регистрация /  вход

Король Иордании Абдалла и ближневосточное урегулирование (стр. 1 из 4)

РЕФЕРАТ:

КОРОЛЬ ИОРДАНИИ АБДАЛЛА И БЛИЖНЕВОСТОЧНОЕ УРЕГУЛИРОВАНИЕ


Личность покойного короля Хусейна поначалу затмевала фигуру его сына и наследника, нынешнего короля Иордании Абдаллу. Поэтому и были обоснованы опасения на Западе и на Ближнем Востоке, в частности в Израиле – станет ли нынешний король идейным преемником своего отца и проводником его внешней и внутренней политики. Израильский профессор из Бар-Иланского университета Джеральд Стейнберг писал: «Более сорока лет Израиль имел политические связи не с Иорданией, а лишь с одним человеком»1 .

Иордания – краеугольный камень стабильности на Ближнем Востоке. Ее роль как стратегической зоны представляет собой базисную аксиому всех израильских стратегических планов. Более половины населения Иордании состоит из палестинцев, поколения которых на протяжении многих лет росли ущемленными в правах и лишенными сильных позиций в королевстве. И возможность их выхода на уличные демонстрации всегда была чревата тем, что эти волнения могли перекинуться и на территорию Западного берега р. Иордан.

Когда Хусейн в 18-летнем возрасте стал королем, он сразу столкнулся с большими опасностями. Но их оказалось не меньше и впереди – заговоры, покушения, столкновения с палестинцами... Не было отношений с Израилем, не было поддержки США... Хусейн умело балансировал между сложными отношениями с Сирией, Ираком, Израилем, Западом. И он прошел через это, распахав благодатную борозду на песке и камне, совершив в своей жизни то, что израильский государственный деятель Шимон Перес назвал «умением делать мир». иордания король абдалла политика

Сын Хусейна Абдалла занял трон уже в зрелом возрасте и при иных, гораздо более благоприятных для него обстоятельствах. Он получил от отца не только королевство, но и славу его имени, отблеск которого ко многому обязал нового монарха, хотя и мешал разглядеть его подлинное лицо и истинные намерения.

Еще до смерти Хусейна, а затем и после его кончины в феврале 1999 г., «иорданская тема» стала главной в средствах массовой информации во многих странах мира. Вот что говорит по этому поводу Ш.Перес: «Пожалуй, мне было бы трудно назвать какую-либо страну величиной с Иорданию, которая смогла бы привлечь такое поразительное собрание наиболее выдающихся лидеров нашего времени... Хусейн добился превращения королевства, на котором лежала тень сомнения, в королевство, вызывающее к себе уважение». Ш.Перес отметил новое, ставшее знаковым на Ближнем Востоке обстоятельство, которое увидели многие. «Нам, израильтянам, это событие казалось миражем. Не только потому, что Асад стоял так близко, хотя все еще так далеко – как олицетворение разногласий и громадной дистанции, нас разделяющей... Рядом стояли многие арабские лидеры, одетые в дорогие, украшенные золотом одежды и куфии, и все это совместное присутствие как бы утвердило тот новый менталитет, который был создан королем Хусейном»2 .

Присутствие большой израильской делегации на похоронах короля Хусейна показало, что политика дружественных отношений и сотрудничества с Иорданией не ограничена только одной, стоявшей у власти, израильской партией и распространяется на самый широкий социальный и политический спектр страны.

У истоков возникновения этих новых общественно-политических отношений на Ближнем Востоке, в частности между Израилем и Иорданией, стояли король Хусейн и погибший в 1995 г. от рук израильского террориста тогдашний премьер-министр Ицхак Рабин. В интервью, которое Хусейн дал в 1996 г. в Лондоне специалисту по ближневосточным делам д-ру Ави Шлейму, король вспоминал, как И.Рабин сказал ему: «Когда соглашение о мире прошло в кнессете, это случилось по воле значительного большинства. Это не было соглашение только с Рабочей партией, это был мир со всем Израилем»3 .

Абдалла ясно дал понять, что он продолжит политику своего отца в отношении Израиля и будет всячески содействовать развитию мирного процесса на Ближнем Востоке. Израильский генерал Одед Гранот назвал Абдаллу «ближневосточным лидером нового типа, подобного которому мы не видели ни в одном арабском государстве»4 . И все же от того, в какой степени сможет новый король соответствовать уровню своего отца, зависит, в частности, и то, продолжит ли Иордания играть ведущую роль в стратегии Ближнего Востока или она будет отодвинута Египтом или Сирией.

Одним из ключевых блоков израильской политики стало развитие взаимодействия с Иорданией по вопросам безопасности и стабильности в регионе, Основы такого взаимодействия уже были заложены в Осло и Уай-Плантейшн. Актуальность этих соглашений, равно как и отношений с Иорданией, особенно очевидны на фоне «холодного» мира с Египтом, выжидательной политики сирийского президента Х.Асада и обострившейся проблемы палестинцев, пребывающих в перманентной готовности перейти от отдельных террористических актов к войне с Израилем.

Энтони Кордесман, специалист по Ближнему Востоку из Вашингтона, считает, что переходный период в Иордании – первый шаг в долгом процессе, который будет длиться в течение следующего десятилетия и окажет влияние на мир и стабильность в регионе5 . По мнению Рона Синовича, если вначале Абдаллу и будут поддерживать в Иордании, то в дальнейшем именно израильско-палестинские переговоры сделаются фактором давления на него внутри страны6 .

Однако у нового короля оказалось и без того немало трудностей, среди которых две основные: первая – это стоящая на грани катастрофы экономика Иордании; вторая – государственная безопасность страны. В свое время король Хусейн был вынужден сотрудничать с исламской оппозицией, раздавать привилегии проживающим в его стране этническим и религиозным меньшинствам, привлекать на свою сторону непокорные восточноиорданские племена, подкупать их и дарить им свою благосклонность.

Безопасность и стабильность Иордании во многом зависит и от того, сможет ли новый король Иордании, с присущим Хусейну умением, продолжать лавировать между арабскими режимами. Первые же месяцы правления Абдаллы показали, что в этом плане он многое унаследовал от отца. При дворе и за его пределами о нем говорили разное: он хороший военный специалист, но не политик; он лучше говорит по-английски, нежели по-арабски; «он не король Хусейн, который мог видеть вещи далеко за горизонтом...»

Незадолго до кончины короля Хусейна кронпринц Хасан вызвал к себе во дворец начальника Генерального штаба генерала Мари Каабне и приказал ему подготовиться к передаче наследования власти в Иордании. Он сказал ему: «Оповестите ваших генералов, что король пребывает в тяжелом состоянии, и поэтому они должны быть готовы к любому возможному развитию событий в будущем»7 . Генерал М.Каабне, которого король Хусейн лично назначил на эту должность, был неприятно поражен приказом Хасана, полагая, что его причастность к этому делу означает государственную измену, В то же время в королевском дворце шла «война жен» – принцесса Сарват, супруга кронпринца Хасана, интриговала против королевы Hyp и ее детей, распуская слухи, что Hyp – еврейка, и даже родственница покойного израильского премьер-министра И.Рабина. Между тем Хасан, как и ныне Абдалла, должен был, по воле короля Хусейна, выполнить роль «временного» монарха, а затем передать трон принцу Хамзе, 19-летнему сыну Хусейна и королевы Hyp. В сущности Хасан, пользуясь тяжелой болезнью брата-монарха, решился на «дворцовый переворот». Узнав об этом, Абдалла вылетел к отцу в США, где тот лечился, и сообщил ему о сложившихся обстоятельствах. Вовремя прибывший в Иорданию Хусейн отменил принятое им ранее решение передать трон Хасану. Когда вскоре после этого король умер, его смерть не вызвала политические осложнений в стране, и в этом большая заслуга Абдаллы.

Дальнейшие шаги короля также показали, что он несомненно обладает политическим чутьем. За короткое время ему удалось установить тесные дружеские отношения со многими главными лицами, играющими важную роль в региональной и международной политике. Приоритетным направлением его внешней политики сделались Сирия и Кувейт.

Уже в апреле 1999 г., через два месяца после того, как он стал королем, Абдалла прибыл в Сирию для переговоров с Х.Асадам. Иорданский министр информации Нафа ал-Лози отметил, что этот визит короля в Сирию – часть его большого арабского турне, охватывающего страны Персидского залива, Ливию и весь регион, для установления экономических и политических отношений. По сообщению агентства Рейтер, сам король считает, что визит в Сирию – шаг, открывающий новую главу в иордано-сирийских отношениях8 .

Дело в том, что Х.Асад отдалился от Иордании после того как она заключила договор с Израилем в 1994 г. Иордания же обвинила Сирию в том, что она старается подорвать ее стабильность. Израильский специалист по Ближнему Востоку М.Маоз считает, что Х.Асад пытается выяснить, пойдет ли Абдалла на охлаждение отношений с Израилем, если он пообещает ему взамен свою поддержку, в то же время Х.Асад хочет знать, какую «массу сирийского давления» может выдержать новый король. При этом сирийский лидер, похоже, не собирается мешать развитию мирного процесса в регионе, стараясь лишь усилить значение своей страны9 .

В Иордании полагали, что возобновление дружеских иордано-сирий-ских отношений не отразится на ее отношениях с Израилем. Тарауна, бывший тогда премьер-министром, четко заявил, что если бы даже Х.Асад и выставил такое условие, то Иордания попросту бы проигнорировала его.

Связи Иордании с Израилем – наиболее существенная часть внешнеполитической ориентации Абдаллы, выстроенной по отношению к западным странам. Согласно хорошо информированным источникам, король понимает, что именно Израиль – его единственно реальный сосед, выступающий гарантом против любых возможных процессов дестабилизации в его стране. В то же время Абдалла буквально со дня своего восшествия на трон последовательно проводит политику своей причастности к важным политическим процессам в регионе.

Узнать стоимость написания работы
Оставьте заявку, и в течение 5 минут на почту вам станут поступать предложения!