежных средств.

Реферат:

Турецкая диаспора в ФРГ


Весьма значительную роль в современных турецко-германских отношениях, в том числе и в торгово-экономической области, играет многочисленная турецкая диаспора в ФРГ.

Начало ее формирования относится к 60-м годам, когда динамичное развитие западногерманской экономики обеспечивалось, в том числе и путем использования дешевой рабочей силы – «гастарбайтеров» («рабочие-гости» нем.), значительная часть которых прибывала из Турции. Условно историю миграции турецких рабочих в ФРГ можно разделить на 2 этапа: с 1961 по 1973 гг., когда турецкие рабочие прибывали без семей для работы на 2–3 года, и с 1974 года по настоящее время – когда в ФРГ отпала надобность в неквалифицированной рабочей силе, но при этом интенсифицировался процесс воссоединения турецких рабочих со своими семьями, когда последние переезжали в ФРГ.

В 1961 году в ФРГ безработными числились 94 856 чел., в то же время общее число вакантных мест составляло 572 758, это заставило немецкие власти искать рабочую силу в менее развитых странах южной Европы.30 октября 1961 года между Турцией и ФРГ было подписано соглашение о трудовой миграции, ранее Германия подписала подобные соглашения с Италией (1955 г.), Испанией (1960 г.) и Грецией (1960 г.), а позднее с Марокко (1963 г.), Португалией (1964 г.), Тунисом (1965 г.) и Югославией (1968 г.). Это соглашение было не менее выгодно для турецкой стороны, оно давало ей ряд преимуществ, а именно: снижение высокого уровня безработицы в самой Турции, особенно скрытых ее форм в сельских районах; стабильный приток иностранной валюты в виде денежных переводов от турецких рабочих в ФРГ; получение турецкими рабочими опыта и технических знаний, которые должны были им пригодиться по возвращении на родину.

В соглашении был записан ряд требований к турецким рабочим:

1. Разрешение на работу для турецких рабочих могло пролонгироваться максимум на 3 года, первоначальное разрешение на трудоустройство ограничивалось 2 годами. (Это требование устраивало турецкие власти, так как они надеялись, что турецкие рабочие, получив необходимые навыки в ФРГ, смогут успешно работать в самой Турции.)

2. В Стамбуле будет проводиться тщательный медицинский осмотр каждого соискателя, причем не только для того, чтобы определить его пригодность к определенной работе, но и чтобы «защитить немецких граждан от эпидемий».

3. Отсутствовала возможность воссоединения с семьей для турецких рабочих. (Эта возможность была оговорена практически во всех подобных договорах ФРГ с другими странами. Но во избежание попыток миграции для Турции было сделано исключение.) Позднее, однако (сентябрь 1964 г.), в соглашение был внесен ряд поправок, в частности появились более благоприятные условия для воссоединения турецких рабочих со своими семьями.

Ведомство, которое называлось Немецкое бюро по взаимодействию (его можно сравнить с Немецкой Комиссией, существовавшей в других странах, экспортирующих трудовые ресурсы), начало свою деятельность как часть Турецкой Биржи Труда в Стамбуле еще в июле 1961 года. Эти две организации отвечали за «отбор и трансферт» рабочей силы, которая требовалась немецкой промышленности. Их совместная деятельность по найму иностранной рабочей силы продолжалась вплоть до 1973 г.

Процесс найма турецких рабочих состоял из следующих этапов:

а) Работодатель в ФРГ посылал информацию о количестве необходимых ему рабочих и их профессиональных навыках в местные бюро по трудоустройству. Они направляли эту заявку в Федеральное бюро по труду. Там заявки собирались, сортировались и переправлялись в Немецкое бюро по взаимодействию в Стамбуле.

б) Немецкое бюро по взаимодействию в свою очередь отсылало заявки в свои региональные отделения в Турции. После чего турецкие рабочие, подавшие заявление о поиске работы, могли проходить первую стадию отбора, включавшую медицинскую проверку и прочие формальности. После этого они получали «приглашение» для «представления себя» в Немецкое бюро по взаимодействию в Стамбуле.

в) В Стамбуле у кандидатов проверялись их профессиональные навыки при помощи практических тестов, кроме того, им предстояло пройти тщательнейший медицинский осмотр. Большинство тех, кто приезжал в Стамбул, не могли пройти медицинскую проверку и были вынуждены возвращаться домой либо пытались воспользоваться услугами контрабандистов. Лишь немногие получившие «трудовой контракт» могли готовиться к долгой (50–55 часов) поездке до г. Мюнхена. С 1961 по 1973 гг. в ФРГ из Турции прибыло около 900 000 рабочих.

По сравнению с другими рабочими-иностранцами у турок был самый высокий процент квалифицированных рабочих – около 30%. Около 20% турецких мигрантов составляли женщины. Как и другие рабочие, турки работали в основном в строительной, металлургической, горнодобывающей, автомобильной и текстильной отраслях промышленности.

Турецкие рабочие жили в общежитиях, предоставленных им работодателями. Причем условия в них были не самыми лучшими: как показало исследование, проведенное в 1971 году в земле Северный Рейн – Вестфалия, через 10 лет после того, как первые рабочие приехали из Турции, 10% общежитий для рабочих были не пригодны для жилья, 25% представляли собой казармы, 46% – не обеспечивали минимальную необходимую площадь на каждого рабочего, 52% общежитий было возведено на территории заводов, а 16% из них были огорожены колючей проволокой.

Гастарбайтеры стремились заработать как можно больше денег за короткий период времени. Этого можно было достичь, только работая сверхурочно. Административные функции при этом выполняли как начальники цехов, так и переводчики. Также в постоянном контакте с работодателями находились консульства Турции. Турки работали настолько усердно, что временами нарушали давно сложившийся рабочий график и становились изгоями не только для коллег по работе, но и для профсоюзов.

12 декабря 1962 года Федеральная Немецкая Ассоциация Работодателей (ФНАР), которая занималась распределением турецких рабочих, приняла решение о нецелесообразности замены турецких рабочих каждые 2–3 года, выразив «удовлетворение» от их деятельности, и предложила им остаться на более долгий срок. В последующем контракты с турецкими рабочими продлевались ежегодно.

В 1973–74 гг. в Германии в связи с резким увеличением цен на нефть и, как следствие, замедлением темпов роста экономики начались бурные дебаты по «турецкому» вопросу, в итоге было решено резко ограничить приток мигрантов из Турции, а тем, кто уже проживал в Германии, дать право на воссоединение с семьей (1975 г.). Турецким рабочим нужно было выбирать – у многих из них дети и жены оставались в Турции.

Экономическая ситуация на родине была малопривлекательной, кроме того, набирал силу внутриполитический конфликт между левыми и правыми группировками. В итоге процесс «воссоединения семей» после 1975 года значительно интенсифицировался. Так, между 1973 и 1982 гг. в ФРГ прибыло более 670 000 человек.

В то же время немецкие власти пытались обратить этот процесс вспять. Так, в ноябре 1983 года был принят закон, поощряющий возвращение гастарбайтеров на родину. В средствах массовой информации этот законопроект был представлен как «способ заработать неплохие деньги на возвращении». В результате за полтора года 156 000 рабочих вернулись в Турцию, однако лишь 13 000 из них смогли получить причитавшиеся им финансовые средства («премия за возвращение» – 10 500 немецких марок и по 1 500 марок за каждого ребенка), остальные 143 000 остались без обещанного ежегодного дохода и социальных гарантий.

После принятия поправок в закон об иностранцах от 1.01.1991 процесс принятия немецкого гражданства для турок значительно облегчился. Благодаря чему в период с 1982 по 1998 гг. более 213 000 турок смогли получить немецкий паспорт (о получении гражданства турками см. табл. 3).

Со временем многие из «рабочих-гостей» осели в ФРГ, обзавелись жильем (к началу 1980-х гг. лишь 10% турок продолжали жить в общежитиях) и социальной инфраструктурой (пресса, телевидение, дискотеки, школы, 2200 мечетей и молельных домов и т п.), образовав внутри западногерманского общества совершенно особый его элемент, контрастирующий с окружающей средой и являющийся потому источником множества конфликтов и коллизий, но ставший уже его, этого общества, неотъемлемой частью.

Когда в начале 1993 года германские власти включили Турцию в список стран, практикующих «преследования граждан по политическим мотивам», это повлияло на рост числа переселенцев из Турции (в основном курдов), которым разрешено проживание в ФРГ. Кстати, к моменту принятия этого решения Турция занимала второе место по числу принятых в Германии беженцев (10%), уступив лишь Афганистану.

Общая численность турок в Германии составляет в настоящее время 2 637 000 (по данным на 2002 г.), из них 1 907 000 (72,3%) являются гражданами Турции, а 730 000 (27,7%) – получили немецкое гражданство. Всего в Европе насчитывается 3 767 000 турок, таким образом, в ФРГ живут 70% всех этнических турок в ЕС, для сравнения второй в списке стран с наибольшей численностью турецкого населения идет Франция с 370 000 (9,8%) турок (см. табл. 4). 54,3% турок, живущих в Германии, – мужского пола, 45,7% – женского. Около 39% из них – молодежь в возрасте до 21 года, 46% – трудоспособное население в возрасте 22–50 лет. Свыше 53% живут в ФРГ более 15 лет, в то время как большая часть других иностранцев живет в ФРГ в среднем по 13,5 лет.

Собственно рабочих насчитывается около 785 тыс. человек, однако можно предположить, что их значительно больше, так как в эту цифру входят только «застрахованные рабочие», то есть работающие на законных основаниях; численность нелегальных мигрантов учету не поддается, хотя надо отметить, что в последнее время среди незаконно работающих (в соответственно опасных условиях и за низкую плату) все большую часть составляют выходцы из стран Восточной Европы. Пока же турки лидируют по численности, составляя примерно одну треть от почти двух миллионов иностранных рабочих в стране; в общей численности работающих их доля составляет сейчас 2,8% (всех иностранных рабочих – 8,4%). Вместе с тем имеется устойчивая тенденция к сокращению доли рабочих среди турок в ФРГ – с 85% в 70-х годах до примерно 30% в 2000 г.: все больше из них основывают собственный бизнес.

Статистические данные о структуре занятости турецких рабочих по секторам отсутствуют, но если судить по общим для всех «гастарбайтеров» данным, то больше всего их трудится в промышленности и ремеслах, за которыми следуют сектор услуг, торговля и строительство; кроме того, различные сведения позволяют судить о большом количестве турок, занятых в металлургической, горнодобывающей и швейной отраслях промышленности.

Обсуждение нового «Закона об иностранцах» в 1991 году и «Закона о беженцах» в 1992 году привлекло внимание значительной части населения ФРГ к живущим в Германии иностранцам. Тогда же в связи с ростом социальных проблем, особенно обострившихся после объединения Германии, и началом спада в экономическом развитии участились имевшие место и ранее случаи антитурецких выступлений, в том числе нападения праворадикальных националистических группировок на места проживания турок, на самих турецких граждан. Только в 1993 году было зарегистрировано 6 700 случаев нападений. Не говоря уже о том, что в результате поджогов, устроенных неонацистами, 3 гражданина Турции погибли в ноябре 1992 года в г. Мельн и пятеро в мае 1993 года в г. Золинген.

Мощным источником расистских настроений стали восточные земли Германии (бывшая ГДР), где в настоящее время уровень безработицы достигает 30%, что создает питательную почву для усиления шовинистических течений. С другой стороны, показатель безработицы для турецких рабочих в 1992 году находился на уровне 12,6%, что превышало общий уровень безработицы как для всех иностранных рабочих (11,9%), так и в целом по Германии (около 5%).

Подобное положение, очевидно, заставило правительство Германии ужесточить нормативные акты в отношении вновь приезжающих в страну турецких граждан: в соответствии с циркуляром Федеральной службы занятости вновь приехавшим в страну иностранцам разрешение на работу будет выдаваться сроком не более чем на 1 год; в случае обращения о продлении срока предварительно будут изучаться возможности просителей по нахождению работы. Кроме того, работа иностранным гражданам будет предоставляться только в том случае, если на данное рабочее место не претендуют граждане ФРГ или одной из стран ЕС. Последнее обстоятельство вызывает у турок особое беспокойство, так как уже сейчас серьезную конкуренцию им составляют испанцы, португальцы, итальянцы и греки; применение же положений данного циркуляра (выглядящих, кстати, совершенно логичными в процессе интеграции в рамках Евросоюза) может вызвать вдальнейшем рост числа рабочих из этих стран ЕС.

По словам члена Исполнительного Совета профсоюза «ИГ-Металл» ЙылмазаКарахасана, «Германия ставит своей целью регулирование пребывания в стране вновь приезжающих иностранцев в соответствии с состоянием внутреннего рынка».

И хотя турецкая пресса заявляет, что подобные меры «готовят почву для выселения турок из Германии», думается, что подобная ситуация вряд ли может реально возникнуть в ближайшем будущем: слишком плотно они связаны с экономической, социальной и даже политической жизнью страны, превратившись за десятилетия, проведенные в Германии, в неотъемлемую часть ее общественной структуры.

Так, нападения на турок и выступления под откровенно шовинистическими и неонацистскими лозунгами вызвали в ФРГ серьезную реакцию: такие фирмы, как «Даймлер-Бенц» и «Порше», администрация аэропорта во Франкфурте, организации предпринимателей и профсоюзы, действующие в различных секторах, начали увольнять работников, проявляющих враждебность к иностранцам и «употребляющих в их адрес оскорбительные выражения»; по всей стране прошли демонстрации и акции протеста под лозунгом «Мой друг – иностранец» и т.д.

Что же касается самих турок, то они уже прочно обосновались в Германии, образовав целые «турецкие районы», где даже знание немецкого языка совершенно необязательно: например, только в Берлине (преимущественно в его западной части) живет около 150 тыс. турок, в том числе около 30 тыс. – в районе Кройцберг.

Многие из «немецких турок» получили германское гражданство (ФРГ занимает первое место в списке стран, гражданство которых получают вышедшие из турецкого гражданства); второе поколение «гастарбайтеров» получает немецкое образование; многие занялись собственным бизнесом. На сегодняшний день в Германии около 57 000 турок ведут собственное дело (для сравнения в 1985 г. – 22 000, в 1995 – 40 000) в 91 секторе экономики; оборот турецких фирм в 2000 году составил 28,5 млрд. евро, примерно в 3 раза больше по сравнению с 1985 годом, инвестиции – 6,5 млрд. евро. Динамику изменения экономического потенциала турецких частных предприятий в ФРГ можно проследить по табл. 6.

Турецкие предприниматели работают в основном в секторе розничной торговли (34,9%) и общественного питания (23%) (см. табл. 7). На этих предприятиях сейчас трудится 293 тыс. человек (для сравнения в 1985 г. – 77 тыс. чел.), из них 70% – турки, 20% – немцы, а 10% – представители других национальностей. Подробнее о социо-демографическом составе турецких частных предприятий можно узнать из табл. 8. 9,5% предприятий состоят из 10 и более сотрудников, 40,7% – имеют от 4 до 9 сотрудников, у 49,8% – менее 4 сотрудников. Годовой оборот предприятий распределился в 2002 году следующим образом: менее 150 тыс. евро – 11,2% предприятий, 150 тыс. – 300 тыс. евро – 26,7%, 300 тыс. – 500 тыс. евро – 26,5%, 500 тыс. – 700 тыс. евро – 26,4%, более 700 тыс. евро – 9,2%. Только около 20% предприятий управляется женщинами, для сравнения средний показатель по Германии – 28,1%.

Относительно клиентов турецких предприятий в Германии, то 42,8% предпринимателей утверждают, что это в основном немцы, 35,0% говорят, что клиентов турок и немцев примерно поровну, 18,7% – обслуживают в основном турок, 3,5% – клиентов других национальностей. Примерно такая же картина наблюдается при выборе поставщиков и партнеров, 44,3% предпринимателей предпочитают в основном иметь дело с немцами, 30,5% имеют как немецких, так и турецких партнеров, 21% выбирает турецких поставщиков, 4% – представителей других национальностей.

Самое большое количество турок живет в федеральной земле Северный Рейн-Вестфалия. Их численность равнялась на конец 2002 года 868 000 человек или 4,8% от всего населения этой земли, которое составило 18 076 000 человек (для сравнения во второй по численности турецкого населения земле Германии – Баден-Вюртемберг живет в два раза меньше турок). Из них 638 000 – граждане Турции, а 230 000 – Германии. Объем инвестиций турецких предпринимателей в этой земле в 2002 году составил 2,4 млрд. евро, а годовой оборот 9,4 млрд. евро. При этом численность работников этих предприятий составила 103 000 чел., основные сферы их деятельности: розничная торговля (35,1%), продажа продуктов питания (23,4%), услуги (21,5%), ремесленные изделия (10,2%), оптовая торговля (5,4%), горное дело (2,0%), перерабатывающая промышленность (2,4%).

Всего в ЕС на конец 2002 г. работало 1,2 млн. мигрантов турецкого происхождения. Что составило 0,74% всех занятых в ЕС. Их вклад в ВВП ЕС составил в 2001 году 68,9 млрд. евро. В 8 странах с наибольшим турецким присутствием (Бельгия, Дания, ФРГ, Франция, Нидерланды, Австрия, Швеция и Великобритания) их доля в ВВП на душу населения составила 19 000 евро. При этом средняя доля ВВП на душу населения составляла в ЕС 23 200 евро, 69% европейских турок живет в Германии и их доля в ВВП ЕС составила в 2001 году 47,42 млрд. евро.

По данным Центра исследований Турции, количество частных предприятий, основанных турками, увеличилось с 1996 по 2000 год с 56 500 до 80 600, т.е. на 42,7%. Кроме того, общий оборот турецких предприятий также увеличился за этот период с 42,7 до 68,1 млрд. марок, т.е. на 59,5%. Объем инвестиций за тот же период увеличился с 11,0 млрд. марок до 17,4 млрд. марок, т.е. на 58,2%. Количество сотрудников увеличилось с 232 000 до 419 000, т.е. практически удвоилось.

Сотрудники Центра изучения Турции попытались сделать прогноз развития турецких частных предприятий в ЕС и в ФРГ до 2015 года. Рассчитав, что с 1985 по 2000 год количество жителей ФРГ турецкого происхождения увеличилось на 73%, т.е. в среднем на 4,9% в год, они предположили, что турецкое население в ФРГ будет увеличиваться на 2,5% в год. Таким образом, по их прогнозам, к 2015 году турецкое население ФРГ должно составить более 3,4 млн. чел., а в ЕС – 4,8 млн. чел. При этом в ЕС к этому времени количество частных турецких предприятий должно составить 160 000, из них 120 000 – в Германии, количество рабочих мест увеличится соответственно в ЕС – до 960 000, в Германии – до 720 000. Также возрастут экономические показатели – суммарный оборот турецких предприятий в ФРГ увеличится с 55,7 до 130 млрд. нем. марок, а общий объем инвестиций – с 13,6 до 30 млрд. нем. марок. В ЕС – общий оборот вырастет с 68,1 до 170 млрд. нем. марок, а общий объем инвестиций – с 17,4 до 40 млрд. нем. марок.

В соответствии с германо-турецким соглашением, подписанным в конце 1991 года, турецкие фирмы в Германии имеют право набирать турецких работников на условиях временного (до 3 лет для рабочих и до 4 лет – для административного персонала) пребывания в стране – то есть ввозить рабочую силу. Правда, соглашение предусматривает ограничение общей численности ежегодно «привозимых» работников (всего лишь 7 тыс. человек), но оно же устанавливает, что с падением безработицы в Германии на каждый 1% подобная «квота» будет увеличиваться на 5%. Действуют даже организации предпринимателей типа «Общества турецких предпринимателей Германии» (АТИАД).

Средний месячный доход одного турецкого домохозяйства в Германии составляет 4 144 немецкие марки. 14% домохозяйств приходится жить на доход менее 2 500 нем. марок. Доход примерно одной четверти из них колеблется между 2 500 и 3 000 немецких марок в месяц, а другой – от 3 500 до 4 500 немецких марок. И лишь 11% домохозяйств получают среднемесячный доход, превышающий 5 500 немецких марок (см. табл. 11).

Одним из основных источников дохода домохозяйств является месячная заработная плата, ее доля от общей суммы дохода составляет около 40%.

Следует отметить, что наряду с заработной платой весьма значительный вклад в совокупный доход вносит такая его статья, как пособия на детей. Ее доля составляет 34%. В связи с тем, что в Германии весьма развита система социальной поддержки и государство всячески поощряет рождение детей, а одна турецкая семья, как правило, имеет более двух детей, статья «пособия на детей» выделена отдельной строкой (см. табл. 12).

Доля прочих видов государственной помощи – таких, как пособия по безработице, социальная помощь, составляет около 9% от общей суммы среднемесячного дохода. Хотя данный источник дохода не вносит столь значительного вклада в формирование его итоговой суммы, некоторые члены турецких семей нередко подают заявление о недостаточности своей заработной платы для покрытия необходимых расходов и обращаются к государству за помощью. Доля пенсионных выплат достигает приблизительно 8,6%.

Какие основные группы можно разделить домохозяйства в зависимости от источника их дохода. Как семьи, основным источником дохода которых становится финансовая государственная помощь, так и семьи, чей доход в основном формируют пенсии, получают более низкий среднемесячный доход, чем семьи, живущие на заработную плату. Важно отметить, что наиболее высокий доход получают те домохозяйства, члены которых ведут предпринимательскую деятельность. Доход данной группы почти в два раза превышает средний показатель.

Одним из наиболее важных признаков, определяющих принадлежность к той или иной группе (по уровню дохода), является профессия. К получателям самого низкого дохода можно отнести домохозяйства, члены которых представляют рабочий класс и претендуют на социальную помощь. За данной группой следуют домохозяйства, члены которых являются мелкими чиновниками и государственными служащими. Члены же домохозяйств, получающих наивысший среднемесячный доход, относятся к классу свободных предпринимателей.

Следует также отметить, что уровень дохода турецких домохозяйств ниже соответствующего показателя у немецких. Совокупный годовой доход всех турецких семей, проживающих в Германии (их численность примерно равна 610 тыс.), оценивается в 30,3 млрд. немецких марок. Рост суммы дохода домохозяйства тесно связан с увеличением самого домохозяйства, числа занятых в семье и повышением уровня квалификации. Среди факторов, предопределяющих снижение уровня дохода, можно перечислить следующие: уменьшение числа занятых членов домохозяйства по достижении пенсионного возраста, невысокие пенсии и квалификацию лиц пожилого возраста.

Низшую ступень среди всех групп по уровню дохода занимают те домохозяйства, большинство членов которых является либо пенсионерами, либо рабочими. Домохозяйства же, состоящие лишь из одного человека, либо лиц, занятых в свободном предпринимательстве, получают наибольший доход.

Более половины турецких домохозяйств регулярно сберегают некоторую сумму. Даже те домохозяйства, доход которых относительно низок, сберегают довольно значительную его часть. 36% домохозяйств в месяц имеют возможность накопить от 250 до 500 немецких марок, 17% из них – от 550 до 1000 немецких марок. Итак, средний месячный объем сберегаемых турецкими домохозяйствами денежных средств составляет 484 немецкие марки. Исходя из данной суммы, годовой объем сбережений турецких домохозяйств, находящихся на территории Германии, приблизительно равен 3,5 млрд. немецких марок.

По оценкам специалистов, в будущем прогнозируется некоторый рост и повышение среднего месячного объема сберегаемых средств до уровня 548 немецких марок. Особенно важно отметить, что сберегающие менее 250 немецких марок ежемесячно ожидают повышения своей сберегательной способности. Уровень накоплений, естественно, изменяется вслед за изменением дохода домохозяйства. Наряду с этим следует отметить такие факторы, влияющие на уровень дохода домохозяйства, как рост числа членов последнего, их квалификация. С увеличением объема дохода возрастает и объем сберегаемых средств. За исключением домохозяйств, чей доход превышает 8 000 немецких марок, все остальные группы домохозяйств (по уровню дохода) планируют в будущем сберегать количественно больше.

Рассмотрим долю сбережений в сумме годового дохода. Домохозяйства с наименьшим уровнем дохода в среднем выделяют из него 28%, тем самым становясь доходной группой, доля сбережений в сумме дохода которой наиболее велика.

По мере роста дохода снижается сберегаемая сумма в процентном отношении (к доходу). Таким образом, домохозяйства, формирующие «беднейшую» доходную группу, сберегают 28% дохода, домохозяйства «средней» доходной группы – до 12%, а домохозяйства «относительно богатой» доходной группы, то есть получающие в месяц около 6 500 немецких марок, – 9%. Исключение из данной понижательной тенденции составляют лишь домохозяйства «наиболее богатой» доходной группы. Их доля сбережений в сумме дохода достигает 14%.

Если при рассмотрении проблемы объема сбережений в качестве базового взять показатель уровня квалификации, то группу, получающую наивысший среднемесячный доход и имеющую наивысшую сберегательную способность (средний месячный объем сберегаемых средств составляет 918 немецких марок), формирует класс свободных предпринимателей. Средний месячный доход представителей данного социального слоя приблизительно равен 7 880 немецких марок, что в свою очередь является высшим значением по данному показателю среди турецкого населения в Германии.

В среднем от данной суммы сберегается 11,6%. Необходимо подчеркнуть, что по уровню дохода за свободными предпринимателями следуют лица, работающие в качестве государственных чиновников, чей среднемесячный доход составляет примерно 5 425 немецких марок. То есть выше названный социальный слой находится на 2-м месте (по показателю объема заработной платы), его представители сберегают в процентном отношении к доходу (всего 5,5%, либо в абсолютном выражении 300 немецких марок) меньше, чем всеостальные категории населения.

А домохозяйства, члены которых представляют рабочий класс, получают наиболее низкий среднемесячный доход, однако при этом по такому показателю, как уровень сберегаемых средств, занимают второе место после свободных предпринимателей. Среднемесячный объем сберегаемых ими средств приблизительно равен 516 немецких марок. В процентном отношении к доходу рабочие, сберегающие в месяц 11,6% своего дохода, не уступают классу свободных предпринимателей. Чиновники же в среднем в месяц делают накопления в размере 448 немецких марок, что составляет 9,6% дохода. Приняв во внимание выше изложенное, можно сделать вывод о том, что предпочтения в потреблении и сбережении различных классов неодинаковы.

Совокупный объем сбережений домохозяйств, принимавших участие в опросе, приблизительно составляет 270 337 немецких марок. А суммарный объем средств, накопленных всеми проживающими в Германии членами турецких домохозяйств, находится на уровне 164 млрд. немецких марок. Как можно предположить, объем сберегаемых средств возрастает в зависимости от таких факторов, как возраст и продолжительность пребывания в стране, а также от самого дохода.

Среднемесячный объем средств, сберегаемый лицами, принимавшими участие в опросе, возрастает по мере увеличения их возраста, срока проживания в Германии, месячного дохода. Исключение составляет лишь возрастная группа «60 и более лет». Представители группы «45–59 лет» способны сберегать в значительно меньшем объеме и, по результатам исследований, по данному показателю находятся на одном уровне с представителями наиболее «молодой» возрастной группы. Это прежде всего можно объяснить уровнем квалификации и дохода.

Домохозяйства, члены которых являются рабочими и т.п., то есть относящиеся к группам с низким доходом, по сравнению со служащими и предпринимателями зарабатывают гораздо меньше. Эмигранты старшего возраста являются, как правило, представителями рабочего класса, в связи с чем составляют группу с наименьшим уровнем дохода.

Однако следует отметить, что у данной группы при попытках возвращения на родину, в Турцию, высок процент потерь денежных средств и ошибок при осуществлении каких-либо капиталовложений. Подчеркнем, что государственные служащие также сберегают меньше, чем представители прочих групп.

Представители турецких домохозяйств имеют возможность реализовать накопленные средства как в Германии, так и в Турции. Более половины эмигрантов не отдают предпочтение лишь одной из двух данных стран. Приблизительно 27% турецких семей в качестве страны реализации накопленных средств избрали Турцию. А каждое пятое турецкое домохозяйство тратит свои денежные средства лишь в Германии (приблизительно 18%). При рассмотрении проблемы выбора турецкими эмигрантами страны реализации денежных средств необходимо отметить, что многие из них не стремятся уехать из Германии, а, напротив, предпочитают длительное проживание в данной стране.

Прослеживается тенденция к увеличению объема осуществляемых капиталовложений частично либо полностью именно на территории Германии по мере роста числа лет, проведенных в данном государстве. Значительная часть респондентов в настоящее время активно поддерживает связь с родственниками, проживающими в Турции.

Важно подчеркнуть, что относительно велика доля турецких семей, осуществляющих капиталовложения на территории обеих названных стран, Германии и Турции.

Доля лиц, предпочитающих Турцию в качестве страны реализации накопленных средств, относительно невелика.

Привычка гастарбайтеров почти полностью переводить заработанные деньги на родину, сейчас характерна лишь для незначительного числа турок, проживающих в Германии.

Проследить тенденцию изменения объема денежных переводов в сравнении с дефицитом торгового баланса можно по таблице 5, графикам 1 и 2. Начиная с 1960-х годов объем присылаемых турецкими рабочими средств постоянно рос, достигнув в 1998 году своего пика (5 356 млн. долл.), после чего объем переводов резко сократился, составив в 2004 году лишь 804 млн. долл. (последний раз турки присылали так мало денег в 1978 году). Похожая ситуация наблюдается при сопоставлении данных объема переводов с экспортом и дефицитом торгового баланса Турции. Если в 1973–75 гг. переводы составляли до 90% турецкого экспорта, то в 2004 году этот показатель был менее 1%. В 1971–73 гг. объемы денежных переводов турецких рабочих покрывали от 115 до 162% дефицита торгового баланса Турции, а в 2004 году этот показатель составил всего 2%.

Показатели приведенной статистики однозначно свидетельствуют о том, что турецкие мигранты в ФРГ в последнее время все меньше денег переводят в Турцию, предпочитая вкладывать их в экономику Германии.

В то же время для турецких властей, как уже упоминалось, крайне выгодным было получение денежных переводов в иностранной валюте: ведь таким образом им удавалось сокращать отрицательное сальдо по счету текущих операций.

Для стимулирования притока денежных переводов турецкое правительство приняло ряд мер, таких, как: специальный обменный курс для денежных переводов; специальные процентные ставки для турок – владельцев счетов в иностранной валюте, живущих за границей (совместно с ЦБ Турции); программа, в соответствии с которой туркам, живущим за границей, разрешается уменьшить обязательный срок службы в армии после оплаты налога в иностранной валюте.

В Турции была принята также уникальная программа по привлечению средств мигрантов с помощью создания «Компаний турецких рабочих» (КТР). КТР являлись турецкими предприятиями, основанными на сбережениях турецких рабочих, живших за рубежом. Мигранты меняли свои сбережения в иностранной валюте на долю в КТР, которые обычно были малыми и средними предприятиями (с численностью персонала менее 100 чел.) и располагались на родине гастарбайтеров. Точное количество КТР и численность их персонала неизвестны, по некоторым данным, было «основано» около 360 КТР, из них 200 было зарегистрировано, и только 100 удалось создать предприятие, производящее товары либо предоставляющее услуги.

Если рассматривать проблему выбора страны реализации накопленных средств с учетом социально-демографических особенностей, то показатель возраста, как и следовало ожидать, является весьма важным фактором, оказывающим значительное влияние на исход данного выбора (см. табл. 15). По мере увеличения возраста респондентов тенденция к осуществлению капиталовложений на территории Турции изменяется в сторону повышения. В то время, как группа «60+» осуществляет денежные переводы в Турцию в размере приблизительно 55% своих накоплений, самая молодая группа направляет на это лишь 17%, группа «30–44» – 22% своих накоплений.

Что же касается групп среднего возраста, более половины (58%) реализуют накопленные денежные средства как в Германии, так и в Турции. Для группы наибольшего возраста данный показатель равен 40%. Каждый третий представитель наиболее молодой группы (31%) тратит свои накопления лишь в Германии, а 51% из них не предпочитает какую-либо одну страну и реализует денежные средства в обеих странах.

Важно отметить, что вместе с увеличением возраста доля накоплений, реализуемых лишь в Германии, заметно снижается: группа «60+» на территории выше названной страны тратит не более 5% своих денежных средств. Пожилые эмигранты, прибывшие в Германию в качестве гастарбайтеров, действуют согласно традиционному турецкому менталитету, прочие возрастные группы, изменив данной традиции, при осуществлении капиталовложений/реализации накоплений руководствуются уже другими вновь приобретенными принципами.

Возрастная дифференциация в предпочтениях стран вложения накопленных средств свидетельствует о том, что новая тенденция будет только закрепляться. Эта же тенденция подтверждается тем, что все больше турок-мигрантов в ФРГ предпочитают тратить накопленные средства на покупку недвижимости на территории ФРГ.

Несмотря на наличие определенной связи между сроком проживания в стране и выбором страны реализации накопленных средств, данная зависимость тем не менее не является линейной. 30% проживающих в Германии в течение трех лет переводят в Турцию большую часть своих денежных средств, чем представители прочих групп.

Для группы лиц, проживших в Германии 20 лет и более, данный показатель равен 29%, то есть приблизительно соответствует его значению в выше названной группе. А в свою очередь лишь пятая часть представителей групп лиц, чей срок пребывания в Германии составляет от 4 до 9 и от 10 до 19 лет, предпочитает использовать свои накопления только в Турции. В качестве страны реализации накопленных денежных средств они выбирают либо Германию (33% и 18% соответственно), либо же обе страны одновременно (45% и 59% соответственно).

Различия между выше названными группами объясняются влиянием возрастного фактора, а также традиционного менталитета гастарбайтеров. Также прослеживается связь между выбором страны реализации накопленных средств и уровнем квалификации. В то время, как более четверти турецких рабочих (26%) все свои накопления переводят в Турцию, лишь 9% служащих прибегает к подобной практике, а среди свободных предпринимателей насчитывается не более 11%. Доля рабочих, предпочитающих реализовывать накопления лишь в Германии, достигает 17%, доля служащих, соответственно, – 32%, а доля свободных предпринимателей – 36%.

И вновь здесь отчетливо прослеживаются различия предпочтений в отношении накопленных денежных средств среди различных поколений, так как возраст лиц, формирующих группы свободных предпринимателей и служащих, как правило, невелик, и в категории классических гастарбайтеров они не представлены. Интересно, что почти нет различий между профессиональными группами, члены которых реализуют свои денежные средства как в Германии, так и в Турции.

Незначительное влияние на предпочтения в отношении накопленных денежных средств оказывает собственно уровень дохода, а следовательно, уровень материального благосостояния. Как лица с высоким доходом, так и лица с низким доходом, являющиеся представителями «средних» по различным показателям групп, значительно чаще, чем другие, отдают предпочтение Германии в качестве страны реализации накопленных денежных средств.

Более двух третей домохозяйств (71%) являются собственниками недвижимого имущества в Турции. Среди наиболее предпочтительных из списка форм осуществления капиталовложений (после вложений в недвижимость в Турции) можно выделить следующие: сберегательные вклады и страхование жизни в Германии, 32% и 36% соответственно. Также следует упомянуть и еще одну важную для турок форму капиталовложений в Германии: сберегательные вклады в Центральном Банке Турецкой Республики.

В списке сфер вложения денежных средств сберегательные вклады в Центральном Банке занимают четвертое место, к подобной практике прибегают 28,2% турецких эмигрантов. Наряду с высокими процентными выплатами по таким вкладам, несмотря на осуществление в Германии капиталовложений в различных формах, среди факторов, оказывающих значительное влияние на предпочтения турок, можно назвать постоянно поддерживаемую связь с Турцией. Как известно, сбережения, вложенные в Центральный Банк, оказывают в то же время немаловажное позитивное воздействие на усиление и укрепление турецкой экономики.

Необходимо подчеркнуть тот факт, что первое поколение турецких эмигрантов, проживающих в Германии, классической форме осуществления капиталовложений, то есть хранению сбережений на счетах Центрального Банка, прежде всего предпочитает покупку недвижимого имущества. Весьма значительна новая тенденция: еще несколько лет назад лишь 6% от общего числа турецких эмигрантов были владельцами недвижимости в Германии, в настоящее время приблизительно четвертая часть домохозяйств стала собственником недвижимого имущества в Германии, что в абсолютном выражении составляет 152 000 домохозяйств, которые владеют домами либо квартирами.

Выше изложенное можно охарактеризовать как признак роста адаптации и экономической интеграции. Так как приобретение в собственность недвижимого имущества является долгосрочным капиталовложением, лица, планирующие возвращение на родину, к нему не прибегают. В будущем предположительно будет наблюдаться понижательная тенденция к приобретению недвижимости в Турции, в то время как турецкие эмигранты все чаще будут предпочитать становиться собственниками недвижимого имущества в Германии. В силу того, что при осуществлении подобных сделок весьма удобно пользоваться безналичной формой оплаты, 22% турецких домохозяйств хранят свои денежные средства на сберегательных счетах.

Среди 230 немецких команд в розыгрыше Кубка Берлина по футболу принимает участие и турецкая, уже трижды побеждавшая в этом турнире. В настоящее время турецкие иммигранты все активнее включаются и в политическую жизнь страны: турок Д. Оздемир вошел в бундестаг от партии «зеленых», турецкие депутаты заседают в муниципалитетах Берлина, Франкфурта, Тюбингена; есть даже турок – мэр города. Бывшие «гастарбайтеры» и их потомки намерены и дальше продолжать усилия в этом направлении.

Их целью является принятие законов, которые гарантировали бы будущее турецкого меньшинства в Германии. В первую очередь, как считается, должен быть изменен закон о гражданстве, в частности – ряд его положений, препятствующих получению турками немецкого гражданства.

Характерно, что большинство турок, проживших в ФРГ несколько лет, не хотят возвращаться и прилагают значительные усилия с тем, чтобы остаться там. Так, по данным опроса, проведенного Центром изучения Турции в Эссене (ЦИТ) в 1999 г., о возвращении на родину думали лишь 17,6% опрошенных, 8,1% – не смогли определиться, а 74,1% твердо заявили, что намерены остаться в Германии. Вернувшиеся же по тем или иным причинам в Турцию, как правило, вновь стремятся в Германию: опрос среди 1 200 «возвращенцев» выявил такое желание у 91% из них.

В этом контексте крайне важным для турецкой общины в ФРГ и других странах Евросоюза стало принятое в конце 1992 года Европейским Судом решение по иску турецкого «гастарбайтера» К.Куша, в соответствии с которым турецкий рабочий, проработавший на одном предприятии в ФРГ или любой другой стране ЕС 1 год, имеет право на продление вида на жительство и разрешения на работу, а после 4 лет постоянной работы – и право на поступление на любую оплачиваемую работу в этой стране. Данное решение является обязательным для всех стран Евросоюза и фактически закрепляет существование в них, и прежде всего – в ФРГ, турецкой диаспоры.

Таким образом, можно сказать, что ФРГ демонстрирует в настоящее время пример превращения временщиков – «гастарбайтеров» в хотя и небольшое в 82-миллионной Германии, но все-таки национальное меньшинство в рамках немецкого общества. Очевидно, такое положение должно заставить германские власти принципиально изменить подход к этой проблеме, уже переросшей рамки германо-турецких отношений.

турецкая диаспора занятость домохозяйство

Список источников и литературы

1) Aytaç Eryılmaz. 40 years in Germany – At home abroad. – Cologne, 2002.

2) F. Şen. Zentrum für Türkeistudien, Zft aktuell, Nr. 74, Die ökonomische Dimension der türkischen Selbstständigen in Deutschland. – Essen, 1999.

3) Cumhuriyet, 08.03.1993.

4) Philip L. Martin/ The unfinished story: Turkish labour migration to Western Europe with special reference to the Federal Republic of Germany. – Geneva, 1991.

5) Milliyet, 18.07.1997.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий