Экспансия НАТО на Ближний и Средний Восток

Ближний Восток как напряженная зона на политической карте мира. Неослабевающий интерес США и НАТО к Ближнему и Среднему Востоку. Контроль США над процессом развития военной инфраструктуры стран Востока. Сферы влияния стран НАТО на остановку в регионе.

Реферат: Экспансия НАТО на Ближний и Средний Восток


Ближний Восток продолжает оставаться напряженной зоной на политической карте мира. Отрицательная энергия многих процессов, уходящих корнями в относительно недавнее историческое прошлое, по–прежнему влияет на общественно–политическую обстановку и социально–экономическое положение в странах региона. Особенно это касается тех проблем, что связаны с ближневосточным урегулированием и с пережитками прежних эпох, сохраняющихся в виде авторитарного правления и недемократичных режимов, которые и поныне продолжают во многом определять характер политического бытия народов, населяющих разные части арабского и сопредельного с ним мира.

Этот мир продолжает привлекать внимание исследователей и практиков в разных частях света, поскольку перипетии развития в ближневосточном регионе самым непосредственным образом отражаются на глобальном уровне. Такая обостренная реакция мирового сообщества понятна. Она диктуется многими причинами и, в первую очередь, нефтью, и потенциальными последствиями взрывоопасного конфликта, в котором увязли оставшиеся в качестве главных действующих лиц наиболее непримиримые актеры. Их достойная лучшего применения стойкость держит в напряжении серьезные силы, не способные оставаться безучастными к драматическим событиям, полвека делящим регион на два враждебных лагеря. И эти события пока все еще далеки от полного разрешения.

В определенной мере непредсказуемость обстановки на Ближнем Востоке, динамичность ее развития и неоднократно проявлявшаяся тенденция мгновенно обретать новое качество под влиянием казалось бы незначительных факторов заставляет всех заинтересованных наблюдателей пристально всматриваться в реалии ситуации на фронте ближневосточных перемен, отслеживать даже незначительные подвижки в текущих процессах, брать на учет любые нюансы, способные повлиять на ход событий, и строить прогнозы относительно их будущего.

США и их партнеры по НАТО продолжают проявлять неослабевающий интерес к Ближнему и Среднему Востоку (БСВ). Эта тенденция особенно усилилась с распадом Советского Союза и самоликвидацией Варшавского Договора. Параллельно с расширением НАТО на Востоке наращивается его деятельность и на южном фланге этого блока. Важность южного фланга в ее геополитической стратегии обусловливается, прежде всего, непосредственной близостью к богатейшей в мире кладовой нефти и газа. Регион БСВ представляет собой и достаточно емкий рынок вооружений, занимающий второе после Юго–Восточной Азии место в мире по импорту этой продукции. Все это, вместе взятое, усиливает интересы стран НАТО, прежде всего США и их основных партнеров – Великобританию, Францию, Германию и Италию к этому региону.

Деятельность стран НАТО на БСВ особенно активизируется в военно–экономической и военно–политической сфере. Лидируют в этом США. Этот процесс, как свидетельствуют факты, никак не связан с ростом опасности или военной угрозы со стороны России. Он важен, прежде всего, для США с геополитической точки зрения, в том числе в интересах сохранения своего доминирующего положения в этом альянсе, особенно на его южном фланге. В этих целях активно используется широкий спектр пропагандистского воздействия, в ходе которого США преподносятся как страна, способная гарантировать мир и безопасность как на реги ональном, так и глобальном уровнях. Особенно рекламируется американское вооружение.

Так, война в Персидском Заливе была использована США, помимо всего прочего, как полигон боевого применения современ ного вооружения в физико–географических условиях региона, так и для пропаганды его эффективности. Это стимулировало все новые закупки оружия и военной техники, прежде всего, американского производства, укрепляя тем самым позиции Вашингтона в военно–экономической сфере. Еще до окончания скоротечной войны в Заливе сформировался пакет крупных заказов на приобретение современных зенитно–ракетных комплексов, авиа–бронетехники. Это прослеживалось главным обра зом в странах Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), что укрепило контроль США и их партнеров на рынке вооружений, обусловливая возможность расширения военно–экономических и военно–политических связей, а также влияния на внешнюю политику этих государств.

Среди стран НАТО лидирующее положение в экспорте оружия и военной техники в регион продолжают занимать США. Вслед за ними следуют Великобритания, Франция, Германия, Италия. В первой половине 90–х годов американский военный экспорт в страны ССАГПЗ составил около 25% , английский – нескольким более 10% , германский – 8% , итальянский – 7% , французский – 5% . Во второй половине 90–х годов США намерены сохранить среднегодовой экспорт вооружений в эти страны на уровне 3 – 4 млрд. долл. Франция в пределах до 3 млрд. долл., Германия – 1 млрд., Италия – 0,5 млрд. долл. Это усиливает тенденцию к дальнейшему росту зависимости от военных поставок прежде всего США. К 1997 г. США контролировали парк бронетанковой техники: в Бахрейне до 100% , Саудовской Аравии и Катаре – свыше 90, Кувейте и ОАЭ – до 80, Омане – свыше 50%; парк авиатехники: в Бахрейне – до 100%, Саудовской Ара вии – свыше 90%; парк противоракетной техники – ССАГПЗ – на 100%. Широко используется военная помощь в наращивании военно–экономических и военно–политических связей и в расширении сферы влияния в регионе. В этой области США сохраняют практически монопольное положение, которое используется в качестве материальной базы дальнейшего углубления военно–политической зависимости и влияния на военную политику страны – получателя этой помощи. США, наряду со стремлением через механизм военной помощи создать в регионе подконтрольные зоны преимущественного влияния, вместе с тем в условиях чрезвычайной обстановки в этом районе наблюдается устойчивая тенденция в политике Вашингтона к интеграции под его контролем усилий партнеров по НАТО в формировании зоны коллективного воздействия. Это наблюдалось в ходе ирано–иракской войны и войны в Заливе, когда ведущие стороны НАТО сформировали военную коалицию под эгидой США.

Военная помощь США, помимо всего прочего, связана практически с поставками вооружений, обучением личного состава, развитием военной инфраструктуры. Она на регулярной основе продолжает оказываться Израилю, Егип ту, Турции, Бахрейну, Иордании и Оману. Общая сумма ее в 1997 г. превышала 6,3 млрд. долл., или возросла по сравнению с 1980 г. почти в 2 раза. Более одной трети ее приходится на Израиль. В cлед за Израилем следует Египет, на долю которого приходится около 30% суммарной американской военной помощи указанным странам. Военная помощь США Израилю в 1997 г. составила 3 млрд. долл. (1985 г. – 1,4 млрд.), Египту – 2,1 млрд. долл. (1985 г. – 1,1 млрд.). Размеры этой помощи в 90–х годах Турции составили в среднем 0,5 млрд. долл., Бахрейну, Иордании, Оману – в пределах 0,2 – 0,3 млрд. долл.3 В политике США прослеживается устойчивая тенденция к выборочному и целенаправленному применению механизма военной помощи к странам региона. Так, в ходе оказания Египту военной помощи США сохраняют контроль за оснащением египетских вооруженных сил современным оружием и военной техникой, чтобы воспрепятствовать возможности военного превосходства Каира над Тель–Авивом. Все это обусловливает достижение наибольшего эффекта в расширении и укреплении позиций США в регионе.

США и их партнеры по НАТО, используя различные рычаги воздействия, продолжают наращивать и военно–политические связи на БСВ. Они включают в себя, кроме всего прочего, военные соглашения и договоры, военное присутствие учения и маневры. Это особенно активно проявляется по отношению к странам ССАГПЗ. Так, в конце 80–х – начале 90–х годов. США, Англия, Франция заключили с членами Совета двусторонние военные соглашения о сотрудничестве в обороне. Это обусловило прежде всего военное присутствие США в зоне Персидского залива. Здесь на постоянной основе разместились следующие американские военные силы: 5–й оперативный военно–морской флот со штабом в Бахрейне, авиакрыло на авиабазе Дахран, авиаподразделение на территории Катара, Бахрейна, Кувейта, Омана. В целом, авиационная армада США, сосредоточенная в зоне Залива, к 1997 г. достигла 200 боевых машин. Общая численность боевых кораблей США в акватории Залива насчитывает в своем составе 17 единиц, включая авианосец "Нимиц" с крылатыми ракетами на борту. Общая численность американских военнослужащих в зоне Залива дости гает 30 ты с., из которых 6200 человек д ислоцируются в Саудовской Аравии. В свою очередь, Великобритания и Франция содержат на саудовской террито рии летный состав численностью соответственно 250 и 110 чел. На территории этой страны продолжают размещаться специальные подразделения раннего воздушного оповещения системы "АВАКС", укомплектованные в основном американским военным персоналом, а также склады с неприкосновенными запасами американского оружия и военной техники, в том числе значительная часть вооружений, переброшенных в зону Залива в ходе подготовки операции " Буря в пустыне" .

Группировка военных сил США в Заливе в случае необходимости может быть усилена. Так, в ходе подготовки антииракской широкомасштабной операции "Буря в пустыне" американское военное командование численность этой группировки к началу 1991 г. довело до 600 тыс. человек (с учетом коалиционных сил). В конце января 1998 г. в связи с очередным обострением американо–иракских отношений число авианос цев было доведено до трех единиц, включая один англий ский 5.

США контролируют процесс развития военной инфраструктуры стран ССАГПЗ. Так, к 1997 г. при содействии американского инженерного корпуса только в Саудовской Аравии построено или подверглись модернизации около 100 крупных военных объектов, в том числе три авиабазы (Дахран, Таиф, Ха мис–Мушайт), две военно–морские базы (Джидда, Джубейла), ряд военных городков и другие объекты. Продолжается создание единой системы ПВО в рамках ССАГПЗ. США проявляют активную деятельность в странах ССАГПЗ по подготовке военных кадров, а также проведению совместных учений и маневров. В укреплении военно–экономических позиций в регионе США и их союзники особое место отводят Саудовской Аравии как центра силы на БСВ, как одного из крупных центров исламской религии, усиливающих ее лидирующую роль особенно в рамках ССАГПЗ. Более того, Эр–Рияд продолжает придерживаться в основном односторонней ориентации на США. Эти факторы используются Вашингтоном в качестве механизма наращивания своих позиций как в Саудовской Аравии, так и не без содействия саудовцев в остальных странах Совета.

Усилиями прежде всего США страны ССАГПЗ прямо или косвенно продолжают превращаться в опорные пункты НАТО. В этом процессе принимают участие Великобритания, Франция, Германия, Италия. Это во многом инициируется ус ловиями заключенных военных соглашений со странами Совета, в преамбуле которых определяется необходимостью обеспечения национальной безопасности, что обусловливает в случае чрезвычайной обстановки использование тер риторий указанных стран и их инфраструктуры в военном отношении6. Широкомасштабное использование США и их партнерами территорий стран ССАГПЗ в качестве опорных пунктов имело место в ходе ирано–иракской войны и особенно войны в Персидском заливе. Так, в ходе военных действий в Заливе на территории Саудовской Аравии была сосредоточена основная часть антииракских коалиционных сил, в основном американских. Также активно использовалась территория остальных стран Совета. К началу воздушной и наземной операций против Ирака в странах ССАГПЗ и в акватории Залива было сосредоточено около 600 тыс. военнослужащих США, Великобритании и Франции. Однако основная часть их была представлена американским военным контингентом (около 500 тыс. человек), которая имела 2600 танков, до 14 тыс. орудий полевой артиллерии, более 2300 пусковых установок ПТУР, свыше 300 зенитно–ракетных комплексов, около 600 противотанковых вертолетов, свыше 1000 боевых самолетов, более 100 боевых кораблей различного класса, в том числе шесть ударных авианосцев. Военная инфраструктура стран ССАГПЗ была максимально использована США также в ходе массированных ракетно–бомбовых ударов по стратегическим объектам Ирака в январе–феврале 1991 г. и в начале сентября 1996 г. в ходе очередного военного демарша Багдада.

Опыт создания коалиционных сил, основной и главной ударной силой которых явились США и их союзники по НАТО, свидетельствуют о фактическом расширении границ "зоны ответственности" североатлантического альянса на его южном фланге. Наряду с этим прослеживается устойчивая тенденция ведущих стран этого альянса, прежде всего США, к закреплению в результате распада Советского Союза и самоликвидации Варшавского Договора монопольного права применения военной силы в любом регионе мира, в том числе Ближнего и Среднего Востока.

В военно–политических планах США немаловажное место отводится Египту. П осле охлаждения советско–египетских отношений и кэмп–девидских с о глашений 1979 г. наметилось американо–египетское сближение. Утвердилась тенден ция к наращиванию военного присутствия США. Вашингтон получил право на основе заключенного соглашения использовать военную инфраструктуру Египта в случае необходимости, в том числе пять авиационных баз, одна из которых в Рас–Бамасе стала служить целям обеспечения переброски американских войск в район БСВ. Этим самым был создан неформальный стратегический союз с США. С 1980 г. на территории Египта и в акватории омывающих его вод регулярно проводятся совместные американо–египетские учения и маневры. Так, в мае 1997 г. завершились египетско–американские учения под кодовым названием " Привет орла" в Красном море. Цель проводимых маневров и учений – выполнение задач по защите " жизненных" интересов США на БСВ, в том числе и в зоне Персидского залива. Египетские войска в составе антииракских коалиционных сил принимали участие в войне против Ирака. Все это обусловливает превращение Египта в опорный пункт США как на БСВ, так и в бассейне Средиземного моря.

США в ходе осуществления геополитической стратегии рассматривают Турцию и Израиль в качестве форпоста в регионе БСВ. Роль и место Турции во внешней политике Вашингтона определяется ее членством в НАТО. США признают военно–стратегическое значение этих стран, и с ними налажены тесные военно–экономические и военно–политические отношения. Под влиянием Вашингтона Турция была готова совместно с американским военным контингентом принять участие в операции "Буря в пустыне". Анкара предоставила в 1997 г. возможность самолетам американских и английских военно–воздушных сил продолжить использование турецких авиабаз для контроля воздушного пространства и техники Северного Ирака. Соединенные Штаты проводят политику двойного стандарта по отношению к Анкаре, оккупировавшей в свое время северную часть Кипра и придерживающейся силового решения межгосударственных территориальных проблем. Такой же политики придерживаются США и по отношению Израиля в ходе решения ближневосточной проблемы.

Более того, США, рассматривая Израиль как важного военно–политического союзника, распространили на него все основные программы финансово–экономической и военной помощи. Продолжает действовать американо–израильское соглашение 1961 г. о стратегическом сотрудничестве, фактиче ски оформившее военно–политический союз между ними. Вашингтон поддерживает концепцию Израиля о "стратегическом сдерживании и активной обороне", основанной на перспективах обстановки на БСВ. В соответствии с этой концепцией, по сообщению израильской газеты "Едиот ахронот", существует возможность нанесения ядерных ударов по странам – вероятным противникам. Среди них называются Ливия, Сирия, Иран, Ирак, на которые, согласно британскому журналу "ДжейнсИнтеллидженс Ревью", уже нацелены израильские баллистические ракеты "Иерихон–2", оснащенные ядерными боеголовками. Завершена разработка американо–израильского договора о совместной противоракетной обороне, направленный в основном против Ирака, Сирии и Ирана. Договором предусмотрено создание совместного координационного центра, обмен разведывательной информацией, разработка противоракетных систем. США продолжают поддерживать качественное превосходство вооруженных сил Израиля над вероятными противниками. В интересах Израиля США удалось расколоть единство арабов в антиизраильском противостоянии реализацией кэмп–девидских соглашений. Вашингтон в ходе преднамеренно массированной операции против Ирака в ходе войны в Заливе практически ликвидировал основу военного потенциала страны и тем самым вывел из конфронтации с Тель–Авивом главную ударную силу антиизраильской арабской коалиции. Как утверждают западные аналитики, именно это явилось основой разработанной в США военного сценария. США продолжают содействовать в наращивании военной инфраструктуры Израиля. Среди объектов инфраструктуры важное место отводится строительству складских помещений для хранения поступающего американского оружия и военной техники. Особенность складских запасов, создаваемых на территории страны в том, что ими может воспользоваться израильская армия, но лишь с согласия Пентагона8.

В наращивании военной мощи Израиля оказывают содействие и другие страны НАТО. Так, в начале 90–х годов было подписано израильско–французское соглашение о взаимодействии оборонных ведомств в области военных технологий и разработок современных систем вооружений. Развиваются также израильско–турецкие отношения в военной сфере. Так, в 1996 г. было подписано двустороннее военно–техническое соглашение. Оно предусматривает, помимо всего прочего, проведение совместных учений, обмен информацией разведывательного и военно–технического характера, предоставления права командованию ВВС Израиля использовать воздушное пространство Турции для совершения учебно–тренировочных полетов, а также турецкие военно–морские базы израильскими боевыми кораблями.

Процесс расширения сферы влияния стран НАТО будут продолжать оказывать деструктивное влияние на военно–политическую обстановку в регионе с непредсказуемыми последствиями. Это не может не затрагивать интересы России. Отсюда и неизбежность для России активного участия в процессе формирования новой системы международных отношений в регионе, и необходимость ее практического участия во всех событиях на БСВ. В стабильности военно–политической обстановки в регионе заинтересованы также остальные участники СНГ, прежде всего непосредственно граничащие со странами БСВ.

В этих условиях Россия должна заявить о себе как великая держава, имеющая свои интересы в регионе. Восприятие на Западе стремление России к началу позитивных решений как раз и навсегда закрепленную за ней позицию соглашательства должно быть развеяно. В этом нет угрозы новой " холодной войны", противоречий с проблемой обеспечения мира и безопасности как в регионе, так и глобальном уровне.

В этом аспекте Россия и СНГ в целом должны выступать инициатором мероприятий, направленных на обеспечение мира и безопасности на БСВ. К ним в первую очередь, как представляется, следует отнести созыв международной конференции по Ближнему Востоку, установление международного контроля под эгидой СБ ООН в сфере поставок вооружений, а также технологий по производству оружия массового поражения. Необходимо также более активное участие России в ближневосточном урегулировании, максимально используя свой статус коспонсора. В связи с этим небезынтересно отметить позицию Египта по данному вопросу, высказанную президентом Х.Мубараком в ходе его официального визита в Москву в сентябре 1997 г. Он откровенно признал, что хотел бы видеть Москву среди активных спонсоров мирного плана, поскольку ее отсутствие некоторое время в этом неспокойном районе привело к стагнации переговорного процесса. По мнению египетского президента, Россия могла бы играть в данном случае более заметную роль, что послужило бы установлению там более справедливого и разумного баланса сил и интересов.

Однако с учетом многочисленных внутренних проблем эволюции российского государства трудно рассчитывать на быстротечный прорыв в регионе в рассмотренных выше приоритетных сферах. Тем не менее активная и целенаправленная работа на указанных направлениях необходима в интересах создания предпосылок в реализации национальных интересов России на БСВ.


Литературы

экспансия ближний восток военный

1 Егорин А.З. Война за мир на Ближнем Востоке. М., 1995.

2 Рассчитанопо: Military Balance. L., 1996/1997.

3 Подсчитанопо: Military Balance. L., 1981–1997.

4 Зарубежное военное обозрение. 1997, № 1, с. 61; Известия, 05.11.1997.

5 USA Military Statistics.Wash., 1991, c. 824; Известия. 03.02.1998.

6 Компас. 1991, № 214; Middle East, январь, 1993.

7 Глобус. 1997, № 33.

8 Известия. 03.04.1991.

9 Известия. 07.10.1997.