Привлечение и защита иностранных инвестиций в Исламской республике Иран

Общая характеристика экономического положения Ирана на момент вступления в силу Закона о привлечении и иностранных инвестиций. Значение притока иностранных капиталовложений в ИРИ для возможностей действующих на территории Ирана иностранных инвесторов.

иран иностранный инвестор капиталовложение

В июле 2002 г. в Иране вступил в силу Закон о привлечении и иностранных инвестиций, который открыл качественно новый этап притока иностранных капиталовложений в ИРИ и расширил сферу возможностей и гарантий действующим на территории Ирана иностранным, в том числе российским, инвесторам.

В этой связи обстоятельное изучение законодательного регулирования вопросов, связанных с иностранными инвестициями в ИРИ, а также анализ деятельности иностранных инвесторов в этой стране может представлять серьезный интерес для российских компаний на иранском инвестиционном рынке, где для них имеется существенный неиспользованный потенциал.

В соответствии с тенденциями мирового экономического развития и глобализацией международной экономической системы иранское руководство предпринимает шаги по дальнейшей интеграции ИРИ в мировые экономические структуры, включая ВТО, по закреплению позиций Ирана на международных финансовых и торговых рынках. Реализация этих задач диктует, в частности, необходимость привлечения в страну значительного объема иностранных капиталовложений, что требует, в свою очередь, совершенствования и реформирования инвестиционной сферы. В последние годы иранским государством проводится активная работа по обновлению законодательной базы в отношении иностранных инвестиций и предоставлению иностранным инвесторам более благоприятных условий и гарантий сохранности их средств, вкладываемых в иранскую экономику.

Законодательное регулирование в этой сфере осуществляется в соответствии с Законом о привлечении и защите иностранных инвестиций от 2002 г. Следует подчеркнуть, что до принятия данного акта, создающего принципиально новые условия для деятельности иностранных инвесторов в Иране, эта сфера регулировалась одноименным Законом от 1955 г., который явно устарел и препятствовал ее нормальному развитию в соответствии с тенденциями мирового экономического процесса.

Проект нового законодательного акта вызвал разногласия и длительные дебаты между либеральным парламентом 6-го созыва (2000–2004 гг.) и консервативным Наблюдательным Советом. Его принятие затянулось на несколько лет. В августе 2000 г. проект этого закона был принят в первом чтении, а в мае 2001 г. ратифицирован иранским парламентом. Однако Наблюдательный совет трижды подряд отклонял данный законопроект. В результате только в июне 2002 г. Закон о привлечении и защите иностранных инвестиций был окончательно утвержден Советом по определению политической целесообразности принимаемых решений, который в спорах между Парламентом и Наблюдательным советом выступает в качестве арбитра функции. В соответствии с установленным в ИРИ законодательным порядком 28 июля 2002 г., через 15 дней после публикации текста закона в так называемой «Официальной газете»1 , он де-юре вступил в силу.

Конечно, нельзя сказать, что новый закон об иностранных инвестициях в Иране соответствует основным западным стандартам и по своим положениям полностью совпадает с аналогичными законодательными актами стран с рыночной экономикой. Тем не менее для Исламской Республики Иран это – прогрессивный и существенный шаг вперед, позволяющий надеяться на привлечение в страну крупных иностранных инвесторов, на динамичный рост иностранных капиталовложений, в которых так нуждается иранская экономика.

Помимо указанного закона, правовая база ИРИ в области иностранных инвестиций включает ряд других законодательных актов, регулирующих отдельные аспекты в этой сфере. Среди них Закон об учреждении Министерства экономики и финансов от 15 июля 1975 г., Закон об Организации по инвестиционному, экономическому и технологическому содействию от 3 июня 1975 г., Закон о владении недвижимым имуществом иностранными подданными от 6 июня 1931 г. Примечательно, что последний закон по-прежнему является действующим.

Иностранным инвестором в ИРИ считается физическое или юридическое лицо, имеющее иностранное, а также иранское гражданство, которое вправе осуществлять иностранные инвестиции на территории Исламской Республики Иран в соответствии с порядком, определяемым Законом о привлечении и защите иностранных инвестиций.

По иранскому законодательству, иностранный капитал, ввозимый в страну как в форме финансового (деньги, ценные бумаги), так и в форме нефинансового (объекты гражданских прав и имущества) капитала, подразделяется на следующие категории:

– денежные инвестиции в твердой валюте, конвертируемые в Иран преимущественно через банковскую систему или по другим каналам, однако при обязательном согласии и подтверждении Центрального Банка ИРИ;

– машины и оборудование;

– запасные части и компоненты, дополнительные детали и сырье;

– патенты, технологии «ноу-хау», торговые марки и специализированные услуги;

– переводимые из-за рубежа дивиденды иностранного инвестора.

Основным регулирующим органом в области иностранных инвестиций в Иран является Министерство экономики и финансов, а непосредственные исполнительные функции возложены на находящуюся в его подчинении Организацию по инвестиционному, экономическому и техническому содействию ИРИ (ОИЭТС), порядок деятельности которой определяется статьей 5 Закона об учреждении Министерства экономики и финансов от 15 июля 1975 г. Возглавляет ОИЭТС один из заместителей министра. Все обращения иностранных инвесторов по вопросам предоставления, ввоза, использования и вывоза капиталов должны быть направлены в данную организацию.

В своей деятельности ОИЭТС тесно взаимодействует с ключевыми министерствами и ведомствами экономического блока. С этой целью в каждом отраслевом министерстве или ведомстве назначается полномочный представитель, осуществляющий координацию между ОИЭТС и соответствующим подразделением. Кандидатуры полномочных представителей рассматриваются и назначаются руководителем каждого из таких министерств и ведомств, включая Министерство экономики и финансов, МИД, Министерство торговли, Министерство труда и социальных дел, Центральный Банк, Таможенную администрацию, Центральное бюро по регистрации компаний и промышленной собственности.

Разработка общих принципов инвестиционной политики в Иране осуществляется Высшим советом по инвестициям в соответствии со статьей 7 Закона об ОИЭТС от 3 июня 1975 г. Членами Высшего Совета являются главы ведущих экономических министерств государства – экономики и финансов, сельского хозяйства, промышленности и рудников, а также МИД.

Вложение иностранным инвестором капитала в новое или существующее экономическое образование возможно после получения разрешения на осуществление инвестиций. Определяющую роль в принятии решений по тому или иному инвестиционному проекту играет Комиссия по привлечению и защите иностранных инвестиций (КПЗИИ), которая возглавляется заместителем министра экономики и финансов, по совместительству занимающим пост руководителя ОИЭТС. В состав КПЗИИ входят также заместители министра промышленности и рудников, иностранных дел, а также вице-президент Центрального Банка, заместитель руководителя Организации по управлению и планированию и президент Палаты по вопросам торговли, промышленности и шахт Ирана. В случае необходимости в состав КПЗИИ могут быть включены представители других заинтересованных министерств на уровне заместителей министров.

Процедура предоставления разрешения на привлечение иностранных инвестиций состоит из нескольких стадий и на первом этапе предусматривает согласование проекта в отраслевом министерстве, на втором – вынесение заключения ОИЭТС, на третьем – одобрение КПЗИИ и на четвертом – вынесение окончательного решения министром экономики и финансов и издание постановления Правительства ИРИ.

Как только иностранный инвестор определил своего потенциального иранского партнера, ему следует согласовать проект и получить разрешение в отраслевом министерстве. Имеется в виду получение т.н. установочной лицензии и заключение «базового соглашения». Затем подготовленный проект соглашения, копия ТЭО и соответствующая заявка, а также все необходимые документы, включая финансовые отчеты деятельности инвестора за три последних года, направляются в ОИЭТС. Эта организация обязана рассматривать заявки иностранных инвесторов и после соответствующей проверки давать свое заключение в форме подробного доклада Комиссии по привлечению и защите иностранных инвестиций в течение 15 дней с момента их получения. КПЗИИ, в свою очередь, после соответствующего рассмотрения вопроса выносит решение по заявке в течение 1 месяца. В случае положительного решения КПЗИИ по согласованию с Министерством экономики и финансов готовит представление в Кабинет министров. На последнем этапе требуется подтверждение данного решения министром экономики и финансов ИРИ, после чего издается постановление Кабинета министров, являющееся официальным разрешением для формирования совместного предприятия и начала практической реализации проекта.

Привлечение иностранных инвестиций в ИРИ осуществляется при соблюдении внутренних законодательных актов и порядка его регулирования с целью развития производства в промышленной, горнодобывающей, сельскохозяйственной областях и сфере услуг. При этом руководство ИРИ исходит из следующих принципов:

1. Инвестирование должно сопровождаться обязательным стимулированием экономического роста и технологического развития, повышением качества производимой продукции, обеспечением выхода этой продукции на мировые рынки, ростом экспорта страны, увеличением занятости населения. Правительство ИРИ считает приоритетными те капиталовложения, которые способствуют увеличению национального дохода и приносят поступления в СКВ в государственный бюджет ИРИ.

2. Иностранное инвестирование не должно способствовать возникновению угрозы национальной безопасности, загрязнения окружающей среды, кризисов в национальной экономике или препятствовать производству, основанному на внутренних инвестициях.

3. Иностранное инвестирование не должно повлечь за собой наделение государством иностранного инвестора правом на учреждение концессии, подразумевающее предоставление иностранным инвесторам чрезвычайных прав на монополию в той или иной области.

4. Процентное соотношение производимой продукции с привлечением иностранного капитала и производимой на основе внутренних инвестиций должно быть таковым, чтобы выпуск продукции, производимой с привлечением иностранного капитала, не превышал 25% в каждом секторе экономики и 35% в каждом подсекторе, соответственно. Очень важным дополнением в этом отношении является то, что во всех отраслях производства экспортной продукции с привлечением иностранных инвестиций, кроме нефтедобывающей, данные процентные соотношения не являются строго обязательными.

Одновременно имеется ряд ограничений на привлечение и применение на территории ИРИ иностранного капитала. В частности, законодательство, регулирующее сферу иностранных инвестиций, распространяется на компании лишь тех стран, в которых иранские компании могут функционировать в режиме, не менее благоприятном, чем национальный. Помимо этого, не разрешается привлечение капитала в сферу услуг, в частности в торговый сектор и банковскую систему. Не дозволяется также создание предприятий со 100-процентным иностранным капиталом. Обязательным условием является отсутствие противоречий между формами, видами и целями деятельности иностранных инвесторов в ИРИ и исламскими принципами и нормами, в том числе в экономической сфере.

В случае принятия решения об инвестировании иностранные компании стремятся заручиться поддержкой ОИЭТС с целью получения гарантий сохранности своих инвестиций в ИРИ. В свою очередь, ОИЭТС выражает готовность к оказанию иностранным инвесторам правовой поддержки и защиты в тех проектах, в которых она (и, соответственно, иранское правительство) заинтересована.

Иранское законодательство предусматривает равные права в отношении защиты как иностранного, так и национального капиталов. При этом предполагается правовая защита в равной степени как капиталов в товарной форме (машины, оборудование), так и в денежной (кредиты, финансовые услуги).

Иностранные инвестиции могут пользоваться правовой защитой:

– в случае прямого инвестирования в те отрасли, где государство стимулирует активное развитие частного сектора;

– в случае инвестирования в невоенные (гражданские) отрасли, в частности в строительство, промышленное производство или при инвестированиях на принципах «бай-бэк».

Следует иметь в виду, что если иностранному инвестору предоставлена правовая защита, то все вопросы, связанные с разрешением споров, возникающих в связи с осуществлением иностранного инвестирования на территории Ирана, рассматриваются в иранских судебных органах.

В случае предоставления иностранному инвестору правовой защиты, его имущество не подлежит принудительному изъятию, в том числе реквизиции, национализации, за исключением случаев, затрагивающих национальные интересы ИРИ.

При вступлении в силу в Иране новых законодательных или иных нормативных актов, которые могут привести к отмене заключенных финансовых договоренностей об инвестировании иностранного капитала в ИРИ, а также к экспроприации имущества, иностранному инвестору гарантируется правовая защита. В этом случае страховые убытки и компенсация возмещаются иранским правительством, которое заранее определяет пределы допустимых гарантийных сумм. Производимые компенсационные выплаты равняются реальной стоимости инвестированных средств и выплачиваются непосредственно перед изъятием данного имущества. Любого рода обращение за компенсационной выплатой должно быть направлено в течение одного года после даты реквизиции или национализации имущества в Комиссию по привлечению и защите иностранных инвестиций.

Иностранный капитал не пользуется правовой защитой иранского государства в следующих случаях:

1. При условии, что он привлекается в те отрасли экономики, в которых запрещена деятельность частных национальных компаний;

2. Если он влечет за собой возникновение монопольного права или особых привилегий;

3. Когда иностранные инвестиции не являются полностью частными и в них участвует иностранное государство.

При осуществлении процедур ввоза, вывоза и движения иностранного капитала курс твердой валюты должен соответствовать официальному курсу национальной валюты. Это может быть плавающий курс, который определяется Центральным Банком ИРИ.

Основной иностранный капитал и полученные с него проценты, а также оставшиеся на территории ИРИ отдельные части основного иностранного капитала могут быть переведены за рубеж при условии оповещения Комиссии по привлечению и защите иностранных инвестиций (КПЗИИ) за 3 месяца до этого и последующего выполнения обязательств и необходимых процедур, в том числе получения одобрительной санкции КПЗИИ и министра экономики и финансов.

Полученные в ходе иностранного инвестирования доходы и прибыль могут быть переведены за рубеж после выполнения соответствующих налоговых и других процедур.

Выплаты по взносам, связанные с патентными соглашениями, технологиями «ноу-хау», техническим и инженерно-консуль-тационным содействием, торговыми марками и т.п., могут быть переведены за рубеж также при условии получения одобрительной санкции КПЗИИ и министра экономики и финансов.

Оставшаяся в стране часть ввезенного в соответствии с разрешением на привлечение инвестиций иностранного капитала, которая не была использована по назначению, в дальнейшем не является предметом импортно-экспортного регулирования.

1. Новая редакция закона об иностранных инвестициях дает более подробное и обширное толкование прав иностранных инвесторов в ИРИ, гарантирует защиту и сохранность новых видов инвестиций, не включенных в закон 1955 года.

2. Другое принципиальное отличие заключается в том, что новый закон обеспечивает равные гарантии всем инвесторам, а в случае национализации или изъятия собственности иностранного инвестора гарантирует соответствующую компенсацию.

3. Условия компенсационных выплат при национализации или изъятии собственности, оговоренные в законах новой и старой редакции, также существенно различаются. Если в законе 1955 г. речь идет о «справедливой» выплате компенсаций, то в законе 2002 г. говорится о компенсационной выплате «на основе реальной рыночной стоимости», что является еще одним шагом в пользу прав иностранных инвесторов.

4. Порядок и условия перевода иностранным инвестором вложенного капитала и полученной с него прибыли из Ирана в свою страну в новом законе также имеют свои характерные особенности: такой перевод осуществляется в твердой валюте. Более того, расширились возможности в плане перевода из ИРИ за рубеж прибыли, полученной с иностранного капитала. В соответствии с законом 1955 г. существовали возможности перевода лишь той части прибыли, которая получена в результате экспорта продукции, однако процедуры законного вывоза из Ирана прибыли, полученной в результате инвестирования средств в производство продукции, реализуемой на внутреннем рынке ИРИ, не были прописаны. Новый закон предоставляет возможность иностранным инвесторам вывозить за рубеж прибыль, полученную не только за счет экспорта продукции, но и другую часть прибыли путем ее перевода в твердую валюту через банковскую систему ИРИ.

5. Порядок разрешения возникающих споров, оговоренный в новом законе, также имеет свои особенности. Если в прежнем законе право рассмотрения спорных вопросов предоставлялось исключительно иранским судам, то по закону 2002 г. этим правом наделяются арбитражные суды, хотя здесь имеется ряд ограничений. Обращение в арбитражный суд возможно только в том случае, если между государством, которое представляет иностранный инвестор, и Ираном подписано соответствующее двустороннее соглашение об иностранных инвестициях. Кроме того, вопрос о праве рассмотрения спора в арбитражном суде решается лишь после получения разрешения парламента. Таким образом, арбитраж по делам, связанным с иностранными инвесторами, полностью зависит от иранских властей.

6. В соответствии с законом 2002 г. гражданство потенциального инвестора не имеет никакого значения. Учитывается лишь принадлежность самого инвестируемого капитала. Это означает, что любой иранский гражданин, в том числе покинувший страну эмигрант, может извлекать из этого закона выгоду и привлекать в ИРИ иностранные инвестиции.

7. Еще одно существенное отличие нового закона заключается в том, что он не ограничивает число потенциальных сфер, в которые могут привлекаться и обеспечиваться защитой иностранные инвестиции. Прежний закон 1955 г. гарантировал защиту иностранным инвестициям только в определенных сферах.

8. Закон 2002 г. вводит положение о привлечении в ИРИ иностранных инвестиций в таких формах, как «бай-бэк» и ВОТ (build-operate-transfer – «строй-управляй-передавай»), чего не было в предыдущем законе.

1. Существующие в сфере иностранного инвестирования ограничения содержатся не столько в самом законе об иностранных инвестициях, сколько в других законодательных актах, включая Конституцию ИРИ. Поэтому в первую очередь следует говорить о несовершенстве законодательства Ирана в целом.

2. Процесс получения разрешения на инвестирование в ИРИ достаточно сложный и длительный. Новый закон регламентирует создание большого количества ответственных органов, создает сложную схему подачи заявок и их рассмотрения различными органами, включая министра экономики и финансов.

3. Еще один непроработанный момент в законе 2002 г. связан с ограничением вовлечения иностранного инвестора в тот или иной сектор экономики Ирана (доля иностранных инвестиций в каждой отрасли не должна превышать 25%, а в каждом подсекторе, входящем в эту отрасль, – не более 35%).Поскольку подсчет процентного соотношения иностранных и внутренних инвестиций должен, согласно новому закону, производиться в день предоставления лицензии с тем, чтобы не была превышена норма иностранных инвестиций в каждой отрасли, это вызывает неминуемые сложности. Как известно, в ИРИ отсутствует точная регулярная информация о произведенном в стране ВВП, о соотношении долей частного и государственного секторов и т.д., что не позволяет решить, какую же долю частного сектора должны составлять иностранные инвестиции.

4. Процедура рассмотрения заявок иностранных инвесторов занимает 45 дней, в то время как во многих странах она ограничивается сроком не более 7 дней, и если за этот период иностранного инвестора не проинформировали о решении в отношении его заявки, она считается принятой.

5. Нефтегазовый сектор по-прежнему остается закрытым для иностранной инвестиционной деятельности.

Очевидно, что с принятием нового закона инвестиционная сфера получила значительный импульс для дальнейшего развития. Содержащиеся в нем прогрессивные положения, благоприятствующие иностранным инвесторам, способствовали увеличению притока инвестиций в Иран (за 1383 иранский год – с 21 марта 2004 по 20 марта 2005 гг. – в страну привлечено около 6 млрд. долл.)2 , став необходимой подпиткой для динамичного и поступательного развития его экономики.

В то же время имеющиеся в области иностранного инвестирования ограничения, связанные с исламским характером иранской экономической системы, продолжают оказывать сдерживающее влияние на активность иностранных инвесторов. Продолжающееся противоборство между консервативным и либерально-реформаторским лагерями иранского правящего духовенства проявляется, в том числе, и в инвестиционной сфере. Победа консервативных сил на выборах в иранский парламент (меджлис) в феврале 2004 г. была отмечена усилением контрпродуктивных тенденций в инвестиционной области. Парламент фактически блокировал реализацию двух крупнейших в истории современного Ирана (после 1979 г.) инвестиционных сделок с турецкими компаниями «Турксел» и «Тав» – стоимостью соответственно 3 млрд. и 1 млрд. долл. США.

Предыстория вопроса такова. Реформаторское правительство С.М.Хатами, рассматривая иностранные инвестиции в качестве одного из наиболее эффективных стимуляторов экономического развития страны, сделало ставку на турецких инвесторов (эта страна по объему инвестиций в ИРИ в 2004 г. входила в первую тройку): с консорциумом «TAB» был заключен контракт на сооружение и обслуживание двух терминалов современного аэропорта имени имама Хомейни в Тегеране (общая сумма сделки, по разным оценкам, варьируется от нескольких сот тысяч до 1 млрд. долл.), а в 2004 г. компания «Турксел» выиграла тендер на право создания в ИРИ первой частной компании мобильной связи. Консервативный парламент осенью прошлого года изменил механизм принятия решений по заключению контрактов с иностранными компаниями, взяв на себя роль определяющей инстанции в этом вопросе. Пересмотру на предмет изменения условий контрактных обязательств в первоочередном порядке были подвергнуты договоренности с турецкими компаниями. Контракт с «Туркселом» в октябре 2004 г. был передан в парламент на доработку, а в феврале 2005 года профильная комиссия меджлиса сократила долевое участие в проекте турецкой компании с 70 до 49%3 и пропорциональном увеличении иранской доли. Проект контракта с принципиальной поправкой был утвержден парламентом, однако в марте 2005 г. его отклонил Наблюдательный совет и направил на доработку. Открытие первого терминала нового столичного аэропорта с мая 2004 г. (после официальной церемонии открытия с участием иранского руководства) было заморожено «из-за нерешенности вопросов безопасности»4 . Истинная подоплека вопроса в том, что турецко-австрийский консорциум «TAB» частично связан с израильским капиталом. Оба проекта зависли на неопределенный срок.

Последствия «дискриминационной» политики в отношении турецких инвесторов могут быть самыми неутешительными. По оценкам правительства ИРИ, одна только задержка с «Туркселом» грозит обернуться убытком для иранского бюджета в размере более 560 млн. долл. С другой стороны, неуклонный рост числа абонентов мобильной связи (в 2000 г. – 490 тыс., в 2004 г. – 4 млн. 270 тысяч, в 2010 г. прогнозируется до 40 млн.) потребует значительных вложений и привлечения еще как минимум двух-трех частных операторов сотовой связи. Ущерб, причиненный Ирану в связи с приостановкой ввода в эксплуатацию нового аэропорта (планируемый пассажирооборот первого терминала – 6,5 млн. чел/год) уже исчисляется десятками миллионов долл. В случае окончательного срыва сделки с «TAB» турки намерены потребовать компенсационную выплату в 15 млн. долл. При этом, по неофициальным данным, Министерство дорог и транспорта ИРИ издало директиву, предписывающую двум иранским частным компаниям компенсировать туркам 17,4 млн. долл. и взять в свои руки управление аэропортом (были намечены даже сроки его открытия – май 2005 г., но при условии прохождения этого решения через Меджлис)5 .

История с турецкими инвесторами независимо от ее окончательного исхода может нанести непоправимый ущерб инвестиционному климату в Иране, отпугнуть не только Турцию, но и других крупных инвесторов. Так, в феврале с.г. решение об уходе с иранского нефтяного рынка принял американский нефтяной гигант «Халибёртон», который ранее через свою дочернюю компанию «Ориентал» (зарегистрирована на о.Киш, Иран) выиграл тендер на освоение 9-й и 10-й фаз крупнейшего в ИРИ нефтяного месторождения «Южный Парс»6 . До сих пор тормозится проект лицензионного производства в Иране французской компанией «Рено» автомобилей модели L907 . Складывающаяся негативная тенденция может парализовать практическое исполнение нового инвестиционного закона и сдерживать осуществление стоящих на повестке дня важнейших задач диверсификации и структурной перестройки иранской экономики, отхода от монопольной нефтегазовой ориентации, внедрения современных технологий, реализация которых требует притока новых инвестиций из-за рубежа.


Список литературы

1. Меджлис одобрил контракт по Туркселу // Шарг, 14.02.2005.

2. 17,4 m compensation for TAV // ИранДейли, 07.03.2005.

3. Халибёртон прощается с Ираном // Шарг, 01.02.2005.

4. Реализация проекта производства автомобилей L90 затягивается // Иран, 30.01.2005.