регистрация / вход

Иордано–израильский конфликт и процесс его урегулирования

Исторический путь урегулирования иордано-израильского конфликта: объявление мирной инициативы Дж. Бушем, проведение ряда мировых конференций, создание и работа трехсторонней комиссии по экономическим вопросам, подписание Вашингтонской декларации.

Реферат:

Иордано–израильский конфликт и процесс его урегулирования


Война в Персидском заливе, подтвердившая слабости арабского народа, и резкое ослабление роли в международных делах и на Арабском Востоке подвигли Вашингтон на активные усилия к урегулированию арабо–израильского конфликта и на усиление своего политического присутствия в регионе. Причин тому было несколько. Правительство США почувствовало свою силу на мировой арене и отсутствие политического соперничества ввиду краха коммунистической системы. США ощущали моральную ответственность перед своими арабскими союзниками с тех пор, как они заняли сторону Вашингтона во время войны в Заливе. Кроме того Вашингтон хотел снять с себя раздававшиеся со стороны арабов обвинения в том, что его политика в отношении Израиля и арабских стран – это политика двойных стандартов.

Первый шаг в этом направлении был сделан через несколько дней после окончания наступления на Ирак. 6 марта 1991 г. президент США Дж.Буш объявил о новой мирной инициативе, основанной на 5 принципах, включавших принятие формулы "мир в обмен на землю", заключение соглашений в области безопасности, признание Израиля, обеспечение юридических и политических прав палестинцев1 , а также укрепление мира и стабильности на Ближнем Востоке на базе резолюций № 242 и № 338 Совета Безопасности ООН.

Арабская и израильская стороны по–разному отреагировали на эту инициативу. Израиль в лице своего премьер–министра И.Шамира отверг формулу "мир в обмен на землю". Однако Вашингтон был решительно настроен продвигать мирный процесс. Поэтому государственный секретарь США Дж. Бейкер предпринял ряд поездок по странам региона для проведения консультаций с заинтересованными сторонами, в частности, с Сирией, Иорданией, Египтом и ООП, с одной стороны, и с Израилем – с другой.

Усилия Бейкера были направлены на то, чтобы убедить заинтересованные стороны в необходимости придти к прочному урегулированию как на краткосрочную, так и на отдаленную перспективу. На переговорах с арабскими руководителями Бейкер подчеркивал, что урегулирование, к которому стремится Америка, будет основываться на резолюциях № 242 и 338. Поэтому заинтересованные арабские лидеры согласились на американскую инициативу, считая, что эти резолюции требуют ухода Израиля с оккупированных в 1967 г. территорий.

На наш взгляд, согласие арабов на американскую мирную инициативу объяснялось следующими причинами – нежеланием конфликтовать с Израилем, отсутствием экономических возможностей для противостояния Израилю, сомнениями в возможност и решить проблему на основе резолюций СБ ООН № 242 и № 338.

Иордания действовала в сотрудничестве с ООП. 28 сентября 1991 г. Национальный Совет Палестины, собравшийся на сессию в Алжире, согласился участвовать в мирной конференции. Однако Израиль поставил условие, чтобы палестинцы присутствовали на ней не как самостоятельная сторона, а в рамках единой иордано–палестинской делегации. Иорданская и палестинская стороны пришли к соглашению, чему способствовали усилия ми нистра иностранных дел Иордании. После этого премьер–министр Иордании А. аль–Маджали был назначен главой делегации, а главой палестинской стороны ООП назначила Х. Абдель Шафи2 .

Между тем в Иордании разгорелась острая дискуссия между сторонниками и противниками участия страны в мирной конференции. Около 50 депутатов парламента подписало петицию с требованием вынести вотум недоверия правительству в связи с его намерением принять участие в конференции. Однако король Хусейн положил конец спорам, выступив 12 ноября 1991 г. с обращением к нации – речью, которую можно считать первым документом мирного процесса между Иорданией и Израилем.

В своем выступлении король сказал: "Иордания находится в полублокаде, в ней свирепствуют безработица и голод. Участие в конференции продиктовано тем, что конференция основывается на резолюциях № 242 и № 338, и что справедливый мир является ключом, который откроет перед нами путь к лучшему будущему"3 .

В своем обращении король говорил о своей ответственности за судьбы Отечества, за его безопасность и благополучие его граждан, за справедливый и прочный мир.

Иорданский народ тогда поддержал речь короля. Тому было несколько причин. Большую роль сыграла надежда на то, что мир будет справедливым, гарантирующим права всех сторон с соблюдением каждой из них принятых на себя обязательств.

Важно, что Иордания приняла решение участвовать в конференции лишь после того, как аналогичное решение приняла ООП.

Наконец, иорданский народ продемонстрировал уважение к своему лидеру, особенно важное в такой трудный момент.

Кроме того была уверенность в поддержке США и некоторых богатых арабских стран тому курсу, который провозгласил король.

Народ верил в право каждого жителя оккупированных территорий на возвращение и полный возврат этих территорий под суверенитет Иордании и стремился помочь своим братьям.

Спустя два дня после проведения Национального конгресса в Аммане Бейкер прибыл в иорданскую столицу и заявил, что усилия США позволили добиться от мирового сообщества предоставления Иордании в 1992 г. помощи в размере 1,3 млрд. долл.4 . Известие об обещанной помощи прозвучало в тот момент, когда внешний долг страны достиг 8,3 млрд. долл., а приток 300 тыс. беженцев из Кувейта и других стран Залива, вызванный войной, поставил общество и экономику на грань кризиса. Кроме того, Бейкер объявил, что Саудовская Аравия сняла запрет на проезд через ее территорию иорданских грузовиков, что открывало для продукции иорданского сельского хозяйства доступ на рынки Персидского Залива, а значит, и способствовало выходу из кризиса.

Когда все условия для проведения мирного Форума созрели, лидеры двух великих держав – СССР и США – 19 октября направили правительствам Иордании, Сирии, Ливана, Египта и Израиля, а также ООП, приглашение участвовать в мирной конференции, открывавшейся 30 октября 1990 г. в столице Испании5 .

Как уже отмечалось, Иордания откликнулась на этот призыв после обращения короля Хусейна и поддержки, оказанной ему большинством граждан страны. На заседании совета министров Иордании было решено принять предложение, исходя из приверженности нормам международного права и положениям резолюций СБ ООН № 242 и № 338. Совмин принял решение направить в Мадрид совместную иордано–палестинскую делегацию, исходя из того, что конференция явится реальным шансом на достижение желанного справедливого мира.

Мадридская конференция открылась 30 октября 1991 г. под председательством Дж.Буша и М.Горбачева. В ней участвовали делегации от США и СССР (страны–сопредседатели) во главе с госсекретарем Дж.Бейкером и министром иностранных дел Б.Панкиным, а также представители непосредственно заинтересованные стран, в т. ч. Иордании и Палестины, во главе с министром иностранных дел Иордании К. Абу Джабером, Сирии (Фарук аш–Шараа), Ливана (Фарис Буэйз), Египта (Амр Муса), Израиля (Ицхак Шамир).

На конференции присутствовали /в качестве наблюдателей/ делегации Совета сотрудничества арабских стран Персидского Залива и Совета Союза Арабского Магриба, которые своим присутствием хотели поддержать перечисленные страны в их мирных устремлениях6 .

Работа конференции началась с выступлений её сопредседателей. Президент Буш заявил, что резолюции № 242 и № 338 являются основой будущих переговоров. Он заявил также о необходимости дать палестинскому народу реальную возможность определять свою жизнь и судьбу. Со своей стороны, президент Горбачев заявил, что участие в конференции двух великих держав продиктовано не желанием навязать какое–то решение конфликта, а стремлением приложить все усилия к достижению мира. Он также сказал, что этот мир означает уважение права палестинского народа.

Что касается позиции Иордании, то ее высказал в своем выступлении министр иностранных дел страны, который заявил, что эта позиция диктуется следующими главными императивами.

Поиском такого урегулирования, которое поддержали бы арабские государства, международное сообщество и палестинцы;

Ожиданиям Иордании, что она не столкнется с неконструктивными подходами и политикой "двойных стандартов";

Взаимоувязанностью проблем Иордании и палестинской проблемы и стремлением Иордании выступать за подлинный, честный мир, который позволит разрушить стены ненависти и вражды;

Намерением добиться ухода израильских войск со всех иорданских, палестинских, сирийских и ливанских территорий, оккупированных 6 июня 1967 г.;

Обязательностью возвращения арабского Иерусалима под арабский суверенитет;

Необходимостью удаления израильских поселений с оккупированных территорий и предоставлением палестинцам права на самоопределение на родной земле – в Палестине7 .

Позицию Израиля высказал в своей жесткой по тону речи И.Шамир. Он призвал арабов признать существование Израиля и прекратить интифаду; он не сказал ни слова об уходе с арабских земель или прекращении строительства поселений. Первый этап работы конференции продлился три дня. В третий день Шамир не участвовал в заседаниях: по религиозным причинам он отбыл в Израиль8 .

Следует отметить, что стратегическое содержание мирного урегулирования, как его понимает Израиль, не сводится к одному лишь признанию факта существования Израиля и изменению поведения арабов в отношении его или третьей стороны, способной оказывать на него влияние. Оно включает в себя также удовлетворение требований безопасности и претензий территориального характера.

Израильская концепция безопасности, зародившаяся еще в 50–е годы и с тех пор претерпевшая определенную эволюцию, первоначально основывалась на серии постулатов, в том числе на создании эффективной силы сдерживания, недопущении образования враждебного арабского союза, инициативе в наступлении со скорейшим переносом боевых действий на территорию противника, молниеносной войне.

После 1967 г. в концепцию были внесены новые понятия, такие как "стратегическая глубина" и "защищаемые границы". После октябрьской войны 1973 г. израильская концепция безопасности была в очередной раз скорректирована. Из концепции, основанной на контроле над территориями и границами с арабскими странами она превратилась в концепцию качественного стратегического контроля над территориями в условиях политического урегулирования, при котором арабские страны оказываются разоруженными; и в самом деле, уровни вооруженности этих стран и Израиля несопоставимы9 .

Экстремистский тон выступления И.Шамира на конференции проистекал из сути его политики "безопасности прежде всего", предусматривавшей признание Израиля всеми странами региона. При этом игнорировался тот факт, что безопасность достигается лишь путем установления мира, приемлемого для всех сторон. Гарантии безопасности должны получить и арабские государства, а мир возможен лишь после возвращения оккупированных в 1967 г. и позднее территорий. Должны быть признаны законные права палестинского народа на самоопределение и создание своего собственного государства. Отсюда и экстремистские нотки в речи Шамира: Израиль не желает "мира в обмен на землю", но стремится, судя по словам Шамира, обеспечить себе безопасность и признание, опираясь на силу, потенциал которой должен заставить арабов признать Израиль и его право на безопасное существование. Кроме того, Израиль опасается роста интифады и усиления ее мощи, т.к. интифада являлась сильным козырем в политических переговорах между палестинцами и израильтянами.

Второй этап работы конференции начался 3 ноября 1991 г. с двусторонних встреч между арабскими делегациями, с одной стороны, и делегацией Израиля – с другой. Израильская делегация потребовала, чтобы двусторонние переговоры проходили в арабских странах и Израиле, однако иорданские и палестинские представители с этим требованием не согласились. В результате арабская и израильская делегация пришли к соглашению о том, что переговоры возобновятся через три недели (при этом, однако, не было достигнуто согласия о месте проведения переговоров).

На следующий день, 4 ноября, Израиль объявил о строительстве нового поселения на Голанах и о планах строительства еще одного поселения на Западном берегу реки Иордан. После этого некоторые арабские страны (в частности, Ливия) стали выступать с критикой самого факта проведения конференции, а НФОП и ДФОП объявили о выходе из Исполкома ООП; с аналогичным заявлением выступило и движение Хамас10 .

Последовал новый шаг со стороны СМ и СССР, призвавших начать переговоры между Израилем и заинтересованными арабскими странами 4 декабря 1991 г. Иорданское правительство откликнулось на этот призыв и назначило аль–Маджали главой иорданской делегации. Однако, Израиль не согласился с тем, чтобы дату переговоров назначали две великие державы без предварительной консультации с ним и поставил четыре условия для возобновления переговоров. Это проведение переговоров по процедуре, невмешательство США в детали переговоров, перенос переговоров на Ближний Восток, отнесение ранее установленной даты переговоров на более поздний срок.

Израиль не направил ко времени свою делегацию и объявил, что она прибудет 9 декабря (в знак протеста против американского вмешательства). Четыре арабские делегации (иорданская, сирийская, ливанская и палестинская) 4 декабря прибыли в здание госдепартамента США в Вашингтоне, но из–за неявки израильской делегации решила уехать. Арабская делегация объявила, что она прибудет на встречу 10 декабря, а не 9–го, как постановил Израиль. Однако "Израильская делегация заявила, что она не вступит в раздельный диалог с иорданскими и палестинскими представителями. Повторная встреча состоялась в том же месте 3 декабря. А 28 января в Москве открылся третий этап работы конференции. Результатом двухдневных переговоров было создание пяти рабочих комиссий: по экономическим вопросам, водным ресурсам, контролю над вооружениями, беженцам и по экологическим проблемам11 .

После того, как власть в Израиле перешла к лейбористскому правительству во главе с И.Рабином (пришедшим на смену ликудовскому правительству И.Шамира), арабская и израильская делегация возобновили переговоры в Вашингтоне 4 августа 1992 г. Когда аль–Маджали занял пост премьер–министра Иордании (29 мая 1993 г.), главой иорданской делегации на переговорах был назначен ат–Тарауна – посол Иордании в Вашингтоне.

14 сентября 1993 г. в Вашингтоне в торжественной обстановке был подписан совместный иордано–израильский рабочий график мирных переговоров. С иорданской стороны его подписал глава делегации Ф.ат–Тарауна, с израильской – Э.Рубинштейн. Текст документа включал следующие пункты:

Достижение справедливого и прочного мира между арабскими странами и Израилем.

Поиск путей к достижению урегулирования на основе резолюций Совета Безопасности ООН № 242 и № 338, обеспечение безопасности и отказ от использования силы, обеспечение права каждой стороны на свою долю водных запасов, справедливое решение проблемы беженцев, решение территориальной проблемы и соблюдение международно признанных границ, поиск путей дальнейшего двухстороннего сотрудничества12 .

Цели, которые ставила перед собой Иордания, поднимая вопросы о безопасности, границах, водных ресурсах и беженцах, определялись рядом обстоятельств.

Иордания страдает от дефицита водных ресурсов, усугубляемого высокой рождаемостью в стране. Поэтому Иордания решила покрыть этот дефицит за счет использования подземных вод.

Часть иорданских земель оккупирована Израилем: это 830 донумов в районе р. Иордан (в месте впадения в нее р. Ярмук), захваченные в ходе войны 1949 г., а также приграничная полоса площадью в 380 кв. км, занятая Израилем в 1967 г.

Остро стоит перед Иорданией и проблема палестинских беженцев: Иордания – страна, принявшая на своей территории наибольшее число изгнанных из мест проживания арабов.

Важный шаг на пути к миру был сделан в 1993 г. в результате встречи между принцем Хасаном и министром иностранных дел Израиля Пересом в присутствии американского президента. В итоге была создана трехсторонняя (иордано–израильско–американская) комиссия по экономическим вопросам. Она провела несколько заседаний, на которых обсуждались пункты рабочего графика и проект развития долины р. Иордан.

2 ноября 1994 г., после второй встречи между принцем Хасаном, израильским министром иностранных дел и президентом США Клинтоном, была принята трехсторонняя декларация, содержание которой знаменовало наступление важного этапа в мирном процессе13 .

Он был связан с образованием трехсторонней (американо–иордано–израильской) комиссии по экономическим вопросам.

С подтверждением важности проведения экономической конференции в верхах стран Ближнего Востока и Северной Африки, которая намечалась в Касабланке.

С поиском возможностей для создания свободной экономической зоны (СЭЗ) в Акабе и Эйлате, функционирующей на принципах свободного обмена товарами между Иорданией и Израилем.

С Созданием морской "зоны мира" на Красном море при поддержке американского специального фонда, созданного в рамках Комитета по океанам, здравоохранению и охране окружающей среды при государственном департаменте США.

С созданием в Акабе и Эйлате свободной туристической зоны, которую могли бы посещать граждане Иордании, Израиля и других стран.

После американской декларации, опубликованной 2 ноября 1994 г. и после встречи между принцем Хасаном, Ш.Пересом и Б.Клинтоном в мирном процессе стало заметно обозначаться американское присутствие" (отраженное, в частности, в пунктах 1 и 2). Таким образом, США становились как бы "свидетелем" и "арбитром" в трудных ситуациях, а также могли проводить свои интересы в регионе, о чем Вашингтон начал усиленно заботиться после распада СССР. Что касается встречаемого во втором пункте документа упоминания о важности проведения экономической встречи в верхах в Касабланке, то в данном случае речь идет об экономической роли США как экономического "соперника" европейских стран.

Упоминание о создании СЭЗ касающееся экономических интересов стран региона, предполагает, что региональный рынок будет функционировать на принципах свободной экономики, но не с европейского, а с американского "благословения".

Что касается экономического содержания иордано–израильского мирного соглашения, то, согласно израильской точке зрения, оно необходимо для укрепления мира в той мере, в какой последний отвечает экономическим потребностям страны. И если обеспечение безопасности, разоружение и стратегическое партнерство с США являются необходимыми гарантиями для установления мира, то свободное продвижение товаров представляет собой единственную приемлемую для Израиля основу мирного процесса. Как можно заметить, все прошлые войны Израиля с арабами велись им не только для достижения военных целей, но также и для решения экономических задач. Можно считает, что "экономический мир" между Израилем и арабами вообще, и Иорданией в частности, предусматривает устранение барьеров между Израилем и арабскими странами, свободное перемещ ение товаров, услуг и рабочей силы – будь то в рамках ближневосточного общего рынка или общего рынка стран средиземноморского бас сейна – арабских и европейских. При этом у всех стран будет свой "профиль". Так, Иордания будет специализироваться на туризме и привлечении иностранных инвестиций; возможны совместные иордано–израильские проекты в области добычи полезных ископаемых в Мертвом море, в производстве фосфатов, прокладки железнодорожных коммуникаций между двумя странами, сотрудничество в развитии портов Эйлат и Акаба, а также сети сухопутных сообщений между Израилем и Иорданией. Израиль же будет специализироваться на высокоточной электронике, производстве современного оборудования, изделий химической промышленности, создании медицинских и измерительных приборов. В будущем развитие экономики будет происходить на основе сочетания израильского опыта с привлечением арабских капиталов и ресурсов.

Главным экономическим "измерением" мира между Израилем и его соседями является стабильность, помогающая не превышать сложившиеся уровни военных бюджетов и направлять больше средств на развитие производства.

Исторический поворот произошел 15 июля 1994 г., когда в Аммане было объявлено, что король Хусейн принял приглашение американского президента ему и израильскому премьер–министру И.Рабину приехать в Вашингтон, встретиться с ним 25 июля и выступить в конгрессе США на совместном заседании двух палат.

После того как король Хусейн объявил об этом своем решении, совет министров Иордании 16 июля постановил образовать иорданскую делегацию во главе с Ф. ат–Тарауной для участия в двусторонних переговорах14 .

Интенсивный переговорный процесс между сторонами начался 18 июля; на линии прекращения огня (севернее Акабы) состоялась встреча, продолжавшаяся два дня. Было объявлено, что следующие встречи будет происходить поочередно на иорданской и на израильской стороне.

За этим событием последовала встреча министров иностранных дел трех стран. Ее участники объявили о подготовке генерального плана по развитию долины р. Иордан, который должен был быть представлен на Вашингтонском совещании на высшем уровне.

Следует отметить, что иорданская делегация на переговорах состояла в основном из выходцев из Восточной Иордании. Сам король отбирал членов делегации из представителей влиятельных родов, стремясь, во–первых, обеспечить максимальную народную поддержку мирным инициативам, а во–вторых, – продемонстрировать, что в переговорах участвуют коренные иорданцы.

Утром 25 июля 1994 г. в Белом Доме состоялась историческая встреча между королем Хусейном и И. Рабином в присутствии президента Клинтона. В начале встречи лидеры обменялись рукопожатием. Затем каждый из них произнес речь, в которой выразил свои чувства в связи с происходящим событием. Обращаясь к И. Рабину, король Хусейн сказал: "Вы – наши партнеры в стремлении построить новое будущее для нашего региона, для всех наших народов и для всего человечества". Рабин в своем выступлении сказал, что обмен рукопожатием между ним и королем Хусейном "означает, что народы Иордании и Израиля больше не поднимут оружия друг против друга"15 . израильский конфликт вашингтонский декларация конференция

Затем Хусейн и Рабин подписали документ, известный как Вашингтонская декларация. В его тексте говорилось о прекращении состояния войны между Иорданией и Израилем и об установлении справедливого и всеобъемлющего мира. Документ зафиксировал ряд принципов, призванных содействовать успешному выполнению иордано–израильского рабочего графика. Среди основополагающих положений – стремление к достижению справедливого, прочного и всеобъемлющего мира между Израилем и его соседями. Продолжение переговоров по достижению урегулирования на основе резолюций № 242 и № 338. Уважение исторической роли Иордании в мусульманских районах Иерусалима в настоящее время и в будущем. Признание сторонами суверенитета, территориальной целостности и политической независимости друг друга. Достижение прочной безопасности, развитие добрососедских отношений и неприменение силы.

Декларация также намечала ряд шагов, направленных на преодоление психологических барьеров и других негативных последствий войны. Было принято решение об установлении прямой телефонной связи между Иорданией и Израилем, о развитии электросети, связывающ ей обе страны, об открытии двух новых пропускных пунктов на иордано–израильской границе. Фиксировалась также возможность свободного передвижение иностранных туристов, начала переговоров по открытию международного воздушного коридора, сотрудничества правоохранительных органов двух стран в борьбе с преступностью и контрабандой наркотиков. Важный пункт касался переговоров по экономическим вопросам, включая вопрос об отмене бойкота Израиля16 .

Король Хусейн и премьер–министр И. Рабин посетили Конгресс США, где каждый из них выступил перед конгрессменами и был встречен аплодисментами. Чрезвычайно важным было выступление короля Хусейна 26 июля 1994 г. Он сказал, что отныне Иордания и Израиль стали партнерами в устройстве будущих судеб народов региона, дабы устранить, по его словам, те "ненормальные условия, в которых жили наши два народа". Израиль и Иордания, подчеркнул король, перешли от состояния войны к состоянию мира, а Иордания осуществила свое суверенное право миротворца. Он заявил, что надеется на успех в совместном продвижении к конечной цели –заключению мирного договора. "Сыны нашего господина Авраама, – добавил король Хусейн, – нуждаются в мире, так как эта земля – место ниспослания небесных религий и колыбель божественного посланничества к человечеству"17 .

Очевидно, что речь короля Хусейна в Конгрессе была, по сути, приглашением к подписанию мирного договора и открывала новую страницу во взаимоотношениях страны с Израилем, поскольку многие члены конгресса были подвержены влиянию сионистского лобби в США.

Что касается И.Рабина, то он в своем выступлении сказал: "Народ Израиля хочет мира так же, как и народ Иордании; иначе я и король Хусейн не стояли бы здесь и не действовали на благо мира". Как могли мы быть врагами, добавил он, так же мы можем стать и друзьями.

Для Иордании было важно, чтобы Израиль предпринял искренние встречные шаги к миру. Со своей стороны, чтобы способствовать устранению психологических барьеров между двумя странами и продемонстрировать искренность миролюбивых устремлений Иордании, король Хусейн, возвращаясь из поездки в США, когда его самолет пролетал через территорию Израиля, позвонил с борта самолета премьер–министру Израиля И.Рабину и высказал свое удовле т ворение тем, что пролетает над землей его страны.

На следующий день Израиль сделал жест доброй воли, начав переброску воды из реки Ярмук в Иорданию через Гурский канал; он также объявил, что в течении двух месяцев таким образом в Иорданию будет перекачано в обшей сложности 4 млн. куб. м воды. 7 августа началась реализация одного из пунктов Вашингтонской декларации – об установлении телефонной связи между Иорданией и Израилем, а король Хусейн переговорил по телефону с главой израильского государства. 8 августа 1994 г. открылся сухопутный пропускной пункт на границе (в Вади Араба) между Акабой и Эйлатом. Это событие сопровождалось торжествами, в которых участвовали принц Хасан, И. Рабин и госсекретарь США.

16 октября 1994 г. король Хусейн встретился с И. Рабином, чтобы обсудить с ним вопросы, связанные с ходом иордано–израильских переговоров (в рамках Вашингтонской декларации), устранить недоговоренности по территориальному и водному спорам, а также подготовить подписание в первом варианте мирного договора между двумя странами. 17 октября в присутствии короля Хусейна и премьер–министра И.Рабина этот договор был подписан. С иорданской стороны документ подписал А. аль–Маджали, с израильской – И. Рабин. 18 октября делегации двух стран вновь встретились в Акабе для обсуждения технических аспектов и временных рамок ухода Израиля с иорданской территории.

Последний тур переговоров начался 2 0 октября, т.е. спустя три года после начала Мадридской конференции. Ход событий ускорился; на 26 октября были назначены торжества по случаю подписания договора в Вади Араба. Приглашения на торжества были направлены многим арабским и иностранным государственным деятелям, в том числе президенту США Б.Клинтону. Итак, мирный договор был заключен. Со стороны Иорданского Хашимитского Королевства его подписал премьер–министр А. аль–Маджали, а со стороны Государства Израиль – премьер–министр И. Рабин. На праздновании было произнесено немало речей, приветствовавших это историческое событие. Президент Клинтон приветствовал лидеров обеих стран и сказал, что США стоят на стороне Иордании и Израиля; министр иностранных дел России приветствовал историческое событие от имени президента Б.Ельцина.

Действительно, это событие знаменовало важный этап в развитии мирного диалога в регионе. Оно стало определенной вехой на пути к преодолению политических завалов, которые мешают достижения взаимопонимания и установлению прочного и справедливого мира между арабскими странами и Израилем.

Однако нельзя упускать из виду тот факт, что все, описанное в этой статье, – лишь один из первых шагов, направленных на устранение вражды и непонимания между двумя общинами. Наверное, предстоит преодолеть еще длинную дистанцию, которая отделяет нынешние события от действительно прочного мира, который может служить общим интересам региона и содействовать его развитию и уверенному продвижению в будущее.


Литература

1. Муса С. История Иордании в XX в. /1958–1995/ Амман, 1996, с. 583;

2. Хейкал М. Война в Заливе. Каир, 1992, с. 499;

3. Авад X. Израильская стратегия нормализации отношений с арабскими странами. – Бейрут, 1968, с.22;

4. Фалех Я. Тенденции развития израильской теории безопасности – Дамаск, 1967, с. 199.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий