регистрация / вход

Проблемы и перспективы развития Союза Арабского Магриба

Создание Союза Арабского Магриба - появление в Африке объединения, обладающего большим экономическим потенциалом, обширной территорией и развитой инфраструктурой. Создание таможенного союза, установление беспошлинного торгового обмена в рамках Союза.

Реферат

Проблемы и перспективы развития Союза Арабского Магриба

Создание Союза Арабского Магриба (САМ) ознаменовало появление в Северной Африке объединения, обладающего большим экономическим потенциалом, обширной территорией (свыше 6 млн. кв. км), значительными людскими ресурсами (более 60 млн. чел.), богатыми запасами полезных ископаемых (нефть, природный газ, фосфаты, железная руда и пр.) и относительно развитой инфраструктурой.

Цели и задачи САМ сформулированы в 19 основных статьях Договора о создании Союза и касаются различных областей деятельности организации: экономики, политики, культуры, социальной сферы и пр.

В начале 90-х годов лидерами САМ принимался ряд согласованных решений о формировании соответствующих коллективных структур и институтов, призванных обеспечить устойчивый рост интеграционных связей между странами-участницами Союза. Наметилась тенденция роста торгово-экономических отношений между ними. Была начата разработка и реализация отдельных совместных интеграционных проектов, ратифицированы соглашения о свободном передвижении лиц, товаров, услуг и капиталов, а также о создании объединенной банковской сети. Участники САМ также договорились о сотрудничестве в различных отраслях хозяйства, прежде всего в ключевых сферах – промышленности и энергетике.

Несмотря на формальное завершение формирования организационных структур САМ, следует признать, что пока в этом регионе относительно слабо выражены предпосылки для такого же динамического развития интеграционных процессов, как это имеет место в других регионах мира, например, в Юго-Восточной Азии.

Несколько оживилась деятельность по осуществлению выдвинутых целей с 1993 г., когда председателем Президентского Совета САМ стал президент Туниса Зин аль-Абудин Бен Али. Проанализировав сложившуюся ситуацию внутри САМ, руководство Туниса приняло решение о проведении линии на укрепление прежде всего экономических связей между странами-участницами и создание соответствующей договорно-правовой базы. Основываясь на уже имеющихся экономических структурах и соглашениях в различных отраслях экономики, Тунис представил программу действий Союза на период до 2000 г., которая имела целью ускорение реализации достигнутых договоренностей.

Главными направлениями программы были создание таможенного союза, установление беспошлинного торгового обмена в рамках САМ и образование магрибинского «общего рынка». Конечной целью программы ставилось достижение следующих конкретных результатов: взаимодополняемость национальных экономик стран-участниц; продовольственное самообеспечение в зоне Союза; свободное передвижение людей и товаров в границах САМ с введением единого магрибинского удостоверения личности; финансово-экономическая интеграция внутри САМ; интеграция людских ресурсов, включая унификацию программ обучения, создание общемагрибинской системы высшего образования, сотрудничество в социально-культурной области, полное решение проблемы миграции населения и эффективное использование трудовых ресурсов в пределах Союза; создание единой системы связи и обмена информацией1 .

С момента образования САМ наиболее успешно осуществлялось экономическое сотрудничество в области транспорта и энергетики. Как известно, слабое развитие транспортной инфраструктуры, прежде всего железнодорожного и автомобильного транспорта, складского хозяйства создает препятствие для любых интеграционных процессов. Были приняты решения о создании совместных компаний по морским, железнодорожным и воздушным перевозкам. В частности, рассматривались проекты создания авиакомпании «Эр Магриб», Магрибинского агентства морского транспорта, была согласована программа сотрудничества в развитии системы морских портов. Участники САМ подписали конвенцию о транзитных перевозках грузов и пассажиров наземным транспортом, призванную обеспечить свободу передвижения внутри Союза. Была введена в эксплуатацию линия трансмагрибинской железной дороги Тунис-Ал-жир-Касабланка, в результате чего время пребывания в пути железнодорожных составов между Тунисом и Касабланкой сократилось с 48 до 30 часов. В 1993 г. была начата прокладка автострады Нуадибу (Мавритания) – Тобрук (Ливия). В августе 1993 г. открыта авиалиния Тунис-Нуакшот. Установлены льготные тарифы на телексную, телеграфную и телефонную связь, на наземный и морской транспорт.

Наряду с общерегиональными проектами реализовывались также двух- и трехсторонние соглашения между странами-участницами Союза. Например, был проложен газопровод пропускной способностью 3 млрд. куб. м газа в год от города Уэд Саф-Саф (Алжир) через Гафсу и Зарзис (Тунис) до г. Зуара (Ливия).

Как отмечают некоторые российские ученые, такие международные организации, как Всемирный банк, ООН, ВТО низводят интеграцию до юридического факта учреждения зоны свободной торговли или таможенного союза. Стоит двум или трем странам заключить соответствующий договор, как они автоматически попадают в разряд интегрированных или интегрирующихся. Такая трактовка по существу означает, что интеграция – это не реальный процесс нарастающего хозяйственного взаимодействия, а подписи их представителей под соответствующими соглашениями или, в лучшем случае, его ратификация2 .

Еще в 80–90-е годы наблюдалась тенденция поворота к экономико-политическим схемам в изучении процессов региональной интеграции. В этот период произошли изменения, которые поколебали господствовавшие ранее представления о сущности механизмов, обеспечивающих формирование региональных экономических группировок. Под вопросом оказалась классическая схема американского экономиста Б. Беласса. По ней интеграция рассматривается как движение от простых форм к более сложным, которое проходит следующие стадии:

– зона свободной торговли, когда отменены тарифные и количественные барьеры между странами-участницами;

– таможенный союз с единым тарифом в торговле с третьими странами;

– общий рынок, где устранены ограничения не только на торговлю, то есть движение товаров и услуг, но и на перемещение факторов производства – капитала и рабочей силы;

– экономический союз, в котором свобода движения товаров и факторов производства дополнена координацией хозяйственной политики;

– полная ЀкономичЀская инЀеграция означающая проведение единой экономической политики и наличие наднациональных властных систем3 .

Однако сейчас едва ли не единственным корректным, соответствующим этой схеме объединением является Европейский Союз. Практически все возникшие в 90-е годы объединения остановились на I-й ступени интеграции или на полпути к таможенному союзу (общему рынку). Одной из важных причин этого некоторые из российских ученых считают вхождение во многие региональные объединения стран с разным уровнем экономического развития, общие интересы которых объективно не идут далее развития свободной торговли4 .

Еще в октябре 1990 г. в Алжире состоялась сессия совместной комиссии по экономике и финансам, рассматривавшая проект создания Экономического союза государств Магриба, который предполагалось строить поэтапно: создание зон свободной торговли с целью активизации взаимного товарооборота, формирование единого таможенного союза стран Магриба, свободное перемещение рабочей силы, капиталов, товаров и услуг и, наконец, полная экономическая интеграция стран САМ к 2000 г.

Однако намеченные планы не были осуществлены. Сказались такие факторы, как невысокий уровень развития национальной экономики, однотипность промышленной и сельскохозяйственной продукции, производимой магрибинскими государствами, конкуренция экспортирующих отраслей, осложнение международной обстановки вокруг Ливии, внутриполитические разногласия между Марокко и Алжиром, связанные с урегулированием западносахарской проблемы и пр.

Но если посмотреть на САМ с точки зрения отечественной теории интеграции, в которой упор делался на содержательную сторону, т.е. на закономерности межотраслевого и внутриотраслевого разделения труда, на процессы международного переплетения капитала и производства или, еще шире, – на взаимопроникновение и переплетение национальных воспроизводственных процессов в целом5 , то здесь ситуация предстает в несколько лучшем свете, хотя сами эти процессы находятся в зачаточном состоянии. Речь идет о создании прежде всего совместных предприятий в добыче полезных ископаемых, промышленности, рыболовстве.

С середины 1989 г. началась эксплуатация Тунисом и Ливией нефтегазового месторождения на континентальном шельфе, 10% доходов от которой направлялись на финансирование совместных проектов. Создано также совместное предприятие по рыболовству. В июле 1989 г. в Алжире учрежден алжиро-ливийский банк с капиталом в 100 млн. долл. для финансирования совместных экономических проектов, причем совместные объекты могут осуществляться как в форме акционерных компаний в региональном масштабе, так и посредством прямого участия в процессе производства. Между двумя странами были заключены соглашения о сотрудничестве в области тяжелой промышленности, например, о строительстве предприятия по изготовлению автомобильных узлов, о создании смешанных компаний, подготовке кадров. Введен в эксплуатацию алжиро-тунисский цементный завод. При содействии Алжира произведена реконструкция нефтеперерабатывающего предприятия в Мавритании. Совместные алжиро-тунисские проекты включали цементный завод в Фериане, производство пластмасс в Скикде, сборку двигателей в Сакиет-Сиди. Среди марокканско-тунисских совместных предприятий следует отметить цех по изготовлению токарного и фрезерного инструмента в Фесе, деревообрабатывающего оборудования в Громбалине.

Особого внимания заслуживает идея объединения электроэнергетических систем Магриба в единую сеть. Ее реализация позволит рационально использовать имеющиеся в странах Магриба энергоресурсы (уголь, природный газ, гидроэнергию, солнце), снизить затраты на ввод генерирующих мощностей и значительно повысить надежность электроснабжения потребителей. Система должна будет находиться под совместным диспетчерским управлением6 .

Первые попытки объединения электросетей Алжира и Туниса были предприняты еще в 50-х годах, а в 1975 г. Алжир, Тунис и Марокко основали Магрибинский комитет по электричеству, к которому в 1989 г. присоединились Ливия и Мавритания. После объединения в начале 80-х годов энергосистем Алжира и Туниса стало возможным соорудить в Тунисе более крупные электростанции и применять энергетические блоки мощностью 160 МВт в городах Сус и Радж. Затем намечалось соединить энергосистемы Туниса и Ливии путем строительства ЛЭП мощностью 220 КВ, протяженностью 230 км, которая соединит юг Туниса (г. Медин) и север Ливии (г. Абу Камаш). В перспективе к 2010 г. произойдут глубокие изменения, связанные со строительством ряда ЛЭП и электростанций с блоками большой мощности7 . Прорабатывались планы подключения магрибинской электросети к европейской путем соединения Туниса с Италией, а Марокко с Испанией по подводному кабелю.

Однако с 1994 г. деятельность САМ была фактически заморожена. Сказались объективные (серьезные политические разногласия, однотипность экономик с сырьевым уклоном и их ориентация на рынки промышленно развитых стран), а также субъективные (груз прежних разногласий, отсутствие должной политической воли к разработке механизма практического воплощения принятых решений) причины, хотя координационные встречи на уровне министров иностранных дел проходили регулярно.

Одной из основных причин, препятствующих интеграции пяти стран Магриба в рамках Союза является проблема Западной Сахары. В связи с этим следует коротко осветить историю этого вопроса. Конфликт в Западной Сахаре продолжается с 1975 г., когда называвшуюся тогда Испанской Сахарой территорию покинули испанские войска8 . Марокко после обретения независимости (1956 г.) на международной арене только в 70-х годах, считая Западную Сахару своей незаконно отторгнутой Испанией национальной территорией, предъявило на нее свои права, выдвинув доводы об исторической, этнической общности, географической близости. Аналогичные права на часть западносахарской территории предъявила и Мавритания. Народ Западной Сахары выступал за предоставление независимости. К середине 70-х годов заметно усилилась национально-освободительная борьба. Возглавили антиколониальную борьбу несколько политических организаций. Ведущее место среди них занял Народный фронт за освобождение Сегиет Эль-Хамра и Рио-де-Оро (Фронт ПОЛИСАРИО). Весной 1975 г. (образован 10 мая 1973 г.), заявив о себе как о единственном законном представителе сахарского народа, Фронт провозгласил своей целью вооруженную борьбу за самоопределение и независимость Западной Сахары. 14 ноября 1975 г. было подписано Мадридское трехстороннее соглашение, по которому присутствие Испании в Западной Сахаре прекращалось с 28 февраля 1976 г., после чего управление ею передавалось Марокко и Мавритании. Поделив территорию Западной Сахары между собой на две части (две трети перешло к Марокко, одна треть – к Мавритании), Марокко и Мавритания ввели туда свои войска. Фронт ПОЛИСАРИО продолжил вооруженную борьбу за независимость Западной Сахары.

В конце 1978 г. в Мавритании произошел государственный переворот. Фронт ПОЛИСАРИО заявил тогда о прекращении военных действий в отношении новой власти Нуакшота, в ответ Мавритания отказалась от участия в разделе Западной Сахары. Ее полностью заняли марокканские войска. Руководство Марокко приступило к проведению активной поселенческой политики на западносахарских землях. В результате на сегодня большинство жителей этой территории составляют марокканцы.

В ответ на заключение Испанией, Марокко и Мавританией «Мадридского соглашения» ПОЛИСАРИО 27 февраля 1976 г. провозгласил создание Сахарской Арабской Демократической Республики (САДР). Принята Конституция САДР9 . Ее основные органы, в т.ч. парламент, правительство, располагаются в Тиндуфе (Алжир). По имеющимся сведениям, САДР признали 8010 иностранных государств. Многие из них оказывают ей экономическую и гуманитарную помощь, а Алжир, Испания и Куба, по сообщениям марокканской печати, – и военную. САДР является членом Африканского Союза и имеет своего наблюдателя в ООН. Исполком (с июня 1991 г. Национальный секретариат) Фронта ПОЛИСАРИО получил статус высшего политического органа САДР, а его генеральный секретарь Мохаммед Абдельазиз в 1984 г. избран президентом республики11 .

Этот конфликт длится уже более 30 лет. Попытки решить споры военным путем не принесли сторонам желаемых результатов. Длившаяся с 1975 г. война закончилась подписанием при содействии ООН в 1991 г. лишь договоренности о прекращении огня между Марокканской королевской армией и вооруженными силами Фронта ПОЛИСАРИО. Марокко и ПОЛИСАРИО также согласились на посредничество ООН в деле урегулирования проблемы политическим путем. Однако предпринимавшиеся международным сообществом в течение 15 лет усилия не увенчались успехом.

Мировое сообщество (ООН, которая признает права народа ЗС и Фронт ПОЛИСАРИО, а также ОАЕ, членом которой САДР стала 27.02.1984 г.) долгие годы настаивало на проведении референдума относительно будущего Западной Сахары. Этим вопросом должен был заниматься контингент Миссии ООН по проведению референдума в Западной Сахаре (МООНРЗС), учрежденной в 1991 г. для контроля за соблюдением соглашения о прекращении огня. На 2003 г. ее содержание уже обошлось мировому сообществу в 600 млн. долл.12

В 2001 г. были выработаны предложения мирового сообщества по урегулированию конфликта. План, представленный в виде доклада ГА ООН под номером S/2001/613, предлагал урегулировать многолетний конфликт путем заключения сторонами рамочного соглашения, по которому западносахарские территории получили бы самую широкую автономию в рамках Марокко. Предусматривалось, что население западносахарских территорий изберет исполнительные органы власти и парламент, которые будут иметь широкие полномочия в управлении этими территориями. Через пять лет планировалось провести референдум об окончательном статусе Западной Сахары. План предусматривал участие в голосовании «западносахарцев» без разделения их на коренных жителей и переселенцев. Это устраивало Марокко, но было отвергнуто ПОЛИСАРИО (Фронт требовал, чтобы к голосованию были допущены только коренное население Западной Сахары и марокканцы, проживающие здесь до 1970 г.).

В докладе Совету Безопасности от 20 июня 2001 г. подробно описано, с какими трудностями сталкивалась ООН на протяжении последних 11 лет в своих усилиях по осуществлению плана урегулирования (S/21360 и S/22464 и Corr.1). Несмотря на эти усилия, процесс идентификации лиц, имеющих право на участие в референдуме, неоднократно прерывался. Чтобы найти выход из тупиковой ситуации, Генеральный секретарь ООН поручил Личному посланнику Дж. Бейкеру оценить в консультации со сторонами возможность осуществимости плана в его тогдашнем виде и изучить вопрос о внесении приемлемых для сторон корректив.

В начале 2001 г. Дж. Бейкер определил, что Марокко готово поддержать проект рамочного соглашения о статусе Западной Сахары (см. S/2001/613, Приложение I), в котором предусматривалась передача власти жителям территорий, а окончательный статус подлежал определению в ходе референдума, проводимого через пять лет. С учетом противоположных позиций сторон по поводу возможности договориться об изменениях в проекте рамочного соглашения Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан представил четыре варианта урегулирования западносахарского конфликта (см. S/2002/178):

– возобновление попыток осуществления плана урегулирования, но уже не требуя согласия обеих сторон до принятия мер;

– пересмотр проекта рамочного соглашения с учетом опасений, высказанных сторонами;

– обсуждение сторонами вопроса о возможном разделе территории;

– принятие СБ решения о прекращении деятельности МООНРЗС.

Совет Безопасности не смог согласиться ни с одним из этих вариантов. Вместо этого в своей резолюции 1429/2002 он заявил о своей поддержке Генсекретаря и его Личного посланника в вопросе выработки политического решения этого затянувшегося спора13 .

Фронт ПОЛИСАРИО, не дожидаясь истечения мандата МООНРЗС, выступил с соответствующим заявлением. В нем, в частности, указывалось, что предложения ООН «не предусматривают ничего нового». Речь идет о предоставлении Западной Сахаре «автономии на четырехлетний период, по завершении которого планируется провести референдум среди электората, на 65% состоящего из марокканских поселенцев». Исход голосования заранее известен и не оставляет Западной Сахаре шансов на независимость, считало руководство ПОЛИСАРИО. По его убеждению, эту инициативу нельзя рассматривать ни в качестве нового плана урегулирования, ни в качестве пятого варианта решения проблемы14 .

Таким образом, подготовленный Дж. Бейкером план проведения референдума не был принят. Он даже не выносился на обсуждение заседания СБ в феврале 2002 г. В соответствии с резолюцией, принятой на этом заседании, Дж. Бейкер приступил к разработке нового плана. Он включал элементы проекта рамочного соглашения, которые были приняты Марокко, а также элементы Хьюстонских соглашений (14–16 сентября 1997 г., США), с которыми согласились обе стороны и которые поддерживает Фронт ПОЛИСАРИО. В нем предлагался переходный период, в течение которого должно быть определено разделение сфер ответственности между сторонами до проведения референдума о самоопределении, который даст тем, кто действительно является жителем Сахары, возможность определить свое будущее. Это вполне устраивало Рабат, тем более, что в плане опять не уточнялось, кто должен участвовать в референдуме. По этой причине предложения Дж. Бейкера были вновь отклонены ПОЛИСАРИО и Алжиром.

В дальнейшем спецпредставитель генсека ООН внес изменения в свой план с учетом возражений ПОЛИСАРИО и Алжира, уточнив, что в референдуме должны участвовать только коренные жители Западной Сахары. Дж. Бейкер, очевидно, вынужден был принять во внимание, что международное сообщество не признает оккупации Марокко бывшего колониального владения Испании, которое в ООН зарегистрировано как «несамоуправляемая территория», а переселение туда марокканцев считается незаконным. Фронт ПОЛИСАРИО согласился с новым вариантом, однако Марокко его категорически отвергло. Официально план, названный «план Бейкера – 2», не был вынесен на заседание Совета Безопасности ООН 31 июля 2003 г. СБ принял резолюцию 1495, в которой ограничился призывом к участникам конфликта продолжить сотрудничество с ООН в поисках взаимоприемлемого политического урегулирования15 .

В своих притязаниях на Западную Сахару Марокко ссылается на Мадридское соглашение 1975 г., которое не признаноООН.Однако в нем речь идет о разделе бывшей испанской колонии между Мавританией и Марокко, а не о передаче этой территории полностью под управление Марокко. Более того, марокканские войска оккупировали мавританскую часть Западной Сахары в августе 1979 г., когда Мавритания отказалась от претензий на эту территорию, причем без заключения каких-либо соглашений на этот счет. Присутствие Марокко в Западной Сахаре было охарактеризовано резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 3437 от 1979 г. как «незаконная оккупация», и Генеральная Ассамблея призвала Марокко «положить конец оккупации» страны, а в декабре спецкомитет ОАЕ по Западной Сахаре указал на необходимость вывода марокканских войск из бывшей мавританской зоны оккупации16 . А в самом последнем докладе Генерального секретаря ООН о ситуации вокруг Западной Сахары от 19 апреля 2006 г. (S/2006/249) было заявлено, что «нет такого государства – члена ООН, которое признает суверенитет Марокко над Западной Сахарой»17 . Поэтому ООН не признает притязаний Марокко, считает Западную Сахару «несамоуправляемой территорией» и поддерживает законное право западносахарцев на национальное самоопределение. Это право подтвердил также международный суд в Гааге еще в 1975 г.18

Марокко продолжает называть Западную Сахару своими «южными провинциями» и считает неприемлемым их отделение. В апреле 2006 г. в Рабате состоялось заседание возрожденного Королевского консультативного совета по делам Сахары (ККСС), о новом составе которого король Марокко Мохаммед VIобъявил в конце марта во время своего визита в Западную Сахару. Совет является консультативным органом, призванным вырабатывать предложения по всем вопросам, касающимся защиты территориальной целостности, национального единства королевства и стимулирования экономического и социального развития «южных провинций». В обращении к нации по окончании своего турне Мохаммед VIвновь подчеркнул, что «южные провинции» останутся неотъемлемой частью Марокко с предоставлением им широкой автономии.

Основной причиной столь упорного отказа Марокко решить западносахарскую проблему являются природные богатства Западной Сахары, прежде всего фосфаты, общие запасы которых оцениваются примерно в 4 млрд. т (по другим оценкам – 10 млрд. т.). Только на месторождение Бу Краа приходилось (по данным на 80-е годы) 15% африканских запасов. Контроль над месторождением фосфатов отвечает экономическим и политическим целям марокканских властей. Здесь обнаружены также богатые месторождения железной руды, меди, титана, ванадия, урана, угля, калийных солей. Высокое содержание железа (65%) в руде дает возможность сразу, без предварительной обработки, использовать руду для выплавки металла. Запасы титана только на месторождении Аграша оцениваются в 10 млн. т, а запасы ванадиевых руд в 504 тыс. т (второе место на африканском континенте после ЮАР). Залежи медной руды находятся в основном в районе Адрар Саттаф и Сагиет эль-Хамра. По установленным запасам медной руды Западная Сахара может занять пятое место в мире после Чили, США, Замбии и Заира. Добыча золота в районе Агует может составить 27 т в год. Кроме того, имеются богатые россыпи драгоценных камней: гранаты, рубины, сапфиры, топазы, бериллы, турмалины, малахит, лазурит, а также различные виды кварца, которые издревле использовались местными ремесленниками19 . Полезные ископаемые Западной Сахары еще мало изучены.

Прибрежная зона в Атлантическом океане богата морепродуктами. Кроме того, по данным международных экспертов, на континентальном шельфе Западной Сахары обнаружены промышленные запасы нефти и газа, в которых крайне нуждаются марокканцы. Не случайно, в соответствии с программой развития «южных провинций» руководство Марокко планирует в ближайшие годы инвестировать свыше 7 млрд. марокканских дирхамов (776 млн. долл.) в реализацию 226 проектов на территории Западной Сахары20 .

В апреле 2006 г. Кофи Аннан представил в СБ ООН доклад, касающийся урегулирования западносахарского конфликта. Генсек рекомендовал, в частности, Совету Безопасности продлить на шесть месяцев мандат МООНРЗС в Западной Сахаре (который истекал 30 апреля 2006 г.). В документ вошли предложения по урегулированию, сделанные личным посланником Генсека ООН по Западной Сахаре Питером Ван Валсумом по итогам его поездки в регион. Как заявил глава ККСС Халиханна ульд ар-Рашид, доклад Кофи Аннана «окончательно хоронит план Бейкера, который не учитывал позиции всех сторон». Фронт ПОЛИСАРИО выступил с критикой доклада Генсека ООН за то, что он «не предусматривает наложения санкций на Марокко за невыполнение резолюций ООН по Западной Сахаре».

В мае 2006 г. была принята предложенная Великобританией, Испанией, Россией и США резолюция Совета Безопасности ООН о продлении мандата Миссии ООН в Западной Сахаре до 31 октября 2006 г. Она призвала все вовлеченные в конфликт стороны «продолжать сотрудничество с ООН в поисках выхода из нынешнего тупика и сосредоточиться на усилиях по достижению политического решения проблемы». Кофи Аннан в своем докладе рекомендовал сторонам начать без всяких предварительных условий прямые переговоры между Марокко и Фронтом ПОЛИСАРИО. Марокко поддержало эту резолюцию. В заявлении министра иностранных дел Марокко, однако, вновь говорилось о предоставлении автономии «южным провинциям» в рамках национального суверенитета и территориальной целостности Королевства21 .

Фронт ПОЛИСАРИО подтвердил свою позицию в пользу проведения референдума о самоопределении Западной Сахары на выдвинутых им условиях. Выступая на торжествах по случаю создания самопровозглашенной в феврале 1976 г. САДР, лидер Фронта Мохаммед Абдельазиз заявил, что иного пути решения западносахарской проблемы не существует и «рано или поздно референдум состоится»22 .

В последнее время Фронт ПОЛИСАРИО вновь выступил с угрозами отказаться от соглашения о прекращении огня, если идея проведения референдума будет похоронена, и в очередной раз отверг предложения Рабата об автономии Западной Сахары. Таким образом, конфликт вокруг Западной Сахары пока не разрешен. Фронт ПОЛИСАРИО при поддержке Алжира добивается независимости западносахарских территорий, в то время как Марокко считает неприемлемым их отделение, допуская предоставление широкой автономии.

Следует признать, что между противоборствующими сторонами нет единого мнения по ряду вопросов. Десятки тысяч беженцев вынуждены проживать в палаточных лагерях. Ежегодно огромные средства – до 150 млн. долл. расходуются на деятельность миротворческого контингента. Идет одностороннее освоение территории Западной Сахары. В этой связи целесообразно рассмотрение экспертами вопроса о совершенствовании на ранней стадии процесса выработки обязательств сторон, участвующих в мирном процессе, в реализации мандата Совета Безопасности и, наконец, требуется совершенствование практики возвращения беженцев (чьи права юридически доказаны и неоспоримы) к родным очагам.

Несмотря на неурегулированность западносахарской проблемы, в последнее время предпринимаются усилия по активизации интеграционных процессов в рамках САМ. Инициатором усилий в этом направлении, как и прежде, является Тунис. Следует отметить, что Тунис в последние годы добился значительных успехов в экономическом развитии и по темпам экономического роста занимает второе место на Африканском континенте, уступая лишь ЮАР.

17 февраля 2006 г. президент Туниса Зин аль-Абидин Бен Али направил поздравления главам стран-участниц Союза по случаю 17-й годовщины образования САМ, в которых призвал активизировать усилия по возобновлению деятельности его механизмов. В послании говорилось, что «САМ открывает широкие перспективы для процесса интеграции стран Магриба, что является приоритетным направлением в условиях, когда в международной обстановке происходят серьезные изменения»23 . Под «серьезными изменениями» президент Туниса подразумевал, очевидно, в первую очередь процесс глобализации. Видимо, пришло осознание того, что в новых реалиях лучше действовать сообща, объединив усилия пяти стран. В ходе встречи с генеральным секретарем САМ Хабибом Бен Яхьей, бывшим министром иностранных дел Туниса, Бен Али отметил, что курс на дальнейшую интеграцию «отвечает надеждам и чаяниям магрибинских народов».

Бен Яхья, в свою очередь, проинформировал тунисского президента о деятельности генерального секретариата САМ и о подготовке к заседанию глав МИД Алжира, Ливии, Марокко, Туниса и Мавритании, которое должно было состояться в мае 2006 г. в Триполи. Решение о проведении этой встречи было принято представителями пяти стран Союза на саммите Лиги Арабских Государств в г. Хартум. Идею активизации деятельности САМ поддержало руководство Марокко. Так, глава палаты советников королевства Мустафа Укаша, находясь с официальным визитом в Тунисе, заявил: «Тунис и Марокко являются локомотивом для стран САМ, способным сдвинуть процесс интеграции Алжира, Ливии, Мавритании, Марокко и Туниса и помочь странам региона принять вызовы современности»24 . В ходе официального визита в Тунис марокканский спикер провел переговоры с тунисским коллегой Абдаллой Каллелем, по итогам которых стороны подписали соглашение о развитии сотрудничества. Главные усилия парламентарии двух стран направили на возобновление деятельности Консультативного совета САМ.

Президент Республики Мавритания Эли ульд Мохаммед Валь, пришедший к власти в августе 2005 г. в результате военного переворота, прибыл 18 мая 2006 г. в Тунис с двухдневным официальным визитом, в ходе которого руководители двух государств, помимо обсуждения возможностей расширения сотрудничества в разных областях, уделили большое внимание путям активизации деятельности САМ.

Практическим шагом в направлении укрепления региональной интеграции стало учреждение Магрибинского банка инвестиций и внешней торговли с капиталом 500 млн. долл. Соглашение об этом подписали министры финансов пяти стран в апреле 2006 г. в Тунисе. Участники заседания заявили, что целью создания этого банковского учреждения является «активизация строительства интегрированной магрибинской экономики, осуществление совместных проектов, благоприятствование инвестициям и поощрение движения капиталов между странами Магриба»25 . Штаб-квартира магрибинского банка будет располагаться в Тунисе, все пять участников должны внести свои доли до февраля 2007 г. Учредительная ассамблея банка запланирована на март 2007 г. Следует напомнить, что решение о создании Магрибинского банка инвестиций было принято еще в марте 1991 г. в Триполи. Однако возникшие разногласия, главными из которых, как уже упоминалось, были противоречия между Марокко и Алжиром в отношении Западной Сахары, не позволили странам-участницам реализовать многие проекты интеграции. Утверждение статуса банка стало выполнением рекомендаций, принятых министрами иностранных дел САМ на встрече в Триполи 7 января 2006 года.

К сожалению, саммит Союза Арабского Магриба, который должен был состояться 25 мая 2006 г. в Триполи, перенесен на неопределенный срок из-за разногласий между Марокко и Алжиром и отказа короля Мохаммеда VIучаствовать в саммите. По сообщению МИД Марокко, такое решение короля вызвано, в частности, последними заявлениями президента Алжира Абдельазиза Бутефлики, подтвердившего поддержку своей страны Фронту ПОЛИСАРИО.

Несмотря на провал очередной попытки созыва саммита САМ, парламентарии Алжира, Ливии, Мавритании, Марокко и Туниса не оставляют надежды возродить деятельность этой организации. В Тунисе планируется провести 6-ю сессию Консультативного совета САМ (Маджлис аш-Шура), на который соберутся 150 делегатов, представляющих парламенты пяти стран. На этом заседании руководство Советом перейдет к Тунису. Депутаты намерены использовать эту встречу, чтобы «углубить диалог между парламентариями Магриба, направленный на развитие Союза, а также на повышение эффективности его структур на благо народов региона». Повестка дня включает пленарные заседания, в ходе которых будут заслушаны доклады о деятельности структур САМ, в частности, самого Маджлиса аш-Шура. Постоянные комиссии Совета рассмотрят вопросы сотрудничества в политической, экономической, финансовой и юридической областях26 .

Важным побудительным мотивом к объединению является стремление стран Магриба утвердить свои позиции на международной арене, использовать свой союз как средство для завоевания более достойного положения в системе мирохозяйственных связей, в политическом диалоге со странами Запада, добиваться более выгодных условий отчисления от прибылей ТНК, эксплуатирующих их природные богатства. Играет роль и осознание опасности остаться разобщенными перед лицом объединенной Европы.

Как считает российский ученый Ю.В. Шишков, «интеграция невозможна между странами, которые не достигли интеграционной зрелости. В экономике – это достаточно высокий уровень развития обрабатывающей промышленности, обеспечивающий широкую диверсификацию экспортно-импортных операций страны и глубокую вовлеченность ее в международное разделение производственного процесса, хорошо развитая финансовая инфраструктура. В политике – устоявшаяся демократия с четким разделением властей и верховенство закона…»27 .

Однако в последние 20 лет в мировой экономике произошли большие изменения, особенно в развивающихся регионах. Либерализация торговли, приватизация и акцент на свободные рынки заменили политику лидирующей роли государства и импортзамещения. Многие развивающиеся страны стали выходить на мировой рынок в качестве экспортеров не столько аграрно-сырьевых товаров, сколько продукции обрабатывающей промышленности (например, Тунис). Это свидетельствует о повышении уровня их интеграционной зрелости.

Начавшиеся в 70–80-е годы либеральные экономические реформы в странах региона включали приватизацию части госсобственности, либерализацию инвестиционного кодекса, внешнеторговой сферы, реализацию программ поддержки частного сектора и другие меры рыночного регулирования, что создало условия для расширения участия арабских стран в межарабском экономическом сотрудничестве.

Среди рассматриваемых стран наиболее последовательно и организованно приватизация проводилась в Марокко. Здесь приватизация с первых этапов не только опиралась на специальную правовую основу – закон, принятый в 1989 г., но и направлялась специальным органом – министерством приватизации, основанным также в 1989 г. Таким образом, она являлась одним из важных приоритетов национальной стратегии социально-экономического развития. Приватизации подверглись и «стратегические отрасли», включая добычу фосфатов и других видов минерального сырья, обрабатывающую промышленность, являющиеся главным источником валютных поступлений. Существенным источником бюджетных поступлений стали доходы от приватизации государственных пакетов акций промышленных предприятий (особенно нефтеперерабатывающей, металлургической, горнодобывающей), кредитно-финансовой сферы, энергетики, транспорта и связи, гостиничного хозяйства. Только за 80–90-е годы благодаря приватизации было выручено 20 млрд. долл.

В Алжире реформы проводились непоследовательно. При отсутствии прочной общественной опоры главы крупных предприятий были вынуждены лавировать между конфликтующими национальными силами и центрами влияния, с одной стороны, а с другой, – зарубежными кредиторами. Но в конце 90-х годов под давлением этих последних они были вынуждены перейти к рыночным преобразованиям. Только в 1997 г. приватизации подлежало 400 предприятий, на которых было занято 1,7 млн. чел. Алжир пересмотрел горнорудный кодекс с тем, чтобы открыть для иностранных фирм отрасли по добыче фосфатов, железной руды, алмазов и пр. С 1998 г. был открыт доступ в страну иностранным финансовым учреждениям. Следует сказать, что реформы в Алжире осуществлялись в условиях социально-экономического и политического кризиса, что оказало негативное влияние на некоторые показатели социального развития. Несмотря на достаточно сложную и противоречивую внутреннюю обстановку из-за противостояния между режимом и исламистами, Алжиру в основном удалось преодолеть острейший финансово-экономический кризис.

В последние годы благодаря росту цен на нефть положение в экономике Алжира резко улучшилось. В 2005 г. доходы от экспорта энергоносителей составили 45,6 млрд. долл. Внешний долг сократился до 15,5 млрд. долл., а в 2006 г., по оценкам, должен снизиться до 5 млрд. долл. Запасы иностранной валюты превысят 63 млрд. долл. Темпы роста ВВП повысились до 5,8%. Такие высокие показатели позволили алжирскому правительству выделить 80 млрд. долл. на осуществление пятилетнего плана социально-экономического развития.

Приватизация в Тунисе прошла, пожалуй, самый длительный путь. Правящие круги Туниса выделяются наибольшим стажем своего опыта в области преобразований собственности, а также приверженности доктрине «смешанной экономики», оптимального сочетания форм собственности. Тунис к началу XXIв. пришел с лучшими результатами по количеству приватизированных предприятий (160 из 200 в 2002 г.)28 . Большинство секторов экономики были открыты для иностранных инвестиций. Темпы роста ВВП составили в 2005 г. 4,2%. Тунис пользуется на Западе репутацией одной из наиболее стабильных и динамично развивающихся стран.

Ливия после снятия экономических санкций в апреле 2003 г. также приступила к проведению политики либерализации экономики. Более 360 компаний госсектора, в т.ч. нефтехимические, цементные, были выставлены в качестве объектов для разгосударствления. Приватизации подлежали два из пяти крупнейших государственных банков «SaharaBank» и «WahdaBank». Возобновлены поставки нефти в США.

Наименее развита в экономическом отношении Мавритания. ВВП (по паритету международной покупательной способности валюты) на 2002 г. составлял 5,4 млрд. долл., а на душу населения – 2 тыс. долл. Основой экономики является горнодобывающая промышленность. Обрабатывающая промышленность развита слабо и представлена главным образом рыбоперерабатывающими предприятиями Нуадибу. Их доля в создании ВВП – 4%. Сельское хозяйство находится в состоянии хронического кризиса в силу практически полной зависимости от неблагоприятных природно-климатических условий. Хозяйство ведется средневековыми методами. Благоприятные перспективы для развития экономики связаны с обнаружением на ее территории нефти. Запасы оцениваются в 500 млн. барр. С начала добычи в феврале 2006 г. Мавритания экспортировала 3,8 млн. барр. нефти. Ожидаемые доходы от продажи нефти оцениваются в 200 млн. долл. в 2006 г.

С середины 90-х годов в большинстве стран Магриба, особенно в Тунисе и Марокко, по целому ряду важнейших макроэкономических показателей наблюдались положительные сдвиги. Эти сдвиги улучшили инвестиционный климат как в этих странах, так и в субрегионе в целом, что создает дополнительные предпосылки для успешного развертывания интеграционных процессов на региональном пространстве.

Вместе с тем на пути интеграции стран Магриба имеется еще много препятствий. Им предстоит преодолевать сложившийся в течение многих десятилетий стереотип ориентации внешней торговли и ее географической направленности. Так, 2/3 внешнеторгового оборота стран Магриба приходится на соседние европейские страны, в основном Италию, Францию, Испанию. Между тем доля внутрирегиональной торговли стран-участниц в 1990 г. составляла всего 3%. На европейских рынках реализуется 60–70% экспортируемой нефти (в Ливии до 90%) и нефтепродуктов, 80% фосфатов и продуктов их переработки, а также различных видов промышленного сырья и продукции сельского хозяйства. Из стран Европы в страны Союза поступает 65–79% импортируемого промышленного оборудования и полуфабрикатов, готовых изделий, продовольственных товаров. Постоянно возрастает технологическая зависимость от западноевропейских государств. Товарооборот стран-участниц САМ только с Францией в 2005 г. увеличился по сравнению с предыдущим годом на 15% и достиг 23,4 млрд. евро. Статус основного партнера Франции сохраняет Алжир, товарооборот с которым увеличился до 8,4 млрд. евро29 .

В Алжире имеется развитая транспортная инфраструктура, в нее входят 6,9 тыс. км трубопроводов, проложенных по территории страны, и международные газопроводы общей протяженностью 2,3 тыс. км. Есть две крупнейшие международные магистрали – трубопроводы TransMediterranean(Transmed) пропускной способностью 900 млрд. куб. футов в год (1 фут = 0,3 м) и Maghreb-EuropeGas(MEG) – 350 млрд. куб. футов в год. Магистраль Transmedпроходит по территории Алжира и Туниса, а оттуда по подводному трубопроводу под Средиземным морем газ поступает в Сицилию и континентальную Италию. Крупнейшая итальянская газовая компания Snamприобретает 680 млрд. куб. футов в год по контракту, срок которого истекает в 2018 г. Запланированная модернизация трубопровода обеспечит увеличение его пропускной способности до 1 трлн. куб. футов в год. В свою очередь через MEGпоставляется газ с месторождения Хасси р’Мель (460 млрд. куб. футов в год) на Пиренейский полуостров через Марокко. Протяженность этой магистрали 1,6 тыс. км, из которых 269 км проходят под Гибралтарским проливом. Газопровод соединяет Алжир с испанским городом Кордова и подключен к транспортным системам Испании и Португалии.

Кроме того, консорциум Medgasв 2006 г. намеревался ввести в строй новый трубопровод длиной 382 км между Алжиром и Испанией (282 млрд. куб. футов с последующим увеличением до 420 млрд. куб. футов в год). Алжир также крупнейший экспортер сжиженного газа (CПГ). В стране действуют два завода по производству СПГ суммарной мощностью 23 млн. т в год.

Ливия после выхода из международной изоляции и начала проведения рыночных реформ планирует стать крупнейшим поставщиком газа в Европу. Ее подтвержденные запасы составляют 46 трлн. куб. футов. Однако распределительная система Ливии, хотя и включает около 1 тыс. км трубопроводов, не может обеспечить нарастающий спрос. Поэтому разрабатываются планы строительства новых газопроводов. Итальянская компания ЭНИ и государственная энергетическая компания Энгаз (Engas) инвестировали 5 млрд. долл. в реализацию проекта WesternLibyanGasProject(WLGP). Ожидается, что начиная с 2006 г. WLGPпозволит экспортировать 280 млрд. куб. футов газа в год с месторождения Мелита в Италию и Францию по трубопроводу, проложенному под Средиземным морем. Открытие газопровода протяженностью 540 км из Ливии (от г. Мелита) в Сицилию состоялось в октябре 2004 г. Компания GazdeFranceи итальянские EdisonGasи Energiaуже подписали соглашения о ежегодных закупках 140 млрд. куб. футов этого газа.

Ливия объявила о начале добычи природного газа на одном из крупнейших месторождений – Эт-Тахади в бассейне, открытом в мае 2005 г. По оценке экспертов, здесь можно добывать ежедневно до 7 млн. куб. м природного газа. Ливийское руководство одобрило выделение 2,6 млрд. долл. на разведку нефти и расширение инфраструктуры нефте- и газодобычи. Глава Ливийской национальной нефтяной компании (ЛИНОКО) заявил, что Ливия намерена инициировать третий с момента снятия в 2003 г. экономических санкций раунд предоставления лицензий иностранным нефтегазовым компаниям30 .

Укреплению экономических связей стран САМ со странами ЕС будет способствовать и возрождение такого крупномасштабного проекта, как установление постоянного автомобильного и железнодорожного движения путем строительства туннеля под Гибралтарским проливом. Как заявил министр развития Испании, стоимость строительства туннеля от Пунта Палома в Южной Испании до Малабата вблизи Танжера в Марокко превысит 3 трлн. евро. Длина туннеля составит 38,5 км, а глубина на некоторых участках до 300 м. Испания и Марокко согласились детально изучить проект туннеля. Испания выделит на экспертную оценку проекта 27 млн. евро (33 млн. долл.). Однако, по заявлению министра транспорта Испании, строительство туннеля начнется не ранее 2008 г.31

Можно предположить, что сотрудничество стран-членов САМ с ЕС не только сохранится, но и будет расширяться. Но это не является препятствием для наметившейся тенденции к интеграции стран Магриба. Напротив, оно может быть выведено на качественно новый уровень «Сообщество» – «Сообщество». Но для этого странам-участницам САМ необходимо преодолеть существующие политические разногласия, добиться подлинной экономической интеграции для превращения Союза Арабского Магриба в конкурентоспособное региональное политико-экономическое объединение. Можно считать, что процесс сближения и сотрудничества магрибинских стран вступил в новую фазу. Достигнутые в последнее время договоренности свидетельствуют о возможности преодоления разногласий на путях выработки компромиссных решений на основе взаимоуважения и доверия.

Образование Союза Арабского Магриба было обусловлено целым рядом причин. Главная из них – объективная тенденция к интеграции в арабском мире, вызванная реалиями на международной арене, в первую очередь развертыванием процесса глобализации. Глобализация сегодня сопровождается другим процессом – регионализацией экономической деятельности. Как пишет бывший министр иностранных дел ФРГ Х.Д. Геншер, «новые региональные группировки во всех частях света выражают новую региональную идентификацию и создают возможности для инноваций в ответах на вызовы глобализации»32 .

Растущая потребность в углублении интеграционных связей между странами-членами Союза Арабского Магриба обусловлена причинами политического, экономического, социокультурного порядка. В основе ее лежит принадлежность к единой арабской нации, единой исламской цивилизации. В начале 90-х годов были заложены предпосылки для укрепления интеграционных связей – созданы организационно-институциональные структуры, налажено торгово-экономическое сотрудничество, урегулированы некоторые политические разногласия. И хотя противоречия еще остаются, последние встречи и контакты свидетельствуют о стремлении стран-участниц к реальному Союзу. Развитие сотрудничества открывает перспективы для решения тех общих проблем, которые возникли между ними в последнее десятилетие.


Литература

союз арабский магриб таможенный

1.Ковтунов А.Г. Проблемы интеграции стран Магриба. М., 1998, с. 61.

2.Шишков Ю.В. Отечественная теория региональной интеграции. МЭ и МО. 2006, № 4, с. 56.

3.Африканская интеграция: социально-политическое измерение. М., 2003, с. 10.

4.Афонцев С.А. Проблема управления мирохозяйственной системой: теоретические аспекты. МЭ и МО, 2001, № 5, с. 69.

5.Шишков Ю.В. Отечественная теория региональной интеграции. МЭ и МО, 2006, № 4, с. 56.

6.Мальцев Ю. Страны Магриба в региональной и мировой политике. М., 1994, с. 59–75.

7.Конституция Сахарской Арабской Демократической Республики. СПб., 2001.

8.Компас, № 46, ИТАР-ТАСС, 13.11.2003.

9.Организация Объединенных Наций. Совет Безопасности S/2003/565; Компас, № 9, ИТАР-ТАСС, 27.02.2003.

10.Организация Объединенных Наций. Совет Безопасности S/2003/565. Приложение II.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий